Глава XVII. Рассмотрение дел о проверке конституционности проектов законов и неподписанных или необнародованных законов

Глава XVII. Рассмотрение дел о проверке конституционности проектов законов и неподписанных или необнародованных законов council.gov.ru

Совет Федерации на заседании во вторник одобрил три ключевых документа из президентского «конституционного пакета». Ранее L.R подробно рассказывал об их прохождении через Госдуму. Представлял документы сенаторам глава комитета по конституционному законодательству верхней палаты Андрей Клишас.

Конституционный суд

Как отметил Клишас, изменения затрагивают вопросы состава, формирования, компетенции и организации деятельности Конституционного суда РФ.

Одно из главных нововведений касается количественного состава КС — отныне он будет состоять из одиннадцати (вместо девятнадцати) судей, включая председателя и его заместителя. Суд правомочен осуществлять свою деятельность при наличии в его составе не менее восьми судей.

Судьи будут назначаться на свои должности Советом Федерации по представлению президента. Предложения о кандидатах могут вноситься главе государства комитетами Совета Федерации и Государственной думы, Верховным судом РФ.

В соответствии с поправками председатель КС и его заместитель назначаются сроком на шесть лет Советом Федерации по представлению президента. Исключаются положения о том, что они могут быть назначены из числа судей. По словам Клишаса, отсутствие такого правила — «общее для нашего законодательства», оно действует и в ВС.

«По сути дела, Конституция тоже такого ограничения не устанавливает, и оно является неконституционным», — заявил Клишас.

Установлены дополнительные требования к кандидату на должность судьи КС РФ.

В частности, судьей этого суда может быть назначен гражданин РФ, постоянно проживающий в стране, не имеющий гражданства (подданства) иностранного государства либо вида на жительство или иного документа, подтверждающего право на постоянное проживание гражданина РФ на территории иностранного государства. Для судей КС установлен запрет открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации.

Поправки запрещают судьям публиковать особые мнения и критиковать решения КС — это предложение вызвало общественный резонанс и критику со стороны юридического сообщества. Любопытно, что в пресс-релизе на сайте СФ умалчивается об этой новелле. Клишас же оправдал данный запрет наличием таких же ограничений в законодательстве других стран (Франции, Люксембурга, Ирландии и других).

  • «Эти нормы, они направлены, как и у нас, на обеспечение принципов коллегиальности, тайны совещательной комнаты, независимости и беспристрастности», — подчеркнул Клишас.
  • Кроме того, поправками закрепляется порядок рассмотрения дел о проверке конституционности проектов законов и неподписанных или необнародованных законов.
  • Данный законопроект не вызвал споров среди членов КС и был принят единогласно.
  • Правительство

Поправки в федеральный конституционный закон «О Правительстве РФ» предусматривают новый порядок формирования кабмина. L.R подробно рассказывал об этом документе.

Отныне председатель, его заместители и федеральные министры (кроме министров «силового блока») назначаются президентом после их утверждения Государственной думой. Министры «силового блока» (Минобороны, МВД, МЧС, Минюст, МИД) назначаются на должность президентом после консультаций с Советом Федерации.

«Такая процедура задает правильный вектор развития системы государственного управления: усиливается роль парламента и роль наших избирателей на кадровый состав правительства», — заявил Клишас.

Утвержденные Госдумой кандидатуры назначаются на должность президентом РФ, отказать в их назначении он не вправе. Зато затем он может отстранить любого из них.

  1. Представление по кандидатуре председателя правительства вносится в ГД главой государства не позднее двухнедельного срока после вступления в должность вновь избранного президента, или после отставки правительства, или в течение одной недели со дня отставки председателя правительства РФ.
  2. В случае трехкратного отклонения Государственной думой кандидатур председателя правительства, его заместителей или федеральных министров президент вправе назначить их без утверждения парламентом.
  3. Глава государства, в соответствии с проектом закона, может отправить в отставку председателя правительства без роспуска кабмина.

Также определены соответствующие полномочия правительства. Например, закрепляется обеспечение проведения в стране единой социально ориентированной государственной политики в области культуры, науки, образования, здравоохранения, социального обеспечения, поддержки, укрепления и защиты семьи, сохранения традиционных семейных ценностей, а также в области охраны окружающей среды.

Члены правительства не могут быть сенаторами, депутатами Госдумы, депутатами региональных парламентов. В то же время заместители председателя правительства и федеральные министры могут замещать иные государственные должности РФ и государственные должности субъектов РФ, должности государственной службы и муниципальные должности в случае, если это предусмотрено федеральными законами.

«Предложения, замечания? Может быть, кто-то хочет выступить?» — обратилась к сенаторам после представления поправок председатель СФ Валентина Матвиенко. В ответ — тишина. И вновь СФ поддержал поправки без каких-либо вопросов и единогласно.

Прокуратура

Еще один пакет поправок конкретизирует полномочия прокуратуры России. Уточняется, что генеральный прокурор РФ, его заместители, прокуроры субъектов РФ, приравненные к ним прокуроры назначаются и освобождаются от должности президентом РФ. Происходит это после консультаций с Советом Федерации.

  • СФ не позднее недели со дня получения представления информирует главу государства о результатах рассмотрения кандидатуры на должность генпрокурора.
  • Комитеты Совфеда также проводят консультации по представленным президентом РФ кандидатурам на должности прокуроров субъектов РФ, приравненных к ним прокуроров и не позднее чем в десятидневный срок со дня получения ими представления информируют в письменной форме главу государства о результатах рассмотрения представленных кандидатур.
  • Предусматривается обязанность прокурорских работников сообщать непосредственному руководителю о прекращении гражданства РФ или приобретении гражданства (подданства) иностранного государства либо получении вида на жительство или иного документа, подтверждающего право на постоянное проживание гражданина РФ на территории иностранного государства, в течение пяти рабочих дней со дня прекращения гражданства РФ или приобретения гражданства (подданства) иностранного государства либо получения указанных документов.
  • Спорить с чем-либо из предложенных нововведений сенаторы опять не стали.

Также СФ одобрил поправки в закон «Об уполномоченном по правам человека в Российской Федерации». Отныне омбудсменом может быть гражданин РФ, постоянно проживающий в стране. Уполномоченному запрещается открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации.

Дела о проверке конституционности нормативных актов и внутригосударственных договоров

Проверка конституционности законов и иных нормативных актов занимает особенное место в деятельности органов конституционного контроля всех стран, в том числе и в работе Конституционного Суда РФ.

Субъектами обращения в Конституционный Суд РФ могут быть только конкретные государственные органы и должностные лица. Таким образом, перечень субъектов обращения в Конституционный Суд с целью возбуждения процедуры абстрактного конституционного контроля является исчерпывающим.

Среди субъектов обращения называются Президент РФ, Государственная Дума и Совет Федерации Федерального Собрания РФ, одна пятая депутатов Государственной Думы или членов Совета Федерации, Правительство РФ, Верховный Суд РФ, Высший Арбитражный Суд РФ, органы законодательной и исполнительной власти субъектов РФ.

По обращениям названных субъектов Конституционный Суд РФ разрешает дела о соответствии Конституции РФ:

  • федеральных законов (имеются в виду все законы, принятые на федеральном уровне, в том числе и федеральные конституционные законы, а также не утратившие силу законы РФ, принятые до 1993 г.), нормативных актов Президента РФ, Совета Федерации и Государственной Думы Федерального Собрания РФ, Правительства РФ;
  • конституций и уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов РФ, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти РФ и совместному ведению органов государственной власти РФ и органов государственной власти субъектов РФ;
  • договоров между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ.

Конституционный Суд РФ не рассматривает индивидуальные (ненормативные) акты перечисленных органов, а также правовые акты (в том числе нормативные) других государственных органов. Это компетенция судов общей юрисдикции и арбитражных судов.

Запрос в Конституционный Суд РФ допустим, если заявитель считает акт или договор не подлежащими действию из-за неконституционности либо подлежащими действию вопреки официально принятому решению федеральных органов государственной власти, высших государственных органов субъектов РФ или их должностных лиц об отказе применять и исполнять их как не соответствующие Конституции РФ. Таким образом, как неоднократно отмечал Конституционный Суд РФ, «запрос о проверке конституционности нормативного акта органа государственной власти допустим, если заявитель считает его не подлежащим действию из-за его неконституционности, т. е. если запрос касается действующего нормативного акта»1.

В одном из своих определений Конституционный Суд РФ отметил, что при решении вопроса о принятии обращения к рассмотрению суд должен каждый раз проверять, имеется ли в действительности неопределенность оспариваемого акта «либо такая неопределенность является мнимой, а ссылки на соответствующие статьи Конституции Российской Федерации — необоснованными или произвольными»2.

Следует особо отметить, что контроль со стороны Конституционного Суда РФ в отношении указанных актов или договоров допустим, только если они вступили в силу в порядке, определенном законом (т. е. допускается только последующий контроль).

Вместе с тем «вопрос оформления процессуальных актов по своему характеру и значению не относится к числу конституционных и, таким образом, не может быть предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации»1.

Законом определены пределы проверки названных выше актов.

Признание нормативного акта или договора (либо их отдельных положений) не соответствующими Конституции РФ является основанием отмены в установленном порядке положений других нормативных актов, основанных на нормативном акте или договоре, признанном неконституционным, либо воспроизводящих его или содержащих такие же положения, какие были предметом обращения. Более того, нормативный акт или договор (отдельные их положения), признанные неконституционными, не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами.

Читайте также:  Статья 29. реорганизация потребительского общества

Критерием проверки соответствия законов Конституции РФ является сама Конституция РФ, о чем говорится в Основном законе России. Однако в некоторых странах наряду с конституциями используются иные критерии. Так, например, Основной закон Германии (ст. 25) провозглашает, что «общепризнанные нормы международного права являются составной частью федерального права.

Они имеют преимущество перед законами и порождают права и обязанности непосредственно для лиц, проживающих на территории федерации»2. Конституция Австрии предусматривает рассмотрение Конституционным Судом дел о нарушении норм международного права3.

По Закону о Конституционном Суде Венгрии, суд проверяет законы, постановления и другие акты государственных органов с точки зрения соответствия их Конституции, а также международным договорам. Причем, если внутригосударственная норма противоречит по содержанию международному договору, Конституционный Суд может объявить ее недействительной.

Конституционный Суд Болгарии также дает заключения о соответствии законов общепринятым нормам международного права и международным договорам, в которых Болгария является стороной4. Такие нормы в конституциях зарубежных стран появились не случайно.

В рамках международного сообщества общепризнано, что, приняв на себя те или иные международные обязательства, государство обязано их неуклонно соблюдать. Из этого следует, что законы и иные нормативные акты государства должны согласовываться с международными договорами, участником которых является соответствующее государство.

Следует отметить, что в Законе о Комитете конституционного надзора СССР было предусмотрено, что, если какой-либо нормативный акт или его отдельная часть нарушают основные права и свободы человека, закрепленные в международных актах, участником которых является СССР, такой акт или отдельное положение утрачивают силу (ст. 21). Согласно ст.

18 того же закона заключения Комитета должны содержать вывод о соответствии или несоответствии рассматриваемого акта, проекта его или отдельных положений международным обязательствам СССР, хотя в Законе о конституционном надзоре Комитету не предоставлялось право надзора за соответствием внутренних актов международным обязательствам СССР.

В ранее действовавшей Конституции РФ (ст. 32) устанавливалось, что общепризнанные нормы международного права, относящиеся к правам человека, имеют преимущество перед законами РФ и непосредственно порождают права и обязанности граждан, т. е. общепризнанные нормы международного права признавались обязательными, правда, констатировалось это только по отношению к правам человека.

Конституция РФ 1993 г. закрепила принцип приоритета общепризнанных международных норм. Так, в ч. 4 ст. 15 Основного закона сказано, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью правовой системы России.

Если международным договором установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

В связи с рассмотрением судом конституционности законов возникает вопрос: все ли законы федерального уровня могут быть проверены на их конституционность? Согласно ст. 125 Конституции РФ Конституционный Суд РФ рассматривает дела о соответствии Основному закону России федеральных законов.

Эта редакция, возможно, универсальна и вбирает в себя все законы федерального законодательства.

Однако в связи с тем, что Конституция РФ впервые предусмотрела принятие федеральных конституционных законов по вопросам, перечисленным самой Конституцией РФ, и в силу исключительной важности вопроса контроля за законами, было бы целесообразно включить в конституционный текст положение, гарантирующее контроль не только за федеральными законами, но и за федеральными конституционными законами. Это еще раз подтвердило бы приверженность нашего государства идеям конституционной законности, готовности в необходимых случаях признать неконституционность нормы федерального конституционного акта, если она противоречит Основному закону. Согласно действующей Конституции РФ, рассмотрение законов и иных нормативных актов не ограничено сроком давности. В связи с этим возникает вопрос: подвергаются ли конституционному контролю законы и иные нормативные акты, принятые до вступления в силу новой Конституции РФ1? На этот вопрос следует дать утвердительный ответ, тем более что в Конституции РФ отмечается, что все законы и другие нормативные акты, действовавшие на территории РФ до вступления в силу настоящей Конституции, применяются в части, ей не противоречащей. Естественно, что законодательство РФ будет приводиться в соответствие с Конституцией РФ, но это длительный процесс. При этом следует отметить, что «Конституционный Суд Российской Федерации не управомочен проверять соответствие нормативных актов прежней Конституции, действие которой прекратилось одновременно со вступлением в силу новой Конституции Российской Федерации»2.

Наряду с полномочием разрешать дела о соответствии Конституции РФ законов и иных нормативных актов высших органов государственной власти Конституционный Суд РФ обладает полномочием разрешать дела о соответствии Конституции России законодательства субъекта Федерации.

Основной закон ограничивает такой контроль только теми вопросами, которые относятся к ведению органов государственной власти РФ либо к совместному ведению названных органов и органов государственной власти субъектов РФ.

Конституционный контроль осуществляется разными судами (федеральным судом и судом субъекта Федерации).

При этом региональные суды вправе контролировать лишь законодательство субъекта РФ, а Конституционный Суд РФ может проверять на соответствие Конституции как акты федерального, так и акты региональных законодательств, в том числе разрешать споры о компетенции.

Конституционный Суд РФ осуществляет последующий контроль, т. е.

контроль в отношении вступивших в силу законов, иных нормативных актов органов государственной власти РФ и ее субъектов, договоров между органами государственной власти РФ и субъектов РФ или договоров между органами государственной власти субъектов РФ.

Однако законодателю не следует отказываться от возможности в исключительных случаях использовать предварительную форму контроля. В этом может возникнуть необходимость.

Так, во Франции и Польше президент перед подписанием и опубликованием закона, если у него возникли какие-то сомнения, может передать закон в орган конституционного контроля для проверки его соответствия конституции1. Думается, что и Президент России должен иметь возможность обращаться в Конституционный Суд РФ по поводу соответствия Конституции РФ поступившего для подписания и обнародования закона, тем более если Президент РФ накладывает вето на закон2.

Согласно действующей Конституции РФ предварительный контроль осуществляется только в отношении не вступивших в силу международных договоров.

Представляется, что федеральные законы, нормативные акты органов государственной власти России, законодательство субъектов Федерации, договоры между органами государственной власти РФ и ее субъектов либо между субъектами Федерации, а также не вступившие в силу международные договоры должны рассматриваться с точки зрения соответствия их Конституции РФ не только по содержанию, но и по процедуре принятия. Таким образом, полномочия Конституционного Суда РФ могли бы быть расширены за счет осуществления формального контроля, а не только материального.

1 Определение Конституционного Суда РФ от 6 ноября 1997 г. // ВКСРФ. 1998. №4.

2 Определение Конституционного Суда РФ от 28 декабря 1995 г. // Текущий архив Конституционного Суда Российской Федерации. 1995.

1 Определение Конституционного Суда РФ от 5 февраля 1998 г. // ВКСРФ. 1998.№3.

2 ФРГ. Конституция и законодательные акты. М., 1991. С. 34.

3 См.: Австрийская Республика. Конституция и законодательные акты. М., 1985.

4 См.: Конституция Болгарии // Правоведение. 1992. № 1.

1 Следует отметить, что в Республике Болгарии Конституционный суд принял определение, согласно которому законы и иные нормативные акты, принятые до новой Конституции, находятся вне пределов его контроля. См.: Неновски Н., Жабинска М. Конституционный суд Болгарии // Государство и право. 1993. № 9. С. 75.

2 Определение Конституционного Суда РФ от 1 апреля 1996 г. // Текущий архив Конституционного Суда Российской Федерации. 1995.

1 См.: Французская Республика. Конституция и законодательные акты. М., 1989; ст. 46 Конституционного закона Польской Республики от 17 октября 1992 г.

2 Б. М. Лазарев предложил создать для этих целей еще один орган типа Конституционного совета Франции. Думается, что в этом нет необходимости. В России на уровне Федерации должен быть один орган, выполняющий соответствующие функции.

Иное может привести к дублированию в рассмотрении дел, постановке вопроса о подчиненности, просто к излишнему раздуванию государственного аппарата. См.: Конституционный Суд России: опыт и проблемы (международный научный семинар) // Государство и право.

1994. № 1. С. 134.

Конституционность, ее выявление и реализация — Московские юристы

Разместил: Егоров Константин Михайлович Юридическая пресса 24.10.2008

Конституционность — это качественно-правовая характеристика законодательных и других правовых актов, выражающих соответствие Конституции.

При этом имеется в виду, что само такое соответствие обеспечивается не достижением формального сходства либо даже буквальным воспроизведением в правовом акте соответствующих конституционных принципов, норм и положений, а сущностным их соответствием, отсутствием содержательных и логических противоречий и расхождений в их смысловой структуре.

При этом нормы законодательных и иных правовых актов могут быть бесконечно разнообразными, охватывать своим регулирующим воздействием самый широкий круг отношений, принадлежать к различным отраслям и институтам правовой системы.

Конституционность предполагает также, что соответствие норм законодательных и подзаконных актов не ориентировано исключительно лишь на один определенный принцип либо норму Конституции, а имеет в качестве своего критерия конституцию во всем ее содержании и значении как целостное и единое правовое явление, а каждые из сравниваемых конституционных принципов и норм берутся и рассматриваются в сущностной и содержательной взаимосвязи с рядом других, отвечающих в каждом конкретном случае смыслу, назначению и целям, лежащим в основе выявления конституционности, конституционных принципов, норм и положений. Характеризуя феномен конституционности, следует также учитывать и тот факт, что Конституция РФ включает в себя общепризнанные принципы современного международного права, а нормы этого права и правила международных договоров Российской Федерации входят в ее правовую систему с приоритетом действия в случае противоречия с нормами национального права. Поэтому качественное состояние конституционности не может обеспечиваться без учета и этих важнейших обстоятельств.

Конституционность как качественно-правовое явление свойственна нормам законов и данных правовых актов в процессе их реализации, в правоприменении, а потому конституционность — это и критерий правоотношений. Выявление конституционности возможно лишь в результате соотнесения правовой нормы с Конституцией.

Читайте также:  Закон РФ от 21.07.1993 N 5481-1 (с изм. от 08.11.2011) "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "О дополнительных гарантиях и компенсациях военнослужащим, проходящим военную службу на территориях государств Закавказья, Прибалтики и Республики Таджикистан, а также выполняющим задачи по защите конституционных прав граждан в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах"

Момент же их соответствия, выявление которого достижимо лишь в результате анализа с последующим формулированием выводов, — это принцип конституционности.

Из этого следует, что, будучи конституционно-правовым принципом, конституционность — это и результат аналитического познавательного процесса, со всеми свойственными ему правами, проявлениями и особенностями.

Здесь имеет место процесс познания объективных закономерностей и отношений (например, закономерных форм обусловленности конституционно закрепленных и гарантированных различных форм собственности от объективных основ и структур экономического и социального строя общества), на основе которого и можно осуществлять выявление и самого критерия — конституционности.

Указанный анализ и формулирование суждений и выводов имеют место и в тех случаях, когда не приходится выявлять конституционность. Это необходимо делать, например, при официальном толковании отдельных положений, принципов и норм Конституции. Такое толкование — самостоятельная функция органа государственной власти, которому конституционно предписано ее осуществлять.

Вместе с тем следовало бы, очевидно, иметь в виду, что суть конституционного толкования составляет неотъемлемую часть процесса выявления и официального установления конституционности. Поэтому правомерен и вывод — конституционность правового акта является результатом в том числе и проводимого всякий раз толкования положений, принципов и норм Конституции.

Органом государственной власти, конституционно уполномоченным осуществлять формулирование выводов относительно конституционности законодательных и подзаконных правовых актов, является Конституционный Суд Российской Федерации.

Это его назначение вытекает из конституционной компетенции Конституционного Суда РФ (ст. 125 Конституции РФ), согласно которой Конституционный Суд РФ, прежде всего по запросам органов и должностных лиц, перечисленных в ч. 2 ст.

125, разрешает дела о соответствии указанных в этой же статье правовых актов Конституции РФ. По жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов Конституционный Суд РФ в соответствии с ч. 4 ст.

125 Конституции РФ проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, в порядке, установленном федеральным законом.

По запросам же Президента РФ, Правительства РФ, органов законодательной власти субъектов Российской Федерации Конституционный Суд РФ дает (ч. 5 ст. 125 Конституции РФ) толкование Конституции РФ.

Как видим, возможность осуществления Конституционным Судом РФ своих полномочий, связанных с выявлением и формулированием его выводов о конституционности правовых актов, может иметь место только по запросам или жалобам лиц, упомянутых в Конституции РФ.

Такая компетенция носит наименование связанной . ———————————

Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации: Учебник для вузов. М., 1998. С. 636.

Конституционные полномочия Конституционного Суда РФ о признании того или иного правового акта конституционным или, иными словами, о разрешении им дела о соответствии этого акта Конституции РФ ограничены рядом условий:

а) разрешаются Конституционным Судом РФ о соответствии Конституции РФ лишь акты, перечисленные в п. «а», «б», «в», «г» ч. 2 ст. 125 Конституции РФ;

б) разрешение Конституционным Судом РФ дел о соответствии указанных актов Конституции РФ не может производиться по собственному усмотрению и инициативе Конституционного Суда РФ. Для этого требуется, как уже отмечалось, запрос государственных органов и должностных лиц, перечисленных в ч. 2 ст. 125 Конституции РФ.

Запрос соответствующего конституционным условиям государственного органа или должностного лица, поступивший в Конституционный Суд РФ, служит единственно обязательным поводом для принятия этим Судом к рассмотрению дела о проверке конституционности определенного нормативного правового акта.

И в своем отношении к этому закону Конституционный Суд РФ, с одной стороны, связан им, поскольку запрос не только и не столько повод, но прежде всего основа содержания и рамок предмета рассмотрения.

С другой стороны, Конституционный Суд РФ, руководствуясь содержанием запроса, сам окончательно формулирует предмет судебного рассмотрения, исключая из него те вопросы, которые в силу различных оснований и причин не могут быть им рассмотрены.

Разрешение дел Конституционным Судом РФ по отвечающим запросам о соответствии Конституции РФ перечисленных в ч. 2 ст. 125 Конституции РФ правовых актов с необходимостью требует осуществления правосудия, поскольку в основе дела лежит требующий своего разрешения правовой спор или правовой конфликт.

Подобно тому как в гражданском и арбитражном судопроизводстве сторонами в состязательном процессе по разрешению правового спора или конфликта выступают истцы и ответчики, а в уголовном процессе обвиняемый и обвинитель, сторонами в конституционном судопроизводстве являются, с одной стороны, заявители — органы или лица, направившие в Конституционный Суд РФ запрос, а с другой стороны, органы или должностные лица, издавшие или подписавшие акт, конституционность которого оспаривается. Предмет спора в данном случае — вопрос о соответствии оспариваемого акта Конституции РФ.

Как и другие суды, Конституционный Суд РФ выносит решения на основе доказательств, рассмотренных в судебном заседании. Принципы, которыми руководствуется Конституционный Суд РФ при рассмотрении дел, в основном те же, что применяют и другие суды, осуществляющие правосудие.

Например, закрепленный в Конституции РФ принцип независимости судей и гарантии этой независимости полностью распространяются и на судей Конституционного Суда. В Законе о Конституционном Суде РФ закреплены и другие принципы осуществления правосудия: гласность и коллегиальность, состязательность и равноправие сторон.

Закреплены в нем, хотя и в несколько ином виде, чем в судах общей юрисдикции, принципы устности разбирательства, непрерывности и др.

Следует также отметить, что принцип законности, которым руководствуются суды общей юрисдикции и арбитражные суды, обязателен для Конституционного Суда как принцип конституционной законности, так как по определению ст.

1 главы 1 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» КС является судебным органом конституционного контроля.

С принципом конституционности, как уже отмечалось, непосредственно связано конституционное полномочие Конституционного Суда РФ давать толкование Конституции РФ. В арсенале Конституционного Суда РФ наличествуют две формы.

Одна из них — это толкование конституционных норм и положений в связи с рассмотрением конкретных споров, будь то вопрос о соответствии нормативного акта Конституции, спор о компетенции между государственными органами, между Федерацией и ее субъектами или вопрос о соответствии международного договора Конституции.

Вторая форма конституционного толкования — это так называемый прямой запрос о толковании, которое связано с решением вопросов, отнесенных к компетенции Конституционного Суда.

«Толкование в судебном конституционном контроле, — пишет Ж.И. Овсепян, — функциональная доминанта, составляющая глубинную суть конституционно-контрольной деятельности, ее квалифицирующий признак.

Оно определяет особое место специализированного конституционного контроля в механизме разделения властей, специализацию судебного конституционного контроля в этом механизме. Толкование — это процессуальная форма, которая отражает особенности компетенционной специализации судебного конституционного контроля в системе осуществления власти, т.е.

содержание его полномочий как арбитра, посредника между законодательной и исполнительной властью, федерацией и ее субъектами, государством и территориями, властью и личностью и т.д.

Иными словами, толкование — процессуальная форма, ассоциирующаяся с третейским, посредническим предназначением судебного конституционного контроля в механизме разделения властей. Наконец, толкование Конституции — это форма деятельности, наиболее приближенная к законодательству» . ———————————

Овсепян Ж.И. Конституционный Суд России: реформа правового статуса // США-ЭПИ. 1995. N 6. С. 4.

Малюшин А.А.

Конституционный cуд одобрил поправки к Конституции. Почему это больше похоже на спецоперацию, чем на решение суда? Объясняет юрист Елена Лукьянова

Перейти к материалам

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Читайте также:  Статья 18. пенсионные резервы и пенсионные накопления

Двух суток хватило Конституционному суду России для того, чтобы признать легитимными поправки к Конституции РФ, предложенные Владимиром Путиным и расширенные депутатами Госдумы.

Согласно заключению суда, ни обнуление президентских сроков Путина, ни появления слова «бог», ни сокращение состава самого Конституционного суда не противоречат трем неизменяемым главам Конституции: . Не смутила судей и очень необычная процедура принятия поправок, которая ранее нигде прописана не была.

«Медуза» попросила доктора юридических наук Елену Лукьянову разобрать решение Конституционного суда и объяснить, чем, с ее точки зрения, руководствовались судьи.

16 марта 2020 года Конституционный суд Российской Федерации опубликовал заключение «О соответствии положениям глав 1, 2 и 9 Конституции Российской Федерации не вступивших в силу положений Закона Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации „О совершенствовании регулирования отдельных вопросов организации и функционирования публичной власти“, а также о соответствии Конституции Российской Федерации порядка вступления в силу статьи 1 данного Закона в связи с запросом президента Российской Федерации». 52 страницы крайне сложного и запутанного юридического текста, изобилующие номерами статей Конституции и отсылками к решениям самого суда, были изготовлены за двое суток.

Сейчас мы можем уверенно констатировать, что для внимательного и скрупулезного анализа документа понадобится значительное время. Ведь придется проверять все подробно до каждой запятой. Но предварительные короткие выводы сделать все же можно.

Тем более все это и по стилистике, и по процедуре очень похоже на постановление Конституционного суда «О проверке Договора между Российской Федерацией и Республикой Крым о принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов», изготовленное им в ночь с 18 на 19 марта 2014 года. А это мы уже, как говорится, проходили.

Впрочем, Конституционный суд сразу же сообщил, что все многочисленные страницы можно не читать, а переходить прямо к резюме.

Потому что дача судом заключения — это просто обязанность, которая «не обусловлена наличием неопределенности в вопросе о соответствии являющихся предметом настоящего заключения положений Закона о поправке нормам Конституции Российской Федерации, на соответствие которым они оцениваются».

Проще говоря, все ясно, никакой неопределенности нет, все всему соответствует, никто ни в чем не сомневается. Но оценим, так и быть, — раз обязаны. А чтобы видна была напряженная работа ума, сделаем это подлиннее и позаумнее — но мы вас предупредили. 

Что сделал Конституционный суд

  • Конституционный суд вместо того, чтобы защищать Конституцию и давать правовое заключение о конституционности поправок, явил миру их обоснование — по сути, пояснительную записку к законопроекту.
  • Конституционный суд исключил саму возможность рассмотреть альтернативные точки зрения, объявив процедуру рассмотрения непубличной и проигнорировав 75-страничное письмо .

Конституционный Суд Российской Федерации при даче настоящего Заключения рассматривает вопрос по существу, не прибегая к процедурам предварительного изучения обращения судьей Конституционного Суда Российской Федерации, назначения судьи-докладчика, проведения слушания по делу и провозглашения решения.

  • Конституционный суд подтвердил, что два президентских срока подряд составляют «конституционный предел», превышения которого Конституция не допускает. Но тут же согласился на обнуление этих сроков для определенных лиц, сославшись на конкретно-исторические факторы принятия соответствующего решения, в том числе на степень угроз для государства и общества, состояние политической и экономической систем. 

Решение о предельном числе сроков полномочий (сроков полномочий подряд), в течение которых возможно занятие должности главы государства с республиканской формой правления одним лицом (в том числе в качестве переходных положений), всегда является, по существу, вопросом выбора баланса между различными конституционными ценностями. С одной стороны, конституционная характеристика демократического правового государства предполагает, хотя и не предопределяет, установление в этом аспекте достаточно жестких ограничений. С другой стороны, конституционный принцип народовластия подразумевает возможность реализации народом права избрать на свободных выборах то лицо, которое он посчитает наиболее достойным должности главы государства. На фоне этого базового баланса конституционный законодатель может учитывать и конкретно-исторические факторы принятия соответствующего решения, в том числе степень угроз для государства и общества, состояние политической и экономической систем и т. п.

  • Конституционный суд признал односторонние и многосторонние международные договоры составной частью Конституции, тем самым обеспечив им юридическую силу основного закона. Констатировал, что положения Конституции не предполагают отказа России от соблюдения международных договоров — и в то же время согласился с введением некоего никому не понятного «конституционно приемлемого способа их исполнения».

Данный механизм предназначен не для утверждения отказа от исполнения международных договоров и основанных на них решений межгосударственных юрисдикционных органов, а для выработки конституционно приемлемого способа исполнения таких решений Российской Федерацией при неуклонном обеспечении высшей юридической силы Конституции Российской Федерации в российской правовой системе, составной частьюкоторой являются односторонние и многосторонние международные договоры России, в том числе предусматривающие соответствующие правомочия межгосударственных юрисдикций.

  • Конституционный суд заявил, что упоминание в Конституции богане означает отказа от светского характера государства и от свободы совести на том основании, что это якобы «не сопряжено с конфессиональной принадлежностью, не объявляет наличие тех или иных религиозных убеждений обязательным и не ставит граждан России в неравное положение в зависимости от наличия веры и ее конкретной направленности». 
  • Вместо прав и свобод человека, определенных (вторая, не изменяемая глава) в качестве смысла и содержания деятельности законодательной и исполнительной власти, Конституционный суд определил их новое направление и конституционно-правовые условия. Ими стали конституционные нововведения о языке, культуре, исторической памяти, поддержке соотечественников, уважении предков и т. д. Все это названо гордым термином «государственная идентичность». 

В главе 3 «Федеративное устройство» Конституции Российской Федерации предусмотрен комплекс изменений, уточняющих конституционно-правовой статус Российской Федерации во внутригосударственных и международных (межгосударственных) отношениях, а также касающихся вопросов общероссийской государственной идентичности и гарантий ее сохранения и защиты.

  • Конституционный суд добровольно пошел на «урезание» своего состава до 11 человек, пожертвовав «своими» во имя продолжения ношения судейских мантий большинством. Уже, скорее всего, понятно, кто будут те судьи, которые покинут его состав до истечения срока полномочий.
  • Конституционный суд согласился с ликвидацией конституционных (уставных) судов субъектов Федерации и с правомерностью вмешательства центра в полномочия регионов.

О поправке к части 3 статьи 118, в которой речь идет о том, кто осуществляет правосудие в России. В нынешней редакции она звучит так: «Судебная система Российской Федерации устанавливается Конституцией Российской Федерации и федеральным конституционным законом. Создание чрезвычайных судов не допускается».

В новой система описана более детально — и уставные суды в нее не попали: «Судебная система Российской Федерации устанавливается Конституцией Российской Федерации и федеральным конституционным законом.

Судебную систему Российской Федерации составляют Конституционный Суд Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации, федеральные суды общей юрисдикции, арбитражные суды, мировые судьи субъектов Российской Федерации. Создание чрезвычайных судов не допускается».

Кроме того, согласно поправке к статье 125, президент России получил право просить Конституционный суд РФ рассмотреть региональный закон на предмет конституционности до его издания.

  • Конституционный суд также согласился с неконституционным и несоразмерным ограничением пассивного избирательного права и права на доступ к государственной службе для тех российских граждан, у которых есть документы на право проживания за пределами Российской Федерации.

Поправки в Конституцию запрещают занимать целый ряд постов и должностей людям, имеющим вид на жительство в иностранном государстве. Причем на пост президента не сможет претендовать не только тот или та, у кого такой документ есть прямо сейчас, но и тот или та, у кого он когда-то был.

  • Конституционный суд подтвердил ограничение прав местного самоуправления, подменив термин «система государственной власти» термином «система публичной власти» и нарушив тем самым

В статью 131 (части 1, 1¹ и 3) Конституции Российской Федерации предлагается включить положения о том, что местное самоуправление осуществляется в муниципальных образованиях, виды которых устанавливаются федеральным законом, органы государственной власти могут участвовать в формировании органов местного самоуправления, назначении на должность и освобождении от должности должностных лиц местного самоуправления в порядке и случаях, установленных федеральным законом, и федеральным же законом могут устанавливаться особенности осуществления публичной власти на территориях городов федерального значения, административных центров (столиц) субъектов Российской Федерации и на других территориях. Приведенные положения не могут рассматриваться как несовместимые с требованиями статьи 12 Конституции Российской Федерации, поскольку не предполагают искажения конституционной природы местного самоуправления как уровня публичной власти, наиболее приближенного к населению, умаления его самостоятельности по отношению к другим уровням публичной власти в пределах его полномочий, притом что главы 1 и 2 Конституции Российской Федерации не определяют конкретных форм и порядка осуществления местного самоуправления, в том числе не исключают особенностей осуществления публичной власти на отдельных территориях.

  • Конституционный суд множество раз некорректно использовал латинские юридические термины, придавая всему написанному основательный вид.

Употребление латинских терминов — одно из любимых занятий Конституционного суда, наукообразное обрамление многих его решений. Ладно бы еще речь шла об употреблении к месту римской юридической терминологии, которая является неотъемлемой частью современного правового дискурса.

Но когда суд, говоря о конституционной поправке про понятие брака как союза между мужчиной и женщиной, заявляет, что имманентной целью таких отношений служат сохранение и развитие человеческого рода, выглядит это как минимум странно.

Имманентность — сложный термин, по-разному трактуемый философами, включая Канта, который считал, что он означает познаваемость чего-либо на личном опыте.

К сожалению, в лексиконе современного человека средней начитанности слово «имманентный» прочно застряло где-то между словами перманентный и латентный. Поэтому и получается ерунда.

Или еще: «Принцип единой системы публичной власти имплицитно следует из конституционных положений о соединении многонационального народа Российской Федерации общей судьбой на своей земле».

Красиво, не спорю! Сразу заставляет читателя чувствовать себя необразованным идиотом. Но буквальный перевод латинского слова implicite — вовсе не «присуще», как, очевидно, думают судьи, а «запутанно».

Зато так в итоге и вышло.

  • Конституционный суд создал крайне запутанный и практически нечитаемый текст именно для того, чтобы даже самый профессиональный читатель не смог его быстро изучить, понять и проанализировать. 

Чего не сделал Конституционный суд

  • Конституционный суд не обосновал в достаточной мере свое участие в процедуре принятия поправок. Правомерность принятия им к производству запроса президента, как и в 2014 году, представляется сомнительной. 
  • Конституционный суд отказался от рассмотрения запроса в должной процедуре, хотя имел такую возможность. Таким образом, не были выслушаны альтернативные точки зрения.
Ссылка на основную публикацию