Статья 79. Юридическая сила решения

Статья 79. Юридическая сила решения

В Госдуму поступил законопроект [1], направленный на изменение положений Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации». (Legal.Report рассказывал об этом в материале Путин предложил придать толкованиям КС силу закона). Проект касается типов  решений КС и их юридических последствий. С законодательной инициативой выступил президент РФ. Поддержан законопроект и самим Конституционным судом.

Третий путь

Предыдущие поправки, вносившиеся в данный ФКЗ, юристы встречали неоднозначно[2]. Однако идея нынешнего законопроекта вряд ли станет поводом для критики.

Она заключается главным образом в легализации практики вынесения КС так называемых постановлений о выявлении конституционно-правового смысла оспариваемых нормативных правовых актов и определении прав и обязанностей, возникающих у субъектов права после их вынесения.

Как говорится в пояснительной записке, «предлагается новый вид постановления, принимаемого… по итогам рассмотрения дела о проверке конституционности нормативного акта органа государственной власти или договора между органами государственной власти, – постановление о признании нормативного акта или договора либо отдельных их положений соответствующими Конституции Российской Федерации в истолковании, данном Конституционным Судом». (Что, по сути, и есть выявление судом конституционно-правового смысла проверяемого им положения.) Это будет отражено, в частности, в статье 87 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Между тем рассматриваемый тип судебных актов отнюдь не является новым. Роль законопроекта в этом смысле правильнее было бы определить как законодательное закрепление давно сложившегося положения вещей.

Изначально ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» предоставлял суду две возможности: признать проверяемый нормативный правовой акт соответствующим либо не соответствующим Конституции. Практика нашла третий путь.

В изобретенном КС варианте ответа на вопрос заявителя оспоренный нормативный правовой акт Конституции соответствует, но «с учетом выявленного судьями конституционно-правового смысла»[3].

Так, постановлением от 23.03.1999 № 5-П о порядке обжалования действий и решений органа дознания, следователя и прокурора суд признал действовавшую на тот момент статью 133 УПК РСФСР «не противоречащей Конституции Российской Федерации, поскольку ее положения сами по себе не предполагают произвольного и неограниченного продления срока предварительного расследования».

Далее было сказано: «Соответствующее конституционное истолкование данной нормы, по смыслу статей 46 и 52 Конституции Российской Федерации и согласно пункту 1 резолютивной части настоящего постановления, во всяком случае должно обеспечиваться судами путем проверки по жалобам граждан законности и обоснованности постановлений о продлении срока предварительного расследования» (пункт 2 резолютивной части).

В дальнейшем число решений Конституционного суда с подобными резолюциями возрастало, их доля в общей массе постановлений становилась все более внушительной. Для иллюстрации: в 2015 году суд принял 33 постановления по делам нормоконтроля, и в 16 из них содержится именно такой вывод.

Данная практика продолжается и поныне. Примером может служить постановление от 29.03.2016 № 8-П по вопросу о возможности выведения за штат и последующего увольнения сотрудника Федеральной службы исполнения наказаний, в котором суд решил признать регулирующий этот предмет пункт «а» части 1 статьи 16.

1 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации «не противоречащим Конституции Российской Федерации, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования он не предполагает возможность произвольного зачисления в распоряжение учреждения или органа уголовно-исполнительной системы в связи с выведением за штат при сокращении численности или штата сотрудников данного учреждения или органа (его структурных подразделений) и последующего увольнения по сокращению штатов тех лиц, должности которых в рамках соответствующих организационно-штатных мероприятий не подлежат сокращению» (пункт 1 резолютивной части).

Проблемы правоприменения

Вопрос о том, зачем вообще потребовалась такая конструкция, как постановление о выявлении конституционно-правового смысла оспариваемого нормативного правового акта, заслуживает отдельного внимания[4]. Однако сейчас необходимо сказать о другом: последующая реализация таких постановлений «хромала» сильнее всего.

Не зря в одном из информационно-аналитических отчетов об исполнении решений Конституционного суда говорится: «решения, в которых нормативные положения оспоренных норм были признаны соответствующими Конституции Российской Федерации в выявленном конституционно-правовом смысле, зачастую воспринимаются правоприменительными органами как свидетельствующие об отсутствии проблемы (правоприменительной или законодательной). На практике в этих ситуациях правоприменительные органы отказывались пересматривать дела заявителей, даже если на это прямо было указано в мотивировочной части решения Конституционного суда. Отказы мотивировались тем обстоятельством, что в действующем процессуальном законодательстве основанием для пересмотра по новым (вновь открывшимся) обстоятельством является решение Конституционного суда о признании норм не соответствующими Конституции Российской Федерации»[5].

На этом фоне высвечивается еще одна роль законопроекта: способствовать изменению в лучшую сторону ситуации с исполнением решений КС России правоприменительными органами. Что, к слову, прямо декларирует пояснительная записка.

Для этого в части 5 статьи 79 «Юридическая сила решения» ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» предлагается закрепить, что с момента вступления в силу постановления суда о признании нормативного правового акта соответствующим Конституции в данном судом истолковании не допускается применение либо реализация его каким-либо иным способом в истолковании, расходящемся с тем, что дано судом. Суды общей юрисдикции, арбитражные суды не вправе применять его положения в истолковании, расходящемся с тем, что содержится в постановлении Конституционного суда. В статье 100 «Итоговое решение по делу», регламентирующей юридические последствия судебного акта органа конституционного контроля, принятого по итогам рассмотрения жалобы на нарушение конституционных прав и свобод граждан, планируется указать, что дело заявителя «подлежит пересмотру компетентным органом в обычном порядке» и в случае выявления судом конституционно-правового смысла оспоренного положения нормативного правового акта.

Нужны изменения в кодексы

Надо напомнить, что это уже не первая попытка урегулировать юридические последствия решений КС рассматриваемого типа.

В 2010 году в ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» было отражено, что «позиция Конституционного Суда относительно того, соответствует ли Конституции смысл нормативного правового акта или его отдельного положения, придаваемый им правоприменительной практикой, выраженная в постановлении Конституционного Суда… подлежит учету правоприменительными органами с момента вступления в силу соответствующего постановления Конституционного Суда» (часть 5 статьи 79 в действующей редакции)[6].

Как показывает практика, такой законодательной формулы для надлежащей реализации постановления КС о выявлении конституционно-правового смысла проверяемого положения нормативного правового акта оказалось недостаточно. Дело в ее неопределенности. В частности, А. М.

Кальяк, анализируя смысл приведенного в части 5 статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» термина «учет», пришел к выводу, что упомянутая там правовая позиция КС вполне может восприниматься не как обязательная для правоприменительных органов, а как имеющая лишь рекомендательное значение[7].

Законопроект нацелен на установление более однозначного и категоричного правила.

Немаловажно добавить, что для того чтобы идея законопроекта заработала, нужны изменения в процессуальные кодексы,. Как минимум в те их части, которые регулируют пересмотр судебных актов по новым обстоятельствам (пункт 3 части 4 статьи 392 ГПК России, пункт 3 части 3 статьи 311 АПК России, пункт 1 части 4 статьи 413 УПК России, пункт 3 части 1 статьи 350 КАС России).

В них следует отразить, что решение Конституционного суда может являться новым обстоятельством не только когда в нем констатируется несоответствие Конституции положений, примененных в конкретном деле, но и если оно содержит иное их конституционно-правовое истолкование[8]. О том, что это необходимо, говорится в сопроводительных документах к законопроекту.

Остается сожалеть, что это не было сделано одномоментно.

В заключение хотелось бы отметить, что принятие законопроекта не гарантирует решения проблем в области исполнения судебных актов Конституционного суда, которых он касается. Будущее покажет, готовы ли к изменениям правоприменители.

Кроме того, за рамками законопроекта остаются другие актуальные вопросы: статус определений Конституционного суда с позитивным содержанием, правила пересмотра в судах дел тех, кто не был заявителем в конституционном судопроизводстве, варианты реагирования правоприменителей на положения нормативных правовых актов, аналогичных объявленным неконституционными либо истолкованным Конституционным судом. Тем не менее появление законопроекта можно приветствовать хотя бы потому, что он делает понятными юридические последствия широко распространенных постановлений Конституционного суда о выявлении конституционно-правового смысла нормативных правовых актов.

КС: Каждый вправе требовать пересмотра судебного акта, основанного на неконституционном законе

26 июня КС РФ принял Постановление № 30-П, в котором указал на необходимость урегулировать механизм пересмотра основанных на признанных неконституционными нормах судебных решений, которые на момент вынесения соответствующего постановления КС не исполнены или исполнены частично.

Суды отказались считать новым обстоятельством постановление КС по делу другого лица

Решением Преображенского районного суда г. Москвы от 15 июня 2010 г. и частично изменившим его определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 17 декабря 2010 г. были удовлетворены требования Преображенского межрайонного прокурора г.

Читайте также:  Статья 27. материальное обеспечение инвалидов

Москвы о признании сделок недействительными, истребовании квартиры, снятии ее с регистрационного учета и выселении граждан. Суды исходили из того, что спорная квартира, которую Валерий Однодворцев приобрел по договору купли-продажи, ранее была приватизирована по подложным документам, т.е.

выбыла из владения собственника – г. Москвы – помимо его воли.

Перспективы для добросовестных приобретателейЭксперты «АГ» проанализировали итоговое решение Конституционного Суда РФ по поводу невозможности изъятия имущества у добросовестного приобретателя

22 июня 2017 г. КС РФ принял Постановление № 16-П по делу Александра Дубовца: п. 1 ст.

302 Гражданского кодекса был признан не соответствующим Конституции как допускающий истребовать из чужого незаконного владения жилье, являвшееся выморочным имуществом, от его добросовестного приобретателя, который при возмездном приобретении этого помещения полагался на данные ЕГРН и зарегистрировал свое право собственности, по иску публично-правового образования, не принявшего своевременных мер по установлению такого выморочного имущества и надлежащему оформлению права собственности на него.

Валерий, Евгений, Наталья и Татьяна Однодворцевы обратились в суд с заявлением о пересмотре судебных решений об изъятии у них квартиры по новым обстоятельствам – в связи со вступлением в силу Постановления КС РФ № 16-П/2017. Однако Преображенский районный суд и Мосгорсуд в удовлетворении требований отказали. Они сослались на п. 3 ч. 4 ст.

392 ГПК, согласно которой новым обстоятельством, влекущим пересмотр вступившего в законную силу судебного постановления, является признание Конституционным Судом не соответствующим Конституции закона, примененного в конкретном деле, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в КС РФ.

В передаче кассационных жалоб граждан для рассмотрения в заседаниях судов обеих кассационных инстанций было отказано.

Позднее Однодворцевы попытались прекратить исполнительное производство по делу об их выселении также со ссылкой на Постановление № 16-П/2017. В удовлетворении этого требования также было отказано.

Суды пояснили, что этот акт КС не содержит ни прямого указания на необходимость пересмотра судебных решений по делам лиц, не являвшихся участниками конституционного судопроизводства, ни оснований для прекращения исполнительного производства.

КС обязал законодателя уточнить механизм обжалования судебных решений

Валерий, Евгений, Наталья, Матвей и Татьяна Однодворцевы обратились в Конституционный Суд. Заявители обжаловали ч. 3 и 5 ст. 79 Закона о КС РФ, ч. 1 ст. 439 ГПК и п. 4 ч. 1 ст. 43 Закона об исполнительном производстве.

По мнению Однодворцевых, указанные нормы не позволяют прекратить исполнительное производство по делам лиц, не являвшихся участниками конституционного судопроизводства, в связи с принятием постановления Конституционного Суда, которым нормы, положенные в основу судебных актов по таким делам, признаны не соответствующими Конституции (жалоба имеется у «АГ»).

КС заметил, что его постановление действует на будущее время и запрещает применение неконституционного закона или применения закона вопреки данному Судом истолкованию.

Признание нормы неконституционной является основанием прежде всего для пересмотра судебного решения, во исполнение которого было возбуждено исполнительное производство, и как следствие, для прекращения исполнительного производства по исполнению решения суда, применившего эти акты в конкретных делах лиц, не являвшихся участниками конституционного судопроизводства, подчеркнул КС. Соответственно, свойство исполнимости самого судебного решения до его пересмотра не затрагивается, пояснил он.

В то же время, добавил КС, в споре между публичным образованием и гражданином исполнение судебного решения о выселении может поставить гражданина как более слабую и уязвимую сторону в крайне тяжелое положение.

«При этом публичное образование, из наличия права собственности которого на жилое помещение исходит соответствующее решение суда, очевидно претерпевает существенно меньшие негативные последствия отсутствия возможности владения и пользования спорным жилым помещением, чем гражданин, лишающийся его как способа удовлетворения потребности в жилище, – заметил Суд. – Поэтому гражданам, права которых затрагиваются столь чувствительным образом, не может быть отказано в праве защищать их всеми возможными правовыми средствами, в том числе требуя прекращения исполнительного производства по выселению из спорного жилого помещения, поскольку основанием для его возбуждения послужило судебное решение, основанное на актах или их отдельных положениях, признанных постановлением КС РФ неконституционными (или получивших в нем конституционное истолкование)».

Из постановления следует, что гражданин при обращении в суд с заявлением о прекращении исполнительного производства по выселению из жилого помещения, возбужденного в связи с основанным на неконституционном законе (или получившем конституционное истолкование) решением, может рассчитывать на соразмерную защиту его прав и законных интересов на основании соответствующего постановления КС. Подчеркивается, что суды общей юрисдикции независимо от того, в какой стадии процесса находится конкретное дело, с момента вступления в силу постановления Конституционного Суда, содержащего истолкование примененной в данном деле нормы, опровергающее прежнее ее истолкование, не вправе не исполнять это постановление.

Следовательно, подытожил КС, с момента вступления в силу Постановления № 16-П/2017 положения п. 1 ст. 302 ГК подлежат истолкованию и применению только в выявленном в данном акте конституционно-правовом смысле, а неисполненные или исполненные частично решения судов, основанные на ином истолковании, исполнению не подлежат.

С учетом этого Конституционный Суд признал оспариваемые нормы не противоречащими Основному закону как не предполагающие продолжения исполнительного производства по выселению граждан, не являвшихся участниками конституционного судопроизводства, до пересмотра судебного решения, послужившего основанием для возбуждения такого исполнительного производства, в том случае если это решение основано на признанных неконституционными нормах (получивших иное истолкование КС) и не исполнено (исполнено частично) на момент вынесения соответствующего постановления Суда.

Вывод о невозможности исполнения судебного решения в связи с вынесением постановления КС РФ по делам лиц, не являвшихся участниками конституционного судопроизводства, «во всяком случае является предпосылкой для обращения в суд с требованием о пересмотре такого судебного решения», заметил Суд.

В том числе не исключен и пересмотр дела по новым обстоятельствам.

На этом основании КС обязал законодателя установить правовой механизм пересмотра тех решений, основанных на признанных неконституционными или истолкованных Конституционным Судом нормами, которые не исполнены или исполнены частично на момент вынесения соответствующего постановления.

Эксперты подтвердили значимость постановления для защиты прав граждан

Представитель заявителей в КС РФ, юрист Григорий Вайпан отметил, что «идея кейса» принадлежала Ольге Подоплеловой, которая ранее, как и он, сотрудничала с Институтом права и публичной политики.

По его словам, Конституционный Суд впервые обязал законодателя разработать механизм пересмотра судебных решений по делам всех третьих лиц на основании постановлений КС.

«Решения Конституционного Суда до сих пор фактически защищали только заявителей, по делам которых эти решения были вынесены. А всех остальных, кто находился в аналогичной ситуации, – нет. Надеюсь, теперь это изменится.

Постановление по делу Однодворцевых касается не только добросовестных приобретателей жилья, но и вообще всех», – указал Григорий Вайпан.

Член экспертного совета Института права и публичной политики, доцент кафедры конституционного права РГУП, к.ю.н.

Ольга Кряжкова полагает, что постановление следует рассматривать в двух плоскостях: в контексте конкретной юридической ситуации семьи Однодворцевых и в связи с более общим вопросом об обратной силе решений КС.

«Оба аспекта были разрешены КС так, как это предполагает его компетенция, и по обоим направлениям можно заметить развитие позиции Суда», – указала она.

Так, пояснила эксперт, КС разрешил конкретную юридическую ситуацию, дав четкий ответ на поставленный в жалобе вопрос о том, допустимо ли продолжать исполнительное производство по выселению людей из жилья, если КС ранее признал законоположение, на котором основан судебный акт о выселении, неконституционным по жалобе другого заявителя. «КС ответил, что это недопустимо до тех пор, пока соответствующий судебный акт не будет пересмотрен. Иная трактовка взаимосвязанных норм Закона о КС, ГПК и Закона об исполнительном производстве, регулирующих случаи прекращения исполнительного производства, отныне неконституционна», – подчеркнула Ольга Кряжкова.

Развитие позиции КС, по ее мнению, проявляется в том, что его прежние слова о влиянии своих постановлений на пересмотр судебных решений теперь «подтвержденным образом» распространяются и на исполнительное производство.

КС напомнил о презумпции конституционности закона до признания его неконституционнымСуд вновь указал, что право на пересмотр судебных актов после вынесения постановления КС имеют заявитель и те лица, решения в отношении которых не вступили в законную силу либо вступили, но не исполнены хотя бы частично

«Постановление имеет большое значение для вопроса об обратной силе решений КС.

Раньше я уже обращала внимание на то, что ситуация с пересмотром дел тех, кто не был заявителем в конституционном судопроизводстве, но находится в аналогичном положении, внятно не урегулирована в законодательстве, а сам КС высказывался на этот счет лишь в своих определениях, которые, по его собственному утверждению, менее важны, чем постановления (Определение № 3359-О/2019)», – отметила Ольга Кряжкова.

Теперь, по ее словам, ситуация изменилась, поскольку Суд в Постановлении № 30-П предписал федеральному законодателю установить правовой механизм пересмотра судебных актов после постановлений КС, не исполненных либо исполненных частично на момент вынесения таких постановлений «Это предписание является обязательным, его выполнение ограничено по срокам и будет контролироваться Минюстом России в рамках мониторинга исполнения решений КС», – подчеркнула юрист.

Читайте также:  Статья 11. Применение норм международного права

Эксперт практики разрешения споров, руководитель рабочей группы КА «РКТ» Анастасия Шамшина полагает, что постановление можно расценить как определение правовой судьбы тех позиций, которые были сформулированы КС в Постановлении № 16-П/2017.

«Тогда по жалобе Александра Дубовца КС, наконец, разрешил спор о том, какая из чаш на гипотетических весах правосудия должна получить приоритет – интерес собственника в лице публично-правового образования или интерес оборота в лице добросовестного приобретателя жилого помещения», – указала она.

КС, как считает Анастасия Шамшина, в деле Александра Дубовца обозначил несколько важных аспектов.

К ним относятся значимость дифференцированного подхода к применению правила о виндикации имущества у добросовестного приобретателя в зависимости от того, кто является истцом – частное лицо или государство, недопустимость защиты имущественных интересов публично-правового образования за счет ущемления интересов добросовестного гражданина, который возмездно приобрел жилое помещение, а также переложение неблагоприятных последствий в виде утраты имущества на публично-правовое образование, которое длительное время бездействовало в вопросе установления и надлежащего оформления своего права.

«Вместе с тем позиция КС РФ, к сожалению, не нашла своего безусловного отражения в правоприменительной практике. Суды, включая Коллегию по гражданским делам ВС РФ, толковали решение КС в ограничительной плоскости и применяли его лишь в случаях, когда дело касалось выморочного имущества», – отметила юрист. Так, например, в Определении от 5 марта 2019 г.

№ 9-КГ18-22 ВС РФ указал, что постановление КС по делу Александра Дубовца было принято с учетом «иных фактических обстоятельств, вследствие чего содержащаяся в нем правовая позиция не подлежала распространению на случаи обращения публично-правового образования с иском об истребовании имущества, выбывшего из его владения помимо его воли путем хищения».

Такой подход не позволял обеспечить реализацию правовой позиции КС и защитить добросовестных граждан от исков уполномоченных органов об истребовании жилого помещения и выселении из него, подчеркнула Анастасия Шамшина.

«Семья Однодворцевых была одним из примеров таких добросовестных граждан и, безусловно, имела обоснованное право требовать пересмотра вынесенных по их делу решений, ссылаясь на позицию КС в деле Александра Дубовца. Настойчивость нижестоящих судов, отказавших в таком пересмотре, стала триггером для возврата вопроса на уровень КС.

Но вектор рассмотрения в деле семьи Однодворцевых уже смещен в сторону вопроса о юридической силе постановления КС РФ», – заметила эксперт.

Конституционный Суд сейчас прямо указал, что конституционно-правовой смысл законоположений, который отражен в Постановлении № 16-П/2017, должен применяться в безусловном порядке, указала Анастасия Шамшина.

Кроме того, добавила она, КС обозначил процессуальный порядок защиты для тех добросовестных граждан, решение о выселении которых было принято до разрешения дела Дубовца: обращение в суд с требованием о пересмотре судебного решения о выселении, признавшего право собственности на данное жилое помещение за публично-правовым образованием.

«Позицию КС можно только приветствовать, она последовательна и логична. Но есть еще один аспект, важность которого трудно переоценить. КС указал законодателю на необходимость разработать правовой механизм пересмотра на основании постановления КС судебных решений по делам лиц, не являвшихся участниками конституционного судопроизводства.

Ранее на восстановление нарушенных прав могли рассчитывать только граждане, непосредственно обратившиеся в КС. Если такой механизм будет разработан на законодательном уровне, колесо правосудия за счет единообразного подхода и неоспоримости позиции КС сможет защитить большее количество граждан.

Этот факт может вызывать у юридического сообщества лишь улыбку и радость», – убеждена Анастасия Шамшина.

Адвокат МКА «Центрюрсервис» Илья Прокофьев заметил, что КС высказал важную позицию, согласно которой решения судов и иных органов, основанные на актах, признанных неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены при наличии волеизъявления заинтересованных лиц. «В этой связи стоит предположить, что заявители в любом случае будут сталкиваться с трудностями, поскольку им нужно будет доказать, что признанный неконституционным акт по другому делу соотносится с их спором, а следовательно, затрагивает их права», – заметил эксперт.

Другой важной правовой позицией, по его мнению, является то, что при поступлении в суд заявления гражданина, в отношении которого осуществляется исполнительное производство по выселению из жилого помещения, о прекращении исполнительного производства, возбужденного на основании решения суда, признанного неконституционным, суды общей юрисдикции обязаны исполнять постановление КС. «Этот подход явно направлен на защиту прав граждан, которые находятся в более слабой позиции по исполнительному производству о выселении из жилого помещения», – считает адвокат.

И хотя Суд пришел к выводу о том, что оспариваемые нормы не противоречат Конституции, изложенные в постановлении позиции позволят гражданам более эффективно защищать свои права, применяя практику КС РФ, заключил Илья Прокофьев.

Поправка в ст. 79 Конституции РФ не снизит число жалоб россиян в ЕСПЧ

3 июля 2020 г. 15:16

«РИА Новости»: Адвокат объяснил поправку о приоритете Конституции РФ над международным правом

Поправка, запрещающая исполнять международные договоры, если они противоречат Конституции РФ, не повлияет на отношения России и Европейского Суда по правам человека (ЕСПЧ), считает адвокат, советник Федеральной палаты адвокатов РФ Евгений Рубинштейн. Соответствующее изменение планируется внести в ст. 79 Основного закона.

В новой редакции Конституции РФ будет закреплено следующее положение: «Решения межгосударственных органов, принятые на основании положений международных договоров Российской Федерации в их истолковании, противоречащем Конституции Российской Федерации, не подлежат исполнению в Российской Федерации».

«Поправка в ст. 79 Конституции РФ вряд ли может привести к снижению количества подаваемых гражданами России или их адвокатами жалоб в ЕСПЧ», – сказал советник ФПА РФ Евгений Рубинштейн. Он напомнил, что еще в 2015 г. Конституционный Суд (КС) РФ вынес постановление о праве РФ не исполнять решения ЕСПЧ, если они противоречат Конституции. Однако с тех пор количество жалоб только растет.

«По сравнению с 2017 г. количество жалоб против России практически удвоилось. А самый низкий показатель был в 2017 г. и связан он с реформой ЕСПЧ системы работы с жалобами, ужесточением процесса подачи и критериев отсева неправильно оформленных жалоб», – отметил адвокат.

Таким образом, подчеркнул он, постановление КС не оказало никакого влияния на количество подаваемых россиянами жалоб.

«Закрепление положения о неисполнении решений межгосударственных органов в случае их противоречия Конституции РФ в Основном законе является юридико-техническим моментом – положение перекочевало из постановления Конституционного Суда РФ в Конституцию РФ. Порядок реализации этого положения предусмотрен упомянутым постановлением.

Поэтому никакого содержательного влияния на взаимоотношения с ЕСПЧ, умаления или повышения авторитета ЕСПЧ такая поправка оказать не может. Справедливости ради следует отметить, что подобные положения закреплены в конституциях некоторых европейских стран, например, в Германии.

И, насколько нам известно, такая норма не ограничила ни право на подачу жалоб в ЕСПЧ, ни взаимоотношения с ЕСПЧ», – добавил Евгений Рубинштейн.

Венецианская комиссия Совета Европы, высказывая свое мнение о поправке в Конституцию РФ по решениям ЕСПЧ, рекомендовала удалить предлагаемое дополнение к ст. 79 Конституции (о международных отношениях) или изменить ее формулировку.

Комиссия указала, что Россия приняла политическое решение вступить в Совет Европы и остаться членом этой организации.

Ратифицировав ЕСПЧ и признав юрисдикцию Страсбургского суда, она взяла на себя обязательство исполнять решения суда, говорится в сообщении.

Источник – «РИА Новости».

Недействующий нормативный правовой акт не требует судебного пресечения его юридической силы из-за отсутствия таковой

Распоряжением правительства Чукотского автономного округа от 7 октября 2009 г.

№ 474-рп «О тарифах на хранение задержанных транспортных средств на специализированных стоянках ООО «Госзнак», опубликованным в печатном издании «Крайний Север» от 16 октября 2009 г.

№ 41, установлены тарифы на хранение задержанных транспортных средств на специализированных стоянках ООО «Госзнак». Приложением к названному распоряжению установлен размер тарифов в зависимости от категории транспортного средства.

Читайте также:  Статья 16. Особые требования к розничной продаже алкогольной продукции, розничной продаже алкогольной продукции при оказании услуг общественного питания, а также потреблению (распитию) алкогольной продукции

П. обратился в суд с заявлением, в котором просил признать недействующим со дня принятия п. 1 названного распоряжения правительства Чукотского автономного округа, установившего с 15 октября 2009 г.

тарифы на хранение задержанных транспортных средств на специализированных стоянках ООО «Госзнак», а также приложение к этому распоряжению, установившее размер тарифов в зависимости от категории транспортных средств. Свои требования заявитель мотивировал тем, что в соответствии с п.

6 Правил задержания транспортного средства, помещения его на стоянку, хранение, а также запрещения эксплуатации, утвержденных постановлением Правительства РФ от 18 декабря 2003 г. № 759, плата за хранение транспортного средства взимается в размере, установленном органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации.

По мнению заявителя, обжалуемый акт правительства Чукотского автономного округа принят с нарушением законодательства Чукотского автономного округа, регламентирующего порядок принятия нормативных правовых актов, поскольку издан в форме распоряжения, а не постановления, как это предусматривает Кодекс о нормативных правовых актах Чукотского автономного округа.

Не соблюдена процедура экспертиз, согласований, заключений при принятии упомянутого распоряжения. Кроме того, заявитель ссылался на противоречие распоряжения правительства Чукотского автономного округа от 7 октября 2009 г. № 474-рп нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, в частности, Федеральному закону «О защите конкуренции».

После принятия данного дела к производству суда – 06 апреля 2011г. принято распоряжение правительства Чукотского автономного округа № 152-рп «О признании утратившим силу распоряжения правительства Чукотского автономного округа от 7 октября 2009 г. № 474-рп», которое опубликовано в печатном издании «Ведомости» № 14 (495) от 15 апреля 2011 г.

Определением суда Чукотского автономного округа от 26 апреля 2011 г. производство по данному делу прекращено. В частной жалобе, а также представлении прокурора, ставится вопрос об отмене определения суда в связи с неправильным применением норм процессуального права.

Согласно статье 220 ГПК РФ суд прекращает производство по делу, если дело не подлежит рассмотрению и разрешению в суде в порядке гражданского судопроизводства по основаниям, предусмотренным пунктом 1 части 1 статьи 134 ГПК РФ.

Прекращая производство по данному делу, суд обоснованно исходил из того, что оспариваемые заявителем положения распоряжения правительства Чукотского автономного округа от 7 октября 2009 г.

№ 474-рп «О тарифах на хранение задержанных транспортных средств на специализированных стоянках ООО «Госзнак» признаны утратившими силу.

Поскольку правовые акты, действие которых прекращено, сами по себе основанием для возникновения гражданских прав и обязанностей не являются, в результате чего не могут повлечь каких-либо нарушений охраняемых законом прав и свобод граждан, такие акты не могут быть предметом судебной проверки в порядке главы 24 ГПК РФ.

Указание на противоречие выводов суда определению Конституционного Суда Российской Федерации № 244-О от 12 мая 2005 г. не свидетельствует о неправильном применении судом норм процессуального права.

Согласно позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в указанном определении, суд не может прекратить производство по делу об оспаривании нормативного правового акта, признанного по решению органа государственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица, принявшего данный нормативный правовой акт, утратившим силу после подачи в суд соответствующего заявления, если в процессе судебного разбирательства будет установлено нарушение оспариваемым нормативным правовым актом прав и свобод заявителя, гарантированных Конституцией Российской Федерации, законами и иными нормативными правовыми актами.

В конкретном деле факты нарушения распоряжением правительства Чукотского автономного округа от 7 октября 2009 г. № 474-рп прав, свобод и законных интересов заявителя судом не исследовались и не устанавливались, в связи с чем данные доводы не могут быть признаны состоятельными.

Кроме того, в ряде постановлений (Постановление от 16 июня 1998 г. № 19-П, Постановление от 11 апреля 2000 г. № 6-П, Постановление от 18 июля 2003 г. № 13-П, Постановление от 27 января 2004 г.

№ 1-П) Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал на то, что суды общей юрисдикции вправе при установлении противоречия оспоренного нормативного правового акта закону признать его (оспоренный акт) недействующим, то есть не подлежащим применению с момента вступления решения суда в законную силу.

Из изложенных правовых позиций и предписаний закона следует, что суд своим решением в случае выявления противоречия оспоренного нормативного акта закону прекращает действие такого акта, лишая его юридической силы. Недействующий же нормативный правовой акт не требует судебного пресечения его юридической силы из-за отсутствия таковой.

Данный вывод согласуется с п. 11.

постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2007 года № 48 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части», в котором разъяснено, что недействующий нормативный правовой акт или его часть не может быть обжалован в порядке, предусмотренном главой 24 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку такой акт или его часть не порождает правовых последствий, вследствие чего не может повлечь каких-либо нарушений охраняемых законом прав и свобод заявителя и других лиц. Заявитель вправе оспорить в суде в порядке, предусмотренном главой 25 ГПК РФ, решения, действия (бездействие), основанные на таком нормативном правовом акте, либо обратиться в суд в порядке искового производства за защитой субъективного права или за освобождением от юридической обязанности, поставив вопрос о неприменении при разрешении спора данного нормативного правового акта или его части (определение по делу № 94-П 1-2).

                                                  Управление по обеспечению участия прокуроров в гражданском и арбитражном процессе 

Акты Конституционного Суда РФ: сила, ловкость, интеллект

«Акты Конституционного Суда РФ: сила, ловкость, интеллект»

Акты Конституционного Суда РФ последнее время всё больше и больше ставят серьезные акценты в правоприменительной практике. Проверке подвергаются: законы субъектов, подзаконные акты федеральных органов власти, федеральные законы, кодексы и даже федеральные конституционные законы! 

Высокий суд пересиливает презумпцию конституционности законов — признаёт их отдельные положения неконституционными, как следствие, многие нормы, на основании ч. 6 ст. 125 Конституции РФ, утрачивают юридическую силу.

Конституционный Суд — законодатель или правоприменитель?! 

  • Уже без сомнений признаётся нормативная сила постановлений Коснтитуционного Суда, выражающаяся:
  • 1) в негативном нормотворчестве
  • 2) в позитивном нормотворчестве

Итак, 1 посылка: «Нормативен — значит источник права!» В этой связи, возникает вопрос каким из источников права является постановление КС. На этот счет в доктрине есть 4 мнения:

  1. 1. Нормативным правовым актом
  2. 2. Судебным прецедентом
  3. 3. Правовым обычаем

4. Особым самостоятельным источником права.

Каждая из позиций имеет серьёзное обоснование на урове кандидантских и докторских диссертаций по специальностям 02 (конституционное право) и по 01 (теория права).

Выбирая категорию источника права, к которой мы относим акты КС, зависит и решение вопроса об их юридической силе. Как правило, их место по критерию  юридической силы соотносится лишь в системе нормативных правовых актов. Гадают, что выше Постановление КС или Конституция? или Закон о поправке? или ФКЗ? или ФЗ? или решение ЕСПЧ? …

Какой позиции придерживаетесь Вы?

Далее, рассмотрим 2 посылку. Известную мыслительную цепь юриста в разивите поставленных выше вопросов:

а) России есть принцип разделения властей (ст. 10 Конституции) > нормы права создает законодательная власть > значит КС нарушает этот принцип, когда придумывает правила поведения > судебная власть вторгается в сферу законодательной!

б) Абсурд! По такой логике и исполнительная власть вторгается в законодательную, но почему-то все юристы без проблем относят Постановления Правительства и приказы ведомств к НПА — источникам права — наряду с законами.в) Оправдание. Подзаконные акты издаются только в силу закона: они являются вторичным делегированным правотворчеством. Ведь сам законодатель наделяет исполнительную власть такой функцией.

г) Double-абсурд, потому что подзаконные акты нередко регулируют сверх положенного, а значит как и суд выходят за пределы своей власти и нарушают принцип разделения властей.

д) Наоборот. Такая позиция есть обоснование судебного правотворчества. Ведь функция «негативного» и «позитивного» правотворчества установлена в Конституции (ст. 125) и в ФКЗ (ст. 6, ст. 79, ст. 106).

Обоснование. Принцип разделения властей не заключается в изолировании властей друг от друга; он обеспечивает их согласованность и взаимное сдерживание. Конституционно-судебный нормоконтроль — чем не сдерживание? Значит эта глубокая теория всё же не запрещает КС творить право.

В заключение, 3 посылка. Прецедент не источник российского права. Не источник? Тогда все судебные решения, где имеют место сылки не только на нормативные решения Конституционного Суда, но и на квазинормативные постановления Пленума Верховного Суда, являются неправосудными?! незаконными!? Вопрос.

Призываю к обсуждению, коллеги. А свой развернутый ответ на поставленные вопросы, ненашедшие пояснения здесь, несколько позже.

Ссылка на основную публикацию