Статья 10. Основания освобождения страховщика от выплаты страховой суммы

Исчерпывающий перечень оснований освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения может быть установлен лишь федеральным законом, а не правилами страхования принятыми самим страховщиком. Оснований освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения определены статьями 961, 962, 963, 964 Гражданского Кодекса РФ.

Статья 961 Гражданского Кодекса РФ освобождает страховщика от выплаты по договору имущественного страхования в том случае, если страхователь, при наступлении страхового случая, предусмотренного договором страхования, не уведомил страховщика о его наступлении.

Действие данного положения распространяется на те случаи, когда отсутствие уведомления о наступлении страхового случая, могло повлиять на обязательство страховой компании произвести выплату страхового возмещения.

Статья 962 Гражданского Кодекса РФ освобождает страховщика от возмещения убытков, возникших вследствие того, что страхователь умышленно не принял разумных и доступных ему мер, чтобы уменьшить возможные убытки.

Очень сложно доказать, что страхователь имел умысел на увеличение убытков.

Статья 963 Гражданского Кодекса РФ  освобождает страховщика от выплаты если страховой случай наступил вследствие умысла страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица, а также, вследствие грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя.

Например, совершение дорожно-транспортного происшествия в результате управления транспортным средством в состоянии опьянения (отказ пройти медицинское освидетельствование) является основанием для освобождения страховщика от исполнения своих обязательств по выплате страхового возмещения.

Страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения, если докажет, что умысел лица, в пользу которого произведено страхование, был направлен на утрату (гибель), недостачу или повреждение застрахованного имущества и что это лицо желало наступления указанных негативных последствий.

  • ст. 964 ГК РФ если законом или договором страхования не предусмотрено иное, страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения и страховой суммы, когда страховой случай наступил вследствие:
  • — воздействия ядерного взрыва, радиации или радиоактивного заражения;
  • — военных действий, а также маневров или иных военных мероприятий;
  • — гражданской войны, народных волнений всякого рода или забастовок.
  • Страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения за убытки, возникшие вследствие изъятия, конфискации, реквизиции, ареста или уничтожения застрахованного имущества по распоряжению государственных органов.

Отказ страховой компании в выплате — это не повод унывать. Все зависит от конкретных обстоятельств дела, правил страхования и судебной практики в регионе. Для получения консультации по спорам со страховыми компаниями обратитесь в «Комитет по защите прав автовладельцев». Специалисты Комитета имеют десятилетний опыт споров со страховыми компаниями.

На нашем счету более 1500 успешный дел по спорам со страховыми компаниями.

Верховный Суд РФ указал, что страховые компании обязаны производить выплату возмещения даже в случае умышленного причинения убытков арбитражным управляющим

Правовая позиция, изложенная в комментируемом судебном акте, по мнению автора, продолжает тренд защиты прав и законных интересов кредиторов, который последовательно уже несколько лет подряд задает Верховный Суд РФ. 

Фабула данного дела достаточно проста. Арбитражный управляющий в ходе осуществления своей профессиональной деятельности причинил убытки должнику, размер которых установлен судебным актом по делу о банкротстве.

Должник (в лице нового управляющего) обратился с иском к страховым компаниям, в которых была застрахована ответственность причинителя вреда, о взыскании страхового возмещения.

Одним из страховщиков были заявлены возражения относительно удовлетворения исковых требований: убытки были причинены арбитражным управляющим умышленно, что в силу части первой статьи 963 ГК РФ освобождает страховую компанию от выплаты. С этим согласились суд первой инстанции и отказал в иске, с чем впоследствии согласились суды апелляционной и кассационной инстанций.

В принципе, такое решение судов было вполне прогнозируемым и стандартным для подобного рода споров, так как оно основывалось не только на буквальном толковании части первой статьи 963 ГК РФ (страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения или страховой суммы, если страховой случай наступил вследствие умысла страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица), но и на многолетней устойчивой судебной практике.

Правовой подход (в формате подразумеваемой позиции), согласно которому страховая компания освобождается от выплаты в случае доказанности умышленного причинения убытков арбитражным управляющим, был сформирован еще в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 09 июля 2009 года № 4/09 по делу А13-575/2008 и развит в судебных актах по этому же делу, принятых при повторном рассмотрении (см. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 21 апреля 2010 года).

В дальнейшем указанная позиция неоднократно подтверждалась и Верховным Судом РФ.

Так, в определении Верховного Суда РФ от 17 апреля 2017 года № 309-ЭС16-18581 отмечено, что в правоотношениях по имущественному страхованию событие, с которым связывается возникновение убытков, подлежащих возмещению посредством выплаты страхового возмещения, должно обладать признаками вероятности и случайности.

Если же страховой случай наступил вследствие умысла страхователя, страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения (пункт 1 статьи 963 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Критерий для применения содержащегося в законодательстве о банкротстве правила о регрессе совпадает с установленным общими нормами гражданского законодательства о страховании критерием для освобождения страховщика от страховой выплаты и связан с совершением страхователем умышленных действий, заведомо направленных на извлечение из страхования выгоды. Аналогичная по существу позиция изложена в определениях Верховного Суда РФ от 22 мая 2017 года № 307-ЭС16-18707 и от 04 апреля 2018 года № 307-ЭС18-2108.

В определении ВС РФ от 12 июля 2018 года № 305-ЭС18-9221 указано, что вступившими в законную силу судебными актами по другому делу установлены умышленные действия арбитражного управляющего должника, которыми должнику и кредиторам причинены убытки, вызванные фиктивными требованиями, мнимыми сделками, иными действиями, направленными на умышленное уменьшение конкурсной массы должника, что также подтверждено материалами уголовного дела, при этом страховщик в силу пункта 1 статьи 963 Гражданского кодекса Российской Федерации не несет ответственности за умышленные действия арбитражного управляющего.

На уровне судов первой кассационной инстанции (где дела не доходили до Верховного Суда РФ) отметим постановление Арбитражного суда Московского округа от 14.10.2019 г.

по делу № А40-272844/2018, постановления Арбитражного суда Северо-Западного округа от 26 сентября 2019 года по делу № А56-131983/2018, от 03 апреля 2019 года по делу № А56-82000/2018, от 11 сентября 2019 года по делу № А56-144166/2018, постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 25 апреля 2019 года по делу № А53-9519/2018, постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 09 июня 2017 года по делу № А58-1984/2016.

Тем самым достаточно неожиданным является то, что в комментируемом судебном споре Верховный Суд РФ занял абсолютно противоположную позицию.

Хотя все же справедливости ради необходимо отметить, что в формате «отказного» определения Верховный Суд РФ уже занимал противоположную позицию.

К примеру, в определении Верховного Суда РФ от 11 апреля 2016 года № 305-ЭС16-2140 высшая судебная инстанция поддержала нижестоящие суды, взыскавшие со страховщика возмещение в пользу выгодоприобретателя и отметила, что доводы страховой компании о том, что страховой случай наступил вследствие умысла страхователя, что подтверждено приговором суда по уголовному делу, правомерно отклонен нижестоящими инстанциями со ссылкой на постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 09 июля 2009 года № 4/09. 

Возвращаясь к комментируемому судебному акту, отметим, что отменяя судебные акты судов нижестоящих инстанций Верховный Суд РФ указал, что ответственность арбитражного управляющего за причинение убытков лицам, участвующим в деле о банкротстве, и иным лицам в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением возложенных на арбитражного управляющего обязанностей в деле о банкротстве подлежит страхованию в обязательном порядке на основании статьи 24.1 Закона о банкротстве. Целью названного страхования как разновидности страхования ответственности за причинение вреда, осуществляемого в пользу лиц (выгодоприобретателей), которым может быть причинен вред (статья 931 Гражданского кодекса Российской Федерации), является гарантированная за счет средств страхового фонда имущественная защита в условиях ведущихся процедур банкротства. Отказ в компенсации возникших у общества в банкротстве убытков посредством выплаты страхового возмещения нарушает право общества (выгодоприобретателя) на имущественную защиту от незаконных действий арбитражного управляющего (страхователя). 

По мнению автора этот посыл можно истолковать таким образом, что защита прав выгодоприобретателей, то есть либо кредиторов либо конкурсной массы должника (то есть в конечном счете тех же претендующих на нее кредиторов), за счет средств страховщика должна быть гарантированной вне зависимости от степени вины арбитражного управляющего в совершенных им незаконных действиях (бездействии). Это свидетельствует о бесспорно прокредиторской направленности данной правовой позиции, и как было отмечено выше, соотносится с поддерживаемым Верховным Судом РФ трендом защиты прав кредиторов и увеличения эффективности процедур банкротства в части повышения процента удовлетворения требований кредиторов.

Ключевым моментом комментируемого судебного акта является вопрос толкования и применения положений части первой статьи 963 ГК РФ.

В отношении данной правовой нормы Верховный Суд РФ указал, что освобождение компании от выплаты страхового возмещения в пользу общества (выгодоприобретателя) в связи с умышленными действиями страхователя (арбитражного управляющего) противоречит и пункту 1 статьи 963 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку препятствует обществу (выгодоприобретателю) как пострадавшему от таких действий лицу в возмещении убытков, на случай наступления которых осуществлено страхование. В ситуации выплаты в условиях банкротства страхового возмещения в связи с причинением убытков вследствие умышленных действий страховщик защищен возможностью применения предусмотренного законодательством о банкротстве последствия – предъявления регрессного требования к арбитражному управляющему в размере произведенной страховой выплаты (пункт 9 статьи 24.1 Закона о банкротстве). Довод компании о принадлежности страховщику выбора способа защиты от умышленных действий арбитражного управляющего (посредством возражений против иска выгодоприобретателя или предъявления регрессного иска) не основан на законе. В рассматриваемом иске компания не лишена права на выдвижение возражений, связанных с характером страхового случая, однако должна осознавать, что правовые последствия такие возражения будут иметь только в возможном будущем споре с арбитражным управляющим.

  • Таким образом, Верховный Суд РФ фактически ограничил применение части первой статьи 963 ГК РФ в спорах, вытекающих из страхования профессиональной ответственности арбитражных управляющих и возмещения причиненных этой деятельностью убытков, лишь исками страховщиков в порядке регресса.
  • Данная правовая позиция высшей судебной инстанции должна широко приветствоваться кредиторами, для которых она существенно упрощает возможность получения денежных средств в результате исполнения судебных актов о взыскании убытков с арбитражных управляющих. 
  • Однако, хотелось бы в этой связи обратить внимание на следующее. 
Читайте также:  Статья 3. государство и система потребительской кооперации

Безусловно, комментируемый подход повлечет за собой рост числа удовлетворенных исков о взыскании денежных средств со страховщиков.

Это в свою очередь может повлечь за собой вполне естественное для любого рынка последствие — перекладывание соответствующих рисков и негативных последствий на арбитражных управляющих в виде увеличения размеров как базовых страховых премий, так и тех, что рассчитываются на условиях индивидуального андеррайтинга. 

Здесь мы возвращаемся к давно существующей проблеме: при наличии установленной в Законе о банкротстве обязанности арбитражного управляющего действовать в интересах должника, кредиторов и общества, для чего в том числе страховать свою ответственность,  при наличии в этом же Законе о банкротстве отсылки к определению страховой премии на основании страховых тарифов (пункт 3 статьи 24.1), учитывая предусмотренную частью второй статьи 954 ГК РФ возможность определения страховых тарифов органами страхового надзора, до настоящего времени определение этих тарифов государством не производится. Следствием этого являются массовые примеры установления страховщиками заградительных тарифов для арбитражных управляющих при наличии даже еще не рассмотренных судом жалоб на их действия (бездействие), при наличии удовлетворенных жалоб, не связанных с причинением убытков, при наличии фактов взыскания убытков, когда они самостоятельно возмещены управляющими, не говоря уже о ситуациях, когда убытки не возмещены. Очевидно, что необходим комплексный подход: защита прав кредиторов путем упрощения процедуры получения возмещения за счет средств страховых фондов должна быть уравновешена законодателем путем установления государственного регулирования страховых тарифов.

Глава XI. Основания освобождения страховщика от выплаты страховой суммы

  • Статья 10. Основания
    освобождения страховщика от выплаты
    страховой суммы
  • 1.
    Страховщик освобождается от выплаты
    страховой суммы по обязательному
    государственному страхованию, если
    страховой случай:
  • наступил
    вследствие совершения застрахованным
    лицом деяния, признанного в установленном
    судом порядке общественно опасным;
  • находится
    в установленной судом прямой причинной
    связи с алкогольным, наркотическим или
    токсическим опьянением застрахованного
    лица;
  • является
    результатом доказанного судом умышленного
    причинения застрахованным лицом вреда
    своему здоровью или самоубийства
    застрахованного лица.

Страховщик
не освобождается от выплаты страховой
суммы в случае смерти застрахованного
лица, если смерть последнего наступила
вследствие самоубийства и к этому
времени застрахованное лицо находилось
на военной службе, службе не менее шести
месяцев или если смерть застрахованного
лица является результатом доказанного
судом доведения до самоубийства,
независимо от срока нахождения
застрахованного лица на военной службе,
службе (в редакции Федерального закона
от 7.07.2003 г. № 114-ФЗ).

2.
Решение об отказе в выплате страховой
суммы принимается страховщиком и
сообщается застрахованному лицу
(выгодоприобретателю) и страхователю
в письменной форме с обязательным
мотивированным обоснованием причин
указанного отказа в срок, установленный
настоящим Федеральным законом для
осуществления выплаты страховой суммы.

Комментарий
к п. 1

Согласно
страховому законодательству Российской
Федерации при наступлении страхового
случая страховщик может освобождаться
от выплаты страховой суммы.

В
соответствии с п. 1 ст.

963 ГК РФ страховщик
освобождается от выплаты страхового
возмещения или страховой суммы, если
страховой случай наступил вследствие
умысла страхователя, выгодоприобретателя
или застрахованного лица.

Что касается
личного страхования, то исключение
составляют те случаи, когда смерть
застрахованного наступает вследствие
самоубийства и к этому времени договор
страхования действовал уже не менее
двух лет.

  1. Статьей
    964 ГК РФ предусмотрены и другие основания
    освобождения страховщика от выплаты
    страховой суммы. Если законом или
    договором страхования не предусмотрено
    иное, страховщик освобождается от
    выплаты страхового возмещения и страховой
    суммы, когда страховой случай наступил
    вследствие:
  2. — воздействия
    ядерного взрыва, радиации или радиоактивного
    заражения;
  3. — военных
    действий, а также маневров или иных
    военных мероприятий;
  4. — гражданской
    войны, народных волнений всякого рода
    или забастовок.
  5. Однако
    данная норма является диспозитивной и
    устанавливает указанные основания,
    только если иное не предусмотрено
    законом или договором страхования.

В
п. 1 ст. 10 Федерального закона № 52-ФЗ
сформулированы иные основания освобождения
страховщика от выплаты страховой суммы
по обязательному государственному
страхованию жизни и здоровья.

Практика
реализации обязательного государственного
страхования указывает на то, что
выполнение истинной воли законодателя
— предотвратить выплаты государственных
денег преступникам, алкоголикам и
наркоманам — в действительности
невозможно. Условия, при которых
страховщик освобождается от выплаты,
определены таким образом, что не учитывают
порядок и обстоятельства, при которых
создается ситуация, когда страховые
суммы не выплачиваются.

Все
указанные в ст. 10 Федерального закона
№ 52-ФЗ факты должны быть установлены в
судебном порядке.

Однако и страховщик,
и страхователь поставлены в условия,
когда срок принятия решения о выплате
или невыплате страховой суммы строго
ограничен 15 днями и не предусмотрено
никаких дополнительных промежуточных
периодов, в течение которых могли бы
появиться указанные судебные решения
по инициативе страхователя или
страховщика.

Если, например, факт прямой
причинной связи смерти застрахованного
с алкогольным опьянением установлен в
ходе следствия прокуратурой, которой
вынесено постановление о прекращении
уголовного дела, и такие документы
предоставляются страховщику, то трудно
говорить о наличии у страховщика права
на отказ в выплате страховой суммы.

Решение
данной проблемы в судебном порядке в
рамках особого производства также
весьма проблематично. Согласно ст.

265
ГПК РФ суд устанавливает факты, имеющие
юридическое значение, только при
невозможности получения заявителем в
ином порядке надлежащих документов,
удостоверяющих эти факты (применительно
к нашему примеру — при невозможности
получения документов о наличии либо
отсутствии причинной связи смерти с
алкогольным опьянением). Определение
же причинной связи алкогольного опьянения
со смертью гражданина предусмотрено
во внесудебном порядке (органами
судебно-медицинской экспертизы).

В
особом производстве суд не вправе
устанавливать и факт совершения
застрахованным лицом общественно
опасного деяния. Это является предметом
рассмотрения судебного следствия в
уголовном процессе.

Представляется,
что ранее действовавшая норма постановления
Правительства Российской Федерации
1993 г. № 295, регулировавшая сходные
правоотношения, была сформулирована
более удачно.

Противоправность действий
застрахованного определялась на
основании не только решений суда, но и
решений органов, проводивших расследование
по данному случаю, а связь с алкогольным
опьянением — на основании медицинских
заключений.

Федеральным
законом «О внесении изменения в статью
10 Федерального закона «Об обязательном
государственном страховании жизни и
здоровья военнослужащих, граждан,
призванных на военные сборы, лиц рядового
и начальствующего состава органов
внутренних дел, Государственной
противопожарной службы, сотрудников
учреждений и органов уголовно-исполнительной
системы и сотрудников федеральных
органов налоговой полиции» от 7 июля
2003 г. № 114-ФЗ принята новая редакция
рассматриваемой нормы. Ранее действовала
норма, в соответствии с которой члены
семей застрахованных-самоубийц лишались
права на страховую сумму. Эта норма
распространялась только на семьи
военнослужащих, проходивших службу по
призыву, и не касалась членов семей
военнослужащих, проходивших службу по
контракту (в большинстве своем — это
семьи офицеров и прапорщиков), сотрудников
органов внутренних дел начальствующего
состава.

В
соответствии с п. 1 ст.

38 Федерального
закона «О воинской обязанности и военной
службе» срок службы для военнослужащих,
проходящих службу по призыву, составляет
24 месяца, а для окончивших вузы и не
имеющих офицерских званий — 12 месяцев.
При таких условиях когда бы военнослужащий,
проходящий службу по призыву, ни совершил
самоубийство, срок его службы всегда
будет менее 2 лет.

Кроме
того, ранее закон вообще не устанавливал
какой-либо зависимости обязательств
страховщика от причин, приведших к
самоубийству застрахованного, т. е.

не
было никакой разницы между самоубийством
преступника, испугавшегося ответственности
за совершенное преступление, и
самоубийством того, кого довели до этого
издевательствами, или того, кто совершил
самоубийство вследствие какого-либо
заболевания.

Перед законом эти самоубийцы
были равны, и если срок их службы был
менее 2 лет, члены их семей не получали
страховых сумм.

В
настоящее время законодатель исправил
ситуацию: срок военной службы, при
наличии которого у членов семьи
военнослужащего, покончившего жизнь
самоубийством, сохраняется право на
получение страховой суммы, составляет
6 месяцев. Учтены и причины самоубийства.
Если судом будет доказан факт доведения
военнослужащего до самоубийства, то
вне зависимости от срока нахождения
военнослужащего на военной службе члены
его семьи получат страховые суммы.

Читайте также:  Глава ii. требования к эмиссии государственных и муниципальных ценных бумаг

Комментарий
к п. 2

Срок
для принятия решения об отказе в выплате
страховой суммы установлен такой же,
как и при принятии решения о выплате
страховой суммы, — 15 дней со дня
получения документов для принятия
такого решения (п. 4 ст. 11 Федерального
закона № 52-ФЗ).

Нередко
отказ в выплате страховой суммы
отождествляют с действиями страховщика,
которые заключаются в оставлении
представленных документов, не
подтверждающих наступление страхового
случая, без реализации либо в возврате
ошибочно присланных документов.

Совершать
определенные действия: 1) произвести
страховые выплаты; 2) отказать в
выплате страховой суммы — страховщик
имеет право только в случае нахождения
в «режиме страхового случая», т. е. когда
получены документы, подтверждающие
наступление страхового случая.

В
указанных выше случаях страховщик
получает право отказать в выплате
денежной суммы, имеющей конкретный
статус — статус страховой
выплаты
(страховой суммы).

Статус же страховой
выплаты денежная сумма приобретает с
наступлением страхового случая.
Обязанность страховщика произвести
страховую выплату возникает только
после свершившегося события — страхового
случая (п. 2 ст.

9 Закона Российской
Федерации «Об организации страхового
дела в Российской Федерации»).

Страховщик
освобождается от выплаты страховой
суммы не потому, что не произошел
страховой случай, а потому, что страховой
случай произошел при определенных
условиях, т. е.

при наличии конкретных
юридических фактов, которые освобождают
страховщика от исполнения обязательств
провести страховую выплату (установленные
судом факты: наступление страхового
случая вследствие общественно опасного
деяния; наличие причинной связи с
алкогольным, наркотическим и токсическим
опьянением; доказанное умышленное
причинение застрахованным вреда своему
здоровью или самоубийство застрахованного
лица).

Указанная
норма соотносится с нормой п. 3 ст. 450 ГК
РФ, определяющей возможность одностороннего
отказа стороны от исполнения договора
в том случае, когда это предусмотрено
законом.

Отказ
от выплаты страховой суммы должен
обязательно содержать мотивированное
обоснование, т. е. указание той нормы
Федерального закона № 52-ФЗ, которая
освобождает страховщика от выплаты
страховой суммы. Подобный отказ должен
быть произведен страховщиком в тот же
срок, что и выплата страховой суммы, —
в течение 15 дней после получения всех
необходимых документов для принятия
решения.

Освобождение страховщика от выплаты и исключения из покрытия | КонсультантПлюс, 8 сентября 2011 г

КонсультантПлюс, 8 сентября 2011 г.

Освобождение страховщика от выплаты и исключения из покрытия

Взыскание со страховых организаций спорных выплат остается проблемой, наиболее часто приводящей их клиентов в суд. В этой статье мы рассмотрим, какие условия российские страховщики включают в договоры, чтобы уменьшить страховые выплаты или вовсе от них освободиться, и что об этом думают суды.

Гражданским законодательством (ст. 421 ГК РФ) предусмотрена свобода сторон договора, в том числе договора страхования, при его заключении.

Это выражается, прежде всего, в возможности определять условия договора по своему усмотрению за исключением случаев, когда содержание какого-либо условия предписано законом. Разумеется, принцип свободы договора применим в том числе к договорам добровольного страхования.

Так как условия договоров на практике формируются главным образом страховщиками, они уделяют пристальное внимание отражению в договоре исключений из страхового покрытия и оснований для освобождения от выплаты.

Против правил Нарушение любых правил (строительных, дорожного движения, техники безопасности и т. п.) существенно увеличивает риск наступления различных неблагоприятных последствий для застрахованных объектов.

https://www.youtube.com/watch?v=IqRu0bN83CQ

Поэтому страховщики всячески стараются минимизировать свои риски, включая в условия страхования оговорки об освобождении от выплаты в случае нарушения таких правил страхователем (лицом, заключившим договор) или выгодоприобретателем (получателем страхового возмещения).

Следует отметить, что фактически нарушения различных норм и правил являются проявлениями грубой неосторожности. Однако с учетом позиции, изложенной в п. 9 информационного письма Президиума НАС РФ от 28.11.

2003 № 75, страховщики стараются избегать формулировки «грубая неосторожность» при описании исключений и оснований для освобождения от выплаты в договорах и правилах. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ указал, что условие договоров (правил) об отказе в выплате возмещения вследствие грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя является ничтожным.

Это объясняется тем, что подобное условие противоречит абз. 2 п. 1 ст. 963 ГК РФ, согласно которому освобождение из-за грубой неосторожности может быть предусмотрено только законом (но не договором).

Заблудились в двух понятиях

В договорах страхования, с которыми мы, как юридическая компания, сталкиваемся в работе, страховые компании по-разному формулируют условия, которые, как им кажется, должны исключить случаи выплат при происшествиях, возникающих из-за нарушений различных норм и правил.

В основном для таких ограничений используются условия следующих разделов: «Исключения из страхового покрытия»; ««Основания освобождения страховщика от выплаты» договора страхования. Наш опыт показывает, что зачастую страховщики смешивают эти понятия, считая их тождественными.

Между тем здесь имеется существенная разница: если событие исключено из страхового покрытия, то у страховщика не возникает обязанности платить ввиду ненаступления страхового случая; основание, освобождающее страховщика от выплаты, позволяет ему не платить, когда страховой случай наступил.

Казалось бы, суды, как непосредственные правоприменители, при рассмотрении огромного количества страховых споров, многие из которых доходят до высших инстанций, должны стремиться к выработке единых позиций. Однако одни и те же суды принимают диаметрально противоположные решения по одним и тем же вопросам.

Зачастую они сами путаются в понятиях «освобождение от выплаты» и «исключение из покрытия», необоснованно смешивая и отождествляя их. Проанализировав практику, мы постарались выявить общие тенденции ее развития.

Условия освобождения от выплаты

Основания для освобождения страховщика от выпла¬ты перечислены в ст. 963, 964 и п. 4 ст. 965 ГК РФ. При этом диспозитивность (разрешено то, что не запрещено) ст. 964 позволяет сторонам включать в договор страхования и иные основания для освобождения. Однако в одном из рассматриваемых ниже дел мы увидим, что эта свобода все же не абсолютна.

Наибольшее количество страховых дел, рассматриваемых судами, традиционно связано с автомобильным страхованием ввиду его широкой распространенности. Вопрос о включении в договоры дополнительных оснований для освобождения страховщиков от выплат часто поднимается в связи с рассмотрением именно этой категории дел.

Затем позиции, высказанные судами по «автомобильным делам», переносятся в дела, связанные со страхованием других видов имущества. Очень часто в судебной практике встречаются дела, связанные с хищением застрахованных автомобилей с оставленными в них ключами и/или регистрационными документами. В соответствии с правилами страхования (т.е.

разработанными страховщиками документами, содержащими основные условия страхования) подавляющего числа российских страховщиков подобное происшествие не является страховым случаем. Примерно в половине случаев это условие описано в договорах как освобождающее страховщика от выплаты. Однако встречаются и другие редакции правил страхования.

В определении ВАС РФ от 29.05.2009 № ВАС-6245/09 по делу № А56-13413/2008 суд отметил наличие в правилах страхования права страховой компании отказать в выплате возмещения при хищении автомобиля с оставленными в нем регистрационными документами. В определении суд указал па диспозитивность ст. 964 ГК РФ, т.е.

на возможность сторон самостоятельно формировать условия договора. Так как в правилах страхования содержится описанное выше основание для освобождения, в передаче дела в Президиум ВАС РФ было отказано и освобождение страховщика от выплаты признано соответствующим закону и договору.

Если виноват страхователь В принятом немного позднее постановлении Президиума ВАС РФ от 23.06.2009 № 4561/08 суд по этому вопросу занял иную позицию, которой последовательно придерживаются нижестоящие суды в настоящее время.

В постановлении также указано на диспозитивность ч. 1 ст. 964 ГК РФ, согласно которой стороны могут устанавливать в договоре иные, кроме предусмотренных законом, основания для освобождения страховщика от выплаты. Однако Президиум ВАС РФ считает, что страховщик может освобождаться от выплаты, только если действия страхователя способствовали наступлению страхового случая. В частности, оставление страхователем документов в машине не способствует совершению кражи автомобиля. По всей видимости, суды могут освобождать страховщиков от выплат на основании нарушения страхователями различных норм и правил, если это нарушение привело к наступлению страхового случая. Так, в деле № А28-11704/2009 рассматривалось включение в договор условия об освобождении страховщика от выплаты при возникновении страхового случая по вине страхователя. По делу было установлено нарушение норм пожарной безопасности со стороны работника страхователя (определение ВАС РФ от 14.10.2010 № ВАС-13494/10). Судами всех инстанций страховщик был освобожден от выплаты со ссылкой на диспозитивность ст. 964 ГК РФ и возможность сторон предусматривать дополнительные основания для освобождения страховщика.

  • Решение верное, мотив нет
  • Исключение из страхового покрытия
  • Громкий процесс
  • В виде исключения
  • Условие одно, применение разное
  • Дело случая
  • Основания для отказа
  • Решение за судом
  • Полина КОНДРАТЮК, адвокат Clyde & Со (СIS), член Общества страховых юристов (ОСЮР)
Читайте также:  Статья 4. Подходящая и неподходящая работа

Принцип свободы договора при установлении оснований освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения

В статье анализируются положения ГК РФ об основаниях освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения. Рассматриваются различные подходы судов к данному вопросу. Исходя из принципа свободы договора, делается вывод о возможности включать в договор страхования дополнительные основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения.

Ключевые слова: свобода договора, формирование условий договора, договор страхования, выплата страхового возмещения.

Одним из проявлений принципа свободы договора является то, что «условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами» [1].

Данное положение, провозглашая свободу в определении сторонами условий договора, тут же ограничивает ее наличием определенных норм права, которые либо прямо запрещают сторонам включать в договор то или иное условие, либо предписывают определенное содержание условия без возможности его изменения (так называемые негативные и позитивные условия ограничения свободы формирования условий договора соответственно).

В вопросах договорной свободы интерес представляет не столько сама свобода, сколько ее пределы.

Зачастую сформулированная в законе правовая норма не позволяет однозначно определить, можно ли сторонам отступить от этого правила; иными словами, предметом споров становится ситуация, когда в норме нет прямого разрешения на согласование сторонами иного содержания условия и одновременно нет прямого запрета на это.

Такая проблема возникает в судебной практике, в частности, по договору страхования, когда речь идет об основаниях освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения, которые установлены в ст.ст.

961, 963, 964 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ).

Анализ содержания данных статей не позволяет дать однозначный ответ на вопрос, является ли перечень оснований, приведенных в ГК РФ, исчерпывающим.

Данной проблеме, казалось бы, давно было найдено решение — Конституционный Суд Российской Федерации рассматривал этот вопрос и неоднократно указывал на диспозитивный характер ст. 964 ГК РФ. По мнению Конституционного Суда Российской Федерации, норма, содержащаяся в п. 1 ст.

964 ГК РФ, «предоставляя сторонам возможность в договорном порядке самостоятельно определить дополнительные основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения и страховой суммы, направлена на реализацию гражданско-правового принципа свободы договора и также не может рассматриваться как нарушающая права и свободы заявителя, указанные в жалобе» [2]. Позднее Конституционный Суд также отметил, что данное положение, «диспозитивное по своему характеру, само по себе направлено на реализацию вытекающего из Конституции Российской Федерации гражданско-правового принципа свободы договора. Ограничение свободы договора при установлении оснований освобождения страховщика от обязанности по выплате страхового возмещения возможно, лишь если оно продиктовано конституционно значимыми целями, и относится к исключительной компетенции законодателя» [3]. Таким образом, Конституционный Суд подчеркнул, что в договоре можно устанавливать любые основания освобождения страховщика от обязанности по выплате страхового возмещения, однако такое право сторон может быть ограничено законом.

Такой подход был воспринят Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации (далее — ВАС РФ) [4]. Особый интерес представляет постановление Президиума ВАС РФ от 23.06.2009 № 4561/08 [5].

В этом постановлении было рассмотрено одно из наиболее распространенных дел в области страховых споров — возможность освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения по мотиву хищения застрахованного транспортного средства вместе с оставленными в нем регистрационными документами.

Страховое общество отказалось выплачивать страховое возмещение, так как Правилами добровольного страхования транспортных средств предусматривалось освобождение страховщика от выплаты страхового возмещения, если автомобиль был похищен вместе с оставленными в нем регистрационными документами. ВАС РФ указал на диспозитивность формулировки ст.

964 ГК РФ, которая, исходя из принципа свободы волеизъявления при заключении договора, означает право сторон на установление в договоре иных, кроме предусмотренных законом, оснований освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения.

Однако небесспорным в этом постановлении является то, что ВАС РФ, последовательно отстаивая данное право сторон, тем не менее, встал на защиту страхователя, тем самым ограничив свободу договора, и оставил в силе постановление суда кассационной инстанции: страховая выплата все-таки была взыскана со страховщика.

Проф. А. Г. Карапетов полагает, что политико-правовых оснований для принятия судом такого решения нет [6; с.125].

Во-первых, включение в договор такого условия имеет разумную причину: страховая компания обеспечивает себе защиту от страхового мошенничества (неофициальной продажи транспортного средства после его «кражи»).

Во-вторых, другая сторона выразила свое согласие с договором страхования, а также с Правилами страхования, являющимися неотъемлемой частью договора, подписав его.

В-третьих, на стороне страхователя выступала коммерческая организация, соответственно, речь шла о чисто коммерческом контракте, где у страхователя была возможность повлиять на условия договора или, по меньшей мере, выбрать другую страховую компанию, если его не устраивало данное условие. Таким образом, если бы на стороне страхователя выступал гражданин-потребитель, можно было бы рассуждать об экономической слабости потребителя, неравенстве переговорных возможностей и т. д.

Оставляя некую неясность, почему диспозитивная норма ст.964 ГК РФ оказалась неприменимой в данной ситуации, ВАС РФ обосновывает, почему нельзя применить ст.

963 ГК РФ, предусматривающую, что страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения, если страховой случай наступил вследствие умысла страхователя: «Кража автомобиля вместе с регистрационными документами не устраняет объективности его утраты» [5], «Наступление страхового случая не связано с нахождением в автомобиле документов и оставление их страхователем не способствовало совершению посторонними лицами кражи автомобиля» [5]. Правила абз. 2 п. 1 ст. 963 ГК РФ о возможности освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения в случае грубой неосторожности страхователя также не применяются, поскольку в силу положений ГК РФ эти случаи должны быть прямо предусмотрены законом.

В целом, арбитражная практика складывается следующим образом: арбитражные суды, следуя логике Конституционного Суда Российской Федерации, обращают внимание на то, что в ст.

964 ГК РФ есть фраза «если законом или договором страхования не предусмотрено иное», и признают возможность включения в договор страхования дополнительных оснований освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения.

Основания освобождения страховщика от осуществления страховой выплаты

Страховщик вправе полностью или частично отказать страхователю в страховой выплате, если страховой случай произошел вследствие: 1) умышленных действий страхователя, застрахованного и (или) выгодоприобретателя, направленных на возникновение страхового случая либо способствующих его наступлению, за исключением действий, совершенных в состоянии необходимой обороны и крайней необходимости; 2) действий страхователя, застрахованного и (или) выгодоприобретателя, признанных в установленном законодательными актами порядке умышленными преступлениями или административными правонарушениями, находящимися в причинной связи со страховым случаем.

Страховщик не освобождается от осуществления страховой выплаты по договорам страхования гражданско-правовой ответственности, если страховой случай произошел по вине лица, чья ответственность является объектом страхования.

Страховщик не освобождается от осуществления страховой выплаты, которая по договору личного страхования подлежит выплате в случае смерти застрахованного, если смерть наступила вследствие самоубийства и к этому времени договор страхования действовал уже не менее двух лет.

  • Поскольку договором добровольного страхования и законодательными актами об обязательном страховании не предусмотрено иное, страховщик освобождается от осуществления страховой выплаты, если страховой случай наступил вследствие:
  • 1) воздействия ядерного взрыва, радиации или радиоактивного заражения;
  • 2) военных действий;
  • 3) гражданской войны, народных волнений всякого рода, массовых беспорядков или забастовок.
  • Поскольку договором имущественного страхования не предусмотрено иное, страховщик освобождается от осуществления страховой выплаты за убытки, возникшие вследствие изъятия, конфискации, реквизиции, ареста или уничтожения застрахованного имущества по распоряжению государственных органов.
  • Основанием для отказа страховщика в осуществлении страховой выплаты может быть также следующее:
  • 1) сообщение страхователем страховщику заведомо ложных сведений об объекте страхования, страховом риске, страховом случае и его последствиях;
  • 2) умышленное непринятие страхователем мер по уменьшению убытков от страхового случая
  • 3) получение страхователем соответствующего возмещения убытка по имущественному страхованию от лица, виновного в причинении убытка;
  • 4) воспрепятствование страхователем страховщику в расследовании обстоятельств наступления страхового случая и в установлении размера причиненного им убытка;
  • 5) неуведомление страховщика о наступлении страхового;
  • 6) отказ страхователя от своего права требования к лицу, ответственному за наступление страхового случая, а также отказ передать страховщику документы, необходимые для перехода к страховщику права требования. Если страховое возмещение уже было выплачено, страховщик вправе требовать его возврата полностью или частично;

7) другие случаи, предусмотренные законодательными актами.

Освобождение страховщика от страховой ответственности перед страхователем по мотивам его неправомерных действий, предусмотренных гражданским законодательством, одновременно освобождает страховщика от осуществления страховой выплаты застрахованному или выгодоприобретателю. Условиями договора страхования могут быть предусмотрены другие основания для отказа в страховой выплате, если это не противоречит законодательным актам.

Решение об отказе в страховой выплате принимается страховщиком и сообщается страхователю в письменной форме с мотивированным обоснованием причин отказа.

Отказ страховщика произвести страховую выплату может быть обжалован страхователем в суд.

Ссылка на основную публикацию