Статья 101. Обращение в Конституционный Суд Российской Федерации

Определение Конституционного Суда РФ от 04.04.2006 N 101-О
"По жалобе гражданина Республики Таджикистан Насруллоева Хабибулло на нарушение его конституционных прав частями первой и второй статьи 466 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 апреля 2006 г. N 101-О

  • ПО ЖАЛОБЕ ГРАЖДАНИНА РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН
  • НАСРУЛЛОЕВА ХАБИБУЛЛО НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ
  • ПРАВ ЧАСТЯМИ ПЕРВОЙ И ВТОРОЙ СТАТЬИ 466
  • УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА
  • РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи Н.В. Селезнева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение жалобы гражданина Республики Таджикистан Х. Насруллоева,

установил:

1.

Согласно статье 466 УПК Российской Федерации при получении от иностранного государства запроса о выдаче лица, если при этом не представлено решение судебного органа об избрании в отношении данного лица меры пресечения в виде заключения под стражу, прокурор в целях обеспечения возможности выдачи лица решает вопрос о необходимости избрания ему меры пресечения в порядке, предусмотренном данным Кодексом (часть первая); если к запросу о выдаче лица прилагается решение судебного органа иностранного государства о заключении лица под стражу, то прокурор вправе подвергнуть это лицо домашнему аресту или заключить его под стражу без подтверждения указанного решения судом Российской Федерации (часть вторая).

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Республики Таджикистан Х. Насруллоев оспаривает конституционность названных законоположений.

Как следует из представленных материалов, Х. Насруллоев, обвиняемый в совершении на территории Республики Таджикистан особо тяжких и тяжких преступлений (умышленные убийства, бандитизм, разбой и др.

), 13 августа 2003 года был задержан в городе Москве во исполнение решения органов предварительного расследования Республики Таджикистан об объявлении в отношении него международного розыска.

18 августа 2003 года в Генеральную прокуратуру Российской Федерации поступил запрос Генеральной прокуратуры Республики Таджикистан о выдаче Х.

Насруллоева на основании международного договора Российской Федерации — Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 года для привлечения его к уголовной ответственности.

В целях обеспечения исполнения данного запроса судья Нагатинского районного суда города Москвы 21 августа 2003 года по ходатайству Нагатинского межрайонного прокурора города Москвы вынес на основании статей 97, 99 и 108 УПК Российской Федерации постановление об избрании в отношении Х. Насруллоева меры пресечения в виде заключения под стражу, причем срок применения этой меры судьей определен не был. Х. Насруллоев содержится под стражей по настоящее время.

В феврале 2005 года защитник Х.

Насруллоева обратилась в Генеральную прокуратуру Российской Федерации с ходатайством об освобождении его из-под стражи в связи с истечением установленного частью третьей статьи 109 УПК Российской Федерации предельного срока содержания под стражей лица, обвиняемого в совершении особо тяжкого преступления; в удовлетворении этого ходатайства отказано. Решениями судов первой и кассационной инстанций жалоба на отказ Генеральной прокуратуры Российской Федерации освободить Х. Насруллоева из-под стражи оставлена без удовлетворения. Свои решения суды мотивировали тем, что предельный срок применения этой меры пресечения, как избранной в целях обеспечения исполнения требования иностранного государства о выдаче Х. Насруллоева, примененными в деле специальными нормами главы 54 «Выдача лица для уголовного преследования или исполнения приговора» УПК Российской Федерации и актами международного права не установлен, а также тем, что решение о его выдаче Республике Таджикистан не принято Генеральным прокурором Российской Федерации, поскольку с августа 2003 года органы федеральной миграционной службы и суды общей юрисдикции осуществляют разрешение заявленных Х. Насруллоевым ходатайств о предоставлении ему политического и временного убежища и о признании его беженцем.

По мнению заявителя, то обстоятельство, что часть первая статьи 466 УПК Российской Федерации не содержит указания на необходимость участия стороны защиты в судебном заседании при рассмотрении вопроса о продлении срока содержания под стражей лиц, в отношении которых решается вопрос о выдаче другому государству для привлечения к уголовной ответственности, а также допускает возможность содержания таких лиц под стражей в течение неограниченного срока, влечет нарушение его прав, гарантируемых статьями 2, 18, 19 (части 1 и 2), 22, 45, 46 (часть 1), 49, 55, 118 и 123 Конституции Российской Федерации, а положения части второй данной статьи, наделяющие прокурора — в случаях, когда к запросу о выдаче лица прилагается решение судебного органа иностранного государства о заключении его под стражу, — правом заключать лицо под стражу без подтверждения такого решения судом Российской Федерации, противоречат статье 22 Конституции Российской Федерации, не допускающей заключения под стражу и содержания под стражей иначе как по судебному решению.

2.

По смыслу статьи 22 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с другими положениями главы 2 «Права и свободы человека и гражданина» Конституции Российской Федерации, а также с общепризнанными принципами и нормами международного права, право на свободу и личную неприкосновенность является личным неотчуждаемым правом каждого человека, которое признается и гарантируется в Российской Федерации и обеспечивается правосудием. Конституционные гарантии в полной мере распространяются на уголовно-процессуальный институт заключения под стражу лица, находящегося в международном розыске, при получении запроса иностранного государства о его выдаче для уголовного преследования.

Оспариваемая Х. Насруллоевым статья 466 УПК Российской Федерации действует в системной связи с предусматривающими выдачу лиц для уголовного преследования нормами международных договоров Российской Федерации, которые в силу статьи 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации являются составной частью правовой системы Российской Федерации и обладают приоритетом перед федеральными законами.

По смыслу статей 58, 60, 61, 62 и 67 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 года (с Протоколом к ней от 28 марта 1997 года), на основании которой Российской Федерацией исполняется направленное Республикой Таджикистан требование о выдаче Х. Насруллоева, достаточным основанием для заключения под стражу лица в связи с решением вопроса о его выдаче иностранному государству является получение от этого государства требования о выдаче такого лица, целью применения этой меры пресечения является обеспечение выдачи данного лица, а сроком ее применения — срок, необходимый для принятия решения о выдаче лица иностранному государству по его требованию и осуществления передачи выданного лица запрашивающей Договаривающейся Стороне.

С учетом приведенных норм Конвенции отсутствие в части первой статьи 466 УПК Российской Федерации положений, которые прямо устанавливали бы основания применения заключения под стражу в качестве меры пресечения, не указывает на неопределенность в вопросе о ее соответствии Конституции Российской Федерации, поскольку такие основания прямо определены в названном международном договоре Российской Федерации.

Не свидетельствует о такой неопределенности и отсутствие в данной статье положений, непосредственно регулирующих порядок применения этой меры пресечения к лицам в связи с решением вопроса об их выдаче иностранному государству.

Положения Конвенции такой порядок не устанавливают, поэтому в силу пункта 1 ее статьи 8, прямо предусматривающего, что при исполнении поручения об оказании правовой помощи запрашиваемое учреждение применяет законодательство своей страны, применяется порядок, который установлен Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, в частности частью первой статьи 466 УПК Российской Федерации и нормами его главы 13 «Меры пресечения», действие которых как общих норм, предусмотренных частью первой названного Кодекса, распространяется на все стадии и формы уголовного судопроизводства, в том числе — на производство по запросам иностранных государств об оказании им по уголовным делам правовой помощи путем выдачи лиц для уголовного преследования.

3. Относящиеся к порядку избрания в отношении обвиняемого меры пресечения в виде содержания под стражей нормы уголовно-процессуального закона неоднократно являлись предметом проверки Конституционного Суда Российской Федерации.

В своих решениях Конституционный Суд Российской Федерации указал на недопустимость избыточного, неограниченного по продолжительности, произвольного и неконтролируемого содержания под стражей, а также на обязанность государства использовать только необходимые и строго обусловленные конституционно оправданными целями меры, связанные с ограничением прав, гарантированных статьей 22 (часть 1) Конституции Российской Федерации и пунктом 3 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах.

Применение меры пресечения в виде заключения под стражу может иметь место лишь при наличии отвечающих указанным в статье 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации целям и в пределах разумных контролируемых судом сроков, что обусловливает необходимость исследования судом при решении вопросов, связанных с содержанием обвиняемого под стражей, фактических и правовых оснований для избрания или продления данной меры пресечения при обеспечении лицу возможности довести до суда свою позицию, с тем чтобы вопрос о его содержании под стражей не мог решаться произвольно или исходя из каких-либо формальных условий, а суд основывался на самостоятельной оценке существенных для таких решений обстоятельств (Постановления от 13 июня 1996 года N 14-П по делу о проверке конституционности части пятой статьи 97 УПК РСФСР, от 22 марта 2005 года N 4-П по делу о проверке конституционности ряда положений УПК Российской Федерации, регламентирующих порядок и сроки применения в качестве меры пресечения заключения под стражу на стадиях уголовного судопроизводства, следующих за окончанием предварительного расследования и направлением уголовного дела в суд; определения от 25 декабря 1998 года N 167-О по делу о проверке конституционности частей четвертой, пятой и шестой статьи 97 УПК РСФСР; от 23 июня 2000 года N 170-О по жалобе гражданина А.Н. Дробалова на нарушение его конституционных прав частью седьмой статьи 97 и статьей 377 УПК РСФСР и статьей 86 УК Российской Федерации; от 6 июня 2003 года N 184-О по жалобе гражданина А.В. Евстафьева на нарушение его конституционных прав пунктом 1 части восьмой статьи 109 УПК Российской Федерации; от 30 сентября 2004 года N 300-О по жалобе гражданина Х.Ш. Абубакирова на нарушение его конституционных прав частями второй и третьей статьи 255 УПК Российской Федерации).

В силу равенства для всех конституционных гарантий права на свободу и личную неприкосновенность, включая защиту от произвольного заключения под стражу и содержания под стражей, приведенные правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации применимы при разрешении вопросов, связанных с содержанием под стражей лиц, в отношении которых рассматривается запрос иностранного государства об их выдаче для уголовного преследования.

Таким образом, оспариваемые заявителем положения статьи 466 УПК Российской Федерации не могут расцениваться как предполагающие возможность применения к лицу, в отношении которого решается вопрос о его выдаче для привлечения к уголовной ответственности, меры пресечения в виде заключения под стражу вне предусмотренного уголовно-процессуальным законодательством порядка и сверх установленных им сроков.

4.

Читайте также:  Статья 66. Опись наследственного имущества и передача его на хранение

Согласно статьям 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» гражданин вправе обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой на нарушение конституционных прав и свобод и такая жалоба признается допустимой, если оспариваемым законом, примененным или подлежащим применению в деле заявителя, затрагиваются эти конституционные права и свободы.

Часть вторая статьи 466 УПК Российской Федерации в деле Х. Насруллоева не применялась и не могла применяться, — из приложенных к жалобе материалов следует, что решение суда Республики Таджикистан о его заключении под стражу в Российскую Федерацию не поступало и эта мера пресечения избрана в отношении него судьей районного суда города Москвы, а не прокурором.

Проверка же правильности применения судами общей юрисдикции норм законов и международных договоров, а также законности и обоснованности принятых по делу заявителя судебных решений относится к компетенции вышестоящих судов общей юрисдикции.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1.

Часть первая статьи 466 УПК Российской Федерации не предполагает возможность применения к лицу, в отношении которого решается вопрос о выдаче его другому государству для привлечения к уголовной ответственности, меры пресечения в виде заключения под стражу вне предусмотренного уголовно-процессуальным законодательством порядка и сверх установленных им сроков применения данной меры пресечения.

В силу статьи 6 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» конституционно-правовой смысл части первой статьи 466 УПК Российской Федерации, выявленный в настоящем Определении на основе сохраняющих свою силу решений Конституционного Суда Российской Федерации, является общеобязательным и исключает любое иное ее истолкование в правоприменительной практике.

2.

Вопросы, связанные с содержанием Насруллоева Хабибулло под стражей в связи с исполнением запроса Республики Таджикистан о его выдаче, подлежат разрешению с учетом правовой позиции, изложенной Конституционным Судом Российской Федерации в настоящем Определении.

4.

Отказать в принятии к рассмотрению жалобы Насруллоева Хабибулло в части, касающейся оспаривания конституционности части второй статьи 466 УПК Российской Федерации, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба признается допустимой.

5. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

6. Настоящее Определение подлежит опубликованию в «Собрании законодательства Российской Федерации» и «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации».

  1. Председатель
  2. Конституционного Суда
  3. Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

  • Судья-секретарь
  • Конституционного Суда
  • Российской Федерации

Ю.М.ДАНИЛОВ

Обращения в конституционный суд Российской Федерации :: BusinessMan.ru

Жалоба в Конституционный Суд РФ зачастую остается последним средством защиты нарушенных прав и законных интересов.

Только данный орган государственной власти способен разрешить ситуацию, исходя не из формулировок законов, и подзаконных НПА, а напрямую из набора прав, предоставленных Конституцией Российской Федерации.

Наш адвокат по составлению жалоб поможет в защите Ваших прав, проведет консультацию по вопросу и возьмется за составление процессуального документа.

Как следует обращаться в Конституционный Суд РФ?

Поскольку процедура обращения в Конституционный Суд достаточно сложна, прибегать к ней следует, когда остальные способы защиты прав уже исчерпаны.

Жалоба в Конституционный Суд РФ должна отвечать требованиям закона:

Набор требований к обращению в Конституционный Суд сформулирован в статье 37 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации». В числе основных требований упомянуты: указания на нормативный акта, подлежащего проверке и позиция заявителя по данному вопросу. В тексте жалобы в обязательном порядке должно быть указание на нарушенные конституционный права и свободы.

Хотелось бы акцентировать внимание на необходимости правильно и грамотно сформулировать текст жалобы. Сотрудники нашего Адвокатского бюро опираясь на обширный практический опыт и знание норм действующего законодательства, Конституции РФ, международных соглашений и принципов права готовы помочь сформулировать жалобу в Конституционный Суд.

Нужно ли платить пошлину при обращении в Конституционный Суд?

Да, при обращении в конституционный суд должна быть уплачена пошлина в размере, установленном ст. 333.23 НК РФ. Размер данной пошлины составляет 6 750 рублей для организации и 750 рублей для гражданина (физического лица).

Какие документы могут прилагаться к обращению

В требованиях, указанных к составлению обращения в Конституционный Суд, указано, что в его содержании могут быть отражены данные относительно документов, выступающих в роли приложений к основному акту. Что может быть отнесено к числу таких приложений? В данный перечень входят:

  • тексты актов, подлежащих проведению оценки на соответствие законодательству;
  • документ, подтверждающий факт оплаты государственной пошлины;
  • в том случае, если некоторые документы представлены на любом другом языке, отличном от русского, то к обращению должны быть приложены их нотариально заверенные переводы;
  • в том случае, если лицо подает обращение не лично, а через представителя, в числе дополнений обязательно должна присутствовать доверенность на осуществление данного действия.

В зависимости от индивидуальных ситуаций к рассматриваемым видам актов могут прилагаться показания свидетелей, а также заключения, сделанные экспертами. При наличии таковых лица, сделавшие заключения, могут быть вызваны на заседания, проводимые Конституционным Судом по рассмотрению указанных в обращении вопросов.

Заявителям стоит обратить свое внимание на то, что при подаче обращения в электронной форме все сопроводительные документы должны быть представлены аналогичным образом, в одном файле с основным обращением или запросом.

Разрешит ли Конституционный Суд проблему?

На сегодняшний день имеется достаточно массивный положительный опыт защиты нарушенных прав в Конституционном Суде. Несомненно, процедура обращения в данный орган достаточно сложна и требует юридического образования.

Однако данное обстоятельство не должно встать преградой для восстановления нарушенных конституционных прав. Наша организация возьмется за разрешение вопроса любого уровня сложности, в том числе и с помощью направления жалобы гражданина в Конституционный Суд РФ.

Более подробно узнать об этом и других вопросах вы можете записавшись к нам на консультацию.

Полезно: смотрите ВИДЕО по теме обжалование решения суда и подписывайтесь на канал YouTube, чтобы получать советы адвоката

Виды обращений

Любое обращение граждан в Конституционный Суд должно оформляться в электронной форме и в точности соответствовать установленным требованиям. Современное конституционное законодательство страны определяется возможность подачи такого документа в трех формах:

  • запрос;
  • ходатайство;
  • жалоба.

Рассмотрим далее более детально особенности, характерные для каждой из них.

Как показывает практика, запрос — это самая распространенная форма обращения в рассматриваемую инстанцию.

Стоит отметить, что подавать его могут представители государственных органов, а также депутаты, которые преследуют цель пересмотра определенных дел в строгом соответствии с нормами законодательства и правильностью их применения. Нередко с запросами в Конституционный Суд обращается Арбитражный суд.

Основной целью такого обращения является необходимость получения пояснений относительно той или иной нормы закона, которая имеет непосредственное отношение к рассматриваемому делу. Законодателем определено, что именно обращение в форме запроса необходимо в том случае, если президенту страны выдвигаются обвинения в совершении тяжких преступных деяний, а также в государственной измене.

В тех случаях, когда у органов или отдельных государственных служащих возникают споры относительно определенной компетенции, они могут обратиться в рассматриваемую инстанцию с ходатайством. Что касается обыкновенных граждан страны, их объединений, а также иностранцев, то их обращения должны иметь форму жалобы.

Полномочия Конституционного суда РФ

К полномочиям Конституционного суда РФ относится:

  • разрешение дел на предмет соответствия основному закону РФ – Конституции РФ иных нормативно-правовых актов, а именно, федеральных законов, нормативных актов Президента РФ, Совета Федерации, Госдумы, Правительства РФ; конституций республик, уставов, законов и иных нормативных актов субъектов РФ; договоров между органами госвласти; международных договоров РФ, которые не вступили в силу;
  • разрешение споров о компетенции, которые возникают между органами госвласти;
  • проверка на соответствие конституции закона, который применяется в конкретном деле. Соответствующая проверка проводится по жалобам, предметом которых является нарушение конституционных прав и свобод граждан;
  • проверка конституционности закона, который подлежит применению судом при разрешении конкретного дела. В данном случае проверка проводится, в связи с запросом судов;
  • рассмотрение вопроса о том, может ли быть исполнено решение межгосударственного органа по защите прав и свобод человека. В указанном случае основанием для разрешения соответствующего вопроса является запрос федерального органа исполнительной власти, наделенного соответствующей компетенцией, связанной с обеспечением деятельности по защите интересов РФ при рассмотрении в межгосударственном органе, который защищает права и свободы человека, жалоб, поданных против РФ на основании международного договора РФ;
  • толкование основного закона РФ;
  • в случае выдвижения обвинения против Президента РФ в госизмене или совершении иного тяжкого преступления дает заключение о том, соблюден ли установленный порядок выдвижения обвинения;
  • если какой-то вопрос выносится на референдум РФ, то Конституционный суд РФ проверяет, соответствует ли Конституции РФ соответствующий вопрос;
  • выступление с законодательной инициативой по вопросам своего ведения;
  • осуществление иных полномочий.

О допустимости жалобы

Любая жалоба, подаваемая на рассмотрение Конституционным Судом, обязательно должна быть допустимой. Обращение считается допустимым лишь в двух случаях:

  • применение определенной нормы закона было осуществлено в суде, что отражено в решении, выдвинутом по делу;
  • рассматриваемый закон в той или иной мере затрагивает свободы и права человека конституционной сфере.

Более того, любой заявитель, желающий подать обращение, должен сделать это в определенные временные пределы — не позднее года после вынесения решения по делу. В том случае, если поданная жалоба хотя бы по одному параметру не соответствует понятию ее допустимости, суд отклонит ее и не станет заниматься рассмотрением.

После какой инстанции можно обратиться в Конституционный суд РФ?

О том, после какой инстанции можно обратиться в Конституционный суд РФ, соответствующий закон не содержит указаний. Однако, одним из оснований для обращения в Конституционный суд РФ является завершенность рассмотрения дела, т.е., что дело рассмотрено.

Согласно складывающейся практике, Конституционный суд РФ отказывает в принятии жалобы, если рассмотрение дела не завершено.

Как можно заметить из постановлений Конституционного суда РФ, кто-то обращается в данный суд после того, как дело рассмотрено Верховным судом РФ, а кто-то – после апелляционного решения суда. Гражданин может обратиться в Конституционный суд РФ после вынесения решения судом первой инстанции, но в этом случае необходимо будет, чтобы решение суда вступило в законную силу.

Читайте также:  Статья 3. Полномочия Конституционного Суда Российской Федерации

Целесообразнее обжаловать решения судов первой инстанции, а после вынесения судебного акта судом апелляционной инстанции принимать решение о необходимости подачи жалобы в Конституционный суд РФ.

Требования к обращению в суд

Подать абы какое заявление в КС РФ не получится. Требования к жалобе сформулированы в ФКЗ от 21.07.1994 г. № 1-ФКЗ. В первую очередь, обжаловать в КС можно лишь ту норму, которая была применена судами или иным органом. Если заявитель полагает что вот эта применённая норма, нарушает его конституционные права, он может обратиться в КС РФ.

Само обращение должно быть в письменном виде. Когда формировалась эта норма в ФКЗ, про Интернет мало кто думал. Другие требования не сильно отличаются от таковых к искам и т.п., подаваемым в другие суды.

Тут ФИО заявителя, название суда и иные подобные сведения. Но есть и особые — это основания для обжалования, указанные в ФКЗ-1. Существуют требования и к прилагаемым документам. Указаны они в ст. 38 ФКЗ от 21.07.

1994 г.

Размышления о конституционном судопроизводстве в России. Часть 1

1.

Конституционный Суд России в своей практике довольно часто вынужден принимать к рассмотрению жалобы, где поднимаются вопросы, которые не должны были бы возникнуть в конституционном судопроизводстве как таковые, поскольку в них рассматриваются по сути не вопросы противоречия норм Конституции, а дефективности правоприменительной практики – порой лишь фрагментарной и не сопряженной с попытками заявителей обжаловать судебные акты в кассационной и надзорной инстанциях.

Говорить об этом необходимо, конечно, с поправкой на модели конституционной юстиции, однако, в данном контексте важно, что реализованная российская модель конституционного контроля допускает ситуации, когда обращение с жалобой в порядке конституционного судопроизводства de facto становится альтернативной кассационному и надзорному обжалованию судебных актов. Различного рода проявления дефективности (когда речь, скажем, не идет о применимом правовом подходе, где при разрешении дел затрагиваются материи политико-правового свойства, что собственно и должно в первую очередь разрешаться в рамках конституционного судопроизводства) должны устраняться на уровне судов кассационной и надзорной инстанций.

Так или иначе, сложно спорить с тем, что вопросы, которые разрешаются органом судебного конституционного контроля (как специализированным органом, что свойственно континентальной модели конституционной юстиции, так и «общим» судом, что свойственно иным моделям – англо-американской, иберийской) в целом очень наглядно характеризуют качество правоприменения. Справедливо утверждать, что характеризуют они и то, насколько в целом свободны суды в вопросах права, насколько они «юридически активны».

  • Однако, дефективность практики все же должна подлежать проверке на конституционность – но только при ее системном характере и, если таковая имеет место в практике высшей судебной инстанции, – такой подход совершенно релевантен континентальной модели конституционной юстиции, реализованной в России.
  • Для устранения дефектов правоприменения на иных уровнях существуют кассационный и надзорный порядки обжалования судебных актов, ровно как с этой же целью обобщается и систематизируется практика.
  • Хотя мировой опыт знает и механизмы «прямого» казуального конституционного контроля (к примеру, amparo, осуществляемого общими судами, что реализовано в латиноамериканской модели судебного конституционного контроля).

2. В этой связи, необходимо полагать, что нашедшая отражение в действующем регулировании формула допустимости конституционной жалобы является недостаточно жесткой.

  Являются ли объяснения доказательством по уголовному делу?

Критерии допустимости жалобы, как это определяется статьей 97 ФКЗ «О Конституционном Суде…», предполагают применение закона в конкретном деле, рассмотрение которого завершено в суде, при этом жалоба должна быть подана в срок не позднее одного года после рассмотрения дела в суде.

Предъявление требований к допустимости жалобы в части прохождения при обжаловании судебных актов тех или иных инстанций не предполагается.

Конституционным Судом сформирована позиция о том, что допустимость жалобы по смыслу статьи 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» не связывается с обжалованием судебных актов по делу заявителя.

Ранее же действовала редакция 97 статьи, вообще не предполагающая в качестве обязательного критерия допустимости жалобы применение нормы судом в конкретном деле. То есть законодатель один раз уже пошел на повышение критериев жесткости определения допустимости жалобы, изменив формулу статьи 97 ФКЗ о КС.

Таким образом, «формула допустимости» жалобы в конституционном судопроизводстве в России предполагает достаточно «простые» критерии для доступа к конституционному судопроизводству, что по сути зачастую делает его альтернативой обжалованию судебных актов в порядке кассации и надзора.

3. Глобально, в мировой практике конституционной юстиции все модели можно поместить в систему координат, в качестве критерия расположения в которой будет выступать стандарт юридической заинтересованности лица, обращающегося в орган конституционного контроля.

Соответственно, чем более высоки критерии допустимости обращения, тем выше стандарт, предъявляемый правопорядком к юридической заинтересованности заявителя.

Все эти модели могут быть расположены условно – от выработанной еще римским правом конструкции actionis popularis, предполагающей подачу иска частным лицом в защиту публичных интересов, не предъявляющей специальных критериев к юридической заинтересованности (своего рода заинтересованность в публичном порядке), – до модели жесткой нормативной конституционной жалобы, предполагающей максимальные стандарты юридической заинтересованности заявителя.

4. Конституционный Суд не должен заниматься исправлением судебных ошибок, пусть даже носящих системный характер.

Так, к примеру, рассмотренное 26.09.2017 года дело КС по жалобам граждан Абрамова Д.А., Ветлугаева В.А. и др., вопросом права в котором являлось конституционное содержание п. 5 ч. 4 ст.

392 ГПК РФ, как допускающего в соответствии со сложившейся правоприменительной практикой пересмотр по новым обстоятельствам вступивших в силу судебных решений, во-первых, в связи с принятием СКГД ВС судебных актов по иным делам, в рамках которых определяется (изменяется) позиция ВС по соответствующему правовому вопросу, во-вторых, в том числе в случае, если такой пересмотр приводит к ухудшению положения подчиненной (слабой) стороны в публичных правоотношениях. Суть «неопределенности» дела сводилась к тому, что в делах заявителей СКГД ВС и иные суды попросту игнорировали положения п. 12 Постановления Пленума ВС от 11.12.2012 г. № 31, в котором ранее правильный подход ВС уже и был сформулирован (о том, что только позиция Пленума или Президиума ВС может наделяться качеством ретроактивной применимости только при указании в соответствующем акте ВС на это и только, если это не приводит к ухудшению положения слабой стороны спорного публичного правоотношения).

Гражданам об их политических правах

В первую очередь, в Конституционный Суд, разумеется, имеет смысл обращаться только по делам, ему подведомственным.

Он проверяет соответствие Конституции Российской Федерации только федеральных законов, нормативных актов Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации; конституций, уставов, законов и иных нормативных актов субъектов Российской Федерации, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти Российской Федерации и совместному ведению органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации; договоров между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, договоров между органами государственной власти субъектов Российской Федерации; не вступивших в силу международных договоров Российской Федерации.

Конституционность иных нормативных правовых актов он проверять не может (например, актов федеральных министерств и иных ведомств).

Под «иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации» при этом, как следует из смысла положений Конституции Российской Федерации о компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, необходимо понимать не любые нормативные правовые акты, принятые в субъекте Российской Федерации, а акты высших органов власти субъектов Российской Федерации (президента (губернатора), правительства и т.п.).

Конституционный Суд проверяет конституционность именно нормативных актов.

Только по спорам о компетенции предметом проверки может быть издание акта или совершение действия правового характера либо уклонение от издания акта или совершения такого действия, если заявитель считает это нарушением установленного Конституцией Российской Федерации разграничения компетенции между органами государственной власти (статья 93 Закона о Конституционном Суде).

Речь здесь идет, разумеется, и о ненормативных актах. Однако обращаться с соответствующими требованиями может только орган или должностное лицо, претендующее на осуществление являющейся предметом спора компетенции. И акт в этой процедуре может рассматриваться именно и только с точки зрения компетенции, но не по содержанию норм.

Важным аспектом подведомственности является не только собственно вид правового акта, но и суть поставленного перед Конституционным Судом вопроса — содержание требований заявителя.

Так, Конституционный Суд выражал правовую позицию, согласно которой неясность формулировок, понятий, терминологии, а также пробельность какого-либо закона могут являться основанием проверки его конституционности по жалобе граждан лишь при условии, что это приводит в процессе правоприменения в такому толкованию норм, которое нарушает или может нарушить конкретные конституционные права граждан (Определение Конституционного Суда от 4 декабря 1995 г. № 116-0). Собственно же пробелы в законодательстве Конституционный Суд устранять не вправе. Не относится к его компетенции, разумеется, и пересмотр конкретных гражданских и уголовных дел.

Кроме того, Конституционный Суд Российской Федерации выражал правовые позиции, согласно которым определение соответствия актов субъектов Российской Федерации федеральным законам входит в компетенцию судов общей юрисдикции и арбитражных судов.

Установление таких фактических обстоятельств не относится к полномочиям Конституционного Суда (Постановление Конституционного Суда от 8 октября 1997 г. по делу о проверке конституционности Закона Санкт-Петербурга от 14 июля 1995 г.

«О ставках земельного налога в Санкт-Петербурге в 1995 году»).

Конституционному Суду неподведомственна проверка соответствия законов международным договорам (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 4 декабря 1997 г. № 139-0). Также Конституционный Суд, как судебный орган конституционного контроля, проверяет соответствие нормативных актов только Конституции Российской Федерации, но не отраслевому законодательству.

Это означает, что оспариваемая норма должна быть соотнесена с конкретной конституционной нормой, на которой она основана (Определение Конституционного Суда от 4 февраля 1997 г. № 23-О).

То есть условием установления подведомственности запроса о проверке конституционности нормативного акта Конституционному Суду является наличие противоречия оспариваемого положения именно Конституции Российской Федерации.

Кто обладает правом обращения в Конституционный Суд?

Обращаться в Конституционный Суд Российской Федерации должны надлежащие заявители.

С запросами о проверке конституционности указанных выше нормативных правовых актов могут обращаться Президент Российской Федерации, Совет Федерации, Государственная Дума, одна пятая членов (депутатов) Совета Федерации или депутатов Государственной Думы, Правительство Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, органы законодательной и исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

Читайте также:  Статья 100. Итоговое решение по делу

Для обращения в Конституционный Суд законодательного органа с запросом о проверке конституционности закона соответствующего уровня (то есть своего же закона) имеются препятствия. Так, Государственная Дума обратилась в Конституционный Суд с запросом о проверке конституционности федерального закона. Конституционный Суд выразил в связи с этим следующую правовую позицию.

Государственная Дума, как субъект законодательного процесса, руководствуясь статьей 96 (часть 2) Конституции Российской Федерации, могла бы реализовать свои полномочия по внесению соответствующих изменений в оспариваемый ею закон или принять по этому вопросу новый федеральный акт, тем более что запрос Государственной Думы оформлен постановлением, т.е. поддержан большинством от ее общего состава.

Обращение Государственной Думы с запросом о проверке конституционности ранее принятого ею акта, по существу, связано с отступлением от установленного способа изменения закона в действующей законотворческой процедуре, предусматривающей также участие Совета Федерации — второй палаты Федерального Собрания, и ставит под сомнение нормальное функционирование двухпалатного законодательного органа. При этом обнаруживается стремление с помощью решения Конституционного Суда Российской Федерации повлиять на позиции во внутрипарламентской дискуссии, в результате которой должно быть найдено целесообразное и сбалансированное решение о принятии нового или изменении действующего закона. Конституционный Суд Российской Федерации, однако, не может выступать участником законотворческого процесса (Определение Конституционного Суда от 10 апреля 1997 г. № 57-О).

С запросами о толковании Конституции Российской Федерации могут обращаться Президент Российской Федерации, Совет Федерации, Государственная Дума, Правительство Российской Федерации, органы законодательной власти субъектов Российской Федерации (то есть круг субъектов обращения уже, чем по проверке конституционности нормативных актов).

Граждане обращаться в Конституционный Суд Российской Федерации могут только с индивидуальной или коллективной жалобой на нарушение конституционных прав и свобод, если их права и свободы нарушаются законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле (часть 4 статьи 125 Конституции Российской Федерации, статья 96 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»).

Во-первых, необходимо подчеркнуть, что речь здесь идет именно о законе по форме (федеральном или субъекта Российской Федерации). Нормативный акт, формально законом не являющийся, не может стать предметом конституционного контроля по инициативе граждан.

Во-вторых, положения Конституции и Закона о Конституционном Суде дают право на обращение не только гражданам в узком смысле — гражданам Российской Федерации, но и всем физическим лицам. Конституционный Суд в Постановлении от 17 февраля 1998 г. по делу о проверке конституционности положения части второй статьи 31 Закона СССР от 24 июня 1981 г.

«О правовом положении иностранных граждан в СССР» выразил следующую правовую позицию: «…возможность защиты прав и свобод посредством конституционного правосудия должна быть обеспечена каждому, в том числе иностранным гражданам и лицам без гражданства, если законом нарушены их права и свободы, гарантированные Конституцией Российской Федерации».

В-третьих, обращаться в Конституционный Суд Российской Федерации может не только один гражданин с индивидуальной жалобой, но и группа граждан — с жалобой коллективной. Более того, Конституционный Суд признал возможность обращения в Конституционный Суд в качестве коллектива граждан юридических лиц.

Так, рассматривая жалобу общественного объединения «Союз студенческих советов России», Конституционный Суд не исключил в целом возможности обращения общественного объединения с жалобой на нарушение конституционных прав и свобод, но при этом подчеркнул, что такое обращение возможно в том случае, «если примененный или подлежащий применению в конкретном деле закон нарушает, по мнению заявителя, индивидуальные или коллективные конституционные права и свободы членов данного объединения или конституционные права самого объединения» (Определение Конституционного Суда от 4 декабря 1995 г. № 113-0, абзац первый пункта 2 мотивировочной части).

В Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 12 марта 1998 г.

№ 31-0 было уточнено, что в случае нарушения законом конституционных прав объединения граждан жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации может быть подана либо самим объединением, либо лицами, управомоченными в силу части второй статьи 53 Закона о Конституционном Суде представлять его интересы в Конституционном Суде Российской Федерации.

Подтвердил Конституционный Суд и возможность обращения с жалобой таких коллективных заявителей, как хозяйственные общества и товарищества. В Постановлении от 24 октября 1996 г. по делу о проверке конституционности части первой статьи 2 Федерального закона от 7 марта 1996 г.

«О внесении изменений в Закон Российской Федерации «Об акцизах»» Конституционный Суд отметил следующее: «…

граждане и созданные ими объединения вправе обратиться с конституционной жалобой на нарушение прав, в частности, самого объединения, в тех случаях, когда его деятельность связана с реализацией конституционных прав граждан, являющихся его членами (участниками, учредителями).

Хозяйственные общества и товарищества по своей сути являются объединениями — юридическими лицами, которые созданы гражданами для совместной реализации таких конституционных прав, как право свободно использовать свои способности и имущество для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (часть 1 статьи 34 Конституции Российской Федерации) и право иметь в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом как единолично, так и совместно с другими лицами (часть 2 статьи 35 Конституции Российской Федерации)».

При этом в Постановлении от 12 октября 1998 г. № 24-П по делу о проверке конституционности пункта 3 статьи 11 Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» Конституционный Суд признал возможным обращение в Конституционный Суд и государственных предприятий.

Важнейшим условием обращения в Конституционный суд гражданина является применение или возможность применения оспариваемого положения закона к заявителю в конкретном деле, рассмотрение которого завершено или начато в суде или ином органе, применяющем закон. При этом скажем, выборы, в которых гражданин участвовал в качестве избирателя, не могут считаться конкретным делом, в котором к нему применили соответствующий избирательный закон.

Под конкретным делом имеется в виду конкретный правовой спор, в котором участвует сам гражданин и нарушаются именно его права. Другое дело, что этот спор не обязательно должен носить характер судебного спора — применить закон может и другой орган. Но обязательно должны возникнуть конкретные правоотношения.

Конституционный Суд Российской Федерации также выражал правовую позицию, смысл которой состоит в том, что, если гражданин перед обращением в Конституционный Суд обращался в суд не в связи с нарушением его прав и свобод, а в защиту определенным образом понимаемого им общественного интереса, нормы, примененные судом, не могут считаться примененными в конкретном деле заявителя, а жалоба не является допустимой (Определение Конституционного Суда от 4 декабря 1997 г. № 123-О).

Правом на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой на нарушение конституционных прав и свобод законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле, обладают не только граждане или объединения граждан, но и иные органы и лица, указанные в федеральном законе. Таковыми сейчас являются Уполномоченный по правам человека Российской Федерации, Генеральный прокурор Российской Федерации.

Самостоятельным правом на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке конституционности закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, наделены суды — общей юрисдикции, арбитражные, конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации.

Согласно статье 101 Закона о Конституционном Суде, суд при рассмотрении дела в любой инстанции, придя к выводу о несоответствии Конституции Российской Федерации закона, примененного или подлежащего применению в указанном деле, обращается в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке конституционности данного закона.

При этом в Постановлении Конституционного Суда от 16 июня 1998 г.

№ 19-П по делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации выражена правовая позиция, согласно которой «суд общей юрисдикции или арбитражный суд, придя к выводу о несоответствии Конституции Российской Федерации федерального закона или закона субъекта Российской Федерации, не вправе применить его в конкретном деле и обязан обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке конституционности этого закона. Обязанность обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с таким запросом, по смыслу частей 2 и 4 статьи 125 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 2, 15, 18, 19, 47, 118 и 120, существует независимо от того, было ли разрешено дело, рассматриваемое судом, отказавшимся от применения неконституционного, по его мнению, закона на основе непосредственно действующих норм Конституции Российской Федерации».

Согласно статье 103 Закона о Конституционном Суде, в период с момента вынесения решения суда об обращении в Конституционный Суд Российской Федерации и до принятия постановления Конституционного Суда производство по делу или исполнение вынесенного судом по делу решения приостанавливается. В запросе судов должно быть указано, вынес ли суд (судья) какое-либо решение по ходатайству стороны (при его наличии) об обращении в Конституционный Суд.

К этим запросам должны быть приложены документы, подтверждающие решение суда (судьи) (статья 101 Закона о Конституционном Суде), материалы, подтверждающие применение или возможность применения подлежащего проверке акта в конкретном деле (статья 102 указанного закона), определение суда (судьи) о приостановлении производства по делу (статья 103 указанного закона).

Обращения в Конституционный Суд Российской Федерации должны быть оплачены государственной пошлиной, за исключением запросов судов, запросов о толковании Конституции Российской Федерации, ходатайств Президента Российской Федерации по спорам о компетенции, когда он в этих спорах не является стороной, запросов о даче заключения о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента Российской Федерации в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления. Установлен следующий размер государственной пошлины в зависимости от вида заявителя и формы обращения: запрос и ходатайство — в размере 15 минимальных размеров оплаты труда; жалоба юридического лица — в размере 15 минимальных размеров оплаты труда; жалоба гражданина — в размере одного минимального размера оплаты труда.

Конституционный Суд Российской Федерации своим решением может освободить гражданина, с учетом его материального положения, от уплаты государственной пошлины либо уменьшить ее размер. Однако такие решения (а подобные прецеденты имели место) принимаются Конституционным Судом Российской Федерации в том случае, если заявитель предоставит документы, свидетельствующие о низких доходах.

Некоторые заявители, обращаясь в Конституционный Суд, указывают в жалобах, что пошлину оплатят в том случае, если жалоба будет принята к рассмотрению. Такое поведение заявителей неправомерно, тем более что государственная пошлина возвращается в случаях, если обращение не было принято к рассмотрению.

Как правильно составить обращение в Конституционный Суд Российской Федерации? ⇒

Ссылка на основную публикацию