Статья 37. Международные договоры

?

jurobzor

June 15 2020, 23:49

Categories:

Мы продолжаем серию постов про поправки к Конституции. Этот пост — про государственный суверенитет и приоритет международного права. Давайте отбросим все то, о чем болтают языками с экрана телевизора и разберемся в вопросе.

Приоритет международных договоровОсновная норма, которая провозглашает так называемый приоритет международного права, содержится в части 4 статьи 15 Конституции и гласит: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».

Начнем разбираться с конца. Действительно, Конституция устанавливает приоритет международных договоров над российскими законами. Но если задуматься, в этом нет ничего плохого, и это ни коим образом не умаляет суверенитет России.

Договоры — это соглашения, которые государства заключают между собой. Таких договоров тысячи, и они приносят гражданам реальную пользу.

Например, благодаря таким договорам в Европе признаются российские водительские удостоверения, в странах СНГ признаются документы, удостоверенные российскими нотариусами, и так далее.

Разумеется, распространяют свое действие договоры лишь на те страны, которые являются их участниками.

Другими словами, приоритет над российскими законами имеют лишь те международные договоры, которые Россия сама подписала и ратифицировала, то есть добровольно взяла на себя какие-то обязательства! Где же здесь может быть утрата суверенитета, если мы сами решаем, какие договоры подписывать, а какие — нет? Тем более, что из любого договора в любой момент можно выйти, если он перестал отвечать национальным интересам. Короче говоря, никакой утратой суверенитета здесь и не пахнет.

Общепризнанные принципы и нормы

Кроме международных договоров составной частью российской правовой системы являются общепризнанные принципы и нормы международного права. Здесь все несколько сложнее. С одной стороны, для формирования международных принципов не требуется обязательное согласие России: принципы могут возникнуть и без ее участия.

С другой стороны, частью нашей правовой системы являются не абы какие принципы и нормы, а лишь общепризнанные, то есть признанные всеми, включая Россию.

Принципы и нормы, которые Россия не признает, не являются частью нашей правовой системы и, следовательно, здесь тоже ни о какой потере суверенитета речи быть не может.

Чтобы было понятно, общепризнанные международные принципы — это, например, принцип уважения прав человека или принцип нерушимости государственных границ. Вряд ли кто-то с этими принципами не согласен.

Если вам начинают доказывать, что российскому суверенитету угрожают какие-то общепринятые международные принципы, задайте оппоненту прямой вопрос: «А какие именно?» В лучшем случае вы не услышите в ответ ничего, в худшем — какую-нибудь ахинею про Международный валютный фонд, который в принципе не имеет никакого отношения ни к международным нормам, ни к международным принципам.

Ну и, кстати, обратите внимание: если про международные договоры в Конституции прямо указано, что они имеют приоритет над законами, то про международные нормы и принципы ничего подобного не указано. Что еще раз доказывает, что все разговоры про отсутствие у России суверенитета — небылицы.

Что меняется в Конституции

Мы кратко рассказали про приоритет международного права над российскими законами. И вот уже несколько месяцев нам говорят, что так жить нельзя, и надо срочно все менять.

А знаете, что самое смешное? Что в 15-ю статью Конституции, где все это написано, поправки вообще не вносятся! Потому что в первые 64 статьи поправки вносить нельзя, это в самой Конституции и написано (часть 1 статьи 135)! То есть когда вам говорят про то, что приоритет международных договоров над российскими законами — это угроза российскому суверенитету, и поправки в Конституцию это изменят, вам просто врут в лицо: никуда приоритет международных договоров не денется, пока существует эта Конституция.

А что же тогда меняется с этим суверенитетом? А вот что: в 79-ю статью Конституции добавляется текст: «Решения межгосударственных органов, принятые на основании положений международных договоров Российской Федерации в их истолковании, противоречащем Конституции Российской Федерации, не подлежат исполнению в Российской Федерации».

А что же это за такие «межгосударственные органы, принимающие решения на основании положений международных договоров Российской Федерации»? Да это, в первую очередь, Европейский суд по правам человека.

Вот его-то решения теперь можно будет не выполнять, если они противоречат Конституции. А противоречат они Конституции или нет — будет решать отечественный Конституционный Суд.

Тот самый, в котором благодаря новым поправкам по инициативе президента можно будет снимать судей.

ЕСПЧ

При этом заметьте: ЕСПЧ выносит решения в отношении России не по своей инициативе.

Он выносит такие решения потому что Россия ратифицировала международный договор — Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод — и тем самым добровольно согласилась подчиняться решениям ЕСПЧ.

Но в последнее время решения Европейского суда российские власти что-то не очень устраивают: то преследование Навального признают политически мотивированным, то еще что-нибудь. Вот и родилась поправка в Конституцию.

Определение судом применимого права к договору с иностранным элементом при отсутствии прямо выраженной воли сторон

  • Заключая внешнеэкономическую сделку стороны вправе оговорить как место разрешения споров, так и национальное законодательство, которое будет регулировать правоотношения сторон сделки.
  • Однако я в своей практике несколько раз сталкивался с ситуациями, когда контрагенты выбирают, например, российский арбитражный суд в качестве места разрешения споров, но при этом упускают из вида вопрос о применимом праве, оставляя его неурегулированным прямо.
  • В случае возникновения спора и при отсутствии волеизъявления сторон в отношении применимого к договору права, выбор применимого права будет осуществлять суд, компетентный рассматривать данный спор, в рассматриваемом примере – российский арбитражный суд.
  • Клиент в такой ситуации задает закономерный вопрос: право какой страны применит суд, разрешая спор?

С практической точки зрения ответ на этот вопрос не всегда будет однозначным. Попробуем выделить основные подходы к определению применимого права к договору с иностранным элементом, содержащиеся в российских коллизионных нормах и выработанные судами при применении этих норм.

Суду доступен ряд тестов, по результатам одного или нескольких таких тестов суд осуществляет выбор применимого права.

  1. Тест на решающее исполнение (формальный подход).

Согласно пункту 33 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2019 № 24 «О применении норм международного частного права судами Российской Федерации» (далее – Постановление № 24) судом при отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве применяются положения статьи 1211 ГК РФ.

Пункт 1 данной статьи говорит о том, что при отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве, к договору применяется право страны, где на момент заключения договора находится место жительства или основное место деятельности стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора.

Неисчерпывающий перечень лиц, осуществляющих решающее исполнение по той или иной сделке, содержится в пункте 2 данной статьи. К примеру, в договоре купли-продажи лицом, осуществляющим решающее исполнение, является продавец, в договоре займа – займодавец (кредитор), в договоре подряда – подрядчик и т. д.

На примере договора займа применение теста на решающее исполнение можно проиллюстрировать постановлением Арбитражного суда Московского округа от 10.07.2018 № Ф05-10552/2018 по делу № А40-239807/17:

Стороной, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора, признается сторона, являющаяся, в частности заимодавцем (кредитором) — в договоре займа (кредитном договоре).

В данном случае займодавцем выступил резидент Республики Украина… Однако, как усматривается из решения третейского суда, третейский суд применил к спорным правоотношениям сторон право Российской Федерации, тем самым нарушил соглашение сторон о праве, подлежащем применению.

При этом нельзя не отметить формальность данного подхода, поскольку данный подход не учитывает всей совокупности обстоятельств из взаимоотношений сторон. Вместе с тем в российских судах (в особенности первой инстанции) преобладает именно такой формальный подход.

Тем не менее коллизионная норма о решающем исполнении не является безусловной к применению, поскольку закон позволяет применять иные способы определения права, исходя из конкретных обстоятельств дела.

  1. Тест на тесную связь с правом конкретной юрисдикции.

Из смысла пункта 9 статьи 1211 ГК РФ следует, что если из закона, условий или существа договора либо совокупности обстоятельств дела явно вытекает, что договор более тесно связан с правом иной страны, чем та, где находится сторона, осуществляющая решающее исполнение, то к договору подлежит применению право той страны, с которой договор более тесно связан.

В пункте 36 Постановления № 24 также указано, что в исключительных случаях суд не применяет коллизионные нормы о решающем исполнении.

Там же Верховный суд разъясняет, что суду следует указать причины, по которым он считает договор явным образом более тесню связанным с правом иной страны.

Учитывая необходимость обеспечения предсказуемости и определенности договорного статута, суду при оценке совокупности обстоятельств дела, по общему правилу, следует принимать во внимание только те обстоятельства, которые сложились на момент заключения договора, а не появились позднее.

Проанализировав судебную практику, я выявил следующие обстоятельства, которые могут свидетельствовать суду о более тесной связи договора с правом конкретной юрисдикции.

  • место заключения и исполнения договора

Договор более тесно связан с правом той юрисдикции, на территории которой он заключен и исполнялся, постановление Арбитражного суда Московского округа от 19.02.2019 № Ф05-455/2019 по делу № А41-24493/2018:

Читайте также:  Статья 12. Представление сведений об иных периодах, засчитываемых в страховой стаж для назначения пенсии, и сведений о трудовой деятельности

поскольку во внешнеэкономических контрактах сторонами не определено применимое право, контракты заключены на территории Российской Федерации, равно как и спорные договоры цессии, исполнение договоров происходило на территории Российской Федерации, из совокупности обстоятельств дела следует, что спор подлежит рассмотрению по законодательству Российской Федерации на основании п. 9 ст. 1211 ГК РФ.

Язык, приоритетный для договора, может свидетельствовать о более тесной связи договора с правом соответствующей юрисдикции, постановление Арбитражного суда Московского округа от 15.12.2017 № Ф05-17821/2017 по делу № А40-255169/16:

содержание договоров займа свидетельствует о тесной связи с [правом] Российской Федерации, так как … [в том числе] установлен приоритет русского текста договора над английским

  • место нарушения обязательства

Справка к Указу «О приостановлении Российской Федерацией действия Договора об обычных вооруженных силах в Европе и связанных с ним международных договоров»

Договор об обычных вооруженных силах в Европе (далее – ДОВСЕ или Договор) подписан в г.Париже 19 ноября 1990г. и вступил в силу 9 ноября 1992г.

ДОВСЕ являлся достаточно действенным и эффективным для начала 90-х годов инструментом укрепления европейской безопасности.

Он устанавливал равновесие сил государств – участников двух военно-политических союзов: Организации Варшавского договора и Организации Североатлантического договора (НАТО) – на пониженных уровнях, ограничивал возможности размещения их обычных вооружений вдоль линии соприкосновения.

Целями Договора были названы: установление безопасного и стабильного баланса обычных вооруженных сил в Европе на более низких уровнях; ликвидация неравенств, наносящих ущерб стабильности и безопасности; ликвидация потенциала для осуществления внезапного нападения и для начала крупномасштабных наступательных действий в Европе.

В основе ДОВСЕ лежит система количественных ограничений на пять основных категорий обычных вооружений и техники в обычных вооруженных силах государств-участников в районе применения Договора: боевые танки, боевые бронированные машины, артиллерию, ударные вертолеты и боевые самолеты.

Центральными являются положения о максимальных уровнях ограничиваемых Договором вооружений и техники (ОДВТ) каждой из групп государств-участников в районе применения в целом и в отдельных его регионах. Сегодня страны НАТО в результате расширения альянса превышают эти уровни.

Договор является бессрочным. Каждое государство-участник в порядке осуществления своего национального суверенитета имеет право выйти из ДОВСЕ при условии заблаговременного (минимум за 150 дней) уведомления всех остальных государств-участников об этом решении.

В период подготовки ДОВСЕ и впоследствии его участниками было принято несколько десятков связанных с Договором документов, имеющих целью обеспечение нормального функционирования ДОВСЕ и поддержание его жизнеспособности в меняющейся военно-политической обстановке в Европе. Четыре из них являются международными договорами:

1.

Соглашение о максимальных уровнях для наличия обычных вооружений и техники Народной Республики Болгария, Венгерской Республики, Республики Польша, Румынии, Союза Советских Социалистических Республик и Чешской и Словацкой Федеративной Республики в связи с Договором об обычных вооруженных силах в Европе, подписанное в г.Будапеште 3 ноября 1990г. и вступившее в силу одновременно с ДОВСЕ (далее – Будапештское соглашение).

Будапештское соглашение регулирует прежде всего первоначальное распределение установленных ДОВСЕ групповых уровней ОДВТ между государствами, входившими в Организацию Варшавского договора, и устанавливает механизм их последующего изменения;

2. Соглашение о принципах и порядке выполнения Договора об обычных вооруженных силах в Европе, которое было подписано в г.Ташкенте 15 мая 1992г., ратифицировано Российской Федерацией в 1992 году, но не вступило в силу.

Это Соглашение регулирует распределение прав и обязательств бывшего СССР по ДОВСЕ между Россией и семью другими государствами – участниками ДОВСЕ (Азербайджан, Армения, Белоруссия, Грузия, Казахстан, Молдавия, Украина). Хотя Азербайджан и Грузия до сих пор не ратифицировали это Соглашение, его участники на протяжении многих лет в целом придерживаются его положений;

3. Документ, согласованный государствами – участниками Договора об обычных вооруженных силах в Европе от 19 ноября 1990г.

(далее – Фланговый документ) и являющийся приложением к Итоговому документу первой конференции по рассмотрению действия Договора об обычных вооруженных силах в Европе и Итогового акта переговоров о численности личного состава (г.Вена 15–31 мая 1996г.), вступил в силу 15 мая 1997г.

Фланговый документ отражает промежуточное компромиссное решение поставленной Российской Федерацией проблемы фланговых ограничений ДОВСЕ, возникшей после распада СССР;

4. Соглашение об адаптации Договора об обычных вооруженных силах в Европе, которое было подписано в г.Стамбуле 19 ноября 1999г., ратифицировано Российской Федерацией в 2004 году, но не вступило в силу (далее – Соглашение об адаптации).

Заключение Соглашения об адаптации стало необходимым в связи с тем, что с начала 90-х годов ДОВСЕ под воздействием масштабных военно-политических изменений во многом устарел и утратил связь с реальной действительностью. При этом ряд положений ДОВСЕ перестал отвечать интересам безопасности Российской Федерации.

Соглашение об адаптации трансформирует зонально-групповую основу Договора (по признаку членства в военно-политических союзах времен «холодной войны») в систему национальных (для всех категорий ОДВТ) и территориальных (для наземных сил) уровней для каждого государства-участника.

Новая система нейтрализует угрозу создания потенциалов для проведения крупномасштабных наступательных операций, повышая таким образом уровень стабильности в Европе. Режим адаптированного ДОВСЕ ориентирован на укрепление безопасности каждого государства-участника независимо от его принадлежности к военно-политическим союзам.

В то же время практически сразу после подписания Соглашения об адаптации страны НАТО взяли курс на затягивание процесса введения этого документа в действие.

Начало ратификации Соглашения об адаптации страны НАТО стали увязывать с выполнением Россией различных надуманных условий.

Одним из таких условий является выполнение не относящихся к Договору элементов двусторонних договоренностей Российской Федерации с Грузией и Молдавией о выводе российских войск с их территорий.

Эти договоренности были достигнуты в г.Стамбуле накануне подписания Соглашения об адаптации в ноябре 1999г. («стамбульские договоренности»).

  • Россия, выполнив все относящиеся к ДОВСЕ договоренности, считает эту увязку неправомерной.
  • Исключительные обстоятельства, сложившиеся вокруг ДОВСЕ, побудили Российскую Федерацию рассмотреть вопрос о приостановлении действия Договора до тех пор, пока страны НАТО не ратифицируют Соглашение об адаптации и не начнут добросовестно выполнять этот документ.
  • Необходимость приостановления действия ДОВСЕ обусловлена следующими относящимися к Договору исключительными обстоятельствами, влияющими на безопасность Российской Федерации:
  • 1. Уклонение Болгарии, Венгрии, Польши, Румынии, Словакии и Чехии от оформления изменений в составе групп государств – участников ДОВСЕ в связи с присоединением указанных стран к НАТО;
  • 2. Превышение государствами – участниками ДОВСЕ, присоединившимися к НАТО, «групповых» ограничений ДОВСЕ в результате расширения альянса;
  • 3. Негативное воздействие планируемого размещения обычных вооружений США на территориях Болгарии и Румынии на соблюдение «групповых» ограничений ДОВСЕ;

4. Невыполнение рядом государств – участников ДОВСЕ принятого в г.Стамбуле политического обязательства об ускоренной ратификации Соглашения об адаптации;

5. Невыполнение Венгрией, Польшей, Словакией и Чехией принятых в г.Стамбуле обязательств по корректировке территориальных предельных уровней;

6. Отрицательное воздействие неучастия Латвии, Литвы и Эстонии в ДОВСЕ (результат – появление территории, «свободной» от ограничений на размещение обычных вооружений, в том числе и вооружений других стран) на выполнение российских политических обязательств о военной сдержанности на северо-западе Российской Федерации.

На чрезвычайной конференции государств – участников ДОВСЕ, прошедшей в г.Вене 12–15 июня 2007г., Российская Федерация обозначила условия, необходимые для восстановления жизнеспособности режима ДОВСЕ:

  1. возвращение Латвии, Литвы и Эстонии в договорное поле;
  2. понижение суммы разрешенных уровней и наличии ОДВТ стран НАТО в целях компенсации потенциала, приобретенного альянсом в результате его расширения;
  3. принятие политического решения об отмене фланговых ограничений для территории России;
  4. разработка общего понимания термина «существенные боевые силы» и проявление соответствующей сдержанности в период до его согласования;

вступление в силу или по крайней мере начало временного применения Соглашения об адаптации не позднее 1 июля 2008 г.; разработка условий присоединения к ДОВСЕ новых участников и дальнейшая модернизация Договора.

Итоги чрезвычайной конференции и консультаций по линии Совета Россия–НАТО показывают, что страны альянса продолжают увязывать начало ратификации ими Соглашения об адаптации с выполнением Россией «стамбульских договоренностей».

Они также игнорируют внесенные в преддверии чрезвычайной конференции конкретные российские предложения по выводу ДОВСЕ из кризиса, ограничиваясь обещаниями обсудить их позже, после вступления адаптированного Договора в силу.

Сложившаяся ситуация делает необходимым принятие мер по приостановлению действия Договора.

Приостановление действия Договора в отношениях между Российской Федерацией и государствами – участниками ДОВСЕ осуществляется в соответствии с международным правом. Действие ДОВСЕ приостанавливается через 150 дней с даты получения его депозитарием и государствами-участниками уведомления российской стороны о принятии указанного решения.

В соответствии с Федеральным законом «О международных договорах Российской Федерации» решение о приостановлении действия ДОВСЕ, который был ратифицирован Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 8 июля 1992г. №3243-1, подлежит принятию в форме федерального закона.

На основании пункта 4 статьи 37 названного Федерального закона в связи с необходимостью принятия безотлагательных мер решение о приостановлении ДОВСЕ принимается Президентом Российской Федерации с незамедлительным информированием палат Федерального Собрания и внесением в Государственную Думу проекта соответствующего федерального закона.

Одновременно с ДОВСЕ целесообразно приостановить действие связанных с ним международных договоров: Будапештского соглашения и Флангового документа. В соответствии с пунктом 2 статьи 37 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации» соответствующее решение принимается Президентом Российской Федерации.

6 международных договоров по безопасности, которые отказались..

Современный мир построен на активном международном сотрудничестве, закрепляемом международными соглашениями и договорами.

Особенно важны такие договоры с области безопасности, защиты прав человека, защиты окружающей среды.

И многие страны стремятся не только подписывать международные соглашение, но и выступают организаторами новых соглашений, соблюдение которых сделает наш мир безопаснее и спокойнее.

Тем не менее, даже государства, подписавшие международные соглашение, не всегда соблюдают предписанные в них условия.

Так, США является одной из стран, нарушающих международные соглашения, которые были подписаны представителями страны. Прежде всего, речь идет о соглашениях в области безопасности.

Ниже мы расскажем о 6 международных договорах по вопросам безопасности, которые отказались выполнять власти США.

1. Договор об ограничении противоракетной обороны

Договор об ограничении систем ПРО был подписан в 1972 году Леонидов Брежневым и Ричардом Никсоном в Москве. В рамках договора странам-участницам запрещалось разрабатывать национальные системы ПРО.

  • Договор просуществовал тридцать лет — в декабре 2001 года Джордж Буш заявил о выходе США из договора, который прекратил существование через полгода, как было предписано условиями.
  • Джордж Буш заявил, что этот договор ограничивает возможности страны защищать своих граждан от атак террористов, в связи с этим руководством страны было принято решение выйти из соглашения.
  • 2. ДОВСЕ

Договор об обычных вооруженных силах в Европе был подписан в 1990 году в Париже. Его подписали 16 стран-членов НАТО и 6 стран-участниц Организации Варшавского договора.

Согласно договору, стороны должны иметь равно количество боевой техники и вооружений вдоль границ между блоками.

Таким образом, договор был призван ограничить наращивание вооруженных сил одним из блоков, что ограничивало бы возможности неожиданного нападения.

В 1999 году был подписан обновленный вариант этого договора, так как НАТО расширилась, а ОВД была официально распущена.

В 2007 году Россия отказалась от исполнения ДОВСЕ, так как, по мнению Москвы, договор потерял свой смысл после того, как в НАТО вошло большинство восточноевропейских государств.

Читайте также:  Статья 40.2. регулирование деятельности, контроль и надзор за деятельностью кредитных кооперативов

В 2011 году США также объявили о прекращении выполнения обязательств по договору ДОВСЕ. Как отметили в США, это решение было ответом на отказ Москвы выполнять свои обязательства в рамках договора.

3. Конвенция по биологическому и токсинному оружию

Конвенция о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического и токсинного оружия и об их уничтожении (КБТО) была подписана в 1972 году и вступила в силу в 1975 году. В настоящий момент ее участниками являются 163 страны, которые, как и предполагает конвенция, отказались от разработки, производства и накопления биологического оружия.

США ратифицировали Конвенцию о запрещении биологического оружия в 1972 году. Однако в 2001 году власти страны отказались принимать протокол к конвенции, предусматривающий механизмы взаимного контроля. Таким образом, на деле проверить исполнение Вашингтоном КБТО с помощью международно-правовых средств не представляется возможным.

4. Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД)

Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД) вступил в силу в 1988 году. Этот договор запрещает производство, испытания и развертывание баллистических и крылатых ракет наземного базирования средней и меньшей дальности, а также пусковых установок для них.

Этот договор считался одним из самых важных в вопросах международной безопасности, так как позволял сбалансировать ситуацию с размещением вооружения в Европе.

В 2018 году администрация Трампа заявила о готовности выйти из договора. Для этого они использовали формальный повод – якобы они нашли нарушения договора со стороны России.

Российская сторона отрицает обвинения и даже приглашала американских специалистов провести необходимые проверки. Однако со стороны США никто не откликнулся на это предложение.

  1. В результате, Россия также приостановила свое участие в договоре, об этом заявил президент Владимир Путин.
  2. Помимо этого, российская сторона добавила, что начнутся разработки и испытания новых видов вооружений, однако Россия не будет размещать подобное вооружение ни в Европе, ни в других регионах, пока там не будет аналогичного вооружения США.
  3. 5. Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО)

Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) был заключен в 1970 г. Его поддержали практически все страны мира за исключением четырех — Кубы, Индии, Пакистана и Израиля. Договор фиксировал стратегическую цель – отказ от ядерного оружия. Кроме всего прочего, он предусматривал отказ государств, обладающих ядерным оружием, от его применения против неядерных держав.

По заявлению российского МИДа, США разместили ядерное оружие на территории пяти европейских государств и в рамках совместной деятельности НАТО проводят обучение военнослужащих по обращению с ядерным оружием. По словам главы МИД РФ Сергея Лаврова, это является грубейшим нарушением международного договора.

Обучение военнослужащих включает в себя элементы ядерного планирования, а также отработку практических навыков использования ядерного оружия и самолетов-носителей.

6.Договор по открытому небу

Договор по открытому небу был подписан 34 странами. Он вступил в силу в 2002 году. Договор разрешает странам-участницам совершать полеты над территориями других стран-участниц и собирать информацию о вооруженных силах.

  • Этот договор считается одним из основ международной безопасности.
  • В 2020 году власти США заявили о намерении выйти из договора, мотивируя это тем, что Россия якобы не соблюдает его условия, при этом американская сторона не предоставила никаких доказательств несоблюдения Россией условий договора.
  • При этом власти США добавляют, что могут передумать, если Россия устранит нарушения.

Источник: Вести Экономика

Статья 37. Международные договоры. Комментарий к статье 37

Комментируемая статья подтвердила установленный на конституционном уровне приоритет норм международного права и законодательства над нормами российского права и законодательства. В соответствии с положениями ч. 4 ст.

15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее системы, а в случае, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, применяются правила международного договора.

В настоящее время в сфере правового регулирования охраны ООПТ действует ряд международных актов — международных договоров, межправительственных соглашений и модельных законов. К числу наиболее значимых из них следует отнести:

Конвенцию об охране всемирного культурного и природного наследия (Париж, 16 ноября 1972 г.) — ратифицирована СССР Указом Президиума ВС СССР от 9 марта 1988 г. N 8595-XI и вступила в силу для СССР 12 января 1989 г.

В настоящее время в соответствии с положениями Федерального закона от 15 июля 1995 г.

N 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» Российская Федерация осуществляет права и выполняет обязательства, вытекающие из всех международных договоров СССР, в том числе и из данной Конвенции; данная Конвенция дала на международном уровне определение таким понятиям, как «природное наследие», «природные памятники», «геологические и физиографические образования», «природные достопримечательные места», приоритет и средства международной и внутригосударственной защиты всемирного культурного и природного наследия; ———————————

Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных с иностранными государствами. М., 1991. Вып. XLV. С. 482; Свод нормативных актов ЮНЕСКО. М., 1993. С. 290.

Конвенцию о водно-болотных угодьях, имеющих международное значение, главным образом в качестве местообитаний водоплавающих птиц (Рамсар, 2 февраля 1971 г.

) , закрепившую на международном уровне необходимость охраны водно-болотных угодий и порядок взаимодействия договаривающихся стран при осуществлении данной деятельности; ———————————

Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. XXXIII. М., 1979. С. 462 — 466; Международные нормативные акты ЮНЕСКО. М.: Логос, 1993. С. 191 — 199; Свод нормативных актов ЮНЕСКО. М.: Международные отношения, 1991. С. 191 — 199.

Модельный закон об особо охраняемых природных территориях (принят в г. Санкт-Петербурге 16 октября 1999 г.

Постановлением 14-6 на 14-м пленарном заседании Межпарламентской ассамблеи государств — участников СНГ) , установивший примерную рекомендательную структуру национального закона об особо охраняемых природных территориях для государств — участников СНГ; ———————————

Информационный бюллетень. Межпарламентская ассамблея государств — участников СНГ. 2000. N 23. С. 96 — 123.Соглашение между Правительством РФ и Правительством КНР о заповеднике «Озеро Ханка» (Пекин, 25 апреля 1996 г.) , определяющее порядок и формы взаимодействия российской и китайской сторон по охране данного заповедника; ———————————

Бюллетень международных договоров. 1997. N 1. С. 63 — 65.Соглашение между Правительством СССР и Правительством Финляндской республики о заповеднике «Дружба» (Хельсинки, 26 октября 1989 г.) (вступило в силу 13 ноября 1990 г.) , установившее порядок взаимодействия сторон Соглашения при исследовании его экосистем и обеспечении их охраны. ———————————

Собрание постановлений Правительства СССР. Отдел второй. 1991. N 2. Ст. 4; Сборник международных договоров СССР. Вып. XLVI. М., 1993. С. 275 — 277.Раздел XII. ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Международные договоры в правовой системе Российской Федерации

В настоящее время не существует единого мнения о месте международных договоров в системе национальных законодательств, что порождает значительные проблемы в правовом регулировании.

В современных условиях глобализации, процесса всемирного объединения, получившего свое развитие во второй половине XIX века, роль международного договора как источника права все больше возрастает.

Указанный процесс признается различными странами и является установленным фактом: в Венской Конвенции о праве международных договоров, заключенной в Вене 23 мая 1969 года, содержится положение о том, что государства – участники Венской Конвенции, учитывая важнейшую роль договоров в истории международных отношений, признают все возрастающее значение договоров как источника международного права и как средства развития мирного сотрудничества между нациями, независимо от различий в их государственном и общественном строе. В указанной Конвенции международный договор определяется как международное соглашение, заключенное между государствами в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится ли такое соглашение в одном документе, в двух или нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования.

В РФ также есть легальное определение данного термина: международный договор Российской Федерации представляет собой международное соглашение, заключенное Российской Федерацией с иностранным государством (или государствами), с международной организацией либо с иным образованием, обладающим правом заключать международные договоры, в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится такое соглашение в одном документе или в нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования.

В соответствии с Федеральным законом РФ «О международных договорах РФ», международные договоры Российской Федерации наряду с общепризнанными принципами и нормами международного права являются в соответствии с Конституцией Российской Федерации составной частью ее правовой системы. Они представляют собой существенный элемент стабильности международного правопорядка и отношений России с зарубежными странами, функционирования правового государства.

Целями заключения международных договоров являются образование правовой основы межгосударственных отношений, содействие поддержанию всеобщего мира и безопасности, развитию международного сотрудничества в соответствии с целями и принципами Устава Организации Объединенных Наций, защита основных прав и свобод человека, обеспечение законных интересов государств.

Международный договор представляет собой соглашение, являющееся сознательным и добровольным волеизъявлением субъектов международного права (государств, организаций и иных образований, обладающих международной правосубъектностью и правоспособностью заключать международные договоры) по поводу верховных прав в различных сферах общественной жизни, чаще всего заключенное в письменной форме в виде одного или нескольких формальных актов (наименование которых не имеет значения), регулируемое нормами международного права.

Читайте также:  Статья 34.1. единая информационная система нотариата

Как уже было указано ранее, в соответствии с Конституцией РФ, а также иными нормативными правовыми актами (к примеру, в соответствии с Федеральный Закон РФ «О международных договорах РФ» от 15.07.1995 № 101-ФЗ), международные договоры Российской Федерации наряду с общепризнанными принципами и нормами международного права являются составной частью правовой системы РФ.

В РФ сформирована определенная иерархия нормативно-правовых актов, отличающихся друг от друга юридической силой, масштабом действия, сложностью процедуры принятия и иными критериями. Согласно Конституции РФ и иным нормативным правовым актам, высшей юридической силой на территории РФ обладает Конституция РФ.

Далее по иерархии нормативноправовых актов РФ идут Федеральные Конституционные Законы и Федеральные Законы Российской Федерации, действующие на всей территории РФ и не противоречащие конституционным нормам. Далее идут нормативные правовые акты иных субъектов государственной власти: указы Президента, постановления Правительства и иные.

Нижестоящей ступенью в иерархии нормативных правовых актов РФ, в соответствии с федеративным административно-территориальным устройством РФ, является уровень субъекта РФ, а именно: Конституции республик или Уставы других субъектов РФ, законодательные акты представительного органа субъекта, нормативные правовые акты главы субъекта, исполнительных органов власти субъекта и иные.

Завершают иерархию нормативно-правовых актов РФ акты органов местного самоуправления и различные локальные нормативно-правовые акты.

Относительно местоположения международных актов в иерархии нормативно-правовых актов РФ единого мнения на сегодняшний день пока не сформировано.

Часть ученых считает, что в современных условиях глобализации большей юридической силой по отношению к национальному законодательству обладают международные нормы, причем данный факт не несет угрозу суверенитету отдельных государств, а при грамотной государственной политике носит положительный характер, ведя к всемирному единению.

Другие же ученые полагают, что Конституция должна занимать приоритетное положение по отношению к международным нормам. В Конституции РФ закреплено, что в случае, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, применяются правила международного договора.

Таким образом, международные договоры РФ обладают большей юридической силой по сравнению с законами РФ (ФКЗ, ФЗ), однако данное положение касается только ратифицированных РФ международных договоров, остальные же вообще не входят в ее правовую систему. Дело с общепризнанными принципами и нормами международного права обстоит сложнее, так как насчет их положения в иерархии источников права РФ нет прямого закрепления в законодательстве.

Под общепризнанными принципами международного права, согласно Постановлению Верховного суда РФ, понимаются основополагающие императивные нормы международного права, принимаемые и признаваемые международным сообществом государств в целом, отклонение от которых недопустимо.

К общепризнанным принципам международного права относятся, к примеру, принцип всеобщего уважения прав человека и принцип добросовестного выполнения международных обязательств.

Под общепризнанной нормой международного права, согласно тому же постановлению, понимается правило поведения, принимаемое и признаваемое международным сообществом государств в целом в качестве юридически обязательного. Содержание указанных принципов и норм международного права раскрывается, в частности, в документах ООН и ее специализированных учреждений.

К примеру, такие принципы, как принцип равноправия и самоопределения народов и принцип суверенного равенства государств раскрыты в Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций от 24 октября 1970 года.

На основании вышеизложенного, можно сделать вывод о том, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации в иерархии источников права РФ находятся выше ФКЗ и ФЗ, но ниже Конституции РФ.

Однако отсутствие единого, формально закрепленного мнения о местоположении международных правовых актов в системе национального законодательства порождает на практике целый ряд проблем.

К примеру, довольно существенной является проблема правового регулирования общественных отношений, возникающая при несоответствии норм национального законодательства международным принципам и нормам международного права.

Практика показывает, что в случае, когда какой-либо вступивший в силу не подлежащий ратификации международный договор РФ оказывается в противоречии с каким-либо законом РФ и по этой причине становится неисполнимым (например, обмен нотами или межведомственное соглашение, освобождающее на взаимной основе от таможенных или налоговых сборов), то государственные органы принимают меры, необходимые для добросовестного выполнения международных обязательств по нератифицированному международному договору. Это могут быть меры по дополнительному согласованию порядка исполнения, ратификации, одобрению, утверждению, новации или прекращению такого неисполнимого договора. При всех обстоятельствах и при всех возникающих внутренних затруднениях международный договор должен применяться так, как это им предусмотрено, а обязательства по нему должны выполняться добросовестно.

Порой практические проблемы возникают при применении уже подписанных международных договоров.

Одной из причин возникновения такой проблемы может служить то, что в отличие от норм внутреннего права государств, содержащих перечень договоров, подлежащих ратификации по внутреннему праву, международное право не знает такого перечня, поэтому считается, что международно-правовое обязательство государства по любому вопросу, принятое главой государства, главой правительства, министром иностранных дел, является действительным. В случае международного спора по рассматриваемому вопросу решающее значение имеет ссылка на международное право, а ссылка на внутреннее право может оказаться несостоятельной или проблематичной. Ярким примером обозначенной проблемы может служить статья 10 Трудового кодекса РФ (ТК РФ). Это единственный Кодекс, который в нарушение положений п. 4 ст. 15 Конституции РФ содержит положения не только о сопоставлении международного договора и закона, но и о сопоставлении международного договора с иными нормативно-правовыми актами, регулирующими трудовые отношения. Так, по сути, была признана несоответствующей Конвенции МОТ (Международной организации труда) № 29 о принудительном или обязательном труде 1930 года часть нормы статьи 74 ТК РФ о временном переводе в случае производственной необходимости. Верховный суд РФ признал лишь некоторые из обстоятельств, перечисленных в статье 74 ТК РФ, достаточными для осуществления перевода работника без его согласия на не обусловленную трудовым договором работу. К таким чрезвычайным обстоятельствам были отнесены необходимость предотвращения катастрофы, производственной аварии или устранения последствий катастрофы, аварии или стихийного бедствия, предотвращения несчастных случаев. Остальные же обстоятельства, закрепленные в ТК РФ, но не указанные в Конвенции, такие как перевод на не обусловленную трудовым договором работу для предотвращения простоя, уничтожения или порчи имущества, а также для замещения отсутствующего работника могут быть признанными обоснованными для перевода лишь при условии, если они были вызваны чрезвычайными обстоятельствами (например, в случаях бедствия или угрозы бедствия – пожара, наводнения, голода, землетрясения, сильной эпидемии или эпизоотии и в иных случаях, ставящих под угрозу жизнь или нормальные жизненные условия всего населения или его части) или когда непринятие указанных мер могло привести к катастрофе, производственной аварии, стихийному бедствию, несчастному случаю и тому подобным последствиям. Таким образом, Верховный суд РФ и практика иных судов общей юрисдикции, по существу дополняют нормы ТК РФ, сужая или расширяя сферу их применения, конкретизируют, а иногда и дополняют правовые нормы для более качественного регулирования общественных отношений.

Таким образом, в современных условиях глобализации значение международных договоров в мире неуклонно растет, они все чаще применяются в регулировании общественных отношений.

На сегодняшний день нет единого определения международного договора, однако множество определений, выведенных различными учеными, имеют ряд общих черт, на основании которых можно сделать вывод о том, что международный договор представляет собой соглашение, являющееся сознательным и добровольным волеизъявлением субъектов международного права (государств, организаций и иных образований, обладающих международной правосубъектностью и правоспособностью заключать международные договоры) по поводу верховных прав в различных сферах общественной жизни, чаще всего заключенное в письменной форме в виде одного или нескольких формальных актов (наименование которых не имеет значения), регулируемое нормами международного права. Существуют разные точки зрения относительно местоположения международных договоров в национальных системах и их значении: часть ученых считает, что международные договоры должны стоять выше национальных законодательств, ведя к всемирному объединению; другие – что международные договоры по иерархии источников права находятся ниже Конституций государств, сохраняя их самобытность. Наличие указанных разногласий на практике приводит к достаточно серьезным проблемам в правовом регулировании, к примеру, при несоответствии норм национального законодательства международным принципам и нормам международного права, а также при применении уже подписанных международных договоров. Вследствие отсутствия установленного правила правоприменения в случае конфликта международных норм и норм национального законодательства возникает вопрос, каким из указанных норм отдать приоритет в правовом регулировании, что является существенной проблемой, так как международные правовые источники как регуляторы общественных отношений в настоящее время приобретают все большее значение и оказывают все большее влияние на своих участников вследствие современных условий глобализации, порождающей ряд новых для мира проблем, указанных в данной статье: проблема соответствия норм национального законодательства международным принципам по тому или иному вопросу, необходимости преодоления разногласий участников международных отношений, сохранения национального суверенитета государств и иные насущные вопросы.

Источник:

  • Ремизова Н.С., Вагина О.С. Международные договоры РФ в правовой системе РФ // APRIORI. Cерия: Гуманитарные науки. – 2015. – № 4. – С. 37.
Ссылка на основную публикацию