Статья 3. Право на свободу совести и свободу вероисповедания

  • Принят Государственной Думой 11 июня 2013 года
  • Одобрен Советом Федерации 26 июня 2013 года
  • Статья 1

Статью 148 Уголовного кодекса Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 1996, N 25, ст. 2954; 2003, N 50, ст. 4848; 2010, N 19, ст. 2289; 2011, N 50, ст. 7362) изложить в следующей редакции:

  1. «Статья 148. Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий
  2. 1. Публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих, —
  3. наказываются штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до двухсот сорока часов, либо принудительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы на тот же срок.
  4. 2. Деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, совершенные в местах, специально предназначенных для проведения богослужений, других религиозных обрядов и церемоний, —
  5. наказываются штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок с ограничением свободы на срок до одного года или без такового.
  6. З. Незаконное воспрепятствование деятельности религиозных организаций или проведению богослужений, других религиозных обрядов и церемоний —
  7. наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев.
  8. 4. Деяния, предусмотренные частью третьей настоящей статьи, совершенные:
  9. а) лицом с использованием своего служебного положения;
  10. б) с применением насилия или с угрозой его применения, —

наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы на тот же срок с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двух лет.».

Статья 2

Внести в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (Собрание законодательства Российской Федерации, 2002, N 1, ст. 1; N 44, ст. 4295; 2003, N 46, ст. 4434; N 50, ст. 4847; 2004, N 34, ст. 3533; N 44, ст. 4266; 2005, N 1, ст. 13,40; N 30, ст. 3131; N 52, ст. 5574; 2006, N 1, ст. 4; N 2, ст. 172; N 6, ст. 636; N 19, ст. 2066; N45, ст. 4641; N 50, ст.

5281; N 52, ст. 5498; 2007, N 16, ст. 1825; N 26, ст. 3089; 2008, N 20, ст. 2259; N 52, ст. 6235, 6236; 2009, N 29, ст. 3597; 2010, N 19, ст. 2291; N 31, ст. 4193; 2011, N 1, ст. 23; N 19, ст. 2714; N 47, ст. 6602; N 50, ст. 7362; 2012, N 24, ст. 3082; N 31, ст. 4320; N 47, ст. 6403, 6404, 6405; N 53, ст. 7602; 2013, .N 14, ст. 1666; N 19, ст.

2323) следующие изменения:

1) в абзаце первом части 1 статьи 3.5 слова «статьей 14.12» заменить словами «статьями 5.26, 14.12», слова «предусмотренных частью 2 статьи 6.21» заменить словами «предусмотренных статьей 5 .26, частью 2 статьи 6.21»;

2) статью 5.26 изложить в следующей редакции:

«Статья 5.26. Нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях

  • 1. Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и свободу вероисповедания, в том числе принятию религиозных или иных убеждений или отказу от них, вступлению в религиозное объединение или выходу из него, —
  • влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от десяти тысяч до тридцати тысяч рублей; на должностных лиц — от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей.
  • 2. Умышленное публичное осквернение религиозной или богослужебной литературы, предметов религиозного почитания, знаков или эмблем мировоззренческой символики и атрибутики либо их порча или уничтожение-

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей либо обязательные работы на срок до ста двадцати часов; на должностных лиц — от ста тысяч до двухсот тысяч рублей.».

Статья 3

В абзаце втором пункта 1 статьи 1 Федерального закона от 7 мая 2013 года N 96-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2013, N 19, ст. 2323) слова «статьей 14.12» заменить словами «статьями 5.26, 14.12», слова «предусмотренных частью 2 статьи 6.21» заменить словами «предусмотренных статьей 5.26, частью 2 статьи 6.21».

Статья 4

Проблема законодательного регулирования свободы совести

Россия на протяжении последних 20-ти лет гордится своими достижениями в области закрепления самых демократических основ в области свободы совести и вероисповедания. Действительно, на уровне Конституции РФ закреплена свобода совести и её гарантия- принцип светского государства.

Однако, почти все конституционные нормы в этой области требуют своего дальнейшего закрепления в текущем законодательстве. В отличии от других случаев, когда требуемый конституцией закон не принимается годами, в области свободы совести такой закон принят в 1997 году.

Закон внес, безусловно, элементы демократизма в сфере религиозной свободы. Но на протяжении всех годов действие закона, на научном и политическом, но не  как на законодательном уровне, обсуждались идеи коренного изменение данного акта. В него за 13 лет внесены лишь 9 поправок.

Поэтому мы предлагаем коренным образом изменить закон «О свободе совести и религиозных объединениях». Может быть это с формальной стороны будет тот закон, но содержательно это уже другой закон.

Методологией своих предложение по изменению данного закон мы избираем юридико-технический метод: начать с самого начала закона и выявлять проблемы отдельных норм.

Начнем с того, что этот закон в отличии от многих других законах имеет преамбулу, где уже есть проблемы. Эта проблема заключается в том, что, по мнению Федерального Собрание Закон принимается признавая особую роль православия в истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры.

 Действительно, никто не отрицает роль православия в развитии государства.

Однако, сегодня когда 14-ая статья Конституции гласит, что религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом, выделение особой роли Русской православной церкви выглядит с конституционной точки зрение не этично.

Поэтому первая наша инициатива заключается в изъятие этой формулировки.

Более того, такой же позиции поддерживается Уполномоченный по правам человека РФ, который заявил: По сравнению с общим международно — правовым принципом равенства всех религий, зафиксированным в Конституции Российской Федерации (согласно ч. 1 ст. 14 «никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной», а согласно ч. 2 этой же статьи «религиозные объединения… равны перед законом»), в Законе о свободе совести по сути закрепляется привилегированное положение отдельных религий.

В преамбуле Закона (п. 4 — 5) делается ссылка на «особую роль православия в истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры» и на уважение «христианства, ислама, буддизма, иудаизма и других религий, составляющих неотъемлемую часть исторического наследия России»[1]

   Определяя свой предмет, закон пропустил довольно важное конституционное понятие: гарантия свободы совести.(1 статья). Закон останавливается на проблеме регулирования свободы совести. Гарантирование же является формой защиты. Поэтому предлагается ввести понятие гарантии в предмет закона.

Дефекты в области понятии «регулирование» и «защиты» имеются и  в системе нормативно правовых актов устанавливаемых данным актам. По мнению законодателя, по вопросам регулирования свободы совести могут издаваться законы субъектов РФ. (ч1.ст.

2)Но с этим можно согласиться лишь отчасти. Дело в том что, регулирование прав и свобод отнесено исключительно к  ведению Федерации. (пункт 3, части 1. статьи 71 Конституции).

Так, как  в такой ситуации субъекты РФ имеют право принимать свои законы о свободе совести.

Также в части 3-ой статьи не устанавливается, что нормативные акты не должны противоречить Конституции РФ.

В ней только говорится: Законы и иные нормативные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации и затрагивающие реализацию прав на свободу совести и свободу вероисповедания, а также деятельность религиозных объединений, должны соответствовать настоящему Федеральному закону. А что делать, если сам закон противоречит Конституции?

Поэтому предлагается, во-первых, изъять акты субъектов из системы нормативно-правовых актов о свободе совести и во-вторых, указать, что все акты, включая данный закон должны соответствовать Конституции РФ.

Мы  не на  голом месте высказываем опасения на счет возможного и реального не соответствия рассматриваемого закона Конституции.

Например, часть 2 статьи 3 Закона гласит: Право человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания может быть ограничено федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов человека и гражданина, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

 И это в то время, когда 54-ая статья Конституции утверждает, что свобода совести, предусмотренная 28-ой статьей Конституции, не подлежит ограничению. То, что и это норма закона «о свободе совести и  религиозных объедениях» должна  быть исключена из него, нет сомнения, при чем путем признания её неконституционной Конституционном Судом РФ.

В законе существует также неправильный дисбаланс императивных и диспозитивных норм. Например, часть 7 статьи 4 гласит: по просьбам религиозных организаций соответствующие органы государственной власти в Российской Федерации вправе объявлять религиозные праздники нерабочими (праздничными) днями на соответствующих территориях.

 Это диспозитивная норма в какой-то мере может удовлетворять религиозных меньшинств. Однако, имея в виду то, что 112-ая статья Трудового Кодекса императивно объявляет рождество Христово общероссийским праздником, это создает опасность неравного отношения государства к разным религиям, что противоречит принципу светского государства.

Единственно правильным вариантом решения проблемы является предание ч.7.ст.4 рассматриваемого Закона,  императивного характера через наложения обязанностей  на государственные органы объявлять не рабочими днями все религиозные праздники по просьбе верующих на соответствующих территориях

Читайте также:  Статья 12. Маркировка алкогольной продукции

Закон предоставляет достаточно интересный перечень религиозных объединений:

1.     Религиозной группой в законе признается добровольное объединение граждан, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры, осуществляющее деятельность без государственной регистрации и приобретения правоспособности юридического лица. Помещения и необходимое для деятельности религиозной группы имущество предоставляются в пользование группы ее участниками.

2.     Религиозной группой в законе признается добровольное объединение граждан, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры, осуществляющее деятельность без государственной регистрации и приобретения правоспособности юридического лица. Помещения и необходимое для деятельности религиозной группы имущество предоставляются в пользование группы ее участниками.

 Чем продиктовано такое разделение единого понятия нам не понятно. На наш взгляд, это просто открывает простор для локального сектантства и нарушение закона.  Особенно, имея в виду то, что религиозные группы могут действовать без государственной  регистрации необходимо унифицировать виды религиозных организаций без всяких различий.

Также довольно не жесткую политику закон проводит по отношению к иностранным религиозным организациям. По определению Закона, иностранной религиозной организацией именуется организация, созданная за пределами Российской Федерации в соответствии с законодательством иностранного государства.

 При всем желании мирового сообщества быть едиными против всяких опасностей, не исключено, что одни государства на законодательном уровне поддерживают идеи, которые не приветствуются в другом государстве. То есть может другие государства позволяют создавать религиозные организация, цели  которых запрещены в России.

Поэтому часть 1 статья 13 Закона следует изложить следующим образом: иностранной религиозной организацией именуется организация, созданная за пределами Российской Федерации в соответствии с законодательством иностранного государства, цель деятельности которых не противоречат конституционному строю и законодательству РФ.

Кстати, в сфере свободы совести Россия никак не охраняет свой конституционный строй. Посягательства на конституционный строй даже не объявлено основанием для  ликвидации религиозной организации в статьей 14.

Боле того, в этой статье в качестве такого основания не названо и разжигание межрелигиозной или иной розни. Считаем, что эти основания надо добавить в Закон.

Существует в рассматриваемом Законе также  и внутренние противоречия.

В частности, если 15 статья утверждает, что религиозные организации действуют в соответствии со своими внутренними установлениями, если они не противоречат законодательству Российской Федерации, и обладают правоспособностью, предусматриваемой в их уставах, то в ч.2 статьи 10 устанавливается перечень сведений, которые должны указываться в уставе. На наш взгляд это нарушение самостоятельности религиозных организаций.

Особое научное и практическое влияние имеют и проблемы право собственности религиозных организаций. Дело в том, что сам Закон устанавливает более или менее хорошее положение.

Он гласит: в собственности религиозных организаций могут находиться здания, земельные участки, объекты производственного, социального, благотворительного, культурно-просветительского и иного назначения, предметы религиозного назначения, денежные средства и иное имущество, необходимое для обеспечения их деятельности, в том числе отнесенное к памятникам истории и культуры.

Казалось бы все. Но оказывается ,что это норма не базовая, а имеет конкретизирующие акты. Например, Положение о передаче религиозным организациям  находящегося в федеральной собственности имущества религиозного назначения утвержденным постановлением Правительства.

 Этот акт вводит два понятия: просто имущества религиозного назначения находящийся  в федеральной собственности и Имущество религиозного назначения, входящий в состав особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации.

При чем, последний вид имущества передается религиозным организациям в пользование, а не в собственность. На наш взгляд, такое раздвоение понятий противоречит смыслу ч.1 ст. 21 Закона,  который обязуется передавать всё имущество религиозным организациям.

Ещё один момент- это трудовые правоотношения в религиозных организациях. Существует специальная статья закона об этих правоотношениях. Эту статью можно бы признать адекватной, если бы в Трудовом Кодексе не регулировался это вопрос. Но существует целая глава в ТК РФ, которая регулирует данную сферу отношений. Поэтому не лишним было  бы исключить 24 статью Закона.

То, что мы нашли дефекты почти во всем законе, не является самоцелью. Очень много нареканий взывает  этот закон и со стороны институтов государственной власти и общественности.

Важность проблематики вытекает из того, что она связана с правами и свободами человека, а их защита является обязанностью государства. Это сделать очень сложно с нынешними дефектами Закона. Поэтому мы убеждены, что  нужно менять Федеральный закон «О свободе совести и религиозных объеданиях», а также всю государственно-межрелигиозную политику».

[1]  Заключение о проверке соответствия федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединение» международно-правовым обязательствам РФ

Статья 28 Конституции России

Текст Ст. 28 Конституции РФ в действующей редакции на 2021 год:

Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.

Комментарий к Ст. 28 Конституции Российской Федерации

Свобода совести и вероисповедания относится к личной свободе, но ее особенность заключается в том, что по своей природе она одновременно является одной из разновидностей духовных свобод. Реализация свободы совести и вероисповедания способствует духовному развитию человека, формированию его как личности с определенной системой нравственно-религиозных воззрений.

Положения ст. 28 Конституции РФ, устанавливающие свободу совести и вероисповедания, включают в себя несколько важных понятий.

Прежде всего речь идет о совести и ее свободе. Понятие «совесть» нередко отождествляется с вероисповеданием, атеизмом либо с выбором воззрений, стоящих между ними. Однако совесть и ее свобода, хотя и составляют ядро религиозной нравственности, по своему содержанию значительно шире вопроса об отношении к Богу.

Совесть есть особое душевное свойство каждого человека, присущее ему вне зависимости от того, признает человек Бога или отрицает его, и состоит оно во врожденном познании и различении нравственных категорий добра и зла.

Вместе с тем, так как Россия провозглашена светским государством, ее гражданам предоставляется право самостоятельно определять нравственные основы добра и зла либо в соответствии со своими религиозными убеждениями, либо с тем, что именуют «общечеловеческой моралью или нравственностью».

Поэтому в широком понимании свободы совести государство признает наличие в обществе многообразных мировоззренческих позиций и убеждений, охватывающих отношение человека к идеологии, религии, нравственности, политике, науке, культуре и т.д. В этом смысле свобода совести равнозначна свободе убеждений и мировоззрений (ч. 1-3 ст.

13 Конституции РФ). В Конституции РФ прямо не сформулировано «право на убеждения», но запрещается принуждение к выражению убеждений или отказу от них (ч. 3 ст. 29).

Конституция РФ в ст. 28 определяет свободу совести в узком смысле, подразумевая под этой категорией отношение человека к вере и религии. Отсюда свобода совести в данном контексте — это право исповедовать или не исповедовать какую-либо религию.

Свобода совести тесно связана со свободой вероисповедания. Свобода вероисповедания — более узкое понятие и касается тех, кто придерживается в своих убеждениях той или иной веры.

Необходимость выделения этого элемента свободы совести связано с религиозным многообразием, исторически сложившимся на территории России, где люди исповедуют православие, католицизм, протестантизм, иудаизм, ислам, буддизм, а также входят в различные религиозные секты.

Свобода вероисповедания включает право человека в признаваемом им вероучении исповедовать свою веру индивидуально или совместно с другими, входить либо не входить в какие-либо религиозные организации. Индивидуальное или совместное с другими вероисповедание представляет собой совершение религиозных обрядов по правилам, изложенным в конкретном вероучении.

Конституция РФ в ст. 28 предусматривает возможность совершения действий в соответствии с избранными убеждениями.

К таким действиям, помимо выполнения религиозных обрядов и церемоний, могут быть отнесены распространение религиозных и иных убеждений непосредственно или через средства массовой информации, миссионерская деятельность, дела милосердия и благотворительности, религиозное обучение и воспитание, подвижничество (монастыри, скиты и пр.), паломничество и иная деятельность, определяемая вероучениями.

Содержание положений ст. 28 Конституции РФ соответствует ст. 18 Международного пакта ООН о гражданских и политических правах. Это право закрепляется в ст. 9 (ч.

1) Европейской Конвенции о защите прав и основных свобод: «Каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии; это право включает свободу менять свою религию или убеждения и свободу исповедовать свою религию и убеждения как единолично, так и сообща с другими, публичным или частным порядком, в отправлении культа, учении и выполнении религиозных и ритуальных обрядов».

Наряду с Конституцией РФ право на свободу совести и вероисповедания регулируется Федеральным законом от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ (с посл. изм. и доп.) «О свободе совести и о религиозных объединениях»*(118).

Отдельные вопросы пределов реализации и охраны данного права определяются в Гражданском и уголовном кодексах РФ, Кодексе РФ об административных правонарушениях и других законах, нормативных правовых актах РФ, а также законах и нормативных правовых актах субъектов РФ*(119).

Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях», конкретизируя положения Конституции РФ, определяет содержание права на свободу совести и свободу вероисповедания. Свобода выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения принадлежит людям не только в пределах вероисповедания, но охватывает все убеждения вообще.

Свобода вероисповедания означает, что никто не обязан сообщать о своем отношении к религии и не может подвергаться принуждению при определении своего отношения к религии, к исповеданию или отказу от исповедания религии, к участию или неучастию в богослужениях, других религиозных обрядах и церемониях, в деятельности религиозных объединений, в обучении религии. Запрещается вовлечение малолетних в религиозные объединения, а также обучение малолетних религии вопреки их воле и без согласия их родителей или лиц, их заменяющих (ч. 5 ст. 2 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях»).

Иностранные граждане и лица без гражданства, законно находящиеся на территории Российской Федерации, пользуются правом на свободу совести и вероисповедания наравне с гражданами Российской Федерации и несут установленную федеральными законами ответственность за нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях.

Свобода совести и вероисповедания не является абсолютной. Существуют определенные ограничения данной свободы, обозначенные непосредственно Конституцией РФ. Поскольку вероисповедание в подавляющем большинстве случаев связано с деятельностью того или иного религиозного объединения, ч. 5 ст.

Читайте также:  Статья 284 БК РФ. Полномочия федеральных органов исполнительной власти в области применения мер принуждения за нарушения бюджетного законодательства Российской Федерации (действующая редакция)

13 Конституции РФ запрещает создание общественных объединений, цели или действия которых направлены на разжигание религиозной розни. В соответствии с ч. 2 ст. 19 Конституции РФ запрещается дискриминация по признаку религиозной принадлежности. Согласно ч. 2 ст.

29 Конституции РФ, запрещается пропаганда или агитация, возбуждающие религиозную ненависть и вражду. Нельзя пропагандировать и религиозное превосходство.

Согласно п. 4 ст.

2 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», по просьбам религиозных организаций решением Президента РФ священнослужителям в соответствии с законодательством Российской Федерации о воинской обязанности и военной службе в мирное время может предоставляться отсрочка от призыва на военную службу и освобождение от военных сборов. В отношении предоставления священнослужителям отсрочки от призыва на военную службу Президент РФ принял специальный Указ от 14 января 2002 г.

Еще одна гарантия связана с трудовой деятельностью верующего человека. В пункте 7 ст. 4 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» для органов государственной власти предусмотрена возможность объявлять дни религиозных праздников дополнительными нерабочими (праздничными) днями.

Закон о свободе совести и о религиозных объединениях. Закон РФ. 26 сентября 1997 г

Статья 3. Право на свободу совести и свободу вероисповедания

5.

Никто не обязан сообщать о своем отношении к религии и не может подвергаться принуждению при определении своего отношения к религии, к исповеданию или отказу от исповедания религии, к участию или неучастию в богослужениях, других религиозных обрядах и церемониях, в деятельности религиозных объединений, в обучении религии. Запрещается вовлечение малолетних в религиозные объединения, а также обучение малолетних религии вопреки их воле и без согласия их родителей или лиц, их заменяющих.

Статья 4. Государство и религиозные объединения

2. В соответствии с конституционным принципом отделения религиозных объединений от государства государство: ∙ обеспечивает светский характер образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях.

3.

Государство регулирует предоставление религиозным организациям налоговых и иных льгот, оказывает финансовую, материальную и иную помощь религиозным организациям в реставрации, содержании и охране зданий и объектов, являющихся памятниками истории и культуры, а также в обеспечении преподавания общеобразовательных дисциплин в образовательных учреждениях, созданных религиозными организациями в соответствии с законодательством Российской Федерации об образовании.

  Защитники Церкви — апологеты

Статья 5. Религиозное образование

1. Каждый имеет право на получение религиозного образования по своему выбору индивидуально или совместно с другими.

2. Воспитание и образование детей осуществляются родителями или лицами, их заменяющими, с учетом права ребенка на свободу совести и свободу вероисповедания.

3.

Религиозные организации вправе в соответствии со своими уставами и с законодательством Российской Федерации создавать образовательные учреждения.

4. По просьбе родителей или лиц, их заменяющих, с согласия детей, обучающихся в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, администрация указанных учреждений по согласованию с соответствующим органом местного самоуправления предоставляет религиозной организации возможность обучать детей религии вне рамок образовательной программы.

Статья 19. Учреждения профессионального религиозного образования

1. Религиозные организации в соответствии со своими уставами имеют исключительное право создавать учреждения профессионального религиозного образования (духовные образовательные учреждения) для подготовки служителей и религиозного персонала.

2. Учреждения профессионального религиозного образования подлежат регистрации в качестве религиозных организаций и получают государственную лицензию на право осуществления образовательной деятельности.

3.

Граждане, обучающиеся на очных отделениях учреждений профессионального религиозного образования, которые имеют государственную лицензию, пользуются правом на отсрочку от призыва на военную службу в соответствии с законодательством о воинской обязанности и военной службе и иными льготами, предусмотренными законодательством Российской Федерации.

Суть 125 ФЗ

Федеральный закон № 125 «О свободе совести и религиозных объединениях» был принят ГосДумой 19 сентября 1997 года, а одобрен Советом Федерации спустя 5 дней. Последние изменения в ФЗ 125 были внесены 6 июля 2021 года. Также в это время вносились коррективы в Федеральный закон о нотариате. Подробности тут:

Краткое содержание Федерального закона:

  • Глава 1 — перечисляет общие положения ФЗ 125;
  • Глава 2 — раскрывает понятие «религиозные объединения», существующие на территории РФ;
  • Глава 3 — перечисляет права и деятельность организаций, связанных с церковной активностью;
  • Глава 4 — описывает процесс надзора и контроля за исполнением положений ФЗ о свободе вероисповедания, совести и религиозных формирований.

ФЗ 115 о концессионных соглашениях читайте тут:

Правовые основы деятельности религиозных объединений в Российской

До принятия в 1997 году ФЗ № 125 на территории России действовал Закон РСФСР «О свободе вероисповеданий». Что изменилось с вступлением в силу нового варианта документа:

  • изменилась процедура создания организаций;
  • сузился круг лиц, которые могут стать учредителями и участниками сообществ;
  • право создания местной религиозной организации теперь предоставляется только россиянам, иностранные граждане могут быть только участниками.

Важно: в некоторых российских регионах действуют собственные законы о соблюдении права на свободу вероисповедания. Однако все они подчиняются федеральному законодательству.

Свобода совести и вероисповедания

Гарантируются Конституцией РФ (статья 28). Но при этом не допускается:

  Евангелие от Луки: содержание и толкование

  • экстремистских демонстраций — агитацию, пропагандирующую расовую непримиримость (статья 29);
  • формирования объединений с целью нарушения целостности страны (статья 13);
  • любых ограничений прав граждан из-за их национальности, расы, или религиозной принадлежности (статья 19).

Совесть

Этот термин обозначает внутреннее качество человека, что проявляется как нравственность, самоконтроль, уважение приличий и соблюдение определенных правил жизни.

Для верующих — это проявление убеждений. Для атеистов — разделение этичных признаков добра и зла.

Свобода

Это определенное состояние человека, в котором именно он сам является причиной собственных поступков. То есть его деяния не обусловливаются воздействием посторонних факторов: природных, социальных, межличностных и прочих.

Важно: понятие «свобода» не нужно путать с вседозволенностью, когда человек не желает принимать во внимание вредительство своих поступков для общества и окружающих лиц.

Значение понятия в Конституции РФ

Основной закон использует понятия «свобода совести» и «свобода вероисповедания» как равнозначные. Смысл термина охватывает право человека и гражданина исповедовать любую веру, лично или вместе с другими людьми, придерживаться атеистических взглядов, распространять или менять свои духовные убеждения.

Религиозные объединения и их типы

В Приказе Минюста России № 19-01-159-94 установлено, что религиозное общество — это местное объединение десяти и более совершеннолетних лиц, которые придерживаются одного и того же вероисповедания. Они могут отличаться друг от друга способами организации и управления. Типы этих объединений подразделяются в зависимости от религии: церкви, конфессии и прочие. Другие сообщества:

  • монастырь (лавра, скит) — община монахов, живущих сообществом, и придерживающихся определенных правил, установленных церковью;
  • братство (сестричество) — сообщество, создаваемое (чаще всего) с миссионерской целью;
  • миссия — объединение, целью которого является распространение какого-либо учения, благотворительность и прочие виды деятельности.

Также к объединениям относятся и духовные образовательные учреждения (семинарии, медресе, академии и прочие). Их задача заключается в подготовке священнослужителей.

Виды религиозных объединений

Признаки и отличительные черты религиозной организации

Несмотря на массовость мнений авторов юридической литературы касательно отсутствия необходимости выделения религиозных из общественных в отдельную форму, существуют некоторые признаки, которые отличают их от других разновидностей общественных объединений, что обеспечивает их рассмотрение в качестве отдельно взятой организационной формы.

В частности, И.В. Елисеев (учебник “Гражданское право” под редакцией А.П. Сергеева, том 1, страницы 173 и 174) считал, что если хотя бы одна особенность организационной специфики организации выделяет ее из числа других, то следует говорить об отдельной правовой форме. В иных случаях учреждение следует считать разновидностью другого в пределах одной и той же организационной формы.

Религиозные отличаются от общественных по многим признакам, в частности:

  • по некоторым аспектам организационной специфики;
  • по нюансам обособления имущества;
  • по некоторым моментам ответственности перед кредиторами.

Например, часть 5 статьи 21 ФЗ № 125 устанавливает невозможность обращения взыскания по требованиям кредиторов на имущество богослужебного назначения (перечень утверждается Правительством РФ по инициативе религиозных объединений).

ГК РФ регламентируются и другие отличительные черты, присущие именно религиозным организациям – к примеру, по порядку использования имущества, находящегося в собственности государства, физических лиц и организованных ими объединений.

Помимо этого, 7-ФЗ регламентируется особый правовой статус религиозных объединений. Так, частью 4 статьи 6 ФЗ № 7 установлено, что особенности юридического положения, регистрации, реорганизации и ликвидации религиозных объединений устанавливаются 125-ФЗ.

Также 7-ФЗ исключает возможность применения к рассматриваемым организациям общих норм этого закона касательно вышеуказанных операций, применимых к некоммерческим объединениям, а также других аспектов (требований к составу учредителей, к учредительной документации, внесению в нее поправок и др.).

Такое положение, возможно, внесено как попытка акцентировать особый режим, присущий религиозному объединению как отдельной организационно-правовой форме.

Рассмотрение религиозной организации как разновидности общественных объединений

До 2014 года религиозные организации располагали общим понятием вместе с общественными и считались исключительно как подвид последних.

В Концепции развития гражданского законодательства (пункт 7.1.3.) сказано, что общественные учреждения различных форм, в том числе и религиозные, принимают участие в правовых отношениях:

  • в качестве юридических лиц;
  • для реализации задач финансирования осуществляемой деятельности;
  • при этом деятельность не является предметом гражданско-правового регулирования.

Исходя из этого, наблюдается приобретение общественными организациями признаков строго целевой правоспособности.

Общественные учреждения, по сути, обладают единой правовой формой, вне зависимости от особенностей осуществляемой деятельности, выходящей за пределы гражданского права.

Требование к рассмотрению религиозных как подвида общественных было затронуто и в литературных источниках (учебник под редакцией Е.А. Суханова “Российское гражданское право”, том 1, страницы 272, 273).

Наказания за нарушение

Предусмотрено два вида ответственности — административная (статья 5.26 КоАП РФ) или уголовная (статья 148). В качестве мер наказания могут быть применены:

  • штрафные взыскания;
  • арест сроком до 90 дней;
  • исправительные работы длительностью до 1 года;
  • ограничение свободы (3-5 лет).

Эти меры воздействия будут применены к лицам, совершившим акт вандализма, нанесшим оскорбление верующему человеку и за прочие правонарушения.

Читайте также:  Статья 11. Участие Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований в осуществлении внешнеторговой деятельности

Понятие и особенности религиозных организаций

Статьей 50 ГК РФ определяются разновидности некоммерческих объединений, среди которых пунктом 10 устанавливается данный вид.

Часть 1 статьи 123.26. ГК РФ регламентирует понятийный аппарат и некоторые особенности: религиозные организации – это объединения:

  • физических или иных лиц;
  • прошедшие регистрацию как некоммерческие унитарные организации;
  • на добровольных началах их участников;
  • лиц, имеющих гражданство РФ;
  • граждан, которые постоянно проживают в РФ;
  • прошедшие процедуру регистрации для реализации целей коллективного вероисповедания и распространения религии;
  • осуществившие регистрацию как местные (одно учреждение) или централизованные (объединение нескольких) учреждения, а также как руководящие органы;
  • созданные согласно 125-ФЗ “О свободе совести и о религиозных объединениях”.

М.О. Шахов. Конституция РФ 1993 г. о свободе совести (+PDF) / Православие.Ru

Главы 1, 2, 3, 4

Скачать главу в PDF-формате

Конституция Российской Федерации, принятая в декабре 1993 г., является основополагающим элементом российского законодательства. Она включает в себя ряд важных положений, связанных с обеспечением свободы совести, свободы вероисповедания и с деятельностью религиозных объединений.

В самом общем виде Конституция — это правовой акт или совокупность правовых актов, обладающий высшей юридической силой и регулирующий основы организации государства и взаимоотношений государства и человека.

Сущность Конституции заключается не только в том, что она — основной Закон государства и обладает высшей юридической силой, хотя в этом ее первейшее и важнейшее назначение. Конституция также является и политическим документом.

Как политический документ она отражает определенное соотношение политических сил на момент ее разработки и принятия. Конституция в демократическом государстве — это результат политического согласия.

Она олицетворяет общественный компромисс, согласование политических интересов различных политических сил.

Кроме этого, Конституция декларирует важнейшие ценности — права человека, демократические институты, частную собственность, свободу экономической деятельности и другие, составляющие основу конституционного строя. Все вышеперечисленное и определяет значение Конституции как базы для развития общества[1].

Первая статья Конституции «Российская Федерация — Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления» содержит перечень важнейших характеристик современного Российского государства. Среди них нет положения о светскости государства. Некоторые комментаторы видят в этом свидетельство «второстепенного» значения принципа светскости. Однако статья 14 Конституции РФ, провозглашающая Российскую Федерацию светским государством, входит в первую главу Конституции «Основы конституционного строя». Согласно статье 16 Конституции, положения первой главы «составляют основы конституционного строя Российской Федерации и не могут быть изменены иначе как в порядке, установленном настоящей Конституцией. Никакие другие положения настоящей Конституции не могут противоречить основам конституционного строя Российской Федерации». Порядок пересмотра положений 1, 2 и 9 глав Конституции определен в ее статье 135, согласно которой они не могут быть пересмотрены Федеральным Собранием. Статья предусматривает, что для изменения положений этих глав необходим созыв Конституционного Совещания и разработка проекта новой Конституции и ее принятие. Сложный механизм пересмотра положений первой главы Конституции, включая положение о светскости государства, призван обеспечить стабильность основ конституционного строя.

  • В тексте Конституции Российской Федерации содержатся:
  • 1) статьи, непосредственно посвященные государственноконфессиональным отношениям и свободе совести (ст. 14, 28);
  • 2) статьи, в которых религиозная проблематика упоминается наряду с иной;

3) статьи общего характера, прямо не упоминающие проблемы государственно-конфессиональных отношений, свободы совести и деятельности религиозных объединений, но включающие их как частные аспекты (право на свободу слова и мысли, право на объединение и т. д.).

Собственно говоря, статьи первого рода во многом являются частными случаями, конкретизацией положений статей третьего рода.

Так, светский характер государства и отсутствие государственной религии по сути вытекают из общей нормы ст.

13 об отсутствии государственной идеологии; некоторые важнейшие элементы свободы совести объемлются содержанием свободы мысли, слова, права граждан на создание объединений.

Важнейшее положение, определяющее конституционные приоритеты, содержится в статье 2 Конституции:

«Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства».

Как мы уже констатировали ранее, проблема соотношения прав и интересов личности, общества и государства являлась ключевой проблемой общественного устройства на протяжении всей истории человечества.

Сделанный в Конституции акцент на высшей ценности прав и свобод человека, индивидуума, является в известной мере отмежеванием от советского прошлого, в котором доминировала идея коллективизма, необходимости подчинять личные интересы общему делу, под которым, однако, в реальности часто понималась воля тех, кто стоял у руля государства. В итоге человек оказывался винтиком государственной машины. Однако характерная для постсоветской России атмосфера безудержного индивидуализма, перерастающая в социал-дарвинизм, оказывается теневой стороной другой крайности — завышенной оценки важности индивидуальной свободы личности, ведущей к пренебрежению интересами общества.

В работах современных ученых начинает появляться критическое осмысление формулировок данной статьи Конституции. Так, А. В. Поляков пишет, что в литературе «обращается внимание на невозможность трактовки прав и свобод человека как высших, абсолютных ценностей, не подлежащих никаким ограничениям»[2]. По мнению другого правоведа, А. Ф.

Черданцева: «Права и интересы человека, гражданина фактически не ставятся выше интересов общества. Это вытекает из конституций самих правовых государств. Осуществление прав и свобод каждого отдельного человека ограничивается в первую очередь правами другого человека. Их осуществление, как сказано, например, в ч. 3 ст.

17 Конституции РФ, не должно нарушать права и свободы других лиц.

Таким образом, современные государства рассматривают права и свободы в качестве одной из основных ценностей, но отнюдь не высших, как сказано в Конституции РФ (ст. 2).

Есть, оказывается, ценности высшего порядка (нравственное и физическое здоровье населения, общественный порядок, государственная безопacнocть и др.), нежели права и свободы индивида.

Это и естественно, ибо человек сверхкорыстен, дорога к совпадению интересов личности и общества длинна и терниста, а эгоизм человеческий беспределен»[3] .

Как отмечается в работах по теории государства и права, «категория социальной свободы может рассматриваться только в паре с категорией социальной ответственности. Это общепризнанная международно-правовая и внутригосударственная практика.

Конституция России в данном случае допускает возможность ограничения прав и свобод человека, но только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты конституционного строя, а также «нравственности, здоровья, законных прав и законных интересов других людей…» (ч. 3 ст. 55).

Конституция устанавливает, что «осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц» (ч. 3. ст. 17)[4] .

Обратимся к последующим статьям Конституции.

Статья 13

«1. В Российской Федерации признается идеологическое многообразие.

2. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.

… 4. Общественные объединения равны перед законом».

Данная статья была включена в Конституцию РФ в противоположность конституционным принципам Советского государства, закреплявшим руководящую роль коммунистической партии и, соответственно, коммунистической идеологии в советском обществе.

Положение об отсутствии в современной России государственной идеологии вызывает иногда сомнения в том, допустима ли деятельность государственных органов, направленная на воспитание граждан в духе патриотизма, правосознания, уважения к ближнему, к культурному и историческому наследию? Следует принимать во внимание, что понятие «идеология» является значительно более узким и конкретным, чем «идея». Под идеологией принято понимать восприятие и оценку реальности с точки зрения интересов какой-либо социальной группы (партии, класса). Эти представления и оценки всегда более или менее явно противопоставляются воззрениям других социальных групп. Поэтому их навязывание обществу в целом всегда связано с усилением социальных конфликтов, обострением противостояния.

Религия в качестве учения, определяющего отношение к миру, смысл жизни, цели и методы жизнедеятельности, может рассматриваться как одна из разновидностей идеологии, а религиозные объединения — как специфическая разновидность общественных объединений. Поэтому запрет на установление обязательной или государственной идеологии в статье 13 Конституции может рассматриваться как норма общего характера, дополняемая в статье 14 запретом на установление обязательной или государственной религии.

В отличие от идеологий, идеи любви к Отечеству, уважения к закону и т. п. являются объединяющими общество, обеспечивающими его гармоничное существование. Поэтому такие идеи не должны рассматриваться как форма «государственной идеологии».

(Хотя неоднократно наблюдавшаяся в истории человечества деформация идей патриотизма и уважения к закону в учение о повиновении трудящихся эксплуататорским классам показывает, насколько трудно определима грань между консолидирующими общество идеями и идеологией).

Принцип равенства перед законом недостаточно содержательно разработан в российском конституционном праве.

Согласно одной из точек зрения юристов, комментирующих данную статью, «конституционное закрепление равенства общественных объединений перед законом (…) означает запрет, адресованный государству, его органам и должностным лицам, создавать более благоприятные условия для существования и деятельности одних объединений либо препятствовать существованию и деятельности других объединений, если цели и действия последних не противоречат Конституции и федеральным законам»[5].

Раскрытие содержания понятия «равенство перед законом» принципиально важно, поскольку в следующей статье Конституции говорится о нем применительно к религиозным организациям.

Отметим, что вышеизложенное толкование не является общепризнанным, понятие здесь трактуется, так сказать, расширительно, с уклонением к «равенству в отношениях с государством», от формально-правового равенства к фактическому.

«Несимметричны» и подаваемые в качестве альтернативы «создание более благоприятных условий» и препятствование законной деятельности, ибо только последнее является прямым нарушением закона, неправомерным ограничением свободы совести.

На практике не нарушая принципа равенства общественных объединений перед законом, государство тем не менее предоставляет льготы и поддержку общественному объединению инвалидов войны и не должно предоставлять их клубу миллионеров.

Дальнейшее правовое закрепление «узаконенное неравенство в обращении» государства с некоммерческими организациями (включая общественные объединения и религиозные организации) получило с появлением в российском законодательстве положений о «социально ориентированных некоммерческих организациях» (см. далее).

Статья 14

«1. Российская Федерация — светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.

2. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом».

Положение о светскости государства появилось впервые в Конституции РФ 1993 г. В Конституциях СССР и РСФСР государство не именовалось «светским», хотя в них провозглашался принцип отделения религиозных объединений от государства.

Ссылка на основную публикацию