Статья 56 АПК РФ. Свидетель (действующая редакция)

Какую роль в арбитражном процессе играют показания свидетелей? Кто может выступать в этом качестве? Каким требованиям должны отвечать их показания? Может ли быть принят к сведению заочный допрос свидетеля? Обязан ли суд вызвать свидетеля, если сторона ходатайствует об этом? Ответим на эти и другие вопросы.

Статья 56 АПК РФ. Свидетель (действующая редакция)

Арбитражный процесс в этом плане более «документальный», и нередко все дело разрешается на основе письменных доказательств. Статья 88, посвященная свидетельским показаниям, занимает в гл. 7 «Доказательства и доказывания» АПК РФ предпоследнее место перед ст. 89 «Иные документы и материалы».

Она уступает первенство таким доказательствам, как письменные и вещественные доказательства, объяснения сторон, экспертиза, консультация специалиста и др. И такое расположение, можно сказать, символично.

Ведь арбитражные споры – это, в основном, споры экономического характера, где «бумага с цифрами» имеет гораздо больший вес, чем устное слово, – данные договоров, накладных, платежных поручений и т.п. тут скажут гораздо больше важной и нужной информации.

Однако и в арбитражном суде показания свидетеля могут изменить результат рассмотрения дела, повлиять на методы проведения экспертизы, подвергнуть сомнению позицию стороны в деле и тем самым сыграть важную, а порой и ключевую роль.

Кто такой свидетель?

Свидетелем в арбитражном процессе может быть только физическое лицо (гражданин), которое соответствует определенным в ст. 56 АПК РФ требованиям. При этом некоторые лица законом исключены из числа свидетелей из-за их статуса. Так, в качестве свидетеля не могут быть допрошены в арбитражном процессе:

  • стороны (истец или ответчик), иные лица, участвующие в деле. Такие лица дают суду объяснения в порядке ст. 81 АПК РФ;

Суд отклонил ходатайство о вызове лица в качестве свидетеля, поскольку это лицо – кредитор, предъявивший свои требования в деле о банкротстве, а значит, является лицом, участвующим в деле, в то же время свидетель по смыслу ст. 54 АПК РФ является участником процесса, но не может являться лицом, участвующим в деле (постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 17.03.2011 по делу № А46-5509/2010).

  • эксперт, который проводил экспертизу, т.к. он дает пояснения при необходимости (ч. 3 ст. 86 АПК РФ);
  • судья, который рассматривал дело, иные лица, представители сторон об обстоятельствах, которые им стали известны в связи с участием в рассмотрении дела (ч. 5 ст. 56 АПК РФ). Например, при дальнейшем обжаловании судебного акта нельзя в качестве свидетеля вызвать судью, который рассматривал дело по первой инстанции;

Между тем представитель должен выступать в таковом качестве именно в данном деле (процессе), а не вообще.

Так, суд отклонил возражения о том, что директор истца не мог быть допрошен в качестве свидетеля из-за того, что он представитель общества, поскольку то обстоятельство, что свидетель – директор ООО, не означает, что он является процессуальным представителем истца в рассматриваемом деле (постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 07.03.2012 № 07АП-1374/12 по делу № А03-9057/2011).

  • арбитры (третейские судьи) и медиаторы (посредники) об обстоятельствах, которые им стали известны при урегулировании спора (ч. 5.1 ст. 56 АПК РФ) или третейском разбирательстве (ч. 5.2 ст. 56 АПК РФ);
  • юридические лица (постановление Арбитражного суда Московского округа от 06.07.2016 № Ф05-8579/2016 по делу № А40-115799/2015). В то же время работники такого лица, члены органов управления могут дать показания как свидетели (определение ВАС РФ от 22.09.2010 № ВАС-12431/10 по делу № А40-28876/09-107-113, далее – Определение ВАС РФ № ВАС-12431/10);
  • лицо, которое не способно правильно понимать факты и давать показания о них в силу психических недостатков, например заболевания (в т.ч. органического характера) или особенностей развития (ч. 5 ст. 56 АПК РФ).
  • Но и остальные лица могут выступать в качестве свидетеля, только если их показания представляют ценность для разрешения дела, т.е. обладают свойствами доказательства и полезны для доказывания определенных фактов.
    Так, согласно ч. 1, 3 ст. 56, ч. 4 ст. 88 АПК РФ:
    1) свидетелем является лицо, которое располагает сведениями о фактических обстоятельствах по делу;
    2) эти сведения:

    • имеют значение для рассмотрения дела;
    • лично известны свидетелю, и он может пояснить, откуда они ему известны (источник осведомленности).

Личное мнение оставить при себе

Показания свидетеля должны отвечать требованиям:

1) относимости, когда свидетель сообщает суду сведения, которые имеют отношение к рассматриваемому делу, а не вообще (ст. 67 АПК РФ).

Так, относимыми могут быть показания свидетеля о том, в какой обстановке подписывались документы (скажем, на капоте автомобиля или в рабочем кабинете) и кто их подписывал, т.к.

 от этого могут зависеть методы проведения соответствующей экспертизы; или как проходила передача товаров по договору поставки и др. Показания о том, что свидетель думает о директоре, который подписывал документы, отношения к делу зачастую не имеют;

2) допустимости, когда свидетельские показания могут использоваться в качестве доказательства (ст. 68 АПК РФ). Так, несоблюдение простой…

Запоздалое предъявление доказательств и свидетельские показания в арбитражном процессе

— Введение жесткого правила о недопустимости запоздалого предъявления доказательств: готовы ли мы к этому? Какова могла бы быть эффективная система раскрытия доказательств?

Введение жесткого правила раскрытия доказательств интенсивно обсуждалось еще перед принятием ныне действующих АПК и ГПК.

Появившиеся в результате обсуждения нормы указывали на разные пути, которые предусмотрели авторы и законодатели для гражданского и арбитражного процесса.

Если гражданский процесс встал на путь либерального подхода к представлению доказательств, то при принятии АПК 2002 года могло показаться, что его авторы претворили в жизнь едва ли не самый радикально-консервативный вариант.

Логика подсказывала, что поскольку в гражданском процессе участвуют преимущественно граждане, не являющиеся профессионалами в тех отношениях, что привели их в суд, а также не являющиеся профессиональными юристами, постольку жесткое установление сроков для представления доказательств будет, скорее, разводить обстоятельства, установленные постановлением суда, и обстоятельства, существовавшие на самом деле, не давая непрофессионалам, эпизодически участвующим в судебных процессах, возможности научиться на своих или чужих ошибках. Однако практика показывает, что наиболее эффективно пользуется процессуальными возможностями не тот, ради защиты которых они предоставлены, а тот, кто может это сделать. Отсутствием правила о предварительном раскрытии доказательств успешно пользуются недобросовестные юристы и профессиональные сутяжники, включая госорганы.

Что касается арбитражного процесса, то его применение в начале двухтысячных пусть и не всегда, но сопровождалось отказом судей в принятии доказательств, не раскрытых другим лицам участвующим в деле до начала судебного заседания.

Однако в дальнейшем это внешне жесткое правило стало повсеместно нарушаться. Одним из ярких проявлений отношения судей к жесткому правилу раскрытия доказательств стало постановление Пленума ВАС от 28.05.

2009 №36 «О применении АПК при рассмотрении арбитражными судами дел в апелляционной инстанции». Пункт 26 указанного постановления необходимо процитировать:

«Принятие дополнительных доказательств судом апелляционной инстанции не может служить основанием для отмены постановления суда апелляционной инстанции; в то же время непринятие судом апелляционной инстанции новых доказательств при наличии к тому оснований, предусмотренных в части 2 статьи 268 Кодекса, может в силу части 3 статьи 288 Кодекса являться основанием для отмены постановления суда апелляционной инстанции, если это привело или могло привести к вынесению неправильного постановления».

Судьи очень четко поняли, что при относительной определенности уважительности критериев несвоевременного представления доказательств в суд первой инстанции, для сокращения риска отмены судебного акта вышестоящим судом следует принимать дополнительные доказательства даже в суде апелляционной инстанции. Если принятие дополнительных доказательств никогда не может являться основанием для отмены судебного акта, а их непринятие в некоторых случаях таким основанием может быть, то зачем же судья станет отказывать в принятии дополнительных доказательств пусть даже и в суде апелляционной инстанции?

Интересно, что изменения в указанное постановление Пленума не коснулись правил представления дополнительных доказательств в апелляционною инстанцию. Однако с 2010 года норма статьи 65 АПК претерпела несущественное изменение и несущественное дополнение, которые повлекли за собой модернизацию подходов к порядку исполнения бремени доказывания.

Читайте также:  Статья 5. Виды пенсий

Во-первых, если до 2010 года общим правилом было раскрытие доказательств до начала судебного заседания, то теперь появилось новое правило – срок раскрытия доказательства мог быть установлен судом.

Кроме того, статья 65 АПК была дополнена новой частью 5, устанавливающей ответственность за нарушение порядка и сроков представления доказательств в форме возложения на нарушителя судебных расходов независимо от результатов рассмотрения дела.

Полагаю, что практика применения части 5 статьи 65 АПК сыграла для заблаговременного раскрытия доказательств крайне негативную роль. Суды вышестоящих инстанций в большинстве случаев толкуют часть 5 как исключительную санкцию за нарушение сроков раскрытия доказательств.

То есть решение, вынесенное на заранее нераскрытых доказательствах, не подлежит по этой причине отмене, поскольку часть 5 статьи 65 предусматривает иную санкцию – перераспределение судебных расходов![i] Очевидно, что это не так и вряд ли введение нормы имело целью освободить сторону, запоздало раскрывающую доказательства, от последствия в виде отказа в принятии такого доказательства, но судебная практика настойчиво дает судам альтернативу – можно и не принять доказательства со ссылкой на статью 9 и часть 4 статьи 65 АПК, а можно принять и рассматривать вопрос о переложении судебных расходов. Очень сомнительно, что подобное усмотрение может быть объяснено какими бы то ни было разумными причинами.

Однако даже столь эфемерная в российских условиях санкция, как переложение судебных расходов, практически не используется.

Самым распространенным мотивом отказа в переложении судебных расходов является спорное умозаключение судей, что перераспределение судебных расходов является правом, а не обязанностью суда[ii].

Удалось обнаружить лишь одно постановление суда кассационной инстанции, в котором бы в положительном смысле обсуждался вопрос о переложении судебных расходов на нарушителя правил доказывания[iii].

Можно сказать, что часть 5 статьи 65 АПК используется крайне неэффективно. В общедоступных правовых база мне удалось обнаружить только 11 ссылок на указанную статью в судебных актов ФАСов и 55 ссылок в судебных актах апелляционных судов за три с половиной года существования нормы и не самой радужной ситуацией со своевременным раскрытием доказательств.

Таким образом, полагаю возможным сделать вывод, что современный арбитражный процесс готов к восприятию идеи о запрете запоздалого раскрытия доказательств.

Очевидно, что в нашем арбитражном суде, где более 70% представителей сторон являются профессиональными юристами, а сами стороны, как правило, – профессиональными предпринимателями общество не должно освобождать их от ответственности за несвоевременное раскрытие и представление доказательств.

В конце концов, оплата рабочего времени судьи, аппарата суда и накладные расходы, умножающиеся в результате либерального подхода к срокам представления доказательств,  ложатся на общество.

Эффективность системы раскрытия доказательств, на мой взгляд, зависит от воли высшего суда. Начать можно с изменения пресловутого пункта 26 постановления Пленума по апелляции.

Следом было бы достаточно одного или двух постановлений, отменяющих судебные акты, трактующие часть 5 статьи 65 АПК как исключительную санкцию, а также пары постановлений, отменяющих судебные акты, вынесенные на несвоевременно раскрытых доказательствах.

Второй, несомненно более важный этап, который необходимо обсуждать – это формализация системы раскрытия доказательств на этапе подготовки дела к судебному разбирательству.

Возможно, вопросы технической фиксации раскрытия доказательств, подготовки судебных запросов, а также поручений, разъяснения сторонам последствий из действий или бездействия следует доверить помощникам судей. Это, с одной стороны снимет часть нагрузки с судей, а с другой – легализует труд помощников.

В идеале следует стремиться к тому, чтобы судья имел возможность рассмотреть дело в одном судебном заседании на основании уже подготовленных с помощью помощника судьи доказательств.

— Почему в российском арбитражном процессе не востребованы свидетельские показания? И как с этим быть? Стоит ли в России вводить институт аффидевита или его аналог?

Самым очевидным ответом является следующий – потому что такова специфика субъектов и их отношений. Большая часть споров происходит с участием юридических лиц и предпринимателей, которым законом предписано оформлять отношения письменно.

Письменные сделки, документы для налогового учета, трудовые договоры, локальные нормативные акты, ненормативные правовые акты, нормативные правовые акты – всё это документы. Естественно, что и судьи относятся к документам как к «наилучшему доказательству».

Безусловно, что это связано, в том числе, и с тем высочайшим стандартом доказывания, который практикуется в нашем арбитражном процессе. Судья арбитражного суда стремится под каждый факт «подложить бумажку».

Конечно, это зачастую нарушает принцип непосредственного исследования доказательств, когда судья, вместо того, чтобы положиться на показания лица, непосредственно воспринимавшего действительность, скорее будет исследовать документ, который такой свидетель составил – акт, справку.

Читайте также:  Статья 91. Итоговое решение по делу

Однако роль судьи пусть и велика, но не безгранична. Я проанализировал 113 судебных актов Арбитражного суда Свердловской области с 2003 по 2014 год, содержащиеся в общедоступных базах, в которых имелось упоминание о свидетелях.

Ходатайства о вызове свидетеля удовлетворялись судом в 46 процентах случаев.

Примерно каждое второе ходатайство было успешным – это очень неплохой результат, который говорит о том, что лица, участвующие в деле, имеют очень неплохие перспективы по расширению использования свидетельских показаний в арбитражном процессе.

Ниже в приложении приведены выписки из судебных актов с наиболее показательными или интересными мотивами судей, почему они отказывают в удовлетворении ходатайств о вызове свидетелей.

На первое место можно поставить мотив надлежащего доказательства – обстоятельства, которые согласно закону могут быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться иными доказательствами (ст. 68 АПК).

Некоторые судьи считают, что в этом случае возникает какая-то конкуренция между прямо предусмотренными законом доказательствами (средствами доказывания) и прямо им не предусмотренными.

Поскольку российский закон скорее предусмотрит, что обстоятельство не может подтверждаться свидетельскими показаниями, чем наоборот, то у свидетельских показаний практически нет шансов пробиться в суды.

На втором месте сугубо формальный мотив, можно сказать даже отписка, — вызов свидетеля есть право суда, а не обязанность; или суд не обязан удовлетворять все ходатайства сторон. На третьем — мотив достаточности доказательств, хотя суд редко отказывает в приобщении к делу письменных доказательств по мотиву достаточности, свидетельские показания излишними бывают куда как чаще. Четвертая группа мотивов самая спорная и экзотичная – судьи отказывают в вызове свидетеля, поскольку, по их мнению, он является небеспристрастным или ранее давал показания в рамках уголовного дела.

В России ответственность за дачу заведомо ложных показаний или отказ от дачи показаний не является экзотикой, хотя, наверное, на фоне общего количества фактов дачи ложных показаний статистика не очень впечатляет. В 2011 году осуждено по части 1 статьи 303 УК «Фальсификация доказательств по гражданскому делу» 44 лица (2010 – 66).

Заведомо ложные показания, заключение эксперта или неправильный перевод — 1287 лиц, в 2010 — 1395 (часть 1 статьи 307 УК). Отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний – 43 лица, в 2010 — 75 (ст. 308 УК). Подкуп и принуждение свидетеля или потерпевшего к даче ложных показаний – всего 54 лица, в 2010 — 76 (статья 309 УК).

Согласно исследованиям лжесвидетельство имеет необычайно высокую латентность: по уголовным делам – до 50%, по гражданским делам – до 90%[iv]. Согласно, проведенным опросам 65% судей указали, что ответственность за факт заведомо ложных показаний, как правило, не следовала[v].

Аффидевит в России. В соответствии со статьями 102 и 103 Основ законодательства о нотариате нотариус имеет право до возбуждения дела обеспечить доказательства, в том числе и допросить свидетеля по правилам гражданского судопроизводства. Кроме того, до предъявления иска арбитражный суд может обеспечить доказательства в соответствии со статьей 72 АПК.

К сожалению, отдельной статистики по обеспечению свидетельских показаний мне найти не удалось, но согласно официальной статистике, например, в 2009 году арбитражные суды рассмотрели 167 заявлений об обеспечении доказательств и удовлетворили только 56 или 33,5% из них, а по данным ФНП по обеспечению доказательств, размещенных в сети Интернет, нотариусы совершили 1903 нотариальных действия[vi].

Разрыв, как видно, кратный.

  • — Существуют ли и должны ли существовать привилегированные доказательства (то есть доказательства, чья достоверность не ставится под сомнение или имеют предустановленную доказательственную силу)? Можно ли признать в
  • качестве таковых нотариальные акты?

Конституционный Суд Российской Федерации констатировал в Постановлении от 19.05.1998 г. № 15-П, что совершение нотариусами предусмотренных законодательными актами нотариальных действий от имени Российской Федерации (статья 1 Основ законодательства о нотариате) «гарантирует доказательственную силу и публичное признание нотариально оформленных документов».

  1. Проект закона «О нотариате и нотариальной деятельности» Факты, удостоверенные или засвидетельствованные в нотариальном акте, освобождаются от дальнейшего доказывания в суде, арбитражном суде или ином юрисдикционном органе, если нотариальный акт не был отменен в порядке, предусмотренном гражданским процессуальным законодательством для рассмотрения заявлений о совершенных нотариальных действиях или об отказе в их совершении[vii].
  2. В Китайской Народной Республике в соответствии с пунктом 9 Некоторых положений «О доказательствах в гражданском процессе» факт, удостоверенный действительным нотариальным документом, не подлежит доказыванию, однако может быть оспорен стороной.
  3. ПРИЛОЖЕНИЕ
  4. Выдержки из судебных решений касающиеся ходатайства о вызове свидетеля:
  5. Вызов свидетеля согласно статье 88 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации является правом, а не обязанностью арбитражного суда, которым он может воспользоваться в случае, если с учетом всех обстоятельств дела придет к выводу о необходимости осуществления таких процессуальных действий для правильного разрешения спора.

В соответствии со ст. 68 АПК РФ обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в арбитражном суде иными доказательствами.

Ходатайство истца вызове в судебное заседание свидетелей с учетом характера спора, материалов дела, мнения ответчиков, судом отклонено в порядке ст. ст.

88, 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из того, что свидетельскими показаниями не могут быть подтверждены факты, подтверждаемые соответствующими письменными доказательствами (ст. ст. 64, 66, 67, 68 АПК РФ)[viii].

В удовлетворении ходатайства о вызове свидетелей судом отказано на основании ст.

88 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, так как свидетельские показания при рассмотрении споров о признании права собственности не являются надлежащим доказательством в силу ст.

68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку указанные обстоятельства устанавливаются на основании исследования судом письменных доказательств[ix].

Читайте также:  Статья 55. удостоверение сделок, направленных на отчуждение или залог имущества, права на которое подлежат государственной регистрации

Ходатайство судом рассмотрено и отклонено на основании ч. 1 ст. 88 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку в материалах дела имеется достаточно документов, позволяющих рассмотреть спор по существу[x].

Суд также не видит необходимости в вызове указанных свидетелей в судебное заседание в порядке части 2 статьи 88 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Помимо сказанного, вызов названных лиц в судебное заседание может повлечь неоправданное затягивание рассмотрение дела и нарушение соответствующих процессуальных сроков[xi].

Однако опрос Гайдунова А.М. в данном случае исключен, поскольку ходатайство о вызове его в качестве свидетеля заявлено истцом после представления его объяснения, данного нотариусу, когда позиция данного лица уже выявлена и не может считаться беспристрастной[xii].

Заявленное ходатайство судом рассмотрено и отклонено в порядке ст. 88 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку в силу ст.

68 АПК РФ обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в арбитражном суде иными доказательствами.

Кроме того, указанное лицо является работником третьего лица по настоящему делу, следовательно, имеет заинтересованность и его пояснения по обстоятельствам дела не могут обладать признаком достоверности[xiii].

Данное ходатайство судом отклоняется на основании ст. 88 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку в материалах дела имеются показания Жаровой Г.А., данные в рамках расследования уголовного дела[xiv].

В удовлетворении ходатайства судом отказано, поскольку в соответствии со статьей 88 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации свидетельскими показаниями могут быть подтверждены обстоятельства, которые невозможно подтвердить документально[xv].

[i] Постановление ФАС Дальневосточного округа от 18.10.2012 N Ф03-4807/2012

Свидетельские показания в арбитражном процессе

Помните, из классики: «Свидетель, что можете вы показать по делу Петрова?» – «Все!» – «Хорошо… Как давно вы его знаете?» – «Петрова? Да я вообще его не знаю… Но показать могу все!» Да, всякие свидетели бывают в экономических спорах.

Какую роль в арбитражном процессе играют показания свидетелей? Кто может выступать в этом качестве? Каким требованиям должны отвечать их показания? Может ли быть принят к сведению заочный допрос свидетеля? Обязан ли суд вызвать свидетеля, если сторона ходатайствует об этом? Ответим на эти и другие вопросы.

Свидетельские показания широко используются в судах общей юрисдикции, особенно часто – при рассмотрении уголовных, семейных и трудовых споров.

Нередко именно показания свидетеля в обычных, житейских спорах играют ключевую роль, помогают правильно разрешить дело.

Возможно, не случайно статья 69 ГПК РФ «Свидетельские показания» поставлена в ГПК РФ даже выше, чем нормы о письменных и вещественных доказательствах.

Арбитражный процесс в этом плане более «документальный», и нередко все дело разрешается на основе письменных доказательств. Статья 88, посвященная свидетельским показаниям, занимает в главе 7 «Доказательства и доказывания» АПК РФ предпоследнее место перед статьей 89 «Иные документы и материалы».

Она уступает первенство таким доказательствам, как письменные и вещественные доказательства, объяснения сторон, экспертиза, консультация специалиста и др. И такое расположение, можно сказать, символично.

Ведь арбитражные споры – это, в основном, споры экономического характера, где «бумага с цифрами» имеет гораздо больший вес, чем устное слово, – данные договоров, накладных, платежных поручений и т. п.

тут скажут гораздо больше важной и нужной информации.

Актуально

Показания свидетелей – важное доказательство. От них во многом завит результат налоговой проверки и дальнейшего спора с налоговой инспекцией. Свидетель может вспомнить, а может не вспомнить, может обвинить, а может оправдать.

Однако и в арбитражном суде показания свидетеля могут изменить результат рассмотрения дела, повлиять на методы проведения экспертизы, подвергнуть сомнению позицию стороны в деле и тем самым сыграть важную, а порой и ключевую роль.

Кто такой свидетель? 

Свидетелем в арбитражном процессе может быть только физическое лицо (гражданин), которое соответствует определенным в статье 56 АПК РФ требованиям. При этом некоторые лица законом исключены из числа свидетелей из-за их статуса. Так, в качестве свидетеля не могут быть допрошены в арбитражном процессе:

— стороны (истец или ответчик), иные лица, участвующие в деле. Такие лица дают суду объяснения в порядке статьи 81 АПК РФ.

Судебная практика: суд отклонил ходатайство о вызове лица в качестве свидетеля, поскольку это лицо – кредитор, предъявивший свои требования в деле о банкротстве, а значит, является лицом, участвующим в деле, в то же время свидетель по смыслу статьи 54 АПК РФ является участником процесса, но не может являться лицом, участвующим в деле (Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 17.03.2011 по делу № А46-5509/2010);

— эксперт, который проводил экспертизу, так как он дает пояснения при необходимости (ч. 3 ст. 86 АПК РФ);

— судья, который рассматривал дело, иные лица, представители сторон об обстоятельствах, которые им стали известны в связи с участием в рассмотрении дела (ч. 5 ст. 56 АПК РФ).

Например, при дальнейшем обжаловании судебного акта нельзя в качестве свидетеля вызвать судью, который рассматривал дело по первой инстанции. Между тем представитель должен выступать в таковом качестве именно в данном деле (процессе), а не вообще.

Так, суд отклонил возражения о том, что директор истца не мог быть допрошен в качестве свидетеля из-за того, что он представитель общества, поскольку то обстоятельство, что свидетель – директор ООО, не означает, что он является процессуальным представителем истца в рассматриваемом деле (Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 07.03.2012 № 07АП-1374/12 по делу № А03-9057/2011);

— арбитры (третейские судьи) и медиаторы (посредники) об обстоятельствах, которые им стали известны при урегулировании спора (ч. 5.1 ст. 56 АПК РФ) или третейском разбирательстве (ч. 5.2 ст. 56 АПК РФ);

Ссылка на основную публикацию