Глава iv.1. общие принципы разграничения полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъекта российской федерации

Вопрос о компетенции государственных и общественных институтов является ключевым для конституционного и административного права. Его решение лежит в сфере разграничения предметов ведения и полномочий между федеральным, региональным и местным уровнями власти, которая остается потенциально конфликтным полем.

Это порождает много серьезных проблем в условиях вертикальной разбалансированности системы государственного управления, когда между ее звеньями нет четкого разграничения компетенции, а, следовательно, и ответственности перед населением за конкретные дела.

Действительно, нахождение оптимальных способов разграничения компетенции органов власти различных уровней в федеративном государстве имеет принципиально важное значение для эффективного и устойчивого функционирования общества и государства, включая его социально-экономическую сферу.

Понятие «компетенция» играет заметную роль в большинстве отраслей действующего права, поскольку тесно связано с основами деятельности субъектов не только публично-правовых, но и частноправовых отношений.

Конституционное право нуждается в данной теории преимущественно в рамках исследования проблем разделения государственной власти как по вертикали, так и по горизонтали.

Компетенция — понятие сугубо формальное и универсальное применительно к любым моделям политического режима, характеристикам государственной политики, социально-экономическим и административно-политическим условиям и другим обстоятельствам. Целеполагание в ее рамках может быть абсолютно произвольным. Понятие цели применимо к характеристике системы реализации компетенции.

В качестве базового определения категории «компетенция» для последующего критического анализа может быть принято следующее определение, данное Ю.А. Тихомировым: «Компетенция есть комплекс легально установленных способов осуществления публичных функций». Ю.А. Тихомиров пишет о компетенции: «Она состоит из элементов двоякого рода.

К собственно компетенционным элементам относятся предметы ведения как юридически определенные сферы и объекты воздействия, а также властные полномочия как гарантированная законом мера принятия решений.

К сопутствующим элементам следует отнести, прежде всего, цели как долгосрочную нормативную ориентацию, выражающуюся в непрерывном решении возникающих задач посредством осуществления компетенции».

Примерно так же считают сторонники Ю.А.

Тихомирова, утверждая, что компетенция «характеризует применительно к субъекту его права и обязанности (то есть каким образом, как этот субъект осуществляет воздействие) в той или иной сфере (то есть в чем, на что субъект может осуществлять воздействие) с целью выполнения его функций (то есть направления такого воздействия в соответствии с целями и задачами деятельности субъекта), имеющие пространственно-территориальные либо иные установленные рамки (то есть пределы такого воздействия)».

Понятие «компетенция» (от лат. «сотрetere» — достигаю, добиваюсь; соответствую, подхожу) толковые словари трактуют как «совокупность полномочий (прав и обязанностей) какого-либо органа или должностного лица, установленная законом, уставом данного органа или другими положениями».

В новейших энциклопедиях данный термин определяется практически идентично как «совокупность установленных нормативными правовыми актами прав и обязанностей (полномочий) организаций, органов, должностных лиц, а также лиц, осуществляющих управленческие функции в коммерческих организациях».

Основные акценты в современном понимании структуры исследуемого понятия «компетенция» в свое время были расставлены российским законодателем в Федеральном законе «О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации» от 24 июня 1999 г. (утратил силу). Этот закон предполагал выделение в структуре компетенции как раз предметов ведения и полномочий.

Понятие «предмет ведения» в Законе определялось как сфера общественных отношений, регулирование которой отнесено Конституцией к компетенции Российской Федерации, субъекта РФ или одновременно к ведению Федерации и субъекта РФ.

В данных сферах общественных отношений (по предметам ведения) Федерация и субъекты осуществляют государственно-властную деятельность, в ходе которой принимаются законы и иные нормативные правовые акты, в которых в том числе определяются полномочия государственных органов Российской Федерации и ее субъектов в рамках их предметов ведения. Как следовало из положений данного Закона, полномочия органа государственной власти представляют собой его права и обязанности в отношении принятия правовых актов, а также осуществления иных государственно-властных действий. Таким образом, полномочия производны от предметов ведения.

По смыслу указанного Федерального закона, по предметам ведения Российской Федерации полномочия определяются и реализуются федеральными органами, по предметам ведения субъектов Федерации — органами государственной власти субъектов Федерации, но на основе федеральной Конституции, а по предметам совместного ведения — совместно органами государственной власти Федерации и ее субъектов.

Компетенцию органа государственной власти Федеральный закон определял как совокупность полномочий органа государственной власти по предметам ведения, установленным Конституцией РФ и принятыми в соответствии с ней конституциями (уставами) субъектов Федерации.

Иными словами, определяя предметы ведения как сферу общественных отношений, регулирование которой отнесено Конституцией РФ к компетенции соответствующего субъекта права, а полномочия — как права и обязанности в отношении принятия правовых актов, а также осуществления иных государственно-властных действий, Закон устанавливал компетенцию как совокупность полномочий по предметам ведения.

Однако в настоящее время указанный Федеральный закон утратил силу в связи с принятием Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» от 4 июля 2003 г. Многие положения утратившего силу Закона вошли в новую редакцию этого Федерального закона, среди которых, однако, нет приведенных выше.

Следовательно, в настоящее время нет и официального определения указанных понятий. Однако исключение из текста закона приведенных определений не означает, что федеральный законодатель понимает под указанными понятиями что-то иное.

По существу, нормы утратившего силу Федерального закона основывались на разработанных в юридической науке положениях о том, что полномочия составляют содержание компетенции, а предметы ведения — ее сферу, что представляется вполне обоснованным и без законодательного закрепления.

Нередко в правовой литературе, а равно и в нормативно-правовых актах, понятия «предметы ведения» и «полномочия» используются некорректно. В частности, зачастую предметы ведения понимаются как часть компетенции конкретных органов государственной власти.

С учетом анализа федерального и регионального законодательства необходимо констатировать, что «предметы ведения органов государственной власти» — понятие объективно существующее и раскрывающее свое значение в федеральных законах и законах субъектов РФ, регламентирующих определенные сферы государственной власти и управления.

В этой связи представляется целесообразным исходить из устоявшейся в современной отечественной науке позиции, согласно которой разграничение предметов ведения как сферы компетенции является частью отношений Федерации и ее субъектов, а разграничение полномочий как содержания компетенции — частью отношений между отдельными министерствами и ведомствами или органами Федерации и ее субъектов.

Так, едва ли оправданно использовать понятие «ведение» применительно к компетенции органов государственной власти. Более целесообразно использовать понятие «полномочия органа государственной власти».

В этой связи п. «а» ст.

71 Конституции РФ должен быть интерпретирован следующим образом: в ведении Российской Федерации находится «федеральное законодательство, в том числе Конституция Российской Федерации».

Компетенция предстает как совокупная характеристика властных возможностей органов и должностных лиц государственной (иной публичной) власти, определяющая, какие управленческие действия, с какой степенью самостоятельности и в каких сферах они вправе совершать.

Вмешательство в компетенцию другого уровня государственного управления — одна из наиболее распространенных ошибок правового регулирования компетенции.

Чаще всего она проявляется в присвоении полномочий федеральных органов или обращении к предметам ведения Федерации органами государственной власти субъектов РФ.

Так, наиболее характерными нарушениями являются: неправомерное установление налоговых ставок или освобождение от внесения обязательных платежей в бюджеты; неправомерное правотворчество в области бюджетного законодательства (произвольное определение порядка формирования и расходования средств внебюджетных и бюджетных фондов и др.) — соответствующий случай имел место в Республике Адыгея; установление собственного порядка лицензирования отдельных видов деятельности (как, например, в Архангельской, Тульской, Курганской областях) и т.п.

Логика отнесения тех или иных отраслей законодательства к предметам ведения Российской Федерации или предметам совместного ведения не всегда очевидна, а иногда и вовсе порочна (как, например, в случае с отнесением жилищного законодательства к совместному ведению субъектов и федерального центра при том, что данная совокупность правовых норм в настоящее время является органичной, трудно вычленимой частью гражданского законодательства, отнесенного, в свою очередь, к ведению Федерации).

Многие авторы справедливо отмечают отсутствие серьезной проработки конституционного разграничения предметов ведения, что во многом и стало источником конфликта законодателей.

Наиболее важные направления общественной деятельности, бесспорно, отнесены к ведению Федерации, все остальное — к совместному ведению.

Назвать какие-нибудь более или менее значимые предметы исключительного ведения субъектов Российской Федерации весьма затруднительно.

Необходимо констатировать, что отсутствие единой терминологии при формулировании полномочий в актах федерального законодательства, — к примеру, полномочий федеральных органов исполнительной власти в положениях о министерствах, агентствах и службах, где они представлены то в виде задач, то в виде функций, то в виде прав и обязанностей соответствующих органов, — также не добавляет ясности и определенности в процесс разграничения компетенции между федеральным и региональным уровнями власти, сбивая с толку правоприменителей в субъектах РФ. Указанное обстоятельство свидетельствует об особой актуальности научно-практических разработок в области теории компетенции органов государственной власти. Указанные глубинные причины недостатков существующей системы вертикального разграничения компетенции дополняются рядом технических причин:

  • недостаточный учет в федеральном законодательстве особенностей регионального социально-экономического развития, неадекватные методы и механизмы правового регулирования, использованные федеральным законодателем, порождающие необходимость дополнительного регулирования соответствующих отношений, отнесенных к исключительному ведению Федерации;
  • слабость существующих и неприменение потенциальных механизмов конституционно-правовой ответственности и федерального вмешательства в дела субъекта Федерации в случае нарушения границ компетенции;
  • отсутствие сколько-нибудь действенной процедуры разрешения разногласий в сфере компетенции между органами государственной власти Российской Федерации и ее субъектов;
  • сепаратистские, местнические тенденции отдельных руководителей некоторых субъектов Федерации и др.

Возможно, последовательное устранение указанных причин со временем позволит преодолеть недостатки процесса разграничения компетенции внутри системы органов публичной власти в нашей стране.

Читайте также:  Статья 6.1. кодекс профессиональной этики нотариусов в российской федерации

Еще одним из принципиальных в теории компетенции является вопрос о перераспределении компетенции в процессе ее реализации. Действительно, компетенция органов государственного управления с течением времени и изменением обстоятельств может и должна изменяться.

В свете проводимой в Российской Федерации административной реформы, затрагивающей, безусловно, не только вопросы компетенции, но и множество других, с ними связанных, особую актуальность для нашей страны приобретает вопрос о перераспределении компетенции в системе государственных органов Российской Федерации.

О том, в каком направлении следует перераспределять предметы ведения и полномочия (в сторону децентрализации или наоборот).

Представляется, что при любом варианте (централизованном или децентрализованном) организации государственной власти в федеративном государстве установление компетенции должно базироваться на общем принципе оптимальности распределения предметов ведения и полномочий между соответствующими субъектами компетенции.

Безусловно, его содержание крайне неустойчиво и, очевидно, зависимо от множества привходящих условий и обстоятельств. Необходимо понимать, что предметы ведения между Федерацией и ее субъектами разграничивает сама Конституция Российской Федерации, и они не могут быть разграничены иными актами в принципе.

Разграничиваться могут только полномочия органов государственной власти — их права и обязанности по управлению определенной сферой общественных отношений.

В этой связи, например, предметы не могут быть переданы в ведение субъектов Российской Федерации или в сферу их совместного ведения с Российской Федерацией иначе, чем через внесение изменений в Конституцию Российской Федерации. Это, однако, не исключает передачи органам власти субъектов Российской Федерации осуществления конкретных полномочий по предметам ведения Российской Федерации.

Указанные обстоятельства предполагают разработку иных, более конкретных принципов установления компетенции органов государственной власти. Следует отметить, что в правовой науке уже выработаны некоторые подходы к этому процессу, составляющему основу практики государственного управления в целом.

Так, Ю.А. Тихомиров подчеркивает, что при определении компетенции необходимо соблюдать ряд принципов, среди которых ученый называет: «правовую связанность» компетенции (что означает реализацию конституционного принципа верховенства права и закона); четкое различение нормативных средств закрепления компетенции.

Среди таковых средств: общая характеристика объектов воздействия (для законодательных органов); закрытый перечень полномочий (для судов); полузакрытый перечень, когда он дополняется формулой «и иные полномочия, возложенные…

«; своего рода скрытые полномочия; презюмируемые полномочия, отражающие право вышестоящих структур принять к своему ведению любой вопрос; смешанные полномочия.

  • Кроме того, в качестве принципов он называет необходимость обеспечения строгого соблюдения самостоятельности и ответственности субъекта компетенции за ее осуществление; строгое обеспечение соотношения разных компетенций и их «взаимопереходов», что отражает сотрудничество органов и организаций.
  • Указанный перечень принципов имеет универсальный характер и применим к случаям установления компетенции всякого носителя определенных полномочий, будь то федеральный орган государственной власти или должностное лицо органа местного самоуправления.
  • Учет особенных внутрифедеральных отношений при разграничении предметов ведения и полномочий между Федерацией и ее субъектами предполагает расширение перечня принципов установления компетенции в федеративном государстве.

Так, более широко трактуя компетенцию разных уровней органов власти как разделение государственной власти между Российской Федерацией и составляющими ее субъектами, В.А.

Черепанов предлагает свой перечень принципов разграничения компетенции, в числе которых такие принципы, как субсидиарности, взаимного делегирования компетенции, достаточной необходимости федерального правового регулирования, рамочного законодательного регулирования по предметам совместного ведения, сотрудничества Российской Федерации и составляющих ее субъектов, солидарности и согласия, позитивного связывания, взаимной ответственности, сравнительной юридической силы актов Федерации и ее субъектов.

Разграничение полномочий госвласти между федеральными органами РФ и ее субъектами в сфере трудовых отношений

Юридическая энциклопедия МИП онлайн — задать вопрос юристу » Трудовые споры » Общие положения ТК РФ » Разграничение полномочий госвласти между федеральными органами РФ и ее субъектами в сфере трудовых отношений

На этот счет Трудовой Кодекс РФ дает четкие и ясные указания.

Содержание

Трудовое законодательство, согласно ст. 72 Конституции РФ, является совместным объектом властных структур Российской Федерации и местных органов государственной власти. Как же разграничиваются полномочия между федеральными органами власти и субъектами РФ?

Трудовой кодекс (ст.6) выделяет два критерия разделения властных функций:

  • по предмету регламентации;
  • по содержанию и объему.

Полномочия федеральных органов власти в сфере трудовых отношений 

На федеральных органах государственной власти лежит ответственность за принятие обязательных для всех без исключения регионов РФ законов, регулирующих отношения в области труда.

Федеральные органы власти устанавливают:

  • базирующиеся на государственной политике основы трудового права, в том числе нормативы и критерии, обеспечивающие охрану труда и безопасность производственных процессов;
  • уровень трудовых прав и свобод, дополнительные гарантии отдельным категориям трудящихся;
  • обязательства сторон при заключении и расторжении трудовых договоров;
  • условия материальной ответственности сторон трудового соглашения;
  • систему унифицированной государственной статистики в сфере труда;
  • основополагающие принципы социального партнерства.

К последнему пункту относятся также заключение и изменение коллективных трудовых соглашений, порядок ведения коллективных переговоров и способы разрешения коллективных и индивидуальных разногласий по вопросам условий и оплаты труда.

Полномочия органов государственной власти субъектов РФ в сфере трудовых отношений 

Реализация трудовых прав, заявленных федеральным законодателем, осуществляется на региональном уровне. Поэтому местные органы государственной власти имеют полномочия устанавливать дополнительные трудовые права и гарантии, осуществлять конкретизацию федеральных норм с учетом местных условий и возможностей.

Не урегулированные федеральными законами отношения в области трудового права входят в юрисдикцию субъектов РФ. При этом не должен снижаться уровень правовой защищенности работников. Более высокий по сравнению с федеральным, уровень трудовых прав и гарантий обеспечивается за счет региональных бюджетных накоплений.

Неизбежно возникает вопрос о приоритете федерального законодательства перед правовыми актами представительных органов власти в регионах. На этот счет Трудовой Кодекс РФ дает четкие и ясные указания.

Во-первых, согласно ТК, представительные органы субъектов РФ могут восполнять лакуны федерального законодательства,( несмотря на то, что свод законов о труде об этом умалчивает), и проводить опережающую регламентацию трудовых норм и прав, относящихся к полномочиям федеральных законодателей. Имеются в виду те случаи, когда необходимый закон еще не принят.

Во-вторых, главным условием выступает иерархическая соподчиненность между федеральным и региональным законотворчеством. Правовой акт, утвержденный местным органом власти, не может вступать в противоречие с установлениями федеральных органов.

Яркой иллюстрацией этого положения служит закон РФ от 19.06.2003 «О минимальном размере оплаты труда». Закон установил, что в период до введения минимума заработной платы, предусмотренного в ст.133, ч.1 ТК РФ, представители субъектов Российской Федерации имеют полномочия для принятия в пределах своей территории более высокой нормы оплаты труда.

Но такое право предоставляется только тем субъектам РФ, которые имеют необходимые для повышения минимума бюджетные средства.

Дотационные регионы лишены такой возможности. Убедительный пример обоснованного и полностью корреспондирующего с ТК РФ(ст.6) разграничения между законодательной деятельностью представительных органов власти Российской Федерации и ее субъектов.

Трудовое законодательство РФ сохраняет приоритет трудовых прав и гарантий работников, поэтому в том случае, когда региональный закон снижает их, применяются федеральные нормы трудового законодательства.

Кузнецов Федор Николаевич

Опыт работы в юридической сфере более 15 лет; Специализация — разрешение семейных споров, наследство, сделки с имуществом, споры о правах потребителей, уголовные дела, арбитражные процессы.

Общие принципы разграничения полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъекта Российской Федерации

Под предметами ведения (государства и его субъектов) понимаются сферы общественных отношений, по которым соответствующие органы публичной власти осуществляют правовое регулирование.

Под полномочиями принято понимать права и обязанности соответствующего органа публичной власти, которыми он наделен для реализации задач и функций по предметам соответствующего ведения.

Компетенция — это совокупность всех властных полномочий органа публичной власти по соответствующему предмету ведения.

  • Основополагающие принципы разграничения властных полномочий между федеральным центром и субъектами Российской Федерации закреплены в Конституции Российской Федерации, а детализация содержится в Федеральном законе от 6 октября 1999 года № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации».
  • Конституция Российской Федерации, исходя из принципа трех сфер полномочий, закрепляет:
  • 1) предметы ведения Российской Федерации;
  • 2) предметы совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов;
  • 3) предметы ведения субъектов Российской Федерации.

Перечень предметов ведения Российской Федерации определен в ст. 71 Конституции РФ как закрытый и, следовательно, не подлежит расширительному толкованию. В ведении Российской Федерации находятся:

  1. — принятие и изменение Конституции Российской Федерации и федеральных законов, контроль за их соблюдением;
  2. — федеративное устройство и территория Российской Федерации;
  3. — регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина; гражданство Российской Федерации; регулирование и защита прав национальных меньшинств;
  4. — установление системы федеральных органов законодательной, исполнительной и судебной власти, порядка их организации и деятельности; формирование федеральных органов государственной власти;
  5. — федеральная государственная собственность и управление ею и др.

Перечень предметов совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов, так же является закрытым (ст. 72). Этот перечень, как правило, воспроизводится в конституциях и уставах субъектов Российской Федерации:

  • — обеспечение соответствия конституций и законов республик, уставов, законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации Конституции Российской Федерации и федеральным законам;
  • — защита прав и свобод человека и гражданина; защита прав национальных меньшинств; обеспечение законности, правопорядка, общественной безопасности; режим пограничных зон;
  • — вопросы владения, пользования и распоряжения землей, недрами, водными и другими природными ресурсами и др.
  • Предметы ведения субъектов Российской Федерации в федеральной Конституции четко не определяются. Конституция Российской Федерации закрепляет лишь отдельные сферы правового регулирования субъектов Российской Федерации:
Читайте также:  Законодательство о юридических лицах - советы юриста

— установление системы органов государственной власти (ч. 2 ст. 11 и ч. 1 ст. 77 Конституции РФ);

— принятие конституций, уставов (ч. 1 и 2 ст. 66 Конституции РФ);

— установление государственных языков республик (ч. 2 ст. 68 Конституции РФ) и др.

По остаточному принципу сюда относятся также все те вопросы, которые не вошли в первые две сферы (ст. 73 Конституции РФ), а это значит, что сфера правового регулирования субъектов достаточно широка.

Разграничение предметов ведения и властных полномочий возможно двумя способами: нормативно-правовыми актами (конституционным, уставным, законодательным способом) и договорным (например, имеется Договор от 11 июня 1996 года «О разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Ростовской области»). Соотношение между этими способами разграничения предметов ведения установлено в Федеральном законе от 6 октября 1999 года № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации»: приоритетным является нормативно-правовой способ, а договорный используется в исключительных случаях.

Конституция Российской Федерации закрепляет иерархию нормативных актов Российской Федерации и субъектов Российской Федерации: по предметам совместного ведения верховенство имеет федеральный закон, а по предметам ведения субъектов Российской Федерации приоритет перед федеральными законами имеют нормативно-правовые акты субъектов Российской Федерации (ч. 5, 6 ст. 76 Конституции РФ).

ВОПРОСЫ ДЛЯ ПОВТОРЕНИЯ

1. Каковы общие принципы и способы разграничения полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации?

2. Что относится к предметам ведения Российской Федерации, что — к предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов, а что — к ведению субъектов Российской Федерации?

3. В чем состоят особенности Российской Федерации по сравнению с другими федерациями мира?

Система государственного управления

В состав Российской Федерации начиная с 2007 г. входят 88 субъектов РФ, в том числе 21 республика. 7 краев, 48 областей, 2 города федерального значения, автономная область и 9 автономных округов.

По сравнению с другими государствами, имеющими федеративную форму государственно-территориального устройства. Россия включает наибольшее число субъектов (США — 50, Индия — 25, ФРГ — 16, Канада — 10).

В основу административно-территориального деления Российской империи было положено удобство управления.

Различались общее административно-территориальное деление и специальное: общее — для целей общегосударственного управления, специальное — для управления отдельными группами территориальных единиц.

Страна делилась на генерал-губернаторства, губернии, области, градоначальства, округа, уезды, волости, станы. В начале XX в в России было: 8 генерал-губернаторств, 78 губерний, 18 областей. 4 градоначальства, 2 военных губернаторства.

Губернии делились на две группы. В губерниях первой группы действовали новые земские и городские органы самоуправления, при этом традиционные администрации уступали им часть своих функций.

В губерниях второй группы в руках губернаторов по-прежнему сосредоточивались все полицейские, административно-хозяйственные и финансовые рычаги управления.

Все должностные лица, от генерал-губернатора до станового пристава, назначались.

Россия — государство многонациональное, хотя доля титульной русской нации превышает 80%; это больше, чем в иной стране, считающейся мононациональной.

Однако республики, округа выделены по национальному признаку, хотя титульная нация в них не является преобладающей в структуре населения.

В ряде субъектов РФ сочетаются вертикаль территориального построения по принципу «матрешки» (внутри одного субъекта РФ размешается другой субъект РФ) с горизонтальным построением власти по принципу «мозаики» (субъекты равноправны и независимы друг от друга).

Федеративным договором установлены предметы ведения и полномочия федеральных и региональных органов власти.

К предметам ведения Российской Федерации отнесены около 50 позиций; совместного ведения — 40; предметы ведения субъектов РФ не фиксированы, к ним отнесены все предметы ведения, за исключением предметов ведения Российской Федерации и совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ.

В своих нормативных актах субъекты РФ отражают до 50 полномочий собственного ведения1К примеру, в Канаде, являющейся федеративным государством, предметы ведения распределены соответственно следующим образом: 29 — 3 — 16.. В каждом предмете ведения содержатся полномочия и законодательного регулирования, и государственного управления.

Предметы ведения, установленные федеративным договором, подтверждены Конституцией РФ.

В ведении Российской Федерации находятся следующие вопросы общегосударственного значения:

  • принятие и изменение Конституции РФ и федеральных законов, контроль за их соблюдением;
  • федеративное устройство;
  • защита прав и свобод человека;
  • организация федеральных органов власти;
  • управление федеральной собственностью;
  • разработка основ федеральной политики;
  • финансовое, валютное, кредитное, таможенное регулирование, денежная эмиссия, ценовая политика;
  • федеральный бюджет;
  • федеральные энергетические системы, федеральный транспорт; деятельность в космосе;
  • внешняя политика, оборона и безопасность;
  • судоустройство, прокуратура; уголовное, гражданское, арбитражное законодательство;
  • метеорологическая служба, стандарты, официальный статистический и бухгалтерский учет.

Статус субъекта РФ определяется Конституцией РФ, а также конституцией республики, уставом края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа, принимаемыми законодательным (представительным) органом власти соответствующего субъекта РФ.

Отношения автономных округов, входящих в состав края (области), могут регулироваться федеральным законом и договором между органами государственной власти автономного округа и соответственно органами государственной власти края (области).

Статус субъекта РФ может быть изменен по взаимному согласию Российской Федерации и субъекта РФ в соответствии с конституционным законом. Границы между субъектами РФ могут быть изменены с их взаимного согласия.

Образование нового субъекта РФ возможно в результате объединения двух и более граничащих между собой субъектов РФ. Принятие в Российскую Федерацию и образование новых субъектов осуществляется только на добровольной основе. В состав России может быть принято иностранное государство или его часть.

Предметами совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ являются:

  • обеспечение соответствия конституций, законов, иных правовых актов субъектов РФ Конституции РФ и федеральным законам;
  • режим пограничных зон;
  • владение, пользование и распоряжение земельными угодьями, недрами, водными и другими природными ресурсами; охрана памятников;
  • разграничение государственной собственности, общие принципы налогообложения;
  • общие вопросы образования, науки, культуры; координация вопросов здравоохранения; социальная защита;
  • борьба с катастрофами, эпидемиями, стихийными бедствиями, ликвидация их последствий;
  • законодательство (административное, трудовое, семейное, жилищное, земельное, водное, лесное, о недрах, охране окружающей среды);
  • кадры судебных и правоохранительных органов, адвокатура, нотариат;
  • общие принципы организации государственной власти и местного самоуправления;
  • координация международных и внешнеэкономических связей субъектов РФ.

Установлен перечень полномочий органов власти субъектов РФ по предметам совместного ведения, финансируемых за счет средств бюджета субъекта РФ самостоятельно (за исключением субвенций из федерального бюджета). Данный перечень включает 41 полномочие.

В порядке исключения они могут финансироваться из федерального бюджета дополнительно. По другим полномочиям, не включенными в перечень, по предметам совместного ведения финансирование осуществляется за счет федерального бюджета.

Однако если исполнение полномочий не предполагает создания новых государственных учреждений или предприятий, то субвенции из федерального бюджета могут не выделяться.

По предметам ведения Российской Федерации принимаются федеральные конституционные законы и федеральные законы.

имеющие прямое действие на всей территории России. По предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ издаются федеральные законы (проекты согласовываются с субъектами РФ) и в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов РФ.

  • На исполнительные органы власти субъектов РФ могут возлагаться отдельные полномочия по предметам ведения Российской Федерации.
  • Вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения субъекты РФ обладают всей полнотой государственной власти.
  • Так, в области внешнеторговой деятельности они имеют право:
  • формировать и реализовывать региональные программы внешнеторговой деятельности;
  • заключать соглашения в области внешнеторговых связей с субъектами федеративных государств, административно-территориальными образованиями иностранных государств;
  • содержать представителей при торговых представительствах России в иностранных государствах за счет своих бюджетов.

Законы и иные правовые акты субъектов РФ не могут противоречить федеральным законам. В случае противоречия по предметам веления Российской Федерации и совместного веления действует федеральный закон.

  1. Несоответствие конституций, уставов, законов, других нормативных правовых актов субъектов РФ Конституции РФ и федеральным законам устраняется рассмотрением вопросов государственного строительства в конституционном судопроизводстве.
  2. Органы государственной власти субъекта РФ имеют право оспаривать в суде и вносить в Правительство РФ предложения об отмене либо приостановлении действия правовых актов министерств и ведомств Российской Федерации, которые регулируют вопросы, отнесенные к ведению субъекта РФ, и в ряде других случаев.
  3. Республика в составе Российской Федерации имеет следующие отличительные признаки:
  • конституция республики, республиканское законодательство;
  • республиканское гражданство;
  • государственный язык и собственные символы.

Правовое положение, или статус, других видов субъектов РФ определяется Конституцией РФ и их уставами. Конституции республик и уставы остальных субъектов имеют одинаковую юридическую силу.

Субъекты РФ самостоятельно в соответствии с Конституцией РФ и общими принципами организации государственной власти, установленными федеральным законом, учреждают систему представительных и исполнительных органов с учетом разграничения полномочий между Российской Федерацией и субъектами РФ. За субъектами РФ закрепляется определенный объем полномочий, которым наделяются их органы государственной власти.

При разграничении используется принцип делегирования полномочий, субсидиарности. Высшая инстанция берет на себя те функции, которые не может самостоятельно выполнять низшая.

Исполнение решений передается на тот уровень, который ближе к заинтересованному населению. В свою очередь субъекты РФ делегируют на более высокий уровень те функции, которые не могут выполнять самостоятельно.

Так обеспечивается взаимодополняемость управленческих функций.

Сфера ведения определяется на основе федерального закона и заключения между Российской Федерации и субъектами РФ двусторонних договоров и соглашений о разграничении предметов ведения и полномочий.

Договоры между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъекта РФ являются правовой формой разграничения предметов ведения и полномочий между федеральными и региональными органами власти.

Читайте также:  Статья 17. Сотрудники органов внешней разведки Российской Федерации

Разделение компетенции между органами государственной власти федерации и органами государственной власти субъектов в РФ

Способы распределения полномочий в сферах совместного ведения: 1) на основе закона; 2) на основе договора; 3) на основе закона и договора. Статьи 71, 72, 73 Конституции РФ распределяют компетенции.

Реализация по полноте разделения власти: а) на федеральном уровне удовлетворительная, ость органы законодательной, исполнительной и судебной власти; б) у субъектов РФ собственной является только законодательная, исполнительная власть (в рамках предмета своего ведения), только в 14 республиках собственными являются органы судебной власти.

Принципы разделения государственной власти между различными уровнями федеративной системы являются важнейшими факторами ее стабильности и эффективности функционирования.

Поиск оптимальной модели приобретает особое значение для РФ в условиях многообразия региональной структуры и ориентации субъектов РФ на расширение своей самостоятельности.

Определение конкретных, четких полномочий федеральных и региональных органов государственной власти по предметам их совместного ведения обозначено важнейшей задачей государственной политики Президентом РФ в Послании Федеральному Собранию 2001 г.

: «Сегодня это потенциально конфликтное поле следует минимизировать, точно определив, где должны быть полномочия федеральных органов, а где субъектов Федерации. Иначе эта ситуация будет порождать новые споры, будет использоваться противниками курса на укрепление Федерации»

статья 10 Конституции РФ закрепляет принцип осуществления государственной власти на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную, а также самостоятельность органов законодательной, исполнительной и судебной власти.

Речь идёт не о разделении абсолютно независимых властей, а разделении единой государственной власти (единство системы государственной власти является одним из конституционных принципов федерализма) на три самостоятельные ветви власти. Принцип разделения властей является основополагающим, ориентирующим, но не безусловным.

Согласно статье 11 Конституции РФ государственную власть осуществляют Президент РФ (он является главой государства, гарантом Конституции РФ, обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти, в системе федеральных органов поставлен на первое место и не отнесён непосредственно ни к одной из основных ветвей власти), Федеральное Собрание (парламент РФ, её законодательный и представительный орган, состоит из двух палат — Совета Федерации и Государственной Думы), Правительство РФ (возглавляет систему органов исполнительной власти РФ), суды РФ — Конституционный Суд РФ, Верховный Суд РФ, Высший Арбитражный Суд РФ и другие федеральные суды (осуществляют судебную власть, в частности, правосудие).

Помимо указанного в Конституции Правительства РФ действуют и другие федеральные органы исполнительной власти — федеральные министерства, федеральные службы и федеральные агентства, а также их территориальные органы.

Федеративный и иные договоры о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти ее субъектов

Договор о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ.

Фактически представляет собой 3 договора: Договор «О разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти РФ и органами власти суверенных республик в составе РФ», между федеральными органами государственной власти РФ и органами власти краев, областей,городов Москвы и Санкт-Петербурга РФ», и полномочий между федеральными органами государственной власти РФ и органами власти автономной области, автономных округов.

Договорный способ разграничения властных полномочий по вертикали в федеративном государстве следует рассматривать как вспомогательный, так как во всех основных сферах общественных отношений предметы ведения и полномочия должны быть разграничены нормативно.

Действующее законодательство установило порядок реализации договорного способа разграничения предметов ведения и полномочий между федеральными и региональными органами государственной власти. Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных и исполнительных органов власти субъектов РФ », во-первых, закрепляет предметный ограничитель, т. е.

предмет договора могут составлять лишь конкретные полномочия федеральных и региональных органов государственной власти, обусловленные исключительно экономическими, географическими и иными особенностями субъекта РФ и в той мере, в какой этими особенностями определено разграничение полномочий (предметом соглашений между федеральными и региональными органами исполнительной власти может быть только делегирование части имеющихся полномочий). Во-вторых, Законом закрепляется временной ограничитель, т. е. договор (соглашение) не может быть бессрочным, предельный срок действия договора составляет десять лет с возможностью досрочного расторжения (прекращения действия) как по соглашению сторон, так и по решению суда. В-третьих, Закон закрепляет концепцию несамоисполняющегося договора во внутрифедеративных отношениях, что предопределяет усложнение процедуры заключения и вступления в силу договоров и соглашений – договоры подлежат предварительному (до подписания договора Президентом РФ и главой региона) одобрению в законодательном органе субъекта РФ и утверждению подписанного договора федеральным законом. Соглашения между федеральными и региональными органами исполнительной власти вступают в силу после их утверждения постановлениями Правительства РФ. Такая процедура позволит исключить из договоров и соглашений положения, нарушающие принцип равноправия субъектов РФ (органы государственной власти любого субъекта РФ вправе по своему запросу получить проект договора или соглашения и высказать свои предложения и замечания).С разграничением властных полномочий между центром и регионами нормативно смысл заключения договоров в значительной степени утрачивается. Основное назначение внутригосударственных (равно как и внутрирегиональных) договоров и соглашений – конкретизация, уточнение, делегирование нормативно разграниченных властных полномочий при безусловном приоритете нормативного способа разделения власти по вертикали.

39. Конституционно-правовой статус Российской Федерации — это совокупность прав и обязанностей РФ как субъекта конституционно-правовых отношений. Конституционно-правовой статус РФ определяется следующими основными моментами:1)РФ — суверенное государство. Государственный суверенитет принадлежит только РФ, но не субъектам РФ. Провозглашение в ст.

5 К РФ республик государствами не соответствует понятию государства в конституционном и международном праве; 2)РФ имеет территорию, на которую распространяется ее суверенитет.Территория РФ в соответствии со ст.

67 Конституции РФ включает в себя:- территории ее субъектов (сухопутная территория);- внутренние воды (воды морских портов, заливов, бухт, губ, лиманов, «исторических вод» и других водных пространств, расположенных в сторону берега от исходных линий, от которых отсчитывается территориальное море);- территориальное море (примыкающий к сухопутной территории или внутренним морским водам государства морской пояс шириной до 12 морских миль);- воздушное пространство над сухопутной территорией, внутренними водами и территориальным морем высотой до 100 км.

РФ также обладает суверенными правами и осуществляет юрисдикцию на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне РФ.

Континеншельф(морское дно и недра подводных районов, простирающиеся за пределы его территориального моря на всем протяжении естественного продолжения его сухопутной территории (то есть вдоль берега) до внешней границы подводной окраины материка или на расстояние 200 морских миль от берега. когда внешняя граница подводной окраины материка не простирается на такое расстояние.

В случае, если шельф выходит за пределы 200 миль, внешняя его граница не может простираться далее 350 морских миль от берега или далее 100 морских миль от 2500-метровой изобаты, которая представляет собой линию, соединяющую глубины в 2500 м.

Исключительная экономическая зона — это прилегающий к территориальному морю морской район шириной до 200 морских миль от берега.

На континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне государство не обладает суверенитетом, так как эти территории не включаются в территорию государства.

На данных территориях государство обладает суверенными правами и юрисдикцией по разведке, разработке и сохранению естественных ресурсов, находящихся в водной толще, на дне и в его недрах;

3)гос языком РФ на всей ее территории является русский язык (ст. 68 К РФ). Республики вправе устанавливать свои госязыки, которые употребляются наряду с русским языком в органах госвласти, органах местного самоуправления, гос учреждениях республик;4)единое гражданство РФ.В соответствии со ст.

6 КРФ гражданство РФ является единым и равным независимо от оснований приобретения. Каждый гражданин РФ обладает на ее территории всеми правами и свободами и несет равные обязанности; 5)наличие высших органов гос власти. В соответствии со ст. 11 К РФ гос власть в РФ осуществляют Президент РФ как глава государства.

Федеральное Собрание (Совет Федерации и Государственная Дума) как законодательный (представительный) орган государственной власти Р Ф, Правительство РФ как орган исполнительной власти РФ, суды РФ как единая федеральная система (за исключением конституционных (уставных) судов субъектов Р Ф и мировых судей). Прокуратура РФ, согласно ст.

129 Конституции РФ, составляет единую централизованную систему с подчинением нижестоящих прокуроров вышестоящим и Генеральному прокурору РФ; 6) единая Конституция и правовая система. Конституция РФ имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории РФ.

Правовую систему РФ составляют Конституция РФ, федеральные конституционные законы, федеральные законы, законы субъектов РФ. В правовую систему РФ в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ включаются общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры;7) единое экономическое пространство.

В Р Ф товары, услуги и финансовые средства свободно перемешаются на всей ее территории. Не допускается установление таможенных границ, пошлин, сборов и каких-либо иных препятствий для свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств.

На территории Российской Федерации установлена единая денежная система: денежной единицей в Российской Федерации является рубль. Денежная эмиссия осуществляется исключительно Центральным банком Российской Федерации. Введение и эмиссия других денег в РФ не допускаются;8)государственные символы РФ. свои флаг, герб, гимн и столицу.

9)право участия в межгосударственных объединениях.В соответствии со ст. 79 Конституции РФ, РФ может участвовать в межгосударственных объединениях и передавать им часть своих полномочий в соответствии с международными договорами, если это не влечет ограничения прав и свобод человека и гражданина и не противоречит основам конституционного строя Российской Федерации.

Ссылка на основную публикацию