Статья 8. Объективность, всесторонность и полнота исследований

Статья 8. Объективность, всесторонность и полнота исследований 1 Обращение в компанию Вы можете либо позвонить, либо заказать звонок на сайте, а также приехать к нам в офис. 2 Согласование договора Если у Вас не осталось больше вопросов и наше предложение удовлетворяет Вашим требованиям, мы составляем договор и переходим к выполнению исследования, или же готовим информационное письмо для предоставления в суд. 3 Выполнение работы После получения документов и оплаты специалист приступает к работе, организовывается выезд при необходимости. 4 Результат работы! Итогом нашей работы является акт экспертного заключения (заключение специалиста), подготовленное в соответствии с действующими методиками и нормативно-правовыми актами.

Вам необходима экспертиза?

Узнать подробную информацию об экспертизе, сроках её проведения, необходимых документах и стоимости, а также получить бесплатную консультацию можно у нашего специалиста:

Самара

  • по телефону +7 (846) 989-03-51
  • в нашем офисе: Московское шоссе, 55, оф. 608

Тольятти

  • по телефону+7 (8482) 63-12-88
  • в нашем офисе: Тольятти, ул.Тополиная, 1-Б оф. 214

Вы можете оставить свой номер и мы перезвоним ЗАКАЗАТЬ БЕСПЛАТНЫЙ ЗВОНОК

Принцип объективности, всесторонности и полноты исследований имеет решающее значение, поскольку именно он определяет требования, предъявляемые законодателем к качеству основного направления судебно-экспертной деятельности — производства экспертизы.

Объективность, всесторонность и полнота исследований представляют собой тесно взаимосвязанные и взаимосочетающиеся требования, предъявляемые к экспертному исследованию, но имеющие собственное содержание.

Объективность исследования заключается в беспристрастности, непредвзятости и независимости в проведении исследования и предполагает, что при осуществлении экспертизы эксперт должен учитывать все факторы, имеющие значение при проведении исследования, а также использовать рекомендованные современной наукой и экспертной практикой методики. При исследовании и оценке материалов, представленных на экспертизу, подготовке и формулировании выводов экспертного исследования эксперт должен исключить недобросовестность, предвзятость, тенденциозность. Объективность предполагает, что сделанные выводы будут вытекать из объективно проведенных исследований и будут отражать обстоятельства дела в соответствии с тем, как это имело место в действительности.

Закон устанавливает, что объективность эксперта предполагает проведение исследования на строго научной и практической основе.

Эта основа должна базироваться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных.

Научная основа предполагает использование только научно-обоснованных методик, применимых к данному конкретному исследованию. Практическая основа проведения экспертного исследования означает:

— наличие не только научно-обоснованной, но и практически апробированной методики, используемой при проведении исследования;

— проведение в ходе осуществления экспертизы конкретных практических действий по исследованию представленных материалов, основанных на теоретических знаниях. В связи с этим недопустимо вместо осуществления реального исследования ограничиваться теоретическими расчетами и сделанными на их основе выводами и умозаключениями.

Объективность экспертного исследования во многом зависит от наличия и объективности имеющихся методик проведения той или иной экспертизы и качества материалов, представленных на экспертизу.

Соблюдение требований об объективности проводимых экспертных исследований предполагает, что эксперт должен отказаться от дачи заключения в случаях, если представленные ему материалы недостаточны для дачи заключения (п.6 ч.3 ст.57 УПК РФ), непригодны для проведения исследования, современный уровень науки не позволяет ответить на поставленные вопросы (ч.1 ст.16 ФЗ-73).

Вместе с тем Закон предоставляет эксперту право ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения (п.2 ч.3 ст.57 УПК РФ; ч.3 ст.85 ГПК РФ; ч.3 ст.55 АПК РФ).

Одним из основных условий объективности проводимого исследования закон называет осуществление экспертизы в пределах соответствующей специальности. Специальность — это область специальных знаний, умений и навыков в определенной отрасли науки, которыми владеет соответствующий эксперт.

Очевидно, что эксперт не в состоянии дать объективное заключение в том случае, если необходимые для производства экспертизы исследования выходят за рамки специальных знаний эксперта. В связи с этим закон устанавливает право эксперта отказаться от дачи заключения по вопросам, выходящим за пределы специальных знаний эксперта (п.

6 ч.3 ст.57 УПК РФ; ч.5 ст.199 УПК РФ). А часть 1 ст.16 называет это уже не правом, а обязанностью эксперта. Очевидно, что в данном случае решение вопроса об отказе от проведения экспертизы и дачи заключения зависит от самого эксперта, уровня его знаний и внутреннего убеждения.

Однако при наличии установленных условий (недостаточность знаний, узкость специальности эксперта для проведения конкретного экспертного исследования) данное право приобретает характер обязанности, и эксперт должен его реализовать.

Исключение составляют случаи, когда эксперт не отказывается от дачи заключения, а ходатайствует перед руководителем соответствующего судебно-экспертного учреждения о привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов (ч.1 ст.17 ФЗ-73; п.2 ч.3 ст.57 УПК РФ), и это ходатайство удовлетворяется.

В противном случае принцип объективности, всесторонности и полноты исследований будет нарушен, результаты экспертизы будут поставлены под сомнение, а заключение эксперта может быть признано недопустимым доказательством.

Всесторонность экспертного исследования предполагает выяснение со всех сторон значимых для разрешения дела конкретных вопросов, поставленных перед экспертом на основе исследования материалов, представленных на экспертизу.

Всесторонность означает исследование всех важнейших свойств, качеств и признаков представленных материалов, их связей, отношений и зависимостей. Всесторонность предполагает исследование всех объективно возможных вариантов при осуществлении экспертизы, тем самым предотвращая односторонность и субъективизм экспертного исследования.

Полнота экспертного исследования заключается в исследовании всех качеств и свойств материалов, представленных на экспертизу, осуществляемом глубоко и полно.

Полнота предполагает исследование такой совокупности свойств представленных материалов, которая позволяет не только полно и объективно ответить на поставленные вопросы, но и, возможно, сделать более глубокие выводы и выяснить обстоятельства, которые имеют значение для дела, но по поводу которых эксперту не были поставлены вопросы (ч.2 ст.204 УПК РФ; ч.2 ст.86 АПК РФ).

Всесторонность и полнота экспертного исследования распространяются только на те обстоятельства, свойства и качества исследуемых предметов, которые имеют значение для разрешения дела. По сути дела, всесторонность и полнота ограничиваются рамками тех обстоятельств, которые подлежат доказыванию по тому или иному делу (ст.73 УПК РФ; ч.2 ст.65 АПК РФ; ст.26.1 КоАП РФ; ч.2 ст.56 ГПК РФ).

Принцип объективности, всесторонности и полноты экспертного исследования находит свое непосредственное отражение в ст.16 ФЗ-73, где в качестве одной из основных обязанностей эксперта устанавливается обязанность провести полное исследование представленных ему объектов и материалов дела, дать обоснованное и объективное заключение по поставленным перед ним вопросам.

Принцип объективности, всесторонности и полноты экспертного исследования не носит абсолютного характера, он, имея огромное самостоятельное значение, в конечном итоге все-таки подчинен принципам законности и соблюдения прав и свобод человека при осуществлении экспертизы.

Так, если задачи осуществления полного и всестороннего исследования могут быть реализованы только с использованием средств и методов, затрагивающих честь и достоинство личности, опасных для жизни и здоровья, нарушающих личную и семейную тайну и неправомерно ограничивающих иные важнейшие конституционные права, то интересы конкретной личности, задачи охраны прав и свобод человека будут иметь приоритет над требованиями всесторонности и полноты исследования. Например, закон запрещает при производстве судебной экспертизы в отношении живых лиц применять методы исследований, сопряженные с сильными болевыми ощущениями или способные отрицательно повлиять на здоровье лица, методы оперативного вмешательства и т.д. (ст.35 ФЗ-73).

Принцип объективности, полноты и всесторонности экспертного исследования может быть реализован в полной мере только при условии соблюдения требований процессуального закона при сборе и предоставлении эксперту материалов для проведения экспертизы.

Так, материалы, предоставляемые эксперту, должны иметь процессуальный характер, быть собраны надлежащими субъектами процессуальной деятельности с соблюдением норм процессуального закона, регламентирующего порядок сбора таких материалов.

Материалы, представленные для исследования, должны носить в определенном смысле объективный характер — отражать свойства и качества предметов и явлений в соответствии с тем, как это имело место в действительности, а в определенных случаях — обладать свойствами репрезентативности, отражать все стороны исследуемого предмета или явления.

В качестве одной из гарантий объективности эксперта при осуществлении исследования выступает запрет самостоятельно собирать материалы для производства судебной экспертизы (ч.3 ст.16 ФЗ-73; п.2 ч.4 ст.57 УПК РФ). Эксперт не является субъектом доказывания, собранные им материалы не имеют процессуального характера и не могут стать предметом экспертного исследования.

https://www.youtube.com/watch?v=2OZ3lxNMDJ4\u0026t=97s

Принцип объективности, всесторонности и полноты исследований, проводимых экспертом, тесно взаимосвязан с принципом независимости эксперта. Только процессуально независимый эксперт, незаинтересованный в исходе дела и беспристрастный, может дать в полной мере объективное и всестороннее заключение.

Ведь, по сути дела, важной является не независимость эксперта сама по себе, а способность эксперта дать объективное, непредвзятое и всестороннее заключение, используемое как доказательство по гражданским, арбитражным, уголовным и административным делам. В связи с этим все гарантии независимости эксперта (см. комментарий к ст.

7 ФЗ-73) в конечном итоге направлены на достижение объективности, всесторонности и полноты проводимых экспертом исследований.

С принципом объективности, полноты и всесторонности исследований тесно связаны положения, предоставляющие эксперту возможность делать подлежащие занесению в протокол следственного действия или судебного заседания заявления по поводу неправильного истолкования участниками процесса его заключения или показаний (ч.1 ст.17 ФЗ-73), а также позволяющие произвести допрос эксперта в целях разъяснения данного им заключения (ст.205 УПК РФ).

К числу гарантий объективности, всесторонности и полноты экспертных исследований следует отнести целый ряд процессуальных прав, предоставленных эксперту в целях наиболее полного ознакомления с материалами, имеющими отношение к проводимому исследованию: право знакомиться с материалами уголовного дела, относящимися к предмету экспертизы; ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения; участвовать с разрешения дознавателя, следователя, прокурора и суда в процессуальных действиях и задавать вопросы, относящиеся к предмету судебной экспертизы (ч.3 ст.57 УПК РФ). Аналогичные процессуальные права предоставлены эксперту арбитражным процессуальным законодательством (ч.3 ст.55 АПК РФ) и гражданским процессуальным законодательством (ст.85 ГПК РФ).

Читайте также:  Статья 1. Общие положения

К числу иных гарантий принципа объективности, полноты и всесторонности исследований следует также отнести правила об отводе эксперта, заинтересованного в исходе дела либо по иным причинам неспособного дать полное, всестороннее и объективное заключение (см. об этом комментарий к ст.7 ФЗ-73), нормы, предусматривающие возможность признания заключения и показаний эксперта доказательствами, не имеющими юридической силы (ст.75 УПК РФ; ч.3 ст.64 АПК РФ; ч.2 ст.55 ГПК РФ).

При соблюдении принципа объективности, полноты и всесторонности исследований эксперт полно и аргументированно дает ответы на все поставленные перед ним вопросы, а возможно, выявляет и иные обстоятельства, имеющие значение для дела, по поводу которых вопросы не ставились.

Заключение эксперта содержит описание содержания и результатов исследований с указанием примененных методик, оценку результатов исследований, обоснование и формулировку выводов по поставленным вопросам, а также материалы, иллюстрирующие заключение эксперта и являющиеся составной частью заключения (ст.25 ФЗ-73).

Неполнота, необоснованность и необъективность экспертного исследования выступают в качестве основания для производства дополнительной либо повторной экспертиз, а также допроса эксперта. Так, производство дополнительной экспертизы осуществляется в том случае, когда данное ранее заключение недостаточно ясно либо не полно.

Дополнительная экспертиза осуществляется тем же либо другим экспертом. Повторная экспертиза назначается в связи с возникшими у суда, судьи, следователя, дознавателя, прокурора сомнениями в правильности или обоснованности данного ранее заключения. Она назначается по тем же вопросам и поручается другому эксперту или другой комиссии экспертов (ст.20 ФЗ-73; ст.

87 АПК РФ; ст.87 ГПК РФ; ст.207 УПК РФ).

Допрос эксперта производится для разъяснения данного им заключения (ст.205 УПК РФ).

Проверка заключения эксперта с точки зрения обоснованности и достоверности сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных может быть осуществлена лицом, владеющим специальными познаниями, в частности, конкретными общепринятыми научными и практическими данными, необходимыми для проверки того или иного заключения эксперта.

Закон не предусматривает специальной процедуры осуществления такой проверки, хотя и не исключает такой возможности.

Очевидно, что проверка научно-практической стороны заключения эксперта в рамках судопроизводства может быть осуществлена лишь косвенно, когда заключение эксперта, осуществлявшего повторную экспертизу, не дает оснований усомниться в его правильности и обоснованности.

Соответственно, если выводы, сделанные экспертом в результате проведения первоначальной экспертизы, существенно отличаются от выводов, представленных экспертом в результате осуществления повторной экспертизы, можно с достаточной вероятностью говорить о необоснованности и недостоверности заключения первого эксперта.

Положение Закона об основании заключения эксперта на базе общепринятых научных и практических данных носит характер ограничения, устанавливающего рамки использования средств и методов при осуществлении экспертизы. Это позволяет проверить обоснованность и достоверность сделанных экспертом выводов, но в рамках процессуальной деятельности не имеет реального действия.

Очевидно, что такая проверка не может быть осуществлена судьей, судом, прокурором, следователем, дознавателем, лицом, осуществляющим производство об административном правонарушении, поскольку специальными знаниями для этого они не обладают.

Для лиц, ответственных за производство по делу, заключение эксперта имеет характер доказательства, а его проверка и оценка осуществляются по общим правилам, установленным соответствующим процессуальным актом для проверки и оценки всех доказательств, имеющихся в деле.

Это означает, что проверке со стороны суда, следователя, прокурора, дознавателя, лица, ответственного за производство по делу об административном правонарушении, подлежит не сущность заключения эксперта, а его юридически значимые свойства и качества. Так, в соответствии со ст.ст.

87 и 88 УПК РФ заключение эксперта подлежит проверке, заключающейся в сопоставлении его с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, получении иных доказательств, подтверждающих или опровергающих заключение эксперта, а также оценке с точки зрения его относимости, допустимости и достоверности.

При этом оценка доказательств осуществляется по внутреннему убеждению, основанному на совокупности всех имеющихся в деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью. Аналогичны правила оценки доказательств в гражданском и арбитражном процессе, а также административном судопроизводстве (ст.ст.59, 60, 67 ГПК РФ; ст.ст.67, 68, 71 АПК РФ; ст.26.11 КоАП РФ).

Требования достоверности, объективности, полноты и доказательности научного исследования *

  • Статья 8. Объективность, всесторонность и полнота исследований
  • Любое научное исследование должно быть проведено в соответствии с утвержденным регламентом. В качестве основополагающих требований, которых автор должен придерживаться при написании, следует отметить:
  • – достоверность;
  • – объективность;
  • – полнота;
  • – доказательность.

Все эти принципы взаимосвязаны и позволяют автору написать не простой реферат, а сделать полноценный научный проект, который призван внести определенный вклад в развитие общества, науки, отрасли или страны. Следует отметить, что несоблюдение указанных правил чревато недопуском до защиты работы. Каждый из принципов должен найти отражение во введении научной работы.

Рассмотрим подробнее каждый из них.

Принцип достоверности научного исследования

Данный постулат отражает то, что все материалы, используемые в ходе написания научной работы, должны быть проверенными и обоснованными, отражать конкретную позицию.

Столь основательный подход позволяет построить ход работы исключительно на точных данных, минимизировать погрешность и приблизить результаты исследования к реальности.

Все сведения, отраженные в научной работе, должны располагать к себе читателей, вызывать доверие и не подвергать сомнению.

  1. Подчеркнуть достоверность проекта можно с помощью следующих приемов:
  2. – сравнение теорий и концепций, выявления сходств;
  3. – логичному построению всех утверждений;
  4. – приведение доказательств отдельным явлениям;
  5. – прогнозирование ситуации, основываясь исключительно на точных данных.
  6. – подтвердить достоверность проекта можно с помощью эксперимента или метода апробации.

Объективность и доказательность научного исследования

Объективность и доказательность взаимосвязаны между собой. Первое правило (объективность) основывается на том, что автор должен проверить и учесть все возможные факторы, условия, которые оказывают внимание на ход исследования. Доказать свою гипотезу автор сможет, полагаясь исключительно на научные данные, а также сведения, полученные практическим путем, доказанные факты.

Принцип объективности предполагает, что автор делает исключительно обоснованные выводы, подтверждая их аргументами. Если информационная база не позволяет сформулировать полноценный и грамотный итог, то лучше воздержаться от умозаключений.

Принцип доказательности предполагает, что подтверждение всех явлений, условий, должно основываться на конкретных фактах, которые послужат надежной опорой для всего исследования. Аргументы должны быть общепризнанными, научно или практически доказанными, беспрекословными.

Автору предстоит опираться исключительно на проверенные источники, доказывать свою правоту с помощью легальной и достоверной информации, анализа ситуации и ресурсов и пр. Доказательная база должна подтверждать или опровергать гипотезу, направлять исследователя к цели.

Полнота научного исследования

Данный принцип переплетается со всеми вышеуказанными постулатами. Он призван оценить степень изучения темы, оценить с каких ракурсов была рассмотрена проблема, достаточность данных для формулирования полноценных выводов, обоснования гипотезы.

Пренебрежение принципом полноты отражения данных в научном исследовании чревато тем, что автор слишком узко исследует проблему и не сможет «оправдать» свою гипотезу, доказать ее эффективность. Важно, оценить ситуацию со всех возможных ракурсов, выявить слабые и сильные стороны, разработать план мероприятий с учетом всех факторов и условий.

Таким образом, соблюдение принципов достоверности доказательности, полноты и объективности позволяют исследователю провести качественное исследование, результаты которого можно будет применять в науке или на практике.

Объективность, полнота, обоснованность и контроль экспертизы

Гарантией соблюдения и проверки объективности, полноты и обоснованности заключения эксперта является положение, отраженное во второй части ст. 8 ФЗ № 73: «Заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных».

В судебно-экспертных учреждениях соблюдение этих принципов должно контролироваться руководителем экспертного учреждения (его структурного подразделения). ст.

14 ФЗ № 73, озаглавленная «Обязанности руководителя государственного судебно-экспертного учреждения», в числе обязанностей руководителя указывает и такую: «обеспечить контроль за соблюдением сроков производства судебных экспертиз, полнотой и качеством проведенных исследований, не нарушая принципа независимости эксперта».

Контроль за качеством и полнотой заключения эксперта, должен осуществляться руководителем без нарушения принципа независимости эксперта. Как руководитель, по трудовому законодательству он может контролировать работу эксперта.

Конкретно это выражается в его ознакомлении с ходом исследования, промежуточными результатами исследования, в создании условий, необходимых для полного объективного исследования, в оказании научно-методической помощи эксперту в исследовании и оформлении результатов исследования.

При этом, как уже отмечалось ранее, руководитель не вправе давать эксперту указания, предрешающие содержание выводов по конкретной судебной экспертизе (ст. 14 ФЗ № 73).

Если руководитель обнаружит неполноту исследования, отступление от методики производства данных экспертиз, влияющие на объективность и обоснованность исследования, а также ненадлежащее оформление заключения, он вправе вернуть его эксперту для устранения имеющихся недочетов.

Если руководитель сомневается по поводу правильности оценки полученных результатов и сделанных на их основе выводов, он может создать (ст.

14 ФЗ № 73) комиссию экспертов, поручив ей провести экспертное исследование и сделать на основании его выводы. Эксперт, ранее проведший такое исследование, включается в состав комиссии.

Это дает ему возможность как отстаивать свою первоначальную позицию, так и изменить ее с учетом квалифицированного мнения других членов комиссии.

Читайте также:  Статья 29. Национальный режим в отношении товаров, происходящих из иностранных государств

Если все члены комиссии придут к общему выводу, они формулируют его в общем заключении.

Если эксперт по-прежнему придерживается иного вывода и не согласен с остальными членами комиссии, он может дать отдельное заключение или иные выводы по вопросам, вызвавшим разногласия (ст. 83 ГПК).

Если руководитель не согласен с выводами (заключением) комиссии экспертов (как, впрочем, и одного эксперта), он может направить вместе с заключением свое особое мнение (в письменной форме).

Главное заключается в том, что руководитель экспертного учреждения обязан направить оформленное заключение эксперта (комиссии экспертов) лицу или органу, назначившему судебную экспертизу.

Окончательное решение (принять экспертизу, не принять в качестве доказательства, назначить повторную) будет принадлежать суду, для которого заключение эксперта не является обязательным, но несогласие суда с заключением должно быть мотивировано в его решении или определении.

Во всех рассмотренных ситуациях принцип независимости эксперта не нарушается, он несет личную ответственность за данное им заключение.

Оформленное надлежащим образом заключение направляется экспертом (ст. 85 ГПК) или руководителем судебно-экспертного учреждения (ст. 15 ФЗ № 73) в суд, назначивший экспертизу.

Судебная экспертиза — профессиональная деятельность, которую можно сравнить с услугами. Качество в услугах определяется набором характеристик которые удовлетворяют предполагаемые потребности потребителя. Это определение сложно отнести к судебной экспертизе, поскольку в судебном процессе участвуют три потребителя этой услуги — непосредственно суд, представители сторон, истцы и ответчики.

Подробнее…

Обоснованность и доказательственное значение заключения эксперта

Принципами государственной судебно-экспертной деятельности в России являются объективность, всесторонность и полнота исследований, которые должны проводиться с использованием современных достижений науки и техники.

Заключение эксперта должно быть основано на таких положениях, которые позволяют проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных.

Одна из основных обязанностей эксперта — дать обоснованное и объективное заключение по поставленным перед ним вопросам [1, ст. 4, 8, 16, 25].

Обоснованность заключения эксперта предполагает прежде всего обоснованность его выводов. Отраслевое законодательство обязывает эксперта указать в заключении не только выводы по поставленным перед ним вопросам, но и обоснование этих выводов (п. 10 ч. 1 ст. 204 УПК РФ; п. 8 ч. 2 ст. 86 АПК РФ; п. 9 ч. 2 ст. 82 КАС РФ).

На практике логический и научный аспекты обоснованности заключения эксперта связаны. Любые недостатки в обоснованности могут повлечь ошибочные выводы эксперта и, как следствие, привести к судебной ошибке.

Существование проблемы логической обоснованности обусловлено ошибками экспертов в процессе логических рассуждений. Исторически эта проблема сопровождает всю экспертную деятельность.

Проблема научной обоснованности обусловлена несовершенством применяемых экспертами методов и методик исследования, которые могут быть не вполне надежными и достоверными, могут не вполне соответствовать современным положениям непрерывно развивающейся соответствующей отрасли науки; нарушениями пределов применимости конкретной методики; несовершенством используемого технического оборудования (приборы и инструменты), недостатками химических реактивов и т. п.

Так, в 1993 г. Верховный суд США своим постановлением принял правила (Daubert ruling) для судей по учету заключения судебной экспертизы, согласно которым, в частности, любая судебно-экспертная методика должна иметь четко определенную вероятность ошибок.

После этого в США стали ставить задачи приведения методического обеспечения экспертиз в соответствие с этими правилами [2]. В 2009 г.

по итогам проведенных исследований Национальная академия наук США опубликовала доклад, в котором были подвергнуты острой критике используемые в уголовном судопроизводстве экспертные методики, в том числе судебно-медицинские.

Раскрыты факты многочисленных экспертных ошибок, повлекших неправосудные обвинительные приговоры. В качестве одной из причин такого положения дел указан некритический подход к оценке научной обоснованности и объективности заключений судебных экспертов [3].

В условиях ускорения научно-технического прогресса, развития и усложнения судебно-экспертной методологии расширяются возможности судебных экспертиз.

Кроме того, с учетом предъявляемых к заключению эксперта требований актуализируется описание степени обоснованности выведенного экспертом знания с помощью категории «вероятность», создаются предпосылки для формулирования не категорических, а вероятностных выводов.

Предлагаем подробное рассмотрение одного из аспектов проблемы об-основанности заключения эксперта: дискуссионные вопросы о формах выводов эксперта, позволяющих адекватно передавать выведенное экспертом знание субъекту оценки и использовать заключение эксперта в процессуальном доказывании следователю, дознавателю, прокурору, суду, и о доказательственном значении этих выводов.

Рассуждения в статье строятся на примере судебно-медицинской экспертизы. Использование судебных экспертиз этого класса обусловлено следующими причинами:

Во-первых, в отечественной судебной медицине проблеме обоснованности выводов придается традиционно важное значение. Так, еще в первой половине XIX в. в «Наставлении врачам при судебном осмотре и вскрытии мертвых тел» указывалось, что судебный врач обязан «различать то, что никакому сомнению не подлежит, от того, что только вероятно» [4].

В последние десятилетия в научной и методической литературе пристальное внимание уделяется логическим и иным ошибкам судебно-медицинских экспертов [5—8], аргументируется необходимость математического описания процессов и явлений, изучаемых судебной медициной с помощью теории вероятностей, и предпринимаются попытки систематизации судебно-медицинских приложений этой теории [9].

Во-вторых, при решении распространенной и одной из наиболее сложных задач криминалистики и судебной экспертизы — идентификации личности в современной судебной медицине уже не используются традиционные методы биологии (анализ ферментов или типирование групп крови), которые позволяли устанавливать лишь различия в объектах биологического происхождения; их заменила новая технология идентификации — молекулярная генетика [10]. Обязательной при этом считается вероятностная оценка генетической идентичности объектов экспертизы, что объясняется возможностью случайного совпадения индивидуализирующих признаков разных индивидуумов [11].

В теории уголовного процесса и судебной экспертизы выводы экспертов делят (по степени уверенности экспертов в своих выводах) на категорические и вероятностные (вероятные).

Доказательственное значение последних подвергается сомнению.

Распространено мнение, что в основу судебного решения могут быть положены только категорические выводы, что вероятное заключение источником доказательств быть не может [12—14].

В постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 16.03.1971 № 1 разъяснялось, что «вероятное заключение эксперта не может быть положено в основу

§ 17. Принцип всесторонности, полноты и объективности

Для характеристики данного принципа следует иметь представление прежде всего о понятии и содержании составляющих его основных компонентов — всесторонности, полноты и объективности.

https://www.youtube.com/watch?v=OkNUzcp0ofg\u0026t=2826s

Всесторонность исследования обстоятельств заключается в исчерпывающем познании всех обстоятельств, входящих в предмет доказывания и имеющих значение для дела. Всесторонности исследования содействуют выдвижение и проверка всех возможных версий, ибо они определяют направление расследования, предотвращают односторонность и обеспечивают правильный ход доказывания.

Полнота — это требование, обращенное к исследованию доказательств.

Она означает получение необходимой совокупности доказательств, достаточной для подтверждения обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу.

В ходе расследования и рассмотрения дела полнота собранных доказательств может быть разной. Однако она должна быть такой, чтобы обеспечить необходимую совокупность доказательств для принятия решения.

Объективность — это подход к исследованию обстоятельств и доказательств по делу. Она представляет собой непредвзятое, беспристрастное исследование как уличающих, так и оправдывающих, как отягчающих, так и смягчающих вину обвиняемого обстоятельств.

В целях обеспечения незаинтересованности закон определяет условия, при которых исключается возможность участия в деле судьи или присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, секретаря судебного заседания, эксперта, специалиста, переводчика (ст. 61-72 УПК и § 5 гл. 4 учебника).

Объективный подход позволяет собрать доказательства, избежать односторонности и исследовать обстоятельства уголовного дела со всех сторон.

Конституция РФ и УПК не содержат правовых предписаний, которые прямо предусматривают общее нормативное требование о том, что при производстве по уголовному делу факты, на основе которых делаются выводы о виновности или невиновности в совершении преступления лица, привлекаемого к ответственности, о квалификации содеянного и наказании, о том, как надо решить другие вопросы, должны исследоваться всесторонне, полно и объективно. Другими словами, в основных законодательных актах отсутствуют прямые указания на то, что по каждому уголовному делу надлежит устанавливать то, что можно было бы называть истиной, правдой, подлинной картиной события, поступка, деяния, дающего основание для применения в отношении конкретного лица уголовной ответственности и назначения ему предусмотренного законом наказания.

Однако это не означает, что в данной весьма ответственной сфере правоприменительной деятельности допускается возможность игнорирования общих закономерностей познания, одна из которых, как известно, требует, чтобы объекты исследовались со всех сторон и на основе совокупности всех достоверно установленных фактов.

Системный анализ комплекса уголовно-процессуальных норм, регламентирующих доказывание, его предмет, а равно определяющих требования, предъявляемые к средствам доказывания — доказательствам, цели доказывания и т.п., позволяет прийти к отрицательному заключению относительно существования такой возможности.

Хотел того законодатель или не хотел при одобрении действующего УПК — в нем отчетливо прослеживается давно (еще со времен УУС 1864 г.

) и надежно утвердившаяся в российском уголовном судопроизводстве ориентация судов и других правоохранительных органов на необходимость установления правды, истины при принятии решений, связанных с признанием кого-то преступником и применением к нему уголовного наказания.

В частности, такую ориентацию вполне можно усматривать в том, что сказано в ст. 6 УПК.

Ее предписания объявляют назначением уголовного судопроизводства, с одной стороны, защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступления, а с другой — ограждение лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, от незаконного обвинения, осуждения, необоснованного ограничения прав и свобод. Совершенно очевидно, что данная двуединая задача может быть решена лишь тогда, когда устанавливаются обстоятельства как те, которые подтверждают факт совершенного уголовно наказуемого деяния и чью-то виновность в этом, так и те, которые опровергают событие преступления и причастность конкретного лица к его совершению, смягчают его вину. По сути своей такая ориентация — признание необходимости всестороннего, полного и объективного исследования материалов любого уголовного дела.

Такой же вывод напрашивается и при анализе ст. 73 УПК, определяющей предмет доказывания (круг обстоятельств, подлежащих доказыванию), а также ст. 85 УПК, требующей, чтобы доказывание осуществлялось с целью установления всех обстоятельств, входящих в предмет доказывания. Предписания подобного рода можно обнаружить и в других статьях УПК, например, в ст. 273, 294, 365, 377, 379-388 УПК.

Читайте также:  Статья 12. права донора

Общие условия предварительного расследования, связанные с его всесторонностью, объективностью, полнотой и быстротой

К оглавлению

Глава 10. Предварительное расследование и его общие условия

§ 4.      Общие условия предварительного расследования, связанные с его всесторонностью, объективностью, полнотой и быстротой

  • К предварительному расследованию предъявляются требования: всесторонности (исследования дела со всех сторон, с позиций версий как обвинения, так и защиты), объективности (непредвзятости действий и решений, точного отражения в них действительности), полноты (достаточности собранных доказательств и установленных фактов) и быстроты.
  • Эти требования обеспечиваются следующими общими условиями предварительного расследования:
  • соединение и выделение уголовных дел,
  • незамедлительное начало, установление сроков предварительного расследования,
  • недопустимость разглашения данных предварительного расследования (тайна предварительного расследования),
  • общие правила производства следственных действий,
  • установление обстоятельств, способствовавших совершению преступления,
  • восстановление утраченных уголовных дел.

Соединение уголовных дел предстает в виде права органа расследования объединить в одном производстве несколько отдельных уголовных дел для обеспечения всесторонности, объективности и полноты расследования (ст. 153).

Основаниями для соединения дел являются участие или прикосновенность различных лиц к одним и тем же преступным деяниям или связь различных преступных деяний с одними и теми же лицами. Условием соединения дел является наличие возбужденных и расследуемых дел, поскольку в одном производстве могут быть соединены только уголовные дела, но не какие-либо другие материалы.

Соединение дел допускается на основании постановления прокурора. Срок объединенного дела приравнивается к сроку того из соединяемых дел, у которого он наибольший.

Выделение уголовного дела означает изъятие из основного производства части его материалов в качестве самостоятельного уголовного дела (ст.

154) в целях обеспечения: а) объективности расследования путем создания специального режима производства (индивидуализации) для отдельных категорий лиц; б) быстроты расследования и его «процессуальной экономии», т. е.

возможности продолжать или завершить досудебное производство, несмотря на возникшие препятствия.

Дела выделяются в отношении обвиняемых (подозреваемых) или преступлений (фактов).

Условием для выделения уголовного дела является обеспечение всесторонности и объективности расследования и разрешения дела (ч. 2 ст. 154).

Если уголовное дело выделяется для расследования нового преступления или в отношении нового лица, то при выделении дела в том же постановлении решается вопрос и о его возбуждении.

Выделение дела оформляется мотивированным постановлением прокурора, следователя, дознавателя, причем без согласования с прокурором.

Новый УПК РФ наряду с выделением уголовного дела допускает выделение в отдельное производство материалов уголовного дела по преступлениям, не связанным с расследуемым делом (ст. 155).

Срок предварительного расследования является важным его условием. Он обеспечивает: а) контроль за ходом следствия (в том числе со стороны потерпевшего и обвиняемого); б) международно-правовой принцип на доступ к правосудию без неоправданной задержки (п. «с» ч. 3 ст.

14 Пакта о гражданских и политических правах); в) максимальное сокращение времени между наказанием и преступлением как условие эффективности наказания; г) время действия мер процессуального принуждения. Срок предварительного расследования регламентируется отдельно для дознания (ст.

223) [1] , для предварительного следствия (ст. 162).

Срок предварительного следствия составляет 2 месяца со дня возбуждения дела и до дня направления его прокурору либо прекращения дела.

Этот срок может быть продлен в три этапа: а) до 6 месяцев прокурором районного уровня; б) до 12 месяцев прокурором уровня субъекта федерации; в) до истечения сроков давности Генеральным прокурором РФ или его заместителем. При возвращении уголовного дела на дополнительное следствие прокурором (п. 3 ч.

1 ст. 221), а также при возобновлении приостановленного или прекращенного дела надзирающий прокурор устанавливает срок дополнительного следствия в пределах одного месяца.

Недопустимость разглашения данных (тайна) предварительного расследования (ст. 161) является необходимым ограничением гласности в целях наиболее эффективного достижения на этой стадии процесса общественных и частных интересов. Пределы гласности предварительного расследования определяет орган, его осуществляющий.

Тайна предварительного расследования обеспечивается следующими процессуальными мерами:

отобрание органом предварительного расследования подписки в этом у лиц, участвующих в процессе (ст. 161);

засекречивание данных о личности свидетеля, потерпевшего (ч. 9 ст. 166);

мерами неразглашения частных данных, предпринимаемыми при обыске (ч. 7 ст. 182);

мерами по неразглашению данных государственной тайны, содержащихся в материалах дела (ч. 2 ст. 217).

Для неразглашения данных расследования используются и непроцессуальные меры (режим хранения уголовных дел; оформление допуска для лиц, ведущих расследование; оперативно-розыскные мероприятия).

Общие правила производства следственных действий, обеспечивающие всесторонность, объективность и полноту расследования.

Правила производства следственных действий относятся к общим условиям предварительного расследования и в целом будут рассмотрены в следующей главе пособия.

Однако некоторые из них прямо обеспечивают всесторонность, объективность и полноту расследования. Прежде всего, это а) участие понятых; б) ведение протоколов; в) применение технических средств, г) участие специалиста.

Участие понятых (в количестве не менее двух) обеспечивает удостоверение факта производства следственного действия, а также его содержания, хода и результатов.

Участие понятых обязательно при следственном осмотре, следственном эксперименте; обыске; выемке; осмотре и выемке задержанных почтово-телеграфных отправлений; осмотре фонограммы контроля и записи переговоров; предъявлении для опознания; проверки показаний на месте; наложения ареста на имущество.

В труднодоступной местности при отсутствии надлежащих средств сообщения, а также, если производство следственного действия связано с опасностью для жизни или здоровья людей, следственные действия можно производить без участия понятых (ст. 170).

Обязательность ведения протоколов обеспечивает объективность расследования. Протокол – это письменный процессуальный документ, фиксирующий ход и результаты следственного действия (ст. 166).

Протокол составляется следователем или дознавателем в ходе следственного действия или непосредственно после его окончания так, чтобы охватить все юридически значимые моменты следственного действия. Форма протоколов предусматривается соответствующими бланками, установленными приложениями к ст.

476 УПК и инструкциями Генеральной Прокуратуры РФ. Протокол предъявляется для ознакомления всем лицам, участвовавшим в следственном действии, подписывается ими и следователем или дознавателем.

Наряду с протоколом, при производстве следственного действия самим органом предварительного расследования либо привлеченным им специалистом могут применяться также технические средства и способы обнаружения, изъятия и фиксации следов преступления и вещественных доказательств, а также хода и результатов следственного действия: фотографирование, киносъемка, аудио- и видеозапись.

В целях полного и достоверного исследования обстоятельств дела к участию в деле может привлекаться специалист — лицо, облада­ющее специальными знаниями в отдельных отраслях человеческой деятельности (ст. 58, 168). О формах участия специалиста см. § 6 гл. 5 пособия.

Специалист может участвовать в любом следственном действии как по инициативе органов расследования, так и по ходатайству иных участников процесса, в первую очередь — защитника и обвиняемого. Участие специалиста является обязательным: а) судебно-медицинского эксперта или иного врача в осмотре трупа (ч. 1 ст.

178); б) врача в освидетельствовании, связанном с обнажением лица другого пола, чем следователь (ч. 4 ст. 179); в) педагога или психолога в допросе несовершеннолетнего (ч. 1 ст. 191; ч. 3 ст. 245).

Восстановление утраченных уголовных дел – это деятельность органов предварительного расследования по повторному собиранию доказательств об обстоятельствах, подлежащих установлению по делу, путем проведения следственных действий, истребования и приобщения представленных материалов (включая копии и подлинные материалы первоначального производства), оценки их в совокупности и принятие новых решений либо подтверждение ранее принятых. [2]

Данное общее условие расследования предусмотрено ст. 1581 УПК и, по сути, является особым производством (досудебным и судебным). Оно имеет специальный предмет доказывания — утраченное дело и специальную цель — восстановление материалов.

Пределы восстановления дела определяются условиями, вытекающими из принципов недопустимости повторного привлечения к ответственно­сти за одно и то же (non bis in idem — лат.) и презумпцией невиновности.

Поэтому отмена и изменение судебных решений по утраченному делу допускаются только судом в соответствующих процессуальных формах, а сомнения по поводу невосстановленных материалов толкуются в пользу обвиняемого.

Восстановление утраченного уголовного дела либо его материалов производится по постановлению прокурора, а в случае утраты уголовного дела или материалов в ходе судебного производства — по решению суда, направляемому прокурору для исполнения.

При этом процессуальные сроки исчисляются в общем порядке, т. е. не текут заново.

Способами восстановления дела являются: а) получение сохранившихся копий и подлинников материалов дела, их техническая реставрация; б) производство следственных действий.

Установление обстоятельств, способствовавших совершению преступления, направлено на предупреждение преступлений и является обязанностью следователя и дознавателя (ч. 2 ст. 73).

Эти обстоятельства делятся на три группы: 1) антиобщественная направленность самой личности обвиняемого, 2) условия ее формирования, 3) обстановка совершения преступления. Для устранения причин и условий преступления следователь или дознаватель выносят мотивированное представление (ч. 2 ст.

158), которое должно быть рассмотрено соответствующими должностными лицами не позднее одного месяца со дня его вынесения.

Ссылка на основную публикацию