Статья 26.21. привлечение заемных средств субъектом российской федерации

Микрофинансовые организации появились в России относительно недавно, и некоторое время практически не регулировались законодательно. Так было до вступления в силу закона № 151-ФЗ «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях». Он начал действовать с января 2011 года.

Закон установил правовые основы осуществления микрофинансовой деятельности, определил порядок регулирования и надзора за деятельностью МФО. Все законодательные лазейки и «белые пятна», выявленные в процессе правоприменительной практики, впоследствии были закрыты поправками, вступившими в силу в марте 2016 года.

Так, МФО были разделены на микрофинансовые (МФК) и микрокредитные (МКК) компании, которые обязали входить в саморегулируемые организации (СРО).

Закон об МФО 2018 года

В декабре 2018 года законодатель начал упорядочивать работу агентств по оформлению быстрых кредитов. Федеральный закон от 27.12.2018 № 554-ФЗ «О внесении изменений в федеральный закон «О потребительском кредите (займе)» и Федеральный закон «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях» установил новые серьёзные ограничения максимальных ставок и лимитов по просрочке.

  • Кроме этого, он ужесточил требования непосредственно к организации деятельности микрофинансистов и коллекторов.
  • Хотя новые правила для сферы микрокредитования были приняты в январе 2019, поправки вступали в силу тремя этапами, чтобы микрофинансовый рынок успел постепенно перестроиться под новые правила.
  • Поправки, вступившие в силу с 28 января 2019 года:
  • Выделен особняком тип микрозайма без обеспечения. Его параметры: до 10 000 рублей, выдается на 15 суток без права пролонгации. Совокупный размер переплаты не должен превышать 30% от тела займа, соответственно, максимальная сумма процентов в день не может быть более 200 руб., а объем процентов — не более 3000 руб. Неустойка за просрочку составляет 0,1% в день от суммы непогашенного долга.
  • Максимальная ставка за день пользования микрозаймом ограничена до 1,5% в сутки.
  • Для займов на период до 1 года установлен максимальный лимит: общая задолженность может увеличиться до 2,5 раза от суммы, полученной взаймы; причем в этот лимит входят проценты, комиссии, дополнительные платежи и пени.
  • Ужесточены правила деятельности МФО: заключать договоры по микрокредитованию имеют право лица, официально оформившие деятельность как предоставление займов потребителям. То есть кредитор должен зарегистрироваться в профильном госреестре, который ведет Центробанк. Если эти условия не были выполнены на момент заключения договора с заемщиком, то кредитор не сможет обратиться в суд и требовать возврата займа в судебном и любом ином порядке.
  • Ужесточены правила деятельности коллекторских агентств: покупателем задолженности теперь может выступить только коллекторское агентство, имеющее лицензию и включенное в госреестр, который ведет ФССП. Однако есть исключение: физическое лицо тоже может выкупить просроченный долг. Но на это требуется письменное согласие заемщика. Эта поправка направлена на пресечение деятельности «черных коллекторов».

Поправки, вступившие в силу с 1 июля 2019 года, новелл не содержали, а лишь снижали принятые предыдущим пакетом лимиты:

  • предельную суточную ставку по займу до 1% (было 1,5%);
  • максимальную сумму долговых обязательств — до 2-х кратного объема к первоначальному займу (было 2,5%).

Поправки, вступившие в силу с 1 января 2020 года, также уменьшили коэффициент общей переплаты по итогу займа.

Теперь микрофинансовая организация может требовать с заемщика сумму, не более чем в 1,5 раза превышающую первоначальную сумму заемных средств. Причем в сумму максимальной выплаты включены дополнительные платежи, проценты, штрафы и пени.

Таким образом эти законодательные изменения были приняты с целью защитить заемщиков.

Считаете, что переплачиваете по займу? Закажите звонок юриста

Изменения в законе, начавшие работать с 2021 года:

  • определен отдельный тип микрозайма — до 10 000 рублей, обладающий собственными ограничениями по переплате.
  • ограничены проценты по займу для микрокредитов — 1% в день или максимальный процент по займу 365% в год. Эта норма введена для того, чтобы препятствовать начислению «процентов на проценты» — долг не будет расти в геометрической прогрессии;
  • ограничен процент предельных штрафов — размер начислений привязан к размеру займа и составляет не более 100% от него;

Однако при этом заемщикам следует учитывать, что эти ограничения не имеют обратной силы.

Это значит, что договора, заключенные с МФО в предыдущие сроки, не подчиняются новым правилам. Они регламентируются теми нормами, которые действовали в момент их подписания.

Предоставление займов на систематической основе

Может ли организация (ООО), не имеющая оборота по основной деятельности, выдавать займы за вознаграждение фиксированной суммой? При этом в уставе этого не прописано.

В соответствии со ст. 819 ГК РФ по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

По договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором (ст. 834 ГК РФ).

Право на привлечение денежных средств во вклады имеют банки, которым такое право предоставлено в соответствии с разрешением (лицензией), выданным в порядке, установленном в соответствии с законом (ст. 835 ГК РФ).

Ст. 1 Федерального закона от 02.12.1990 г.

№ 395-1 «О банках и банковской деятельности» установлено, что кредитная организация – это юридическое лицо, которое для извлечения прибыли как основной цели своей деятельности на основании специального разрешения (лицензии) Центрального банка РФ имеет право осуществлять банковские операции, предусмотренные настоящим Федеральным законом.

За осуществление банковской деятельности (банковских операций) без регистрации или без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение (лицензия) обязательно, если это деяние причинило крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо сопряжено с извлечением дохода в крупном размере, ст.

 172 УК РФ установлена уголовная ответственность в виде штрафа в размере от 100 000 до 300 000 рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо принудительных работ на срок до четырех лет, либо лишения свободы на срок до четырех лет со штрафом в размере до 80 000 рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового.

Согласно ст. 807 ГК РФ по договору займа одна сторона (зай­модавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества.

Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

Если иное не предусмотрено законом или договором займа, займодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором (ст. 809 ГК РФ).

К отношениям по кредитному договору применяются правила, предусмотренные параграфом 1 «Заем» главы 42 «Заем и кредит» ГК РФ, если иное не предусмотрено правилами параграфа 2 «Кредит» и не вытекает из существа кредитного договора.

Поэтому важно определить различия между деятельностью по выдаче займов и деятельностью по предоставлению кре­дитов.

В п. 4 Информационного письма от 10.08.1994 г.

№ С1-7/ОП-555 ВАС РФ указал, что когда одна организация передает заемщику свои свободные средства по договору займа, а последний обязуется возвратить эту сумму, и такая деятельность прямо не запрещена законом и не носит систематического характера, получение лицензии не требуется, в том числе и в случае предоставления займа на условиях уплаты определенных процентов.

То есть, чтобы деятельность по выдаче займов не была признана незаконной банковской деятельностью, эта деятельность не должна носить систематический характер.

Как разъяснил ФАС Уральского округа в постановлении от 08.12.2010 г. № Ф09-7808/10-С5, действующее законодательство не предусматривает необходимости получения организацией лицензии при осуществлении деятельности по предоставлению займов.

  • Круг лиц, обладающих правом предоставления заемных денежных средств, законодательно не ограничен.
  • Кроме того, деятельность организации, связанная с выдачей займа, не может быть признана банковской деятельностью только на основании установления факта предоставления такой организацией заемных денежных средств иным лицам с получением при этом процентов за пользование займом.
  • Необходимо также учитывать, что банковская деятельность, для осуществления которой необходимо получение специального разрешения (лицензии), не ограничивается только выдачей заемных денежных средств.
  • При квалификации деятельности по предоставлению заемных денежных средств суд исходит из признаков систематичности.
  • Если систематическое осуществление деятельности по выдаче займов не доказано, то такая деятельность не признается деятельностью, для осуществления которой требуется специальное разрешение (лицензия).
  • Если Ваша организация не осуществляет больше никаких видов деятельности, то деятельность по выдаче займов может быть признана систематической.
  • Со всеми вытекающими последствиями.
  • В то же время в других постановлениях ФАС Уральского округа указывает, что из содержания Федерального закона «О банках и банковской деятельности» не следует, что деятельность по предоставлению займов относится исключительно к банковской деятельности и ограничивает состав субъектов договора займа.
Читайте также:  Статья 10. государственная экологическая экспертиза

В противном случае запрет взаимного предоставления денежных средств в заем юридическими лицами в условиях свободы договоров (ст. 421 ГК РФ) делает невозможным выполнение названного выше условия, исключает получение стороной прибыли, являющейся основной целью создания юридического лица (коммерческой организации) в силу п. 1 ст. 50 ГК РФ.

Кроме того, неоднократное предоставление юридическим лицом займов не является квалифицирующим признаком, свидетельствующим о деятельности общества как кредитной организации (постановление от 11.10.2010 г. № Ф09-7797/10-С5).

Нелегальные займы — ответственность и пути выхода

Проблемы кредитования сегодня существуют у многих компаний, что связано с отсутствием свободных средств и достаточно высокими процентными ставками в банках. В результате приходится обращаться в организации, которые предоставляют займы нелегально, причем даже тем компаниям, которые имеют значительные проблемы с заимствованиями.

Административная ответственность за нелегальные займы

  • Нелегальные кредиты и займы могут негативно отразиться как на заемщике, так и на займодавце.
  • Для заемщика нелегальные займы могут обернуться административной ответственностью.
  • Согласно статье 14.11 КоАП РФ получение кредита или займа либо льготных условий кредитования путем представления банку или иному кредитору заведомо ложных сведений о своем хозяйственном положении либо финансовом состоянии — влечет наложение административного штрафа:
  • на граждан в размере от 1 000 до 2 000 рублей;
  • на должностных лиц — от 2 000 тысяч до 3 000 рублей;
  • на юридических лиц — от 20 000 до 30 000 рублей.

Для займодавца выдача подобных кредитов может повлечь уголовную ответственность.

На основании статьи 172 УК РФ осуществление банковской деятельности (банковских операций) без регистрации или без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение обязательно, если это деяние причинило крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо сопряжено с извлечением дохода в крупном размере, — наказывается:

  • штрафом в размере от 100 000 до 300 000 рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от 1 года до 2 лет,
  • либо принудительными работами на срок до 4 лет,
  • либо лишением свободы на срок до 4 лет со штрафом в размере до 80 000 рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового.

Административная и уголовная ответственность в судебной практике

Справедливости ради необходимо отметить, что ответственность за нелегальные займы и кредиты наступает не так часто. Заемщик часто действует на свой страх и риск, получая финансирование из неизвестных источников. Результат подобных заимствований может вылиться просто в потерю или рейдерский захват бизнеса.

Но есть и примеры судебной практики в части привлечения к административной ответственности. В качестве примера возможно привести Постановление Суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 21.02.2014 по делу N 4А-779/2013.

Административная ответственность юридических лиц и предпринимателей

Общие основания административной ответственности юридических лиц и предпринимателей

            Российская Федерация далеко не первое государство, где широко применяется институт административной ответственности юридических лиц и предпринимателей (в тех странах, где разделяется статус юридических лиц и лиц, занимающихся бизнесом персонально).

В Европе нет ни одного государства, в котором бы в повседневной правоприменительной практике не подтверждалась значимость и эффективность данного института.

Закономерно поэтому, что и КоАП РФ проявляет к нему повышенное внимание, признавая юридических лиц и предпринимателей субъектами значительного количества административных правонарушений, связанных с несоблюдением установленных правил в области промышленности и энергетики, связи и информации, предпринимательской деятельности, антимонопольного законодательства, финансов, налогов и сборов, рынка ценных бумаг, таможенного дела, транспорта, экологии и многих других.

            Правовой статус юридического лица в административно-деликтных отношениях имеет существенные особенности, наличие которых обусловило выделение в КоАП РФ ряда специальных норм, характеризующих специфику административной ответственности этой группы субъектов. Укажем на некоторые черты этой специфики.

            1. В основе понятия юридического лица как субъекта административного правонарушения лежит гражданско-правовое определение данной правовой категории, сформулированное в ГК РФ (статьи 48 и 51 ГК РФ). Обязательным признаком юридического лица в таких отношениях является наличие у него гражданской правосубъектности. Из этого следует два важных вывода.

            Во-первых, не любая организация, обладающая гражданской правосубъектностью, может быть субъектом административной ответственности.

В частности, не являются таковыми общественные объединения, не зарегистрированные в качестве юридического лица (например, религиозные группы), международные организации, их филиалы и представительства, работающие на территории Российской Федерации, а также филиалы и представительства российских юридических лиц.

  •             Во-вторых, административная ответственность юридических лиц распространяется не только на хозяйствующих субъектов, но и на субъектов публичного права, имеющих статус юридического лица.
  •             Речь идет о различных публично-правовых образованиях, главным предназначением которых является не участие в гражданском обороте и не осуществление предпринимательской деятельности, а решение задач общественного характера либо путем различных форм общественной самодеятельности, либо путем реализации властных полномочий публичного управления.
  •             Можно выделить две группы таких субъектов:
  •             •организации, которые упоминаются в качестве юридических лиц в ГК РФ;
  •             •организации, которые в качестве юридических лиц в ГК РФ не упоминаются и приобретают данный статус на основании иных нормативных правовых актов.

            К первой группе можно отнести некоторые общественные объединения и учреждения, в том числе профсоюзы, политические партии, государственные и муниципальные учреждения: образовательные учреждения культуры, здравоохранения, научно-исследовательские институты, государственные университеты и т.п.

            Во вторую группу входят, в частности, федеральные органы исполнительной власти и их территориальные органы (за исключением Правительства РФ, которое в соответствии с Федеральным конституционным законом от 17 декабря 1997 г.

Читайте также:  Глава V. Заключительные положения

№ 2-ФКЗ «О Правительстве Российской Федерации» не имеет статуса юридического лица); иные государственные органы, например Счетная палата, Центральная избирательная комиссия, а также представительные и исполнительные органы субъектов РФ, такие же органы местного самоуправления (подробнее см.

: «Рассмотрение в судах общей юрисдикции дел об административных правонарушениях» (Панкова О.В., под ред. О.А. Егоровой, «Статут», 2014)).

            Кроме того, в качестве юридических лиц публичного права следует рассматривать саморегулируемые организации, осуществляющие государственные функции по оказанию государственных услуг.

            2. Юридические лица подлежат административной ответственности только тогда, когда это предусмотрено статьями Особенной части КоАП РФ или законами субъектов РФ (ч. 1 ст. 2.10 КоАП РФ). Это универсальное правило исключений попросту не знает.

            3.

В случае если в санкции статьи, устанавливающей административную ответственность, прямо не указано, что она применяется только к физическому лицу или только к юридическому лицу, данные нормы в равной мере действуют в отношении и физического, и юридического лица, за исключением случаев, если по смыслу данные нормы относятся и могут быть применены только к физическому лицу (ч. 2 ст. 2.10 КоАП РФ).

            4. Из десяти видов административных наказаний, предусмотренных ст. 3.2 КоАП РФ, к юридическим лицам могут применяться только четыре: предупреждение, административный штраф, конфискация орудия совершения или предмета административного правонарушения, административное приостановление деятельности.

            Наиболее распространенными из них являются административный штраф и конфискация орудия совершения или предмета административного правонарушения. Объявление устного замечания в порядке ст. 2.9 КоАП РФ к числу административных наказаний не относится.

            При этом размер административного штрафа, исчисляемого в твердом рублевом эквиваленте, по общему правилу не может превышать 1 млн. руб. Однако за отдельные составы нарушений такой штраф установлен в значительно большем размере и может достигать десятков миллионов рублей.

Как видим, введенные в законодательство об административных правонарушениях штрафные санкции для юридических лиц являются значительными по размеру и способны существенным образом влиять на их социально-экономическое положение.

Очевидно, что подобное наказание объективно направлено на осуществление не только предупредительной, но и карательной функции, и в этом качестве оно вполне сопоставимо с уголовно-правовыми штрафами.

            5.

Назначение административного наказания юридическому лицу не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение виновное физическое лицо, равно как и привлечение к административной или уголовной ответственности физического лица не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение юридическое лицо (ч. 3 ст. 2.10 КоАП РФ), при том, что за отдельные виды административных правонарушений для юридических лиц предусматриваются более высокие по размеру санкции по сравнению с санкциями для физических лиц.

            По мнению Конституционного Суда РФ, такое правовое регулирование, будучи обусловленным спецификой юридических лиц, на которых, как на участников хозяйственного оборота возлагаются и риски, сопутствующие осуществляемой ими деятельности, а также тем обстоятельством, что в отличие от физических лиц они не признаются действующим законодательством субъектами уголовной ответственности, является конституционно допустимым (Постановления Конституционного Суда РФ от 27 апреля 2001 г. № 7-П и от 26 ноября 2012 г. № 28-П).

            Это правило многие авторы объясняют принципом справедливости, согласно которому каждое лицо несет ответственность за деяние в соответствии со степенью его вины.

Однако у большинства правоприменителей и лиц, привлекаемых к административной ответственности, оно просто не укладывается в голове: почему за одно и то же правонарушение должны отвечать и юридическое лицо, и лицо физическое? Почему в этом случае законодатель по сути ввел принцип двойной ответственности за одно правонарушение (в административных протоколах составы правонарушений для юридических лиц и для должностных лиц часто формулируются словно «под копирку»). Такой подход особенно болезненно воспринимается владельцами небольшого бизнеса, для которых юридическое лицо – это, по существу, они сами, их дело, их жизнь. Критично относится к подобной практике и автор публикации. Полагаю, что рано или поздно нас ждут здесь принципиальные уточнения и разъяснения, например, по вопросу о том, что должностное лицо не может отвечать за то же самое правонарушение, состав правонарушения для него должен формулироваться иначе и быть специально предусмотрен КоАП РФ.

            Положение ч. 3 ст. 2.1 КоАП РФ разъяснено в п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (далее – Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г.

№5), в котором говорится о необходимости установления виновности как должностного, так и юридического лица в совершении административного правонарушения, за которое они могут быть привлечены к административной ответственности по одной и той же статье Особенной части Кодекса.

Тем самым обращено дополнительно внимание на то, что в названной норме речь идет не о любых физических лицах, не имеющих никакого отношения к юридическому лицу, а о его должностных лицах.

            В силу ч. 3 ст. 2.

10 КоАП РФ возможность одновременного привлечения к административной ответственности за одно и то же правонарушение юридического лица и его должностного лица не исключается и в том случае, когда противоправное деяние выразилось в невыполнении требований индивидуального правового акта, адресованного как юридическому лицу, так и его должностному лицу (например, предписания контрольно-надзорных органов).

            6. Признаки вины юридического лица, закрепленные в ч. 2 ст. 2.10 КоАП РФ, значительно отличаются от признаков вины физического лица.

            Дело в том что сама субъектная категория юридического лица весьма специфична и представляет собой особую правовую конструкцию, которая не обладает ни психикой, ни волей, ни сознанием.

Поэтому и традиционная трактовка вины как психического отношения лица к совершаемому им противоправному деянию и его последствиям здесь не подходит.

Эти сформулированные законодателем признаки необходимо учитывать при привлечении юридических лиц к административной ответственности.

            7. Индивидуальные предприниматели без образования юридического лица, совершившие административное правонарушение в связи с осуществлением предпринимательской деятельности, при привлечении их к административной ответственности приравниваются к должностным лицам (примечание к ст. 2.4 КоАП РФ).

            Строго говоря, должностными лицами индивидуальные предприниматели не являются, они лишь несут административную ответственность как должностные лица.

Обращая внимание на оговорку, сделанную в примечании к ст. 2.

4 КоАП РФ, необходимо отметить, что положения об административной ответственности должностных лиц распространяются на них лишь в том случае, если федеральным законом не установлено иное.

            Примечательно, что большинство статей главы 14 КоАП РФ, посвященной административным правонарушениям в области предпринимательской деятельности, также предусматривают ответственность только для должностных и юридических лиц.

И лишь некоторые из более чем 60 составов правонарушений в данной области содержат санкции специально для индивидуальных предпринимателей (например, ст. ст. 14.1.2, 14.1.3, 14.25, 14.46.1).

При этом размер применяемого к ним административного штрафа значительно превышает размер штрафа за аналогичное правонарушение, совершенное гражданами, не имеющими статуса индивидуального предпринимателя.

            Стоит также отметить, что в других главах Особенной части КоАП РФ индивидуальный предприниматель упоминается в качестве самостоятельного субъекта административной ответственности, отличного от физического, должностного или юридического лица (например, ст. ст. 5.51, ч.

3 ст. 6.25, ч. 3 ст. 6.29, ст. ст. 6.33, 7.23.3, ч. 7 ст. 7.32, ст. ст. 9.5.1, 11.15.1, 11.15.2, ч. 10 ст. 12.21.1, ч. 5 ст. 13.15, подробнее см.: Некоторые особенности правового положения индивидуального предпринимателя (Ерохина Т.В., Казаросян З.М., «Право и экономика», 2016, №4)).

Читайте также:  Статья 30. пожизненное содержание и пенсионное обеспечение судей военных судов и судей судебной коллегии по делам военнослужащих верховного суда российской федерации

Малозначительность административных правонарушений

Согласно статье 2.9 КоАП РФ при малозначительности совершенного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием.

            Малозначительность правонарушения имеет место при отсутствии существенной угрозы охраняемым общественным отношениям.

Такие обстоятельства, как личность и имущественное положение привлекаемого к ответственности лица, добровольное устранение последствий правонарушения, возмещение причиненного ущерба, не являются обстоятельствами, свидетельствующими о малозначительности правонарушения. Данные обстоятельства, в силу частей 2, 3 ст. 4.1 КоАП РФ, учитываются при назначении административного наказания.

            В соответствии с абзацем третьим пункта 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 г.

№5 малозначительным административным правонарушением является действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки состава административного правонарушения, но с учетом характера совершенного правонарушения и роли правонарушителя, размера вреда и тяжести наступивших последствий не представляющее существенного нарушения охраняемых общественных правоотношений.

            Заметим, что в соответствии с п. 8. (Обзора судебной практики по делам о привлечении к административной ответственности, предусмотренной статьей 19.29 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 30.11.2016) административное правонарушение, состав которого предусмотрен статьей 19.

29 КоАП РФ (привлечение работодателем либо заказчиком работ (услуг) к трудовой деятельности на условиях трудового договора либо к выполнению работ или оказанию услуг на условиях гражданско-правового договора государственного или муниципального служащего, замещающего должность, включенную в перечень, установленный нормативными правовыми актами, либо бывшего государственного или муниципального служащего, замещавшего такую должность, с нарушением требований, предусмотренных Федеральным законом от 25 декабря 2008 года №273-ФЗ «О противодействии коррупции»), ввиду особой значимости охраняемых законом общественных отношений, выступающих объектом посягательства этого административного правонарушения, не может быть признано малозначительным.

  1.             Очевидно, что судебной практикой будут наработаны подходы и по другим составам административных правонарушений, где будет нельзя применять малозначительность.
  2.             Применять малозначительность может как орган, рассматривающий вопрос о привлечении к административной ответственности, так и суд (когда он сам выступает как такой орган, и когда суд рассматривает вопрос в порядке обжалования решения такого органа).
  3.             При малозначительности совершенного административного правонарушения лицо, совершившее административное правонарушение, административному наказанию не подвергается.

            Таким образом, не будет являться обстоятельством, отягчающим административную ответственность, совершение повторного административного правонарушения в случае, когда за первое административное правонарушение лицу, привлекавшемуся к административной ответственности, было объявлено устное замечание в порядке ст. 2.9 КоАП РФ.

  •             Личная практика автора статьи показывает, что применение государственными органами и судами малозначительности происходит только тогда, когда просьба об этом:
  •             •следует по делам, где не отрицается сам факт административного правонарушения, но внимание органа правоприменения акцентируется на его малозначительности;
  •             •подробно мотивирована с приведением аргументов и соответствующих доказательств;
  •             •проиллюстрирована похожей судебной практикой, особенно – местной;
  •             •подкреплена ссылками на отсутствие вредных последствий, на формальный характер нарушения.
  • Продолжение в следующем номере
  • МИХАИЛ СЛЕПЦОВ, адвокат, управляющий партнер адвокатского бюро «СЛЕПЦОВ И ПРТНЕРЫ», кандидат юридических наук, доцент, заслуженный юрист Российской Федерации

            Источник публикации: информационный ежемесячник «Верное  решение» выпуск № 8 (178) дата выхода от 21.08.2017.

Что скрывается за новым пунктом статьи 807 ГК РФ?

Коллеги, хотелось бы вынести на обсуждение еще одну из новелл ГК РФ. Речь пойдет о пункте 4 статьи 807 ГК РФ, который вступил в силу с 1 июля 2015 г.

  • Для вашего удобства процитирую рассматриваемую норму:
  • «За исключением случая, предусмотренного статьей 816 настоящего Кодекса*, заемщик — юридическое лицо вправе привлекать денежные средства граждан в виде займа под проценты путем публичной оферты либо предложения делать оферту, направленному неопределенному кругу лиц, если законом ему предоставлено право на привлечение денежных средств граждан».
  • * привлечение займа путем выпуска облигаций.

Формулировка весьма витиевата, и было бы интересно узнать ваше мнение по поводу того, что за ней кроется. Ниже изложены некоторые мои соображения на этот счет.

На мой взгляд, несмотря на то, что норма сформулирована как дозволение, она, в первую очередь, устанавливает запрет. В связи с этим важно понять на какие случаи он распространяется.

Я встречал мнение, согласно которому данный запрет ограничивает возможность предоставления организациям займов со стороны физических лиц (например, компании от «собственника бизнеса») исключительно механизмами публичной оферты/адресованного неопределенному кругу лиц предложения делать оферты.

Не вижу оснований согласиться с этим подходом (из нормы это не следует). Из рассматриваемой нормы следует, что ограничение распространяется (i) именно на компании (а не на физических лиц) и (ii) не позволяет им пытаться привлекать займы от неограниченного круга лиц (публичной офертой/предложением делать оферты), если такое право не предоставлено компании законом.

Таким образом, ограничение не должно затронуть возможность выдачи займа в случаях, когда (если можно так выразиться) обе стороны заранее известны (например, «докапитализация» компании путем предоставления ей займа со стороны ее бенефициара).

Гораздо интереснее подумать о том, на что направлено ограничение в отношении привлечения займов от неопределенного круга лиц. В голову сразу приходит мысль о соотношении деятельности по привлечению процентных займов от физических лиц с деятельностью по привлечению от таких лиц вкладов (по сути это тоже привлечение денежных средств с обязательством возвратить их с процентами).

С этой точки зрения логично сделать вывод, что рассматриваемая норма направлена на борьбу с обходом законодательства, регулирующего деятельность по привлечению вкладов от физических лиц, и, соответственно, должна защитить кредитные организации и их вкладчиков (что выглядит вполне разумным).

В то же время, если посмотреть шире, то данная норма также блокирует и возможность применения неклассических (небанковских) систем по привлечению заемного финансирования с использованием сети интернет.

Такие системы могут функционировать по аналогии с сервисами Uber и/или Kickstarter и могут быть основаны на том, что интернет-сервис на специальном сайте «сводит» компании, заинтересованные в привлечении финансирования, и потенциальных заимодавцев.

С учетом того, что в таком случае сами сервисы только оказывают «информационную услугу» (и на них, по идее, не должно распространяться банковское и иное законодательство, регулирующее деятельность в сфере финансов), то стоимость привлечения финансирования с их использованием могла бы быть ниже, чем при использовании «традиционных» способов.  

В то же время норма пункта 4 статьи 807 ГК РФ, по сути, запрещает «обычным» компаниям размещать свои заявки на привлечения процентных займов с использованием таких интернет-сайтов (если заимодавцем может быть физическое лицо), поскольку это может рассматриваться в качестве предложения физическим лицам делать оферты. Полагаю, что это может стать существенным препятствием на пути появления/развития альтернативных небанковских интернет-сервисов по привлечению заемного финансирования.

С учетом того, что со стороны менеджмента банков уже звучали опасения, что развитие финансовых интернет-сервисов может негативно повлиять на их бизнес, остается открытым вопрос, не является ли ограничение возможностей указанных систем целью включения пункта 4 в статью 807 ГК РФ.  

Ссылка на основную публикацию