Статья 35. Уведомления о принимаемых решениях в связи с расследованиями

5 апр 2018

Обратите внимание, материал старше 2-х лет. Актуальность выводов уточняйте у автора

Статья 35. Уведомления о принимаемых решениях в связи с расследованиями

На практике часто встречаются ситуации, когда ответчик узнает о судебном акте против него уже в процессе исполнения судебного решения. Что в таких случаях делать и есть ли шанс восстановить срок обжалования судебного акта — об этом и пойдет речь в настоящей статье. 

Итак, процесс уведомления участников судебного процесса описан в ст. 113 ГПК РФ, 121 АПК РФ и 96 КАС РФ.

Указанные нормы регламентируют порядок уведомления сторон и связывают возможность уведомления с использованием современных систем коммуникации — сети Интернет, в частности, с помощью размещения информации на официальных сайтах судов, извещения сторон по электронной почте.

Однако сторона спора считается извещенной посредством сети Интернет, если имеются сведения о получении ею первого судебного извещения.

  Как правило, учитывая сложности, связанные с доказыванием принадлежности адреса электронной почты конкретному участнику спора, первое извещение направляется почтой России по адресу регистрации участника процесса, в т.ч. адресу юридического лица, содержащемуся в ЕГРЮЛ. Корреспонденция направляется заказным письмом с уведомлением о вручении. 

Лицо считается уведомленным не только, когда письмо получено, о чем имеется соответствующая отметка в уведомлении о вручении, но и когда письмо возвращено в суд с отметкой об истечении срока хранения. В этом случае, помимо общей нормы — ст.165.

1 ГК РФ, согласно которой сообщение считается доставленным, и в тех случаях, если оно поступило лицу, которому оно направлено (адресату), но по обстоятельствам, зависящим от него, не было ему вручено, или адресат не ознакомился с ним, работают и процессуальные. Так, согласно ст. 123 АПК РФ, лицо считается уведомленным, в т.ч.

если, несмотря на почтовое извещение, не явилось за получением копии судебного акта, направленной арбитражным судом в установленном порядке, о чем организация почтовой связи уведомила арбитражный суд. В ГПК статья 117 рассматривает неполучение судебной корреспонденции как отказ от получения и считает сторону уведомленной надлежащим образом.

Учитывая вышесказанное, можно прийти к выводу, что, если судебное письмо направлялось  по адресу регистрации или нахождения юридического лица, а вы не пришли на почту и не получили его, возможность оспаривая потеряна, т.к. у суда имелось основание рассматривать спор и считать вас уведомленным надлежащим образом.

Это почти так, но как говорит известная идиома: «Дьявол кроется в деталях». Как видно из изложенного, помимо суда и участников спора в реализации процесса судебного уведомления участвует «Почта России», на которую возложена функция доставки судебных извещений.

Эффективные способы защиты от привлечения к административной ответственности

Процессуальные нарушения, в отличие от материально-правовых доводов, требующих от суда глубоко погружения в существо дела, являются более очевидными и не влекут сложностей ни в их доказывании, ни в восприятии, поэтому зачастую именно они могут помочь избежать привлечения к административной ответственности.

В рамках настоящей статьи предлагаю разобраться, какие это нарушения и как можно их использовать, чтобы исключить привлечение к административной ответственности.

Большая часть нарушений допускается государственными органами при извещении лица, в отношении которого ведётся производство, о составлении протокола об административном правонарушении, а также непосредственно при составлении протокола об административном правонарушении. В своей статье я рассмотрю данные категории нарушений, а также некоторые иные, в частности, связанные с привлечением к участию в деле понятых и проведением экспертизы.

  1.  Нарушения при извещении и составлении протокола об административном правонарушении.

О составлении протокола об административном правонарушении в отношении юридического лица законный представитель данного юридического лица должен быть заблаговременно извещён  Таким образом, для того, чтобы протокол был принят судом, необходимо соблюсти следующие требования: (1) уведомление должно быть доставлено; (2) информация о доставке должна быть у государственного органа на момент составления протокола; (3) уведомление должно быть доставлено уполномоченному представителю; (4) уведомление должно быть доставлено заблаговременно; (5) уведомление должно содержать описание обстоятельств нарушения, вменяемого юридическому лицу.

Случаи, когда административный орган не предпринимает никаких мер для извещения лица, в отношении которого ведётся производство, о составлении протокола, достаточно редки, но если такое случается, то протокол, безусловно, является недопустимым доказательством, а вот нарушения госорганов в порядке уведомления на практике часто позволяют повернуть ситуацию в пользу клиента.

В отношении порядка направления извещения КоАП РФ не содержит императивных положений и не требует от госорганов направления извещения какими-либо определенными способами. Извещение может производиться с использованием любых средств связи и доставки, главное, чтобы они обеспечивали фиксацию факта и даты его вручения адресату.

Изложенное означает, что административный орган может известить о составлении протокола как путем направления заказных писем, телеграмм, так и направив уведомление на электронную почту или факс компании, но при этом он должен доказать, что (1) электронная почта или факс принадлежит именно юридическому лицу, а не кому-либо из сотрудников, (2) а также доказать доставку данного отправления. Следует отметить, что доказать принадлежность электронной почты или факса юридическому лицу не составит труда путем ссылки на официальный сайт компании, где указаны соответствующие факс или адрес электронной почты. В отношении же доказательств доставки такого уведомления ситуация выглядит несколько сложнее, поскольку, например, корпоративная почта может быть настроена таким образом, что она не будет направлять уведомление о доставке/прочтении сообщения.

Надо отметить, что протокол также признается недопустимым доказательством, если на момент его составления у государственного органа отсутствовали доказательства извещения, даже если такие доказательства появились позднее[1].

Заблаговременность доставки уведомления означает, что юридическое лицо должно иметь возможность не только направить защитника для участия в составлении протокола, но и подготовить аргументированные возражения против вменяемого ему обвинения[2].

В случае получения незаблаговременного извещения, особенно в случае, когда ваша позиция по существу дела недостаточно обоснована, имеет смысл направить в административный орган ходатайство об отложении составления протокола в связи с необходимостью обеспечения явки защитника и подготовки к составлению протокола.

Это нужно сделать для того, чтобы в случае отказа в удовлетворении такого ходатайства в суде иметь основания для ссылки на нарушение порядка составления протокола в виде незаблаговременного уведомления о его составлении.

Если такое ходатайство не направить, суд может счесть, что лицо само отказалось от осуществления соответствующих прав.

Извещение должно быть вручено уполномоченному на это лицу. Если  полномочий на получение корреспонденции у такого лица нет, то извещение является ненадлежащим.

Почтовое отправление с извещением, направленное по адресу места нахождения юридического лица или уведомление по принадлежащему юридическому лицу факсу является надлежащим извещением[3] (полномочия презюмируются).

При вручении извещения о составлении протокола лично в руки кому-либо из работников общества административный орган должен проверить полномочия на получение входящей корреспонденции.

Относительно возможности извещения о составлении протокола руководителя филиала ранее действовала жёсткая позиция, сформулированная ВАС РФ, в соответствии с которой извещение руководителя филиала о составлении протокола не может рассматриваться в качестве извещения законного представителя юридического лица (абз. 3 п. 24 Постановления Пленума ВАС РФ от 02.06.2004 г.

№ 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях»).

Одновременно с этим есть позиция ВС РФ, в соответствии с которой направление извещения о составлении протокола об административном правонарушении в адрес руководителя филиала (представительства) может быть признано надлежащим извещением законного представителя юридического лица[4].

  • По смыслу изложенной позиции ВС РФ извещение руководителя филиала будет признаваться извещением законного представителя только в том случае, если у него есть полномочия на участие в делах об административных правонарушениях, выраженные в положении о филиале и/или в доверенности[5].
  • Вместе с тем иногда в судебных решениях даже самое безобидное полномочие руководителя филиала – полномочие по получению и передаче документов рассматривается в качестве достаточного для признания извещения такого руководителя филиала извещением законного представителя юридического лица[6].
  • В связи с ликвидацией ВАС РФ и тенденцией на замену выработанных им позиций позициями ВС РФ в доверенности, выдаваемой руководителю филиала, следует прямо указывать, что у него нет полномочий на участие в производстве по делам об административных правонарушениях и/ или получение извещений, связанных с таким производством в отношении юридического лица, и в случае необходимости выдавать отдельные доверенности с соответствующими полномочиями.

Из извещения должно быть понятно, какое нарушение вменяется юридическому лицу, а также указаны  обстоятельства и действия, выявление которых должно послужить основанием для составления протокола об административном правонарушении по конкретному делу[7].

Если в извещении указано что-то вроде «прибыть для составления протокола и вынесения постановления» или «явиться для составления протокола по статье 15.13 КоАП РФ», то такое извещение не является надлежащим (см. Постановление Верховного Суда РФ от 13.01.

2016 N 309-АД15-17312 по делу N А71-5567/2015)

В протоколе должна быть также указана конкретная обязанность, которую нарушило лицо, и обстоятельства такого нарушения.

Например, в протоколе нельзя написать, что «планы эвакуации не соответствуют требованиям нормативных документов».

В таком случае в протоколе должно быть указано, какие именно планы эвакуации, расположенные на принадлежащем юридическому лицу объекте, не соответствуют требованиям нормативных актов и каким именно требованиям (с указанием конкретных пунктов), и в чём именно заключается несоответствие[8].

  1. Точно также в протоколе нельзя просто написать «возле электрощитов хранятся горючие материалы» — нужно указать, где расположены указанные электрощиты, о каких материалах идет речь, и на основании чего сделан вывод об их отнесении к горючим[9].
  2. Кроме того, практикующим юристам хорошо известна практика «синхронного» привлечения к ответственности юридического лица и его должностного лица к административной ответственности.
  3. При этом административные органы чаще всего не утруждают себя исследованием должностных инструкций или вообще каких-либо нормативных актов, регламентирующих должностные обязанности привлекаемых ими к ответственности должностных лиц, выбирая такое должностное лицо интуитивно.
  4. Как правило, протоколы, а потом и постановления о привлечении к ответственности, в отношении должностных лиц являются полными копиями соответствующих документов в отношении юридических лиц с заменой лишь названия юридического лица на ФИО привлекаемого к ответственности должностного лица.
  5. Вместе с тем подобный подход к описанию события совершённого должностным лицом административного правонарушения является существенным недостатком протокола об административном правонарушении, а в случае вынесения на его основе постановления о привлечении к ответственности – основанием для отмены последнего.
Читайте также:  Статья 15. понятие земельной доли

В протоколе об административном правонарушении/постановлении о привлечении должностного лица к ответственности должны быть указаны конкретные возложенные на привлекаемое к административной ответственности лицо правовыми актами обязанности, а также на действия/ бездействие, свидетельствующие об их нарушении. Данный вывод подтверждается судебной практикой[10].

К участию в составлении протокола должен быть допущен защитник. Согласно ч. 4 ст. 25.

4 КоАП РФ защитник и представитель допускаются к участию в производстве по делу об административном правонарушении с момента возбуждения дела об административном правонарушении. Дело об административном правонарушении согласно п. 3 ч.

4 ст. 28.1 КоАП РФ считается возбужденным (по общему правилу) с момента составления протокола об административном правонарушении.

Реализация на практике позиции  сотрудников административных органов о том, что защитник может быть допущен к участию в деле только после составления протокола, делает протокол недопустимым[11], на что обращал внимание и Конституционный Суд РФ

Нельзя не обратить внимание на то, что имеют место случаи недопуска к участию в составлении протокола защитников с так называемой «общей доверенностью», в которой не указан конкретный номер дела об административном правонарушении. В качестве обоснования приводится ссылка на п. 24 Постановления Пленума ВАС РФ от 02.06.

2004 N 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях», в соответствии с которым наличие общей доверенности на представление интересов лица без указания на полномочия по участию в конкретном административном деле само по себе доказательством надлежащего извещения не является.

На неправильность подобного подхода было указано  в Постановлении Президиума ВАС РФ от 28.06.2011 N 2297/11 по делу N А55-16228/2010, однако данное ошибочное толкование, судя по количеству судебных дел, получило широкое распространение в практике административных органов[12].

  • Здесь стоит упомянуть, что допущенный к участию в какой-либо из стадий производства по делу защитник вправе обжаловать постановление вне зависимости от того, есть у него соответствующие полномочия, выраженные в доверенности, или нет.
  • Нарушение требований, предъявляемых к понятым.
  • Как показывает анализ судебной практики, очень часто административные органы либо вообще забывают привлекать понятых там, где их присутствие обязательно (при взятии проб, изъятии предметов, осмотре принадлежащих лицу территорий/помещений[13]), либо привлекают понятых с нарушением требований к ним[14].

Как известно, помимо совершеннолетия, основным требованием к понятому является отсутствие какой–либо прямой или косвенной заинтересованности в исходе дела[15]. КоАП РФ не содержит каких-либо признаков, которые могут свидетельствовать о заинтересованности понятого.

В таком случае для определения наличия заинтересованности понятого разумно опираться на п. 4 -7 ч. 1 ст. 21 КоАП РФ, устанавливающие основания для отвода судьи.

В частности, если понятой находится в служебной зависимости от потерпевшего или является сотрудником административного органа/находится в зависимости от сотрудников административного органа, то привлекать его в качестве понятого нельзя.

Я рекомендую всегда вызывать в судебное заседание при рассмотрении дела об административном правонарушении/ рассмотрении жалобы на вынесенное постановление понятых, указанных в протоколе об осуществлении соответствующей меры обеспечения.

Сбор информации о понятых и их допрос может позволить выявить основания для признания их заинтересованными в исходе дела, поскольку очень часто сотрудники административных органов в качестве понятых привлекают своих сослуживцев, стажёров, практикантов, сотрудников потерпевших и т.д.

В случае, если такие основания будут установлены, протокол будет признан недопустимым доказательством, соответственно, если на основании него была проведена экспертиза, то её заключение также будет признано недопустимым доказательством.

Кроме того, меры, принимаемые судом для обеспечения явки понятых, могут на несколько месяцев затянуть срок рассмотрения дела о привлечении лица к ответственности, что в итоге может привести к истечению сроков привлечения лица к ответственности.

Нарушения при назначении и проведении экспертизы.

Ст. 26.4 КоАП РФ устанавливает, что в случае необходимости использования специальных познаний при производстве по делу об административном правонарушении должна назначаться экспертиза. Закон устанавливает ряд гарантий прав лица, в отношении которого ведётся производство, при назначении и проведении экспертизы:

— экспертиза должна проводиться на основании определения лица, в производстве которого находится дело;

— с данным определением должно быть ознакомлено лицо, в отношении которого ведётся производство;

— последнему должны быть обеспечены права, установленные ч. 4 ст. 26.4 КоАП РФ: право заявлять отвод эксперту, просить о привлечении в качестве эксперта иных лиц, а также правом ставить вопросы перед экспертом;

— эксперты должны быть предупреждены об административной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

Вместе с тем административные органы зачастую нарушают указанные требования: либо назначают вместо экспертизы так называемое «исследование специалиста» на основании собственного письма или распоряжения, тем самым нарушая все вышеизложенные гарантии, либо проводят экспертизу с отдельными вышеизложенными нарушениями.

В п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.

2005 N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» особо указано, что в случаях, когда эксперты не были предупреждены об административной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, или когда лицу, в отношении которого ведётся производство, не были обеспечены права, предусмотренные ч. 4 ст. 26.4 КоАП РФ, заключение эксперта является недопустимым доказательством.

Вывод о том, что указанные нарушения являются существенными и ведут к необходимости прекращения производства по делу, подтверждается обширной судебной практикой[16].

Вс указал, когда сторона судебного процесса не считается извещенной о нем

ВС вынес Определение № 305-ЭС19-14303, в котором указал, что возврат судебного извещения без отметки отделения почтовой связи о причинах возврата не подтверждает информирование стороны о начале судопроизводства.

В октябре 2018 г. АО «Распорядительная дирекция Минкультуры России» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к ЗАО «Историко-архитектурный комплекс “Никольское-Урюпино”» о взыскании более 223 млн руб. задолженности по договору аренды земельного участка. Уже 24 декабря 2018 г. иск был удовлетворен, при этом представители ответчика в заседании не участвовали.

11 февраля 2019 г. общество обратилось в Девятый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой и ходатайством о восстановлении пропущенного срока на ее подачу, который истек 25 января. В жалобе, в частности, отмечалось, что ответчик не был уведомлен о судебном процессе.

Апелляционный суд, руководствуясь ст. 54, 165.1 ГК, ч. 4 и 6 ст. 121, ч. 1 ст. 259 АПК, разъяснениями п. 17 Постановления Пленума ВАС от 28 мая 2009 г.

№ 36 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в Арбитражном суде апелляционной инстанции», прекратил производство по жалобе в связи с отказом в удовлетворении ходатайства о восстановлении пропущенного срока на ее подачу.

Апелляция отметила, что полный мотивированный текст решения суда первой инстанции был изготовлен 24 декабря 2018 г. и размещен на информационном портале «Картотека арбитражных дел» 25 декабря 2018 г. «В соответствии с ч. 6 ст. 121 АПК РФ заявитель самостоятельно обязан был принять меры по получению информации о судебном акте», – указал суд.

Суд апелляционной инстанции также отметил, что согласно материалам дела ответчик был извещен о принятии искового заявления к производству и о назначении дела к судебному разбирательству, поскольку судебное извещение направлено в соответствии с ч. 4 ст.

121 АПК по месту нахождения юридического лица. Таким образом, ответчик несет риск наступления неблагоприятных последствий в результате непринятия мер по получению информации о движении дела. АС Московского округа оставил определение апелляции без изменения.

Не согласившись с постановлением кассационной инстанции, общество обратилось в Верховный Суд.

Изучив материалы дела № А40-238644/2018, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отметила, что в соответствии с абз. 2 ч. 1 ст.

121 АПК информация о принятии искового заявления или заявления к производству, о времени и месте судебного заседания размещается арбитражным судом на официальном сайте арбитражного суда в интернете не позднее чем за 15 дней до начала судебного заседания или совершения отдельного процессуального действия, если иное не предусмотрено данным Кодексом. Документы, подтверждающие размещение арбитражным судом на официальном сайте арбитражного суда в интернете указанных сведений, включая дату их размещения, приобщаются к материалам дела.

Верховный Суд разъяснил электронный документооборот в судахПленум ВС РФ принял постановление по вопросам применения законодательства об электронном документообороте в деятельности судов общей юрисдикции и арбитражных судов

ВС сослался на п. 15 Постановления Пленума ВС от 26 декабря 2017 г.

№ 57 «О некоторых вопросах применения законодательства, регулирующего использование документов в электронном виде в деятельности судов общей юрисдикции и арбитражных судов», в соответствии с которым по смыслу ч. 1 и 6 ст.

121 АПК РФ под получением первого судебного акта лицом, участвующим в деле, иным участником процесса следует понимать получение, в том числе по электронной почте, копии определения по делу.

Высшая инстанция отметила, что из ч. 1 ст.

122 АПК следует, что копия судебного акта направляется по почте заказным письмом с уведомлением о вручении либо путем вручения адресату под расписку непосредственно в арбитражном суде или по месту нахождения адресата, а в случаях, не терпящих отлагательства, путем направления телефонограммы, телеграммы, по факсимильной связи или электронной почте либо с использованием иных средств связи. Согласно ч. 6 ст. 122 АПК в случае, если место нахождения или место жительства адресата неизвестно, об этом делается отметка на подлежащем вручению уведомлении с указанием даты и времени совершенного действия, а также источника информации.

Читайте также:  Статья 20.1. Учет мелиоративных защитных лесных насаждений

Суд напомнил, что согласно ч. 1, 3 ст.

123 АПК, лица, участвующие в деле, считаются извещенными надлежащим образом, если к началу судебного заседания арбитражный суд располагает сведениями о получении ими копии определения о принятии искового заявления к производству и возбуждении производства по делу или иными доказательствами получения информации о начавшемся судебном процессе. Судебное извещение, адресованное юридическому лицу, вручается лицу, уполномоченному на получение корреспонденции. Абзацем 3 ч. 4 ст. 123 АПК предусмотрено, что лица, участвующие в деле, и иные участники арбитражного процесса также считаются извещенными надлежащим образом, если копия судебного акта не вручена в связи с отсутствием адресата по указанному адресу, о чем организация почтовой связи уведомила арбитражный суд с указанием источника данной информации.

ВС отметил, что согласно п. 34 Правил оказания услуг почтовой связи почтовые отправления разряда «судебное» и разряда «административное» при невозможности их вручения хранятся в отделениях почтовой связи в течение 7 дней.

В соответствии с п.

35 Правил почтовое отправление или почтовый перевод возвращается по обратному адресу, помимо прочего, при обстоятельствах, исключающих возможность доставки, в том числе из-за отсутствия указанного на отправлении адреса адресата.

Верховный Суд указал, что первым судебным актом по данному делу является определение АС г. Москвы от 15 октября 2018 г.

о принятии искового заявления к производству и о назначении предварительного судебного заседания на 9 ноября 2018 г. Ответчик в предварительном судебном заседании не участвовал.

В протоколе имеется запись о том, что ответчик, извещенный о времени и месте заседания, в суд не явился.

«Между тем документы, подтверждающие направление ответчику судом первой инстанции почтового отправления разряда “судебное” с уведомлением о вручении или отметкой отделения почтовой связи о причинах возврата отправления, в материалах дела отсутствуют. Суд апелляционной инстанции и суд округа на такое почтовое отправление также не ссылались», – подчеркнул ВС.

Таким образом, отметил он, в нарушение приведенных норм права первый судебный акт – определение о принятии искового заявления к производству – суд первой инстанции ответчику не направил, ответчик о начавшемся против него судебном процессе извещен не был.

Кроме того, Судебная коллегия указала, что по результатам предварительного судебного заседания судом первой инстанции вынесено определение о назначении дела к судебному разбирательству по существу на 17 декабря 2018 г.

Данное определение было направлено ответчику по адресу его места нахождения.

При этом в материалах дела имеется конверт почтового отправления с уведомлением о вручении, на котором содержится штамп «в обслуживании не значится».

«При таких обстоятельствах не имеется оснований, предусмотренных ч. 4 ст. 123 АПК РФ, которые позволяли бы считать ответчика извещенным надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дела также и в судебном заседании 17 декабря 2018 г.

, где без участия ответчика был вынесен судебный акт по существу спора.

Порядок размещения информации на официальном сайте суда в сети “Интернет” судом также не соблюден, поскольку к материалам дела не приобщены доказательства такого размещения», – подчеркнул Суд.

По его мнению, ответчик был лишен возможности участвовать в судебном заседании суда первой инстанции и защищать свои права и законные интересы, представлять свои возражения и доказательства относительно заявленных истцом требований, в результате чего были допущены нарушения таких принципов арбитражного процесса, как обеспечение равной судебной защиты прав и законных интересов всех лиц, участвующих деле, равноправие сторон и состязательность.

Таким образом, Суд определил отменить решения нижестоящих судов и направить дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд г. Москвы.

В комментарии «АГ» адвокат АП г. Москвы Василий Котлов с сожалением отметил, что определение ВС демонстрирует, что в судебной системе сохраняется устойчивая тенденция к упрощению судебных процедур, в том числе за счет снижения уровня процессуальных гарантий доступа к суду.

«Суды в большинстве случаев считают свою обязанность по извещению участника судебного разбирательства исполненной в момент отправления судебной повестки, при этом часто ссылаются на положения ГК РФ о порядке направления юридических значимых сообщений», – указал он. Василий Котлов добавил, что, следуя буквальному толкованию содержания ч. 1 ст.

123 АПК, при направлении судебного уведомления обязательным является соблюдение порядка, установленного процессуальным законом, т.е. АПК.

Адвокат отметил, что ст. 165.1 ГК регулирует вопросы направления юридически значимых сообщений; при этом, что законодатель имеет в виду под юридически значимыми сообщениями – не раскрывается. Однако, исходя из места данной нормы в структуре ГК РФ (помещена в гл.

9 «Сделки»), цели ее регулирования (создание гражданско-правовых последствий для лица), указанная норма не может быть применена при разрешении вопросов процессуального характера, в том числе связанных с извещением лиц, участвующих в деле, о месте и времени судебного разбирательства.

«Поэтому Верховный Суд указал нижестоящим судам на то, что вопросы извещения сторон для целей соблюдения их процессуальных прав должны регулироваться исключительно нормами АПК РФ, и привел конкретные ссылки на подлежащие применению нормы права», – указал Василий Котлов.

Адвокат полагает, что ВС принял во внимание и обстоятельства конкретного дела, а именно сумму иска, превышающую 200 млн руб., а также незначительный период пропуска срока на подачу апелляционной жалобы, хотя прямо об этом и не указал.

«Важный вывод касается значения информационного ресурса, в котором размещаются тексту судебных актов.

ВС РФ подчеркнул, что непринятие мер по получению информации о движении дела имеет значение только в случае, если суд располагает информацией о надлежащем извещении о начавшемся процессе», – отметил он.

По мнению Василия Котлова, соблюдение процедуры извещения лица, участвующего в деле, имеет большое значение и в том контексте, что является необходимым условием для признания и приведения в исполнение судебного решения в иностранной юрисдикции.

Старший юрист корпоративной и арбитражной практики «Качкин и Партнеры» Ольга Дученко в целом положительно оценила определение ВС.

«Действительно, – указала она, – по закону компания несет риски последствий неполучения юридически значимых сообщений, доставленных по адресу, указанному в ЕГРЮЛ, отсутствия по данному адресу своего органа или представителя (ст. 165.1 ГК).

Сообщения, доставленные по адресу, указанному в ЕГРЮЛ, считаются полученными юридическим лицом, даже если оно не находится по указанному адресу (п. 3 ст. 54 ГК РФ). Предполагается, что компания должна обеспечить получение корреспонденции по своему юридическому адресу. И это, на мой взгляд, абсолютно правильно».

По мнению Ольги Дученко, ВС подошел к вопросу извещения менее формально, чем нижестоящие инстанции, и отметил, что суд должен располагать информацией о том, что лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о начавшемся процессе. «Такой подход, безусловно, выгоден лицам, участвующим в деле, поскольку позволяет им реализовывать свои процессуальные права. Главное, чтобы они этими правами не злоупотребляли», – заключила она.

Неправильная квалификация действий в протоколе об административном павонарушении не позволяет возвратить его в орган или должностному лицу, которыми он составлен

Неправильная квалификация действий лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, при отсутствии иных недостатков протокола, не может являться основанием к возвращению протокола об административном правонарушении и других материалов дела в орган или должностному лицу, которыми он составлен

Определением мирового судьи дело об административном правонарушении в отношении Д., привлекаемого к административной ответственности по части 1 статьи 15.6 КоАП РФ, возвращено в налоговый орган, составивший протокол об административном правонарушении, для уточнения квалификации и передачи по подведомственности.

Определением заместителя председателя областного суда указанное определение оставлено без изменения.

По протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Верховный Суд Российской Федерации вышеуказанные судебные постановления отменил, дело направил на рассмотрение мировому судье по следующим основаниям.

При составлении протокола об административном правонарушении в отношении Д. налоговым органом его действия квалифицированы по части 1 статьи 15.6 КоАП РФ.

Возвращая материалы об административном правонарушении для уточнения квалификации и передачи по подведомственности, мировой судья исходил из того, что в действиях Д. усматриваются признаки состава административного правонарушения, предусмотренного статьей 19.7 КоАП РФ.

Анализируя положения части 2 статьи 28.2 и части 1 статьи 29.4 КоАП РФ, руководствуясь разъяснениями, содержащимися в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.

2005 № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (далее — постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 5), Верховный Суд Российской Федерации указал, что в порядке подготовки дела к рассмотрению судья должен установить, правильно ли составлен протокол об административном правонарушении с точки зрения полноты исследования события правонарушения и сведений о лице, его совершившем, а также соблюдения процедуры оформления протокола.

В протоколе об административном правонарушении указывается статья КоАП РФ или закона субъекта Российской Федерации, предусматривающая административную ответственность за данное административное правонарушение.

Существенным недостатком протокола является отсутствие данных, прямо перечисленных в части 2 статьи 28.2 КоАП РФ, и иных сведений в зависимости от их значимости для данного конкретного дела об административном правонарушении.

На основании пункта 4 части 1 статьи 29.

4 КоАП РФ судья вправе вынести определение о возвращении протокола об административном правонарушении и других материалов дела в орган или должностному лицу, которыми составлен протокол, только в том случае, когда протокол об административном правонарушении составлен неправомочным лицом либо когда протокол или другие материалы оформлены неправильно, материалы представлены неполно. Определение судьи должно быть мотивированным, содержать указание на выявленные недостатки протокола и других материалов, требующие устранения.

При этом в соответствии с пунктом 20 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 5 несмотря на обязательность указания в протоколе об административном правонарушении наряду с другими сведениями, перечисленными в части 2 статьи 28.

2 КоАП РФ, конкретной статьи КоАП РФ или закона субъекта Российской Федерации, предусматривающей административную ответственность за совершенное лицом правонарушение, право окончательной юридической квалификации действий (бездействия) лица КоАП РФ относит к полномочиям судьи.

Читайте также:  Транспортный налог при продаже автомобиля юридическим лицом - советы юриста

Если при рассмотрении дела будет установлено, что протокол об административном правонарушении содержит неправильную квалификацию совершенного правонарушения, судья может переквалифицировать действия (бездействие) лица на другую статью, предусматривающую состав правонарушения, имеющий единый родовой объект посягательства, при условии, что это не ухудшает положения лица, в отношении которого возбуждено дело, и не изменяет подведомственности его рассмотрения.

Из вышеизложенного следует, что неправильная квалификация действий лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, при отсутствии иных недостатком протокола, не может являться основанием к возвращению протокола об административном правонарушении и других материалов дела в орган или должностному лицу, которыми он составлен.

При изложенных обстоятельствах мировой судья, не согласившись с квалификацией действий Д.

, указанной должностным лицом налогового органа в протоколе об административном правонарушении, и не выявив иных существенных недостатков названного протокола, не вправе был только по этому основанию возвращать протокол об административном правонарушении со всеми материалами дела должностному лицу, его составившему (постановление от 05.08.2013 № 66-АД13-3).

Управление по обеспечению участия прокуроров в гражданском и арбитражном процессе

Как правильно уведомлять о собрании — инструкция, судебная практика. – gkhhelp.ru

По статье 181.4 Гражданского кодекса РФ суд может признать решение собрания недействительным, если инициатор существенно нарушил порядок созыва собрания (ОСС), что затронуло волеизъявление его участников.

Сам порядок созыва изложен в ст. 45 Жилищного кодекса РФ: 

сообщение о собрании надо не меньше, чем за 10 дней до собрания:

  1. — направить каждому собственнику заказным письмом, если нет решения ОСС о другом способе направления этого письменного сообщения, или
  2. — вручить каждому под роспись, или
  3. — повесить в общедоступном для всех жителей помещении, которое они выбрали раньше на собрании.

Последний вариант самый простой и распространенный, но чтобы его использовать без нарушения Жилищного кодекса, надо, чтобы собственники ранее на общем собрании утвердили такую форму уведомления, указав в каком месте будут размещаться объявления о последующих собраниях.

Какие нарушения созыва ОСС на практике признаются существенными?

Однозначного ответа на этот вопрос нет, суды по-разному оценивают одни и те же нарушения. При обращении в суд можно попробовать ориентироваться на сложившуюся в вашем регионе практику. Оценить стоит, как суд относится не только к нарушению порядка уведомления, но и срока уведомления, содержания сообщения.

Мы проанализировали решения судов регионального уровня за 2019 год, и вот какие позиции там отражены.

1. Не любое нарушение является достаточным для признания решения ОСС недействительным, а лишь такие существенные нарушения закона, из-за которых нельзя установить действительное волеизъявление большинства собственников.

Апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 10.06.2019 по делу N 33-11245/2019:

Суд первой инстанции сначала признал решения собрания недействительным, указав, что десятый день срока для сообщения пришелся на субботу, поэтому последний день срока, по мнению суда, должен был быть перенесен на ближайший следующий за ним рабочий день, т.е. на понедельник. Суд решил, что из-за не учета выходных дней десятидневный срок уведомления был нарушен, и признал решение собрания недействительным.

Апелляционная инстанция с таким подходом не согласилась и отменила судебное решение. В материалах дела имелись доказательства направления уведомлений по почте за 9 дней до ОСС всем без исключения собственникам.

Также ответчик представил служебную записку диспетчера ТСЖ, акт о размещении объявления в подтверждение того, что в подъездах также было вывешено сообщение о собрании.

Свидетели подтвердили факт размещения сообщения в местах общего пользования.

В связи с этим, суд Республики посчитал необоснованными выводы суда о нарушении процедуры уведомления.

Апелляционное определение Мосгорсуда от 18.06.2019 г. по делу N 33-25851 (у него есть противоположное мнение):

Когда вызов в налоговую незаконен: реальные примеры, когда можно проигнорировать уведомление

Вызов в инспекцию налогоплательщика четкими правилами не регламентирован.Подпункт 4 пункта 1 статьи 31 НК РФ не содержит закрытый перечень случаев вызова, что толкуется налоговыми органами как основание применять эту норму практически по любому поводу. Попробуем разобраться, насколько правомерен и обоснован бывает вызов налогоплательщика (плательщика сбора, налогового агента).

Унифицированная форма по КНД 1165009 «Уведомление о вызове в налоговый орган», используемая обычно при такой процедуре, предполагает «подробное описание оснований для вызова» (см. приложение N 2 к приказу ФНС России от 08.05.2015 N ММВ-7-2/189@).

  • Согласно подпункту 4 пункта 1 статьи 31 НК РФ основания для вызова налогоплательщика ограничены  кругом вопросов, по которым могут быть даны пояснения, а именно: уплата (удержание, перечисление) налогов и сборов, налоговая проверка, а также иные вопросы, связанные с исполнением налогоплательщика законодательства о налогах и сборах.
  • Поскольку законодательство о налогах и сборах состоит из Налогового кодекса и принятых в соответствии с ним федеральных законов о налогах, сборах, страховых взносах (пункт 1 статьи 1 НК РФ), то, следовательно, основания для вызова в налоговый орган должны быть связаны исключительно с исполнением Налогового кодекса РФ и соответствующих федеральных законов, касающихся налогообложения.
  • Между тем на практике встречаются вполне неправомерные основания.

«Информационный ресурс»: пример нарушения № 1

Пример № 1. Выдержка из реального уведомления (наименование организаций изменено):«Согласно информационного ресурса налогового органа установлено, что ООО «Ромашка» в 2016 г. было произведено отчуждение имущества.

 Необходимо представить пояснения по вопросу отражения доходов от реализации в налоговой декларации по налогу, уплачиваемому в связи с применением упрощенной системы налогообложения за 2016 г. в разделе 2.1.

1 по строкам 110 — 113 «Сумма полученных доходов за 1 квартал, полугодие, 9 месяцев, налоговый период»».

Оставим за скобками синтаксическую ошибку (норма русского языка требует употребления дательного падежа в конструкции с предлогом «согласно»), и рассмотрим цитату из уведомления с юридической точки зрения.

Некие сведения из неназванного (а, значит, анонимного) информационного ресурса налогового органа (к тому же недоступного налогоплательщику) не упоминаются ни в Налоговом кодексе, ни в федеральных законах по налогообложению, не значатся при формировании налоговой базы и не имеют непосредственного отношения к исчислению налогоплательщиком сумм налогов.

 Доходы от реализации в налоговой декларации по налогу, уплачиваемому в связи с применением УСНО, отражаются не на основании информационного ресурса, а в соответствии с требованиями главы 26.2 НК РФ, нарушение норм которой уведомление не содержит. Следовательно, отсутствуют законные основания для вызова налогоплательщика и предоставления им пояснений.

«Осуществление финансово-хозяйственной деятельности»: пример нарушения № 2

Пример № 2 также основан на реальных фактах. Уведомлением вызывается в налоговый орган налогоплательщик для:  «представления пояснений по вопросу, осуществления финансово-хозяйственной деятельности за 2016 г. [здесь и  далее пунктуация оригинала — прим. автора].

Согласно Расчету сумм налога на доходы физических лиц, исчисленных и удержанных налоговым агентом за 2016г. общая сумма дохода составила —  3 456 000 руб., тогда как в налоговой декларации по УСНО за 2016 г. сумма дохода составила — 0 руб.

»

 Проанализируем доводы налогового органа.

Во-первых, законодательство предписывает налоговому органу осуществлять контроль за соблюдением законодательства о налогах и сборах (пункт 1 статьи 30 НК РФ), а не за финансово-хозяйственной деятельностью предприятия, что не одно и то же.

Следовательно, незаконно требовать от налогоплательщика пояснений по его финансово-хозяйственной деятельности без уточнения конкретной нормы законодательства о налогах и сборах, к соблюдению (или несоблюдению) которой эта финансово-хозяйственная деятельность относится, и претензии к которой имеются у налогового органа.

Во-вторых, суммы доходов физических лиц, указанные в Расчете сумм НДФЛ, исчисленных и удержанных налоговым агентом, никак не соотносятся с суммой дохода, отраженного в налоговой декларации по УСН.

Доход, выплаченный физическим лицам, и доход, подлежащий налогообложению при УСН, – это разные виды дохода, а при объекте налогообложения «доходы минус расходы» выплаченные физическим лицам суммы заработной платы в декларации по УСН и вовсе отражаются по строке «расходы».

Итак, налоговым законодательством не предусмотрено отражение в налоговой декларации по УСН по строке «Сумма полученных доходов» доходов, начисленных и выплаченных налоговым агентом физическим лицам, и, значит, к законодательству о налогах и сборах этот довод налоговиков отношения не имеет.

Следовательно, и в данном случае нет правовых оснований для вызова налогоплательщика в налоговый орган.

Можно не давать пояснения и не ходить в ИФНС?

Таким образом, можно сделать вывод о том, что уведомления о вызове в налоговый орган налогоплательщика для предоставления пояснений далеко не всегда соответствуют нормам законодательства о налогах и сборах.

Хорошая новость: ответственность за непредставление пояснений НК РФ не установлена, и, в силу подпункта 7 пункта 1 статьи 21 НК РФ, представление пояснений является правом, а не обязанностью налогоплательщика.

Между тем неявка в налоговый орган может рассматриваться как административное правонарушение, за которое должностным лицам организации грозит штраф в размере от 2000 до 4000 руб. (часть 1 статьи 19.4 КоАП РФ).

Однако такая санкция имеет место при неповиновении «законному распоряжению или требованию должностного лица органа, осуществляющего контроль», а, как было сказано выше, законность в данном случае под большим вопросом, на что и следует обратить внимание при необходимости в судебном заседании.

И, напоследок, о дне вызова в налоговый орган. Уведомление по форме КНД 1165009 позволяет устанавливать не конкретную дату, а ограничиться указанием приемных дней и часов работы налоговой инспекции, что зачастую и делают налоговики.

В этом случае  налогоплательщик практически неуязвим перед угрозой составления протокола об административном правонарушении, поскольку в своем желании посетить налоговый орган  он во времени нисколько не ограничен.

Ссылка на основную публикацию