Федеральный закон от 08.02.1998 N 16-ФЗ «О присоединении Российской Федерации к Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге»

Надежное правовое обеспечение лизинговых отношений — гарантия и залог успешного развития лизингового бизнеса.

Правовая же неопределенность отношений с партнерами, а в ряде случаев незащищенность, как лизингодателей, так и лизингополучателей резко увеличивают степень риска лизинговых сделок и являются причиной, сдерживающей предпринимательскую инициативу.

 В соответствии с законодательством большинства развитых стран передача в аренду машин и оборудования на условиях лизинга до недавнего времени регулировалась общими нормами, определяющими отношения сторон при передаче имущества во временное пользование. При этом в нормативных актах отсутствовала терминологическая определенность и однозначность.

В последнее время в гражданском праве ряда зарубежных стран даны юридические определения лизинга и отдельных его видов, а в некоторых приняты соответствующие законодательные акты.

По уровню правового обеспечения лизинговых отношений можно выделить три основные группы стран:

  • имеющие специальные законы, которые регулируют лизинговые сделки (континентальные страны Западной Европы: Франция, Бельгия, Италия);
  • имеющие специальные подзаконные акты (страны «общего права» — Англия, Австралия, Новая Зеландия);
  • не имеющие специального законодательства (США, Германия).

Для законов, принятых в странах первой группы, характерно то, что в них регламентируются взаимоотношения не только между основными партнерами (лизингодателем и лизингополучателем), но и  между лизинговой компанией и поставщиком, т.е. весь комплекс трехсторонних имущественных отношений, возникающих при лизинге.

Во второй группе стран правовое регулирование  лизинга осуществляется в зависимости от стоимости имущества, передаваемого во временное пользование, и от субъектов лизингового соглашения.

Например, в законодательной практике Англии при условии, что стоимость предмета лизинга не превышает 2000 фунтов стерлингов, а пользователем является юридическое лицо, применяются нормы закона об аренде-продаже 1965 года.

Все остальные случаи, не подпадающие под эти условия, регламентируются нормами «общего права».

В странах третьей группы применительно к лизинговым сделкам широкое использование находят также общие положения гражданского и торгового права.

Долгое время Российская Федерация относилась к числу стран, не имеющих специального законодательства по урегулированию лизинговых отношений.

Отечественное законодательство о лизинге складывалось последние 10-12 лет, и в настоящее время представляет собой комплекс актов (как публичного, так и частного права), который можно собирательно назвать «законодательством о лизинге».

Это несколько десятков актов гражданского и финансового права, которые можно представить в следующей иерархии:

  • Международные соглашения;
  • Законодательные акты (Общий закон и ряд специальных законодательных актов);
  • Подзаконные нормативные акты (Указы Президента РФ и Постановления Правительства РФ);
  • Ведомственные нормативные акты.

До 1996 года в соответствии с российским гражданским правом лизинговые операции могли проводиться в качестве сделок «хотя и не предусмотренных законом, но и не противоречащих ему» (ст. 4 ГК РСФСР 1964 года).

Наличие в финансовой аренде элементов договора купли-продажи и имущественного найма делало возможным применение по аналогии (ст. 10 ГК РСФСР, ст. 6 ГК РФ) норм, регулирующих упомянутые виды договоров.

Первым актом правового регулирования лизинговых отношений стал Указ Президента Российской Федерации от 17 сентября 1994 года «О развитии финансового лизинга в инвестиционной деятельности», носивший во многом порученческий характер.

Указ содержал некоторые спорные положения, которые не были восприняты последующим законодательством. Например, допускалось, что предметом договора о лизинге могут быть имущественные права.

В Указе Президент предписывал Правительству, министерствам и ведомствам провести определенные мероприятия, разработать документы и внести предложения по подготовке базы для развития лизинговых отношений в Российской Федерации.

29 июня 1995 года Правительство приняло постановление № 633 «О развитии лизинга в инвестиционной деятельности», утвердившее «Временное положение о лизинге» (далее «Временное положение о лизинге»).

Этот нормативный акт положил начало конкретному регулированию лизинговых отношений, поскольку ранее участники лизинговых сделок могли руководствоваться только общими нормами, регулирующими отношения аренды.

Следующим актом, регламентирующим лизинговые отношения, стала вторая часть ГК РФ, вступившая в действие 1 марта 1996 года ГК РФ (договор лизинга описан в параграфе 6 главы 34 «Аренда»). Этот параграф носит название «Финансовая аренда (лизинг)».

Он состоит из шести статей, в которых даны определение договора финансовой аренды, предмета договора, порядок передачи предмета договора, перехода к арендатору риска случайной гибели, ответственности продавца. Данный параграф является новеллой гражданского законодательства.

Гражданский кодекс впервые применил термин «финансовая аренда», до этого в нормативных актах и на практике встречалось только понятие «лизинг». В законе эти термины используются как синонимы.

8 февраля 1998 года Президентом Российской Федерации был подписан Федеральный закон № 16-ФЗ «О присоединении Российской Федерации к конвенции УНИДРУА «О международном финансовом лизинге».

Данная конвенция разрабатывалась с 1974 года Международным институтом по унификации частного права (UNIDROIT — УНИДРУА). Окончательно ее согласовали в 1988 году на конференции в Оттаве представители 55 государств.

Основная цель Конвенции – унификация правового регулирования отношений, возникающих в связи с осуществлением сделок финансового международного лизинга.

Предметом регулирования Конвенции о финансовом лизинге являются те лизинговые сделки, при которых лизингодатель и пользователь находятся в разных странах и срок лизинга оборудования приближается к сроку его амортизации. Конвенция трактует классический лизинг, который носит трехсторонний характер: продавец оборудования, лизингодатель и лизингополучатель.

Конвенция о финансовом лизинге создает только общие контуры регулирования международных лизинговых сделок, которые могут дополняться участниками в зависимости от конкретных условий. Участники вправе вообще не применять Конвенцию в целом, а также отступать от тех или иных ее положений, кроме специально оговоренных. Россия присоединилась к Конвенции с заявлением о том, что «вместо положений п.

3 ст. 8 Конвенции она будет применять нормы своего гражданского законодательства». Право на такого рода заявление предусмотрено ст. 20 Конвенции, а его необходимость вызвана тем, что у России несколько по-иному и в целом строже, чем это предусмотрено п. 3 ст.

8 Конвенции о финансовом лизинге, регулируется ответственность лизингодателя в отношении сохранности оборудования, в отношении ответственности перед третьими сторонами за смерть, причинение телесных повреждений или ущерба собственности, причиненных оборудованием, при наличии умысла или неосторожности лизингодателя. Имеется в виду, прежде всего, ст.

401 ГК РФ, которая устанавливает основания ответственности за нарушение обязательств. Сделанным заявлением, по сути, дополнительно ограждаются интересы отечественных лизингополучателей.

В 1998 году был принят Закон о лизинге, который действует в редакции от 26 июля 2006 года и носит название «О финансовой аренде (лизинге)»: Федеральный закон от 29 октября 1998 г. №164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» (с изменениями от 29 января, 24 декабря 2002 г., 23 декабря 2003 г.).

Вместе с тем, многие положения упомянутого закона вступили в противоречие с ГК РФ. Крайне серьезной проблемой становится вопрос о соотношении норм Закона о лизинге и норм ГК РФ (вопрос верховенства норм): какой из актов применяется в случае возникновения между ними противоречий? Данный вопрос, несмотря на свою простоту, не так легко разрешается на практике, среди хозяйствующих субъектов.

Казалось бы, поскольку Закон о лизинге выступает по отношению к ГК как специальный, он должен иметь перед ГК приоритет согласно известной с римских времен формуле: lex specialis derogat generali (специальный закон отменяет (вытесняет) общий закон). Однако эта формула перечеркнута нормой абз. 2 п. 2 ст.

3 ГК, согласно которой нормы гражданского права, содержащиеся в других законах должны соответствовать ГК. Тем самым нормы ГК признаны обладающими более высокой юридической силой по сравнению с нормами иных гражданских законов.

Теперь, если следовать ГК, древняя римская формула сохраняет силу только для случаев соотношения между собой двух гражданских законов (кроме ГК) или иных нормативных актов одинаковой юридической силы, содержащих нормы гражданского права.

Разумеется, если ГК содержит специальное указание о том, что принятый в его развитие закон может отступать от правил ГК, абз. 2 п. 2 ст. 3 применению не подлежит. Примером такого указания может быть ст. 970 ГК. Однако нормы ГК о лизинге даже не упоминают о возможности принятия какого-либо закона о лизинге. Поэтому в отношении лизинга действуют общие правила ГК.

Если бы более высокая юридическая сила ГК была закреплена в Конституции РФ, то спор о верховенстве норм не стоял бы вообще. Но ГК признан обладающим более высокой юридической силой лишь в самом ГК, который является обычным законом, таким же, как и другие законы, содержащие нормы гражданского права.

Читайте также:  Статья 15. ответственность за нарушение законодательства российской федерации о военно-техническом сотрудничестве

Иной была бы ситуация, при которой Конституция РФ относила бы ГК к федеральным конституционным законам. Однако на деле этого нет.

Позиция тех, кто считает, что ГК должен иметь более высокую юридическую силу по сравнению с другими гражданскими законами, проникнута, прежде всего, идеей целесообразности.

«Являясь продуктом труда многих цивилистов, ГК  заслуживает того, чтобы иметь приоритет по отношению к другим гражданским законам, которые порой весьма несовершенны, представляют собой плоды сиюминутных компромиссов между различными политическими и финансовыми группировками и потому живут недолго.»

Наряду с законодательными актами на регулирование применения лизинга в отдельных отраслях направлено ряд подзаконных нормативных актов. В частности Постановлениями Правительства РФ установлены порядок предоставления государственных гарантий по лизинговым операциям в отдельных отраслях.

В качестве примера можно выделить:

  • Постановление Правительства РФ от 27 апреля 1999 г. №467 «О мерах по государственной поддержке лизинга сельскохозяйственной техники и оборудования» (с изм. и доп. от 6 июня 2002 г.);
  • Постановление Правительства РФ от 26 февраля 1999 г. №228 «О лизинге машиностроительной продукции в агропромышленном комплексе Российской Федерации с использованием средств федерального бюджета»;
  • На регулирование лизинговых правоотношений направлены, в том числе, ведомственные акты. Постановлением Правительства РФ от 7 марта 2000 г. №194 определены условия антимонопольного контроля на рынке финансовых услуг и утверждена Методика определения оборота и границ рынка финансовых услуг финансовых организаций. 

Понятие договора международного финансового лизинга и международно-правовое регулирование

В последнее десятилетие в практике международной торговли применяются договорные формы внешнеэкономической деятельности, отражающее современные тенденции развития мировой экономики.

Международный финансовый лизинг наиболее широко используется для предпринимательской деятельности разных стран с привлечением дополнительных средств в производственный сектор. Более обширно используется международный финансовый лизинг, который связан с бизнесом разных стран, занимающихся бизнесом с привлечением дополнительных средств в производственной сфере.

Определение 1

Финансовый лизинг в договорной практике традиционно рассматривается как особый вид аренд, который представляет собой коммерческую деятельность по приобретению за свой счет (или за счет кредитных средств) имущества одним лицом (лизингодателем) с целью передачи его в другое лицо (арендатор) и получающее доход от этой деятельности в виде арендной платы.

Для лизинга свойственно, что лизингодатель (который часто включает в себя коммерческие банки, инвестиционные фонды, страховые компании и специализированные лизинговые компании) передает имущество, специально приобретенное по договору купли-продажи, лизингополучателю без его использования.

Это разрешает рассматривать лизинг не только как вид аренды, но и как особую форму долгосрочного кредитования (инвестиций), при которой «кредитные средства» (т. е.

деньги, потраченные на покупку оборудования) выкупаются лизингодателем путем регулярной выплаты арендной платы арендодателю между ними в согласованном размере.

Международно-правовое регулирование финансового лизинга

Обширное распространение лизинговых операций в международной торговой практике привело к унификации правовых норм о лизинге, в результате чего была принята Конвенция УНИДРУА о международном финансовом лизинге, подписанная в Оттаве 28 мая 1988 года и вступившая в силу после присоединения (ратификации) Франции, Италии и Нигерии (далее Оттавская конвенция). Конвенция также касается Панамы, Беларуси, Венгрии, Латвии, Узбекистана и Украины. Российская Федерация считается участницей Конвенции впоследствии ее ратификации на основании Федерального закона от 16 февраля 1998 г. № 16-ФЗ «О присоединении Российской Федерации к Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге».

Сфера действия Оттавской конвенции определяется на базе 2-х критериев. В соответствии с ст.

3 (а) настоящая Конвенция применяется к участникам лизинга в 3-х случаях, когда коммерческие предприятия арендодателя и арендатора находятся в разных государствах-участниках Конвенции.

Государство коммерческого предприятия, которое является арендованным поставщиком оборудования, также должно быть его участником.

Замечание 1

Положения Конвенции также применяются, если договор аренды, а также договор поставки между арендодателем и поставщиком регулируется законодательством одной из стран, к которой принадлежат участники лизинговой операции (статья 3 (б). Но даже при этих критериях применение Конвенции может быть исключено сторонами.

В соответствии с Конвенцией финансовый лизинг состоит из 2-х видов взаимосвязанных договоров:

  • договор купли-продажи (поставки) между арендодателем и поставщиком оборудования, выбранный в соответствии с техническими условиями арендатора; 
  • договор аренды между арендодателем и арендатором, на основании которого арендатор использует оборудование для замены уплаты периодических платежей.

Финансовый лизинг должен иметь следующие характерные особенности:

  • лизингополучатель (арендатор) сам определяет оборудование и выбирает поставщика, не полагаясь «на опыт и суждения арендодателя»;
  • арендованное оборудование приобретается лизингодателем (арендодателем) только в связи с договором аренды, заключенным между арендатором и арендодателем, который при покупке оборудования должен уведомить об этом продавца;
  • периодические платежи, подлежащие уплате по соглашению аренды, рассчитываются с учетом амортизации всей либо значимой части цены оборудования.

Конвенция не предусматривает покупку оборудования в качестве предварительного условия, позволяющего арендатору использовать его в последующий период.

Предметом финансового лизинга считается движимое имущество (оборудование), применяемое в предпринимательских целях: производственное оборудование, в том числе комплектующие и средства производства; транспортные средства и их аксессуары; корабли и самолеты; авиационные двигатели, также оборудование, плотно связанное с недвижимостью и «принадлежащее земельному участку» или «имущество, закрепленное за земельным участком». Оборудование, которое используется в основном для личных, семейных или домашних задач арендатора, не может быть сдано в аренду.

Замечание 2

Договор финансового лизинга в течение срока действия собственного арендованного имущества остается за арендодателем, чьи права защищены в случае банкротства арендатора. Соответственно, это имущество не может быть наложено на требования кредиторов арендатора.

В соответствии с договором финансовой аренды лизингодатель имеет 2 основные обязанности: приобрести имущество для сдачи в аренду, а также обеспечить его передачу лизингополучателю в состоянии, соответствующем условию договора и уступке права собственности.

Так как в соответствии с договором международного финансового лизинга выбор поставщика и оборудования зависит не от его покупателя (лизингодателя), а от пользователя оборудования (лизингополучателя), Конвенция предусматривает освобождение лизингодателя от ответственности перед лизингополучателем в отношении приобретенного оборудования (а также третьим лицам за причинение вреда жизни, здоровью и имуществу), за исключением случаев, когда арендатор понес убытки из-за того, что арендодатель оказал влияние на выбор поставщика или оборудования. В этом случае арендатор имеет право предъявлять претензии, касающиеся основных характеристик оборудования (качество, комплектность оборудования и т. д.), которые он сам выбрал не для арендодателя, а непосредственно к поставщику оборудования.

Это, впрочем, не освобождает арендодателя от прямых обязанностей по обеспечению передачи оборудования арендатору. Если оборудование не доставлено или доставлено с опозданием либо не соответствует условиям договора поставки, арендатор имеет право:

  • отказаться от аренды оборудования или расторгнуть договор аренды;
  • временно останавливать повторяющиеся платежи, подлежащие уплате по соглашению лизинга, до тех пор, пока лизингодатель не исправит ненадлежащее выполнение, предложив лизингополучателю оборудование, которое соответствует договору поставки.

В соответствии с договором финансовой аренды обязательства арендатора перед арендодателем совпадают с обычными обязанностями арендатора. Он обязан производить регулярные платежи, надлежащим образом обслуживать оборудование, использовать его с утром и поддерживать его в том состоянии, в котором оно было получено, с учетом нормального износа и изменений, согласованных сторонами.

Читайте также:  Статья 14. Международное сотрудничество по проблемам вынужденных переселенцев

По истечении срока действия договора аренды, арендатор обязан вернуть имущество в указанном состоянии, если только он не воспользовался правом его приобретения или продолжил аренду в течение последующего периода.

Замечание 3

В соответствии с пунктом 2 ст. 6 Конвенции, вопросы, относящиеся к предмету ее регулирования, но конкретно не затрагиваемые, подлежат разрешению в соответствии с общими принципами, на которых она основана, и в отсутствие таких принципов в соответствии с правом, применимым в силу коллизионных норм.

Нужна помощь преподавателя? Опиши задание — и наши эксперты тебе помогут!

Сама Конвенция содержит отдельные коллизионные нормы, содержащие формулы присоединения, с помощью которых определяются нормы, регулирующие права собственности на различные виды собственности (статья 4).

Международное правовое регулирование лизинга отражено в Конвенции УНИДРУА о международных гарантиях подвижного оборудования 2001 года. Конвенция вступила в силу 1 марта 2006 года. В настоящее время более 40 стран, включая Россию, для которых Конвенция вступила в силу 1 сентября 2011 года, являются ее участниками.

Принятие Конвенции явилось одним из шагов в решении проблемы финансирования приобретения и эффективного использования 3-х типов мобильной техники (mobile equipment) – авиационной техники (планеры самолетов, авиационные двигатели и вертолеты), железнодорожного подвижного состава, космических средств. В соответствии со своими целями Конвенция предусматривает использование «международных гарантий» – системы временных мер правового характера, одна из которых признана в Конвенции лизингом.

Конвенцией был принят Протокол об авиационном оборудовании (начал свое действие 1 В одно и тоже время марта 2006 года), а позже 23 февраля 2007 года в Люксембурге – Протокол о железнодорожном подвижном составе (Люксембургский протокол) 9 марта 2012 года в Берлине – Протокол по космическому средству.

Замечание 4

Специфика мобильного оборудования (которое является дорогостоящим, «уникально идентифицированным» оборудованием, постоянно перемещающимся из одной страны в другую или за пределы наземного пространства в целом) определило особенности правового регулирования, содержащегося в Конвенции.

Он учитывает регистрацию международных гарантий (в частности, лизинга) в Международном электронном реестре.

Это гарантирует доступность информации о международных гарантиях, что позволяет заинтересованным сторонам использовать различные способы защиты своих прав и интересов, установленных в Конвенции, включая право на возвращение авиационного объекта.

Международные гарантии, зарегистрированные в согласовании с Конвенцией, предоставляют кредитору приоритет его прав на мобильное оборудование над другими кредиторами и продолжают действовать даже в случае банкротства должника.

Замечание 5

Конвенция предусматривала возможность применения временных мер с учетом гипермобильности мобильного оборудования, принятых в соответствии с постановлением суда, в том числе: сохранение объекта и его цены, предоставление объекта во владение, контроль или сдачу на хранение, запрещение изменения объекта передается в аренду или управляется с получением дохода (статья 13).

Международная унификация законодательства в области регулирования лизинга осуществлялась в рамках Содружества Независимых Государств (СНГ). Его результатом стало подписание государствами– участниками СНГ в г. Москве 25 ноября 1998 г. 

Конвенция о межгосударственном лизинге

Конвенция о межгосударственном лизинге была разработана для создания договора о развитии Экономического союза от 24 сентября 1993 года на основе положений Оттавской конвенции, как указано выше, общепринятых норм и основ национального законодательства стран-участниц. Конвенция вступила для 3-х государств – Белоруссии, Армении и Таджикистана, с 25 июля 2006 года – для Кыргызстана, ее подписали страны СНГ: Армения, Беларусь, Кыргызстан, Таджикистан, Украина.

Конвенция используется, если лизинг осуществляется лизинговыми компаниями и хозяйствующими субъектами как минимум 2-х государств-участников. Предметом регулирования Конвенции считается финансовый лизинг, в том числе другие виды лизинга, в частности оперативный (операционный), предусматривающий возврат имущества лизингодателю с последующим лизингом.

Определение 2

Лизинг рассматривается в Конвенции как договорная форма прямых вложений в экономику участвующих в ней стран.

Это связано с включением в нее условий, которые предоставляют участникам межгосударственной лизинговой деятельности гарантии перевода прибылей и других денежных сумм за границу, а также гарантии от изменений в национальном законодательстве, национализации и реквизиции имущества, за исключением случаев, предусмотренных в национальных законодательствах стран-участниц.

Вопросы, которые прямо не регулируются в Конвенции, подлежат разрешению в соответствии с нормами материального права, определяемыми с учетом коллизионных норм, содержащихся в Конвенции. Таким образом, форма договора лизинга, права и обязанности его сторон определяется национальным законодательством государства, в котором заключается данный договор (подпункт «а» пункта 6.2 статьи 6).

Для решения остальных вопросов, возникающих в связи с договором аренды, было установлено общее правило конфликта, которое при отсутствии соглашения между сторонами относится к праву государства, где «учреждена, имеет свое местоположение либо главное место деятельности сторон, являющейся лизингодателем в договоре лизинга» (подпункт «б» пункта 6.2 статьи 6).

Замечание 6

Для организаций стран СНГ, не принимающих участие в Конвенции о межгосударственном лизинге, право на применение к договору лизинга, а также к форме договора лизинга определяется в соответствии с общими правилами, установленными в Киевском соглашении 1992 года. (п. «г», «е» ст. 11) или в Кишиневской конвенции (ст. 42, 44).

Таким образом, права и обязанности сторон определяются законодательством места совершения сделки, если иное не предусмотрено соглашением сторон (пункт «е» статьи 11 Киевского соглашения, статья 44 Кишиневской конвенции), форма сделки определяется законодательством по месту ее заключения (п. «г» ст. И, п. 1 ст. 42 Кишиневской конвенции).

На 25-м пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств – участников СНГ Постановлением № 25-6 от 14 апреля 2005 г. был принят Модельный закон о лизинге, оказавший влияние на регулирование лизинга в странах СНГ, включая Россию.

Таким образом, содержащиеся в нем положения были учтены в этих странах в специальных законах о лизинге, которые были пересмотрены в последние годы.

Определение 3

Лизинговая деятельность определяется законом как вид инвестиционной деятельности. В нем определены правовые и организационные особенности лизинга, содержатся положения, характеризующие особенности лизингового договора, в частности, рассматриваются международные лизинговые операции, субъектам которого согласно Типовому закону, предоставляются ряд валютных и таможенных преференций и т. д.

Законодательство России о международном финансовом лизинге

Согласно Гражданскому Кодексу Российской Федерации финансовый лизинг рассматривается как вид договора аренды (§ 6 гл. 34).

Следовательно, те же коллизионные нормы, применимые к договору аренды, регулируются отношениями сторон в соответствии с договором международного лизинга. Подпункт 3 пункт 2 ст.

1211 Гражданского Кодекса Российской Федерации направляет, при отсутствии договора аренды, соглашение сторон о применимом праве к законодательству страны арендодателя.

Особое положения о международном финансовом лизинге как виде инвестиционной деятельности содержатся в Федеральном законе от 29 октября 1998 г. № 164-ФЗ «О финансовом лизинге».

Существуют 2 формы лизинга:

  • внутренний; 
  • международный, то есть лизинг, при реализации которого лизингодатель или лизингополучатель является нерезидентом Российской Федерации.

Замечание 7

Также предусматривается осуществление лизинговой деятельности на территории Российской Федерации иностранными лизинговыми компаниями (юридическими лицами – нерезидентами Российской Федерации).

Правовое регулирование лизинга в РФ

Организационно-правовые основы широкомасштабного использования лизинга в России были определены Указом Президента РФ от 17 сентября 1994 года № 1929 «О развитии финансового лизинга в инвестиционной деятельности».

И хотя он не содержал норм, направленных на непосредственное урегулирование правоотношений, связанных с лизингом имущества, а, по мнению авторов М.И. Брагинского и В.В.

Витрянского, допускал «ошибки в определении параметров будущего правового регулирования лизинговых отношений», в частности, используя «чисто экономический подход», а также необдуманно включив в круг объектов правоотношений имущественные права Брагинский М.И., Витрянский В.В., Договорное право. Книга вторая: договоры о передаче имущества, — М.

Читайте также:  Статья 12.7. председатель кассационного военного суда

: Статут, 2003, — с. 565, тем не менее, это был первый нормативный правовой акт, посвященный правовому регулированию лизинговых правоотношений. Он установил приоритеты развития лизинга в России и в течение ряда лет определял политику государства в этой области.

К моменту принятия Указа в ряде отраслей народного хозяйства лизинговая деятельность уже набирала темпы. В развитие его положений в последующие годы был принят ряд основополагающих нормативных правовых актов, позволивших перевести лизинг на законодательную основу.

В число главных актов этого направления, не потерявших свое значение в определенной мере и в настоящее время, явилось постановление Правительства РФ от 29 июня 1995 г. № 633 «О развитии лизинга в инвестиционной деятельности», с дополнениями от 23.04.1996 г., утвердившее Временное положение о лизинге.

В этом нормативном документе была сформулирована программа действий правительства и федеральных органов по формированию правового и экономического обеспечения лизингового бизнеса.

Утверждённое им Временное положение о лизинге определило основные понятия, характеризующие лизинговую деятельность: само определение лизинга, субъекты и объекты лизинговой сделки; а также, в частности, основные признаки договора лизинга в форме чётких требований. Согласно Временному положению, лизинг — это вид предпринимательской деятельности, направленный на инвестирование временно свободных или привлечённых финансовых средств, когда по договору финансовой аренды (лизинга) арендодатель (лизингодатель) обязуется приобрести в собственность обусловленное договором имущество и предоставить это имущество арендатору за плату во временное пользование для предпринимательских целей» СЗ РФ. 1995 год, № 27. Ст. 2591. .

Помимо указанного Постановления и Временного положения важную роль в регулировании лизинговых договорных отношений сыграли следующие нормативно-правовые акты:

  • — Приказ Министерства финансов РФ от 25 сентября 1995 г. № 105 «Об отражении в бухгалтерском учете и отчетности лизинговых операций»;
  • — Постановление Правительства РФ от 20 ноября 1995 г. № 1133 «О внесении дополнений в Положение о составе затрат по производству и реализации продукции (работ, услуг), включаемых в себестоимость продукции (работ, услуг) и о порядке формирования финансовых результатов, учитываемых при налогообложении прибыли»;

Следующим актом, регламентирующим лизинговые отношения, стала вторая часть Гражданского кодекса РФ, вступившая в действие 1 марта 1996 года. Договор лизинга в Гражданском кодексе РФ является видом договора аренды, особенностям его правового регулирования посвящен 6 главы 34.

Гражданский кодекс впервые применил термин “финансовая аренда”, до этого в нормативных актах и на практике встречалось только понятие “лизинг”.

Некоторые авторы указывают на то, что статья 665 Гражданского кодекса РФ закрепляет разовый характер сделки, вытекающий из того, что для каждой сделки лизингодатель должен покупать имущество вновь, что, по их мнению, исключает из сферы регулирования параграфа 6 главы 34 Гражданского кодекса РФ такие важные, выработанные многолетней практикой, виды лизинга как оперативный, револьверный и другие. Пискун П.Н. Правовое регулирование Лизинга // Лизинг. Технологии бизнеса. № 1. 2014. С. 4.

В связи с этим неоднократно отмечалась необходимость принятия специализированного закона о лизинге. Процесс принятия закона происходил в тяжёлой борьбе различных политических и финансовых сил. Не избежал закон “О лизинге” и вето Президента РФ. Блум Д.А. Анализ изменений, внесенных в новый проект закона “О лизинге” // Лизинг-ревю. №7-8. 2002. С. 48

Определяющим этапом в регулировании лизинговых отношений в РФ стало принятие 8 февраля 1998 года Закона N 16-ФЗ «О присоединении к Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге», в соответствии с которым и ст.

7 Гражданского Кодекса РФ ее нормы получили большую юридическую силу по сравнению с внутренним законодательством Российской Федерации. Основная цель Конвенции — унификация правового регулирования отношений, возникающих в связи с осуществлением сделок международного финансового лизинга.

Она не затрагивает узких финансовых и иных сугубо практических аспектов лизинговых сделок. Она скорее представляет собой их общетеоретическую базу. Там же, с.7

Россия присоединилась к Конвенции с заявлением о том, что вместо положений п. 3 ст. 8 Конвенции она будет применять нормы своего гражданского законодательства (Федеральный закон “О присоединении Российской Федерации к Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге” от 08.02.1998 г. № 16-ФЗ).

Право на такого рода заявление предусмотрено ст. 20 Конвенции. П. 2 ст.

8 Конвенции определяет, что арендодатель гарантирует, что спокойное владение арендатора не будет нарушено лицом, имеющим преимущественный титул или право или заявляющим о преимущественном титуле или праве и действующим по уполномочию суда, если только такой титул, право или претензия не являются результатом действия или упущения арендатора. При этом стороны не могут отсупать от положений данного пункта или вносить изменения в их последствия постольку, поскольку преимущественный титул, право или претензия являются результатом умышленного действия, грубой небрежности или упущеня арендодателя. Необходимость заявления РФ вызвана тем, в России несколько по-иному и, в целом, строже, регулируется ответственность лизингодателя в отношении сохранности оборудования, в отношении ответственности перед третьими сторонами за смерть, причинение телесных повреждений или ущерба собственности, причиненных оборудованием, при наличии умысла или неосторожности лизингодателя. Имеются в виду прежде всего статьи 401 и 461 Гражданского кодекса Российской Федерации, устанавливающие основания ответственности за нарушение обязательств. Сделанным заявлением ограждаются интересы отечественных лизингополучателей, особенно если учесть значительные суммы возможных исков. Смолянников А.М. указ. соч, — с. 7

Определяющим правовым актом для регулирования лизинговых отношений в РФ стал Федеральный Закон РФ «О лизинге», вступивший в силу 29 октября 1998 года, который придал лизингу статус самостоятельного вида инвестиционной деятельности, что существенно расширило возможности развития лизинговых схем и механизмов финансирования капитальных вложений. После принятия этого Закона Указ Президента РФ 1994 г. «О развитии финансового лизинга в инвестиционной деятельности» был признан утратившим силу.

Закон «О лизинге» сыграл позитивную роль в становлении лизинга и дал толчок активному распространению лизинговых отношений на территории Российской Федерации.

Он объединил и развил нормы, регулирующие гражданско-правовые аспекты лизинговой деятельности, содержащиеся в Гражданском кодексе, Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге, нормативных правовых актах Президента РФ и Правительства РФ, а также в нормативных актах министерств и ведомств.

Принятие Федерального закона позволило устранить разноуровневый характер российского законодательства по лизингу и определить лизинг как вид инвестиционной деятельности.

Однако, несмотря на длительность разработки законопроекта (четыре года), принятый Федеральный закон «О лизинге» еще в период его подготовки вызывал многочисленные замечания и нарекания, которые в большей степени так и не были учтены при его доработке.

По словам заместителя Председателя Комитета по экономической политике и предпринимательству Госдумы, депутата А.Г.Аксакова, «старый закон изобиловал внутренними противоречиями и не стыковался с другими нормативно-правовыми актами, и, в первую очередь, с Гражданским Кодексом РФ и конвенцией УНИДРУА «О международном финансовом лизинге».

Так, статья 2 Федерального закона «О лизинге» в первой редакции определяет основные понятия, используемые в данном Законе, и на первом месте стоит определение лизинга, которое дано следующим образом: «лизинг — вид инвестиционной деятельности по приобретению имущества и передаче его на основании договора лизинга физическим или юридическим лицам за определенную плату, на определенный срок и на определенных условиях, обусловленных договором с правом выкупа имущества лизингополучателем». Однако статья 665 ГК РФ гласит: «По договору финансовой аренды (договору лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей». Таким образом, понятия не совпадают, хотя в статье 3, тем не менее упоминается о необходимости использования предмета лизинга для предпринимательской деятельности.

Ссылка на основную публикацию