Статья 23. Иммунитет государства

Одним из фундаментальных принципов в международном праве является полное равенство между суверенными государствами. На протяжении многих лет в отношениях между государствами царила концепция абсолютного иммунитета.

В свете процесса стремительной глобализации и увеличения внешнеэкономических связей и, как следствие возможных судебных разбирательств с участием государств, появилась необходимость ограничить юрисдикционные иммунитеты иностранных государств. Это привело к принятию в 2004 г.

Конвенции ООН «О юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности».

Данная тенденция не обошла стороной и Израиль и в 2008 году вступил в силу закон «Oб иммунитете иностранных государств» (далее – «Закон»), основополагающим принципом которого является концепция ограниченного юрисдикционного иммунитета иностранных государств.

Насколько широко распространяются установленные в Законе ограничения? Кому помогает Закон? В каких случаях иностранному государству всё же придётся предстать перед лицом израильского правосудия? – об этом и пойдет речь в настоящей статье.

Основная цель Закона – состоит в необходимости обеспечить защиту чести и статуса иностранных государств – в различных судебных инстанциях Израиля.

Как правило, только если ограничение иммунитета указано в Законе, либо иностранное государство само добровольно откажется от своего иммунитета, Израиль имеет право привлечь его представителей к суду.

Как и в других западных странах, в израильском аналоге существует 6 категорий судебных споров, на которые судебный иммунитет не распространяется. В этой статье мы коснемся двух категорий.

Во-первых, судебный иммунитет не распространяется на споры, в которых само иностранное государство выступает в роли одной из сторон при заключении обычных гражданско-правовых сделок или субъекта экономической деятельности.

Так, например, приобретение земельного участка в Хайфе Российской Федерацией с целью строительства на нём здания будущего консульства РФ и жилых помещений для дипломатов является, по мнению израильского суда, обычной экономической сделкой с недвижимостью, в рамках которой Россия выступает в роли покупателя, а не привилегированным актом суверенного государства.

Вторая группа споров, на которую Закон не распространяется, касается сферы трудовых отношений. В дипломатические представительства нередко нанимают на работу израильтян. В случае возникновения трудовых конфликтов, местный работник имеет право обратиться с иском в израильский суд против иностранного работодателя (диппредставительство).

  • Право это, однако, не абсолютно и обусловлено следующими условиями: (1) работа истца выполняется либо должна была быть выполнена полностью или частично на территории Израиля; (2) во время возникновения конфликта работник являлся гражданином Израиля или его постоянным резидентом; (3) иск подпадает под исключительную юрисдикцию судов по трудовым конфликтам.
  • До сегодняшнего дня именно трудовые конфликты составляют большую часть существующей судебной практики в отношении положений Закона.
  • Наши выводы, исходя из изученных судебных решений таковы:

— иностранные государства и их официальные представители не смогут защититься от претензий работников заплатить полагающиеся им социальные выплаты, ссылаясь на статью в трудовом договоре, согласно которой конфликты любого характера должны разрешаться в судебных инстанциях государства-работодателя.

Работодатели обязаны обеспечивать работников всеми социальными правами, которые прописаны в трудовом законодательстве Израиля (например, компенсацией в случае досрочного увольнения, страховыми выплатами, отпускными, оздоровительными и т.д.).

В случае частичной или полной неуплаты вышеупомянутых привилегий, равно как и в случае нарушения норм трудового права, работник может обратиться в суд по трудовым конфликтам с требованием получить причитающиеся льготы и выплаты.

Так, израильский суд дважды оказался принять позицию испанского консульства в Иерусалиме, в трудовых соглашениях которого существует пункт о порядке разрешения споров исключительно на территории Испании и удовлетворил иск уволенных работников.

— израильский суд уполномочен решать трудовые конфликты между официальными представителями иностранных государств (посольств) и их наёмными работниками, даже если последние не являются гражданами Израиля.

Так, иностранная рабочая из Филиппин имеющая рабочую визу, и постоянно проживающая на территории Израиля, работая домработницей у посла Конго в Израиле, имеет право подать иск в израильский суд против посла и Республики Конго с требованием выплатить полагающиеся ей льготы, и у Конго нет возможности сослаться на иммунитет.

— израильский суд вправе рассмотреть иск палестинца, который работал личным водителем представителя Словении в Палестинской Автономии.

Суд постановил, что поскольку частично работа происходила на израильской территории, местом проживания, как дипломата, так и работника являлся восточный Иерусалим (по законам Израиля являющийся суверенной израильской территорией), создаётся достаточно условий для рассмотрения этого иска именно израильским судом, а не судебной инстанцией Палестинской Автономии.

— стоит отметить, что, как показывает судебная практика, в тех случаях, когда предметом судебного разбирательства является сам факт увольнения работника, суд предпочитает не вмешиваться в решение о прекращении работы, и ограничится обязанностью государства выплатить уволенному работнику все полагающиеся компенсации согласно трудовому законодательству Израиля.

В отношении следующих двух категорий соответствующей судебной практики ещё не выработано, поэтому приведу лишь их основные положения.

Иммунитет не будет применен в отношении споров о возмещении вреда, причиненного жизни или имуществу при условии, что этот вред был причинён на территории Израиля. Права иностранного государства на имущество, находящееся на территории Израиля также можно оспорить в суде при соблюдении определённых условий.

В заключении хочется отметить, что этот Закон задумывался с двойной целью: с одной стороны, обеспечить достаточную защиту иностранному государству, проводящему свою деятельность на территории другого государства, а с другой стороны, не позволить государству уйти от ответственности в случае нарушения определённых правовых норм. На основе ряда судебных решений можно прийти к выводу, что это Закону удаётся.

О внесении в госдуму законопроекта об установлении правового режима юрисдикционного иммунитета иностранного государства и его имущества на территории россии

6 августа 2015 07:00

Распоряжение от 4 августа 2015 года №1494-р.

С учётом норм международного права, законодательства и судебной практики зарубежных стран предлагается установить пределы юрисдикционного иммунитета иностранных государств и их имущества.

Также определяются случаи, когда иностранное государство и его имущество не пользуются юрисдикционным иммунитетом, и предусматривается возможность отказа иностранного государства от юрисдикционного иммунитета.

Проект федерального закона «О юрисдикционном
иммунитете иностранного государства и имущества иностранного государства в
Российской Федерации» (далее – законопроект) подготовлен Минюстом во исполнение
поручения Правительства России и направлен на регулирование юрисдикционного
иммунитета иностранных государств в Российской Федерации.

Советское процессуальное законодательство
базировалось на концепции абсолютного иммунитета, которая предполагает, что
предъявление в национальных судах исков к иностранному государству, наложение
ареста на имущество такого государства или принудительное исполнение
вынесенного против него судебного решения допускаются лишь с согласия соответствующего
государства. На концепции абсолютного иммунитета основывается и действующее
российское законодательство.

Вместе с тем на практике во
внешнеэкономической деятельности Россия вынуждена отказываться от иммунитета.

В связи с расширением внешнеэкономической
деятельности и привлечением иностранных инвестиций Россия заключила ряд
международных договоров о взаимной защите инвестиций, которые предусматривают,
что споры, связанные с инвестициями, рассматриваются в международном
коммерческом арбитраже.

В действующем законодательстве ряда зарубежных стран
это означает отказ от иммунитета. К настоящему времени заключены десятки таких
договоров.

Таким образом, практика внешнеэкономической деятельности России, а
также международная договорная практика показывают, что возникла тенденция
признания Российской Федерацией юрисдикции иностранных судов, что представляет
собой отказ от иммунитета.

Количество исков, предъявляемых к Российской
Федерации и её органам в иностранных судах, неуклонно увеличивается, при этом
согласия России на её участие в деле не испрашивается.

Сложившееся положение обусловлено тем, что в
законодательстве зарубежных стран широкое распространение получила концепция
ограниченного иммунитета государства, в соответствии с которой иностранное
государство, его органы и организации, а также их собственность не пользуются
иммунитетом в отношении требований, вытекающих из коммерческой деятельности
этих субъектов.

На этой концепции основана принятая
Организацией Объединённых Наций 2 декабря 2004 года и подписанная Российской
Федерацией 1 декабря 2006 года Конвенция о юрисдикционных иммунитетах
государств и их собственности.

В ряде иностранных государств приняты
соответствующие законы, в частности, в США, Канаде, Великобритании, Австралии,
ЮАР и Сингапуре.

В других иностранных государствах концепция ограниченного
иммунитета иностранного государства не имплементирована в законодательство, а
реализуется в судебной практике (Франция, Дания, Норвегия, Греция, Италия,
ФРГ).

  • В соответствии с названой концепцией и с
    учётом положений Конвенции о юрисдикционных иммунитетах государств и их
    собственности законопроектом предлагается установить правовой режим
    юрисдикционного иммунитета иностранного государства и его имущества на
    территории России.
  • Законопроектом устанавливаются предмет его
    правового регулирования и приоритет международного договора, а также содержание
    используемых в законопроекте понятий, в частности, «иностранное государство»,
    «юрисдикционный иммунитет», «судебный иммунитет» и других.
  • В соответствии с нормами международного права,
    законодательством и судебной практикой зарубежных стран законопроект устанавливает
    пределы юрисдикционного иммунитета иностранных государств и их имущества.
  • Также определяются случаи, когда иностранное
    государство и его имущество не пользуются юрисдикционным иммунитетом, и
    предусматривается возможность отказа иностранного государства от
    юрисдикционного иммунитета.
  • В целях обеспечения баланса юрисдикционного
    иммунитета, предоставляемого иностранному государству в соответствии с
    российским законодательством, и юрисдикционного иммунитета, предоставляемого
    России в данном иностранном государстве, законопроект предусматривает
    возможность ограничения судом Российской Федерации на основе принципа
    взаимности юрисдикционного иммунитета иностранного государства, если
    установлено, что в иностранном государстве, в отношении которого возник вопрос
    о юрисдикционном иммунитете, Российской Федерации предоставляется
    юрисдикционный иммунитет в более ограниченном объёме, чем тот, который
    предоставляется иностранному государству.
  • Законопроект соответствует положениям Договора
    о Евразийском экономическом союзе, а также положениям других международных
    договоров Российской Федерации.
  • Реализация положений законопроекта потребует
    внесения изменений в Гражданский процессуальный кодекс, Арбитражный
    процессуальный кодекс и Федеральный закон «Об исполнительном производстве»,
    которые в настоящее время содержат положения, определяющие особенности
    рассмотрения дел с участием иностранных лиц, в том числе о признании и
    исполнении решений иностранных судов.
  • Законопроект направлен на защиту российских
    интересов путем отказа от концепции абсолютного юрисдикционного иммунитета
    иностранных государств в России, что позволит принять ответные меры при
    обращении взысканий на российскую собственность за ее территориями.
  • Законопроект рассмотрен и одобрен на
    заседании Правительства Российской Федерации 23 июля 2015 года.

Иммунитеты государства в законодательстве Российской Федерации

Российская Федерация, субъекты РФ, муниципальные образования «выступают в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с иными участниками этих отношений — гражданами и юридическими лицами» (п. 1 ст. 124 ГК).

К гражданско-правовым отношениям с участием российского государства применяются нормы, определяющие участие юридических лиц в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, если иное не вытекает из закона или особенностей данных субъектов.

Читайте также:  Статья 4. субъекты лизинга

Из смысла ст. 124 ГК вытекает юридическое равенство понятий «Российская Федерация» и «юридическое лицо» в правоотношениях, урегулированных гражданским законодательством. От имени Российской Федерации соответствующие органы государственной власти в рамках своей компетенции могут приобретать имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности и выступать в суде (п. 1 ст. 125 ГК).

Россия как субъект гражданского права отвечает по обязательствам своим собственным имуществом, кроме имущества, которое закреплено за созданными ею юридическими лицами на праве хозяйственного ведения или оперативного управления.

Обращение взыскания на землю и другие природные ресурсы допускается в случаях, предусмотренных законом (ст. 126 ГК РФ).

В гражданские обязательства, затрагивающие государственную собственность, вступают отдельные государственные органы, территориальные подразделения государства, государственные предприятия, за которыми закреплено государственное имущество для его использования в хозяйственных целях.

Статья 127 ГК РФ устанавливает, что особенности ответственности Российской Федерации и ее субъектов в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, с участием иностранных юридических лиц, граждан и государств определяются законом об иммунитете государства и его собственности.

Формально юридически положения ГК РФ уравнивают государство с иными субъектами гражданско-правовых сделок. К отношениям с участием государства в сфере МЧП на общих основаниях применяются правила разд.

VI ГК РФ: «К гражданско-правовым отношениям, осложненным иностранным элементом, с участием государства, правила настоящего раздела применяются на общих основаниях, если иное не установлено законом» (ст. 1204).

Общим постулатом выступает не изъятие иностранного государства из-под действия российского законодательства, а «отыскание применимого права на базе коллизионных норм»1.

Норма ст. 1204 формально подтверждает установления ст. 124 и 127 ГК РФ. Однако данное предписание корректируется предусмотренным в ГК РФ общим исключением — в федеральных законах или международных договорах может быть установлено иное. Положения ст.

124 и 1204 имеют диспозитивный характер и предусматривают возможность издания законов, устанавливающих приоритетные права государства в частноправовых отношениях. Если федеральный закон (например, ст. 401 ГПК РФ) предусматривает действие абсолютного иммунитета, то в изъятие ст.

1204 ГК РФ должны применяться положения ГПК РФ.

Статья 401 ГПК РФ закрепляет общий принцип: иностранное государство пользуется в России иммунитетом в полном объеме, а ограничение допускается только в случае, если иностранное государство дало на это свое согласие либо если это предусмотрено международным договором РФ или федеральным законом. ГПК РФ увязывает возможность привлечения иностранного государства к суду в России с наличием согласия соответствующего государства. Российское процессуальное законодательство исходит из идеи абсолютного иммунитета, однако опять же федеральным законом может быть предусмотрено иное.

В результате получились два взаимоисключающих правила: в МЧП государство выступает на равных началах с частными лицами, но федеральным законом может быть предусмотрено иное; в МГП государство пользуется абсолютным иммунитетом, федеральным законом может быть предусмотрено иное.

Отечественная доктрина демонстрирует редкое единодушие: концепция абсолютного иммунитета, предусмотренная российским законодательством, не отвечает реалиям современного мира.

Иностранное государство выступает не только как носитель суверенной власти, но и как обычный участник международного рынка товаров, услуг и капитала. Доктрина абсолютного иммунитета государства отражает потребности рыночной экономики, способствует нестабильности международного гражданского оборота.

Юридические средства защиты в иностранных судах, основанные на концепции абсолютного иммунитета государства, ограничены и эффекта не дают.

Придерживаясь данной концепции, Россия лишает своих граждан и юридических лиц возможности судебной защиты прав, возникающих из гражданско-правовых отношений с иностранными государствами. Признавая за иностранными государствами абсолютный иммунитет, Россия не получила на условиях взаимности абсолютного иммунитета от юрисдикции иностранных государств.

Признавая абсолютный иммунитет иностранного государства, Россия не вправе рассчитывать на то же самое со стороны такого государства, если его законодательство основано на теории ограниченного иммунитета.

В частности, российский суд обязан отказать в иске российского юридического лица к иностранному государству, тогда как Российская Федерация может быть привлечена в качестве ответчика в американском (английском, французском) суде, если спор носит коммерческий характер.

В АПК РФ есть «подвижки» от абсолютной концепции иммунитета к функциональной (п. 1 ст. 251).

АПК РФ оперирует понятием «иностранное государство — носитель власти» и исходит из того, что в суверенном качестве иностранное государство не может быть привлечено к суду в России без согласия его компетентных органов, если иное не вытекает из требований федеральных законов или международных договоров РФ. Теоретически по спорам из предпринимательской деятельности иностранное государство может быть ответчиком в российском суде.

В законодательстве РФ отсутствует закон об иммунитетах государства, хотя проект такого закона был разработан еще в начале 1990-х гг. и шла интенсивная работа по его принятию. В надежде на скорое принятие данного закона законодатель в ст.

127 ГК РФ закрепил норму, что особенности ответственности России и ее субъектов в гражданских отношениях с участием иностранных лиц «определяются законом об иммунитете государства и его собственности». В итоге получилось, что положения ст.

127 ГК РФ отсылают к несуществующему закону.

Проект федерального закона «Об иммунитете иностранных государств и их собственности» в 2005 г. был принят Государственной Думой в первом чтении. Проект исходил из концепции функционального иммунитета иностранного государства. В нем предусматривалось, что иностранное государство не пользуется в России судебным иммунитетом по спорам:

  • 1) возникшим при осуществлении этим государством предпринимательской деятельности;
  • 2) из сделок, совершенных государством не при осуществлении суверенной власти;
  • 3) касающимся участия государства в коммерческих и некоммерческих организациях в Российской Федерации;
  • 4) касающимся прав государства на недвижимое имущество на территории РФ;
  • 5) касающимся прав на имущество, возмещения вреда, интеллектуальной собственности, трудового договора, эксплуатации морских судов и судов внутреннего плавания.

По неизвестным причинам дальнейшая работа над этим законопроектом была прекращена.

В связи с ратификацией Россией Конвенции ООН 2004 г. возникла необходимость изменения действующего законодательства в плане отказа от концепции абсолютного иммунитета.

В настоящее время иностранное государство (участник Конвенции ООН 2004 г., которая до сих пор не вступила в силу) может быть привлечено к ответственности в российских судах на основании Конвенции ООН 2004 г.

, имплементированной в отечественное право.

Международные двусторонние договоры РФ о взаимной защите и поощрении инвестиций (США, Венгрия, Южная Корея) устанавливают взаимный (договорный) отказ субъектов договора от государственных иммунитетов, наличие арбитражной оговорки в пользу иностранного коммерческого арбитража (в основном, Арбитражного института Стокгольмской торговой палаты). При возникновении спора нет необходимости заключать дополнительное арбитражное соглашение. Стороны вправе сразу же передать спор в органы международного коммерческого арбитража. Эти соглашения содержат нормы о возможности выбора применимого права сторонами сделки (по существу — отказ государства от коллизионного иммунитета). В торговом договоре СССР с Австрией 1955 г. закреплено (ст. 4): «Споры по торговым сделкам, заключенным или гарантированным на территории Австрии торговым представительством, подлежат, при отсутствии оговорок о третейском разбирательстве, компетенции австрийских судов».

Иммунитет государства

Иммунитет государства

в общем смысле неподсудность одного государства судам другого государства. Данное правило вытекает из ключевого принципа международного публичного права — принципа суверенитета государства, нашедшего отражение в латинской формуле par in parent поп habet imperium («равный над равным не имеет власти»).

Выделяют три вида И.г.: судебный; от предварительного обеспечения иска; от принудительного исполнения судебного решения.

В международной практике существует две доктрины относительно иммунитета государства: доктрина абсолютного иммунитета государства и доктрина ограниченного (функционального) иммунитета государства.

Источник: Международное частное право. Словарь терминов.

Иммунитет государства

в самом общем смысле неподсудность одного государства суду другого государства (см. Суверенное равенство государств). Иммунитетом пользуются само иностранное государство, его органы и принадлежащее ему имущество. В теории международного права и в международной практике обычно выделяются несколько видов И. г. Судебный И. г.

состоит в том, что государство не может быть привлечено к суду другого государства в качестве ответчика, кроме случаев, прямо выраженного им согласия на это. И. г. от предварительного обеспечения иска состоит в том, что имущество государства не может быть предметом обеспечения иска. И. г.

от исполнения состоит в том, что на имущество государства не может быть обращено взыскание в порядке принудительного исполнения судебного или арбитражного решения. Точно так же не должны осуществляться принудительные меры (в т.ч.

арест в порядке обеспечения иска или в порядке принудительного исполнения уже вынесенного судебного решения) к государственным морским судам. Принцип И. г. отражен в законодательстве РФ (ст. 435 ГПК).

Источник: Большой юридический словарь

Иммунитет государства

невозможность привлечения государством к суду другого государства в качестве ответчика, за исключением случаев когда оно само дает на это согласие. Распространяется на государство и его собственность (имущество). Собственность (имущество) государства не может быть предметом принудительных изъятий, ареста и иных мер обеспечения исков и исполнения судебных решений судов других государств. Применение таких мер возможно с согласия государства. Государства могут согласиться на учреждение международного суда, решения которого будут касаться имущественных обязательств государств и их собственности. Однако выполнение решений таких судов обеспечивается самими государствами. Мнение государства может не иметь решающего значения (хотя может и учитываться) в случае развязывания им войны. Победившее государство в прежние времена (до начала XX в.) могло получить контрибуцию (дань победителю), позднее — репарации (возмещение причиненного ему материального ущерба) в соответствии с договором (соглашением) государств-победителей или двусторонним соглашением с побежденным государством. Первоначальный вывоз ценностей из побежденного государства является, как правило, принудительной акцией победивших государств. Последующие выплаты являются выражением вынужденного согласия побежденного государства с волей государств-победителей.(С. А.)

Источник: Конституционное право. Энциклопедический словарь

Иммунитет государства

принцип международного права, вытекающий из начала государственного суверенитета. И.г. состоит в том, что в силу суверенного равенства всех государств одно государство не может осуществлять власть в отношении другого государства («равный не имеет власти над равными»).

Иммунитетом пользуются иностранное государство, его органы и принадлежащее государству имущество. Имущество иностранного государства не может быть подвергнуто мерам принудительного характера (наложение ареста и т.д.). В теории международного права и в международной практике обычно различают несколько видов И.г. Судебный И.г.

Читайте также:  Статья 7. Религиозная группа

состоит в том, что государство неподсудно суду другого государства («равный над равными не имеет юрисдикции»). Государство не может быть привлечено к суду другого государства в качестве ответчика, кроме случаев прямо выраженного им согласия на это. И.г.

от предварительного обеспечения иска состоит в том, что имущество государства не может быть предметом обеспечения иска. И.г. от исполнения состоит в том, что имущество государства не может быть объектом обращения взыскания в порядке принудительного исполнения судебного или арбитражного решения.

Точно так же не должны осуществляться принудительные меры (в т.ч. арест в порядке обеспечения иска или в порядке принудительного исполнения уже вынесенного судебного решения) к государственным морским судам.В международной практике применяется две концепции — абсолютного и ограниченного (функционального) иммунитета.

В силу концепции абсолютного иммунитета И.г. презюмируется во всех случаях, в т.ч. в случае хозяйственной, экономической деятельности государства, участия государства в частноправовых отношениях (если государство само не откажется от иммунитета). В силу концепции ограниченного (функционального) иммунитета И.г.

презюмируется, если оно вступает в частноправовые отношения для осуществления своих суверенных функций, и, наоборот, презюмируется отсутствие иммунитета (отказ от него), если государство вступает в такие отношения с коммерческими целями.

Источник: Словарь международного права.

Иммунитет государства

принцип международного права, основанный на принципе государственного суверенитета. И.г. состоит в том, что в силу равенства всех государств одно государство не может осуществлять власть в отношении другого государства («равный не имеет власти над равными»).Иммунитетом пользуются иностранное государство, его органы и принадлежащее государству имущество. Имущество иностранного государства не может быть подвергнуто мерам принудительного характера (наложение ареста и т.д.). В теории международного права и в международной практике обычно различают несколько видов И.г. Судебный И.г. состоит в том, что государство неподсудно суду другого государства («равный над равными не имеет юрисдикции»). Государство не может быть привлечено к суду другого государства в качестве ответчика, кроме случаев прямо выраженного им согласия на это. И.г.

от предварительного обеспечения иска состоит в том, что имущество государства не может быть предметом обеспечения иска. И.г.от исполнения состоит в том, что имущество государства не может быть объектом обращения взыскания в порядке принудительного исполнения судебного или арбитражного решения. Точно т.ж. не должны осуществляться принудительные меры (в т.ч. арест в порядке обеспечения иска или в порядке принудительного исполнения уже вынесенного судебного решения) к государственным морским судам. Международно-правовой принцип И.г. получил отражение во внутреннем законодательстве РФ (ст. 435 ПТК РСФСР). В законодательстве ряда государств получила отражение теория функционального (или ограниченного) И.г, согласно которой, если государство действует как суверен, то оно всегда пользуется иммунитетом. Если же государство действует в качестве частного лица, осуществляет внешнеторговые операции или же занимается какой-либо иной коммерческой деятельностью, то в таких случаях государство иммунитетом не пользуется. Согласно Европейской конвенции об иммунитете государств 1972 г. иммунитет не признается: если государство отказалось от него; само предъявило иск; спор возник по трудовому контракту в связи с недвижимостью, требованиями о возмещении ущерба, а т.ж. в связи с осуществлением в стране суда, рассматривающего дело о коммерческой деятельности. В законодательстве РФ принцип И.г. нашел отражение в ст. 435 ГПК РСФСР.

Источник: Экономика и право: словарь-справочник

Иммунитет государства

в общем смысле неподсудность государства суду иностранного государства. Генезис И.г. восходит к обычной норме, выраженной в латинских максимах: par in parem non habet imperium, par in parem non habet jurisdictionen («равный над равным власти не имеет», «равный над равным не имеет юрисдикции»). Юридическим фундаментом И.г. выступает суверенитет государства, закрепленный в Уставе ООН: «Под суверенным равенством понимается следующее: а) государства юридически равны; б) каждое государство пользуется неотъемлемым правом полного суверенитета; в) личность государства пользуется уважением, правом на территориальную целостность и политическую независимость; г) каждое государство должно честно выполнять свой долг и обязанности». Ни одно государство не может быть подчинено ни в каком отношении, в том числе и юрисдикционном, другому государству. Различают несколько видов И.г.: а) от действий законодательства иностранного государства, в силу которого без явно выраженного на то согласия государства в контракте, заключаемом с его участием, нельзя подчинить договорные отношения праву другого государства (поэтому в условиях, когда в каком-либо гражданско-правовом договоре, стороной по которому выступает иностранное государство, отсутствует положение о применимом праве, действует презумпция подчинения такого договора праву этого государства); б) судебный, или юрисдикционный, И.г. в узком смысле слова. На основании судебного иммунитета невозможно привлечь государство в качестве ответчика в иностранном суде или арбитраже без его согласия. Если государство в каком-то конкретном случае выступает истцом в судебном разбирательстве, данное обстоятельство не может считаться правовым основанием, в частности, для автоматического предъявления ему встречного иска. В такой ситуации также требуется его специальное согласие; в) И.г. от предварительного обеспечения иска. В случае судебного иска и согласия государства на его рассмотрение в иностранном суде последний тем не менее не вправе принять меры к обеспечению иска в отношении судебных или иных расходов посредством обращения к имуществам (денежным средствам) государства (казны) в виде наложения ареста или других подобных мер; г) И. от принудительного исполнения судебного решения. Содержание этого вида И. сходно с вышеуказанным — различие только в том, что первый направлен на обеспечение какого-либо действия суда в предварительном порядке, а второй — на обеспечение окончательных мер, т.е. принудительного исполнения судебного решения; д) иммунитет собственности государства. Рассматриваемый вид иммунитета охватывает оба ранее перечисленных вида, поскольку обеспечить в предварительном или принудительном порядке иск или решение суда можно только через обращение взыскания на имущество (собственность) конкретного государства. В зависимости от меры признания объема И.г. можно выделить теорию абсолютного иммунитета, долгое время сохранявшую значение незыблемой основы: в той или иной форме она была закреплена в законодательстве и поддерживалась судебной практикой значительного числа государств, в том числе СССР. Китая (до 70-х гг.). Великобритании, США. многих европейских и иных государств. В последние годы принцип абсолютного иммунитета более подвержен колебаниям. Так. в ФЗ РФ от 30 декабря 1995 г. № 225-ФЗ «О соглашениях о разделе продукции» закреплена легально возможность отказа государства от судебного иммунитета, иммунитета в отношении предварительного обеспечения иска и исполнения судебного и (или) арбитражного решения. Это связано с тенденцией — все более активно проявляющейся в настоящее время — отказа государств от теории абсолютного иммунитета. Другая теория — теория «функционального» иммунитета (ее разновидность — теория «торгующего государства»), смысл которой состоит в том, что, если государство ведет деятельность, которую может осуществлять любое «частное» лицо, оно тем самым отказывается от иммунитета. Имеется в виду, что общее содержание И.г. должно зависеть от функций, которые выполняет государство: деятельность в порядке осуществления властных полномочий сопровождается действием иммунитета, выполнение же действий «купца», коммерсанта не может быть сопряжено с иммунитетом. В Европейской конвенции 1972 г., заключенной в Базеле, отражена еще одна теория И.г. — «теория ограниченного иммунитета», в соответствии с которой в определенных случаях (при наличии соответствующих условий) И.г. может быть ограничен. Например не признается И.г., если государство само предъявило иск, если спор возник по трудовому контракту, в связи с недвижимостью. охраной прав промышленной собственности, а также иной деятельностью в стране суда. Однако обеспечение иска в силу конвенции вообще не допускается, т.е. И.г. от предварительного обеспечения иска признается категорически.

Источник: Энциклопедия юриста

Государственный иммунитет — State immunity

Доктрина и правила государственного иммунитета касаются защиты, предоставляемой государству от исков в судах других государств.

Правила относятся к судебным разбирательствам в судах другого государства, а не в собственных судах государства.

Правила были разработаны в то время, когда считалось нарушением суверенитета государства возбуждать дела против него или его должностных лиц в другой стране.

В настоящее время в различных государствах наблюдается тенденция к существенным исключениям из правила иммунитета; в частности, против государства может быть предъявлен иск, если спор возникает из-за коммерческой сделки, заключенной государством, или какой-либо другой «несуверенной деятельности» государства.

Конвенция Организации Объединенных Наций о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности, которая по состоянию на 2015 год еще не вступила в силу, переформулирует и гармонизирует правила и исключения из них.

Он не распространяется на уголовные дела и не допускает гражданских (например, финансовых) исков за нарушения прав человека против государственных служащих, если нарушение имело место в другой стране.

Лорд Аткин (ум. 1944) наблюдал в высшем суде Великобритании в 1938 году:

Суды страны не будут препятствовать иностранному суверену, то есть они не будут с помощью своей процедуры сделать его против его воли стороной судебного разбирательства, будь то судебное разбирательство против его личности или попытка взыскания с него определенной собственности или ущерба.

Более широкое значение этого правила состоит в том, что государство и любой суверен, если он не решит отказаться от своего иммунитета, обладают иммунитетом к юрисдикции иностранных судов и исполнению судебных постановлений. Так ревностно охраняется закон, что традиционно утверждение любой такой юрисдикции считается невозможным без согласия иностранной державы.

Аргументы за и против исключений

Некоторые комментаторы утверждают, что государства не должны быть защищены от дел, связанных с серьезными нарушениями прав человека.

Они утверждают, что основные права человека, такие как право на жизнь и запрещение пыток, должны иметь приоритет над правилами государственного иммунитета (с технической точки зрения они представляют собой нормы jus cogens ).

Другие указывают, что иммунитет государства должен быть исключением, требующим надлежащего обоснования, без которого государство должно нести ответственность.

Противники этого типа исключения указывают, что гражданские иски, поданные недовольными лицами в одной стране против другого государства, могут иметь серьезные политические и экономические последствия для обоих государств; и гражданское судопроизводство может вызвать сложные вопросы правоприменения и экстерриториальной юрисдикции . Они утверждают, что исключение из суверенного иммунитета должно быть сделано во внутреннем законодательстве каждой страны, чтобы применялись определение злоупотребления в этой стране, стандарты доказывания и правила доказывания.

Читайте также:  Статья 35. Органы охраны

На практике

Согласно обычному международному праву страны обычно имеют иммунитет от судебных разбирательств в другом государстве.

Суверенный иммунитет иногда предоставляется странам в международных судах и международном арбитраже; в основном, однако, если они действуют больше как подрядные организации (например, заключают соглашения относительно добычи и продажи нефти), ни в вопросах границ.

3 февраля 2012 года , в случае Германии против Италии:. Греция вмешиваясь

Статья 127. Гражданского Кодекса РФ. Особенности ответственности Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в отношениях, регулируемых гражданским законодательством

Особенности ответственности Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, с участием иностранных юридических лиц, граждан и государств определяются законом об иммунитете государства и его собственности.

Комментарии к ст. 127 ГК РФ

Основной юридической особенностью ответственности государства как субъекта гражданских правоотношений, осложненных иностранным элементом (то есть отношений, одной из сторон которых выступает иностранное юридическое лицо, гражданин или государство), является иммунитет. Данное качество основывается на государственном суверенитете и закрепленном в Уставе ООН принципе суверенного равенства всех государств.

Иммунитет государства как субъекта гражданских правоотношений включает два аспекта: материально-правовой и процессуальный, которые выражаются соответственно в иммунитете государственной собственности и юрисдикционном иммунитете.

Основополагающим международно-правовым источником, закрепляющим иммунитет государств и регулирующим отношения, связанные с его реализацией, является Конвенция ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности (принята Генеральной Ассамблеей ООН 16 декабря 2004 года).

Юрисдикционный иммунитет государств и иммунитет их собственности не следует путать с теми привилегиями и иммунитетами, которыми в соответствии с международным правом государства наделены в отношении дипломатических представительств, консульских учреждений, специальных миссий, представительств при международных организациях или делегаций в органах международных организаций или на международных конференциях и относящихся к ним лиц. К названным отношениям Конвенция не применяется. Также она не затрагивает привилегий и иммунитетов, предоставляемых в соответствии с международным правом главам государств ratione personae.

  • Кроме того, Конвенция не наносит ущерба иммунитетам, которыми в соответствии с международным правом пользуются государства в отношении принадлежащих или эксплуатируемых ими воздушных судов или космических объектов.
  • Статья 5 Конвенции устанавливает, что государства обладают иммунитетом, в отношении себя и своей собственности, от юрисдикции судов другого государства.
  • При этом в качестве суда в соответствии с Конвенцией признается любой орган государства, независимо от названия, правомочный осуществлять функции правосудия, а термин «государство» может означать:
  • государство и его различные органы управления;
  • составные части федеративного государства или политические подразделения государства, которые правомочны совершать действия в осуществление суверенной власти и действуют в этом качестве; учреждения или институции государства либо другие образования в той мере, в какой они правомочны совершать и фактически совершают действия в осуществление суверенной власти государства;
  • представителей государства, действующих в этом качестве.

Государства — участники Конвенции обеспечивают иммунитет других государств, воздерживаясь от осуществления юрисдикции при разбирательстве в своих судах дел, возбужденных против другого государства, и с этой целью обеспечивают, чтобы их суды по своей собственной инициативе выносили решение о соблюдении иммунитета другого государства в соответствии со статьей 5 Конвенции.

Разбирательство в суде государства рассматривается как возбужденное против другого государства, если это другое государство:

  • указано в качестве стороны в таком разбирательстве;
  • не указано в качестве стороны в разбирательстве, однако это разбирательство фактически преследует цель затронуть собственность, права, интересы или деятельность такого другого государства.

Однако государство не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции при разбирательстве в суде другого государства в отношении какого-либо вопроса или дела, если оно явно выразило согласие на осуществление этим судом юрисдикции в отношении такого вопроса или дела в силу:

  • международного соглашения;
  • письменного контракта; или
  • заявления в суде или письменного сообщения в рамках конкретного разбирательства.

При этом согласие государства на применение законодательства другого государства не должно пониматься как согласие на осуществление юрисдикции судами этого другого государства.

Кроме того, государство не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции при разбирательстве в суде другого государства, если оно:

  • само возбудило разбирательство; или
  • приняло участие в разбирательстве существа дела или предприняло какое-либо иное действие по существу дела. Однако, если государство докажет в суде, что ему не могло быть известно о фактах, могущих служить основанием для заявления об иммунитете, до тех пор пока оно не предприняло такого действия, оно может ссылаться на иммунитет на основании этих фактов при условии, что оно сделает это в ближайшее, по возможности, время.

Государство не рассматривается как согласившееся на осуществление юрисдикции судом другого государства, если оно вступает в разбирательство или предпринимает какое-либо другое действие с единственной целью:

  • сослаться на иммунитет; или
  • привести доказательства своего права или интереса в отношении собственности, которой касается разбирательство.
  1. Явка представителя государства в суд другого государства для дачи свидетельских показаний не должна пониматься как согласие первого государства на осуществление юрисдикции этим судом.
  2. Неучастие государства в разбирательстве в суде другого государства не должно пониматься как согласие первого государства на осуществление юрисдикции этим судом.
  3. Если государство заключает коммерческую сделку с иностранным физическим или юридическим лицом и, в силу применимых норм международного частного права, разногласия относительно этой коммерческой сделки подлежат юрисдикции суда другого государства, это государство не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции при разбирательстве дела, возникшего из этой коммерческой сделки.
  4. Данное правило, однако, не применяется:
  • в случае коммерческой сделки между государствами; или
  • если стороны коммерческой сделки явно договорились об ином.

Если государственное предприятие или другое образование, учрежденное государством, которое обладает независимой правосубъектностью и способно:

  • предъявлять иск или являться ответчиком по иску; и
  • приобретать имущество, иметь его в своей собственности или владеть и распоряжаться им, включая имущество, которое это государство передает в его пользование или под его управление, участвует в разбирательстве, которое связано с коммерческой сделкой, заключенной этим образованием, то иммунитет от юрисдикции, которым пользуется это государство, не затрагивается.

Под коммерческой сделкой Конвенция понимает:

  • любой коммерческий контракт или сделку о купле-продаже товаров или о предоставлении услуг;
  • любой контракт о займе или иную сделку финансового характера, включая любое обязательство по гарантии или компенсации в отношении любого такого займа или сделки;
  • любой иной контракт или сделку коммерческого, промышленного, торгового или профессионального характера, за исключением трудовых договоров.
  • При определении того, является ли контракт или сделка «коммерческой сделкой» в понимании Конвенции, следует прежде всего исходить из природы этого контракта или сделки, однако следует также учитывать их цель, если стороны контракта или сделки договорились об этом, или если, согласно практике государства суда, эта цель имеет отношение к определению некоммерческого характера этого контракта или сделки.
  • Юрисдикционный иммунитет государства включает также иммунитет от принудительных мер, принимаемых обычно до вынесения судебного решения либо после такового.
  • Никакие принимаемые до вынесения судебного решения принудительные меры, такие как обращение взыскания или арест, в отношении собственности государства не могут быть приняты в связи с разбирательством в суде другого государства, за исключением случаев, когда и в той мере, в какой:
  • государство прямо согласилось на принятие таких мер, которые указаны:
  1. а) в международном соглашении;
  2. б) в арбитражном соглашении или в письменном контракте; или
  3. в) в заявлении перед судом или в письменном сообщении после возникновения спора между сторонами; либо
  • государство зарезервировало или обозначило собственность для удовлетворения иска, являющегося объектом этого разбирательства.

Никакие принимаемые после вынесения судебного решения принудительные меры, такие как обращение взыскания, арест и исполнение решения, в отношении собственности государства не могут быть приняты в связи с разбирательством в суде другого государства, за исключением случаев, когда и в той мере, в какой:

  • государство прямо согласилось на принятие таких мер, которые указаны:
  • а) в международном соглашении;
  • б) в арбитражном соглашении или в письменном контракте; или
  • в) в заявлении перед судом или в письменном сообщении после возникновения спора между сторонами; либо
  • государство зарезервировало или обозначило собственность для удовлетворения иска, являющегося объектом этого разбирательства; либо
  • было установлено, что собственность непосредственно используется или предназначается для использования государством для иных целей, чем государственные некоммерческие цели, и находится на территории государства суда при условии, что принудительные меры после вынесения судебного решения могут быть приняты только в отношении собственности, которая имеет связь с образованием, против которого было направлено судебное разбирательство.

Конвенция ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности основывается на доктрине ограниченного (функционального) иммунитета.

Исходя из нее, государство пользуется иммунитетом только при осуществлении суверенных функций (jure imperie) и не пользуется при осуществлении действий коммерческого характера (jure gestionis).

На концепции ограниченного иммунитета основывается регулирование соответствующих вопросов законодательством США, а также Великобритании.

Концепция абсолютного иммунитета строится на том, что любое государство и принадлежащая ему собственность всегда обладают абсолютным иммунитетом от юрисдикции других государств.

Законодательство РФ, хотя она и является участником Конвенции ООН 2004 года, руководствуется концепцией абсолютного иммунитета.

Так, в соответствии со статьей 251 АПК РФ иностранное государство, выступающее в качестве носителя власти, обладает судебным иммунитетом по отношению к предъявленному к нему иску в арбитражном суде в РФ, привлечению его к участию в деле в качестве третьего лица, наложению ареста на имущество, принадлежащее иностранному государству и находящееся на территории РФ, и принятию по отношению к нему судом мер по обеспечению иска и имущественных интересов. Обращение взыскания на это имущество в порядке принудительного исполнения судебного акта арбитражного суда допускается только с согласия компетентных органов соответствующего государства, если иное не предусмотрено международным договором РФ или федеральным законом.

Отказ государства или международной организации от судебного иммунитета, предоставленного им в РФ, должен быть произведен в порядке, предусмотренном законом иностранного государства или правилами международной организации. В этом случае арбитражный суд будет рассматривать дело в порядке, установленном АПК РФ.

Аналогичная норма закреплена статьей 401 ГПК РФ в отношении иммунитета иностранных государств и международных организаций от подсудности российским судам общей юрисдикции.

Подраздел 3. ОБЪЕКТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ

Ссылка на основную публикацию