Статья 8. Право на предвыборную агитацию

Под занавес уходящего года депутаты Государственной думы из «Единой России» не перестают «радовать» избирателей новыми драконовскими законами. Кажется, что правящее большинство в нижней палате парламента перешло уже не только к запретам, но даже и к прямым угрозам в адрес собственных избирателей. По принципу – попробуйте только выразить несогласие с властью — пожалеете моментально.

На минувшей неделе многие обсуждали скандальные запреты, касающиеся митингов, клеветы в интернете, работы площадок вроде «Ютюба». Но практически незамеченным прошел еще один важный законопроект, который накладывает серьезные ограничения на выражение мнений в соцсетях о партиях и кандидатах на выборах.

Идиотство «неопределенного круга лиц»?

Накануне.RU уже рассказывало о целой серии законопроектов, которые буквально под занавес 2020 года были внесены и часть из них уже и рассмотрена, и одобрена депутатами Госдумы.

Законопроектов, которые в общем и целом направлены, так сказать, на снижение гражданской активности, впрочем, есть мнение, что часть из этих законов попросту порождает правовой нигилизм в государстве.

Помимо того, что исполнить такого рода законы иной раз попросту невозможно, одной из замедленных «мин» является их избирательность, а значит, открывается широкое поле для злоупотреблений.

Просто неполный список новых законодательных новаций буквально декабрьского издания: это и разного рода запреты на финансирование митингов из-за рубежа (с чем, собственно, никто и не спорит, по крайней мере, не спорит в Госдуме), это уточнения по вопросам проведения одиночных пикетов, это законы о клевете в интернете, внесенные депутатом Дмитрием Вяткиным, законы об ответственности владельцев соцсетей и информационных платформ за удаление каких-то материалов, размещенных на них.

Вот, скажем, норма о клевете, за которую теперь реально предусмотрены и штрафы, и сроки и которая распространяется в интернете «неопределенным кругом лиц», поправки внесены депутатом Вяткиным.

Даже коллеги-парламентарии были возмущены протаскиванием этого законодательного «новшества» в том виде, в котором это было сделано, не говоря уже о методах, то есть скорости внесения и одобрения поправок.

Алексей Куринный из фракции КПРФ прямо назвал нормы закона «идиотскими» и напомнил, что еще восемь лет назад ныне глава профильного комитета по законодательству Павел Крашенинников предложил вернуть статью о клевете в Уголовный кодекс, что и было сделано.

В УК появилось понятие «клевета», описаны случаи и ситуации, согласно которым это является предметом уголовного преследования, разумеется, определен круг лиц, которые в случае чего могут быть привлечены. Зачем понадобился вариант 2.

0 того же Вяткина с совершенно расплывчатыми формулировками и позициями?

Куринный считает, что как раз неопределенность «неопределенного круга лиц» в Сети дает широкий простор правоохранителям для применения санкций в отношении недовольных. Внезапно может выясниться, что вы кого-нибудь оклеветали, написав на своей страничке что-нибудь по типу «да они там все жулики и воры!».

Статья 8. Право на предвыборную агитацию

Теперь это может и будет рассматриваться как «клевета»!

Что характерно – ни один из представленных и частью принятых законодательных актов не проходил общественного обсуждения, более того, тексты многих законопроектов в Госдуме даже большинству депутатов были неизвестны.

Ограничения вносились, можно сказать, тайно и в сугубой спешке, а депутатам от оппозиции на одном из последних пленарных заседаний вообще было предложено время на ознакомление и внесение поправок в… 40 минут! Поправки, даже внесенные в этой дикой спешке, всегда отклонялись большинством «Единой России» и итоговый текст принимался так, как был внесен.

Депутат от КПРФ Ольга Алимова в сердцах при обсуждении очередного законодательного перла в виде запрета напомнила коллегам из правящего большинства, что их часто называют «партией жуликов и воров».

И опять же в сердцах поинтересовалась — мол, а тюрем-то на всех хватит, если вдруг завтра в стране буквально начнут реализовываться и исполняться такие запреты и нормы?! Ей ответил депутат Вяткин — в последнее время-де у нас в стране загруженность пенитенциарных учреждений упала, видимо, по мысли парламентария, мест хватит на всех. Шутка, конечно, та еще…

Котиков — можно, Конституцию — нет

И вот под шумок всего этого в первом чтении был одобрен законопроект «единороссов» №1057336-7, называется он как всегда витиевато и двусмысленно: «О внесении изменений в Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» и Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». Внесен он был депутатами от «ЕР» Александром Хинштейном (он, к слову, руководит в Госдуме еще и комитетом по информационной политике), Ольгой Савастьяновой, Сергеем Боярским и еще четырьмя их коллегами.

Разумеется, мы не станем приводить текст поправок полностью, ограничимся пересказом, но в целом, предупреждаем сразу — для тех, кто привык, как говорится, «резвится» в Сети и писать какие-либо посты на политические темы и в политическом жанре, рекомендуем настоятельно ознакомиться с этой новеллой. Неровен час, угодите под очередной запрет, а можете и в «экстремисты» попасть. Новые времена — новые запреты…

Так вот, согласно тексту закона Хинштейна, Боярского, Савостьяновой и прочих, Роскомнадзор теперь получил право по требованию региональных избирательных комиссий и самого Центризбиркома, цитируем, «временно ограничивать доступ к конкретным материалам и удалять такие материалы, ограничить доступ к целым ресурсам и сайтам, на которых такие материалы размещены».

Понимаете, о чем речь? Никому неизвестная «МарьИванна» из какой-нибудь избирательной комиссии в Урюпинске неожиданно посчитает ваш пост на страничке в интернете что-то нарушающим, эта чуткая женщина просто напишет заявление в Роскомнадзор и финита-ля комедия! Не будет у вас больше доступа на собственную страничку, а может, что еще и похуже последует.

Нечего писать черт-те что о власти!

Эксперты рассказали о проблемах с ужесточением избирательного законодательства| Новости общества

  • По их мнению, на практике массовую цензуру агитации в интернете ввести не получится
  • Три законопроекта, принятые Госдумой в первом чтении под занавес 2020 года, вызвали острую критику как со стороны ряда представителей экспертного сообщества, так и со стороны оппозиции, представители которой заявили, что вносимые изменения фактически ставят крест на любой критике партии власти или провластных кандидатов в социальных сетях, а также закрывают дорогу к избранию реальным независимым кандидатам. 
  • Речь идет о законопроектах, предложенных членами Совета Федерации и депутатами № 1057892-7 (в части уточнения прав и обязанностей субъектов, выполняющих функции иностранного агента), № 1057336-7 (в части совершенствования правового регулирования вопросов агитации, в том числе в информационно-телекоммуникационных сетях) и № 1059597-7 (об уточнении административной ответственности за отдельные правонарушения при проведении предвыборной агитации). 
Читайте также:  Глава xi. принятие мер к охране наследственного имущества. выдача свидетельств о праве на наследство

Указанные законодательные инициативы, в частности, предусматривают кратное увеличение штрафов за предвыборную агитацию вне агитационного периода (от 30 до 50 тысяч рублей для граждан и от 100 до 500 тысяч рублей для юридических лиц). Избиркомы должны будут жаловаться в Роскомнадзор на сетевые публикации, нарушающие избирательное законодательство, а тот, в свою очередь, будет немедленно обязать провайдеров заблокировать соответствующий контент. Такие действия будут осуществляться во внесудебном порядке. 

Критики законопроектов также указали на то, что критерии, по которым то или иное высказывание может быть отнесено к нарушениям избирательного законодательства, могут отсутствовать. А в самом федеральном законодательстве, в свою очередь, якобы отсутствует понятие «предвыборная агитация».

Есть только определение «предвыборная агитация, осуществляемая в период избирательной кампании». В итоге штраф в теории может быть назначен за ведение агитации вне агитационного периода.

Получается, по мнению критиков нововведений, что один законопроект определяет предвыборную агитацию в агитационный период, а другой штрафует за эту же агитацию вне временных рамок избирательной кампании.

При этом признаки, по которым посты в социальных сетях и статьи в сетевых изданиях могут быть признаны агитацией, как считают эксперты, отсутствуют. Но и это еще не все. Критики указывают, что любого кандидата, аффилированного с иностранным НКО, можно будет снять с выборов или не допустить до них.

Действительно ли предлагаемые законодательные новеллы имеют репрессивный характер и чреваты произвольным применением?  Насколько они реализуемы на практике? Об этом «Московская газета» спросила у электоральных юристов.

Гарегин Митин, электоральный юрист

«Я не заметил ужесточения правил ведения предвыборной агитации. Ужесточили ответственность за их нарушение. Хотя политические партии, на мой взгляд, не так часто нарушают эти правила, в отличие от кандидатов.

Не думаю, что предлагаемые изменения в части контроля в интернете приведут к массовой фиксации нарушений, да и штабам придётся тратиться на мониторинг Интернет-ресурсов соперников. Скорее, поиск нарушений будет носить точечный  характер.

Отсюда вывод: зачем нарушать? Есть законные способы ведения предвыборной агитации в сети Интернет. Другое дело, что они охватывают не все возможности глобальной сети

Что кается понятия «предвыборная агитация» — оно раскрыто в подпункте 4 статьи 2 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав…» Предвыборная агитация проводится в пределах избирательной кампании.

За её пределами агитации как таковой нет. Есть также отдельное легальное понятие «агитационный период». Агитационный период по продолжительности меньше, чем избирательная кампания.

Кроме того, для отдельных форм и методов предвыборной агитации установлены разные агитационные периоды».

По поводу политических высказываний, сделанных вне агитационного периода.

Будут ли они считаться агитацией? Проблема стоит в том, что в интернете высказанное ранее, до кампании, продолжает транслироваться, что в отдельных случаях противоречит нормам того же Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав…» Причём публикация в интернете всегда делается при посредничестве третьих лиц (провайдер, владелец домена и т.

п.). Здесь законодательство, конечно, требует коррекции. В то же время партии, размещающие до избирательной кампании свои баннеры, с началом кампании их снимают и заменяют на соответствующие требованиям законодательства о выборах. Чем тогда интернет лучше? Риторический вопрос.

Однако рядового пользователя, если он не кандидат, за критические посты в адрес политиков или партии, сделанные не в период избирательной кампании, привлечь по ст. 5.10 и 5.

12 КоАП будет нельзя, поскольку размещение произошло до начала кампании. Привлечь по ст. 5.12 КоАП в период кампании можно будет только распространителя такого контента — владельца электронного ресурса.

Ну а вообще произвол можно устроить и при самом совершенном законе».

Олег Молчанов, политический юрист

Увеличение штрафов за предвыборную агитацию вне агитационного периода вполне логичный шаг и возражений, в общем, не вызывает. Эти штрафы всегда оплачивались из избирательного фонда кандидата, по меркам которого полторы-две тысячи — небольшая сумма. Хотя и пятьдесят тысяч тоже не сильно много.

Норма, кающаяся контроля за сетевыми публикациями и их внесудебной блокировке, работать не будет. Заблокировать что-либо в интернете Роскомнадзору, как выяснилось, непросто. В реальности это может сделать только провайдер.

Пока Роскомнадзор направит ему уведомление о том, что нужно что-то заблокировать, пока провайдер предупредит владельца ресурса и, наконец, решит вопрос о блокировке. Это целый бюрократический процесс.

За это время ту же новость, которая живет один день, прочитают тысячи пользователей и еще столько же «разнесут» репостами по другим ресурсам, о которых Роскомнадзор ничего не знает.

Ну и, конечно, здесь вопрос об определении агитации встает. Когда идут выборы и есть агитационный период, там худо-бедно, но как-то определено, что является агитацией в период выборов, а что нет. Что является политической агитацией между выборами, непонятно.

Словосочетание такое есть, а определения нет. В такой ситуации должностные лица будут принимать решения о том, что считать политической агитацией в межвыборное время, а что нет, абсолютно субъективно, исходя, как говорится, из внутренних убеждений.

Эти решения будут абсолютно разными и, по сути, такая практика ведет к разрушению правового поля.

Наибольшее опасение, конечно, вызывает законопроект о признании кандидатов аффилированными с лицами, выполняющими функции иностранных агентов. Для того чтобы определить, выполняет ли кандидат роль иностранного агента, вводится большое количество критериев.

Но чтобы понять, соответствует им кандидат или нет, нужно провести серьезную оперативную работу. Целую финансовую разведку, если хотите. Получить информацию о банковских платежах этого человека за последние два года.

А для этого нужны персональные данные, предоставление которых по нынешнему законодательству возможно только в рамках возбужденного уголовного дела. Кто будет проводить такое расследование и принимать соответствующее решение по его итогам? У избиркомов таких полномочий нет.

И ответов на эти вопросы у участников избирательного процесса пока тоже нет». 

Агитировать в интернете не по правилам стало сложнее и дороже

Увеличены штрафы для граждан и организаций за нарушения при проведении предвыборной агитации и распространении агитационных материалов. Информационные ресурсы с противоправным контентом будут оперативно блокировать. Политически активным гражданам рекомендуется быть предусмотрительнее

В марте 2021 г. были приняты законы, которыми в законодательство внесены изменения, направленные на совершенствование правового регулирования предвыборной агитации1.

Нововведения отразятся с большей вероятностью на участниках избирательных кампаний и избирательных штабов, а также на операторах связи и провайдерах, которые должны будут оперативно взаимодействовать с Роскомнадзором и владельцами информационных ресурсов в случае выявления нарушений законодательства о выборах и референдумах.

Вместе с тем с нововведениями необходимо ознакомиться и просто политически активным гражданам, которые могут подпасть под их действие при размещении информации в интернете.

Законодатель дал избирательным комиссиям полномочия на самостоятельное обращение в Роскомнадзор в случае выявления ими нарушений в агитационном процессе при проведении избирательной кампании.

Читайте также:  Статья 3. законодательство российской федерации об основных гарантиях прав ребенка в российской федерации

Причем очевидна нацеленность на пресечение нарушений именно в интернете, поскольку в первоначальных редакциях законопроектов не было указания на этот способ распространения информации.

Таким нарушением может считаться распространение в период избирательной кампании агитационных материалов, например размещение информационного баннера или видеоматериалов, финансируемое не из средств предвыборного штаба кандидата или на средства лиц, признанных иностранными агентами.

Здесь уместно вспомнить о позиции Конституционного Суда РФ, согласно которой граждане, не являющиеся кандидатами и не выступающие от имени кандидатов, избирательных объединений, вправе проводить предвыборную агитацию в таких формах и такими методами, которые не требуют финансовых затрат: они могут организовывать агитационные публичные мероприятия и участвовать в них, осуществлять устную агитацию, агитировать иными способами2.

Таким образом, если пользователь социальной сети разместит личный комментарий или опубликует пост, содержащий его мнение о кандидате и его предвыборной программе, по новым нормам привлечение его к административной ответственности будет незаконным.

Однако, если будет установлено, что гражданин за вознаграждение от сторонних лиц распространяет агитационные материалы (опубликовал запись, разместил баннер или видеоролик на своем сайте и т.п.

), это уже может послужить поводом для обращения избирательной комиссии в органы Роскомнадзора и наложения административного штрафа.

Прописан порядок действий Роскомнадзора при поступлении в его адрес обращений из избирательных комиссий. В Закон об информации внесена объемная ст. 15.3, регламентирующая взаимодействие Роскомнадзора с операторами связи, провайдерами и владельцами сайтов при выявлении нарушающих законодательство информационных элементов.

Федеральное законодательство о предвыборной агитации в РФ и его проблемы

В настоящее время отечественное законодательство о выборах динамично развивается. Пройден непростой путь от правовых экспромтов осени 93-го до формирования стройной законодательной системы.

Сегодня можно говорить о вступлении в стадию совершенствования. Ряд весьма существенных проблем правового регулирования избирательного процесса еще ждут своего разрешения.

В полной мере это относится к такому ключевому этапу любых выборов, как предвыборная агитация.

Нельзя забывать о том, что на данном этапе исторического развития России обеспечить независимость, даже относительную, права от политики не представлялось возможным. Правовое государство и гражданское общество еще только формируются в России, правовые процедуры только складываются в единую систему.

Трудно рассчитывать на то, чтобы выбор избирательной системы, утверждение конкретных избирательных механизмов осуществлялись бы независимо от расстановки политических сил в стране, от интересов и ценностей реальных политических групп. В большей степени это относится и к той части законодательства о выборах, которая регламентирует порядок и правила предвыборной агитации.

Нормы, регулирующие вопросы предвыборной агитации на федеральном уровне, содержатся в таких нормативно-правовых актах как: Федеральный закон от 12 июня 2002 г. № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» (с изменениями от 27 сентября, 24 декабря 2002 г., 23 июня, 4 июля, 23 декабря 2003 г.

, 7 июня, 12, 22 августа, 11 декабря 2004 г., 29 июня, 21 июля 2005 г.); Федеральный закон от 10 января 2003 г. № 19-ФЗ «О выборах Президента Российской Федерации» (с изменениями и дополнениями от 21 июля 2005 г.); Федеральный закон от 20 декабря 2002 г.

№ 175-ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» (с изменениями и дополнениями от 20 декабря 2002 г., 23 июня 2003 г., 18 мая 2005 г.); Федеральный закон от 11 июля 2001 г. № 95-ФЗ «О политических партиях» (с изменениями от 21 марта, 25 июля 2002 г., 23 июня, 8 декабря 2003 г., 20, 28 декабря 2004 г., 21 июля 2005 г.

); Закон РФ от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации» (с изменениями и дополнениями от 13 января, 6 июня, 19 июля, 27 декабря 1995 г., 2 марта 1998 г., 20 июня, 5 августа 2000 г., 4 августа 2001 г., 21 марта, 25 июля 2002 г., 4 июля, 8 декабря 2003 г., 29 июня, 22 августа, 2 ноября 2004 г., 21 июля 2005 г.); Федеральный закон от 19 июня 2004 г.

№ 54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях»; Федеральный закон от 13 января 1995 г. № 7-ФЗ «О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации»; Федеральный закон от 26 ноября 1996 г.

№ 138-ФЗ «Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления» (с изменениями и дополнениями от 22 июня 1998 г., 21 июля 2005 г.); Федеральный закон от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» (с изменениями и дополнениями от 26 марта 2000 г., 21 марта, 25 июля 2002 г.

, 8 декабря 2003 г., 29 июня 2004 г.); Федеральный закон от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации»; Федеральный закон от 11 августа 1995 г. № 135-ФЗ «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» (с изменениями и дополнениями от 21 марта, 25 июля 2002 г., 4 июля 2003 г., 22 августа 2004 г.

); Федеральный закон от 28 марта 1998 г. № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» (с изменениями и дополнениями от 21 июля 1998 г., 7 августа, 7 ноября 2000 г., 12 февраля, 19 июля 2001 г., 13 февраля, 21 мая, 28 июня, 25 июля, 30 декабря 2002 г., 22 февраля, 30 июня, 11 ноября, 23 декабря 2003 г., 22 февраля, 22, 26 апреля, 19, 29 июня, 22 августа, 1 декабря 2004 г., 7 марта, 1 апреля, 30 июня, 15, 21 июля 2005 г.).

Основываясь на положениях Конституции РФ, также, правовую базу предвыборной агитации в России составляют международно-правовые акты. Среди таких можно отметить: Всеобщая декларация прав человека 1948 г.

; Международный пакт о гражданских и политических правах 1976 г; Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г; Конвенция о стандартах демократических выборов, избирательных прав и свобод в государствах-участниках СНГ.

Российская Федерация, реализуя суверенитет, имеет и осуществляет все права независимого государства. В то же время субъекты федерации также имеют свою компетенцию.

Конституция РФ, Федеративный договор, законодательство наделяют федерацию в лице федеральных органов государственной власти широкой, многогранной компетенцией, оставляя в то же время обширные права ее субъектам. Относительно распределения полномочий в федеративном государстве мировая практика выработала формулу разграничения таковых.

Читайте также:  Статья 12. Утратила силу с 1 марта 2015 года. - Федеральный закон от 23.06.2014 N 171-ФЗ.

Эта формула состоит в установлении: а) исключительный компетенции федеральных органов власти, б) совместной компетенции органов власти федерации и ее субъектов, в) исключительной компетенции субъектов федерации. Российская Федерация следует по этому испытанному пути: статья 71 Конституции РФ содержит перечень вопросов, находящихся в ведении Федерации; ст.

72 — перечень вопросов, находящихся в совместном ведении Федерации и ее субъектов; а в ст. 73 закреплена (без перечня вопросов) вся остаточная (т.е. за пределами ведения первых двух) компетенция субъектов Федерации.

Основываясь на положениях Конституции РФ и Федеративного договора, вопросы регулирования проведения выборов и референдума относятся к совместному ведению РФ и ее субъектов. Федеральное избирательное законодательство не конкретизирует круг вопросов, которые относятся к ведению Федерации.

Предполагается, что федеральная правовая база определяет общие положения избирательного права и в том числе предвыборной агитации, а законодательство субъектов Федерации не должно противоречить ему.

Соответственно главной задачей федерального законодательства о выборах должно быть закрепление отправных начал избирательного права и процесса.

Касательно предвыборной агитации, на наш взгляд, в централизованном порядке требуют нормативного закрепления такие положения, как понятие и сущностные характеристики предвыборной агитации; общие принципы предвыборной агитации; гарантии права на предвыборную агитацию; общие положения о сроках проведения предвыборной агитации; общие правила участия в предвыборной агитации соответствующих субъектов; общие правила использования в предвыборных мероприятиях средств массовой информации, в том числе и новых информационных технологий; ограничения, связанные с участием в предвыборных мероприятиях; уголовная ответственность за нарушение правил проведения предвыборной агитации.

В Российской Федерации гарантируется свобода слова и право на информацию. Под свободой слова понимается возможность человека публично и беспрепятственно выражать свои мысли, идеи, мнения по самым различным вопросам общественной и государственной жизни, а также распространять их любыми законными способами.

Право на свободу слова, на свободное выражение своего мнения неотделимо от права свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом, закрепленных Конституции РФ.

Прежде всего, это право реализуется через средства массовой информации, так как они в настоящее время являются наиболее значимыми и влиятельными источниками информирования личности и общества. Такие явления как свобода слова, свобода массовой информации и предвыборная агитация находятся в тесной взаимосвязи между собой. В. Н.

Фальков отмечает, что если в государстве отсутствует реальная возможность свободно выражать собственное мнение, то и предвыборной агитации либо нет вообще, либо она превращается в фарс.

В Конституции РФ содержатся нормы, являющиеся гарантиями от злоупотреблений, правовыми ограничениями свободы массовой информации либо гарантиями против установления в законах несоразмерных правовых ограничений указанной свободы, ущемляющих права и свободы граждан. Это нормы, закрепленные в: ч. 4 ст.

15 (приоритет международных договоров Российской Федерации по отношению к федеральным законам, в случае противоречия между нормами этих актов); ч.2 ст. 19 (запрет любых форм ограничений прав и свобод граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности); ч.1 ст. 21 (абсолютная недопустимость умаления достоинства личности); ст. 23 (право на неприкосновенность частной жизни, защиту чести и достоинства, тайну переписки и иных сообщений), а также нормы, установленные в статьях 24 (ч. 1), 29 (ч. 2, 3, 5), 41 (ч. 3), 42, 46, 55, 56 (ч. 2 и 3).

Конституция Российской Федерации устанавливает общие основания ограничения прав и свобод граждан, в том числе и свободы массовой информации: необходимость защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны и безопасности государства.

Также Конституцией РФ устанавливаются и специальные ограничения свободы массовой информации. Они касаются запрета пропаганды или агитации, возбуждающих социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду, а также запрета пропаганды социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства.

Вместе с тем, специальные ограничения права на предвыборную агитацию устанавливаются в избирательном законодательстве.

К ним относятся: недопустимость злоупотреблений правом на проведение агитации; запрет на использование преимуществ должностного или служебного положения; запрет участия в агитации определенному кругу лиц; ограничения выпуска и распространения агитационных печатных материалов; ограничения перечня приемов и способов проведения предвыборной агитации.

Правовую основу гарантий предвыборной агитации составляют конституционные положения: право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом, право проводить собрания, митинги и демонстрации, свобода массовой информации, запрет цензуры, запрет на принуждение к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них, неприкосновенность частной жизни, право на защиту своей чести и доброго имени, равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от имущественного и должностного положения, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.

Среди гарантий осуществления предвыборной агитации В. Д. Мостовщиков вполне логично выделяет также организационно-технические, финансовые гарантии и гарантии судебной защиты.

Так, среди организационно-технических гарантий — обязанности государства в лице его уполномоченных органов по организации обеспечения этих прав: обязанности избирательных комиссий, обязанности соответствующих государственных органов, органов местного самоуправления, а также средств массовой информации.

В ряду финансовых гарантий можно отметить: выделение необходимых для финансирования мероприятий предвыборной агитации средств из соответствующего бюджета; обеспечение права на создание и расходование средств избирательных фондов; оплата предоставления бесплатного эфирного времени, бесплатных публикаций в печати.

Особую роль играет комплекс судебных гарантий. Законодательство ориентировано на приоритет судебных форм охраны и восстановления нарушенных избирательных правоотношений.

Таким образом, есть основания говорить о системе конституционных основ предвыборной агитации, которая состоит из прав, свобод и гарантий, относящихся к сфере информационного обеспечения выборов и предвыборной агитации. Эта система является открытой, т.е.

находится во взаимодействии, как с другими нормами Конституции Российской Федерации, так и российской правовой системой в целом.

Кроме того, на эту систему (определение ее свойств, толкование значений ее элементов) оказывают воздействие категории, понятия и идеи других наук и отраслей права.

Ссылка на основную публикацию