Статья 12. Защита сведений об органах, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность

22 декабря Госдума приняла в третьем чтении поправки в законодательство, которые запрещают разглашать сведения об ОРД, а также о частной жизни судей, сотрудников правоохранительных и контролирующих органов (законопроект № 1070431-7).

Изменения, в частности, вносятся в ст. 9 Закона о госзащите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов.

Согласно новой редакции данной статьи при наличии угрозы посягательства на жизнь, здоровье и имущество защищаемых лиц временно запрещается выдача находящихся у оператора персональных данных сведений о личности таких лиц и их имуществе, за исключением случаев, когда такие сведения необходимы в связи с производством по уголовному делу.

Обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемых лицах и их имуществе осуществляется оператором на основании решения органа, обеспечивающего безопасность, в установленном Правительством РФ порядке.

Как указано в пояснительной записке, расширяется практика несанкционированного опубликования в информационно-телекоммуникационных сетях сведений о фактах, событиях и об обстоятельствах частной жизни сотрудников правоохранительных, контролирующих органов и военнослужащих, что негативно влияет на осуществление ими своих полномочий, препятствует отправлению правосудия, а также борьбе с преступлениями и другими правонарушениями.

Поправками предусмотрено, что конфиденциальность сведений также может быть гарантирована для указанных лиц в отсутствие угрозы посягательства на их жизнь, здоровье и имущество (например, одновременно с вступлением в должность или назначением на нее). В этих случаях такая мера безопасности может распространяться и на близких указанных лиц.

Закон об оперативно-розыскной деятельности дополнен ст. 12.1 о недопустимости разглашения сведений об осуществлении ОРД.

В частности, сведения, содержащиеся в запросах, направляемых гражданам и организациям в процессе осуществления ОРД, не подлежат разглашению (за исключением некоторых случаев), о чем указывается в соответствующем запросе.

Такие сведения могут быть преданы гласности лишь с разрешения должностного лица органа, осуществляющего ОРД, и только в допустимом объеме, если того требуют служебные интересы.

Запрет на разглашение сведений об осуществлении ОРД не распространяется на ряд случаев – например, если они были оглашены в открытом судебном заседании или в ходе досудебного производства с разрешения следователя, дознавателя; изложены в заявлениях, жалобах и иных документах при оспаривании решений или действий органов (должностных лиц), осуществляющих ОРД; распространены органом, осуществляющим ОРД, следователем, дознавателем, прокурором или судом в СМИ, интернете или иным публичным способом.

По мнению адвоката АП Свердловской области Сергея Колосовского, поправки выглядят как попытка уничтожить один из механизмов борьбы с коррупцией и иными злоупотреблениями в сфере правоохранительной деятельности – общественный контроль и гласность.

«Фактически этот документ – очевидная реакция на многочисленные публичные расследования, выявляющие наличие у должностных лиц правоохранительных органов имущества, не соответствующего их доходам, и, соответственно, – признаков коррупции», – отметил он.

По мнению адвоката, предложенные изменения не поддаются иному логическому обоснованию. «Так, например, предлагается “засекретить” сведения об имуществе судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов.

Может ли кто-то вспомнить хоть один пример повреждения имущества следователя в связи с расследованием уголовного дела или хотя бы угрозы повреждения? Лично я не помню, и, вероятнее всего, в истории современной России таких фактов не зафиксировано.

Зато сколько антикоррупционных расследований, основанных на несоразмерном богатстве правоохранителей, было размещено в публичном пространстве! Зачастую результатом такой огласки становились громкие отставки и уголовные дела.

Предложенные поправки направлены на прекращение подобных расследований», – убежден Сергей Колосовский.

Адвокат напомнил, что ст. 29 Конституции РФ гарантирует каждому право свободно собирать и распространять информацию, а ст. 55 устанавливает, что права и свободы гражданина могут быть ограничены только в целях защиты общественно значимых интересов, в том числе прав и законных интересов других лиц.

«Прежняя редакция Закона о государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов, устанавливающая, что меры защиты вводятся лишь при наличии угрозы посягательства на жизнь, здоровье и имущество защищаемых лиц, даже с учетом расширения круга конфиденциальных сведений не противоречила этим конституционным положениям. Однако вводимое изменение, в соответствии с которым обеспечение конфиденциальности сведений в отношении охраняемых лиц и их близких может осуществляться также при отсутствии угрозы посягательства на их жизнь, здоровье и имущество, в том числе одновременно с их вступлением в должность, явно противоречит ч. 3 ст. 55 Конституции», – считает он.

Сергей Колосовский добавил, что тем самым фактически закладывается очередная предпосылка к формированию закрытого «кастового» механизма – выводу из-под общественного публичного контроля сотрудников ряда правоохранительных ведомств просто в связи с фактом принятия их на службу. «И это происходит в то время, когда во всем мире задается противоположный тренд – на публичность подобной информации», – подчеркнул адвокат.

«Не вполне корректными полагаю анонсы того, что обсуждаемый закон касается конфиденциальности сведений об оперативных сотрудниках правоохранительных органов.

Именно в отношении этой категории лиц с обоснованностью предлагаемых изменений в какой-то мере можно согласиться, поскольку их деятельность сама по себе связана с изрядной долей секретности и конфиденциальности.

Однако в соответствии с Законом о госзащите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов, данные изменения коснутся значительно более широкого круга – судей, прокуроров, следователей, дознавателей и т.д.», – полагает Сергей Колосовский.

В то же время, добавил адвокат, пока законодатель не ввел запрет на распространение подобных сведений, все запреты касаются лишь предоставления такой информации. «Поэтому если в редакцию СМИ поступит информация о недостойном поведении следователя или прокурора, для публикации будет иметь значение только ее достоверность.

При этом, строго говоря, на собственно адвокатскую деятельность предлагаемые изменения повлияют косвенно, поскольку вводимые запреты не распространяются на ситуации, связанные с производством по уголовному, административному или гражданскому делу.

Скорее, напротив, – последняя оговорка вносит большую определенность в данный вопрос и может повлечь прекращение необоснованных отказов в предоставлении информации по адвокатским запросам», – предположил он.

Председатель президиума КА «Лапинский и партнеры» Владислав Лапинский отметил, что несколько лет назад в целях борьбы с коррупцией была введена так называемая «антикоррупционная экспертиза законов и нормативных актов». «Напомню, что одним из открытых проявлений коррупции является приобретение коррупционером имущества, на которое он явно не мог заработать честным трудом.

Известно, что лица, которые обязаны пресекать коррупцию, очень неохотно проводят проверки коррупционности судей, следователей, работников силовых ведомств, а возбуждение против них уголовных дел почти всегда совершается “под давлением” народа.

Сейчас под видом борьбы за безопасность этих лиц вводится запрет на возможность получения народом сведений об имуществе судей и служащих всего силового блока. Такие запреты при возникновении угроз в отношении этих лиц логичны, но поправки содержат почти незаметную оговорку, что эти запреты могут вводиться и в отсутствие реальных угроз и опасений за их здоровье и жизнь, – полагает он.

– На мой взгляд, такие поправки не должны были пройти антикоррупционную экспертизу, но эту экспертизу провели те же лица, в интересах которых и внесены изменения», – отметил адвокат.

Поправки в Закон об ОРД Владислав Лапинский назвал логичными и последовательными.

«Секретный характер оперативной деятельности предполагает сокрытие не только сведений, полученных оперативниками, но обязывает делать тайной и сам интерес сотрудников к тем или иным лицам, объектам, информации.

Хорошо известно, что изучение интереса спецслужб к определенным сведениям составляет большую часть работы аналитических отделов всех разведок и контрразведок мира, а результаты этого анализа служат задачам планирования действий по обеспечению безопасности внедренных агентов.

Общеизвестно, что преступный мир охотно повторяет эти приемы. Вместе с тем если тайные сведения стали общедоступными в результате действий самих сотрудников, режим тайны с них снимается, и указание на это в законе можно только приветствовать», – убежден он.

Адвокат добавил, что скорректированный в этой части закон даже более последователен, чем Конституционный Суд РФ в своих решениях, вынесенных по аналогичным проблемам отечественного законодательства.

«Относительно недавно КС просили разъяснить положения Закона о тайне следствия на примере случаев привлечения адвокатов к ответственности за ее разглашение. К сожалению, от судов нам не удалось добиться ясного и однозначного судебного толкования о том, с каких пор тайна перестает быть таковой.

Адвокатура всегда и последовательно выступала именно за такой подход к ответственности за раскрытие тайн, какой появился в комментируемом законе, причем для всех видов тайн: и оперативных, и тайн следствия, и государственных.

Убежден, что нельзя никого привлекать к ответственности за разглашение тайны, если она уже стала явной и была раскрыта следствием в открытых судебных заседаниях или в публичном пространстве», – подчеркнул Владислав Лапинский.

§ 3. Защита сведений об органах, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность

Необходимость защиты сведений об органах, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, обусловлена тем, что в соответствии со ст. 2 Закона о государственной тайне сведения в области оперативно-розыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб безопасности Российской Федерации, составляют государственную тайну. В соответствии со ст.

5 указанного закона государственную тайну составляют сведения в военной области; в области экономики, науки и техники; в области внешней политики и экономики; в области разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, а также в области противодействия терроризму и в области обеспечения безопасности лиц, в отношении которых принято решение о применении мер государственной защиты.

  • Составляющими государственную тайну в области оперативно-розыскной деятельности являются сведения:
  • — о силах, средствах, об источниках, о методах, планах и результатах оперативно-розыскной деятельности и деятельности по противодействию терроризму, а также данные о финансировании этой деятельности, если эти данные раскрывают перечисленные сведения;
  • — о силах, средствах, об источниках, о методах, планах и результатах деятельности по обеспечению безопасности лиц, в отношении которых принято решение о применении мер государственной защиты, данные о финансировании этой деятельности, если эти данные раскрывают перечисленные сведения, а также отдельные сведения об указанных лицах;
  • — о лицах, сотрудничающих или сотрудничавших на конфиденциальной основе с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность;
  • — об организации, о силах, средствах и методах обеспечения безопасности объектов государственной охраны, а также данные о финансировании этой деятельности, если эти данные раскрывают перечисленные сведения.

Закон об ОРД указанные положения еще более детализирует. Так, в соответствии с ч. 1 ст. 12 к государственной тайне относятся сведения:

  1. — об используемых или использованных при проведении негласных оперативно-розыскных мероприятий силах, средствах, источниках, методах, планах и результатах оперативно-розыскной деятельности;
  2. — о лицах, внедренных в организованные преступные группы;
  3. — о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и о лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе;
  4. — об организации и о тактике проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Указанные сведения могут составлять государственную тайну временно и подлежат рассекречиванию на основании постановления руководителя органа, осуществляющего ОРД, в случае изменения объективных обстоятельств, в силу которых дальнейшая защита сведений как составляющих государственную тайну является нецелесообразной.

Данное положение обосновано тем, что при проведении оперативно-розыскных мероприятий (например, как проверочная закупка, оперативное внедрение и др.) режим секретности и конспирации объективно необходим.

Вместе с тем такая необходимость может быть исключена в том случае, когда мероприятие уже проведено, а факт его проведения, содержание действий и участники стали известны лицу, в отношении которого оно проводилось.

Кроме того, не подлежат отнесению к государственной тайне и засекречиванию сведения о фактах нарушения прав и свобод человека и гражданина, о фактах нарушения законности органами государственной власти и их должностными лицами.

Возможность предания гласности сведений о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, а также о лицах, оказывающих или оказавших им содействие на конфиденциальной основе, допускается только с их письменного согласия и в случаях, предусмотренных федеральными законами. В то же время необходимо знать, что в случае совершения указанными лицами преступления, сведения о них могут быть представлены соответствующим прокурорам без их согласия.

Читайте также:  Статья 32. государственный экологический надзор на континентальном шельфе

В части 3 ст. 12 Закона об ОРД содержится предписание, что судебное решение на право проведения оперативно-розыскного мероприятия и материалы, послужившие основанием для принятия такого решения, хранятся только в органах, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

Данное положение продиктовано необходимостью защиты государственной тайны, которая обеспечивается органами, осуществляющими ОРД, в соответствии с возложенными на них задачами и в пределах их компетенции.

Ответственность за организацию защиты сведений, составляющих государственную тайну, возлагается на руководителей этих органов.

Однако такое положение не означает запрет на приобщение копии такого решения к материалам уголовного дела, в котором в качестве доказательств используются результаты оперативно-розыскной деятельности.

Кроме того, результаты оперативно-розыскных мероприятий, проводимых на основании судебных решений, должны представляться органу дознания, следователю или в суд вместе с копиями этих судебных решений.

В целях обеспечения защиты сведений об органах, осуществляющих ОРД, ч. 4 ст. 12 Закона об ОРД предусматривает, что в порядке и случаях, установленных указанным законом, оперативно-служебные документы, отражающие результаты оперативно-розыскной деятельности, представляются:

  • — суду (судье);
  • — прокурору, осуществляющему надзор за законностью оперативно-розыскной деятельности;
  • — следователю и органу дознания, в производстве которых находится уголовное дело;
  • — другим органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность.
  • К оперативно-служебным документам, отражающим результаты оперативно-розыскной деятельности, относятся заявления, объяснения, рапорты, справки, акты и иные документы, которые были получены в результате оперативно-розыскной деятельности.
  • Рассматриваемые документы представляются суду (судье) в случаях:
  • — исполнения судебного решения о проведении оперативно-розыскных мероприятий по уголовным делам и материалам проверки сообщений о преступлениях, находящимся в его производстве;
  • — исполнения требования суда (судьи) о представлении документов по находящейся у него на рассмотрении жалобе лица, виновность которого в совершении преступления не доказана в установленном законом порядке и которое располагает фактами проведения в отношении его оперативно-розыскных мероприятий и полагает, что при этом были нарушены его права, о непредставлении или представлении не в полном объеме органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведений о полученной об этом лице информации в пределах, допускаемых требованиями конспирации и исключающих возможность разглашения государственной тайны;

— исполнения требования суда (судьи) о представлении документов по уголовным делам, находящимся в его производстве, и по указанным в ст. 15 Федерального закона от 29 апреля 2008 г. № 57-ФЗ «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства» судебным искам.

Оперативно-служебные документы представляются уполномоченному прокурору при осуществлении последним надзора за соблюдением законности в оперативно-розыскной деятельности.

По требованию указанных прокуроров руководители органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, представляют им оперативно-служебные документы, включающие в себя дела оперативного учета, материалы о проведении оперативно-розыскных мероприятий с использованием оперативно-технических средств, а также учетно-регистрационную документацию и ведомственные нормативные правовые акты, регламентирующие порядок проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Представление оперативно-служебных документов следователю и органу дознания, в производстве которых находится уголовное дело, осуществляется на основании постановления руководителя органа, осуществляющего ОРД.

Кроме того, рассматриваемые документы могут представляться иным органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, в порядке взаимодействия, а также в рамках исполнения обязанности, предусмотренной п. 4 ст.

 14 Закона об ОРД, предписывающей информировать другие органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность на территории Российской Федерации, о ставших им известными фактах противоправной деятельности, относящихся к компетенции этих органов, и оказывать им необходимую помощь.

Защита прав и законных интересов личности при проведении оперативно-розыскных мероприятий

Существенной гарантией защиты прав и законных интересов личности в сфере ОРД является то, что эта деятельность осуществляется на четкой правовой основе, с соблюдением принципов законности и уважения прав и свобод личности при проведении ОРМ.

Защита прав и свобод человека и гражданина обеспечивается:

  1. возможностью обжалования гражданином незаконных ОРМ, которые нарушили его права, законные интересы и причинили вред;
  2. возможностью истребования информации из оперативно-розыскного органа (ч. 4 ст. 5 Закона об ОРД);
  3. ведомственным, судебным контролем и прокурорским надзором за ОРД.

1. Право на обжалование гражданином незаконных (по его мнению) ОРМ в первую очередь распространяется на случаи нарушения основных конституционных прав и свобод граждан: на достоинство личности (ст. 21 Конституции РФ), на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну (ч. 1 ст.

23), на тайну переписки и телефонных переговоров (ч. 2 ст. 23), на неприкосновенность жилища (ст. 25) и некоторых других.

Кроме того, могут быть обжалованы случаи нарушения ряда специфических прав, которыми наделяются граждане, оказывающие содействие правоохранительным органам на конфиденциальной основе.

Право на обжалование, как указано в п. 2 определения Конституционного Суда РФ от 14 июля 1998 г. № 86-0, возникает у граждан, даже если они только полагают, что действия должностных лиц оперативных аппаратов привели к нарушению их прав и свобод.

Действия должностных лиц, осуществляющих ОРД, могут быть обжалованы в три инстанции: а) вышестоящий орган: б) прокуратуру; в) суд.

Вышестоящий орган в соответствии с ч. 2 ст. 4 Закона РФ от 27 апреля 1993 г. № 4866-1 «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» обязан рассмотреть жалобу в месячный срок.

Порядок рассмотрения жалоб, заявлений граждан в органы, осуществляющие ОРД, регламентируется ведомственными подзаконными актами.

Граждане могут записаться на прием к руководителю ОВД или его заместителю. Все поступившие жалобы граждан регистрируются в специальном журнале, руководитель определяет сроки и исполнителей проверки жалобы.

При этом запрещается направлять жалобы граждан для разрешения тем органам и должностным лицам, действия которых обжалуются.

По результатам проверки жалобы составляется мотивированное заключение, в котором указываются принятые меры по восстановлению нарушенных прав.

После проверки жалобы заявителю должен быть дан письменный ответ. Если гражданину в удовлетворении жалобы отказано или он не получил ответа в течение месяца со дня ее подачи, он вправе обратиться с жалобой в суд.

Жалоба в прокуратуру подается по месту жительства заявителя или по месту нахождения органа, на который подается жалоба. Порядок и сроки ее рассмотрения определяются Федеральным законом от 20 января 1992 г. № 2201-1 «О прокуратуре Российской Федерации».

Генеральный прокурор рекомендует рассматривать жалобы и заявления на нарушения конституционных прав граждан в пятидневный срок. Если в указанный срок разрешить жалобу или заявление не представляется возможным, заявителю направляется уведомление о сроке разрешения его жалобы.

После проведенной проверки прокурор дает на жалобу (заявление) ответ. В случае отказа в удовлетворении жалобы гражданину должен быть разъяснен порядок обжалования принятого решения.

Ответы прокурора должны быть убедительными, содержать ссылки на конкретные нормы закона, чтобы не порождать повторных жалоб и заявлений.

Кроме того, незаконные действия оперативно-розыскных органов могут быть обжалованы и Уполномоченному по правам человека РФ, что предусмотрено Федеральным конституционным законом от 26 февраля 1997 г. № 1-ФКЗ «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации».

Уполномоченный рассматривает жалобы на решения государственных органов, если ранее заявитель обжаловал их в судебном или административном порядке, но не согласен с решением, принятым по его жалобе. Жалоба должна быть подана Уполномоченному не позднее года со дня нарушения прав заявителя или с того дня, когда заявителю стало известно об их нарушении.

После вступления в силу Федерального закона от 30 марта 1998 г.

№ 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» граждане Российской Федерации получили право обращения за защитой своих прав в Европейскую комиссию по правам человека и Европейский суд по правам человека.

В этом законодательном акте Россия признала компетенцию Европейской комиссии по правам человека получать заявления от любого лица, которое утверждает, что оно стало жертвой нарушения своих прав, а также юрисдикцию Европейского суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции.

Обращение в суд осуществляется по правилам гражданского судопроизводства.

Для обращения в суд устанавливаются следующие сроки:

  • три месяца со дня, когда гражданину стало известно о нарушении его права;
  • один месяц со дня получения гражданином письменного уведомления об отказе вышестоящего органа в удовлетворении жалобы или со дня истечения месячного срока после подачи жалобы, если гражданином не был получен письменный ответ.

Предметом судебного разбирательства чаще всего является не законность проведения ОРМ, не возмещение причиненного вреда, а обоснованность ограничения конституционного права гражданина на ознакомление с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы. Обжалование в суд отказа в предоставлении сведений о полученной в отношении лица информации может быть соединено в одном производстве с обжалованием действий органов, осуществляющих ОРД, и с иском о возмещении причиненного вреда.

Судья, рассматривающий жалобу, не вправе самостоятельно знакомить заявителя с полученными оперативно-служебными документами, излагать ему их содержание в связи с тем, что документы могут содержать сведения, относимые к государственной тайне. Решение суда направляется руководителю субъекта ОРД, действия которого были обжалованы, либо вышестоящему органу.

Необходимыми условиями возмещения вреда, причиненного незаконными действиями субъектов ОРД, являются:

  • причинение имущественного и морального вреда гражданину или юридическому лицу;
  • причинение вреда незаконными действиями органов, осуществляющих ОРД, и их должностных лиц;
  • наличие причинной связи между совершением незаконных действий в процессе проведения ОРМ и причинением вреда;
  • наличие вины органа или должностного лица.

Гражданско-правовая ответственность наступает при рассмотрении судом жалобы гражданина и признании незаконных действий оперативно-розыскного органа. К мерам воздействия, которые могут быть при этом применены, относятся возмещение имущественного ущерба и возмещение морального вреда.

Постановка вопроса о возмещении имущественного ущерба и морального вреда возможна в случаях, когда действия сотрудников противоречат основаниям и условиям осуществления ОРМ.

В этом случае по заявлению пострадавшего либо прокурора, если потерпевший не в состоянии это сделать сам, возбуждается исковое производство и разрешается вопрос об ответственности конкретного лица, причинившего имущественный ущерб или моральный вред, а также о компенсации потерь, понесенных потерпевшим. Эти вопросы разрешаются в соответствии со ст. 12, 150, 1069 ГК РФ.

Возмещение материального ущерба по искам в соответствии с н. 10 ч. 1 ст. 158 БК РФ осуществляется в суде главным распорядителем средств федерального бюджета, которыми выступают субъекты ОРД (ст. 13 Закона об ОРД). В связи с этим исковые требования предъявляются к указанным органам.

2. Защита прав и интересов граждан обеспечивается путем законодательно закрепленной процедуры истребования сведений, полученных в ходе проведения ОРМ, ограничивающих их конституционные права.

Конституция РФ (ч. 2 ст. 24) обязывает органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностных лиц обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом. За отказ в предоставлении такой информации наступает уголовная ответственность (ст. 140 УК РФ).

В соответствии с ч. 1 ст. 18 Федерального закона «О персональных данных» оператор, осуществляющий обработку персональных данных, обязан предоставить субъекту персональных данных по его просьбе информацию, предусмотренную ч. 4 ст. 14 указанного Закона.

Право истребовать сведения от органа, осуществлявшего ОРД, возникает у лица в соответствии с ч. 4 ст. 5 Закона об ОРД при наличии трех обязательных условий:

  • его виновность в совершении преступления не доказана в установленном законом порядке;
  • оно располагает фактами проведения в отношении него ОРМ;
  • лицо полагает, что были нарушены его права.
Читайте также:  Статья 1.1. основные понятия

Право на ознакомление с результатами ОРД возникает у лица, виновность которого в совершении преступления не доказана в установленном порядке.

Данное право возникает у лица, когда в возбуждении уголовного дела отказано либо оно прекращено за отсутствием события или отсутствием в деянии состава преступления (п. 1, 2 ч. 1 ст.

24 УПК РФ); уголовное дело прекращено при недоказанности его участия в совершении преступления (п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ); судом постановлен оправдательный приговор по одному из названных оснований (ч. 2 ст. 302 УПК РФ).

В судебной практике содержится положение, позволяющее расширительно толковать условия истребования гражданами собранных в отношении них оперативно-розыскных сведений. Так, в п. 2 описательно-мотивировочной части определения Конституционного Суда РФ от 14 июля 1998 г.

№ 86-0 «По делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» по жалобе гражданки И.Г. Черновой» сказано, что «по смыслу части третьей этой же статьи (ст. 5 Закона об ОРД) во взаимосвязи со ст. 2 и 10, при не подтверждении данных, предусмотренных п. 1,2 ч. 1 ст.

7, и, следовательно, при отсутствии оснований для возбуждения уголовною дела ОРМ подлежат прекращению, что позволяет проверяемому лицу в порядке ч. 3 ст. 5 истребовать сведения о полученной о нем информации, а в случае отказа — обжаловать его в суд».

Из этого следует, что самостоятельными условиями, дающими лицу право истребовать сведения о полученной о нем оперативно-розыскной информации, являются констатация оперативно-розыскным органом отсутствия оснований для возбуждения уголовного дела и прекращение ОРМ и ДОУ.

Таким образом, официальное не подтверждение в ходе проведения ОРМ наличия оснований для возбуждения уголовного дела и прекращение в этой связи ДОУ (даже если уголовно-процессуальное решение об отказе в возбуждении уголовного дела не принято) дают гражданам право истребовать от органа, осуществляющего ОРД, сведения о полученной о них информации.

Лицо имеет право на ознакомление с результатами ОРД, если оно располагает фактами проведения в отношении него ОРМ и известен конкретный орган, осуществляющий ОРД, как инстанция обращения гражданина за истребованием сведений. Это обусловлено тем, что проводить ОРД могут различные субъекты, перечисленные в ч. 1 ст. 13 Закона об ОРД.

Право лица истребовать сведения, если в ходе проведения ОРМ нарушены его права, подтверждается п. 2 определения Конституционного Суда от 14 июля 1998 г., где прямо указано, что право обжаловать действия органов, осуществляющих ОРД, предоставляется лицу, если оно только полагает, что его права и свободы нарушены.

Заявление (требование) гражданина о предоставлении сведений о касающейся его информации адресуется письменно в орган, непосредственно проводивший ОРМ, либо в вышестоящее подразделение. При этом соответствующий орган обязан предоставить информацию в пределах, допускаемых требованиями конспирации и исключающих возможность разглашения государственной тайны.

Закон об ОРД не содержит предписания знакомить гражданина с оперативно-служебными документами. Интересующая его информация может быть представлена справкой, выпиской из документов, в которую включаются сведения, содержащиеся в ДОУ либо других оперативно-служебных документах.

Отказ в ознакомлении с информацией должен быть оформлен письменно.

Он возможен в случаях, когда: а) собранная информация затрагивает права и интересы других лиц (реабилитация отдельных лиц, непривлечение к уголовной ответственности в связи отсутствием состава преступления); б) невозможно предоставить информацию в связи с соблюдением конспирации и неразглашением государственной тайны (ст. 25 Закона РФ «О государственной тайне»).

Для оперативно-розыскных материалов (рапорты, справки, диски, фотографии и др.) в отношении лиц, чья виновность не доказана, установлен ограниченный срок хранения — один год.

Срок хранения оперативных материалов может продлеваться, если того требуют правосудие или служебные интересы. Эта оговорка предоставляет право органам, осуществляющим ОРД, в ведомственных нормативных актах устанавливать более продолжительные сроки хранения отдельных оперативно-служебных документов и дел оперативного учета исходя из служебных интересов.

Под служебными интересами следует понимать прежде всего интересы борьбы с преступностью, а также необходимость и возможность осуществления контроля за ОРД.

Потребность в более длительном сроке хранения оперативных материалов возникает, как правило, тогда, когда данные, собранные оперативным путем, недостаточны для привлечения лица к уголовной ответственности, но свидетельствуют о его криминальной активности.

За три месяца до дня уничтожения материалов, отражающих результаты ОРМ, проведенного на основании судебного решения, должен уведомляться судья, давший такое разрешение, а при его отсутствии — председатель судебного органа, в составе которого он работал.

3. Защита прав и свобод человека и гражданина обеспечивается контролем (внешним, ведомственным), судебным, а также прокурорским надзором, позволяющими выявить и устранить допущенные нарушения в тех случаях, когда сам гражданин не обращается за защитой своих прав.

Права органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность

Согласно ст. 15 Закона об ОРД при решении задач ОРД органы, уполномоченные ее осуществлять, имеют право:

1) проводить гласно или негласно ОРМ, перечисленные в ст.

6 Закона об ОРД, производить при этом изъятие документов, предметов, материалов и сообщений, а также прерывать предоставление услуг связи в случае возникновения непосредственной угрозы жизни и здоровью лица, а также угрозы государственной, военной, экономической, информационной или экологической безопасности России. Данный перечень охватывает различные методы получения информации, такие как криминалистические методы, адаптированные оперативно-розыскной практикой, разведывательные методы добывания информации непосредственно ОРМ.

Осуществление гласных ОРМ предполагает официальные контакты должностных лиц органов, осуществляющих ОРД, с физическими лицами и представителями юридических лиц, в пределах, установленных Законом об ОРД.

Часть 4 ст. 16 Закона об ОРД допускает вынужденное причинение вреда правоохраняемым интересам в ситуациях, связанных с возникновением непосредственной угрозы жизни и здоровью лица, а также угрозы государственной, военной, экономической, информационной или экологической безопасности России;

  • 2) устанавливать на безвозмездной либо возмездной основе отношения сотрудничества с лицами, изъявившими согласие оказывать содействие на конфиденциальной основе органам, осуществляющим ОРД. Это право ОРО обусловлено тем, что разведывательные возможности ОРО ограничены, в связи с чем оперативным работникам сложно добывать информацию, необходимую для решения задач ОРД. К сотрудничеству с оперативными подразделениями частных лиц могут побуждать различные мотивы: материальные (возмездная основа), патриотические, лояльные (безвозмездная основа);
  • 3) использовать в ходе проведения ОРМ по договору или устному соглашению служебные помещения, имущество предприятий, учреждений, организаций, воинских частей, а также жилые и нежилые помещения, транспортные средства и иное имущество частных лиц. В ходе проведения ОРМ у сотрудников оперативных подразделений, их осуществляющих, возникает необходимость как в доступе, так и в пребывании в течение определенного промежутка времени в помещениях, принадлежащих как физическим, так и юридическим лицам. В связи с этим они наделены подобным правом. Соответственно, физические и юридические лица, которым принадлежат соответствующие объекты, обязаны заключить договор об их аренде.

В случаях необходимости, например, для преследования предполагаемых преступников по «горячим следам», транспортировки в медицинскую организацию потерпевших от преступления и т.д., оперативные работники имеют право на безвозмездное использование транспортных средств;

4) использовать в целях конспирации документы, зашифровывающие личность должностных лиц, ведомственную принадлежность предприятий, учреждений, организаций, подразделений, помещений и транспортных средств, органов, осуществляющих ОРД, а также личность граждан, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе (т.е. документы оперативного прикрытия).

Ряд ОРМ, предусмотренных ст. 6 Закона об ОРД, основан на разведывательных методах, требующих сокрытия принадлежности к оперативнорозыскному ведомству субъектов этих действий.

Одним из способов сокрытия является зашифровка подлинных сведений о личности оперативного работника и личности граждан, оказывающих содействие ОРО на конфиденциальной основе.

Качество такой зашифровки должно быть высоким с тем, чтобы методы проверки субъекта ОРМ, чья личность «залегендирована», не привели к обнаружению каких-либо сведений о данном лице, его прошлом. Кроме того, подобное право распространено на предприятия, учреждения, организации, подразделения, помещения, транспортные средства;

  • 5) изымать предметы, вещества и документы, в том числе предметы, средства и орудия преступления в рамках проведения любого вида ОРМ со ссылкой на п. 1 ч. 1 ст. 15 Закона об ОРД (право изымать при проведении ОРМ предметы, материалы, сообщения);
  • 6) создавать (регистрировать) в установленном законодательством РФ порядке юридические лица, необходимые для решения задач, предусмотренных Законом об ОРД. Субъекты ОРД вправе создавать в установленном законодательством РФ порядке организации, прежде всего, в интересах выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия преступлений, а также выявления и установления лиц их подготавливающих, совершающих или совершивших. Указанные объекты позволяют скрыть принадлежность к оперативным подразделениям сотрудников ОРО. Эти субъекты, выступая в качестве работников той или иной экономической структуры, осуществляют ОРД не в полном объеме, а применяют только разведывательные методы получения оперативно-розыскной информации.

К основным правам ОРО относятся и другие права, закрепленные в иных статьях Закона об ОРД:

  • — отказывать в предоставлении запрошенных сведений лицу, виновность которого в совершении преступления не доказана в установленном законом порядке (ч. 4 ст. 5);
  • — проводить специальные мероприятия в целях безопасности лиц, сотрудничающих с ОРО, и членов их семей (ч. 7 ст. 18);
  • — создавать и использовать информационные системы, а также заводить дела оперативного учета (ч. 1 ст. 10);
  • — использовать информационные системы, видео- и аудиозапись, фотосъемку, а также иные технические и иные средства в ходе проведения ОРМ (ч. 3 ст. 6);
  • — проводить ОРМ, предусмотренные ч. 2 ст. 8, без предварительного разрешения судьи, но с обязательным последующим в течение 24 часов уведомлением судьи (ч. 3 ст. 8);
  • — прослушивать переговоры, ведущиеся с телефонов лиц, по их заявлению или с согласия в случае возникновения угрозы жизни, здоровью, собственности, с обязательным уведомлением соответствующего судьи в течение 48 часов (ч. 6 ст. 8);
  • — не предоставлять судье по его требованию оперативно-служебных документов, содержащих сведения о лицах, внедренных в организованные преступные группы; штатных негласных сотрудников ОРО; лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе (ч. 5 ст. 5); об организации и о тактике проведения ОРМ (ч. 3 ст. 9);
  • — осуществлять указанные в п. 8—11 ч. 1 ст. 6 действия для обеспечения безопасности ОРО без судебного решения (ч. 10 ст. 8).

Необходимо учитывать, что права ОРО могут быть установлены исключительно законодательными актами. Не допускается их определение в подзаконных нормативных актах, включая ведомственные. Реализация прав ОРО будет законной при условии их направленности на решение задач, предусмотренных ст. 2 Закона об ОРД и для достижения целей ОРД.

Защита сведений об органах осуществляющих оперативно розыскную деятельность

При представлении органу дознания, следователю, прокурору или в суд результатов ОРД, получаемых в процессе длящегося оперативно-технического мероприятия, должны быть приняты исчерпывающие меры, обеспечивающие вопросы конспирации проведения данного мероприятия, вплоть до его прекращения. Оперативно-розыскная деятельность: Учебник/ Под ред. К. К. Горяинова, B.C.

Читайте также:  Статья 10. Условия въезда в Российскую Федерацию иностранных граждан и лиц без гражданства

Овчинского, Т. К. Синилова, А. Ю. Шумилова. — 2-е изд., доп. и перераб. — М.: ИНФРА-М, 2004. — С. 412.

Орган, представивший результаты ОРД, использование которых в уголовном процессе сопряжено с возможностью возникновения реальной угрозы для безопасности участников оперативно-розыскной деятельности, обязан предусмотреть конкретные меры по их защите.

При необходимости указанные меры согласовываются с органом дознания, следователем, прокурором или судом, которым представляются указанные результаты.

Сроки, обстоятельства и порядок переоформления допуска граждан к государственной тайне устанавливаются нормативными документами, утверждаемыми Правительством Российской Федерации.– деятельность иностранных государственных и частных коммерческих структур, стремящихся получить несанкционированный доступ к информационным ресурсам правоохранительных органов.

В целях обеспечения безопасности участников оперативно — розыскной деятельности и членов их семей допускается проведение специальных мероприятий по их защите в порядке, определяемом Федеральным законом «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов».

— если невозможно обеспечить безопасность субъектов (участников) оперативно — розыскной деятельности в связи с представлением и использованием данных результатов в уголовном процессе;

При возникновении реальной угрозы противоправного посягательства на жизнь, здоровье или имущество участников оперативно — розыскной деятельности органы, осуществляющие оперативно — розыскную деятельность, обязаны принять необходимые меры по предотвращению противоправных действий, установлению виновных и привлечению их к ответственности, предусмотренной законодательством Российской Федерации.22. Орган, представивший результаты ОРД, использование которых в уголовном процессе сопряжено с возможностью возникновения реальной угрозы для безопасности участников оперативно — розыскной деятельности, обязан предусмотреть конкретные меры по их защите. При необходимости указанные меры согласовываются с органом дознания, следователем, прокурором или судом, которым представляются указанные результаты.24.

Защита сведений об органах, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и обеспечение безопасности ее участников

В целях обеспечения безопасности участников ОРД и членов их семей допускается проведение специальных мероприятий по их защите в порядке, определенном Федеральным Законом О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов «.

если невозможно обеспечить безопасность субъектов (участников) оперативно-розыскной деятельности в связи с представлением и использованием данных результатов в уголовном процессе;

При возникновении реальной угрозы противоправного посягательства на жизнь, здоровье или имущество участников оперативно-розыскной деятельности органы, осуществляющие ОРД, обязаны принять необходимые меры по предотвращению противоправных действий, установлению виновных и привлечению их к ответственности, предусмотренной законодательством Российской Федерации.

Орган, представивший результаты ОРД, использование которых в уголовном процессе сопряжено с возможностью возникновения реальной угрозы для безопасности участников оперативно-розыскной деятельности, обязан предусмотреть конкретные меры по их защите.

При необходимости указанные меры согласовываются с органом дознания, следователем, прокурором или судом, которым представляются указанные результаты. В соответствии с ч. 2 ст.

12 Федерального Закона об ОРД предание гласности сведений о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, а также о лицах, оказывающих или оказывавших им содействие на конфиденциальной основе, допускается лишь с их согласия в письменной форме и в случаях, предусмотренных федеральными законами.

Учебно-методический комплекс по дисциплине «Основы оперативно-розыскной и частной детективной и охранной деятельности»

Проводить гласно и негласно оперативно-розыскные мероприятия, производить при их проведении изъятие документов, предметов, материалов и сообщений, а также прерывать предоставление услуг связи в случае возникновения непосредственной угрозы жизни и здоровью лица, а также угрозы государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации.

При возникновении реальной угрозы противоправного посягательства на жизнь, здоровье или имущество отдельных лиц в связи с их содействием органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, а равно членов их семей и близких эти органы обязаны принять необходимые меры по предотвращению противоправных действий, установлению виновных и привлечению их к ответственности, предусмотренной законодательством Российской Федерации.

Устанавливать на безвозмездной либо возмездной основе отношения сотрудничества с лицами, изъявившими согласие оказывать содействие на конфиденциальной основе органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность.

Обязанности органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность Органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ. Защита сведений об органах осуществляющих оперативно розыскную деятельность? Безусловно, при проведении ОРМ режим секретности и конспирации объективно необходим.

Вместе с тем такая необходимость может исключаться, когда ОРМ уже проведено, а факт его проведения, характер действий и субъект (субъекты) известны лицу, в отношении которого проводились ОРМ.

Тактика ОРМ — это наиболее целесообразный порядок применения оперативно-розыскных сил и средств, а также оптимальная совокупность приемов и способов достижения намеченной цели при проведении конкретных ОРМ.

С. 254.

Кто осуществляет оперативно розыскную деятельность в таможенных органах? По вопросам, касающимся темы настоящей статьи, в качестве иллюстрации целесообразно привести следующие примеры из правоприменительной практики: При возникновении реальной угрозы противоправного посягательства на жизнь, здоровье или имущество участников оперативно — розыскной деятельности органы, осуществляющие оперативно — розыскную деятельность, обязаны принять необходимые меры по предотвращению противоправных действий, установлению виновных и привлечению их к ответственности, предусмотренной законодательством Российской Федерации.23. В целях обеспечения безопасности участников оперативно — розыскной деятельности и членов их семей допускается проведение специальных мероприятий по их защите в порядке, определяемом Федеральным законом «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов».

Защита информации от неправомерных действий органов, занимающихся оперативно-розыскной деятельностью

о выдаче разрешений на частную детективную и охранную деятельность.

При проведении ОРМ должны соблюдаться права человека и гражданина на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, неприкосновенность жилища и тайну корреспонденции (ст. 5).

Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовном судопроизводстве (стр

Степень секретности представляемых материалов, виды приложений и способ передачи определяются в соответствии с правилами ведения секретного делопроизводства в каждом конкретном случае отдельно, в том числе в зависимости от существа полученного запроса (поручения) и наличия сведений, подлежащих засекречиванию.

– вынесение, при необходимости, постановления о рассекречивании отдельных оперативно-служебных документов, содержащих государственную тайну;

Представляемые материалы должна сопровождать информация о времени, месте и обстоятельствах изъятия в ходе оперативно-розыскной деятельности предметов и документов, получения видео– и аудиозаписей, кино– и фотоматериалов, копий и слепков, должно быть приведено описание индивидуальных признаков указанных предметов и документов.[19]Описательная часть постановления заканчивается ссылкой на соответствующую часть ст.11 и часть 4 ст.12 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности». Постановление о рассекречивании утверждается руководителем, имеющим на то соответствующие полномочия.

Законодательные механизмы защиты сведений об оперативно-розыскной деятельности

В отличие от обычного порядка производства по уголовному делу орган дознания должен закончить ускоренное производство в срок до 10 суток с мо­мента поступления информации о преступлении и до передачи уголовного дела прокурору.

Данный срок продлению не подлежит.

Если на проверочные дей­ствия согласно части 3 статьи 452 УПК отводится 7 суток, то на остальные действия: возбуждение уголовного дела, привлечение в качестве обвиняемого и окончание производства по делу — всего 3 суток.

Наука уголовного процесса о целях, сущности и круге особых производств. Проблемные вопросы ускоренного производства.

•о направлении дела в суд, если он согласен с постановлением органа дознания;Ускоренное производство так же, как и в обычных случаях, начинается с мо­мента поступления в орган дознания информации о совершенном преступлении, которая в установленном законом порядке регистрируется и проверяется.

Настоящая статья конкретизирует и дополняет основные положения Закона Республики Беларусь «О государственных секретах применительно к сфере осуществления оперативно-розыскной деятельности.

Комментируемые нормы также устанавливают правовые основы режима секретности и конспирации в оперативно-розыскной деятельности.

Правовую основу оперативно-розыскной деятельности составляют Конституция Российской Федерации, настоящий Федеральный закон, другие федеральные законы и принятые в соответствии с ними иные нормативные правовые акты федеральных органов государственной власти.

Органам (должностным лицам), осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, запрещается:

Статья 5.

Соблюдение прав и свобод человека и гражданина при осуществлении оперативно-розыскной деятельностивыявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших;В случае признания необоснованным решения органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, об отказе в предоставлении необходимых сведений заявителю судья может обязать указанный орган предоставить заявителю сведения, предусмотренные частью четвертой настоящей статьи.

Глава II

Ввоз в Российскую Федерацию и вывоз за ее пределы специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, не уполномоченными на осуществление оперативно-розыскной деятельности физическими и юридическими лицами подлежат лицензированию в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации.

Перечень дел оперативного учета и порядок их ведения определяются нормативными актами органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

О выдаче разрешений на частную детективную и охранную деятельность.

Проверочная закупка или контролируемая поставка предметов, веществ и продукции, свободная реализация которых запрещена либо оборот которых ограничен, а также оперативный эксперимент или оперативное внедрение должностных лиц органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, а равно лиц, оказывающих им содействие, проводятся на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. В случае, если судья отказал в проведении оперативно-розыскного мероприятия, которое ограничивает конституционные права граждан, указанные в части первой настоящей статьи, орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, вправе обратиться по этому же вопросу в вышестоящий суд. обязанность руководителей судебных органов создавать условия, обес­печивающие защиту сведений, которые содержатся в представляемых судье оперативно-служебных документах (см. ч 7 ст. 9);5. Выполнение предписаний комментируемой статьи призвано обеспе­чить эффективность оперативно-розыскной деятельности в рамках произ­водства конкретного дела оперативного учета, а также исключить вероят­ное нанесение ущерба ее участникам со стороны заинтересованных в этом лиц.

Социальная и правовая защита должностных лиц органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность

Возможная реализация мер защиты сотрудников содержится и в предписаниях норм уголовного права. Эти меры играют важную охранительную превентивную роль устрашения определенных категорий лиц угрозой применения наказания или его ужесточения.

Данный закон в ст. 71 Закона о службе в органах внутренних дел поясняет, что под личной заинтересованностью сотрудника следует понимать получение им в связи с выполнением служебных обязанностей доходов в виде денег, ценностей, иного имущества или соответствующих услуг для себя или для третьих лиц.

Правовая защита также имеет широкий юридический аспект и предусматривает механизм нормативно-правового закрепления и реализации прав. Непосредственное регулирование социальной и правовой защиты определяется законом об ОРД, а также федеральными законами иных отраслей права и подзаконными нормативными актами.

В Законе об ОРД указано, что на должностных лиц органов, осуществляющих ОРД, распространяются гарантии социальной и правовой защиты сотрудников тех органов, в штаты которых указанные лица входят (ч. 1 ст. 16).

Сотрудники оперативных подразделений полиции в целях представительства и защиты своих социально-трудовых прав и интересов вправе объединяться или вступать в профессиональные союзы (ассоциации).

— решают задачи ОРД посредством личного участия в организации и проведении ОРМ, используя помощь должностных лиц и специалистов, об­ладающих научными, техническими и иными специальными знаниями, а также отдельных граждан с их согласия на гласной и негласной основе (ч. 5 ст.

6);Юридический статус оперативного сотрудника включает в себя ответст­венность: дисциплинарную, материальную, административную и уголовную в случае халатности или превышения должностных полномочий.

Читайте другие статьи на сайте:

Ссылка на основную публикацию