Статья 2. уничтожение химического оружия, хранящегося на территории российской федерации

Конвенция о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении (далее – КЗХО или Конвенция) была открыта к подписанию Генеральным секретарём ООН (депозитарий) в Париже 13 января 1993 года и вступила в силу 29 апреля 1997 года (через 180 дней после сдачи на хранение 65-й ратификационной грамоты, статья XXI КЗХО). Россия, имевшая самые крупные запасы химоружия в мире (порядка 40 тыс. тонн), стала полноправным участником Конвенции 5 декабря 1997 года.

КЗХО – международно-правовой документ, направленный на решение двух важных задач. Первая – ликвидация целого класса опасного вида оружия массового поражения под строгим международным контролем (разоружение), вторая – запрещение производства и применения химоружия (предотвращение его распространения). Конвенция является бессрочной.

Для контроля за осуществлением КЗХО государства-участники учредили Организацию по запрещению химического оружия (ОЗХО), её штаб-квартира расположена в г. Гааге, Нидерланды. ОЗХО является международной площадкой для обсуждения всех вопросов, касающихся выполнения Конвенции.

Участниками КЗХО в настоящее время являются 193 государства. В 2015 году к Конвенции присоединились Мьянма и Ангола, в 2018 году – Государство Палестина. Вне её правового поля остаются Египет, Израиль (подписал КЗХО до её вступления в силу, но не ратифицировал), КНДР и Южный Судан.

Руководящие органы ОЗХО

В качестве руководящих органов ОЗХО учреждены: Конференция государств-участников (КГУ), Исполнительный совет (ИС) и Технический секретариат (ТС).

  • КГУ состоит из всех 193 государств-членов ОЗХО. Конференция собирается на очередные сессии ежегодно. Кроме того, раз в пять лет проводятся конференции по обзору действия КЗХО. Четвёртая Обзорная конференция состоялась 21-30 ноября 2018 года.
  • ИС подотчётен КГУ и состоит из 41 члена, которые избираются сроком на два года по принципу ротации. Его возглавляет председатель, избираемый на один год. При формировании состава ИС особое внимание уделяется справедливому географическому распределению, значимости химической промышленности стран, а также политическим интересам и интересам в сфере безопасности. Места в ИС распределены между региональными группами: африканская и азиатская – по 9, восточноевропейская – 5, группа государств Латинской Америки и Карибского бассейна – 7, западноевропейские и другие страны – 10. Также имеется одно место, которое каждые два года поочерёдно занимают страны латиноамериканской и азиатской групп. ИС проводит регулярные сессии три раза в год.
  • ТС (подотчётен ИС) возглавляет Генеральный директор, назначаемый КГУ по представлению ИС сроком на четыре года с возможным продлением на один четырехлетний период. С 25 июля 2018 года Гендиректором ТС является испанец Фернандо Ариас Гонсалес (срок окончания полномочий 24 июля 2022 года).

Для содействия выполнению предмета и целей Конвенции в состав ТС входят инспекторы, научные, технические и административные сотрудники различной квалификации.

ТС осуществляет проверочно-инспекционную деятельность в государствах-участниках для подтверждения выполнения положений КЗХО, оказывает содействие КГУ и ИС в реализации их функций и занимается другими задачами, порученными ему этими руководящими органами ОЗХО.

Сроки ликвидации химоружия

В соответствии с положениями КЗХО все запасы химоружия в мире должны были быть уничтожены через 10 лет после её вступления в силу – 29 апреля 2007 года. По решению государств-участников этот срок был продлен на 15 лет – до 29 апреля 2012 года (пункты 24-28 Приложения к КЗХО по осуществлению и проверке).

Основываясь на вышеуказанных положениях, на 11-й сессии КГУ (декабрь 2006 года) для России и США срок ликвидации национальных химарсеналов перенесён на 2012 год.

В соответствии с решениями 46-й (июль 2006 года) и 48-й (март 2007 года) сессий ИС продлены сроки уничтожения химоружия, оставленного Японией на территории Китая по окончании Второй мировой войны, и ликвидации Италией «старого химического оружия» (определение дано в КЗХО, п. 5 Статьи II).

Япония и Китай представили на 67-й сессии ИС (февраль 2012 года) план ликвидации оставленного японского химоружия, в соответствии с которым его уничтожение «предпочтительно» завершить не позднее конца 2016 года, за исключением захоронения в районе г. Хаэрбалинь, где процесс уничтожения продлится до 2022 года. По некоторым оценкам, в Китае захоронено от 700 тыс. до 2 млн. единиц «оставленных» боеприпасов.

  • Во исполнение решения 16-й сессии КГУ в ходе 68-й сессии ИС (май 2012 года) государства-обладатели представили подробные планы уничтожения химоружия, остающегося у них после 29 апреля 2012 года Россия объявила конечной датой завершения своей программы химразоружения 31 декабря 2015 года, США – 30 сентября 2023 года, Ливия – 31 декабря 2016 года.
  • В ходе 19-й сессии КГУ (декабрь 2014 года) принято решение о завершении уничтожения химического оружия в Российской Федерации не позднее 2020 года.
  • Ход ликвидации химоружия в государствах-обладателях

Российская Федерация на три года раньше установленного срока под международным контролем завершила уничтожение национальных запасов химического оружия. Последний химический боеприпас по указанию Президента Российской Федерации В.В.Путина ликвидирован 27 сентября 2017 года на объекте «Кизнер» (Удмуртская Республика). В общей сложности Россия уничтожила 39 тысяч 967 тонн отравляющих веществ.

В США, присоединившихся к Конвенции 29 апреля 1997 года и имевших в арсенале 31,500 тыс. тонн отравляющих веществ (являлись вторым крупнейшим обладателем запасов химоружия), процесс ликвидации национальных запасов химоружия не завершён.

К декабрю 2019 года было уничтожено порядка 95,75% запасов отравляющих веществ. Работы осуществляются на введённом в эксплуатацию в сентябре 2016 г. объекте в г. Пуэбло (штат Колорадо). Ещё один объект (г. Блю-Грасс, штат Кентукки) введён в эксплуатацию в январе 2020 года.

Процесс полной химдемилитаризации США должен завершиться лишь в 2023 году.

Ливия, ставшая членом КЗХО в 2004 году, к февралю 2014 года уничтожила 31,1 тонн иприта и начала подготовку к ликвидации менее опасных химикатов. В 2016 году Триполи заявил о невозможности уничтожения запасов химоружия в установленный срок (декабрь 2016 года).

Ввиду того, что ситуация в сфере безопасности в Ливии оставалась непростой, во избежание попадания оставшихся ливийских запасов химоружия в руки террористических группировок было принято решение об их вывозе за пределы страны для уничтожения за рубежом.

При этом Россия настояла на том, чтобы данное решение соответствовало положениям КЗХО и осуществлялось по «сирийскому сценарию», то есть с обязательным принятием на этот счёт резолюции СБ ООН (№ 2298 от 22 июля 2016 года).

В 2017 году под контролем ОЗХО завершено уничтожение на германском химпредприятии «ГЕКА» (г.Мюнстер) вывезенных в 2016 году с территории Ливии порядка 500 тонн прекурсоров химоружия.

Ирак, присоединившийся к КЗХО в 2009 году, представил в ОЗХО предварительную информацию о составе и структуре объявленных запасов только в октябре 2011 года. Методом сплошного бетонирования ликвидированы два бункера по хранению химоружия времен С.Хусейна.

Сирия стала участником КЗХО 14 октября 2013 года. К 23 июня 2014 года из Сирии были вывезены все имевшиеся на её территории компоненты химоружия. Они были уничтожены в конце 2015 года. ОЗХО удостоверила их уничтожение в январе 2016 г.

Во исполнение требований КЗХО и соответствующего решения ИС с конца 2014 года при содействии Управления по обслуживанию проектов ООН (UNOPS) велись работы по ликвидации 12 сирийских бывших объектов по производству химоружия (7 авиационных ангаров и 5 подземных бункеров). В конце декабря 2017 года уничтожены 7 ангаров и все подземные бункеры.

Сирийское «химдосье»

В рамках «сирийского досье» Гендиректор ТС учредил две специальные миссии. Первая — Миссия ОЗХО по уточнению первоначального объявления Сирии по Статье III КЗХО – МООС (создана в апреле 2014 года с согласия Сирии и под давлением западных государств).

Её задача – прояснение ситуации с якобы неполным декларированием части военно-химического потенциала Сирии.

Несмотря на то, что сирийцы проявляют беспрецедентную открытость в сотрудничестве с МООС, что неоднократно подтверждалось в документах ОЗХО и ООН, малообоснованные претензии к ним со стороны ТС и ряд стран Запада по-прежнему сохраняются.

Вторая — Миссия по установлению фактов применения химоружия в Сирии – МУФС (создана в апреле 2014 года). В круге ведения МУФС определено, что её целью является установление фактов, имеющих отношение к случаям предполагаемого применения химического оружия в Сирии. В настоящее время обе миссии продолжают свою работу.

С 13 ноября 2015 года начал свою работу Совместный механизм ОЗХО-ООН по расследованию случаев применения химоружия в Сирии (СМР), созданный на основании резолюции СБ ООН 2235 (2015).

В 2016 году его мандат был продлён ещё на год (резолюция СБ ООН 2319 от 17 ноября 2016 года).

Цель его работы заключалась в определении виновных в соответствующих преступлениях и представлении своих выводов в Совет Безопасности ООН.

Первые два доклада в основном носили общий информационный характер.

24 августа 2016 года СМР выпустил третий доклад, в котором сделал совершенно неубедительные выводы, основанные на недостоверных и зачастую сфальсифицированных фактах в отношении причастности сирийских военных к двум инцидентам с применением хлора (н.п.

Талменес – 21 апреля 2014 года и н.п. Сармин – 16 марта 2015 года) и о виновности ИГИЛ в использовании иприта (н.п. Мареа – 21 августа 2015 года), что, в отличие от первых двух случаев, не вызывает сомнения.

21 октября 2016 года вышел четвертый доклад, в котором вина за ещё один «хлорный инцидент» возлагалась на правительственные силы (н.п. Кменас – 16 марта 2015 года). По ещё пяти инцидентам СМР пришел к выводу, что представленная информация либо является противоречивой, либо её недостаточно, в связи с чем дальнейшее расследование по ним было прекращено.

Исходя из необходимости консолидации усилий по антитеррору в контексте применения в Сирии и Ираке химоружия, Россия согласилась на принятие резолюции СБ ООН 2319 (2016), предусматривавшей продление деятельности СМР на один год. При этом исходили из важности расширения действия мандата Механизма на сопредельные с Сирией страны и придание ему отчетливой антитеррористической направленности.

Читайте также:  Статья 6. законодательные гарантии прав ребенка в российской федерации

13 февраля 2017 года вышел пятый доклад, в котором фактически были подтверждены выводы двух предыдущих.

Шестой доклад СМР был представлен 23 июня 2017 года. Документ носил в основном технический характер, поскольку после продления мандата Механизма и смены его руководства он несколько месяцев фактически бездействовал, формируя новую команду экспертов.

4 апреля 2017 года после химинцидента с применением зарина в сирийском н.п. Хан-Шейхун США, Соединённое Королевство и Франция обвинили вооружённые силы Сирии в «новой» химической атаке. В итоге Вашингтон в обход СБ ООН нанёс ракетный удар по авиабазе «Шайрат», на которой базировались сирийские самолеты, якобы применившие в Хан-Шейхуне химбоеприпасы.

Целью седьмого доклада, вышедшего 26 октября 2017 года, являлось установление виновных в предполагаемом применении химоружия в двух случаях: в н.п. Хан-Шейхун (4 апреля 2017 года) и в н.п. Марат Умм-Хош (16 сентября 2016 года). В результате СМР возложил ответственность за применение зарина в н.п.

Хан-Шейхун на сирийские власти, иприта в н.п. Умм-Хош – на ИГИЛ. В своей работе СМР опирался главным образом на результаты деятельности МУФС, которая пришла к заключению о том, что в Хан-Шейхуне действительно использовался зарин.

Это было сделано во многом на основе данных, предоставленных сирийской вооруженной оппозицией.

За два с лишним года своей деятельности СМР так и не смог создать экспертный потенциал и технический инструментарий для проведения профессиональных и объективных расследований случаев применения химоружия в Сирии.

17 ноября 2017 года истёк срок действия мандата СМР. Нежелание США и их союзников деполитизировать и оптимизировать его деятельность не позволило продлить функционирование этой структуры.

Россия заблокировало его продление в СБ ООН.

7 апреля 2018 года с подачи сирийских оппозиционных структур стала поступать информация о том, что правительственные войска якобы нанесли удар с использованием химического оружия по удерживаемым боевиками территориям в г.

 Дума (Восточная Гута). В социальных сетях получил распространение отснятый аффилированной с тергруппировками НПО «Белые каски» видеоролик, запечатлевший оказание первой помощи местным жителям, будто бы пострадавшим от химатаки.

Место предполагаемого химинцидента в г. Дума оперативно обследовали российские военные эксперты – никаких подтверждений применения отравляющих веществ обнаружено не было.

10 апреля 2018 года сирийские власти официально обратились к ТС с просьбой направить на место предполагаемого инцидента экспертов для установления всех обстоятельств произошедшего.

Сформированная Гендиректором ТС экспертная группа МУФС отправилась в Сирию 12 апреля 2018 года, однако прибыла в Дамаск только 15 апреля 2018 года.

Тем не менее уже 14 апреля 2018 года США, Великобритания и Франция, не дожидаясь завершения расследования, нанесли ракетный удар по Научно-исследовательскому центру в г. Барза и другим сирийским объектам военной и гражданской инфраструктуры, где якобы хранилось химическое оружие, применённое в Восточной Гуте.

26 апреля 2018 года совместно с Дамаском в ОЗХО были организованы брифинг и пресс-конференция с участием сирийских граждан, якобы пострадавших от химатаки в г. Дума и показанных в псевдорепортаже «Белых касок». Большинство стран Запада отказались присутствовать на брифинге.

6 июля 2018 года вышел предварительный доклад МУФС по химинциденту в Думе, в котором говорится об отсутствии следов нервно-паралитических веществ во всех отобранных экспертами ОЗХО пробах.

1 марта 2019 года ТС распространил окончательный доклад МУФС по итогам расследования происшествия в Думе.

Его ключевым выводом является то, что баллоны с хлором, обнаруженные на месте предполагаемого инцидента, были сброшены с воздуха.

Таким образом, вина за произошедшее косвенно возлагается на сирийские правительственные силы, которые являются единственной стороной конфликта, использующей авиацию.

Российские специалисты, изучив раздел доклада о сброшенных с высоты баллонах с хлором, пришли к выводу о крайне малой вероятности такого сценария.

В середине мая 2019 года в открытом доступе появился инженерный отчет одного из экспертов ТС, участвовавшего в расследовании, который свидетельствует о постановочном характере этого инцидента.. Вместо того чтобы добросовестно разобраться с этой ситуацией руководство ОЗХО зпустило проверку в связи с утечкой внутреннего документа.

Кроме того, с критикой доклада МУФС выступил ряд международных обозревателей. В частности, группа британских учёных под руководством П.Робинсона подготовила аналитический материал, опровергающий ключевые выводы этого документа.

Ситуация с докладом получила широкий общественный резонанс в связи с публикацией порталом Wikileaks серии материалов, прямо указывающих на фальсификацию руководством ОЗХО доклада по Думе. По российской инициативе в 2020-2021 гг.

состоялась серия встреч членов Совета Безопасности ООН по «формуле Арриа», в которых приняли участие бывший инспектор МУФС, готовивший первоначальный инженерный отчет, а также ряд независимых журналистов и экспертов, проводивших собственные расследования данного эпизода.

 Накануне первой встречи в январе 2020 г. Генеральному секретарю ООН А.

Гуттеррешу передано письмо видных представителей западных общественно-политических и научных кругов с просьбой от НПО “Courage Foundation” вмешаться в ситуацию для воссоздания истинной картины произошедшего в Думе и восстановления репутации ОЗХО, которое осталось без ответа.

Атрибуция

26-27 июня 2018 года в Гааге состоялась специальная сессия КГУ (созвана по инициативе Великобритании при поддержке Австралии, Болгарии, Германии, Канады, Новой Зеландии, Польши, Румынии, США, Франции и Японии).

Семь мест в России, где хранили химоружие

Россия уничтожила последний килограмм своих боевых отравляющих веществ

В 1992 году при Управлении начальника войск радиационной, химической и биологической защиты (РХБЗ) Минпромторга России было создано Федеральное управление по безопасному хранению и уничтожению химического оружия.

В 2017-м году ему исполнилось 25 лет.  За эти годы возле каждого арсенала химоружия было создано по современному крупному объекту по промышленному уничтожению химического оружия.

Всего на территории России их построено семь.

химразоружение.рф

Построен и запущен в эксплуатацию в поселке Горный Саратовской области в декабре 2002 года. Находилось на хранении 1,1 тысяч тонн отравляющих веществ кожно-нарывного действия иприт и люизит в специальных крупнотоннажных емкостях. Полностью и безопасно уничтожены в 2005 году.

химразоружение.рф

Запущен в строй в 2005 году в Удмуртской Республике, где хранились 6,4 тысяч тонн отравляющих веществ кожнонарывного действия (люизит) в специальных крупнотоннажных емкостях. Все ОВ уничтожены в 2009 году.

химразоружение.рф

Начал работу в 2006 году в поселке Мирный Кировской области. На хранении находилось почти 7 тысяч тонн авиационных химических боеприпасов, снаряженные фосфорорганическими ОВ последнего поколения (зарин, зоман, ОВ типа ви-икс), а также люизитом. Последний химический боеприпас на этом объекте уничтожен в октябре 2015 года.

химразоружение.рф

Начал работу по уничтожению химоружия в 2008 году в Пензенской области.

Хранилось 6,9 тысяч тонн фосфорорганических отравляющих веществ, снаряженные в авиационные химические боеприпасы. Полностью уничтожены в сентябре 2015 года.

химразоружение.рф

Введен в эксплуатацию в 2009 году на территории Курганской области. На объекте уничтожались фосфорорганические ОВ, снаряженные в химические боеприпасы ствольной и реактивной артиллерии общей массой 5,5 тысяч тонн. Завершил работу в ноябре 2015 года.

химразоружение.рф

Работы по уничтожению химоружия на «Почепе» начаты в 2010 году. Это самый крупный по запасам арсенал ОВ. Здесь хранилось 7,5 тысяч тонн   фосфорорганических отравляющих веществ, снаряженных в авиационные химические боеприпасы. Все ОВ были успешно уничтожены в октябре 2015 года.

химразоружение.рф

Построенный в Удмуртской Республике объект по уничтожению химоружия вступил в строй в декабре 2013 года.  Здесь находилось на хранении 5,7 тыс. т фосфорорганических отравляющих веществ и люизита в артиллерийских химических боеприпасах. Последний химический боеприпас уничтожен в сентябре 2017 года.

А что взамен?

На этих объектах в четыре этапа, начиная с 2002 года, были уничтожены 40 тысяч тонн боевых отравляющих веществ, которые были снаряжены в 4,4 миллиона химических боеприпасов. 27 сентября 2017 года на специальном объекте Кизнер в Республике Удмуртия уничтожен последний килограмм смертельно опасного боеприпаса из химического арсенала Вооруженных сил России.

Как сообщила в пресс-службе Федерального управления по безопасному хранению и уничтожения химического оружия, «федеральная целевая программа «Уничтожение запасов химического оружия в Российской Федерации» завершилась безопасно, эффективно и на год раньше установленного срока, сэкономив более двух миллиардов рублей бюджетных средств».

КСТАТИ: Техническую помощь в реализации программы по уничтожению боевых отравляющих веществ нашей стране оказали США, Германия, Швейцария, Голландия, Канада. Эта помощь в совокупности составила около 10 % потраченных средств. Всего же на реализацию программы из российского бюджета было потрачено более 288,9 миллиарда рублей.

Читайте также:  Статья 7. переписные листы и иные документы всероссийской переписи населения

При этом необходимо отметить, что за счет средств программы в регионах хранения и уничтожения химического оружия построены многие объекты социальной инфраструктуры.

В их числе более 400 многоквартирных жилых домов, 14 больниц, 22 детских общеобразовательных учреждения, 3 Дома культуры, 3 здания РОВД, 3 бани, 1 Дворец водного спорта, 3 спортивных комплекса, 7 электроподстанций, 11 котельных, 2 полигона ТБО, водозаборное сооружение, пруд… Проложено 10,5 км сетей электроснабжения, 201,0 км сетей водоснабжения, 29,9 км теплоснабжения, 516,0 км газоснабжения. Благоустроено 52,9 км улиц, отремонтировано 155,0 км автомобильных дорог. Это инфраструктура небольшого российского города.

Куватов Алдар

военкор   русское оружие   химическое оружие

Федеральный закон об уничтожении химического оружия / № 76-ФЗ от 02.05.1997/

  • Документ [ /20/32/349/ ]: ФЗ № 0076 Об уничтожении химического оружия
  • Принят Государственной Думой 25 апреля 1997 года
  • Настоящий Федеральный закон устанавливает правовые основы проведения комплекса работ по уничтожению химического оружия, хранящегося на территории Российской Федерации, и по обеспечению безопасности граждан и защиты окружающей среды при проведении указанных работ.

Глава 1. Общие положения

Статья 1. Основные понятия и их определения, используемые в настоящем Федеральном законе

  1. В целях настоящего Федерального закона используются следующие понятия и их определения:
  2. химическое оружие — в совокупности или в отдельности токсичные химикаты, боеприпасы и устройства, специально предназначенные для смертельного поражения или причинения иного вреда за счет токсических свойств токсичных химикатов, высвобождаемых в результате применения таких боеприпасов и устройств, а также оборудование, специально предназначенное для использования непосредственно в связи с применением указанных боеприпасов и устройств;
  3. уничтожение химического оружия — процесс необратимого преобразования токсичных химикатов, боеприпасов и устройств, оборудования в целях приведения в состояние, не пригодное для использования в качестве химического оружия;
  4. перевозка химического оружия — перемещение химического оружия на специальном автомобильном или железнодорожном транспорте от объекта по хранению химического оружия до объекта по уничтожению химического оружия;
  5. объект по хранению химического оружия — совокупность специально выделенной и охраняемой территории, на которой постоянно находится химическое оружие, и основных и вспомогательных зданий и сооружений, предназначенных для его хранения;
  6. объект по уничтожению химического оружия — совокупность специально выделенной и охраняемой территории и основных и вспомогательных зданий и сооружений, предназначенных для уничтожения химического оружия, хранения, утилизации и захоронения отходов, образующихся в процессе уничтожения химического оружия;
  7. зона защитных мероприятий — территория вокруг объекта по хранению химического оружия или объекта по уничтожению химического оружия, в пределах которой осуществляется специальный комплекс мероприятий, направленных на обеспечение коллективной и индивидуальной защиты граждан, защиты окружающей среды от возможного воздействия токсичных химикатов вследствие возникновения чрезвычайных ситуаций; площадь указанной зоны зависит от расчетного или нормируемого безопасного уровня загрязнения окружающей среды и утверждается Правительством Российской Федерации;
  8. поликлиническое консультативно-диагностическое обследование граждан — консультирование и обследование граждан в диагностических центрах, специально созданных при территориальных лечебных учреждениях, с привлечением при необходимости специалистов профильных научно-исследовательских институтов, медицинских центров, лабораторий и специализированных лечебных учреждений в целях выявления заболеваний на ранних стадиях и проведения экспертизы для установления связи заболеваний с функционированием объектов по хранению химического оружия и объектов по уничтожению химического оружия;
  9. информация в области проведения работ по хранению, перевозке и уничтожению химического оружия — сведения о состоянии здоровья граждан и объектов окружающей среды в районах размещения объектов по хранению химического оружия и объектов по уничтожению химического оружия, мероприятиях по обеспечению химической, санитарно-гигиенической, экологической и пожарной безопасности при проведении работ по хранению, перевозке и уничтожению химического оружия, а также о мерах по предотвращению возникновения чрезвычайных ситуаций и ликвидации их последствий при выполнении указанных работ, предоставляемые по запросам граждан и юридических лиц, в том числе общественных объединений.

Статья 2. Уничтожение химического оружия, хранящегося на территории Российской Федерации

  • Химическое оружие, хранящееся на территории Российской Федерации, подлежит уничтожению.
  • Сроки уничтожения химического оружия устанавливаются Президентом Российской Федерации по представлению Правительства Российской Федерации.
  • Порядок проведения и объем работ по хранению, перевозке и уничтожению химического оружия устанавливаются Правительством Российской Федерации по согласованию с субъектами Российской Федерации, на территориях которых хранится и уничтожается химическое оружие, а также осуществляются перевозки химического оружия.
  • Уничтожение химического оружия осуществляется на объектах по уничтожению химического оружия, расположенных, как правило, на территориях субъектов Российской Федерации, где размещены объекты по хранению химического оружия.
  • Места размещения объектов по уничтожению химического оружия согласовываются с органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления, на территориях которых размещены объекты по хранению химического оружия, а маршруты перевозки химического оружия — с органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления, на территориях которых осуществляются такие перевозки.

Статья 3. Правовое регулирование в области хранения, перевозки и уничтожения химического оружия

Проведение работ по хранению, перевозке и уничтожению химического оружия регулируется федеральными законами, общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации, настоящим Федеральным законом, а также принимаемыми в соответствии с ним федеральными законами и иными нормативными правовыми актами.

Действие настоящего Федерального закона распространяется на проведение работ по хранению, перевозке и уничтожению химического оружия, включая проведение научно-исследовательских, опытно-конструкторских, промышленно-технологических и иных видов работ, на обеспечение безопасности персонала объектов по хранению химического оружия и объектов по уничтожению химического оружия, граждан, постоянно или преимущественно проживающих в зонах защитных мероприятий, а также граждан, работающих в организациях независимо от организационно-правовых форм, расположенных в указанных зонах, и защиту окружающей среды.

Статья 4. Основные направления работ по хранению, перевозке и уничтожению химического оружия

  1. Основными направлениями работ по хранению, перевозке и уничтожению химического оружия являются:
  2. разработка проектов федеральных законов и иных нормативных правовых актов, регламентирующих проведение работ по хранению, перевозке и уничтожению химического оружия, обеспечение безопасности граждан и защиту окружающей среды при проведении этих работ, а также федеральных целевых программ по проведению работ по хранению, перевозке и уничтожению химического оружия;
  3. разработка проектов федеральных законов и иных нормативных правовых актов по установлению видов и размеров социальных гарантий персоналу объектов по хранению химического оружия и объектов по уничтожению химического оружия (далее — персонал объектов), работникам, привлекаемым к проведению работ, указанных в части второй статьи 3 настоящего Федерального закона (далее — привлекаемые работники), гражданам, постоянно или преимущественно проживающим в зонах защитных мероприятий, и гражданам, работающим в организациях независимо от организационно-правовых форм, расположенных в указанных зонах (далее — граждане, проживающие и работающие в зонах защитных мероприятий);
  4. разработка безопасных и экономически приемлемых технологий уничтожения химического оружия и утилизации отходов, образующихся в процессе уничтожения химического оружия, полностью исключающих или в максимальной степени снижающих негативное воздействие на здоровье человека и окружающую среду;
  5. развитие социальной инфраструктуры в районах уничтожения химического оружия;
  6. создание специально спроектированных и оснащенных объектов по уничтожению химического оружия;
  7. обеспечение охраны объектов по хранению химического оружия и объектов по уничтожению химического оружия;
  8. обеспечение промышленной (технологической), пожарной и экологической безопасности при проведении работ по хранению, перевозке и уничтожению химического оружия;
  9. создание высокоэффективных и надежных систем мониторинга окружающей среды, здоровья персонала объектов, привлекаемых работников и граждан, проживающих и работающих в зонах защитных мероприятий;
  10. защита и оздоровление окружающей среды в зонах защитных мероприятий;
  11. создание, поддержание и совершенствование материально-технической базы для хранения, перевозки и уничтожения химического оружия;
  12. организация единой государственной системы управления процессом уничтожения химического оружия;
  13. поэтапное и полное уничтожение химического оружия в сроки, устанавливаемые Президентом Российской Федерации.

Статья 5. Собственность на химическое оружие, объекты по хранению химического оружия и объекты по уничтожению химического оружия

Химическое оружие, объекты по хранению химического оружия и объекты по уничтожению химического оружия являются объектами, изъятыми из хозяйственного оборота, находятся в исключительном ведении Российской Федерации и находятся в федеральной собственности, управление которой осуществляется Правительством Российской Федерации в установленном порядке. На базе имущества, относящегося к объектам по уничтожению химического оружия, создаются федеральные казенные предприятия.

Отходы, образующиеся в процессе уничтожения химического оружия, являются объектами, ограниченно оборотоспособными, и могут передаваться Правительством Российской Федерации организациям независимо от организационно-правовых форм в целях вовлечения указанных отходов в хозяйственный оборот в установленном порядке. Преимущественным правом на использование отходов в указанных целях обладают органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, на территориях которых находятся объекты по хранению химического оружия и объекты по уничтожению химического оружия.

Запрещается использование объектов по хранению химического оружия и объектов по уничтожению химического оружия в целях, не связанных с хранением и уничтожением химического оружия, утилизацией и захоронением отходов, образующихся в процессе уничтожения химического оружия.

Статья 6. Финансирование расходов, связанных с реализацией настоящего Федерального закона

Финансирование расходов, связанных с реализацией настоящего Федерального закона, осуществляется за счет средств федерального бюджета в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации, внебюджетных источников финансирования, а также за счет средств, полученных от вовлечения в хозяйственный оборот ценных вторичных материалов, образующихся в процессе уничтожения химического оружия.

Читайте также:  Глава VII. Искусственное осеменение сельскохозяйственных животных и трансплантация эмбрионов

Часть вторая утратила силу. — Федеральный закон от 22.08.2004 N 122-ФЗ.

Глава 2. Полномочия федеральных органов исполнительной власти в области проведения работ по хранению, перевозке и уничтожению химического оружия

Статья 7. Полномочия федеральных органов исполнительной власти

  • Полномочия федеральных органов исполнительной власти в области проведения работ по хранению, перевозке и уничтожению химического оружия включают:
  • формирование федеральной политики в области государственного, научно-технического, экономического и экологического регулирования процесса уничтожения химического оружия, а также в области социальной защиты персонала объектов, привлекаемых работников;
  • разработку проектов федеральных законов и иных нормативных правовых актов, регламентирующих проведение работ по хранению, перевозке и уничтожению химического оружия, обеспечение безопасности граждан и защиту окружающей среды при проведении этих работ, и федеральных целевых программ по проведению работ по хранению, перевозке и уничтожению химического оружия, их согласование с соответствующими субъектами Российской Федерации в рамках их полномочий;

Анализ законодательной литературы по уничтожению химического оружия

  • Нормативно-правовые акты, которые регулируют уничтожение химического оружия можно разбить на 2 группы – это международные и внутренние.
  • Международные документы по вопросам запрещения химического оружия
  • ¾ Конвенция о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении;
  • ¾ Женевский Протокол о запрещении применения на войне удушливых, ядовитых или других подобных газов и бактериологических средств, 1925 год.
  • Основным документом на основании, которого ведется уничтожение химического оружия не только в России, но и во всем мире является «Конвенция о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении».

Главным обязательством конвенции, налагаемым на ее участников, является запрет на производство и применение химического оружия, а также уничтожение всех его запасов. Вся деятельность, связанная с уничтожением, контролируется Организацией по запрещению химического оружия (ОЗХО).

  1. Ключевые пункты Конвенции:
  2. ¾ Запрещение производства и применения химического оружия
  3. ¾ Ликвидация (или использование в других целях) мощностей по производству химического оружия
  4. ¾ Уничтожение всех запасов химического оружия (включая запасы, находящиеся за пределами территории государства)
  5. ¾ Взаимопомощь между государствами и взаимодействие с ОЗХО в случае применения химического оружия
  6. ¾ Инспекции ОЗХО с целью контроля над производством химикатов, из которых может быть изготовлено химическое оружие
  7. ¾ Международное сотрудничество в мирном использовании химикатов в соответствующих областях

Смысл принятия Конвенции о химическом оружии в наиболее сжатом виде отражен в преамбуле, где говорится: «…будучи преисполнены решимости в интересах всего человечества полностью исключить возможность применения химического оружия посредством осуществления положений настоящей Конвенции». Далее в преамбуле говорится о пользе мирной химии и желании поощрять свободную торговлю химикатами, а также международное сотрудничество в области химической деятельности, не запрещаемой по Конвенции.

В статье I излагаются общие обязательства каждого государства-участника по Конвенции. Конвенция запрещает государству-участнику применять химическое оружие или проводить военные приготовления к применению химического оружия.

Кроме того, государство-участник никогда не должно «разрабатывать, производить, приобретать иным образом, накапливать или сохранять химическое оружие или передавать прямо или косвенно химическое оружие кому бы то ни было».

Аналогичным образом, государство-участник не может содействовать или оказывать помощь какой-либо деятельности, осуществляемой отдельными лицами, группами или другим государством и запрещаемой по Конвенции.

Согласно статье I, государство-участник должно уничтожить все запасы химического оружия, которые находятся в его владении, а также все объекты по производству химического оружия (ОПХО) на своей территории и любое химическое оружие, которое оно могло оставить на территории другого государства-участника. Кроме того, согласно статье I, химические средства борьбы с беспорядками (например, слезоточивый газ) запрещается использовать в качестве средства ведения войны.

В статье II КХО содержатся определения и критерии, подлежащие использованию в ходе осуществления Конвенции.

В статье III содержится требование о представлении объявлений в ОЗХО каждым государством-участником не позднее чем через 30 дней после того, как Конвенция вступает в силу для этого конкретного государства-участника.

Государство-участник должно объявить, владеет ли оно химическим оружием и/или ОПХО, а также свои планы их уничтожения. Кроме того, оно должно объявить любые другие объекты, предназначенные для разработки химического оружия, такие как лаборатории, и владение или невладение химическими средствами борьбы с беспорядками.

В этих объявлениях также содержится подробная информация о наличии или отсутствии у государства-участника старого химического оружия на его территории и факт оставления химического оружия на территории другого государства-участника или наличия на его территории такого оружия, оставленного другим государством-участником.

Химическое оружие, которое было захоронено после 1977 года или сброшено в море, после 1 января 1985 года также подлежит объявлению.

Статьи IV и V касаются требования об уничтожении государствами-участниками своего химического оружия и ОПХО, включая представление подробных планов уничтожения и ежегодных объявлений о ходе операций по уничтожению. В случае ОПХО государства-участники могут запросить их конверсию на использование в мирных, незапрещаемых целях.

Ответственность за покрытие расходов по уничтожению и/или конверсии и расходов по проверке деятельности по уничтожению, проводимой ОЗХО, лежит на самих государствах-участниках. Предполагается, что деятельность по уничтожению и/или конверсии будет завершена в течение десяти лет после вступления в силу Конвенции.

В Конвенции предусмотрена возможность одноразового продления окончательного срока уничтожения химического оружия на период до 5 лет — 2012 года.

Статья VI касается «деятельности, не запрещаемой по настоящей Конвенции», т.е. деятельности, известной как режим нераспространения или режим проверки промышленности.

Государства-участники должны обеспечить, чтобы токсичные химикаты и их прекурсоры разрабатывались, производились, передавались и использовались исключительно в мирных целях.

Объекты, производящие списочные химикаты и конкретные органические химикаты, подпадают под механизмы контроля и отчетности, осуществляемые государством-участником, и инспекции, проводимые ОЗХО.

Статья VII касается национальных мер по осуществлению Конвенции и содержит требование о том, чтобы каждое государство-участник приняло на национальном уровне законодательство об осуществлении, предусматривающее уголовное наказание в контексте национального уголовного права за нарушение содержащихся в Конвенции запретов, и информировало ОЗХО о мерах, принятых для осуществления Конвенции. Согласно этой статье государства-участники обязуются сотрудничать в области правовой помощи, безопасности и окружающей среды. Эта статья требует также учреждения Национального органа для поддержания связей между государством-участником и ОЗХО.

Согласно статье VIII учреждается Организация по запрещению химического оружия, или ОЗХО, в качестве осуществляющего Конвенцию органа со штаб-квартирой в Гааге, Нидерланды. Организация состоит из трех главных органов: Конференции государств-участников, Исполнительного совета и Технического секретариата.

В статье IX предусматриваются процедуры проведения консультаций и разъяснений в случае возникновения обеспокоенностей относительно возможного несоблюдения Конвенции.

Кроме того, там содержатся процедуры представления запроса и проведения инспекций по запросу в любом государстве-участнике, если имеются сомнения относительно соблюдения им Конвенции.

Любое государство-участник может запросить инспекцию по запросу в любом месте на территории другого государства-участника.

Статьи Х и XI касаются, соответственно, помощи и защиты, предоставляемых государству-участнику в случае нападения или угрозы нападения с применением химического оружия, а также международного сотрудничества в области экономического и технического развития государств-участников.

Статья XII касается мер по обеспечению соблюдения, включая санкции в отношении государства-участника, не соблюдающего свои обязательства по Конвенции.

Помимо принятия мер по исправлению положения, санкций или ограничения прав и привилегий и т.д.

, в особо серьезных случаях Конференция доводит данную проблему до сведения Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций и Совета Безопасности.

Статьи XIII-XXIV касаются различных вопросов, таких как взаимосвязь с другими международными соглашениями, урегулирование споров, внесение поправок в Конвенцию, срок действия Конвенции и выход из нее, вступление в силу и т.д.

Важными внутренними документами по уничтожению химического оружия стали Федеральный закон от 02.05.1997 N 76-ФЗ «Об уничтожении химического оружия» и Федеральный закон от 5 ноября 1997 г.

№ 138-ФЗ «О ратификации Конвенции о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении», с данных законов и началось уничтожение химического оружия в России.

Подписав, а затем и ратифицировав Конвенцию, Россия серьезно взялась за организацию довольно сложного её выполнения. По условиям Конвенции все запасы ОВ, объекты на которых происходило их уничтожение и вся промышленно-производственная база, где раньше производилось ХО, должны быть уничтожены в течение 10 лет.

Причем особо оговорены конкретные сроки ликвидации запасов — 1% (400 т) ОВ через 3 года, 20% (8000 т) через пять лет, 45% (18000 т) должны быть ликвидированы через 7 лет и полностью уничтожается все на десятый год действия Конвенции.

Для уничтожения ОВ должны быть построены и приняты международными органами специальные экологически чистые объекты-заводы, на которых под строгим международным контролем должна происходить их ликвидация.

Для этого Правительство и Президент России осуществили разработку и принятие комплекса законов и подзаконных актов, в частности:

¾ Распоряжением Президента от 12.06.92 г. № 304-РП «О первоочередных мерах по подготовке к выполнению международных обязательств России в области уничтожения запасов химического оружия» был определен круг вопросов, решаемых в связи с этим;

Ссылка на основную публикацию