Статья 5. Религиозное образование

Статья 5. Религиозное образование Согласно ст. 19 Конституции РФ государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от отношения к религии, запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам религиозной принадлежности.

  •  Исходя из норм Конституции РФ, никто не вправе препятствовать распространению религиозных взглядов, мешать их пропаганде, совершению религиозных ритуалов, так же как и распространению атеистических взглядов.
  •  Рассмотрим основные блоки проблемы и правовые нормы, знание которых необходимо педагогу для того, чтобы: правильно реагировать на поведение обучающихся, желающих следовать религиозным требованиям в процессе обучения, и их родителей (иных представителей); определять границы выражения собственных религиозных убеждений в рабочее время; регулировать конфликты между учащимися класса, коллегами и администрацией, выстраивать правомерные отношения с ними.
  •  Взгляды обучающихся и их родителей, исповедующих ту или иную религию, не всегда соответствуют тем знаниям о происхождении, устройстве, природе мира и человека, усвоение которых предусмотрено реализуемыми образовательными программами.

 Статья 4 Федерального закона от 26.09.

1997 № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» устанавливает, что в соответствии с конституционным принципом отделения религиозных объединений от государства государство не вмешивается в определение гражданином своего отношения к религии и религиозной принадлежности, в воспитание детей родителями или лицами, их заменяющими, в соответствии со своими убеждениями и с учетом права ребенка на свободу совести и свободу вероисповедания. Следовательно, родители обучающихся имеют право требовать, чтобы школа не мешала им воспитывать ребенка в той вере, которой они придерживаются.

 Родители нередко возражают против того, чтобы степень усвоения информации по тем или иным вопросам учитывалась при оценке уровня подготовленности их ребенка по предмету, и предъявляют соответствующие требования к учителю: например, не снижать оценки их ребенку за то, что он не знает общепризнанной теории происхождения человека.

 Свое несогласие с таким требованием учитель может аргументировать тем, что согласно законодательству об образовании он преподает и оценивает знания ребенка в соответствии с требованиями образовательных программ, принятых образовательным учреждением, и государственных стандартов. Поскольку Российская Федерация является светским государством, общедоступное образование в государственных и муниципальных школах по основным программам может быть исключительно светским, построенным на основе единых стандартов (ст. 19 и 28

Конституции РФ и ст. 2 Закона РФ от 10.07.1992 № 3266-1 «Об образовании»).

 Учитель не должен и не имеет права корректировать требования принятых учреждением образовательных программ.

У родителей есть право выбрать для ребенка образовательное учреждение, осуществляющее свою деятельность с учетом воззрений той или иной религии, либо обжаловать положения законодательства, устанавливающего обязательность светского образования, а равно и содержание программ в суде, если они считают, что нарушены их права на свободу вероисповедания.

 Подобные попытки предпринимались. Например, ученицей старших классов средней школы был подан в суд иск к Министерству образования и науки РФ с обжалованием содержания программ в части происхождения человека.

Фактически она требовала запретить преподавание теории Чарльза Дарвина как доминантной и рассматривать ее наравне с религиозными представлениями о происхождении человека, изменить школьную программу таким образом, чтобы эволюционные и креационные теории происхождения человека не противопоставлялись друг другу. Суд в иске отказал, руководствуясь законом.

 Если бы соответствующих положений Конституции и законов не было, подобные просьбы были бы юридически весомыми. В условиях же действующего правопорядка школьные программы являются обязательными и для учителей, и для учащихся.

Знания, умения, навыки учащихся оцениваются в соответствии с требованиями государственных образовательных стандартов, а критерии оценок являются едиными для всех.

Учащийся, не освоивший определенную часть образовательной программы, не может считаться освоившим всю программу и не может быть аттестован.

 Однако не следует путать освоение программы и положительную оценку за усвоенные знания.

Ребенок может отлично знать все то, что требует от него общеобразовательная программа, но быть не согласным с изучаемым, считать это неверным. За такое негативное отношение к изучаемому материалу снижать ребенку оценку нельзя.

Общеобразовательные стандарты предусматривают лишь требования к наличию определенных знаний, навыков, умений.

Если ребенок владеет ими, он должен быть аттестован и получить соответствующую его знаниям оценку, даже если считает изученное неверным.

 Несмотря на светский характер нашего государства и образования в нем, религия как важное культурное явление в тех или иных аспектах изучается в рамках отдельных дисциплин: религиоведения, истории, мировой художественной культуры и др. Проводятся как обязательные, так и факультативные занятия.

 Отдельной темой рассмотрения является преподавание предметов, связанных с религиозными взглядами отдельных конфессий.

В ряде школ десяти российских регионов был введен предмет «Основы православной культуры» в качестве «регионального компонента» (региональной составляющей основной программы).

При этом в половине регионов предмет был введен факультативно, а в половине – в качестве обязательного.

 Разгорелись жаркие споры о том, нарушает ли введение такого предмета права граждан на свободу вероисповедания.

Сторонники его преподавания настаивали на том, что предмет этот – сугубо культурологический – должен способствовать лучшему пониманию истории и культуры России; не направлен на приобщение к религии; способствует сохранению национальной идентичности; введен по инициативе гражданского общества (что уникально), которое заинтересовано в подобном образовании; благожелательно воспринят большинством родителей. Кроме того, религиозную рознь данный предмет не обостряет, поскольку православие учит любви в т. ч. к иноверцам. В его рамках даются также знания об общности различных течений христианства, о взаимном уважении ряда догматов в христианстве, мусульманстве, иудаизме. Как религия отделена от государства, так и атеизм должен быть отделен от него. Светскость государства предполагает соблюдение принципа нейтральности, при котором ни государство, ни образовательная система не являются апологетами не только религии, но и атеизма, не проводят антирелигиозную пропаганду. Подчеркивается нравственно-воспитательный потенциал предмета, в отличие от научно-ориентированного обучения. Признанные религии содействуют укреплению норм нравственности и социальной стабильности, что является не только религиозной, но и общесоциальной целью.

 Противники же утверждали, что принудительное обучение определенной религии нарушает свободу религиозного самоопределения, принцип светскости образования.

Высказываются опасения, что преподавание предмета станет обучением Закону Божьему, а сам предмет – не культорологическим, а религиозным, что может вызвать межрелигиозную, межконфессиональную и меж¬этническую напряженность в обществе, привести к разделению, дискриминации по религиозному признаку.

Наша страна многоконфессиональна, более правильным является изучение основ различных религиозных учений, и человек должен иметь право самостоятельно выбирать, какому из них симпатизировать.

 Против введения курса «Основы православной культуры» выступают неправославные семьи, а также члены научного и правозащитного сообщества.

Избирательное преподавание вероучения или религиозного культа какой-либо одной конфессии при отсутствии возможности изучения всех других религий, к которым могут принадлежать учащиеся или их семьи, нарушает равноправие, является прямой дискриминацией по религиозному признаку.

Кроме того, согласно Федеральному закону «О свободе совести и о религиозных объединениях» никто не обязан сообщать о своем отношении к религии и не может подвергаться принуждению: при определении своего отношения к религии (что маловероятно при обязательном ее изучении), и ее обучению (что нарушается).

Запрещается обучение религии малолетних вопреки их воле и без согласия родителей или лиц, их заменяющих. Данные положения закона также не учитываются при введении данного предмета в качестве обязательного.

 Высшие должностные лица государства (В. Путин, В. Фурсенко) выразили мнение о том, что все же должен разрабатываться скорее курс истории религий, чем только основ православия.

 На наш взгляд, обязательное преподавание данного предмета не является законным.

 Статья 5 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» действительно устанавливает, что каждый имеет право на получение религиозного образования «по своему выбору индивидуально или совместно с другими».

По просьбе родителей или лиц, их заменяющих, с согласия детей, обучающихся в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, администрация указанных учреждений по согласованию с соответствующим органом местного самоуправления предоставляет религиозной организации возможность обучать детей религии вне рамок образовательной программы. Под «образовательной программой» представляется правильным (исходя из смысла закона) понимать лишь обязательную часть программы, исключая элективные предметы (т. е. те обязательные предметы, замена которых допускается «по выбору»).

 Таким образом, в общеобразовательной школе в качестве предмета «по выбору» может преподаваться любая религия. Организационные требования к такому преподаванию: обязательное согласие родителей и детей и возможность выбора предмета обучения.

Следует обратить внимание и на то, что обучение может проводиться религиозными организациями.

Фактически это означает, что обучение возможно не любой вере, а лишь религии, организации которой соответствуют закону. Это обстоятельство отсекает возможность преподавания в школе представителями тех структур, которые существуют все легального признания*.

Данное положение законодательства было конкретизировано в приказе Минобразования России от 01.07.

2003 № 2833 «О предоставлении государственными и муниципальными образовательными учреждениями религиозным организациям возможности обучать детей религии вне рамок образовательных программ».

В частности, еще раз разъяснено, что инициатива обучения должна исходить не от школы или учителя, а от родителей ребенка, при этом рекомендовано оформлять их просьбу в виде письменного заявления на имя администрации образовательного учреждения.

Данную рекомендацию не следует оставлять без внимания.

Новое о религиозном образовании в законодательстве / Официальные документы / Патриархия.ru

15 апреля 2013 г. 14:27

Новый закон об образовании был принят в декабре прошлого года. За исключением нескольких статей данный нормативно-правовой акт вступает в силу 1 сентября 2013 года.

Он содержит целый ряд положений, касающихся религиозного образования и затрагивающих интересы православных образовательных организаций.

Изменения в законодательстве комментируют руководитель Юридической службы Московской Патриархии инокиня Ксения (Чернега) и главный юрисконсульт Отдела религиозного образования и катехизации Русской Православной Церкви Елена Зайчикова.

  • Религиозное образование в России: основные положения, проблемы и перспективы
  • применения Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» № 273-ФЗ
  • Принятие закона

Закон «Об образовании в Российской Федерации» был внесен в Государственную думу правительством Российской Федерации. Разработчиком закона является Министерство образования и науки России.

В 2010 году была создана специальная рабочая группа, в которую вошли представители Министерства образования и различных религиозных организаций.

В задачи группы входила разработка и согласование законодательных положений, касающихся религиозного образования и взаимодействия религиозных организаций с государственными образовательными организациями.

В 2011 году данные положения законопроекта были одобрены Межрелигиозным советом России.

Однако уже на этапе подготовки законопроекта ко второму чтению в Государственной думе в декабре 2012 года предпринимались попытки их пересмотреть. В частности, первый заместитель председателя комитета по образованию ГД РФ, член фракции КПРФ Олег Смолин настаивал на исключении из текста законопроекта всех норм, касающихся взаимодействия религиозных организаций с государственной школой.

Светский характер образования и преподавание религиозной культуры в школе

Читайте также:  ИП без НДС - советы юриста

Правовое регулирование отношений в сфере образования основывается на принципе светского характера образования во всех государственных организациях, занимающихся образовательной деятельностью (п. 6 ч. 1 ст. 3 Закона «Об образовании»).

По сравнению с прежним Законом «Об образовании» от 1992 года список государственных организаций, в которых реализуется этот принцип, в новом законе расширен.

Если ранее светский принцип образования устанавливался в отношении государственных и муниципальных образовательных учреждений (п. 4 ст.

2 Закона «Об образовании» от 10 июля 1992 года № 3266-1), то теперь он распространяется на «государственные, муниципальные организации, осуществляющие образовательную деятельность». Таким образом, он действует не только в отношении государственных школ, но и приютов, медицинских учреждений и т.п.

Принцип светского характера образования в государственной школе долгое время считался серьезным препятствием для преподавания религиозной культуры учащимся государственных и муниципальных школ.

Во исполнение поручения Президента Российской Федерации от 2 августа 2009 года № Пр-2009 в 2009–2011 годах в ряде субъектов Российской Федерации была осуществлена апробация комплексного учебного курса для общеобразовательных учреждений «Основы религиозных культур и светской этики» (ОРКСЭ), включающего основы православной культуры, основы исламской культуры, основы буддийской культуры, основы иудейской культуры, основы мировых религиозных культур и основы светской этики. С сентября 2012 года этот курс преподается в четвертом и пятом классах во всех государственных и муниципальных общеобразовательных учреждениях России.

Теперь практика преподавания ОРКСЭ закреплена на уровне федерального закона. Ст.

87 Закона «Об образовании» от 29 декабря 2012 года № 273-ФЗ содержит нормы, касающиеся преподавания в рамках основных образовательных программ государственных образовательных организаций (в том числе на основе Федерального государственного образовательного стандарта) учебных курсов, направленных на получение учащимися знаний о нравственных принципах и традициях православия, а также иных мировых религий.

Выбор курса ОРКСЭ

Родители учащихся могут выбирать курс религиозной культуры или альтернативный ему курс светской этики. Однако выбор этот родители должны теперь осуществлять «с учетом рекомендаций психолого-медико-педагогической комиссии» (п. 1 ч. 3 ст. 44). Механизм формирования данных комиссий будет определяться Министерством образования и науки Российской Федерации.

Конфессиональная экспертиза

Положение о конфессиональной экспертизе образовательных программ по религиозной культуре и теологии представляет собой новеллу современного российского законодательства в сфере образования.

Закон предусматривает конфессиональную экспертизу примерных образовательных программ по курсам основ религиозных культур и светской этики (ч. 3 ст. 87).

Она будет проводиться централизованными религиозными организациями в соответствии с их внутренними установлениями в порядке, определенном Министерством образования и науки России.

Экспертиза должна определить степень соответствия содержания указанных программ конкретному вероучению. На общецерковном уровне ее будет проводить Синодальный отдел религиозного образования и катехизации.

Конфессиональная экспертиза предусмотрена и для примерных образовательных программ по теологии (ч. 4 ст. 87).

Определяя особенности теологического образования в государственных и негосударственных вузах, законодатель предусмотрел конфессиональный подход не только к экспертизе программ, но и к педагогам: преподаватели теологии должны иметь рекомендацию централизованной религиозной организации. В противном случае они не будут допущены к преподаванию этого курса (предмета) (ч. 5 ст. 87). К сожалению, в отношении преподавателей курсов религиозной культуры подобного требования законом не предусмотрено.

Централизованные религиозные организации должны привлекаться к учебно-методическому обеспечению курсов по ОРКСЭ и теологии (ч. 6 ст. 87). Вместе с тем порядок и степень их участия в этом процессе законодательно не определены.

Запрет пропаганды

Закон запрещает педагогам государственных и негосударственных образовательных организаций использовать образовательную деятельность для религиозной или антирелигиозной агитации.

Педагогическим работникам запрещается пропагандировать «исключительность, превосходство либо неполноценность граждан по признаку социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности, их отношения к религии, в том числе посредством сообщения обучающимся недостоверных сведений об исторических, о национальных, религиозных и культурных традициях народов» (ч. 3 ст. 48). Нарушение данных запретов может привести к увольнению педагога как не прошедшего аттестацию.

Образовательные организации, учрежденные религиозными организациями

Новый закон предусматривает право негосударственных (частных) образовательных организаций на основании представления религиозной организации включать в вариативную часть образовательной программы Закон Божий, историю Церкви и другие предметы, обеспечивающие религиозное образование (религиозный компонент образования) (ч. 7 ст. 87).

Частные образовательные организации, созданные религиозными организациями, обязаны включать такие предметы в вариативную часть образовательной программы (ч. 8 ст. 87).

Примерные образовательные программы по Закону Божию и другим предметам, содержащим религиозный компонент, будут утверждаться централизованной религиозной организацией. Учебно-методическое обеспечение таких программ осуществляется централизованной религиозной организацией (ч. 10 ст. 87).

Духовные образовательные организации

Они могут реализовывать, согласно положению ч. 9 ст. 87 закона:

  • не подлежащие государственной аккредитации программы профессионального религиозного образования;
  • подлежащие государственной аккредитации образовательные программы среднего профессионального образования и высшего образования в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами (например, программы в области теологии).

Закон предусматривает право духовных образовательных учреждений и иных образовательных организаций, созданных религиозными организациями, вводить дополнительные, основанные на внутренних установлениях условия приема и отчисления учащихся и их права и обязанности (ч. 11 ст. 87).

Данная норма позволяет духовным образовательным учреждениям требовать от абитуриентов предоставления письменной рекомендации духовника, не допускать прием на пастырские отделения лиц женского пола и т.д.

Это правоположение особенно важно в связи с тем, что законом декларируется принцип равенства при приеме на обучение в образовательную организацию (ч. 1 ст. 55).

Богословские степени и звания

В законопроекте отсутствовали правовые гарантии учета богословских степеней и званий преподавателей духовных академий и семинарий в ходе аккредитационной экспертизы таких учебных заведений.

Заместителю председателя Государственной Думы Александру Жукову удалось внести в закон поправку, в силу которой при лицензировании и государственной аккредитации духовных образовательных организаций должны учитываться сведения не только о педагогах, имеющих ученые степени и звания, подтвержденные документами государственного образца, но также сведения о педагогах, имеющих богословские степени и звания (ч. 13 ст. 91, ч. 4 ст. 92). Данная норма является еще одной новеллой российского законодательства в сфере образования.

Общественная аккредитация образовательных организаций и педагогов в централизованных религиозных организациях

В новом законе закреплено право образовательных организаций (в том числе государственных) и педагогов в случае реализации (преподавания) ими предметов ОРКСЭ или предметов в области теологии получать общественную аккредитацию в централизованных религиозных организациях в порядке, установленном такими религиозными организациями. При этом государственное финансирование общественной аккредитации запрещено (ч. 12 ст. 87).

Государственное финансирование частных дошкольных и общеобразовательных организаций

Новый закон не декларирует принцип равного государственного финансирования государственных, муниципальных и частных дошкольных и общеобразовательных организаций, к которым, в частности, относятся общеобразовательные организации, созданные религиозными организациями.

Вместе с тем, согласно нормам п. 3, 6 ч. 1 ст. 8 и ч. 5 ст.

99 закона, частные дошкольные и общеобразовательные организации будут финансироваться за счет субсидий субъектов Российской Федерации по нормативам, определенным субъектами РФ для муниципальных дошкольных и общеобразовательных организаций и включающим расходы на оплату труда, приобретение учебников и учебных пособий, средств обучения, игр, игрушек (за исключением расходов на содержание зданий и оплату коммунальных услуг).

Таким образом, закон расширяет перечень затрат частных образовательных организаций, подлежащих финансированию за счет государства. К таким затратам теперь относятся не только расходы на оплату труда педагогов, но и некоторые другие расходы, за исключением расходов на содержание зданий и оплату коммунальных услуг.

Норматив будет определяться в расчете на одного обучающегося с учетом типа образовательной организации (отдельно для школ, гимназий, лицеев и т.п.) и других критериев, исчерпывающий перечень которых установлен ч. 2 ст. 99 закона.

Согласно ч. 3 данной статьи, расходы на оплату труда педагогических работников муниципальных общеобразовательных организаций, включаемые органами государственной власти субъектов Российской Федерации в нормативы в соответствии с п. 3 ч. 1 ст.

8 закона, не могут быть ниже уровня, соответствующего средней заработной плате в соответствующем субъекте РФ, на территории которого расположены такие общеобразовательные организации. Исходя из смысла п. 3, 6 ч. 1 ст. 8 и ч. 5 ст. 99 закона данная норма должна распространять свое действие и на частные образовательные организации.

Однако прямого указания на этот счет закон не содержит. Помимо норматива финансирования, предусмотренного п. 3, 6 ч. 1 ст. 8, он вводит понятие «нормативных затрат на оказание государственных или муниципальных услуг». Порядок определения и финансирования таких затрат закон не устанавливает.

Скорее всего, речь идет о некоем дополнительном нормативе финансирования федеральных, региональных и муниципальных образовательных организаций, который будет определяться учредителями таких организаций самостоятельно.

ЖМП № 4, 2013

«Церковный вестник»/Патриархия.ru

Религиозное образование и светская школа. Правовой аспект

  • Александр Залужный.
  • Сопредседатель Совета по независимым
  • экспертным исследованиям ИЭА РАН,
  • доктор юридических наук,
  • кандидат философских наук.

Согласно статье 14 Конституции РФ и ст.

4 Закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» Российская Федерация – светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.

Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом.

  1. В соответствии с конституционным принципом отделения религиозных объединений от государства государство:
  2. не вмешивается в определение гражданином своего отношения к религии и религиозной принадлежности, в воспитание детей родителями или лицами, их заменяющими, в соответствии со своими убеждениями и с учетом права ребенка на свободу совести и свободу вероисповедания;
  3. не возлагает на религиозные объединения выполнение функций органов государственной власти, других государственных органов, государственных учреждений и органов местного самоуправления;
  4. не вмешивается в деятельность религиозных объединений, если она не противоречит настоящему Федеральному закону;
  5. обеспечивает светский характер образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях.
  6. Обеспечение государством светского характера образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях означает исключительную прерогативу государства в организации государственной и муниципальной системы образования, в определении направленности и содержания этого образования, недопустимость вмешательства религиозных организаций в этот процесс, вынесение религиозного образования и пропаганды вероучений за пределы сферы деятельности светской школы.

В этой связи особо необходимо остановиться на том, что по просьбе Русской Православной Церкви рабочей группой Комиссии по вопросам религиозных объединений при Правительстве Российской Федерации предлагалось дополнить ст. 4 Закона (Государство и религиозные объединения) п. 2.1.

Читайте также:  Статья 21. Право собственности религиозных организаций

, предусматривающим, что учебные программы и учебно-методическая литература курсов по истории и культуре религии в рамках образовательных программ начального и общего основного образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях согласовываются с уполномоченными органами соответствующих религиозных организаций .

В то же время в соответствии с конституционным принципом отделения религиозных объединений от государства религиозное объединение не выполняет функций органов государственной власти, других государственных органов, государственных учреждений и органов местного самоуправления (п. 5, ст. 4 Закона). Поэтому введение такого положения представляется противоречащим конституционному принципу светскости государства и тому, что религиозные объединения согласно Конституции РФ и Закону отделены от государства.

Государство оказывает финансовую, материальную и иную помощь религиозным организациям в обеспечении преподавания общеобразовательных дисциплин в образовательных учреждениях, созданных религиозными организациями в соответствии с законодательством Российской Федерации об образовании.

Эта общая для всех негосударственных и немуниципальных школ норма обеспечивает получение детьми обязательного образования, предусмотренного частью 4 статьи 43 Конституции Российской Федерации.

Необходимо отметить, что получение поддержки связано с соответствием образования, даваемого учреждением, государственным образовательным стандартам.

Согласно статье 5 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» каждый имеет право на получение религиозного образования по своему выбору индивидуально или совместно с другими.

При этом из принципа отделения религиозных объединений от государства следует, что вопросы религиозного образования – это частное дело самих граждан и религиозных организаций.

Государство не должно обеспечивать или регламентировать получение религиозного образования.

Социологические исследования, проведенные учеными кафедры религиоведения РАГС показывают, что сторонники и противники преподавания религии в светской школе ссылаются на данные социологических опросов родителей, учителей, учащихся либо населения в целом. При этом по данным одних сторонников обучения религии в светской школе 60 и более процентов, по данным других – только 10-13%. Причину такого разброса мнений независимые исследователи видят в контексте самого вопроса.

В первом случае при постановке вопроса о желательности обучения детей религии «порой не указывается, что речь идет именно о государственной школе».

Во втором случае «респондентам предлагается выбор: преподавание Закона Божьего («Основ религии») в школе в сетке основных часов; преподавание Закона Божьего факультативно во внеучебное время; обучение основам религии в воскресных школах при общине; преподавание научных знаний о религии (религиоведения).

И тогда оказывается, что за обучение религии в школе высказывается незначительное меньшинство опрошенных, а примерно половина ратует за преподавание знаний о религии, т.е. научного религиоведения» .

На таблице отражены в процентах мнения респондентов по вопросу

о введении в государственных учебных заведениях преподавания религии, полученные Исследовательским центром «Религия в современном обществе» ИКСИ РАН в 2004 г. Как представляется они в полной мере отражают реальные настроения в обществе в настоящее время.

Как видно из таблицы, за обязательное преподавание религии в государственных образовательных учреждениях выступает меньшая часть опрошенных, причем разброс между значениями данного показателя в различных конфессиональных группах пятикратный.

Примечательно, что если у представителей христианских конфессий процент респондентов, выступающих за присутствие религиозных предметов в учебных программах, практически одинаков, то в нехристианских конфессиональных группах данный показатель существенно ниже: у мусульман – на 5-6%; у буддистов – более чем вдвое; у иудеев – в пять раз.

Можно предположить, что в данном случае играет роль опасение конфессиональных меньшинств по поводу принудительного навязывания им «религии большинства» через государственную образовательную систему, причем в иудейской группе подобные страхи усиливаются гипотетической возможностью придания религиозным учебным предметам антисемитской направленности. Конфессиональные группы, представляющие российские христианские меньшинства (католики и протестанты), подобным опасениям, видимо, подвержены меньше.

Треть и более респондентов во всех конфессиональных группах выступает за допустимость преподавания религиозных предметов на добровольной основе вне основной учебной программы. Наиболее высокий показатель демонстрируют здесь буддисты, за которыми следуют православные и католики. Остальные группы имеют сходный показатель в пределах 30%.

Меньший процент опрошенных выступает за введение в учебные программы религиоведческого курса, содержащего сведения об основных религиях и не имеющего ярко выраженной конфессиональной ориентации. Наиболее высок этот показатель в иудейской группе, где данную позицию поддерживает почти треть респондентов, тогда как самая меньшая поддержка этого предложения – в протестантской группе.

Еще меньшая часть респондентов выступает за то, что религиозные предметы вообще не должны преподаваться в государственных учебных заведениях. Наивысший показатель здесь наблюдается также среди приверженцев иудаизма, за которыми следуют мусульмане. Самый же низкий процент – в католической группе.

С другой стороны, представляются находящимися вне правовой сферы соображения о том, что Закон «Об образовании» «не провозгласил научно-материалистический, объективный характер образования в качестве одного из принципов государственной политики в области образования», чем, по мнению некоторых авторов, «сузил возможности атеистического воспитания и светского образования учащихся, особенно в сфере получения ими гуманитарных знаний» .

Воспитание и образование детей осуществляются родителями или лицами, их заменяющими, с учетом права ребенка на свободу совести и свободу вероисповедания. В соответствии со ст.

54 Семейного кодекса Российской Федерации ребенком признается лицо, не достигшее возраста восемнадцати лет (совершеннолетия). Родители (ст. 61 Кодекса) имеют равные права и несут равные обязанности в отношении своих детей (родительские права).

Наиболее сложным в данной норме является учет права ребенка на свободу совести и свободу вероисповедания, когда этот вопрос встает в связи с его возрастом и правами и обязанностями родителей по его воспитанию.

Во всяком случае, право и воля родителей не должны переходить в насилие над ребенком. Вместе с тем из пункта 5 статьи 3 настоящего Закона можно сделать вывод о том, что с 14 лет ребенок самостоятельно решает вопрос о своем отношении к религии .

Религиозные организации вправе в соответствии со своими уставами и с законодательством Российской Федерации создавать образовательные учреждения. При этом учреждения профессионального религиозного образования могут быть созданы только централизованными религиозными организациями (ст. 8 и 19 Закона), а общеобразовательные учреждения и другими религиозным организациям.

  • По просьбе родителей или лиц, их заменяющих, с согласия детей, обучающихся в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, администрация указанных учреждений по согласованию с соответствующим органом местного самоуправления предоставляет религиозной организации возможность обучать детей религии вне рамок образовательной программы.
  • Данная норма определяет, что обучение детей религии организует не государственное или муниципальное образовательное учреждение, а религиозная организация, то есть зарегистрированное юридическое лицо, у которого возникают отношения с родителями по вопросам религиозного образования детей.
  • Министерством образования Российской Федерации 1 июля 2003 г. издан приказ № 2833 «О предоставлении государственными и муниципальными образовательными учреждениями религиозным организациям возможности обучать детей религии вне рамок образовательных программ» , который предписывает администрациям государственных и муниципальных образовательных учреждений при предоставлении религиозным организациям возможности обучать детей религии вне рамок образовательных программ учитывать следующее:

Обучение религиозными организациями детей религии в государственных и муниципальных образовательных учреждениях может осуществляться только с согласия детей, обучающихся в образовательных учреждениях, и по просьбе их родителей (законных представителей). Просьбу рекомендуется оформлять в виде письменного заявления на имя администрации образовательного учреждения.

Предоставление религиозным организациям возможности обучать детей религии в государственных и муниципальных образовательных учреждениях осуществляется по согласованию с соответствующим органом местного самоуправления.

Используемая в процессе обучения религии литература и учебно-методические пособия, включая аудио- и видеоматериалы, должны иметь маркировку с официальным полным наименованием данной религиозной организации.

Религиозные организации, имеющие права юридического лица на условиях их ежегодной перерегистрации, сопровождаемой выдачей временного свидетельства о государственной регистрации, в соответствии с п. 3 ст. 27 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», не пользуются правами, предоставленными п. 4 ст. 5 указанного Федерального закона.

В целом же, по нашему мнению, решение комплекса проблем, связанных с внедрением тех или иных форм обучения религии в светской школе, представляется крайне сложным и неоднозначным.

В связи с острыми идеологическими спорами в обществе о возможности обучения теми или иными религиозными организациями детей религии в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, вызывающими не только межконфессиональную напряженность, но и перемещающими этот правовой вопрос в сферу политического противоборства, необходимо указать на имеющийся принципиально иной путь решения данной проблемы. Он вытекает из упоминавшегося ранее пункта 3 статьи 4 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», в соответствии с которым государство оказывает религиозным организациям помощь в обеспечении преподавания общеобразовательных дисциплин в образовательных учреждениях, созданных ими в соответствии с законодательством Российской Федерации об образовании.

Реализация на практике этого положения Закона, как представляется, дала бы возможность поднять уровень образования в данных учреждениях и таким образом облегчить получение ими лицензий на право ведения образовательной деятельности.

А также предотвратить возможное развитие ситуации, когда произвольно перенесенное в российскую действительность благое намерение предоставить религиозным организациям право обучать детей религии в государственных и муниципальных образовательных учреждениях сначала может привести к дифференциации обучающихся по признаку отношения к религии (или конкретному вероисповеданию), а впоследствии к разделению по национальной принадлежности.

Адвокатская Контора Федора Куприянова — Религиозное образование в современной России

Куприянов Ф.А., к.ю.н., адвокат АПМО религиовед,  зав. каф. Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета

Можно ли преподавать религию в школах в светском государстве? Да или нет? Этот вопрос настолько сложен в современной России, что Министерство образования и науки РФ само не в силах его разрешить.

Для этого недавно министр образования Андрей Фурсенко, обратился в Общественную палату с просьбой вынести свои рекомендации по изучению одно из религиозных предметов «Основы Православной Культуры».

27 ноября 2006 года после совместного заседания трех комиссий Общественной палаты были утверждены рекомендации «по вопросам изучения религиозной культуры»: «Предмет «Основы православной культуры» должен быть исключен из школьной программы и заменен на универсальный курс религиоведения.

В сфере образования общая тенденция, наблюдаемая сегодня во многих странах мира, выражается в секуляризации образования. При этом имеется в виду не столько исключение религии из сферы образования, сколько перераспределение ответственности за образовательные процессы. В современных условиях государство несет главную ответственность за вопросы образования.

Одно из проявлений такой секуляризации видится в усилении контрольных и надзорных функций государства, в том числе в негосударственном образовательном секторе, подчинении религиозных организаций государственным стандартам и требованиям, касающимся образовательной деятельности[1].

Читайте также:  Статья 39. Ответственность за нарушение законодательства Российской Федерации в области мелиорации земель

Согласно Большой советской Энциклопедии, образование — процесс и результат усвоения систематизированных знаний, умений и навыков.

В процессе образование происходит передача от поколения к поколению знания всех тех духовных богатств, которые выработало человечество, усвоение результатов общественно-исторического познания, отражённого в науках о природе, обществе, в технике и искусстве, а также овладение трудовыми навыками и умениями.

Так же определяется, что образование есть необходимое условие подготовки к жизни и труду и основное средство приобщения человека к культуре и овладения ею.[2]

Право на образование закреплено в Конституции РФ[3]. В ст. 43 указывается, что каждый имеет право на образование, закрепляются и многие другие гарантии. Помимо Конституции РФ данную сферу регулирует так же Закон РФ «Об образовании»[4].

В соответствии с указанным законом и Национальной доктриной образования в Российской Федерации[5] принципами государственной политики РФ в сфере образования являются:

  • уважение к правам и свободам человека;
  • единство федерального культурного и образовательного пространства, защита и развитие системой образования национальных культур, региональных культурных традиций и особенностей в условиях многонационального государства;
  • общедоступность образования;
  • свобода и плюрализм в образовании;
  • демократический, государственно-общественный характер управления образованием, автономность образовательных учреждений;
  • светский характер образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях.

Последний принцип указывает на светских характер образования, но одновременно с этим светское образование должно выполнять свои цели по передаче «духовных богатств» и «культурных ценностей».

Насколько возможно последнее без религиозного, этического или религиоведческого компонента образования? В советский период этот вопрос решался просто – все, что было до 1917 года – это «мракобесие» и «буржуйская культура прихвостней царизма».

В последствии, правда, пришлось отказаться от подобной идеологии, процветавшей в 20-е года ХХ столетия, и признать частично «достижения» русской культуры, литературы, искусства, но большинство того, что укрепляло сознание людей до революции, было «с позором» изгнано из учебных программ.

Система образования претерпела серьезные изменения. В дореволюционной России в середине XIX — начале ХХ вв. в структуре Русской Православной Церкви была создана система религиозных учебных заведений, охватившая все уровни образования. В 1884 г . было законодательно оформлено создание церковно-приходских школ, т.е.

начальных общеобразовательных учебных заведений и к 1905 г . действовало 42 696 церковно-приходских школ и школ грамоты, в которых обучалось 1 983 817 учащихся[6]. Причем выпускники церковно-приходских школ могли продолжить свое образование в создававшихся с 1884 г . церковно-учительских, и с 1895 г .

— второклассных учительских школах, также подведомственных Св. Синоду. Эти учебные заведения осуществляли подготовку педагогических кадров для начальных церковных школ.

Причем, даже, несмотря на узкопрофессиональную направленность учительских школ, получаемое образование позволяло их выпускникам не только заниматься педагогической деятельностью, но и поступить в высшие учебные заведения, в том числе и светские.

Для получения духовного образования мужчины могли поступать в семинарии, а затем в академии, уровень которых в то время был вполне сравним с университетским образованием.

Не были лишены возможности получить образование и женщины. С 1868 года получают стройную организацию епархиальные женские училища, которые по уровню образования, приближались к женским гимназиям. В 1914 г .

система религиозного образования получила свое структурное завершение: при московском Скорбященском монастыре был открыт Женский Богословско-педагогический институт, который стал третьим государственным высшим женским учебным заведением.

В таком виде система церковных учебных заведений просуществовала до Февральской революции 1917 г ., после которой Временное правительство законом от 20 июня 1917 г . передало в ведение Министерства народного просвещения все школы, финансируемые на средства государства, в том числе церковно-приходские школы, второклассные и церковно-учительские.

Если при Временном правительстве речь шла лишь о передаче государству церковно-приходских и церковно-учительских школ, финансируемых из государственного бюджета, то Советская власть поставила вопрос вообще о передаче дела образования и воспитания из духовного ведомства в ведение Наркомпросса, которому по постановлением от 11 декабря 1917 г.

[7] переподчинялись все духовно-учебные заведения, в том числе епархиальные женские училища.[8]

Изданный 23 января 1918 г . декрет «Об отделении церкви от государства и школы от церкви»[9] в законодательном порядке прекратил существование церковной системы народного образования.

Все образование стало светским. Поменялась сама методика преподавания, все «поповское» и «царское» было удалено из общеобразовательных предметов, к примеру, из истории России и литературы!

Впоследствии вся система образования была пропитана основной идеологией коммунизма и материализма.

Такая ситуация просуществовала вплоть до конца ХХ века, когда после принятия Конституции РФ основные свободы и права граждан перестали быть просто лозунгами. Отразилось это и на деятельности религиозных объединений.

В современном российском общественном сознании активность религиозных организаций связана преимущественно с коллективным отправлением культа, богослужений и ни с чем более.

Это обусловлено сохраняющимися советскими традициями, при которых религиозные организации находились на обочине социальной жизни, согласно принципу отделения Церкви от государства, что привело к слабости (финансовой, кадровой, организационной) самих религиозных структур.

Такая ситуация отличает наши страны от других, где религиозные организации помимо непосредственно культовой активности занимаются и другими видами деятельности: благотворительной, просветительской, попечительской, издательской, коммерческой и т.д. Одним из таких видов является образовательная деятельность[10].

Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях»  1997 г.[11] позволил законно действовать на территории РФ многим религиозным объединениям. В том числе стало развиваться и религиозное образование.

Необходимо определить, как соотносятся понятия «светское», «духовное» и «религиозное образование».

Духовное образование, по мнению преподавателя Белгородского Государственного Университета, Козлова К.В.

, — это иерархично структурированная система профессиональных (среднеспециальных и высших) учебных заведений, образовательная деятельность которых направлена на подготовку священно- и церковнослужителей, и в которых религиозная компонента содержания образования является доминирующей. Система духовного образования Русской Православной Церкви включает духовные училища, семинарии и академии.

Религиозное (церковное, церковно-гражданское, конфессиональное) образование понимается как промежуточный между духовным и светским тип образования, содержание образования которого включает наряду с общеобразовательной (или профессиональной) компонентой и религиозную (теоретическое изучение основ вероучения и построенную на религиозных ценностях систему воспитания), реализующуюся в учебно-воспитательной деятельности церковных образовательных учреждений. В структуре Русской Православной Церкви это — Православные гимназии, Православный Свято-Тихоновский Гуманитарный университет, Православный университет св. Иоанна Богослова и др. Данные учебные заведения не являются ориентированными на профессиональную подготовку священнослужителей, скорее наоборот, их выпускники — воцерковленные миряне[12].

Религиозные организации во многих странах не ограничиваются только религиозным образованием, они владеют общеобразовательными школами, светскими колледжами и университетами.

К примеру, в Нидерландах в государственных школах религия не преподается с начала ХХ века, но одновременно с этим больше половины, а то и 2/3 всех учебных заведений католические и протестантские с конфессиональным образованием.[13]

Причем данные учебные заведения, несотря на аффилиированность с религиозными структурами, предоставляют общее светское образование, в связи, с чем, возможно, разделить образовательную деятельность религиозных организаций и религиозное образование. В данном контексте образовательная деятельность — более широкое понятие, чем религиозное образование, и включает в себя помимо религиозного образования множество светских аспектов[14].

С данной точкой зрения вполне можно согласиться. Добавив, что в современном российском обществе необходимо реформировать систему образования на всех уровнях. Это связано с культурой образования. Образование дает не просто совокупность знаний, но и закладывает основы мышления учащегося, а так же формирует его мировоззрение.

В дореволюционной России образование не мыслилось без религиозной компоненты, в первую очередь Православной. В советское время данная компонента была полностью изъята из учебного процесса и заменена марксистко-ленинской идеологией, атеизмом.

В современности ценности марксизма-ленинизма, которые зачастую были рецепцией религиозных норм, подвергаются сомнению и даже высмеиванию, а религиозная составляющая уже «традиционно» не входит в образование, и эту лакуну заняла концепция демократии, которая все больше заменяется из-за низкого уровня гражданского самосознания и неумения жить в демократическом обществе, концепцией «свободы-вседозволенности» на этом фоне развивается преступность, разрушается институт брака и т.п. все это следствие того вакуума, который образовался после изменения государственного строя.

По мнению профессора Кудрявцевой, мировоззренческий плюрализм стал тяжелейшим испытанием для общества, причем это породило повальное увлечение не столько религией, сколько астрологией, мистикой, новыми околорелигиозными идеями и концепциями[15].

С точки зрения представителей религиозных объединений именно выключение религиозной (светской этики, как варианта) компоненты в образовательный стандарт позволит решить данную проблему.

В мировой практике существует несколько вариантов соотношения религиозного и светского образования. Причем неверно предполагать, что все светские демократические государства не допускают преподавание религии в государственных учебных учреждениях.

Безусловно, каждое государство решает вопросы, связанные с образовательной деятельностью религиозных организаций в соответствии со своей религиозной и образовательной политикой, религиозной и культурной историей. В странах с сильными религиозными традициями религиозное образование не может быть оторванным от общей системы образования и учащиеся получают образование, частью которого являются религиозные знания.

Так, в соответствии с конкордатом между Итальянским государством и Ватиканом, католическое обучение является часть исторического наследия[16]. Согласно Конституции Норвегии все граждане должны воспитывать своих детей в официальной религии[17].

Израильское законодательство об образовании содержит положение, во исполнение которого и религиозные, и нерелигиозные школы должны преподавать ценности иудейской культуры[18]. В Англии учебные программы общеобразовательных школ должны отражать основные христианские религиозные традиции[19].

Данный список можно продолжить Германия, Греция, Австрии, Ирландии, Италии, Португалии, Египта. П. 1 ст. 24 Конституции Бельгии (1831) устанавливает: «Сообщество организует образование, которое является нейтральным. Нейтральность подразумевает, в частности, уважение философских, идеологических и религиозных взглядов родителей и учащихся.

Школы, организуемые государственными властями, предоставляют вплоть до конца обязательного школьного обучения выбор между одной из признанных религий и преподаванием неконфессиональной морали[20].

В современности существуют четыре основные модели присутствия религиозной компоненты в общеобразовательных программах:

  1. Религиозное образование прямо предписывается в государственных и в частных школах;
  2. Религиозное образование допускается в государственных и в частных школах;
  3. Религиозное образование разрешено только в частных школах;
  4. Религиозное образование запрещено как в государственных, так и частных школах.

Наше государство как мыслиться относиться ко второй модели.

Ссылка на основную публикацию