Статья 104. Пределы проверки и варианты итоговых решений

Конституционный Суд опубликовал Определение № 2311-О от 29 сентября, в котором конкретизировал положения ст. 54.1 НК.

ООО «Саратов-Холод Плюс» было отказано в признании недействительным решения налогового органа о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения. Суды пришли к выводу о допустимости применения в деле общества ст. 54.1 и п. 5 ст.

82 НК РФ, а также ч. 2 ст. 2 Закона от 18 июля 2017 г. № 163-ФЗ, которым были внесены изменения в ч. 1 НК. Суды посчитали, что решение о назначении в отношении общества выездной налоговой проверки было принято после дня вступления в силу Закона № 163-ФЗ.

«Саратов-Холод Плюс» обратился в Конституционный Суд, указав в жалобе, что указанные законоположения противоречат Конституции, поскольку допускают их применение в случае, когда в ходе выездной налоговой проверки проверяется налоговый период, завершившийся до дня вступления в силу Закона № 163-ФЗ.

Критерии недобросовестности налогоплательщиков уточненыФНС издала разъяснения для налоговых органов в связи с внесением изменений в НК РФ

Отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, Суд отметил, что Законом № 163-ФЗ ч. 1 Налогового кодекса была дополнена ст. 54.

1, согласно которой налогоплательщик вправе уменьшить налоговую базу (сумму налога) при соблюдении следующих условий: отсутствует искажение сведений о фактах хозяйственной жизни и об объектах налогообложения; сделка совершена не с целью неуплаты или неполной уплаты налога, а также его зачета или возврата; контрагент налогоплательщика исполнил обязательство по сделке. В силу данного законоположения обстоятельства, связанные с тем, что первичные документы подписаны ненадлежащим лицом, контрагент нарушил законодательство о налогах и сборах или можно было совершить другую законную сделку с тем же экономическим результатом, не являются самостоятельным основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

Кроме того, заметил КС, тем же Законом ст. 82 НК была дополнена п. 5, согласно которому доказывание обстоятельств, предусмотренных п. 1 ст. 54.1 НК, и (или) факта несоблюдения условий, предусмотренных п. 2 той же статьи, производится налоговым органом при проведении мероприятий налогового контроля в соответствии с разд. V, V.1, V.2 Налогового кодекса.

Высшая инстанция указала, что предусмотренный оспариваемыми положениями НК РФ порядок осуществления налогового контроля фактически сводится к конкретизации существующих полномочий налогового органа и ограничению его усмотрения при вмешательстве в осуществление налогоплательщиком прав на исчисление налоговой базы.

Следовательно, данное регулирование, касающееся процедурных вопросов проведения налоговых проверок и направленное на обеспечение прав налогоплательщика, а не на их ограничение, не может рассматриваться как ухудшающее права налогоплательщиков регулирование, которому была придана обратная сила ч. 2 ст. 2 Закона № 163-ФЗ.

«Фактически оно не определяет по-новому объем прав и обязанностей налогоплательщиков при уплате налогов и сборов, а лишь конкретизирует механизм налогового контроля таким образом, чтобы поддерживался баланс частных и публичных интересов в процессе выявления незаконного уменьшения налогоплательщиком налоговой базы, и указывает на обстоятельства и условия, которые могут быть приняты во внимание налоговым органом при квалификации действий налогоплательщика как незаконных», – подчеркивается в определении.

В свою очередь, заметил КС, Закон № 163-ФЗ вступил в силу по истечении одного месяца со дня его официального опубликования (ч. 1 ст. 2), т.е. с 19 августа 2017 г. При этом нормативные положения, регулирующие общие положения о налоговом контроле (ст. 82 НК с учетом ст. 54.

1 НК), применяются к камеральным налоговым проверкам налоговых деклараций, представленных в налоговый орган после дня вступления в силу названного закона, а также выездным налоговым проверкам и проверкам полноты исчисления и уплаты налогов в связи с совершением сделок между взаимозависимыми лицами, решения о назначении которых вынесены налоговыми органами после дня вступления в силу этого закона (ч. 2 ст. 2), и тем самым относятся к охваченным указанными проверками налоговым периодам.

Такое регулирование, по мнению Суда, согласуется с общим принципом действия закона во времени и по кругу лиц в том виде, как это вытекает из ст. 54 и 57 Конституции, а также положений ст. 5 «Действие актов законодательства о налогах и сборах во времени» Налогового кодекса.

В комментарии «АГ» генеральный директор юридической компании «Команда “АТЕРС”» Сергей Лимонов указал, что в данном случае ИФНС начала проверку после 2017 г.

, но анализировала экономические отношения до введения ст. 54.1 НК. «То есть налогоплательщикам вменялось нарушение ст. 54.1 НК, при том что в 2014–2016 гг.

такой статьи еще не было и налогоплательщик никак не мог ею руководствоваться», – заметил он.

По его мнению, важно, что КС конкретизировал саму природу ст. 54.1 НК. «До этого суды и налоговые органы применяли ст. 54.1 НК как норму, которую налогоплательщики должны были соблюдать, а по сути это не так. Это также исключало необходимую возможность налоговой реконструкции», – подчеркнул Сергей Лимонов.

Эксперт также заметил, что Конституционный Суд четко разъяснил, что положения ст. 54.1 НК не определяют по-новому объем прав и обязанностей налогоплательщиков при уплате налогов.

Он выразил надежду, что это определение положит начало исправлению ситуации с практически повсеместно неверным применением ст. 54.

1 НК судами и налоговыми органами как в плане практики, так и с точки зрения законодательства.

Адвокат, партнер Five Stones Consulting Екатерина Болдинова заметила, что налогоплательщик дошел до высшей судебной инстанции, пройдя через непростой налоговый спор, в ходе которого оспаривались результаты выездной налоговой проверки: «В первой инстанции компания проиграла, арбитражный суд апелляционной инстанции налогоплательщика неожиданно поддержал, но Арбитражный суд Поволожского округа посчитал эту победу ошибочной и оставил в силе решение суда первой инстанции. При этом суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя заявленные требования, исходил из того, положения ст. 54.1 НК РФ в рамках данного дела неприменимы, поскольку указанная норма вступила в силу с 19 августа 2017 г. и в период совершения налогоплательщиком рассматриваемых хозяйственных операций не действовала. Однако выездная налоговая проверка была начата в отношении ООО “Саратов-Холод Плюс” 29 сентября 2017 г., когда положения ст. 54.1 НК РФ уже действовали и в соответствии ч. 2 ст. 2 Закона № 163-ФЗ могли применяться к налоговым проверкам, состоявшимся после дня вступления его вступления в силу».

Екатерина Болдинова обратила внимание на то, что Конституционный Суд фактически ставит точку в споре о том, могут ли положения ст. 54.1 НК РФ считаться ухудшающими права налогоплательщиков – по мнению Суда, очевидно, нет. «Увы, есть опасения, что налоговые органы с удовольствием будут использовать именно эту (пробюджетную) логику в своих решениях по подобным вопросам.

Отмечу также, что ранее, в Определении от 29 мая 2018 г.

№ 1152-О, КС отметил, что правоприменитель при разрешении дел, относящихся к прошлым налоговым периодам, не лишен возможности учесть правовые позиции высших судов по вопросам оценки обоснованности получения налогоплательщиками налоговой выгоды, в случае если для этого есть основания и это улучшает положение налогоплательщиков», – отметила она.

В целом, заметила адвокат, позиция КС РФ выглядит несколько странно на фоне его же собственных определений, вынесенных ранее по этой же теме (определения КС РФ от 29 мая 2018 г. № 1152-О; от 17 июля 2018 г. № 1717-О).

В этих делах, по мнению налогоплательщиков, порядок вступления в силу ст. 54.1 НК РФ нарушает их конституционные права и свободы, а именно не соответствует ст.

19 и 54 Конституции, поскольку исключает возможность придания обратной силы закону, улучшающему положение налогоплательщика. Конституционный Суд в указанных определениях посчитал, что установленный порядок вступления в силу ст. 54.

1 НК РФ согласуется с общим принципом действия закона во времени и по кругу лиц в том виде, как это вытекает из ст. 54 и 57 Конституции, а также положений ст. 5 «Действие актов законодательства о налогах и сборах во времени» НК РФ.

«То есть суд посчитал, что обратная сила положениям ст. 54.1 НК РФ не придается. А в рамках анализируемого определения Суд идет еще дальше, указывая, что положения ст. 54.1 НК РФ не ухудшают положение налогоплательщика (т.е., надо полагать, улучшают).

Во всем этом, на мой взгляд, прослеживается та же логика, что и в разъяснениях ФНС России по ст. 54.1 НК РФ, ведь, по мнению налоговиков, ст. 54.

1 НК РФ не улучшает правовое положение налогоплательщиков и не устанавливает дополнительные гарантии защиты их прав, но и не содержит положений о расширении полномочий налоговых органов по сбору доказательственной базы, в связи с чем при применении ее положений действуют используемые налоговыми органами законодательно предусмотренные процедуры по сбору, фиксированию и оценке доказательств (Письмо ФНС России от 31 октября 2017 г. № ЕД-4-9/22123@)», – указала Екатерина Болдинова.

Адвокат заметила также, что в определении Верховного Суда по этому же делу (об отказе в передаче на рассмотрение в судебном заседании СК ЭС ВС РФ) о порядке применения положений ст. 54.1 НК РФ в спорной ситуации не сказано ни слова. Она предположила, что либо налогоплательщик менял свою стратегию защиты по ходу работы, либо Верховный Суд не посчитал этот аргумент важным.

Управляющий партнер компании TAXMANAGER, адвокат Василий Ваюкин указал, что проблема, поднятая заявителем, заключалась в том, что норма подлежит применению к выездным налоговым проверкам, решения о назначении которых вынесены после 19 августа 2017 г. (т.е.

после вступления в силу ст. 54.1 НК РФ), но назначаются проверки по уже прошедшим налоговым периодам. Заявитель посчитал, что применение положений ст. 54.

1 НК РФ к тем налоговым периодам, когда эта статья еще не действовала, ухудшает положение налогоплательщика и в силу этого не соответствует Конституции.

Василий Ваюкин полагает, что с КС нельзя не согласиться, поскольку вопрос о недопустимости злоупотребления правом уже давно сложился в судебной практике, в том числе и в сфере налогообложения. Он подчеркнул, что ст. 54.1 НК никаких новых обязанностей на налогоплательщика не возлагает, а лишь очерчивает пределы осуществления прав.

Адвокат заметил, что ранее КС РФ уже высказывался по вопросу действия данной нормы во времени: «В комментируемом определении изменения правовой позиции нет. Так же, как и ранее, КС подтвердил правомерность применения ст. 54.1 НК РФ к камеральным проверкам налоговых деклараций, представленных после 19 августа 2017 г.

, и выездным проверкам, решения о назначении которых вынесены после этой даты. Позиция ВС аналогична», – резюмировал он.

Пределы проверки Конституционным Судом РФ соответствия Конституции РФ закона, указанного в жалобе на нарушение конституционных прав и свобод граждан

Закон о КС РФ устанавливает определенные параметры проверки жалоб. Он, в частности, устанавливает соответствие Конституции РФ закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, осуществляя как материальный, так и формальный контроль.

Материальный контроль состоит в проверке законов по содержанию норм; сточки зрения разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную; сточки зрения разграничения компетенции между федеральными органами государственной власти; с точки зрения разграничения предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов РФ.

Читайте также:  Статья 3.1. Особенности регулирования земельных и градостроительных отношений в населенных пунктах в составе особо охраняемых природных территорий

Формальный контроль состоит в проверке закона по его форме, по порядку его принятия, подписания, опубликования, введения в действие.

Проверка конституционности законов, принятых до вступления в силу действующей Конституции РФ, производится только по содержанию норм, т.е. в отношении таких актов Суд применяет только материальный контроль.

Рассматривая тот или иной закон, Суд обязан оценивать его буквальный смысл, смысл, придаваемый ему сложившейся правоприменительной практикой. Кроме того, Суд оценивает его исходя из места данного закона в системе правовых актов.

Оценивая смысл, придаваемый закону официальным и иным толкованием, а также смысл, придаваемый ему сложившейся правоприменительной практикой, КС РФ имеет возможность преодолевать ранее сложившуюся интерпретацию и создавать собственные прецеденты толкования.

Несоответствие закона хотя бы одному из названных параметров обязывает Суд признать закон неконституционным.

Кроме того, необходимо учитывать, что оспариваемый в жалобе закон подлежит проверке только в той части, в которой он применялся к заявителю в конкретном деле, а не в более широком объеме, который может быть обозначен в жалобе.

Виды решений Конституционного Суда РФ по итогам рассмотрения жалобы на нарушение законом конституционных прав и свобод граждан

По итогам рассмотрения жалобы КС РФ принимает одно из следующих постановлений:

  • 1) о признании закона либо отдельных его положений соответствующими Конституции РФ;
  • 2) о признании закона либо отдельных его положений не соответствующими Конституции РФ;
  • 3) о признании оспариваемых заявителем положений нормативного правового акта аналогичными нормам, ранее признанным не соответствующими Конституции РФ постановлением КС РФ, сохраняющим силу, и поэтому также не соответствующими Конституции РФ либо о констатации факта, что примененная в конкретном деле норма ранее признана неконституционной постановлением КС РФ, сохраняющим силу.

Между тем Суд зачастую принимает решения, в соответствии с которыми то или иное положение проверяемого акта признается неконституционным в определенной части. Например, в своем Постановлении от 16.05.1996 № 12-П Суд признал оспариваемую норму (п. «г» ст.

18 Закона РФ «О гражданстве Российской Федерации») не соответствующей Конституции РФ в части, распространяющей правило о приобретении гражданства Российской Федерации путем регистрации на лиц, которые: родились на территории, входившей на момент их рождения в состав территории РФ; являлись гражданами бывшего СССР; не изъявили свободно своего желания прекратить принадлежность к гражданству Российской Федерации; выехали ранее на постоянное жительство за пределы Российской Федерации, но в пределах бывшего СССР; не являются гражданами других государств (входивших в состав бывшего СССР) и впоследствии вернулись на постоянное место жительства в пределы Российской Федерации. Необходимо отметить, что оспариваемая норма фактически не содержала приведенного в постановлении перечня обстоятельств, которые, по мнению Суда, следует иметь в виду правоприменителю для принятия правильного решения в отношении данных категорий лиц.

Иногда в решении применяется формула «несоответствие оспариваемой нормы Конституции РФ в определенной мере». Причем в содержание этой «меры» может входить и законодательный пробел, т.е. отсутствие правового регулирования. Так, в Постановлении от 03.07.

2001 № 10-П КС РФ признал не соответствующим Конституции РФ ряд положений Федеральных законов «О реструктуризации кредитных организаций» и «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» в той мере, в какой ими не предусматриваются субъект, управомоченный на введение моратория на удовлетворение требований граждан-вкладчиков к кредитной организации, находящейся в процессе реструктуризации, основания продления такого моратория, а также чрезмерно ограничиваются права граждан-вкладчиков и ущемляется право на судебную защиту.

Еще более сложными являются решения, которые формально не признают оспариваемые положения не соответствующими Конституции РФ, но содержат собственное видение Судом сути данной нормы, т.е.

происходит выявление конституционного смысла нормы или «конституционное истолкование нормы»1.

Таким образом, КС РФ, по сути, осуществляет не только толкование Конституции РФ, но и толкование иных нормативных правовых актов, в частности, законов, хотя данная функция за Судом прямо не закреплена.

Последствия признания Конституционным Судом РФ обжалуемого закона не соответствующим Конституции РФ

В случае, если КС РФ принял одно из постановлений, указанных в ч. 1 ст. 100 Закона о КС РФ, данное дело во всяком случае подлежит пересмотру компетентным органом в обычном порядке.

Суд в резолютивной части своих решений указывает на общеобязательность выявленного в ходе рассмотрения дела конституционно-правового смысла тех или иных норм, а также на невозможность любого иного их истолкования правоприменителем.

В случае признания федерального закона или закона субъекта РФ либо отдельных положений указанных законов не соответствующими Конституции РФ, гражданам и (или) объединениям граждан, обратившимся в КС РФ в соответствии со ст.

96 Закона о КС РФ, за счет средств федерального бюджета или бюджета соответствующего субъекта РФ возмещаются в порядке и размерах, установленных Правительством РФ (см.

Положение о порядке и размерах возмещения судебных расходов, понесенных гражданами и (или) объединениями граждан, а также их представителями в связи с участием в конституционном судопроизводстве, утвержденное постановлением Правительства РФ от 27.04.2005 № 257):

  • 1) уплаченная государственная пошлина;
  • 2) расходы на оплату услуг представителей;
  • 3) расходы на проезд и проживание заявителей и их представителей, понесенные ими в связи с явкой в суд;
  • 4) связанные с рассмотрением дела почтовые расходы;
  • 5) компенсация за фактическую потерю времени (ч. 2 ст. 100 Закона о КС РФ).

При этом наличие материальных и процессуальных предпосылок, а также возможных препятствий (например, факт истечения срока исковой давности либо факт пропуска срока для возобновления дела по новым или вновь открывшимся обстоятельствам) для пересмотра решений, основанных на неконституционных актах, устанавливается по заявлению гражданина или уполномоченного должностного лица тем судом, к компетенции которого отнесен такой пересмотр, при соблюдении общих правил судопроизводства. Для защиты прав заявителей по этим делам могут использоваться все предусмотренные отраслевым законодательством судебные процедуры. Пересмотр судебных решений в связи с признанием нормы неконституционной возможен, в частности, как в порядке судебного надзора, так и по новым или вновь открывшимся обстоятельствам.

Пересмотру решений иных, кроме судов, правоприменительных органов служит институт обжалования в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан.

При использовании указанных процессуальных институтов, направленных на пересмотр дел. в которых были применены нормы, признанные КС РФ не соответствующими Конституции РФ, действуют установленные процессуальным законодательством пресекательные сроки, что требует от заинтересованных лиц своевременных действий по защите своих прав и законных интересов.

4 фкз о конституционном суде рф — Moneyprofy.ru

Одобрен Государственной Думой 16 декабря 2016 года

Одобрен Советом Федерации 23 декабря 2016 года

Внести в Федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 года № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» (Собрание законодательства Российской Федерации, 1994, № 13, ст. 1447; 2001, № 51, ст. 4824; 2004, № 24, ст. 2334; 2010, № 45, ст. 5742; 2013, № 14, ст. 1637; 2014, № 11, ст. 1088) следующие изменения:

1) пункт 10 1 части первой статьи 75 изложить в следующей редакции: «10 1 ) указание на необходимость пересмотра дела в отношении заявителя в случае, если принимается итоговое решение в виде постановления о признании оспариваемого заявителем нормативного акта либо отдельных его положений не соответствующими Конституции Российской Федерации либо соответствующими Конституции Российской Федерации в данном Конституционным Судом Российской Федерации истолковании;»;

2) в статье 79: а) часть четвертую после слов «признанный неконституционным в отдельной его части» дополнить словами «, или в нормативный акт, признанный соответствующим Конституции Российской Федерации в данном Конституционным Судом Российской Федерации истолковании»; б) часть пятую изложить в следующей редакции:

«С момента вступления в силу постановления Конституционного Суда Российской Федерации, которым нормативный акт или отдельные его положения признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации, либо постановления Конституционного Суда Российской Федерации о признании нормативного акта либо отдельных его положений соответствующими Конституции Российской Федерации в данном Конституционным Судом Российской Федерации истолковании не допускается применение либо реализация каким-либо иным способом нормативного акта или отдельных его положений, признанных таким постановлением Конституционного Суда Российской Федерации не соответствующими Конституции Российской Федерации, равно как и применение либо реализация каким-либо иным способом нормативного акта или отдельных его положений в истолковании, расходящемся с данным Конституционным Судом Российской Федерации в этом постановлении истолкованием. Суды общей юрисдикции, арбитражные суды при рассмотрении дел после вступления в силу постановления Конституционного Суда Российской Федерации (включая дела, производство по которым возбуждено до вступления в силу этого постановления Конституционного Суда Российской Федерации) не вправе руководствоваться нормативным актом или отдельными его положениями, признанными этим постановлением Конституционного Суда Российской Федерации не соответствующими Конституции Российской Федерации, либо применять нормативный акт или отдельные его положения в истолковании, расходящемся с данным Конституционным Судом Российской Федерации в этом постановлении истолкованием.»;

  • 3) статью 80 изложить в следующей редакции:
  • «Статья 80. Обязанность государственных органов и должностных лиц по приведению законов и иных нормативных актов в соответствие с Конституцией Российской Федерации в связи с решением Конституционного Суда Российской Федерации
  • В случае, если решением Конституционного Суда Российской Федерации нормативный акт признан не соответствующим Конституции Российской Федерации полностью или частично либо из постановления Конституционного Суда Российской Федерации о признании нормативного акта либо отдельных его положений соответствующими Конституции Российской Федерации в данном Конституционным Судом Российской Федерации истолковании вытекает необходимость устранения пробела или противоречий в правовом регулировании: 1) Правительство Российской Федерации не позднее шести месяцев после опубликования постановления Конституционного Суда Российской Федерации, если иной срок не установлен постановлением Конституционного Суда Российской Федерации в соответствии с пунктом 12 части первой статьи 75 настоящего Федерального конституционного закона, вносит в Государственную Думу проект нового федерального конституционного закона, проект нового федерального закона или ряд взаимосвязанных проектов законов либо законопроект о внесении изменений в закон, признанный Конституционным Судом Российской Федерации неконституционным в отдельной его части, или в закон в случае, если он либо отдельные его положения признаны соответствующими Конституции Российской Федерации в данном Конституционным Судом Российской Федерации истолковании.
  • Президент Российской Федерации, Совет Федерации, члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов Российской Федерации, а также Верховный Суд Российской Федерации по вопросам его ведения вправе осуществлять подготовку проекта нового федерального конституционного закона, проекта нового федерального закона или ряда взаимосвязанных проектов законов либо законопроекта о внесении изменений в закон, признанный Конституционным Судом Российской Федерации неконституционным в отдельной его части, или в закон в случае, если он либо отдельные его положения признаны соответствующими Конституции Российской Федерации в данном Конституционным Судом Российской Федерации истолковании, и вносить их в Государственную Думу. Правительство Российской Федерации в случае подготовки положительного заключения или положительного официального отзыва на законопроект, внесенный одним из субъектов права законодательной инициативы, указанных в настоящем абзаце, вправе отложить внесение законопроекта, инициатором которого является Правительство Российской Федерации;
  • 2) Президент Российской Федерации, Правительство Российской Федерации не позднее двух месяцев после опубликования решения Конституционного Суда Российской Федерации отменяют нормативный акт соответственно Президента Российской Федерации или Правительства Российской Федерации, принимают новый нормативный акт либо вносят изменения и (или) дополнения в нормативный акт, признанный неконституционным в отдельной его части, или в нормативный акт в случае, если он либо отдельные его положения признаны соответствующими Конституции Российской Федерации в данном Конституционным Судом Российской Федерации истолковании;
Читайте также:  Статья 1. цели и задачи закона

3) законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Российской Федерации в течение шести месяцев после опубликования решения Конституционного Суда Российской Федерации вносит необходимые изменения в конституцию (устав) субъекта Российской Федерации, отменяет признанный неконституционным закон субъекта Российской Федерации, принимает новый закон субъекта Российской Федерации или ряд взаимосвязанных законов либо вносит изменения и (или) дополнения в закон субъекта Российской Федерации, признанный неконституционным в отдельной его части, или в закон субъекта Российской Федерации в случае, если он либо отдельные его положения признаны соответствующими Конституции Российской Федерации в данном Конституционным Судом Российской Федерации истолковании. Высшее должностное лицо субъекта Российской Федерации (руководитель высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) вносит соответствующий законопроект в законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Российской Федерации не позднее двух месяцев после опубликования решения Конституционного Суда Российской Федерации. Если по истечении шести месяцев после опубликования решения Конституционного Суда Российской Федерации законодательным (представительным) органом государственной власти субъекта Российской Федерации не будут приняты предусмотренные настоящим пунктом меры в связи с решением Конституционного Суда Российской Федерации, применяется механизм ответственности, предусмотренный федеральным законодательством;

  1. 4) высшее должностное лицо субъекта Российской Федерации (руководитель высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) не позднее двух месяцев после опубликования решения Конституционного Суда Российской Федерации отменяет признанный неконституционным нормативный акт, принимает новый нормативный акт либо вносит изменения и (или) дополнения в нормативный акт, признанный неконституционным в отдельной его части, или в нормативный акт в случае, если он либо отдельные его положения признаны соответствующими Конституции Российской Федерации в данном Конституционным Судом Российской Федерации истолковании. Если по истечении двух месяцев после опубликования решения Конституционного Суда Российской Федерации высшим должностным лицом субъекта Российской Федерации (руководителем высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) не будут приняты предусмотренные настоящим пунктом меры в связи с решением Конституционного Суда Российской Федерации, применяется механизм ответственности, предусмотренный федеральным законодательством;
  2. 5) федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, заключившие признанные полностью или частично не соответствующими Конституции Российской Федерации либо признанные соответствующими Конституции Российской Федерации в данном Конституционным Судом Российской Федерации истолковании договор между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, договор между органами государственной власти субъектов Российской Федерации, не позднее двух месяцев после опубликования решения Конституционного Суда Российской Федерации вносят в соответствующий договор изменения и (или) дополнения или прекращают действие договора.»;
  3. 4) в статье 87: а) часть первую дополнить пунктом 1 1 следующего содержания: «1 1 ) o признании нормативного акта или договора либо отдельных их положений соответствующими Конституции Российской Федерации в данном Конституционным Судом Российской Федерации истолковании;»; б) дополнить частью шестой следующего содержания:
  4. «В случае признания нормативного акта органа государственной власти или договора между органами государственной власти либо отдельных их положений соответствующими Конституции Российской Федерации в данном Конституционным Судом Российской Федерации истолковании при их применении исключается любое иное их истолкование, а на последствия принятия такого постановления распространяются положения настоящего Федерального конституционного закона и иных федеральных законов, установленные для случаев признания нормативного акта или договора либо отдельных их положений не соответствующими Конституции Российской Федерации, если иное не установлено настоящим Федеральным конституционным законом.»;
  5. 5) статью 100 изложить в следующей редакции:
  6. «Статья 100. Итоговое решение по делу

По итогам рассмотрения жалобы на нарушение законом конституционных прав и свобод граждан Конституционный Суд Российской Федерации принимает одно из постановлений, предусмотренных статьей 87 настоящего Федерального конституционного закона. Последствия принятия указанного постановления также устанавливаются названной статьей настоящего Федерального конституционного закона.

  • В случае, если Конституционный Суд Российской Федерации принял постановление, предусмотренное пунктом 1 1 или 2 части первой статьи 87 настоящего Федерального конституционного закона, данное дело подлежит пересмотру компетентным органом в обычном порядке, а гражданам и (или) объединениям граждан, обратившимся в Конституционный Суд Российской Федерации в соответствии со статьей 96 настоящего Федерального конституционного закона, за счет средств федерального бюджета или бюджета соответствующего субъекта Российской Федерации возмещаются в порядке и размерах, установленных Правительством Российской Федерации: 1) уплаченная государственная пошлина; 2) расходы на оплату услуг представителей; 3) расходы на проезд и проживание заявителей и их представителей, понесенные ими в связи с явкой в суд; 4) почтовые расходы, связанные с рассмотрением дела;
  • 5) компенсация за фактическую потерю времени.»;
  • 6) статью 103 изложить в следующей редакции:
  • «Статья 103. Последствия внесения запроса
  • В период с момента вынесения решения суда об обращении в Конституционный Суд Российской Федерации и до принятия постановления Конституционного Суда Российской Федерации производство по делу приостанавливается.»;
  • 7) статью 104 изложить в следующей редакции:
  • «Статья 104. Пределы проверки и варианты итоговых решений

Пределы проверки Конституционным Судом Российской Федерации соответствия Конституции Российской Федерации закона, оспариваемого в запросе суда, и варианты итоговых решений по данному делу устанавливаются статьями 86 и 87 настоящего Федерального конституционного закона.».

  1. Настоящий Федеральный конституционный закон вступает в силу со дня его официального опубликования.
  2. Президент Российской Федерации В.Путин
  3. rg.ru

Федеральный конституционный закон от 4 июня 2014 г. N 9-ФКЗ «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации»»

Одобрен Государственной Думой 23 мая 2014 года

Одобрен Советом Федерации 28 мая 2014 года

Внести в Федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 года N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» (Собрание законодательства Российской Федерации, 1994, N 13, ст. 1447; 2001, N 7, ст. 607; N 51, ст. 4824; 2005, N 15, ст. 1273; 2009, N 23, ст. 2754; 2010, N 45, ст. 5742) следующие изменения:

  • 1) часть первую статьи 3 дополнить пунктом 5 1 следующего содержания:
  • «5 1 ) проверяет на соответствие Конституции Российской Федерации вопрос, выносимый на референдум Российской Федерации в соответствии с федеральным конституционным законом, регулирующим проведение референдума Российской Федерации;»;
  • 2) часть вторую статьи 4 изложить в следующей редакции:
  • «Конституционный Суд Российской Федерации правомочен осуществлять свою деятельность при наличии двух третей от общего числа судей.»;
  • 3) часть четвертую статьи 9 изложить в следующей редакции:
  • «Если в случае выбытия судьи из состава Конституционного Суда Российской Федерации число судей окажется менее двух третей от общего числа судей, представление о назначении другого лица на вакантное место судьи вносится Президентом Российской Федерации в Совет Федерации не позднее месяца со дня открытия вакансии.»;
  • а) в части первой слова «начатому с его участием, или до назначения на должность нового судьи» заменить словами «слушание по которому проведено с его участием»;
  • б) дополнить новой частью второй следующего содержания:
  • «Если в случае выбытия судьи из состава Конституционного Суда Российской Федерации по основанию, указанному в пункте 2 или 3 части первой статьи 18 настоящего Федерального конституционного закона, число судей окажется менее двух третей от общего числа судей, он продолжает исполнять обязанности судьи до назначения на должность нового судьи.»;
  • в) часть вторую считать частью третьей;
  • 5) часть пятую статьи 18 изложить в следующей редакции:

§ 4. Пределы проверки и виды итоговых решений

Пределы проверки
Конституционным Судом РФ соответствия
Конституции РФ закона, оспариваемого
в запросе суда, устанавливаются ст. 86
Федерального конституционного закона
«О Конституционном Суде Российской
Федерации».

Суд устанавливает
соответствие Конституции РФ указанных
законов: по содержанию норм; по форме
акта; по порядку подписания, принятия,
опубликования или введения в действие;
с точки зрения установленного Конституцией
РФ разделения государственной власти
на законодательную, исполнительную и
судебную; с точки зрения установленного
Конституцией РФ разграничения компетенции
между федеральными органами государственной
власти; с точки зрения разграничения
предметов ведения и полномочий между
федеральными органами государственной
власти и органами государственной
власти субъектов РФ, установленного
Конституцией РФ, Федеративным и иными
договорами о разграничении предметов
ведения и полномочий.

Проверка
конституционности законов, принятых
до вступления в силу Конституции РФ,
производится только по содержанию норм.

Виды итоговых решений
по данной процедуре устанавливаются
ст. 100 вышеназванного Закона.

По итогам
проверки соответствия Конституции РФ
закона, оспариваемого в запросе суда,
Конституционный Суд РФ принимает одно
из следующих решений: о признании закона
либо отдельных его положений
соответствующими Конституции РФ; о
признании закона либо отдельных его
положений не соответствующими Конституции
РФ.

В случае, если
Конституционный Суд РФ признал закон,
примененный в конкретном деле, не
соответствующим Конституции РФ, во
всяком случае данное дело подлежит
пересмотру в обычном порядке.

Глава 19. Рассмотрение дел о толковании конституции российской федерации

§ 1. Субъекты права на обращение с запросом

Правом на обращение
в Конституционный Суд РФ с запросом о
толковании Конституции РФ в соответствии
с ч. 5 ст. 125 Конституции РФ и ст. 105
Федерального конституционного закона
«О Конституционном Суде Российской
Федерации» обладают Президент РФ,
Совет Федерации, Государственная Дума,
Правительство РФ, органы законодательной
власти субъектов РФ.

По сравнению с
производством по делам о соответствии
Конституции РФ нормативных актов органов
государственной власти и договоров
между ними Конституция РФ ограничивает
круг субъектов, правомочных обратиться
в Конституционный Суд РФ с соответствующим
запросом. Конституционный Суд РФ не
может давать толкование Основного
закона государства по собственной
инициативе.

С точки зрения
реализации принципа разделения властей
представляется оправданным подход,
когда Конституционному Суду РФ ставят
преграду в инициативном порядке влиять
на законотворчество и правоприменение
путем общенормативных разъяснений
Конституции РФ1.

Право Президента
РФ обращаться в Конституционный Суд РФ
с запросом о толковании Основного
закона, безусловно, связано с его статусом
гаранта Конституции РФ, прав и свобод
человека и гражданина.

Исключение из круга
органов и лиц, обладающих правом на
обращение с запросом о толковании
Конституции РФ, членов Совета Федерации
и депутатов Государственной Думы
объясняется тем, что неопределенность
в понимании конституционных положений
должна возникнуть у органа в целом, а
не у его части. Лишь в этом случае
целесообразно инициирование процедуры
нормативного толкования Конституции
РФ.

Причину отсутствия
в перечне Верховного Суда РФ и Высшего
Арбитражного Суд РФ, видимо, необходимо
искать в природе этих судебных органов.

Нельзя не признать, что ей более всего
соответствует имплицитная форма
контроля, а следовательно, казуальное
толкование Конституции РФ. Суды
осуществляют его при непосредственном
применении конституционных норм.

Кроме
того, у них есть возможность обращения
в Конституционный Суд РФ в порядке,
предусмотренном гл. IX, XIII Федерального
конституционного закона «О
Конституционном Суде Российской
Федерации».

Высокий конституционный
статус субъектов права обращения с
запросом о толковании, их непосредственный
«контакт» с конституционной
материей, играющий ключевую роль в
правотворческой и правоприменительной
практике, позволяет их представителям
участвовать в судебном заседании в
качестве приглашенных лиц, если они не
являлись инициаторами конкретного
обращения, и высказать свое мнение по
существу рассматриваемого дела, дать
необходимые справки и пояснения. Отметим
также, что и Президент РФ, и Государственная
Дума, и Правительство РФ имеют постоянных
полномочных представителей в
Конституционном Суде РФ1.

Читайте также:  Статья 18. Свидания с защитником, родственниками и иными лицами

На всех субъектов
запроса о толковании распространяются
общие правила, связанные с оформлением
соответствующих документов, содержательной
стороной, иными внешними атрибутами и
т. д.

Обращение в Суд с
запросом., о толковании Конституции РФ,
оформленное в соответствии с требованиями
вышеназванного Закона (ст. 37-39) и
предъявленное уполномоченным субъектом,
является поводом к возбуждению
конституционного судопроизводства1.

Требования,
предъявляемые к запросу о толковании
Конституции РФ, наряду с общими для всех
обращений, имеют свои особенности.

Оценка обращений
и, собственно, выявление повода к
рассмотрению дела производится на
стадии принятия обращения Секретариатом
Конституционного Суда РФ.

В отношении
запросов о толковании Конституции РФ
можно говорить только о двух из четырех
предусмотренных частью второй ст.

40
названного Закона обстоятельствах
несоответствия обращения требованиям
указанного закона, о которых Секретариат
Конституционного Суда РФ уведомляет
заявителя: обращение по форме не отвечает
требованиям Закона или исходит от
ненадлежащего органа или лица.

Данная категория
запросов не облагается государственной
пошлиной, поскольку предполагается,
что в процессе толкования Конституции
РФ заявители отстаивают не свой, а
публичный интерес. Ясное понимание
смысла конституционной нормы необходимо
всем адресатам Основного закона. Здесь,
по сути, нет и спора, тем более, если в
деле участвует только одна сторона —
орган, направивший запрос.

Анализ нормы,
регулирующей общие требования к обращению
в Конституционный Суд РФ, позволяет
констатировать разнохарактерность
данных требований, различную их силу
и, возможно, разную их обязательность
для того, кто оформляет запрос о толковании
Конституции РФ. Некоторые положения
ст.

37 Федерального конституционного
закона «О Конституционном Суде
Российской Федерации» носят категоричный
характер, их невыполнение или выполнение
не в полной мере влечет за собой отказ
в принятии обращения, точнее, указание
Секретариата Конституционного Суда РФ
на необходимость обязательно исправить,
дополнить обращение соответствующими
данными (например, нет данных о заявителе).
С другой стороны, есть п. 8 названной
статьи, согласно которому заявитель
должен определить свою позицию по
поставленному им вопросу, дать ее
правовое обоснование со ссылкой на
соответствующие нормы Конституции РФ.
Несоблюдение этого требования, например,
явилось причиной оставления без движения
Секретариатом Суда запроса Совета
Федерации о толковании ст. 106 Конституции
РФ1. Полагаем, что Суд должен быть
снисходителен по отношению к заявителю,
если он не укажет всех аргументов в
обоснование своей позиции и, более того,
если он вообще не укажет свою позицию
по поводу неясности конституционной
нормы. Заявитель излагает свое понимание
конституционных положений, но в данном
случае он обращается к Конституционному
Суду РФ в целях определения их истинного
значения, смысла и содержания и поэтому
может, как представляется, сослаться
на те обстоятельства, которые дают ему
основания по-разному истолковывать
содержание той или иной нормы. Отсюда
вывод, что норма п. 8 ст. 37 Федерального
конституционного закона «О
Конституционном Суде Российской
Федерации» носит не императивный, а
диспозитивный характер.

Статья 38 вышеназванного
Закона устанавливает перечень документов,
прилагаемых к обращению. В п. 1 части
первой ст. 38, в частности, предусматривается
необходимость приложить к обращению
текст положения Конституции РФ,
подлежащего толкованию.

Последнее,
очевидно, не вызовет каких-либо трудностей.

Однако положение, подлежащее толкованию,
должно в ряде случаев сопровождаться
теми нормами, которые указывают на то
или другое понимание, ту или иную
интерпретацию субъектами, применяющими
право, данного положения Конституции
РФ.

Ненадлежащий субъект
обращения с запросом о толковании
Конституции РФ — явление достаточно
редкое, так как перечень субъектов,
обладающих таким правом, исчерпывающий
и однозначный. Тем не менее в практике
Конституционного Суда РФ есть пример,
когда Суд был вынужден применить п. 3
части второй ст. 40 названного Закона.

В
своих неоднократных обращениях в
Конституционный Суд РФ гражданин С. К.
Галкин утверждал, что судебные органы
и Генеральная прокуратура РФ,
рассматривавшие его заявления и жалобы
на незаконные действия и бездействие
органов внутренних дел и прокуратуры
города Санкт-Петербурга, не обеспечили
ему правовую защиту.

В связи с этим
заявитель просил дать толкование ч. 3
ст.

46 Конституции РФ, согласно которой
каждый вправе в соответствии с
международными договорами РФ обращаться
в межгосударственные органы по защите
прав и свобод человека, если исчерпаны
все имеющиеся внутригосударственные
средства правовой защиты, а также
обеспечить ему судебную защиту нарушенных
прав.

Секретариат
Конституционного Суда РФ в пределах
своих полномочий на основании части
второй ст. 40 Федерального конституционного
закона «О Конституционном Суде
Российской Федерации» уведомлял С.
К. Галкина о несоответствии его обращений
требованиям названного Закона.

Однако
заявитель в своем очередном обращении
настаивал на принятии Конституционным
Судом РФ решения по поставленному им
вопросу. Конституционный Суд РФ отказал
в принятии обращения С. К.

Галкина к
рассмотрению на том основании, что
граждане не наделены правом на обращение
с запросом о толковании Конституции
РФ1.

Характеризуя
отдельные стороны отказа в принятии
запроса к рассмотрению, нужно заметить,
что уведомление Секретариата или
вынесение Судом такого определения еще
не означает отказа заявителю в
конституционном толковании.

Такие
основания, как несоответствие обращения
формальным требованиям вышеназванного
Закона (за исключением случаев направления
ненадлежащим органом или лицом),
предполагают, что устранение заявителем
указанных недостатков обращения снимет
препятствия к его принятию.

Однако есть основания,
окончательно преграждающие движение
обращения в Суде, препятствующие началу
или завершению рассмотрения дела о
толковании Конституции РФ. Таких
оснований три.

Первое основание.
Пункт 1 части первой ст. 43 названного
Закона предусматривает, что в принятии
обращения к рассмотрению будет отказано,
если разрешение вопроса, поставленного
в обращении, неподведомственно
Конституционному Суду РФ.

В отличие от
Секретариата, отклоняющего в соответствии
с частью второй ст.

40 названного Закона
обращения, явно не подведомственные
Суду, Конституционный Суд РФ отказывает
в принятии к рассмотрению как обращений,
явно ему не подведомственных (если
заявители не согласны с позицией
Секретариата Суда и настаивают на
судебном разрешении вопроса), так и
обращений, неподведомственность которых
не столь ярко выражена и требует оценки
Конституционного Суда РФ. Это в полной
мере касается запросов о толковании
Конституции РФ.

Спорная и сомнительная
подведомственность часто вынуждают
Суд конкретизировать в «отказных»
определениях пределы собственной
юрисдикции, интерпретируя в них смысл
Федерального конституционного закона
«О Конституционном Суде Российской
Федерации».

Примером может
служить определение от 16 июня 1995 г. об
отказе в принятии к рассмотрению запроса
Московской областной Думы о толковании
ч. 1 ст. 131 Конституции РФ1.

Заявитель
просил разъяснить, что конкретно
понимается под «другими территориями»,
на которых осуществляется местное
самоуправление, что означает понятие
«структура органов местного
самоуправления» и какой смысл
вкладывается в положение Конституции
РФ об определении структуры органов
местного самоуправления населением
«самостоятельно». Суд посчитал,
что согласно п. «н» ч. 1 ст. 72 и ч.

2
ст. 76 Конституции РФ правовое регулирование
местного самоуправления является
законодательной функцией.

Предопределение
Конституционным Судом РФ регулирования
поставленных в обращении вопросов было
бы нарушением основополагающего принципа
осуществления государственной власти
на основе разделения ее на законодательную,
исполнительную и судебную, привело бы
к созданию Конституционным Судом РФ
новых правовых норм либо стало бы
проявлением им законодательной инициативы
в нарушение ч. 1 ст. 104 Конституции РФ.
Таким образом, запрос по своему содержанию
был признан неподведомственным
Конституционному Суду.

Пункт 3 части первой
ст. 43 Федерального конституционного
закона «О Конституционном Суде
Российской Федерации» предусматривает,
что в принятии обращения к рассмотрению
будет отказано, если по предмету обращения
Конституционным Судом РФ ранее было
вынесено постановление, сохраняющее
свою силу. Это второе основание отказа.

Так, 29 мая 1995г. в
Конституционный Суд РФ поступил запрос
Совета Федерации о толковании ст. 106
Конституции РФ. По мнению заявителя,
неопределенность в ее понимании связана
с тем, что в Конституции РФ отсутствуют
положения, предусматривающие порядок
отнесения федеральных законов к
подпадающим под действие данной статьи,
а также не указан субъект, полномочный
решать этот вопрос.

Суд отказал в
принятии запроса к рассмотрению по двум
основаниям. Во-первых, как следовало из
запроса и дополнения к нему, Совет
Федерации считал, что вопросы, связанные
с реализацией ст.

106 Конституции РФ,
необходимо урегулировать специальным
федеральным законом, а значит, он может
использовать свое право законодательной
инициативы и внести соответствующий
законопроект в Государственную Думу.
Решение же вопроса о необходимости
принятия такого закона Конституционному
Суду РФ неподведомственно.

И, во-вторых,
по предмету запроса Конституционным
Судом РФ 23 марта 1995 г. принято постановление
по делу о толковании ч. 4 ст. 105 и ст. 106
Конституции РФ, которое сохраняет свою
силу1.

Третьим основанием
отказа в принятии обращения к рассмотрению
является обстоятельство, предусмотренное
п. 2 части первой ст.

43 Федерального
конституционного закона «О
Конституционном Суде Российской
Федерации»: обращение в соответствии
с требованиями данного Закона не является
допустимым.

В отличие от всех других
обращений запрос о толковании не
обусловлен названным Законом какими-либо
специальными критериями допустимости.
Это не означает, однако, их полного
отсутствия, поскольку Конституционный
Суд РФ оценивает допустимость обращения
исходя из смысла всего закона.

1 Иное мнение
отстаивает Ю. Л.

Шульженко, полагая, что
предоставление Конституционному Суду
РФ права в инициативном порядке без
какого-либо запроса давать толкование
Конституции РФ «способствовало бы
повышению его престижа и обеспечивало
бы более квалифицированное, оперативное
решение вопросов толкования
законодательства» (см.: Шульженко Ю.
Л. Указ. соч. С. 43). Представляется, что
престиж и квалификация связаны с другими
обстоятельствами, а оперативность во
всех отношениях зависит от тех, кто
применяет и исполняет законы.

1 См. § 3 гл. 5.

1 Из 12 дел по толкованию
Конституции РФ поводом для их рассмотрения
явились одно обращение Президента РФ,
два обращения Совета Федерации, восемь
обращений Государственной Думы, два
обращения законодательных органов
государственной власти субъектов РФ
(по состоянию на 1 июля 2002 г.).

1 Определение
Конституционного Суда РФ от 4 декабря
1995 г. об отказе в принятии к рассмотрению
запроса Совета Федерации Федерального
Собрания Российской Федерации о
толковании статьи 106 Конституции
Российской Федерации // Текущий архив
Конституционного Суда Российской
Федерации. 1995.

1 См.: Определение
Конституционного Суда РФ от 18 апреля
2000 г. // Текущий архив Конституционного
Суда Российской Федерации. 2000.

1 См.: Текущий архив
Конституционного Суда Российской
Федерации. 1995.

Ссылка на основную публикацию