Статья 5. Права лиц, страдающих психическими расстройствами

   Юридическая защита прав психически больных людей нашей страны осуществляется в полном соответствии с международными стандартами, принципами и Всеобщей Декларации о правах человека.

В реальности душевнобольные люди нередко сталкиваются с дискриминацией. Не все душевнобольные люди с подтвержденным диагнозом опасны для окружающих.

Степень расстройства нередко позволяет вести полноценную нормальную жизнь, но наличие подобного заболевания в анамнезе откладывает свой отпечаток.

ВНИМАНИЕ: нашими юристами предлагается правовая помощь психически больным от консультации, жалобы на врача в прокуратуру, а также представительство в суде. Чтобы воспользоваться ею, необходимо обратиться в наше Адвокатское бюро.

Статья 5. Права лиц, страдающих психическими расстройствами

Когда требуется правовая защита душевнобольных?

   Существует ряд причин для обращения к нашим юристам, для которых защита прав душевнобольных – правовая сфера деятельности. Наиболее популярные из них:

   Люди с ограниченными возможностями получают государственную пенсию или пособие на содержание. Нередко родственники или представители социальных служб пытаются заполучить право распоряжаться этими средствами. Пациенты становятся заложниками ситуации.

   Медицинский юрист, опираясь на Международную Декларацию о правах инвалидов, Резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН о принципах защиты психически больных лиц, способен отстоять права душевнобольных, добиться решения суда в их пользу.

Основные права психически больных людей

Статья 5. Права лиц, страдающих психическими расстройствами

  • право на то, чтобы к ним относились уважительно и гуманно, не унижали их человеческое достоинство
  • право получать информацию о своих правах
  • право получать психиатрическую помощь, по возможности там, где они проживают
  • право находиться в медицинской организации, которая оказывает психиатрическую помощь в стационаре, только тот срок, который необходим, чтобы оказать помощь в стационаре
  • право на все виды лечения
  • право на то, чтобы психиатрическая помощь оказывалась в надлежащих санитарно-гигиенических условиях
  • вправе согласиться или отказаться, чтобы к ним применяли методы профилактики, лечения как испытания
  • имеют право потребовать, чтобы был приглашен любой специалист, оказывающий психиатрическую помощь, чтобы работать во врачебной комиссии, если конечно такой специалист согласиться
  • имеют право на помощь адвоката, законного представителя или иного лица

Порядок ограничения прав психически больных

   В установленных законом случаях права психически больных людей могут быть ограничены. Порядок ограничения прав соответствующей категории больных заключается в следующем:

  1. устанавливается наличие оснований для ограничения прав психически больного человека, как правило, это заключение комиссии врачей-психиатров
  2. если психически больной отказывается от того, чтобы его права были ограничены, например, не хочет, чтобы его помещали в медицинскую организацию, тогда необходимо обращение в суд с заявлением, например, о госпитализации в недобровольном порядке
  3. по результатам рассмотрения заявления суд выносит соответствующий судебный акт, которым либо удовлетворяет заявление, либо отказывает в его удовлетворении. При этом при рассмотрении заявлений, как правило, участвует прокурор, иногда прокурор самостоятельно обращается с заявлением в суд

   Ограничение прав психически больных людей может выражаться не только в помещении их в медорганизацию, ну и, например, в ограничении родительских прав, в ограничении дееспособности и т.д.

Внимание: смотрите видео и Вы узнаете, почему клиенты доверяют решение своих проблем именно нам

Адвокат по защите прав психически больных в Екатеринбурге

   Грамотная юридическая помощь психически больным предоставляется нашими экспертами, которые специализируются на такой сфере деятельности. Желательно обращаться к специалистам, которые четко знают, как действовать в непростых ситуациях, как отстаивать права людей с расстройствами психики.

   Поэтапное отстаивание защита прав и законных интересов душевнобольных осуществляется в суде. Юристу необходимо доказать отсутствие потенциальной опасности для окружающих от человека с диагнозом, возможности его социальной адаптации в обществе.

Возможно, что нужно будет ответить на вопрос: как снять диагноз у психиатра. Если человек не лишен дееспособности, он имеет те же права и обязанности, что и здоровый.

Он может рассчитывать на предоставление медицинской помощи, санаторно-курортного лечения.

   Определенное ограничение прав психически больных людей имеет место при постановке серьезных диагнозов. Если пациент не способен обслужить себя, здраво мыслить, то его лишают дееспособности, назначают опекуна. Этими вопросами тоже занимаются наши юристы как общество защиты прав психически больных.

Читайте еще о работе нашего адвоката:

Узнайте, можно ли подать в суд на врача за неправильный диагноз по ссылке

Статья 5. Права лиц, страдающих психическими расстройствами

Автор статьи: © адвокат, управляющий партнер АБ «Кацайлиди и партнеры» А.В. Кацайлиди

Оставьте заявку на бесплатную консультацию юриста прямо сейчас

Записаться на БЕСПЛАТНУЮ консультацию юриста

Права лиц, страдающих психическими расстройствами

  • Добровольность обращения за психиатрической помощью
  • (статья 4)
  • • Психиатрическая помощь оказывается при добровольном обращении лица или с его согласия, за исключением случаев, предусмотренных насто­ящим Законом.
  • • Несовершеннолетнему в возрасте до 15 лет, а также лицу, признанно­му в установленном законом порядке недееспособным, психиатрическая помощь оказывается по просьбе или с согласия их законных представите­лей в порядке, предусмотренном настоящим Законом.
  • Права лиц, страдающих психическими расстройствами (статья 5)

 • Лица, страдающие психическими расстройствами, обладают всеми правами и свободами граждан, предусмотренными Конституцией Российс­кой Федерации, Конституциями республик в составе Российской Федера­ции, законодательством Российской Федерации и республик в составе Рос­сийской Федерации. Ограничение прав и свобод граждан, связанное с пси­хическим расстройством, допустимо лишь в случаях, предусмотренных законами Российской Федерации.

• Все лица, страдающие психическими расстройствами, при оказании

им психиатрической помощи имеют право:

  1. • на уважительное и гуманное отношение, исключающее унижение че­ловеческого достоинства;
  2. • получение информации о своих правах, а также в доступной форме и с учетом их психического состояния информацию о характере имеющихся у них психических расстройств и применяемых методах лечения;
  3. • психиатрическую помощь в наименее ограничительных условиях, по возможности, по месту жительства;
  4. • содержание в психиатрическом стационаре только в течение срока, необходимого для обследования и лечения;
  5. • все виды лечения (в том числе санаторно-курортное) по медицинским показаниям;
  6. • оказание психиатрической помощи в условиях, соответствующих са­нитарно-гигиеническим требованиям;
  7. • предварительное согласие и отказ на любой стадии от использования в качестве объекта испытаний медицинских средств и методов, научных исследований или учебного процесса, от фото-, видео- или киносъемки;
  8. • приглашение по их требованию любого специалиста, участвующего в оказании психиатрической помощи, с согласия последнего для работы во врачебной комиссии по вопросам, регулируемым настоящим Законом;
  9. • помощь адвоката, законного представителя или иного лица в порядке, установленном законом.

Ограничение прав и свобод лиц, страдающих психическими расстрой­ствами, только на основании психиатрического диагноза, фактов нахожде­ния под диспансерным наблюдением, в психиатрическом стационаре либо в психоневрологическом учреждении для социального обеспечения или со­циального обучения не допускается. Должностные лица, виновные в подоб­ных нарушениях, несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации и республик в составе Российской Федерации.

Статья 5 Закона Российской Федерации «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» направлена, в первую очередь, на защиту пациента от произвола государства. В рамках закона четко регламентированы права лиц, страдающих психическими расстройствами, что подразумевает запрет любого действия, направленного на ущемление этих прав.

Особо следует отметить такие права, которые при ортодоксаль­ной психиатрии только декларируются, но не гарантируются. В пер­вую очередь это относится к праву пациента на уважительное и гуманное отношение, исключающее унижение человеческого до­стоинства.

Смысл его заключается в гарантировании душевноболь­ному всего комплекса гуманного отношения: от создания нор­мальных с точки зрения санитарно-гигиенических требований условий пребывания (например, в психиатрическом стационаре) до права получения этой помощи в наименее ограничительных условиях.

Несомненно, важным является право пациента на полу­чение информации о своих правах, об имеющемся психическом расстройстве и применяемых методах лечения.

Статья 5. Права лиц, страдающих психическими расстройствами

Больной в соответствии с Законом и по собственному усмотре­нию, имеет право соглашаться и отказываться от применения тех или иных медицинских препаратов и методов лечения.

В сферу этических взаимоотношений отнесены способ и форма сообщения больному информации об имеющихся у него психи­ческих расстройствах и применяемых методах терапии при гаран­тированности возможности получить эту информацию. Несомнен­но, важное значение имеет право пациента на содержание в пси­хиатрическом стационаре только в течение срока, необходимого для обследования и лечения.

Ответ Российского Общества Психиатров на запрос МВД

Статья 5. Права лиц, страдающих психическими расстройствами

Совсем недавно мы писали о неправовом зпросе МВД о доступе к базам данных лиц с психическими расстройствами и зависимостями от ПАВ. В письме генерал-полковник полиции Горовой Александр Владимирович просил получить доступ МВД к медицинским базам данных для предупреждения преступлений со стороны лиц с психическими расстройствами, представляющих “опасность для окружающих” и “непредсказуемость действий которых зачастую приводит к тяжким и особо тяжким последствиям”.

На этой неделе на зопрос Горового в Минздрав ответил президент Российского Общества Психиатров Незнанов Николай Григорьевич. Профессор высказался категорически против передачи данных пациентов полиции.

Директору Департамента организации
экстренной медицинской помощи
и экспертной деятельности
С.В. Полунину

Глубокоуважаемый Сергей Викторович!

Проблема профилактики общественно опасных действий психически больных не нова.

Следует отметить, что, вопреки бытующему мнению, доля общественно опасных действий, совершаемых лицами с психическими расстройствами и расстройствами поведения, в общем числе преступлений относительно невелика и отражает не столько уровень заболеваемости психической патологией, сколько уровень криминализации общества в целом. Об этом свидетельствуют и данные, приведенные в письме первого заместителя министра внутренних дел А.В. Горового: в 2018 г. доля общественно опасных действий, совершенных лицами в состоянии невменяемости, в общем числе преступлений составила всего 0,76% (7 070 случаев из 931 107 преступлений, совершенных в РФ). При этом, среди лиц, совершивших преступления в состоянии невменяемости, далеко не все к моменту совершения правонарушения наблюдались у врачей-психиатров и, тем более, находились под диспансерным наблюдением. Преступлений, совершенных в состоянии алкогольного и наркотического опьянения, больше – 36% от всех преступлений. Однако совершение правонарушения в состоянии опьянения не означает, что правонарушитель страдает алкогольной или наркотической зависимостью или что он находится под диспансерным наблюдением в психиатрической или наркологической службе.

Читайте также:  Статья 33. Исправление и толкование решения. Дополнительное решение

Предоставление органам МВД базы данных о лицах с психическими расстройствами и расстройствами поведения противоречит принципам медицинской этики и деонтологии, нормам отечественного законодательства в области здравоохранения, фактически стигматизирует лиц с психическими расстройствами и расстройствами поведения, поскольку основывается на убеждении, что психическое заболевание само по себе предполагает склонность к совершению ими преступлений. Реализация такого подхода, сомнительного с точки зрения улучшения профилактической работы, в то же время создает условия для возможных злоупотреблений в этой сфере, ущемления прав и законных интересов граждан.

Следует иметь в виду серьезные негативные последствия предлагаемой передачи данных о психически больных органам внутренних дел. В настоящее время в обществе сформировалось мнение об исключительно карательном характере психиатрической помощи.

Больные, их родственники опасаются обращаться за психиатрической помощью. Это является одной из причин поздней диагностики психической патологии, а в контексте рассматриваемого вопроса – часто уже после совершенного деликта.

Если общественность будет информирована о передаче данных об обращении за психиатрической помощью в полицию, это еще более усугубит существующую ситуацию.

В соответствии со ст.2 Конституции РФ, человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека гражданина – обязанность государства. В соответствии со ст. 18 Конституции, права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими.

Они определяют смысл, содержание и применение законов. Одним из фундаментальных прав гражданина, в соответствии со ст. 23 Конституции, является право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и достоинства.

Информация о состоянии здоровья граждан является важным аспектом частной жизни.

В соответствии с действующим законодательством, на лиц с диагнозом психического расстройства и расстройства поведения, в том числе связанного с употреблением психоактивных веществ, распространяются положения статьи 13 Федерального закона № 323-ФЗ, предусматривающие запрет разглашения сведений, составляющих врачебную тайну, в том числе после смерти человека, лицами, которым они стали известны при обучении, исполнении трудовых, должностных, служебных и иных обязанностей (часть 2 статьи 13). Разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, другим гражданам, в том числе должностным лицам, допускается в определенных законом целях только с письменного согласия гражданина или его законного представителя (часть 3 статьи 13), при этом за нарушение медицинским работником или медицинской организацией обязанности по соблюдению врачебной тайны, наступает дисциплинарная, административная и уголовная ответственность.

Статья 92 (ч.

4) Федерального закона № 323-ФЗ устанавливает, что при ведении персонифицированного учета должны обеспечиваться конфиденциальность персональных данных лиц, которым оказывается медицинская помощь, а также лиц, в отношении которых проводятся медицинские экспертизы, медицинские осмотры и медицинские освидетельствования, и безопасность указанных персональных данных с соблюдением требований, установленных законодательством Российской Федерации в области персональных данных.

Уголовная ответственность лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемость, и психическими расстройствами, наступившими после совершения преступления

Ст. 22 уголовного кодекса Российской Федерации закрепляет уголовную ответственность лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемость.

В этой статье закрепляется как уголовная ответственность, так и наказание лиц, в том числе и назначение принудительных мер медицинского характера.

То есть мы говорим о том, что лицо, у которого есть психическое расстройство подлежит и уголовной ответственности, и уголовному наказанию.

В соответствии с ч.1 ст.

81 «лицо, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, лишающее его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий) либо руководить ими, освобождается от наказания, а лицо, отбывающее наказание, освобождается от дальнейшего его отбывания. Таким лицам суд может назначить принудительные меры медицинского характера». В этой статье речь идет об освобождении лица от наказания, но не от уголовной ответственности.

Уголовная ответственность наступает в каждом случае совершения определенным лицом или определенными лицами общественно опасного деяния, запрещенного уголовным кодексом РФ, а наказание, его вид определяется судом в каждом конкретном случае и в отдельном уголовном процессе по рассмотрению уголовного дела. В случае с лицами, у которых психическое расстройство наступило после совершения преступления до вынесения приговора, уголовное наказание отсутствует вовсе. Судом могут быть назначены принудительные меры медицинского характера.

Нести уголовную ответственность за совершенное общественно опасное деяние и тем самым быть субъектом преступления могут лишь вменяемые лица, т.е. обладающие сознанием и волей.

В соответствии со ст 19 УК РФ уголовной ответственности подлежат только вменяемые физические лица, достигшие возраста, с которого наступает уголовная ответственность. В ряде преступлений 14 лет (убийство, изнасилование, кража и т.д), 16 лет или совершеннолетие.

И только если соблюдены данные условия, лица способны сознавать содеянное ими и руководить своими действиями (бездействиями). Лица, лишенные такой способности, т. е.

те, кто не осознает опасность совершенного ими деяния, а если и осознает, то не может руководить своими действиями (бездействиями), признаются невменяемыми и не подлежат уголовной ответственности. К ним могут быть применены только принудительные меры медицинского характера.

Для того, чтобы рассмотреть вопрос об уголовной ответственности лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемость и лиц, у которых психическое расстройство наступило после совершения преступления необходимо определить понятие термина «невменяемость», ее критериев, а также какие именно расстройства психики человека, какие психические аномалии рассматриваются в качестве основания освобождения от уголовной ответственности и от уголовного наказания.

Понятие невменяемости раскрывается в ст.

21 УК РФ: «не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер или общественную опасность своих действий (бездействий) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия или иного болезненного состояния психики».

Понятие невменяемости складывается из двух критериев, совокупность которых и характеризует это состояние: юридического (психологического) и медицинского.

Юридический критерий определяется двумя признаками: интеллектуальным и волевым. Интеллектуальный признак предполагает невозможность (неспособность) лица осознавать опасность своего действия (бездействия). Это качество психики означает отсутствие у лица способности понимать как фактическую сторону совершаемого деяния, так и его социальный смысл.

Непонимание содержания фактической стороны своего действия или бездействия обычно означает непониманием им причинной связи между совершенным деянием и наступившими последствиями, не сознает, что лишает потерпевшего жизни, отнимает у него имущество и т. д.

однако главное в содержании интеллектуального признака заключается в непонимании лицом социального смысла деяния, т.е в отсутствии понимания его общественно опасного характера. В связи с эти вполне возможны случаи, когда лицо, сознавая фактическую сторону своего поведения, не осознает его общественной опасности.

Так, страдающий определенным психическим заболеванием, например, шизофренией может осознавать, что лишает жизни человека, например, путевого рабочего, производившего осмотр или ремонт железнодорожного полотна, но воспаленное психической болезнью воображение субъекта связывает это не с совершением преступления, в данном случае убийства, а с предупреждением им, например, актом мнимого терроризма — крушение поезда. В связи с этим лицо считает свои действия выполнением им своего общественного долга, а не совершением преступления.

Другим признаком юридического критерия является волевой, т.е неспособность лица руководить своими действиями (бездействием). Подобное бывает при некоторых видах болезненного расстройства психической деятельности.

Например, расстройство волевой сферы при относительной способности осознавать общественную опасность своего действия (бездействия) наблюдается у наркоманов в состоянии абстиненции, т.е наркотического голодания.

В этих случаях лицо осознает уголовную противоправность, допустим, незаконного проникновения в аптеку и завладения лекарством, содержащим наркотические средства, но не может воздержаться от совершения этих действий.

Подобное же расстройство волевой сферы возможно также при таких заболеваниях, кА эпидемический энцефалит, эпилепсия и др. уголовный закон для признания наличия юридического критерия требует установления не обязательно обоих признаков, а хотя бы одного из них — либо интеллектуального, либо волевого.

Наличие одного лишь юридического критерия не является основанием для признания лица невменяемым.

Необходимо установить, чтобы юридический критерий был следствием медицинского, чтобы лицо не сознавало опасности своего действия (бездействия) или не могло им руководить по причинам, относящимся к медицинскому критерию.

Последний представляет собой обобщенный перечень психических расстройств и заболеваний, способность привести к наличию у лица психического юридического критерия. Это — хроническое психическое расстройство, слабоумие или иное болезненное состояние психики (ч.1 ст. 21 УК РФ).

Хроническое психическое расстройство представляет наличие у лица прогрессирующего психического заболевания, не поддающегося или трудно поддающегося излечению. Болезнь может протекать и приступообразно, т.

е с улучшением или ухудшением психического состояния, однако всегда оставляет после себя стойкий психический дефект. К таким психическим заболеваниям относятся: шизофрения, эпилепсия, прогрессивный паралич, паранойя, маниакально-депрессивный психоз и другие болезни психики.

Временное психическое расстройство- это психическое заболевание, продолжающееся тот или иной срок (относительно быстро) и заканчивающееся выздоровлением. Сюда относится: патологическое опьянение (белая горячка), реактивные симптоматические состояния, т.е.

расстройства психики, вызванные тяжкими душевными потрясениями и переживаниями.

Слабоумие — это различного рода снижение или полный упадок психической деятельности, связанный с поражением интеллектуальных способностей человека.

Слабоумие связано с понижением или потерей умственных способностей лица и является врожденным либо приобретенным в результате того или иного прогрессирующего психического заболевания.

Различают три степени слабоумия: легкое (дебильность), среднее (имбицильность) и глубокая, тяжелая степень поражения умственной деятельности (идиотия).

Иное болезненное состояние психики — это те болезненные явления, которые не являются психическими заболеваниями в точном значении этого понятия, но тем не менее также сопровождаются нарушениями психики. Например, ни брюшной, ни сыпной тиф не являются заболеван6иями психики.

Читайте также:  Статья 31.4. особенности применения физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия сотрудниками уголовно-исполнительных инспекций

Однако и они могут сопровождаться помрачением сознания, галлюцинациями, во время которых у больного может быть снижена или даже нарушена способность к умственной или волевой деятельности.

Подобной может наблюдаться и при травмах головного мозга, опухолях мозга и других в принципе непсихических заболеваниях.

Само по себе наличие медицинского критерия также не является достаточным для признания лица невменяемым. Например, не всегда та или ирная степень слабоумия предполагает наличие юридического критерия.

Если, допустим, слабоумие у лица не выражено столь значительно, чтобы оно не осознавало опасности своего поведения и не могло руководить своими поступками, такое слабоумное лицо может быть признано вменяемым в связи с отсутствием именно юридического критерия.

Точно также возможны и случаи, когда лицо не осознает опасности своих действий (бездействий) и не может руководить ими вследствие, например, опьянения. Такое лицо не может быть признано невменяемым и освобождено от уголовной ответственности.

Только совокупность юридического и медицинского критериев дает основание для признания лица невменяемым и не подлежащим уголовной ответственности.

Таким образом, вменяемость — предпосылка к конкретного вида юридической ответственности.

В соответствии с ч.1 ст.

81 УК РФ мы можем сделать вывод о наличии медицинского и юридического критериев. Но они не идентичны таким же критериям, указанным в ст 21 УК РФ, определяющей формулу невменяемости, по своему содержанию. Медицинский критерий ч.1 ст 81 отражает один признак: «Психическое расстройство», которое включает в себя все формы психической патологии. А юридический критерий определен по аналогии со ст. 21 УК РФ, как возможность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководит ими.

Однако, при применении данной статьи речь идет не о вменяемости, так как лицо, заболевшее психическим заболеванием после совершения преступления, согласно ст.

21 УК РФ должно быть признано вменяемым, а о процессуальной дееспособности — способности обвиняемого по своему психическому состоянию участвовать в судебно-следственных действиях, т.е. в деятельности органов дознания, следствия, в судебном процессе и осуществлять самостоятельно свое право на защиту.

Психические расстройства, исключающие уголовно-процессуальную дееспособность обвиняемого. Согласно закону, лицо, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, лишающее его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий) либо руководить ими освобождается от наказания (ч.1 ст. 81 УК РФ).

В отличие от невменяемых, не подлежащих уголовной ответственности, лица, заболевшие глубоким психическим расстройством после совершения преступления, не подлежат наказанию. Деяние невменяемого не являются преступлением, в связи с чем исключена и постановка вопроса об уголовно        ответственности.

Единственное ее основание — состав преступления. Лица, о которых идет речь в ст. 81 УК РФ, преступление совершили и ответственности подлежат.

Но она не может быть реализована в наказании, которое в данном случае неприменимо по двум основаниям: во-первых, предварительное или судебное следствие (в зависимости от времени начала заболевания) без участия заболевшего, который занимает в деле процессуальное положение обвиняемого, не могут быть проведены, а дело не может быть окончено вынесением приговора (уголовно-процессуальное препятствие); во-вторых, само наказание нельзя ни назначить, ни исполнить по отношению к субъекту с глубоким психическим расстройством (уголовно-правовое препятствие).

В связи с этим содержащаяся в УК РФ формулировка юридического критерия психического расстройства, призванная определить его глубину (тяжесть), представляется не слишком удачной. Так как в рассматриваемом случае суть дела не в том, что расстройство не позволяет обвиняемому осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий) либо руководить ими.

Раз преступление было совершено во вменяемом состоянии, то данный субъект не был лишен указанной способности. Но возникшее после этого психическое расстройство не позволяет ему самостоятельно участвовать в судопроизводстве.

Он не может в силу болезни адекватно воспринимать имеющие значение для дела обстоятельства, понимать сущность своих процессуальных прав и обязанностей, совершать действия, в которых реализуются его права.

Так, обвиняемый с глубоким психическим расстройством неспособен правильно понять суть предъявленного обвинения и значение обосновывающих его доказательств, он не в состоянии, защищая свои права, представить свои доказательства, заявить ходатайства, принести жалобу и пр. иными словами, психическое расстройство делает обвиняемого процессуально недееспособным.

Литература:

1.         Уголовный кодекс РФ от 13.06.1996 № 63-ФЗ

2.         Дмитриева А. С., Клименко Т. В., Судебная психиатрия, Москва, 1998

3.         Колосова В. И., Поднебесный А. Н. Проблема уголовной ответственности лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, в современном уголовном праве России.

4.         Еникеев М. И. Общая и юридическая психология. Часть 1. Общая психология: учебник. Москва: Юрид.лит., 1996.

Основные термины (генерируются автоматически): уголовная ответственность, УК РФ, юридический критерий, лицо, психическое расстройство, совершение преступления, общественная опасность, действие, фактический характер, медицинский критерий.

Изменение правового положения лиц, страдающих психическими расстройствами, в гражданском законодательстве

Изменение правового положения лиц, страдающих психическими заболеваниями, обусловлено тенденцией приведения гражданского законодательства Российской Федерации в соответствие с международными нормами и стандартами, которыми предусмотрена необходимость учёта индивидуальных потребностей граждан, страдающих психическими расстройствами. 

В Постановлении от 27 июня 2012 г. №15-П [1] Конституционный Суд Российской Федерации признал взаимосвязанные положения п. 1 и 2 ст. 29, п. 2 ст. 31 и ст.

32 ГК Российской Федерации не соответствующими Конституции Российской Федерации, поскольку в действующей системе гражданско-правового регулирования не предусматривается возможность дифференциации гражданско-правовых последствий наличия у гражданина нарушения психических функций при решении вопроса о признании его недееспособным.

Перед законодателем была поставлена задача внести необходимые изменения в действующее гражданское законодательство в целях наиболее полной защиты прав и интересов граждан, страдающих психическими расстройствами. 

Следует отметить, что отечественные правоведы и психиатры с конца XIX века обсуждали вопрос о необходимости введения в систему гражданского законодательства нормы об ограниченной дееспособности лиц, страдающих психическими заболеваниями.

Были проведены научные исследования по изучению вопросов дееспособности различных групп лиц, страдающих такими расстройствами. Полученные результаты позволили исследователям сделать вывод, что признание больных с психическими расстройствами полностью недееспособными либо сохранение за ними полной дееспособности клинически неоправданно.

Данный подход может привести к нарушению социальной адаптации и ограничению прав лиц, страдающих такими заболеваниями [2].

Федеральный закон от 30 декабря 2012 г. № 302-ФЗ «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» [3] содержит существенные изменения положений о недееспособности и ограниченной дееспособности граждан.

До недавнего времени человека, страдающего серьезным психическим расстройством, в большинстве случаев ожидало признание полностью недееспособным. Однако со 2 марта 2015 года вступили в действие поправки к Гражданскому кодексу, касающиеся дееспособности лиц с психическими заболеваниями.

Теперь человек, имеющий проблемы с психикой, необязательно лишается дееспособности в полном объеме и может быть всего лишь ограничен в ней (п.3 ст.29 ГК РФ). На основании судебного решения над таким лицом устанавливается попечительство.

Ранее действующее законодательство предусматривало установление попечительства только над двумя категориями граждан: злоупотребляющих спиртными напитками или наркотическими средствами и над несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет.

 Новым положением гражданского законодательства стала возможность попечителя дать письменное согласие на распоряжение гражданином, ограниченным судом в дееспособности, выплачиваемыми на него алиментами, социальной пенсией, возмещением вреда здоровью и в связи со смертью кормильца и иными предоставляемыми на его содержание выплатами.

В письменном согласии должен быть оговорен срок, на который даётся такое согласие. Исходя из формулировки, срок должен быть определённым, при отсутствии срока в документе предполагается, что согласие будет недействительным. Предельной продолжительности срока закон не содержит, что даёт возможность попечителю выдать такое согласие на год и более.

Необходимость извещать орган опеки и попечительства о выданном согласии отсутствует. Данный вопрос решается только попечителем. Своим решением попечитель в любой момент может прекратить самостоятельное распоряжение подопечным указанными выплатами.

В случае самостоятельного распоряжения подопечным алиментами, социальной пенсией при отсутствии письменного согласия попечителя будет возможно признание сделок недействительными на основании ст. 176 Гражданского кодекса РФ.

Ещё одним новшеством гражданского законодательства является и необходимость учёта мнения лица, признанного недееспособным, его опекуном при совершении сделок, что отражено в новой редакции п. 2 ст. 29 Гражданского кодекса РФ.

При невозможности установления его мнения – с учётом информации о его предпочтениях, полученной от родителей гражданина, его прежних опекунов, иных лиц, оказывавших такому гражданину услуги и добросовестно исполнявших свои обязанности. Необходимость учёта мнения недееспособного лица связана с уважением к человеческому достоинству гражданина.

Появление такой редакции нормы в гражданском законодательстве подтверждает направление по приведению нормативных актов в соответствие с международными принципами и правилами, прежде всего в соответствие с Конвенцией о правах инвалидов 2006 г. [4].

 Последствия невыполнения этого требования закон не предусматривает, но предполагается, что в совокупности с иными нарушениями несоблюдение требования о необходимости учёта мнения недееспособного гражданина может повлечь рассмотрение вопроса о целесообразности прекращения опеки. 

Включение правовых норм об ограниченной дееспособности в гражданское законодательство РФ согласуется с международными нормами, предусматривающими возможность ограничения в правах граждан с расстройством психики.

В частности, «Декларация о правах умственно отсталых лиц» требует при решении вопроса об ограничении дееспособности основываться на оценке квалифицированными специалистами социальных возможностей умственно отсталого лица, а также предусматривать периодический пересмотр дела и право апелляции в высшие инстанции [5]. 

На основании измененной ст. 29 ГК РФ, вступившей в действие со 2 марта 2015 г., вопрос об ограничении дееспособности может ставиться в следующих случаях: 

— если гражданин страдает психическим расстройством, не может отдавать отчет своим действиям или руководить ими, и признан в установленном порядке недееспособным.

Читайте также:  Статья 99 АПК РФ. Предварительные обеспечительные меры (действующая редакция)

В случае изменения психического состояния такого гражданина в лучшую сторону (если эти изменения носят устойчивый характер), а также развития у него способностей понимать значение своих действий и руководить ими лишь при помощи других лиц, может быть поставлен вопрос о признании его ограниченно дееспособным.

Судебным решением отменяется опека и устанавливается попечительство. В случае восстановления способности понимать свои действия и руководить ими, суд выносит решение об отмене ограничения и восстановления дееспособности ( п. 3 ст. 29 ГК РФ); 

— если гражданин страдает психическим расстройством и может отдавать отчет своим действиям и руководить ими лишь при помощи других лиц, и не признавался ранее недееспособным.

В зависимости от изменений в состоянии здоровья такого лица, произошедших в дальнейшем, суд может принять решение об отмене ограничений или признании гражданина недееспособным (п.3 ст. 30 ГПК РФ).

В последнем случае судебным решением отменяется попечительство и устанавливается опека; 

— если гражданин, страдающий психическим расстройством, был признан в установленном порядке ограниченно дееспособным и неразумно расходует денежные средства, которые ему принадлежат.

В этом случае, при наличии достаточных оснований суд может ограничить или лишить такого гражданина права самостоятельно распоряжаться своими доходами при сохранении ограниченной дееспособности за этим гражданином. 

При наличии всех указанных оснований вопрос об ограничении гражданина в дееспособности решается в судебном порядке. Отсюда следует, что суд, с учетом внесенных изменений в гражданское законодательство, наделен правом изменения степени ограничения дееспособности. 

Наиболее ключевым изменением является возможность признания лиц, страдающих психическими расстройствами, недееспособными и ограниченно дееспособными в зависимости от степени осознания своих действий и способности ими руководить.

В основу дифференциации положены: 1) степень тяжести болезненной симптоматики [6]; 2) необходимость в помощи других лиц для понимания значения своих действий и возможности руководить ими.

Второй признак вызывает определенные сомнения в силу своего субъективного характера: лицо может понимать значение своих действий или руководить ими, но ему требуется содействие других лиц.

Учёные и правоведы и ранее высказывали суждения о необходимости введения возможности ограничения дееспособности лиц, страдающих психическими заболеваниями. Безусловно, дифференциация возможных юридических последствий различных степеней психических расстройств должно быть предусмотрено законом. Т. В.

Шепель, используя правоприменительную практику судов и органов опеки и попечительства, отмечает, что из 115 судебных решений о признании граждан недееспособными в 30 случаях опекуны были назначены лицам с легкой степенью умственной отсталости.

То есть эти лица испытывают трудности при осуществлении самостоятельной деятельности, но не нуждаются в полном лишении их дееспособности [7]. 

В настоящее время при решении судом вопроса о правовом положении лица с особенностями психического развития используются два критерия: медицинский и юридический. 

Медицинский критерий представлен обобщенным понятием «психическое расстройство». Данная терминология применяется в психиатрии, юриспруденции и других областях знаний и относится к большому числу болезненных состояний.

В настоящее время «психическое расстройство» не является точным термином, однако его использование предполагает «наличие клинически обнаруженных симптомов или особого поведения, сопровождаемого в большинстве случаев недомоганием и функциональными нарушениями.

Антиобщественное поведение или конфликт сами по себе, без функциональных нарушений, не должны быть включены в определение «психическое расстройство» [8].

Не могут являться психическим расстройством и несогласие гражданина с принятыми в обществе моральными, культурными, политическими или религиозными ценностями, а также несогласие, основанное на иных причинах, непосредственно не связанных с состоянием его психического состояния.

 Гражданское законодательство РФ учитывает только те психические заболевания, которые с учетом юридического критерия недееспособности могут повлечь постановку вопроса о правовом статусе гражданина, страдающего расстройством психики.

В международных классификаторах нет деления на расстройства, которые приводят к неспособности понимать значение своих действий или руководить ими, или не приводят к такому состоянию. Гражданское и процессуальное законодательство Российской Федерации также не содержит разъяснений по данному вопросу.

Уголовный кодекс РФ определяет состояние, при котором лицо не может осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий, либо руководить ими, как «невменяемость». В ст.

21 Уголовного кодекса РФ в данное определение включены хронические психические расстройства, временные психические расстройства, слабоумие или иное болезненное состояние психики. 

Определение юридического критерия, предусмотренного Гражданским кодексом РФ, для решения вопроса о дееспособности гражданина, вызывает определенные затруднения в правоприменительной практике, в частности трудности с определением волевого компонента юридического критерия.

Законодатель отмечает тот факт, что в данном случае «лицо понимает значение своих действий, но не может руководить ими».

Однако в судебно-психиатрической практике встречаются случаи, когда при достаточной сохранности умственного развития отмечается нарушение регуляции волевого поведения и собственной деятельности (например, повышенная внушаемость, выраженная подверженность субъективному влиянию, ведомость, имеющие место при легкой степени умственной отсталости или при некоторых формах расстройств личности, когда интеллектуальная оценка ситуации грубо не нарушена).

В гражданском законодательстве не нашли отражения ситуации, при которых психическое расстройство может носить временный характер, и лицо лишено возможности к самостоятельным действиям только в определенные промежутки времени.

После чего способность к самостоятельным действиям и их осознанию в полном объеме восстанавливается. В научной литературе неоднократно высказывалось мнение о том, что в данной ситуации постановка вопроса перед судом об ограничении дееспособности и установлении опекунства для такого гражданина допустима.

Суд при возбуждении дела об ограничении гражданина в дееспособности должен вынести решение об отказе в удовлетворении требований заявителя, а в случае установления ограничения дееспособности ранее – восстановить ее в полном объеме.

Расширение оснований ограничения дееспособности за счет лиц с психическими расстройствами требует внесения изменений и в процессуальное законодательство. 

В юридической литературе высказывались предложения о разрешении недееспособным гражданам самостоятельно совершать мелкие бытовые сделки [9].

Сделки, направленные на удовлетворение элементарных жизненных потребностей и исполняемые при их совершении, скорее всего не могут нанести какой-либо значительный ущерб как интересам недееспособного, так и иным лицам, вступающих в подобные отношения.

К тому же у опекуна практически нет возможности осуществлять должный контроль над подопечным, совершающим такие сделки, контролировать каждый его шаг и совершать от его имени множество необходимых ежедневных сделок, например, оплата за проезд в общественном транспорте, покупка продуктов питания и т.п.

Некоторые недееспособные и ограниченные в дееспособности граждане продолжают заниматься трудовой деятельностью и получают за нее вознаграждение, что служит положительным фактором и способствует социальной реабилитации. Однако, опекун все же должен участвовать в защите и охране прав и интересов недееспособного гражданина при совершении бытовых сделок последним.

Следовательно, признание гражданина недееспособным или ограниченно дееспособным не влечет за собой его исключение из субъектов гражданского оборота. Ему принадлежит большинство гражданских прав и обязанностей, возникших как до установления недееспособности (ограниченной дееспособности), так и после этого, которые в основном базируются на сделках.

Отсутствие у недееспособного гражданина осознанной воли приводит к тому, что юридические действия за него осуществляет опекун. Однако сделка совершается от имени недееспособного лица и в его интересах. Это относится только к тем сделкам, которые не требуют личного осуществления.

Если закон обязывает исполнить сделку лично, то недееспособный гражданин не может быть субъектом таковой.

Изучив опыт зарубежных стран в вопросе об основаниях ограничения дееспособности, нельзя не отметить, что в некоторых странах, например, в Германии, Испании, Франции, возможно ограничение дееспособности не только по причине психического расстройства, но и в связи с наличием физических недостатков, при которых лицо не способно самостоятельно управлять собой и своими действиями. Так, в Германии согласно § 1896 Гражданского уложения совершеннолетнему, который по причине физических недостатков не способен сам вести свои дела, а также не способен выразить свою волю, назначается опекун. 

Такой подход, безусловно, востребован.

В Российской Федерации, к примеру, обездвиженное лицо, не способное выразить свою волю в силу физического заболевания, но не страдающее при этом психическим расстройством, не может быть признано недееспособным или ограниченно дееспособным, с юридической точки зрения, притом, что фактически дееспособностью не обладает. Подобная ситуация, которая может затрагивать права не только самих граждан, находящихся в таком состоянии, но и других лиц, связанных с ними гражданскими правоотношениями (например, правом общей собственности), вообще не урегулирована российским законодательством. Этот недостаток не может быть восполнен и судебной практикой, поскольку речь идет об ограничении основных прав гражданина, что допускается на уровне не ниже федерального закона.

Процедура ограничения дееспособности либо признания лица недееспособным, которая осуществляется судом, как в зарубежных странах, так и в Российской Федерации, содержит общие черты, которые касаются обязательного получения медицинского заключения относительно психического состояния лица, в отношении которого решается вопрос об ограничении дееспособности.

Исходя из вышесказанного можно сделать вывод, что изменения, вносимые в Гражданский кодекс РФ в части гражданско-правового регулирования признания граждан недееспособными и ограничения их дееспособности, можно оценить положительно, так как лица с психическим расстройством, способные понимать значение своих действий, смогут воспользоваться возможностью признания их ограниченно дееспособными, что позволит им участвовать в ограниченном объеме в гражданском обороте, в частности, совершать отдельные виды сделок самостоятельно. Из этого вытекает желание законодателя изменить подход к положению лиц, страдающих психическими расстройствами, в сторону предоставления большей свободы усмотрения, в том числе и в отношениях по распоряжению доходами ограниченно дееспособных лиц. Но, к сожалению, в данный момент отсутствует системность законодательного подхода к правовому положению ограниченно дееспособных лиц.

Ссылка на основную публикацию