Глава V. Настоящий федеральный закон и международные договоры российской федерации

Органы государственной власти, осуществляющие установленные для них функции в сфере судопроизводства и правоохранительной деятельности, руководствуются не только отечественным законодательством, но и международными договорами РФ, признанными Россией международно-правовыми нормами, что обусловлено прежде всего квалификацией их в ч. 4 ст. 15 Конституции РФ как составной части российской правовой системы, а также предписанием ч. 3 ст. 5 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации» об их непосредственном действии в Российской Федерации.

Суды, прокуратура, правоохранительные органы исполнительной власти уполномочены применять Международный пакт о гражданских и политических правах, Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, различные универсальные и региональные конвенции по вопросам обеспечения и защиты прав и основных свобод, т. е.

договоры в сфере международного гуманитарного права, многосторонние и двусторонние конвенции (договоры) о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам.

В соответствующих ситуациях подлежат соблюдению Венская конвенция о дипломатических сношениях, Венская конвенция о консульских сношениях и сходные с ними по предмету регулирования международно-правовые акты.

В области сотрудничества уголовно-правового характера должны исполняться указанными органами конвенции о борьбе с международными преступлениями и преступлениями международного характера.

В рамках гражданско-правовых отношений, включая отрасль международного экономического права, реализуются судами и другими компетентными органами, наряду с договорами о правовой помощи, конвенции (соглашения) по вопросам международной купли-продажи товаров, поставок товаров, международных перевозок пассажиров, грузов и багажа, банковских контактов, налогообложения, таможенного дела, интеллектуальной собственности и т. д.

Получают распространение и такие международно-правовые акты, которые затрагивают относительно узкие, специальные вопросы правоохранительной деятельности. Примерами такого рода могут служить Конвенция о дорожном движении и Конвенция о дорожных знаках и сигналах 1968 г., представляющие особый интерес для Государственной автомобильной инспекции МВД.

Можно с удовлетворением констатировать, что в большинстве случаев в самих нормативных правовых актах международные договоры РФ включаются в правовую основу деятельности соответствующих органов. Сошлемся на ст. 11 Арбитражного процессуального кодекса РФ, ст.

3 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», ст. 4 Федерального закона «Об органах федеральной службы безопасности», п. 3 Положения о Министерстве внутренних дел РФ.

В Таможенном кодексе РФ сходная по замыслу статья имеет в виду только законодательство РФ о таможенном деле, но во многих других статьях идет речь о применении международных договоров.

Особое значение имеет федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации», согласно которому (ст.

3) единство судебной системы обеспечивается путем применения всеми судами не только Конституции РФ, федеральных законов и законов субъектов РФ, но и общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ. Именно судам, а также прокуратуре «адресована норма п. 2 ст.

7 Гражданского кодекса РФ о непосредственном применении к гражданско-правовым отношениям международных договоров РФ. Столь определенного предписания нет, к сожалению, в Семейном кодексе РФ, Уголовном кодексе РФ, Транспортном уставе железных дорог РФ.

Существенным фактором в рассматриваемой проблеме служит согласование норм о правовой, в том числе судебной, защите в Конституции РФ и в международных актах. Так, в Конституции каждому гарантируются государственная защита прав и свобод (ч. 1 ст. 45) и судебная защита (ч. 1 ст.

46).

В Международном пакте о гражданских и политических правах закреплена обязанность участвующих в Пакте государств обеспечить находящимся на их территории и под их юрисдикцией лицам право на правовую защиту, обеспечиваемое компетентными органами, и развивать возможности судебной защиты (ст. 2). В рамках Совета Европы действует Конвенция о защите прав человека и основных свобод, согласно ст. 13 которой каждый, чьи права и свободы, изложенные в Конвенции, нарушены, располагает эффективными средствами правовой защиты перед национальными властями.

В российском законодательстве международные договоры рассматриваются и как регулятор прямых связей, взаимоотношений правоохранительных органов с родственными органами зарубежных государств. Так, согласно ст.

4 Закона РФ «О федеральных органах налоговой полиции» эти органы осуществляют свою деятельность во взаимодействии с налоговыми службами других государств на основе международных договоров и обязательств РФ.

В международные договоры нередко включаются согласованные между их участниками предписания относительно государственных органов, ответственных за реализацию договорных положений.

Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством финляндской Республики о сотрудничестве в борьбе с преступностью от 5 марта 1993 г.

ориентировано на сотрудничество компетентных органов с целью предупреждения, выявления, пресечения и раскрытия преступлений. В качестве компетентных органов в самом Соглашении (п. 2 ст.

1) названы: для Российской Стороны — Министерство безопасности (ныне Федеральная служба безопасности), Министерство внутренних дел, Генеральная прокуратура и Государственный таможенный комитет; для Финляндской Стороны — Полицейская служба, Ведомство пограничной охраны и Таможенное ведомство.

Кроме того, на основе заключенных договоров на уровне высших органов государственной власти могут назначаться исполнители договорных правил. Характерно в этом плане постановление Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г.

«О мерах по выполнению международных договоров СССР о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам», в котором было четко определено, какие вопросы оказания правовой помощи находятся в введении Министерства юстиции СССР, Верховного Суда СССР, Прокуратуры СССР, Министерства иностранных дел СССР.

В конкретных ситуациях возможны различные методы решения вопроса о компетентных органах, что можно показать на примерах двух договоров Российской Федерации с Китайской Народной Республикой. В договоре о правовой помощи по гражданским и уголовным делам от 19 июня 1992 г.

непосредственно названы те центральные учреждения, через которые осуществляются сношения при обращении с просьбами и оказании правовой помощи со стороны РФ — Министерство юстиции РФ и Генеральная прокуратура РФ; со стороны КНР — Министерство юстиции КНР и Верховная народная прокуратура КНР (ст. 2). В Договоре о выдаче от 26 июня 1995 г.

порядок сношений определен иначе: для целей настоящего Договора Договаривающиеся Стороны сносятся друг с другом через назначенные ими компетентные органы. До их назначения связь осуществляется по дипломатическим каналам (ст. 6).

Поскольку здесь назначение органов отнесено к ведению самих государств, Федеральное Собрание РФ при ратификации Договора о выдаче (Федеральный закон от 13 июня 1996 г.) установило, что компетентными органами со стороны РФ в соответствии со ст. 6 Договора являются Генеральная прокуратура РФ и Министерство юстиции РФ.

В обобщенном виде можно представить себе следующие виды международного правоприменения в деятельности судов, прокуратуры, других правоохранительных органов.

  • 1. Общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры РФ определяют общее состояние правоохранительной деятельности, ее подчинение принятым нашим государством по согласованию с другими государствами либо в пределах международного сообщества в целом правилам и обязательствам. Действия указанных и всех иных органов государственной власти подчинены принципу добросовестного выполнения международных обязательств.
  • 2. Суды и другие органы обладают в пределах своей компетенции полномочиями по непосредственному применению международных договоров РФ, признанных Россией международно-правовых норм, В этом контексте они при рассмотрении дел (вопросов), содержание которых затрагивается не только внутригосударственным, но и международно-правовым регулированием, используют применимые международные нормы как юридическое, основание принимаемых решений. Имеются в виду варианты самостоятельного, совместного и (или) приоритетного применения правил международных договоров.
  • 3. Суды и другие органы в соответствии с международными договорами РФ вступают в деловые контакты с родственными органами других государств, прежде всего в сфере правовой помощи и правового сотрудничества. Общим правилом является поддержание таких отношений между центральными органами взаимодействующих государств (применительно к России имеются в виду федеральные органы).
  • 4. Правоприменительные акты, принимаемые компетентными органами (в их числе приговоры судов и судебные решения), а также — в пределах их ведения — ведомственные нормативные акты (инструкции, приказы), постановления федеральных судебных инстанций могут, а в надлежащих случаях должны включать в себя ссылки на международные договоры (нормы), аргументы международно-правового характера. Такого рода ссылки в одних случаях имеют решающее значение, в других оказывают помощь при его обосновании.
  • 5. Поскольку высшие судебные органы, Генеральная прокуратура, другие правоохранительные органы федерального уровня могут выступать в качестве конечной инстанции в системе внутригосударственных средств правовой защиты, вполне реальны сегодня (и особенно в перспективе) их действия, основанные на международных договорах относительно международных контрольных механизмов по защите прав и свобод, и соответственно их взаимоотношения с межгосударственными органами, рассматривающими индивидуальные обращения. Наиболее эффективный вариант — взаимоотношения с Европейским Судом по правам человека в рамках Совета Европы.
  • 6. Самостоятельной функцией компетентных органов является заключение международных договоров межведомственного характера. Строго говоря, Федеральный закон «О международных договорах Российской Федерации» именует договорами межведомственного характера лишь те, которые заключаются от имени федеральных органов исполнительной власти (ч. 2 ст. 3). Прибегая к расширительному толкованию, можно отнести к этой категории соглашения, заключаемые Генеральной прокуратурой РФ с прокуратурами зарубежных государств, а также соглашения о сотрудничестве между верховными (высшими) судами различных государств. Согласно указанному Закону Верховный Суд РФ, Высший Арбитражный Суд РФ, Генеральная прокуратура РФ могут представлять на рассмотрение Президента РФ или Правительства РФ рекомендации о заключении международных договоров Российской Федерации.

Компетенция органов, определяемая на основе федеральных законов и международных договоров РФ, порядок их деятельности обусловлены, естественно, их правовым статусом, их основным назначением и функциями.

Читайте также:  Глава 5. Государственное регулирование внешнеторговой деятельности в области внешней торговли товарами

Соответственно ниже, в отдельных параграфах, характеризуется роль международно-правовых норм в деятельности судов — Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ и судов общей юрисдикции, Высшего Арбитражного Суда РФ и других арбитражных судов, в деятельности Генеральной прокуратуры РФ и региональных прокуратур, в деятельности Министерства юстиции РФ, Министерства внутренних дел РФ, Государственного таможенного комитета РФ. За рамками темы остаются такие правоохранительные органы, как Федеральная служба безопасности, Налоговая полиция, некоторые другие, обобщение работы которых предстоит в дальнейшем. Для нас очевидно, что и рассматриваемые органы нуждаются в более солидной характеристике, поскольку то, что сказано в этой главе, лишь в малой степени отражает их реальную правоприменительную практику, связанную с действием международных договоров РФ, международно-правовых норм.

Лекция №9. Международные договоры РФ

Понятие международного договора РФ и его соотношение с национальным законодательством.

Определение международного договора дано в ФЗ РФ «О международных договорах Российской Федерации». Это определение соответствует определениям Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. и Венской конвенции о праве договоров между государствами и международными организациями или международными организациями 1986 г.

Под международным договором РФ понимается международное соглашение, заключённое Российской Федерацией с иностранным государством (государствами) либо с международной организацией в письменной форме и регулируемое международным правом независимо от того, содержится такое соглашение в одном документе или в нескольких, связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования.

Международные договоры

Это публично-правовые акты, сторонами которых являются суверенные государства. Международный договор – источник международного права и его нормы адресованы к государствам – участникам таких отношений.

Соотношение международных договоров и российского национального законодательства определено в п.4 ст.15 Конституции РФ (см. тему 1) и сводится к следующему:

  1. Международные договоры РФ входят в национальную правовую систему РФ;
  2. Международные договоры имеют приоритетное значение в применении перед нормами национального законодательства.

Соответствующие правила содержатся и в отраслевом законодательстве (ст. 7 ГК РФ, ст.6 СК РФ).

В федеральном законе «О международных договорах РФ» определены порядок и правовые формы присоединения России к международным договорам. Согласие России на обязательность для неё международного договора может быть выражено в форме федерального закона.

Например, ФЗ о ратификации принимается, если исполнение договора требует изменения действующих или принятия новых законов или договор устанавливает иные правила, чем предусмотрены законом, и в некоторых др. случаях (п.1 ст. 15 ФЗ). Такое согласие может быть выражено также в форме Указа Президента или постановления Правительства РФ.

Все эти акты являются теми формами, с помощью которых международный договор вводится в правовую систему России и становится обязательным для применения внутри государства.

Международный договор подлежит применению российскими правоприменительными органами, если:

  1. Договор вступил в силу;
  2. Согласие на обязательность договора для России дали компетентные российские органы;
  3. Договор официально опубликован.

По этому вопросу соответствующие разъяснения даны в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Высшего арбитражного Суда РФ от 31 октября 1995 г.

«О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия». Согласно этому постановлению суд при рассмотрении дела не вправе применять нормы закона, т.е.

российского национального акта в случаях, когда вступившим в силу для Российской Федерации международным договором, решение на обязательность которого для РФ было принято в форме федерального закона, установлены иные правила, чем предусмотрены в законе. В указанных случаях применяются правила международного договора.

Соответствующие разъяснения даны в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации».

Некоторые международные договоры содержат в своём составе частноправовые нормы, направленные на регулирование отношений не между суверенными государствами, а между частными субъектами – физическими и юридическими лицами. Купить дипломную работу на тему договоров намного проще нежели делать самостоятельно.

Эти нормы, хотя и являются международными по своему происхождению, в состав международного права не входят, а являются нормами МЧП государств — участников таких международных договоров.

Международные договоры в правовой системе Российской Федерации

В настоящее время не существует единого мнения о месте международных договоров в системе национальных законодательств, что порождает значительные проблемы в правовом регулировании.

В современных условиях глобализации, процесса всемирного объединения, получившего свое развитие во второй половине XIX века, роль международного договора как источника права все больше возрастает.

Указанный процесс признается различными странами и является установленным фактом: в Венской Конвенции о праве международных договоров, заключенной в Вене 23 мая 1969 года, содержится положение о том, что государства – участники Венской Конвенции, учитывая важнейшую роль договоров в истории международных отношений, признают все возрастающее значение договоров как источника международного права и как средства развития мирного сотрудничества между нациями, независимо от различий в их государственном и общественном строе. В указанной Конвенции международный договор определяется как международное соглашение, заключенное между государствами в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится ли такое соглашение в одном документе, в двух или нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования.

В РФ также есть легальное определение данного термина: международный договор Российской Федерации представляет собой международное соглашение, заключенное Российской Федерацией с иностранным государством (или государствами), с международной организацией либо с иным образованием, обладающим правом заключать международные договоры, в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится такое соглашение в одном документе или в нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования.

В соответствии с Федеральным законом РФ «О международных договорах РФ», международные договоры Российской Федерации наряду с общепризнанными принципами и нормами международного права являются в соответствии с Конституцией Российской Федерации составной частью ее правовой системы. Они представляют собой существенный элемент стабильности международного правопорядка и отношений России с зарубежными странами, функционирования правового государства.

Целями заключения международных договоров являются образование правовой основы межгосударственных отношений, содействие поддержанию всеобщего мира и безопасности, развитию международного сотрудничества в соответствии с целями и принципами Устава Организации Объединенных Наций, защита основных прав и свобод человека, обеспечение законных интересов государств.

Международный договор представляет собой соглашение, являющееся сознательным и добровольным волеизъявлением субъектов международного права (государств, организаций и иных образований, обладающих международной правосубъектностью и правоспособностью заключать международные договоры) по поводу верховных прав в различных сферах общественной жизни, чаще всего заключенное в письменной форме в виде одного или нескольких формальных актов (наименование которых не имеет значения), регулируемое нормами международного права.

Как уже было указано ранее, в соответствии с Конституцией РФ, а также иными нормативными правовыми актами (к примеру, в соответствии с Федеральный Закон РФ «О международных договорах РФ» от 15.07.1995 № 101-ФЗ), международные договоры Российской Федерации наряду с общепризнанными принципами и нормами международного права являются составной частью правовой системы РФ.

В РФ сформирована определенная иерархия нормативно-правовых актов, отличающихся друг от друга юридической силой, масштабом действия, сложностью процедуры принятия и иными критериями. Согласно Конституции РФ и иным нормативным правовым актам, высшей юридической силой на территории РФ обладает Конституция РФ.

Далее по иерархии нормативноправовых актов РФ идут Федеральные Конституционные Законы и Федеральные Законы Российской Федерации, действующие на всей территории РФ и не противоречащие конституционным нормам. Далее идут нормативные правовые акты иных субъектов государственной власти: указы Президента, постановления Правительства и иные.

Нижестоящей ступенью в иерархии нормативных правовых актов РФ, в соответствии с федеративным административно-территориальным устройством РФ, является уровень субъекта РФ, а именно: Конституции республик или Уставы других субъектов РФ, законодательные акты представительного органа субъекта, нормативные правовые акты главы субъекта, исполнительных органов власти субъекта и иные.

Завершают иерархию нормативно-правовых актов РФ акты органов местного самоуправления и различные локальные нормативно-правовые акты.

Относительно местоположения международных актов в иерархии нормативно-правовых актов РФ единого мнения на сегодняшний день пока не сформировано.

Часть ученых считает, что в современных условиях глобализации большей юридической силой по отношению к национальному законодательству обладают международные нормы, причем данный факт не несет угрозу суверенитету отдельных государств, а при грамотной государственной политике носит положительный характер, ведя к всемирному единению.

Другие же ученые полагают, что Конституция должна занимать приоритетное положение по отношению к международным нормам. В Конституции РФ закреплено, что в случае, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, применяются правила международного договора.

Таким образом, международные договоры РФ обладают большей юридической силой по сравнению с законами РФ (ФКЗ, ФЗ), однако данное положение касается только ратифицированных РФ международных договоров, остальные же вообще не входят в ее правовую систему. Дело с общепризнанными принципами и нормами международного права обстоит сложнее, так как насчет их положения в иерархии источников права РФ нет прямого закрепления в законодательстве.

Читайте также:  Статья 1. основные термины

Под общепризнанными принципами международного права, согласно Постановлению Верховного суда РФ, понимаются основополагающие императивные нормы международного права, принимаемые и признаваемые международным сообществом государств в целом, отклонение от которых недопустимо.

К общепризнанным принципам международного права относятся, к примеру, принцип всеобщего уважения прав человека и принцип добросовестного выполнения международных обязательств.

Под общепризнанной нормой международного права, согласно тому же постановлению, понимается правило поведения, принимаемое и признаваемое международным сообществом государств в целом в качестве юридически обязательного. Содержание указанных принципов и норм международного права раскрывается, в частности, в документах ООН и ее специализированных учреждений.

К примеру, такие принципы, как принцип равноправия и самоопределения народов и принцип суверенного равенства государств раскрыты в Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций от 24 октября 1970 года.

На основании вышеизложенного, можно сделать вывод о том, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации в иерархии источников права РФ находятся выше ФКЗ и ФЗ, но ниже Конституции РФ.

Однако отсутствие единого, формально закрепленного мнения о местоположении международных правовых актов в системе национального законодательства порождает на практике целый ряд проблем.

К примеру, довольно существенной является проблема правового регулирования общественных отношений, возникающая при несоответствии норм национального законодательства международным принципам и нормам международного права.

Практика показывает, что в случае, когда какой-либо вступивший в силу не подлежащий ратификации международный договор РФ оказывается в противоречии с каким-либо законом РФ и по этой причине становится неисполнимым (например, обмен нотами или межведомственное соглашение, освобождающее на взаимной основе от таможенных или налоговых сборов), то государственные органы принимают меры, необходимые для добросовестного выполнения международных обязательств по нератифицированному международному договору. Это могут быть меры по дополнительному согласованию порядка исполнения, ратификации, одобрению, утверждению, новации или прекращению такого неисполнимого договора. При всех обстоятельствах и при всех возникающих внутренних затруднениях международный договор должен применяться так, как это им предусмотрено, а обязательства по нему должны выполняться добросовестно.

Порой практические проблемы возникают при применении уже подписанных международных договоров.

Одной из причин возникновения такой проблемы может служить то, что в отличие от норм внутреннего права государств, содержащих перечень договоров, подлежащих ратификации по внутреннему праву, международное право не знает такого перечня, поэтому считается, что международно-правовое обязательство государства по любому вопросу, принятое главой государства, главой правительства, министром иностранных дел, является действительным. В случае международного спора по рассматриваемому вопросу решающее значение имеет ссылка на международное право, а ссылка на внутреннее право может оказаться несостоятельной или проблематичной. Ярким примером обозначенной проблемы может служить статья 10 Трудового кодекса РФ (ТК РФ). Это единственный Кодекс, который в нарушение положений п. 4 ст. 15 Конституции РФ содержит положения не только о сопоставлении международного договора и закона, но и о сопоставлении международного договора с иными нормативно-правовыми актами, регулирующими трудовые отношения. Так, по сути, была признана несоответствующей Конвенции МОТ (Международной организации труда) № 29 о принудительном или обязательном труде 1930 года часть нормы статьи 74 ТК РФ о временном переводе в случае производственной необходимости. Верховный суд РФ признал лишь некоторые из обстоятельств, перечисленных в статье 74 ТК РФ, достаточными для осуществления перевода работника без его согласия на не обусловленную трудовым договором работу. К таким чрезвычайным обстоятельствам были отнесены необходимость предотвращения катастрофы, производственной аварии или устранения последствий катастрофы, аварии или стихийного бедствия, предотвращения несчастных случаев. Остальные же обстоятельства, закрепленные в ТК РФ, но не указанные в Конвенции, такие как перевод на не обусловленную трудовым договором работу для предотвращения простоя, уничтожения или порчи имущества, а также для замещения отсутствующего работника могут быть признанными обоснованными для перевода лишь при условии, если они были вызваны чрезвычайными обстоятельствами (например, в случаях бедствия или угрозы бедствия – пожара, наводнения, голода, землетрясения, сильной эпидемии или эпизоотии и в иных случаях, ставящих под угрозу жизнь или нормальные жизненные условия всего населения или его части) или когда непринятие указанных мер могло привести к катастрофе, производственной аварии, стихийному бедствию, несчастному случаю и тому подобным последствиям. Таким образом, Верховный суд РФ и практика иных судов общей юрисдикции, по существу дополняют нормы ТК РФ, сужая или расширяя сферу их применения, конкретизируют, а иногда и дополняют правовые нормы для более качественного регулирования общественных отношений.

Таким образом, в современных условиях глобализации значение международных договоров в мире неуклонно растет, они все чаще применяются в регулировании общественных отношений.

На сегодняшний день нет единого определения международного договора, однако множество определений, выведенных различными учеными, имеют ряд общих черт, на основании которых можно сделать вывод о том, что международный договор представляет собой соглашение, являющееся сознательным и добровольным волеизъявлением субъектов международного права (государств, организаций и иных образований, обладающих международной правосубъектностью и правоспособностью заключать международные договоры) по поводу верховных прав в различных сферах общественной жизни, чаще всего заключенное в письменной форме в виде одного или нескольких формальных актов (наименование которых не имеет значения), регулируемое нормами международного права. Существуют разные точки зрения относительно местоположения международных договоров в национальных системах и их значении: часть ученых считает, что международные договоры должны стоять выше национальных законодательств, ведя к всемирному объединению; другие – что международные договоры по иерархии источников права находятся ниже Конституций государств, сохраняя их самобытность. Наличие указанных разногласий на практике приводит к достаточно серьезным проблемам в правовом регулировании, к примеру, при несоответствии норм национального законодательства международным принципам и нормам международного права, а также при применении уже подписанных международных договоров. Вследствие отсутствия установленного правила правоприменения в случае конфликта международных норм и норм национального законодательства возникает вопрос, каким из указанных норм отдать приоритет в правовом регулировании, что является существенной проблемой, так как международные правовые источники как регуляторы общественных отношений в настоящее время приобретают все большее значение и оказывают все большее влияние на своих участников вследствие современных условий глобализации, порождающей ряд новых для мира проблем, указанных в данной статье: проблема соответствия норм национального законодательства международным принципам по тому или иному вопросу, необходимости преодоления разногласий участников международных отношений, сохранения национального суверенитета государств и иные насущные вопросы.

Источник:

  • Ремизова Н.С., Вагина О.С. Международные договоры РФ в правовой системе РФ // APRIORI. Cерия: Гуманитарные науки. – 2015. – № 4. – С. 37.

Вс напомнил судам, что международные договоры являются частью правовой системы россии

20 ноября Верховный Суд РФ вынес Определение № 305-ЭС19-12520 относительно вопроса исполнения решения Арбитражного суда г. Москвы на территории Латвии (дело № А40-93638/2018).

В октябре 2018 г. Арбитражный суд г. Москвы частично удовлетворил требования «Инфотек-Балтика М», взыскав с латвийской компании SIA «Federal Molasses» штраф за сверхнормативное использование железнодорожного оборудования и обязав ее возвратить спорное имущество истцу.

В январе 2019 г. общество обратилось в АС г. Москвы с ходатайством в адрес суда Рижского района г. Риги о разрешении исполнения вышеуказанного решения московского суда на территории Латвийской Республики.

Суд возвратил заявление без рассмотрения. Со ссылкой на ст. 242 АПК РФ он указал, что арбитражные суды рассматривают заявления о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений, а истец просил в своем ходатайстве признать решение Арбитражного суда г. Москвы.

Апелляция поддержала определение, указав, что в ходатайстве общества отсутствует как таковая просьба о передаче в суд иностранного государства приложенных документов.

Окружной суд поддержал нижестоящие инстанции, исходя из того, что общество не утратило процессуальную возможность для подачи повторного ходатайства.

Общество «Инфотек-Балтика М» обратилось с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ.

Со ссылкой на ч. 4 ст. 15 Конституции высшая судебная инстанция напомнила, что общепризнанные принципы и нормы международного права, а также международные договоры России являются составной частью ее правовой системы.

Согласно преамбуле Закона о международных договорах РФ такие соглашения образуют правовую основу межгосударственных отношений, содействуют поддержанию всеобщего мира и безопасности, развитию международного сотрудничества в соответствии с целями и принципами Устава ООН.

Верховный Суд заключил, что международные договоры играют важную роль в защите основных прав и свобод человека, в обеспечении законных интересов государств.

«РФ выступает за неукоснительное соблюдение договорных и обычных норм, подтверждает свою приверженность основополагающему принципу международного права – принципу добросовестного выполнения международных обязательств.

Таким образом, правильное применение норм международного права и добросовестное выполнение международных обязательств при рассмотрении дел, осложненных иностранным элементом, а также в иных случаях, когда для этого имеются необходимые основания, являются одними из элементов справедливого судебного разбирательства», – отмечено в определении.

Как пояснил ВС, в рассматриваемом деле к спору применимы положения Договора между РФ и Латвийской Республикой от 3 февраля 1993 г. о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам. Следовательно, граждане и юрлица обоих государств пользуются на российской и латвийской территории равной правовой защитой в отношении своих личных и имущественных прав.

Читайте также:  Статья 114. Символы судебной власти Конституционного Суда Российской Федерации

Со ссылкой на ст.

50 Договора Суд добавил, что арбитражные суды являются компетентными органами, имеющими полномочия по рассмотрению ходатайств российских физических и юридических лиц о направлении судебного акта, принятого на территории России, компетентному латвийскому суду.

Он также подчеркнул, что реквизиты спорного ходатайства были определены на основании законодательства Латвии согласно п. 3 ст. 51 Договора. Кроме того, к ходатайству также прилагались заверенные нотариусом переводы на латышский язык всех необходимых документов.

«Таким образом, обществом были совершены все необходимые процессуальные действия для того, чтобы поданное им ходатайство было направлено арбитражным судом г. Москвы в суд Латвийской Республики, поименованный в ходатайстве, в соответствии с требованиями п. 2 ст. 51 Договора.

Однако вместо норм Договора, подлежащих применению, Арбитражным судом г. Москвы были применены положения гл. 31 АПК РФ, которые регламентируют порядок приведения в исполнение решений иностранных судов на территории РФ, т.е.

ориентированы на ситуацию, противоположную той, что имеет место в настоящем деле», – отмечено в определении Суда.

Верховный Суд также обратил внимание, что 17 мая общество обратилось в АС г. Москвы с повторным заявлением, и арбитражный суд удовлетворил такое заявление. Впоследствии рижский суд признал и исполнил решение московского суда.

Тем не менее общество для целей справедливого судебного разбирательства настаивало на отмене оспариваемых судебных актов как принятых с существенным нарушением норм права.

В этой связи Верховный Суд удовлетворил просьбу заявителя, отменив оспариваемые им судебные акты нижестоящих инстанций.

Юрист корпоративной и арбитражной практики «Качкин и Партнеры» Юлия Бурденко полагает, что суд первой инстанции просто не разобрался в поставленном заявителем вопросе, сославшись на не подлежащие применению нормы в рассматриваемом случае.

«Апелляция и кассация, пытаясь исправить ситуацию и не отменяя при этом определение суда первой инстанции, указали на то, что заявитель вправе повторно обратиться с аналогичным ходатайством, немного изменив его просительную часть», – отметила она.

По словам эксперта, рассматриваемое дело интересно тем, что, несмотря на то, что цель заявителя была достигнута путем повторной подачи ходатайства, заявитель, как указал ВС – «для целей справедливого судебного разбирательства», не оставил попыток отменить незаконный судебный акт и успешно обжаловал его в Верховный Суд. «Такие случаи, когда единственная цель подателя кассационной жалобы – справедливое судебное разбирательство, в практике случаются редко, при этом данные разъяснения, определенно, будут полезны лицам, оказавшимся в аналогичной правовой ситуации», – резюмировала Юлия Бурденко.

Юрист АБ «КИАП» Евгений Васин согласился с выводом Верховного Суда о том, что отказ в удовлетворении заявления о перенаправлении решения АС г. Москвы в иностранный суд нарушил положения Договора о правовой помощи и в данном случае не применимы нормы АПК РФ о признании и приведении в исполнение иностранного судебного решения.

В то же время эксперт считает, что в рассматриваемом деле затронут вопрос не столько права, сколько юридической техники. «В этой связи трудно давать однозначный комментарий, не имея при себе текста заявления. Если же исходить из текстов судебных решений по данному делу, можно заключить, что заявление было составлено в адрес иностранного суда с пометкой “через АС г. Москвы”.

Требования Договора были соблюдены, в то время как российские суды нижестоящих инстанций не усмотрели в данном заявлении просительную часть для арбитражного суда г. Москвы с просьбой перенаправить заявление в иностранный суд.

В свою очередь ВС РФ разъяснил, что в таком случае формулировать отдельную просьбу для российских судов о перенаправлении документов не требовалось», – полагает Евгений Васин.

Поправки к Конституции 2020. Приоритет международного права и российский суверенитет

?

jurobzor

June 15 2020, 23:49

Categories:

Мы продолжаем серию постов про поправки к Конституции. Этот пост — про государственный суверенитет и приоритет международного права. Давайте отбросим все то, о чем болтают языками с экрана телевизора и разберемся в вопросе.

Приоритет международных договоровОсновная норма, которая провозглашает так называемый приоритет международного права, содержится в части 4 статьи 15 Конституции и гласит: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».

Начнем разбираться с конца. Действительно, Конституция устанавливает приоритет международных договоров над российскими законами. Но если задуматься, в этом нет ничего плохого, и это ни коим образом не умаляет суверенитет России.

Договоры — это соглашения, которые государства заключают между собой. Таких договоров тысячи, и они приносят гражданам реальную пользу.

Например, благодаря таким договорам в Европе признаются российские водительские удостоверения, в странах СНГ признаются документы, удостоверенные российскими нотариусами, и так далее.

Разумеется, распространяют свое действие договоры лишь на те страны, которые являются их участниками.

Другими словами, приоритет над российскими законами имеют лишь те международные договоры, которые Россия сама подписала и ратифицировала, то есть добровольно взяла на себя какие-то обязательства! Где же здесь может быть утрата суверенитета, если мы сами решаем, какие договоры подписывать, а какие — нет? Тем более, что из любого договора в любой момент можно выйти, если он перестал отвечать национальным интересам. Короче говоря, никакой утратой суверенитета здесь и не пахнет.

Общепризнанные принципы и нормы

Кроме международных договоров составной частью российской правовой системы являются общепризнанные принципы и нормы международного права. Здесь все несколько сложнее. С одной стороны, для формирования международных принципов не требуется обязательное согласие России: принципы могут возникнуть и без ее участия.

С другой стороны, частью нашей правовой системы являются не абы какие принципы и нормы, а лишь общепризнанные, то есть признанные всеми, включая Россию.

Принципы и нормы, которые Россия не признает, не являются частью нашей правовой системы и, следовательно, здесь тоже ни о какой потере суверенитета речи быть не может.

Чтобы было понятно, общепризнанные международные принципы — это, например, принцип уважения прав человека или принцип нерушимости государственных границ. Вряд ли кто-то с этими принципами не согласен.

Если вам начинают доказывать, что российскому суверенитету угрожают какие-то общепринятые международные принципы, задайте оппоненту прямой вопрос: «А какие именно?» В лучшем случае вы не услышите в ответ ничего, в худшем — какую-нибудь ахинею про Международный валютный фонд, который в принципе не имеет никакого отношения ни к международным нормам, ни к международным принципам.

Ну и, кстати, обратите внимание: если про международные договоры в Конституции прямо указано, что они имеют приоритет над законами, то про международные нормы и принципы ничего подобного не указано. Что еще раз доказывает, что все разговоры про отсутствие у России суверенитета — небылицы.

Что меняется в Конституции

Мы кратко рассказали про приоритет международного права над российскими законами. И вот уже несколько месяцев нам говорят, что так жить нельзя, и надо срочно все менять.

А знаете, что самое смешное? Что в 15-ю статью Конституции, где все это написано, поправки вообще не вносятся! Потому что в первые 64 статьи поправки вносить нельзя, это в самой Конституции и написано (часть 1 статьи 135)! То есть когда вам говорят про то, что приоритет международных договоров над российскими законами — это угроза российскому суверенитету, и поправки в Конституцию это изменят, вам просто врут в лицо: никуда приоритет международных договоров не денется, пока существует эта Конституция.

А что же тогда меняется с этим суверенитетом? А вот что: в 79-ю статью Конституции добавляется текст: «Решения межгосударственных органов, принятые на основании положений международных договоров Российской Федерации в их истолковании, противоречащем Конституции Российской Федерации, не подлежат исполнению в Российской Федерации».

А что же это за такие «межгосударственные органы, принимающие решения на основании положений международных договоров Российской Федерации»? Да это, в первую очередь, Европейский суд по правам человека.

Вот его-то решения теперь можно будет не выполнять, если они противоречат Конституции. А противоречат они Конституции или нет — будет решать отечественный Конституционный Суд.

Тот самый, в котором благодаря новым поправкам по инициативе президента можно будет снимать судей.

ЕСПЧ

При этом заметьте: ЕСПЧ выносит решения в отношении России не по своей инициативе.

Он выносит такие решения потому что Россия ратифицировала международный договор — Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод — и тем самым добровольно согласилась подчиняться решениям ЕСПЧ.

Но в последнее время решения Европейского суда российские власти что-то не очень устраивают: то преследование Навального признают политически мотивированным, то еще что-нибудь. Вот и родилась поправка в Конституцию.

Ссылка на основную публикацию