Статья 64 АПК РФ. Доказательства (действующая редакция)

Верховный Суд вынес Определение № 308-ЭС20-16740 по спору о взыскании денежных средств за не поставленный товар по договору поставки нефтепродукта, в котором рассмотрел вопрос о том, как следует реагировать на заявления о фальсификации доказательств в арбитражном споре.

В октябре 2017 г. ООО «СУГ Регионраспределение» и ООО «Углерод» заключили договор поставки нефтегазоконденсатной смеси. По условиям договора отчетным периодом поставки был календарный месяц, товар поставлялся покупателю ж/д транспортом на основании заявок последнего, сама поставка следовала за предварительной оплатой товара.

Далее «Углерод» обратился в суд с иском к контрагенту в связи с непоставкой товара, истец потребовал возврата предоплаты в размере свыше 1,4 млн руб. и 17,5 тыс. руб. неотоваренной предоплаты по предшествующим поставкам с учетом акта сверки.

Три судебные инстанции сочли, что спор между сторонами возник относительно качества поставленного товара в конкретной цистерне № 57291916 по накладной № ЭА 604911, и удовлетворили требования истца, квалифицировав удержание ответчиком спорной суммы как неосновательное обогащение.

При этом апелляция привлекла к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, грузоотправителя ООО «Крезол-НефтеСервис». Апелляционный суд также приобщил к материалам дела дополнительные доказательства, в том числе акт от 5 декабря 2018 г.

, которым было установлено расхождение по количеству и качеству при приемке товарно-материальных ценностей, признав их относимыми и допустимыми.

Учитывая расхождения объема газового конденсата на начало перемещения указанной цистерны и на момент выгрузки, вторая инстанция предложила сторонам дать письменные пояснения в обоснование причин расхождения.

Поскольку ответчиком и третьим лицом судебное определение не было исполнено, апелляция сочла расхождение по объему товара не имеющим правового значения для рассмотрения спора, признав значимым лишь установленный факт распоряжения ответчиком поступившей в адрес истца указанной цистерны путем продажи товара третьему лицу – обществу «Крезол-НефтеСервис». Таким образом, апелляционный суд счел, что вне зависимости от наличия либо отсутствия у истца оснований заявлять о ненадлежащем качестве товара газовый конденсат, фактически не полученный последним, оплачен быть не может, а совершенный платеж в такой ситуации влечет неосновательное обогащение ответчика и подлежит возврату.

В кассационной жалобе в Верховный Суд общество «СУГ Регионраспределение» сослалось на допущенные нижестоящими инстанциями существенные нарушения норм материального и процессуального права, повлиявшие на исход дела. В частности, заявитель отметил, что апелляция в нарушение ч. 3 ст.

266 АПК РФ привлекла к участию в деле третье лицо, истребовала и приобщила к делу недопустимые доказательства, не разрешив заявленные ответчиком ходатайств о фальсификации доказательства (акта от 5 декабря 2018 г.

№ 14) и о привлечении к участию в деле в качестве третьего лица – ОАО «РЖД», осуществляющего спорную поставку. Все это, по мнению заявителя, нарушило принцип состязательности и равноправия сторон судебного процесса.

Общество также указало на неверную квалификацию первой инстанцией сложившихся между сторонами отношений по поставке товара и отсутствие в резолютивной части апелляционного постановления указания на оставление жалобы без удовлетворения.

После изучения материалов дела № А53-14262/2019 Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отметила, что между сторонами фактически возник спор по возврату стоимости товара, поставленного в цистерне, оплаченного истцом по 100% предоплате.

Не согласившись с представленным актом от 5 декабря 2018 г.

, общество «СУГ Регионраспределение» ранее направляло в суд апелляционной инстанции электронное заявление о фальсификации документа, в котором также просило назначить судебную техническую экспертизу.

Как пояснила высшая судебная инстанция со ссылкой на ч. 1 ст.

161АПК РФ, если лицо, участвующее в деле, обратится в арбитражный суд с заявлением в письменной форме о фальсификации доказательства, представленного другим лицом, участвующим в деле, суд выполняет следующие действия: разъясняет уголовно-правовые последствия такого заявления; исключает оспариваемое доказательство с согласия лица, его представившего, из числа доказательств по делу; проверяет обоснованность заявления о фальсификации доказательства, если лицо, представившее это доказательство, заявило возражения относительно его исключения из числа доказательств по делу. В этом случае арбитражный суд принимает законные меры для проверки достоверности заявления о фальсификации доказательства, в том числе назначает экспертизу, истребует другие доказательства или принимает иные меры.

При этом способы проверки заявления о фальсификации доказательств определяются судом, однако их выбор должен соответствовать конкретным обстоятельствам дела и доводам, положенным в основу заявления о фальсификации.

Результаты рассмотрения заявления о фальсификации доказательства арбитражный суд отражает в протоколе судебного заседания.

«Между тем из материалов дела не усматривается, что суд апелляционной инстанции принял процессуальное решение по итогам рассмотрения заявления о фальсификации, как это предусмотрено ст. 161 АПКРФ, что могло привести к принятию неправильного судебного акта.

Поскольку судом не приняты меры по проверке обоснованности указанного заявления, вывод суда апелляционной инстанции о том, что данный акт не оспорен ответчиком, не соответствует имеющимся в деле доказательствам», – отмечено в определении Суда.

Верховный Суд также не согласился с апелляцией в том, что спорный товар был возвращен и получен третьим лицом, поскольку, как следует из отзыва последнего, полученный им в конкретной цистерне по определенной накладной груз поступил надлежащего качества и принят в полном объеме, что противоречит доводам истца о поставке ему данного товара ненадлежащего качества, с расхождением по количеству. «С учетом изложенного судебная коллегия полагает преждевременным вывод суда о том, что именно спорный товар, поставленный истцу в цистерне № 57291916 по накладной по накладной № ЭА604911, был возвращен обществом “Углерод” и получен третьим лицом», – заключил ВС.

Он добавил, что апелляция не учла, что в силу ч. 6.1 ст. 268 АПК РФ она должна была при наличии оснований, предусмотренных ч. 4 ст. 270 этого Кодекса, рассмотреть дело по правилам, установленным для рассмотрения дела в арбитражном суде первой инстанции.

«Делая вывод о наличии оснований для привлечения к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, общества “Крезол-НефтеСервис”, чьи права и обязанности могут быть затронуты настоящим судебным актом, суд апелляционной инстанции не учел, что согласно ч.

3 ст. 266 АПК РФ в суде апелляционной инстанции не применяются правила о привлечении к участию в деле третьих лиц и, в нарушение ч. 6.1 ст.

268 АПК РФ, не перешел к рассмотрению дела по правилам, установленным для рассмотрения дела в арбитражном суде первой инстанции», – указал ВС, отменив судебные акты нижестоящих инстанций и вернув дело на новое рассмотрение в апелляцию.

Адвокат АП г. Москвы Алина Емельянова полагает, что ВС РФ исправил очевидные процессуальные ошибки нижестоящих инстанций.

«Следует отметить, что по вопросу порядка привлечения третьих лиц к участию в деле в суде апелляционной инстанции ранее высказывался и Президиум ВАС РФ в п. 42 Информационного письма от 13 августа 2004 г. № 82 (ред. от 1 июля 2014 г.

), тогда Суд однозначно указал на необходимость в таких случаях перейти к рассмотрению дела по правилам, установленным для рассмотрения дела в арбитражном суде первой инстанции», – пояснил она.

Юрист практики разрешения споров АБ «Инфралекс» Марина Крайнова отметила, что в рассматриваемом деле окружной суд не исправил допущенные судом апелляционной инстанции грубые нарушения норм процессуального права (привлечение третьего лица без перехода к рассмотрению дела по правилам суда первой инстанции, нерассмотрение заявления о фальсификации), они были исправлены Верховным Судом РФ. «Данные нарушения являются грубыми, поскольку они не связаны с усмотрением суда, а являются нарушением установленной АПК РФ процедуры рассмотрения дела и могли привести к принятию неправильного судебного акта», – пояснила она.

Читайте также:  Статья 96. Право на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации

По словам эксперта, в соответствии с нормами АПК РФ переход к рассмотрению дела по правилам суда первой инстанции и привлечение третьего лица возможны только в исключительных случаях. «Однако в настоящем деле такие основания судом апелляционной инстанции установлены не были.

Как указал суд апелляционной инстанции, основанием для привлечения третьего лица к участию в деле послужило то, что выводы суда апелляционной инстанции могут затронуть права и обязанности привлеченного третьего лица, но данное основание не предусмотрено АПК РФ.

Третье лицо может быть привлечено к участию в деле, если судебный акт может повлиять на права и обязанности лица по отношению к одной из сторон, при этом эти обстоятельства должны быть установлены судом первой инстанции.

Если судебный акт принят о правах и обязанностях лица, не привлеченного к участию в деле, такой судебный акт подлежит безусловной отмене в силу ст. 270 АПК РФ. Однако суд апелляционной инстанции такие обстоятельства не устанавливал, к рассмотрению дела по правилам суда первой инстанции не переходил», – отметила Марина Крайнова.

Юрист добавила, что в практике иногда встречаются ситуации, когда суды не рассматривают заявления о фальсификации (например, постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 29 марта 2016 г. № Ф03-682/2016 по делу № А16-149/2015).

«Благодаря этому определению ВС РФ лицам, участвующим в деле, будет проще при рассмотрении жалоб убедить судей апелляционной и кассационной инстанций, что нерассмотрение заявления о фальсификации является основанием для отмены судебного акта», – заключила Марина Крайнова.

ст 64 АПК РФ с ми

1. Доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном настоящим Кодексом и другими федеральными законами порядке сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела.

2. В качестве доказательств допускаются письменные и вещественные доказательства, объяснения лиц, участвующих в деле, заключения экспертов, консультации специалистов, показания свидетелей, аудио- и видеозаписи, иные документы и материалы.

В качестве доказательств допускаются объяснения лиц, участвующих в деле, и иных участников арбитражного процесса, полученные путем использования систем видеоконференц-связи .

3. Не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

Комментарий к статье 64 Арбитражного Процессуального Кодекса РФ

1. Одно из центральных мест в арбитражном процессе занимают вопросы доказательственного права. Доказательства используются для установления фактических обстоятельств дела.

В литературе под доказательствами традиционно понимаются сами сведения о фактах (что отражено в комментируемой статье), а также средства, с помощью которых эти сведения могут быть получены (средства доказывания, которые перечислены в ч. 2 комментируемой статьи).

В числе новых средств доказывания — ранее не упоминавшиеся в АПК 1995 г. аудио- и видеозаписи.

———————————
В ГПК РСФСР 1964 г. указывалось на то, что доказательствами по гражданскому делу являются любые фактические данные. На такую неточность исследователи гражданского процесса указывали неоднократно. Так, И.В. Решетникова, анализируя ст.

49 ГПК РСФСР, отмечает: «Правильнее было бы сказать, что доказательства — это сведения о фактах.

В противном случае может произойти путаница между сведениями о фактах (которыми являются доказательства) и фактическими данными как фактами реальной действительности (это предмет доказывания)» (Справочник по доказыванию в гражданском судопроизводстве / Под ред. И.В. Решетниковой. М.: Норма, 2002. С. 13 — 14).

2. В ч.

1 комментируемой статьи отмечается, что доказательства должны быть получены в порядке, предусмотренном не только АПК РФ, но и другими федеральными законами, в частности определенными в письме ВАС РФ от 25 мая 2004 г.

N С1-7/УП-600 «О федеральных законах, применяемых арбитражными судами в соответствии с содержащимися в Арбитражном процессуальном кодексе Российской Федерации отсылочными нормами», к которым относятся:

— Федеральный закон от 2 декабря 1990 г. N 395-1 «О банках и банковской деятельности», ст. 26;

— Закон РФ от 21 июля 1993 г. N 5485-1 «О государственной тайне»;

— Федеральный закон от 21 ноября 1996 г. N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете», ст. 10;

— Федеральный закон от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», ст. 8;

— Налоговый кодекс Российской Федерации (часть первая) от 31 июля 1998 г. N 146-ФЗ, гл. 14;

— Федеральный закон от 17 июля 1999 г. N 176-ФЗ «О почтовой связи», ст. 15;

— Федеральный закон от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»;

— Федеральный закон от 7 августа 2001 г. N 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», ст. 9;

— Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ, гл. 26;

— Федеральный закон от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», ст. 6;

— Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ, ст. 61;

— Федеральный закон от 7 июля 2003 г. N 126-ФЗ «О связи», ст. ст. 25, 63;

— Федеральный закон от 11 ноября 2003 г. N 152-ФЗ «Об ипотечных ценных бумагах», ст. 43;

— Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. N 165-ФЗ «О специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мерах при импорте товаров», ст. 25;

— Федеральный закон от 23 декабря 2003 г. N 177-ФЗ «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации», ст. 31;

— Федеральный закон от 26 декабря 2008 г. N 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля», ст. 15.

3. Доказательства как средства доказывания могут быть классифицированы по различным основаниям.

В частности, в зависимости от источника они делятся на первоначальные (полученные из первоисточника) и производные (полученные посредством другого доказательства); в зависимости от возможности сделать определенный или предположительный вывод о доказываемом факте — на прямые и косвенные; по источнику доказательств — на личные, вещественные, смешанные.

4. Суд может основывать свое решение на тех сведениях о фактах, которые доказаны в суде. Недоказанность обстоятельств, на основе которых суд принимает решение, может служить основанием для отмены решения вышестоящим судом.

Никакие сведения и сообщения о фактах, полученные вне процесса, не могут быть использованы судом, как и доказательства, полученные с нарушением закона, например доказательства, полученные под влиянием угрозы, насилия. В соответствии с п. 2 ст.

50 Конституции РФ при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона. Согласно ст. 21 Конституции РФ никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию.

Никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам (данное положение в полной мере относится и к получению доказательств).

При сборе доказательств не должны нарушаться конституционный принцип неприкосновенности частной жизни, право на личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений.

Читайте также:  Судебное законодательство - советы юриста

Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения. Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.

Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом или на основании судебного решения.

С учетом этого должны признаваться недопустимыми в качестве доказательств, в частности, аудиозаписи телефонных переговоров, полученные без санкции суда; сообщения конфиденциальных сотрудников без расшифровки данных о них, в силу чего они не могут быть проверены (п. п. 10, 12 ч. 1 ст.

6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»), если получение таковых было сопряжено с провоцированием граждан на совершение противоправных действий. Согласно ст.

9 названного Закона рассмотрение материалов об ограничении конституционных прав граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, на неприкосновенность жилища при проведении оперативно-розыскных мероприятий осуществляется судом, как правило, по месту проведения таких мероприятий или по месту нахождения органа, ходатайствующего об их проведении. Указанные материалы рассматриваются уполномоченным на то судьей единолично и незамедлительно. Судья не вправе отказать в рассмотрении таких материалов в случае их представления.

  • В соответствии со ст. 50 Закона РФ «О средствах массовой информации» распространение сообщений и материалов, подготовленных с использованием скрытой аудио- и видеозаписи, кино- и фотосъемки, допускается, если:
  • — это не нарушает конституционных прав и свобод человека и гражданина;
  • — это необходимо для защиты общественных интересов и приняты меры против возможной идентификации посторонних лиц;
  • — демонстрация записи производится по решению суда.

5. Федеральный закон от 27 июля 2010 г. N 228-ФЗ «О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации» с 8 декабря 2011 г. в качестве доказательств предусмотрел возможность использования систем видеоконференц-связи при получении объяснения лиц, участвующих в деле, и иных участников арбитражного процесса.

Так, в п. 23 Постановления Пленума ВАС РФ от 17 февраля 2011 г. N 12 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 27.07.

2010 N 228-ФЗ «О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации» разъяснено, что «посредством использования систем видеоконференц-связи суд может заслушать объяснения лиц, участвующих в деле (статья 81 АПК РФ), свидетельские показания (статья 88 АПК РФ), пояснения эксперта по его заключению и ответы на дополнительные вопросы (часть 3 статьи 86 АПК РФ).

Путем использования систем видеоконференц-связи лицом, участвующим в судебном заседании, могут быть также представлены в арбитражный суд, рассматривающий дело, письменные доказательства (статья 75 АПК РФ), иные документы и материалы (статья 89 АПК РФ) при условии наличия технических средств, обеспечивающих возможность ознакомления с такими доказательствами (документ-камера). Суд может отказать в удовлетворении ходатайства о представлении письменных доказательств путем использования систем видеоконференц-связи в случаях, предусмотренных частью 5 статьи 159 АПК РФ.

Арбитражный суд, рассматривающий дело, оценивает письменные доказательства, иные документы и материалы, представленные путем использования систем видеоконференц-связи, в совокупности и взаимосвязи с другими доказательствами по делу (статья 71 АПК РФ). Копии таких документов незамедлительно направляются в суд, рассматривающий дело, по факсимильной связи или электронной почте либо с использованием иных средств связи.

Вещественные доказательства не могут быть представлены для осмотра посредством использования систем видеоконференц-связи и представляются в суд, рассматривающий дело, для их исследования в судебном заседании согласно требованиям статьи 162 АПК РФ».

Другой комментарий к статье 64 АПК РФ

1. Сведения об источниках фактов, которые получены с соблюдением требований закона, могут стать доказательствами только после закрепления их надлежащим процессуальным путем, а именно на основе соответствующих норм процессуального закона, т.е. так, как это предписывается ст. ст. 49 (ч. 1) и 50 (ч. 2) Конституции РФ.

См.: п. 2.1 Определения КС РФ от 24.11.2005 N 448-О.

Письма ответчика не могут свидетельствовать о перерыве течения срока исковой давности, поскольку являются лишь сопроводительными документами к отчетам по остатку задолженности получателей бюджетных средств. В связи с этим достоверных доказательств, подтверждающих перерыв течения срока исковой давности, не имеется.

Так что же это такое — допустимость доказательств в АПК РФ?

Меня, как думаю и многих других юристов, озадачили примеры из судебной практики, которые привели Анна Мигова и Татьяна Копейкина. Вроде бы это всё уже было и раньше, но вот именно сейчас эти случаи задели за живое. Доколе?

Публикация Анны — http://zakon.ru/Discussions/tolkovanie_sudami_dopustimosti_dokazatelstv/14408.

Публикация  Татьяны — http://zakon.ru/Blogs/One/14443?entryName=dopustimost_dokazatelstv_pri_vzyskanii_zadolzhennosti_v_otsutstvie_pervichnyx_buxgalterskix_dokument 

Я попытался выяснить, чем руководствовались суды в этих делах, какой подход они применяли, что суды положили в основу своего толкования правила о допустимости.

У меня получился странный вывод. Допустимое доказательство – это такое доказательство, которое «допустили» (которому «разрешили», «позволили») быть доказательством того или иного обстоятельства.

Словно должен быть некий санкционированный список, в котором для каждого обстоятельства было бы определено возможное доказательство.

Некая табличка с двумя столбцами «обстоятельство» и «какими доказательствами можно (допустимо) подтверждать».

Соответственно, если в таком списке (таблице) доказательство не обозначено, то им нельзя подтвердить соответствующее обстоятельство. Как-то странно, не правда ли? Получается презумпция недопустимости доказательства, пока в законе не указано иное.

Несмотря на абсурдность такого подхода, он, на мой взгляд, прекрасно объясняет всё, что написали суды в примерах Анны и Татьяны. Дескать, где в законе сказано, что такое обстоятельство можно подтверждать доказательствами, которые вы представили? Или, наоборот, в законе же написано, что такая-то операция подтверждается таким-то документом, зачем вы мне представляете что-то другое?

Неужели в ст. 68 АПК РФ заложено такое понимание допустимости доказательств?

Я считаю, что нужно исходить из противоположного понимания допустимости: возможно подтверждать любые обстоятельства любыми доказательствами, если в законе не указано иное. Иными словами, должна действовать презумпция допустимости доказательства.

Я делаю такой вывод на основании ст. 64 и ст. 89 АПК РФ: суд может устанавливать обстоятельства, имеющие значение для дела, на основании любых доказательств.

Достаточно ли доказательство или нет, достоверно оно или нет – важные для дела вопросы, но они не относятся к вопросу о допустимости. Суд должен допускать все относимые доказательства, если только закон не содержит по этому поводу каких-либо специальных ограничений.

И таких ограничений два: ограничение по обстоятельствам и ограничение по способу получения доказательств.

Статья 68 АПК РФ устанавливает требование к обстоятельствам – строго определённые обстоятельства могут подтверждаться строго определёнными доказательствами. Эта статья не вводит никаких дополнительных требований к доказательствам как таковым, а лишь говорит о том, что в определённых случаях можно использовать только конкретные доказательства.

Из ст. 68 АПК РФ следует, что невыполнение тех или иных требований к оформлению документа не означает автоматически, что такой документ становится недопустимым доказательством. Главный критерий – может ли такой документ, даже с нарушением тех или иных требований, подтвердить то или иное обстоятельство.

Быть может, представление предусмотренного законом документа повышает шанс доказать соответствующее обстоятельство, делает соответствующее обстоятельство более вероятным в глазах судьи.

Но если в законе нет специальных требований к допустимости такого документа, то он не является единственно возможным и не исключает предоставление других документов.

Читайте также:  Законодательство в сфере нотариата и адвокатуры - советы юриста

А суд уже должен оценить все такие документы в совокупности.

Опять же, если только закон / судебная практика не установят последствия невыполнения требований к документу. Общее правило на этот счёт, т. е. ограничение по способу получения доказательств, содержится в ч. 3 ст. 64 АПК РФ: не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

Остаётся только определить, к каким обстоятельствам применяется правило о допустимости? Всё было бы достаточно очевидно, если бы в законе, например, содержалась такая формулировка «факт ______ может подтверждаться только _________.

Любые другие доказательства не являются допустимыми». Или же «нарушение требований к __________, нарушение порядка получения ____, влечёт недопустимость такого документа как доказательства».

Но, как я понимаю, подобных формулировок крайне мало, если они вообще есть.

Такие выводы навели меня на несколько вопросов ниже. Буду признателен, если вы сможете поделитсья своим опытом решения этих вопросов либо приведёте ссылки на соответсвующие НПА и/или судебную практику.

Какие формулировки должен содержать закон, чтобы мы могли понять, что такое обстоятельство можно подтверждать только такими доказательствами и никакими другими? Должен ли закон содержать специальную оговорку о том, что для подтверждения данного обстоятельства нельзя использовать никакие другие доказательства?

Какими критериями в таком случае должен руководствоваться суд, если закон не содержит прямого ответа на вопрос о допустимости?  

Если в документе отсутствуют те или иные реквизиты, является ли это нарушением порядка получения доказательства? Что именно относится к получению доказательств? Изъятие документов государственными органами, кража документов? Это очевидные примеры.

Но если доказательства составлено самими сторонами спора, как та же товарная накладная? Можно ли в этом случае вообще говорить о получении? Кто у кого получил товарную накладную? Или же надо понимать «получение» в целях ч. 3 ст. 64 АПК РФ максимально широко и включать в него не только приобретение документа у другого лица, но и, например, создание, составление документа?

Если закон утвердил форму документа, означает ли это, что тем самым он автоматически установил порядок получения такого документа в целях ч. 3 ст. 64 АПК РФ? 

Статья 64 АПК РФ. Доказательства

1. Доказывание является неотъемлемой частью любого вида процесса. От того, насколько правильно установлены обстоятельства дела, зависит эффективность правосудия. Без процесса доказывания и без доказательств невозможно рассмотрение и разрешение конкретных дел.

Ошибки, допущенные в процессе доказывания, очень часто приводят к отмене судебных актов. Арбитражная практика изобилует примерами отмены судебных актов по причине неполного выяснения обстоятельств дела, необоснованности судебного решения, несоответствия выводов суда обстоятельствам дела.

В итоге от уровня доказывания зависит эффективность правосудия.

В ч. 1 ст. 64 АПК содержится определение доказательств, из которого можно выделить их признаки.

Во-первых, доказательства — это определенные сведения о фактах. В основе процесса доказывания и образования доказательств лежит теория отражения. В объективной реальности существуют обстоятельства, факты, которые отражаются в информации или в сведениях о них.

Сведения о фактах далеко не всегда могут быть аутентичной копией событий объективной реальности. Точность сведений о фактах реальной действительности зависит от того, насколько точным было запоминание и воспроизведение фактов.

В свою очередь, такая точность зависит от множества фактов.

Во-вторых, доказательства — это сведения не о любых фактах, а только о тех, с помощью которых суд будет разрешать дело. В ч. 1 ст. 64 АПК выделяются две группы таких обстоятельств:

1) обстоятельства, обосновывающие требования и возражения лиц, участвующих в деле;

2) иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела.

Первая группа обстоятельств очерчивает предмет доказывания по делу, в который входят факты материально-правового характера, указанные в иске и в возражении на него. Вторая группа определяет важность установления для разрешения спора и иных обстоятельств. К «иным обстоятельствам» можно отнести несколько разновидностей обстоятельств.

Это могут быть обстоятельства, которые необходимо установить для совершения отдельных процессуальных действий (обеспечение иска, восстановление сроков, обоснование компетенции арбитражного суда, наличие обстоятельств для приостановления производства по делу и пр.).

Так, для принятия мер по обеспечению иска необходимо установить, действительно ли их непринятие приведет к последующей невозможности исполнения судебного решения. Иными обстоятельствами также могут быть обстоятельства, характеризующие достоверность или недостоверность получаемой информации.

Например, установление факта некомпетентности эксперта не входит в предмет доказывания по делу, но данный факт позволяет верно оценить выводы, сделанные в заключении эксперта. Во многом доказательства об иных обстоятельствах, имеющих значение для разрешения дела, — это косвенные доказательства.

При определении обстоятельств, подлежащих доказыванию, в целом речь идет о предмете доказывания по делу или о локальном предмете доказывания (когда устанавливаются обстоятельства не для разрешения дела в целом, а для совершения отдельного процессуального действия).

Доказательства же, подтверждающие наличие или отсутствие таких обстоятельств, также имеют значение для разрешения дела. Связь доказательств с обстоятельствами, которые суд должен установить для разрешения дела, делает такие доказательства относимыми (т.е. имеющими значение для разрешения дела).

Не относящиеся к делу сведения не допускаются к исследованию в суде, на них не может быть основано решение.

В-третьих, доказательства должны быть получены с соблюдением установленного порядка. Порядок собирания, представления, исследования и оценки доказательств определен АПК и другими ФЗ. Данный признак доказательств характеризует их допустимость. АПК уточняет уровень законодательства, положенный в основу порядка получения доказательств, — это ФЗ.

Данное положение продиктовано указанием ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, где прямо отмечено: «При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона».

Если сведение, относящееся к делу, получено с нарушением установленного порядка, то оно не может быть привлечено к судебному разбирательству в качестве доказательства. Порядок получения доказательств в общем плане определен в АПК, однако другие федеральные законы могут конкретизировать предписания АПК.

При этом специальные нормы не должны противоречить положениям АПК. Этот признак отражен и в ч. 3 ст. 64 АПК, которая непосредственно подчеркивает необходимость соблюдения допустимости доказательств.

В-четвертых, сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела, устанавливаются с помощью определенных доказательств (ранее законодатель говорил о средствах доказывания ). АПК предлагает неисчерпывающий перечень доказательств.

Статья 89 АПК среди иных документов и материалов называет материалы фото- и киносъемки, иные носители информации. Практически четвертый признак полностью созвучен с третьим, так как, если доказательство получено не в предусмотренном законом порядке, оно не может быть допущено.

Развитие технических средств привело к активизации использования в арбитражном процессе данных, полученных с помощью компьютера, видео- и аудиозаписей и пр.

Все эти и другие средства должны подпадать под требования, предъявляемые к доказательствам, в противном случае содержащаяся в них информация не сможет быть использована в качестве доказательства в суде. Специальными нормами может предусматриваться специфика исследования подобных доказательств.

———————————

Например, АПК 1992 и 1995 гг.

Ссылка на основную публикацию