Статья 18. Прекращение полномочий судьи Конституционного Суда Российской Федерации

  • Вестник Высшей квалификационной коллегии судей
  • Российской Федерации № 1(7) 2006 год
  • Высшая квалификационная коллегия судей РФ и квалификационные коллегии судей субъектов РФ являются органами судейского сообщества и выполняют задачи кадрового обеспечения судебной деятельности, утверждения авторитета судебной власти, принимают решения по вопросам, отнесенным к их компетенции федеральными конституционными законами и федеральными законами.

Верховным Судом РФ проведено выборочное изучение дел об оспаривании решений квалификационных коллегий судей, рассмотренных судами за период с конца 2002 г. по первое полугодие 2005 г.

Так, например, в 2004 г. Верховный Суд РФ по первой инстанции рассмотрел 12 дел об оспаривании решений Высшей квалификационной коллегии судей РФ, а Кассационная коллегия Верховного Суда РФ рассмотрела пять дел этой категории.

За 2004 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ рассмотрела 90 кассационных жалоб на решения, принятые верховными судами республик, краевыми, областными и приравненными к ним судами, по делам об оспаривании решений квалификационных коллегий судей субъектов РФ, и 44 частные жалобы и представления, связанные с оспариванием решений квалификационных коллегий судей субъектов РФ. Было отменено 16 решений и 18 определений судов.

В 2004 г. Президиум Верховного Суда РФ рассмотрел в надзорном порядке два дела об оспаривании решений квалификационных коллегий судей и отменил одно из судебных решений.

  1. Таким образом, число дел невелико, однако, они являются очень значимыми, поскольку касаются судей, наделенных особым правовым статусом.
  2. Некоторые процессуальные нарушения
  3. Изучение судебной практики показало, что чаще всего оспаривались решения квалификационных коллегий судей:
  4. -об отказе в рекомендации на должность судьи или о рекомендации на должность судьи;
  5. -о наложении дисциплинарного взыскания в виде досрочного прекращения полномочий судьи;
  6. -о наложении дисциплинарного взыскания в виде предупреждения,
  7. -о прекращении полномочий судьи по основаниям, предусмотренным пунктом 1 статьи 14 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации»;
  8. -о досрочном прекращении полномочий председателей и заместителей председателей судов в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением ими своих должностных обязанностей, предусмотренных федеральным законодательством;
  9. -о прекращении отставки судьи;
  10. -о даче согласия на возбуждение уголовного дела в отношении судьи либо о даче согласия на привлечение его в качестве обвиняемого по уголовному делу;
  11. -о пересмотре ранее принятого квалификационной коллегией судей решения по вновь открывшимся обстоятельствам или об отказе в таком пересмотре.
  12. При разрешении вопроса о том, имеет ли заявитель право оспаривать решение квалификационной коллегии, суды руководствовались положениями статьи 26 Федерального закона «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» о возможности оспаривания решения лицом, в отношении которого оно принято, а также о наличии такого права в некоторых случаях и у заинтересованных лиц.
  13. Судебные инстанции не признавали граждан и организации заинтересованными лицами, которые имеют право оспаривать решения квалификационных коллегий, вынесенные в отношении судей, и отказывали им в принятии заявлений на основании части 1 статьи 134 ГПК РФ (пункта 1 статьи 129 ранее действовавшего ГПК РСФСР).

Так, с выводом Владимирского областного суда (определение от 17 января 2003 г.) об отсутствии у коммерческого банка права на оспаривание решения квалификационной коллегии судей Владимирской области о наложении на судью А. дисциплинарного взыскания в виде предупреждения согласилась Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ (определение от 5 июня 2003 г.).

  • Доводы представителей банка о том, что он вправе оспаривать в суд решение квалификационной коллегии, признаны судебной коллегией несостоятельными, поскольку обжалуемое банком решение квалификационной коллегии судей не затронуло права и законные интересы банка.
  • В судебной практике по-разному решался вопрос о порядке оспаривания решений квалификационных коллегий судей субъектов Российской Федерации о досрочном прекращении полномочий председателей, заместителей председателей районных судов в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением ими своих должностных обязанностей.
  • Так, заявления об оспаривании решений квалификационных коллегий судей Астраханской области и Алтайского края о досрочном прекращении полномочий председателей районных судов в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением ими своих должностных обязанностей рассматривали соответственно Астраханский областной и Алтайский краевой суды.

А решения квалификационных коллегий судей Московской и Рязанской областей о досрочном прекращении полномочий заместителей председателей одного из городских судов Московской области и одного из районных судов г.

Рязани были оспорены в Высшую квалификационную коллегию судей РФ, а затем последовали обращения в Верховный Суд РФ.

Именно такой порядок оспаривания решений о досрочном прекращении полномочий председателей и заместителей председателей районных судов предусмотрен пунктом 13 статьи 6.1 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации».

Несоблюдение заявителем досудебного порядка оспаривания решения квалификационной коллегии судей Алтайского края о досрочном прекращении полномочий председателя одного из районных судов Алтайского края в связи с ненадлежащим исполнением должностных обязанностей и рассмотрение Алтайским краевым судом (решение от 12 ноября 2003 г.) неподсудного ему дела послужило основанием к отмене решения этого суда определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 18 февраля 2004 г.

  1. При этом судебная коллегия, руководствуясь статьями 365 и 222 ГПК РФ, оставила без рассмотрения заявление об оспаривании решения квалификационной коллегии судей.
  2. Для подачи заявлений об оспаривании решений квалификационных коллегий судей Законом Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» и Федеральным законом «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» установлен десятидневный срок.
  3. В случае обращения в суд после истечения этого срока суды выясняли причины такой задержки и при наличии уважительных причин восстанавливали этот срок в соответствии со статьей 112 ГПК РФ.
  4. По изученным делам неуважительной причиной признавалось, например, обращение заявителя в разные судебные инстанции, к подсудности которых не относилось рассмотрение заявления об оспаривании решения конкретной квалификационной коллегии судей.

Такой вывод сделал, например, Московский областной суд (решение от 3 сентября 2003 г.). Судом установлено, что заявление С. об оспаривании решения квалификационной коллегии судей Московской области от 6 декабря 2002 г., полученного С. 26 декабря 2002 г., сначала было подано в Московский городской суд (определением судьи этого суда от 24 января 2003 г.

в принятии заявления отказано), затем в Верховный Суд РФ (определением судьи от 6 марта 2003 г. заявление возвращено в связи с неподсудностью дела Верховному Суду РФ), и только 11 июля 2003 г. – в Московский областной суд, к подсудности которого относилось это дело.

Причем, и судья Московского городского суда, и судья Верховного Суда РФ разъясняли заявителю, что его требование подсудно именно Московскому областному суду.

Поэтому Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ согласилась с выводом Московского областного суда о неуважительных причинах пропуска срока на оспаривание решения квалификационной коллегии судей (определение от 18 февраля 2004 г.).

Пропуск без уважительных причин установленного статьей 26 Федерального закона «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» десятидневного срока на оспаривание решения квалификационной коллегии судей является самостоятельным основанием к отказу в удовлетворении заявления (решение Верховного Суда РФ от 18 марта 2003 г.).

  • Оспаривание решений квалификационных коллегий судей об отказе в рекомендации на должность судьи и о рекомендации на должность судьи.
  • Для назначения на должность судьи гражданин, отвечающий законодательным требованиям и успешно сдавший квалификационный экзамен, должен получить рекомендацию соответствующей квалификационной коллегии судей, осуществляющей отбор кандидатов на должность судьи на конкурсной основе в соответствии с порядком, установленным статьей 5 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации».
  • Согласно пункту 2 указанной статьи после получения сообщения от председателя суда, в котором открылась вакантная должность судьи, квалификационная коллегия судей в установленный срок объявляет об открытии вакансии в средствах массовой информации с указанием времени и места приема заявлений от претендентов на вакантную должность.

Объявление конкурса до открытия вакантной должности судьи Новосибирского областного суда послужило основанием для вывода Новосибирского областного суда (решение от 5 марта 2003 г.

) о нарушении квалификационной коллегией судей Новосибирской области установленного порядка отбора кандидатов на должность судьи и для отмены принятого квалификационной коллегией решения об отказе в рекомендации на должность судьи.

С таким выводом суда согласилась Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ (определение от 20 мая 2003 г.), указавшая, что конкурс мог быть объявлен только после истечения срока полномочий судьи, принятия квалификационной коллегией решения о прекращении полномочий судьи по этому основанию и при наличии вакантной должности.

Вакантной должностью признается незамещенная судьей должность, предусмотренная штатным расписанием суда.

Объявление конкурса до истечения срока полномочий предусмотрено только в отношении председателя, заместителя председателя суда (пункт 12 статьи 6.1 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации»).

  1. После объявления конкурса претендент на должность судьи вправе обратиться в квалификационную коллегию судей с соответствующим заявлением и представить указанные в пункте 6 статьи 5 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» документы и сведения.
  2. На основании содержащихся в них данных о профессиональных качествах и личности претендента квалификационная коллегия судей решает вопрос о его соответствии либо несоответствии требованиям, которые федеральное законодательство предъявляет к кандидатам на должность судьи.
  3. Одним из профессиональных требований к кандидатам является наличие высшего юридического образования.

Степень «бакалавр» согласно статье 6 Федерального закона «О высшем и послевузовском образовании» определена в качестве первой ступени высшего профессионального образования и не дает права на занятие должности судьи (решение Тамбовского областного суда от 23 сентября 2003 г., оставленное без изменения определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 10 декабря 2003 г.).

Подобную позицию Высшая квалификационная коллегия судей РФ (разъяснения и рекомендации от 18 марта 2004 г., опубликованные в журнале «Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ» за 2004 г., №6 и размещенные на интернет-сайте ВККС по адресу www.vkks.

ru) обосновывает тем, что предъявляемые статьей 119 Конституции РФ требования к высшему юридическому образованию кандидатов на должность судьи на момент ее принятия (12 декабря 1993 г.) соответствуют требованиям, необходимым для получения высшего юридического образования, подтверждаемого присвоением квалификации «дипломированный специалист».

Срок освоения основных образовательных программ для ее получения составляет не менее пяти лет, за исключением случаев, предусмотренных соответствующими государственными образовательными стандартами.

Срок освоения основных образовательных программ для получения квалификации «бакалавр» составляет не менее четырех лет, что является недостаточным для назначения на должность судьи, особенно в условиях постоянного повышения требований к кандидатам.

  • Помимо наличия высшего юридического образования претенденты на должность судьи должны иметь необходимый стаж работы по юридической профессии.
  • Например, для лиц, претендующих на занятие должности судьи арбитражного суда субъекта Российской Федерации, районного суда, гарнизонного военного суда, а также мирового судьи, этот стаж должен составлять не менее 5 лет.
  • Однако ни Конституция РФ, ни федеральные конституционные законы, ни федеральные законы не содержат правил о подсчете стажа по юридической профессии, если работа по ней имела место до получения высшего юридического образования.
Читайте также:  Статья 11.4. переоформление лицензии на осуществление частной охранной деятельности

При рассмотрении в кассационном порядке дела об оспаривании решения квалификационной коллегии судей Амурской области об отказе Р.

в рекомендации на должность судьи районного суда Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ (определение от 21 февраля 2003 г.

) пришла к выводу о том, что работа на должности, требующей юридического образования, до момента получения лицом юридического образования должна включаться в стаж, необходимый для назначения на должность судьи.

С таким подходом не согласился Президиум Верховного Суда РФ (постановление от 13 октября 2004 г.

), указавший следующее: в соответствии со статьей 4 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации», регламентирующей требования, предъявляемые к кандидатам на должность судьи, в стаж работы по юридической профессии включается время работы на тех должностях, указанных в пункте 1 этой статьи, для замещения которых требуется юридическое образование. Таким образованием является не только высшее, но и среднее специальное юридическое и неполное высшее юридическое образование.

Иными словами, первоначально гражданин, претендующий на должность судьи, обязан получить юридическое образование (среднее специальное, неполное высшее или высшее), которое является необходимым условием для замещения должностей, указанных в пункте 1 статьи 4 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации».

То обстоятельство, что претендент Р. был принят на работу на одну из этих должностей при отсутствии указанного юридического образования, не может служить основанием для начала исчисления стажа, необходимого для назначения на должность судьи, с момента занятия им данной должности.

С учетом изложенного Президиум Верховного Суда Российской Федерации пришел к выводу о том, что время работы Р. на должностях, требующих юридического образования, могло включаться в стаж работы по юридической профессии лишь при условии, если он в период работы на указанной должности имел среднее специальное юридическое образование, неполное высшее или высшее юридическое образование.

  1. Представленные кандидатом на должность судьи материалы проверяются на достоверность.
  2. Если в процессе проверки установлена их недостоверность, то гражданин, представивший такие документы и сведения, не может быть рекомендован на должность судьи (абзац 1 пункта 8 статьи 5 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации»).
  3. По результатам рассмотрения заявлений всех граждан, претендующих на должность судьи, итогов проверки достоверности представленных документов и сведений, и с учетом результатов квалификационного экзамена квалификационная коллегия судей принимает решение о рекомендации одного или нескольких претендентов на должность судьи (абзац 1 пункта 8 статьи 5 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации»).
  4. В случае, если ни один из претендентов не соответствует предъявляемым требованиям, квалификационная коллегия судей принимает в отношении каждого из них мотивированное решение об отказе в рекомендации на должность судьи (абзац 2 пункта 8 статьи 5 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации»).
  5. Как показывает изучение практики, в судебном порядке оспаривались решения квалификационных коллегий судей, которые отказывали в рекомендации на должность судьи, ссылаясь на:
  6. — недостоверность представленных сведений;
  7. — слабые или посредственные знания действующего законодательства;
  8. — недостаточный опыт работы или отсутствие практического навыка применения нормативных актов;
  9. — совершение проступков, которые не позволяют сделать вывод о высоких моральных принципах претендента;
  10. — состояние здоровья, которое значительно затруднит исполнение обязанностей судьи.
  11. Среди мотивов отказа в рекомендации кандидатам из числа судей основным являлось низкое качество работы судьи.
  12. Принимать во внимание сведения о количестве рассмотренных дел и качестве принятых решений за последние три года исполнения судьей своих полномочий при рассмотрении вопроса о рекомендации кандидатов из числа судей обязывает статья 9 Положения о квалификационных коллегиях судей.

Так, квалификационная коллегия судей Красноярского края отказала Е. в рекомендации на должность судьи районного суда в связи с тем, что в период осуществления полномочий судьи он допускал многочисленные нарушения норм материального и процессуального права, повлекшие отмену вынесенных под его председательством судебных постановлений и свидетельствующие о его недопустимо низкой квалификации.

Красноярский краевой суд (решение от 12 февраля 2003 г.) отказал в удовлетворении заявления Е. об отмене этого решения квалификационной коллегии. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ оставила решение суда без изменения (определение от 22 апреля 2003 г.).

Гарантии для беременных женщин могут предоставляться с учетом особенностей их профессиональной деятельности и правового статуса

Определением Конституционного Суда Российской Федерации от 07.06.2011 № 840-О-О признаны не подлежащими дальнейшему рассмотрению жалоба Кирьяновой С.Е.на нарушение ее конституционных прав положениями пункта 1 статьи 12.

1 и статьи 22 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» (далее – Закон о статусе судей) и жалоба Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации на нарушение ее конституционных прав данными положениями.

  • Обращаясь в Конституционный Суд Российской Федерации, заявители оспаривали конституционность положений Закона о статусе судей, согласно которым:
  • — за совершение дисциплинарного проступка (нарушение норм Закона о статусе судей, а также положений кодекса судейской этики, утверждаемого Всероссийским съездом судей) на судью может быть наложено дисциплинарное взыскание в виде досрочного прекращения полномочий судьи;
  • — законодательство Российской Федерации о труде распространяется на судей в части, не урегулированной Законом о статусе судей.

На основании оспариваемых положений Закона о статусе судей решением квалификационной коллегии судей Хабаровского края от 17 июня 2009 года досрочно прекращены полномочия мирового судьи Кирьяновой С.Е.

за совершение дисциплинарного проступка, выразившегося в систематическом грубом нарушении норм процессуального закона (передача секретарю судебного заседания своих полномочий по рассмотрению гражданских, уголовных и административных дел).

Не согласившись с принятым решением, заявитель обратилась в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением об его отмене, указав, в частности, что на момент применения к ней дисциплинарного взыскания в виде досрочного прекращения полномочий судьи она имела малолетнего ребенка (2007 года рождения) и была беременна (24 недели), а потому считает, что в отношении нее были нарушены требования статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации «Гарантии беременным женщинам, женщинам, имеющим детей, и лицам, воспитывающим детей без матери, при расторжении трудового договора».

По мнению С.Е.

Кирьяновой, назначение на должность судьи является основанием для возникновения трудовых отношений в соответствии со статьей 19 Трудового кодекса Российской Федерации, а прекращение полномочий судьи влечет прекращение трудовых отношений; в отношении беременных женщин-судей, а также женщин-судей, имеющих детей в возрасте до трех лет, в силу требований статьи 22 Закона о статусе судей должны действовать гарантии, установленные статьей 261 Трудового кодекса Российской Федерации; оспариваемые нормы позволяют квалификационной коллегии судей не учитывать эти требования при принятии решения о наложении на судью такого дисциплинарного взыскания, как досрочное прекращение полномочий судьи, а потому противоречат статьям 7, 18, 19, 38, 45, 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

Верховный Суд Российской Федерации отказал в удовлетворении заявления С.Е. Кирьяновой. Обращения Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, в которых указывалось на нарушение судебными постановлениями конституционных прав С.Е. Кирьяновой на судебную защиту и справедливое судебное разбирательство, также оставлены Верховным Судом Российской Федерации без удовлетворения.

  1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации указывал, что основанием для обращения послужила имеющая место правовая неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли статье 38 (часть 1) Конституции Российской Федерации находящиеся в нормативном единстве оспариваемые положения Закона о статусе судей, как допускающие наложение на судью дисциплинарного взыскания в виде досрочного прекращения полномочий без учета запрета на расторжение трудового договора по инициативе работодателя с беременными женщинами, закрепленного частью первой статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации.
  2. Позиция Конституционного Суда РФ: В современной социально-демографической ситуации в Российской Федерации институт материнства и детства приобретает повышенную публичную значимость, что обусловливает необходимость создания федеральным законодателем адекватной системы социальной защиты работающих женщин в связи с беременностью и родами, наиболее полным образом гарантирующей реализацию ими прав, закрепленных в статьях 38 и 41 Конституции Российской Федерации.
  3. Вместе с тем федеральный законодатель при определении гарантий указанных прав располагает достаточно широкой свободой усмотрения в выборе правовых механизмов, направленных на защиту беременных женщин, соблюдая при этом конституционные принципы справедливости и равенства.
  4. В силу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации о допустимости установления различий в правовом статусе лиц, принадлежащих к разным по условиям и роду деятельности категориям, законодатель, предусматривая гарантии для беременных женщин, вправе осуществлять дифференциацию правового регулирования в зависимости от используемой формы реализации права на труд, сферы профессиональной деятельности, наличия особого правового статуса, связанного с осуществлением публично значимых функций, условий труда и других значимых обстоятельств.
  5. Следовательно, гарантии для беременных женщин могут предоставляться с учетом особенностей их профессиональной деятельности и правового статуса, обусловленного осуществлением такой деятельности.

Статус судьи в Российской Федерации определяется Конституцией Российской Федерации, ее статьями 119-122 и 124, с тем чтобы обеспечивалось осуществление правосудия независимым и беспристрастным судом.

Читайте также:  Транспортный налог и экологический класс - советы юриста

В порядке реализации закрепленных Конституцией Российской Федерации гарантий независимости, самостоятельности, беспристрастности судебной власти, направленных на обеспечение надлежащего осуществления возложенных на нее публично-правовых задач, законодательство устанавливает в отношении судей как представителей судебной власти особый правовой режим приобретения, осуществления и прекращения статуса судьи, включая специальные квалификационные требования к кандидатам на должности судей, порядку назначения на должность, пребывания в должности и прекращения полномочий.

Федеральным законодателем в соответствии с конституционными требованиями установлен единый для всех без исключения судей правовой статус (пункт 1 статьи 2 Закона о статусе судей; статья 12 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 года № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации»), что является одним из способов обеспечения единства судебной системы Российской Федерации (статья 3 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации»).

Из этого следует, что все судьи обладают равными правами и обязанностями, в частности на равных условиях привлекаются к дисциплинарной ответственности в виде досрочного прекращения полномочий судьи.

При этом, как указано в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 28 февраля 2008 года № 3-П, учитываются тяжесть дисциплинарного проступка, степень вины привлекаемого к ответственности лица, данные о его личности и другие заслуживающие внимания обстоятельства.

В соответствии со статьей 22 Закона о статусе судей на судей распространяется законодательство Российской Федерации о труде в части, не урегулированной данным Законом.

Такой правовой подход учитывает, с одной стороны, особенности статуса судей, а с другой стороны — позволяет им воспользоваться в пределах, установленных законом, правами и гарантиями, предусмотренными для лиц, реализующих свое право на труд в иной форме (работа по трудовому договору), в том числе льготами и гарантиями, связанными с беременностью и материнством, и сам по себе не может рассматриваться как нарушающий права судей.

Применение статьи 22 Закона о статусе судей в системной связи со статьями 2, 12.

1 Закона и статьями 3, 12 Федерального закона «О судебной системе Российской Федерации» должно — в соответствии с правовыми позициями, выраженными в решениях Конституционного Суда Российской Федерации, — осуществляться исходя из необходимости обеспечения баланса частных и публичных интересов, реализации права граждан на судебную защиту, т.е. с учетом особого единого конституционно-правового статуса судьи, связанных с ним специфических обязанностей, а также с учетом основания, по которому прекращены полномочия судьи.

Кроме того, действующее законодательство предусматривает меры социальной защиты, которые предоставляются всем беременным женщинам — без учета формы реализации ими права на труд и самого факта занятости.

В частности, в Российской Федерации установлена единая система пособий, призванная обеспечивать гарантированную государством материальную поддержку материнства и детства, которая включает в том числе пособия, предоставляемые вне рамок системы социального страхования в порядке социальной поддержки незанятых женщин: единовременное пособие при рождении ребенка и ежемесячное пособие по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет (Федеральный закон от 19 мая 1995 года № 81-ФЗ «О государственных пособиях гражданам, имеющим детей»).

  • В соответствии с Федеральным законом от 29 декабря 2006 года № 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» женщина, родившая второго ребенка начиная с 1 января 2007 года, имеет право на получение материнского (семейного) капитала.
  • На уровне субъекта Российской Федерации предусматриваются дополнительные меры социальной защиты матери и ребенка.
  • При таких обстоятельствах нет оснований полагать, что оспариваемыми положениями нарушаются права заявительницы, связанные с материнством и воспитанием детей.

Пункт 1 статьи 12.1 Закона о статусе судей был предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации.

Так, в Постановлении от 28 февраля 2008 года № 3-П данный пункт был признан не противоречащим Конституции Российской Федерации, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующих норм он предполагает возможность наложения дисциплинарного взыскания в виде досрочного прекращения полномочий судьи лишь за совершение такого проступка, который порочит честь и достоинство судьи, является не совместимым с его статусом, и лишь на основе принципа соразмерности, что должно гарантироваться независимым статусом органов судейского сообщества, осуществляющих досрочное прекращение полномочий судьи, а также справедливой процедурой рассмотрения соответствующих дел.

                                                             Управление по обеспечению участия прокуроров в гражданском и арбитражном процессе

Полномочия Конституционного Суда в свете Конституционной Реформы 2020 года — часть 2

1.3. Становление и развитие полномочий Конституционного Суда РФ до конституционной реформы 2020 года — часть 2

Как ранее обговаривалось, первый Закон «О Конституционном Суде РСФСР» предусматривал максимальный возраст пребывания в должности судьи Конституционного Суда в 65 лет и не содержал других ограничений срока пребывания в должности, а ФКЗ о КС, как было отмечено, первоначально предусмотрел, что судья назначается на 12 лет, но может находиться в должности лишь до достижения 70 лет.

Первая измененная редакция этого закона от 2001 года исключила норму о предельном возрасте судей и установила срок их полномочий в 15 лет.

Новый ФКЗ «О Конституционном Суде РФ» распространял действие новых норм только на судей, назначенных Советом Федерации, из чего следовало, что к первым 13 судьям применяются 65-летний предельный возраст и отсутствие других ограничений срока пребывания в должности.

Как отмечал судья Конституционного Суда Н.С.

Бондарь, «конституционное правосудие — специфичная форма судебной деятельности; сама ее суть такова, что судьями конституционных судов чаще всего становятся лица, которые ранее не были вовлечены в процесс осуществления правосудия.

Должность судьи Конституционного Суда для них, как правило, первая и последняя в судебной профессиональной карьере.

В этом случае пожизненность статуса конституционного судьи фактически и чаще всего превращается в пожизненность конкретной должности (если не иметь в виду исключения, связанные с возможностью для судьи быть избранным одним из руководителей Конституционного Суда). В конечном счете это может привести к определенной консервации основной части состава Конституционного Суда как одного из высших органов государственной власти».

Следующие поправки были внесены в 2001 году. Что касается изменения полномочий, тогда они были внесены в статью 3 ФКЗ, которая определяет полномочия Конституционного Суда РФ.

Так, была введена новая часть — вторая, которая указывала, что изменения компетенции суда могут осуществляться только путем внесения изменений в ФКЗ.

Однако эта формулировка допускает, что такое изменение может вноситься и при неизменности статьи 125 Конституции РФ, в которой содержится первоначальное описание полномочий Конституционного Суда РФ, и таким образом может возникнуть несоответствие статьи 3 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ» статье 125 Конституции РФ.

Немного отойдя от темы, хотелось бы отметить расширение обязательств по исполнению решений Конституционного Суда РФ, такие решения надлежало исполнять немедленно или в указанный срок, что несомненно повлияло на своевременное устранение последствий неконституционности нормативных актов.

Следующие изменения Федерального конституционного закона не затрагивали полномочий Конституционного Суда РФ.

Произошедшие в 2004 году преобразования касались компенсаций расходов граждан в случае признания акта неконституционным, в 2005 году был отменен срок, на который избирается судья Конституционного Суда, а в 2007 году Конституционный Суд переехал в Санкт-Петербург, оставив в Москве лишь свое представительство.

Как указывает судья Конституционного Суда РФ Бондарь Н.С.,

«[Мне] до сих пор так и не удалось услышать или прочитать вразумительное объяснение этого решения. Непонятно, кому и зачем оно понадобилось и что этим достигнуто. Оно, безусловно, свидетельствует о падении престижа Конституционного Суда и об авторитарных чертах нашего политического режима.

Об этом же свидетельствуют и некоторые последующие законодательные новеллы, относящиеся к Конституционному Суду (а теперь и к Верховному Суду тоже).

Конечно, в некоторых европейских странах, например в Германии, конституционные суды находятся не в столице, однако территория любой из этих стран не идет ни в какое сравнение с территорией России».

Изменения в 2009 году касались структуры Конституционного Суда. Так была ликвидирована должность судьи-секретаря и увеличено число заместителей Председателя КС РФ с одного до двух, а также изменен порядок назначения их на должность и досрочного освобождения.

В 2010 году полномочия суда в ФКЗ «О Конституционном Суде РФ» были достаточно серьезно переработаны.

Например, было дано новое толкование части четвертой статьи 125 Конституции, установившее в пункте 3 части первой статьи 3 ФКЗ, что Конституционный Суд по жалобам на нарушение прав и свобод граждан проверяет конституционность закона, примененного в конкретном деле, а в добавленном пункте 3.

1 — что Конституционный Суд по запросам судов проверяет конституционность закона, подлежащего применению соответствующим судом в конкретном деле. Это вызвало серьезный резонанс, например, Кряжков В.А.

указывал на неожиданность данных новелл, поскольку ранее регулирование данного вопроса не вызвало существенных трудностей или нареканий, Авакьян С.А. отмечал вольность обращения законодателя с конституционным текстом, а Гаджиев Г.А. считал, что новеллы 2010 года затрагивают содержание основных принципов деятельности КС РФ – независимости, коллегиальности, гласности, непрерывности.

Новая редакция ФКЗ наряду с некоторыми процессуальными новеллами, касающимися, в частности, порядка прекращения полномочий судей и Председателя Суда, а также его заместителей, упразднил палаты Конституционного Суда и предусмотрел возможность разрешения дел без проведения слушания, то есть в порядке письменного производства.

Следующие поправки в течение четырех лет не касались полномочий Конституционного Суда и затрагивали процессуальные моменты деятельности, однако в 2014 году Конституционный Суд РФ получил новые полномочия.

Отныне он должен был проверять на соответствие Конституции вопрос, выносимый на референдум Российской Федерации. Судья Конституционного Суда Н.С.

Бондарь указывает, что хотя статья 125 Конституции такого полномочия Конституционного Суда не предусматривает, это дополнение представляется вполне разумным, вытекающим из ее духа и смысла.

В 2015 году последовали весьма существенные модификации полномочий Конституционного Суда. Прежде всего хотелось бы сказать о дополнении статьи 3 ФКЗ, определяющей компетенцию Конституционного Суда. Согласно нововведенному пункту 3.

Читайте также:  Статья 17.1. Права и обязанности добровольца (волонтера)

2 части первой этой статьи, по запросу федерального органа исполнительной власти, наделенного компетенцией в сфере обеспечения деятельности по защите интересов РФ при рассмотрении в межгосударственном органе по защите прав и свобод человека жалоб, поданных против РФ на основании международного договора РФ, Конституционный Суд разрешает вопрос о возможности исполнения решения межгосударственного органа по защите прав и свобод человека.

Изменения затронули и статью 36 ФКЗ.

Вторая часть, определяющая основания к рассмотрению Конституционным Судом дел, получила новую редакцию, согласно которой новым основанием к рассмотрению дела является обнаружившаяся неопределенность в вопросе о возможности исполнения решения межгосударственного органа по защите прав и свобод человека, основанного на положениях соответствующего международного договора России в истолковании, предположительно приводящем к их расхождению с российской Конституцией. Соответствующее изменение внесено и в первую часть статьи 47.1. Согласно новой ее редакции, Конституционный Суд может принимать решение по вопросу о возможности исполнения такого решения межгосударственного органа по защите прав и свобод человека без слушания.

В перечень видов решений Конституционного Суда, для которых предусмотрена форма постановления, часть вторая статьи 71 включила и указанное выше решение.

В раздел ФКЗ, посвященный процедурам рассмотрения конкретных видов дел, была включена глава XIII.1 «Рассмотрение дел о возможности исполнения решений межгосударственного органа по защите прав и свобод человека».

В частности, предусмотрено, что Конституционный Суд проверяет содержание решения межгосударственного органа с точки зрения основ конституционного строя Российской Федерации и установленного ее Конституцией РФ правового регулирования прав и свобод человека и гражданина. Как утверждает Митюков М.А.

, в связи с этим рассмотрение дел о возможности исполнения решений межгосударственных органов по правам человека следует отнести к абстрактному нормоконтролю, поскольку запрос возможен вне рамок конкретного дела.

Дополнения внесены были и в части толкования Конституции РФ.

Теперь, если Суд решит, что исполнение решения межгосударственного органа по защите прав человека невозможно полностью или частично, то соответствующие меры, направленные на исполнение, не могут приниматься или осуществляться.

Президент и Правительство РФ вправе обратиться в Конституционный Суд с запросом о толковании положений Конституции РФ из-за проблем по исполнению соответствующего решения.

Изменения в 2016 году не принесли существенных преобразований в полномочиях Конституционного Суда, однако стоит отметить на возможность признания нормативных актов соответствующими Конституции в толковании Конституционного Суда, чего ранее не было, а также при этом запрещается использование данного акта в любом другом понимании, кроме данного Конституционным Судом. В 2018 же году правка была всего одна – установлен предельный возраст заместителя Председателя Конституционного Суда в 76 лет.

Таким образом, мы видим, как за почти тридцать лет поменялся Конституционный Суд и его полномочия. В изменениях Конституционного Суда судья Бондарь Н.С. видит две тенденции — положительную и отрицательную.

Как он считает, положительная направлена на рационализацию устройства и обеспечение дееспособности этого института, а отрицательная — на урезание, на уменьшение его независимости, что не может не вызывать сожаления, так как тем самым в значительной мере утрачивается сам смысл существования Конституционного Суда РФ, призванного в опоре на Конституцию уравновешивать законодательную и исполнительную власть.

1.4. Модернизация полномочий Конституционного Суда РФ в 2020 году

Итак, в 2020 году Конституция Российской Федерации была существенно переработана. Серьезные правки затронули и Конституционный Суд.

При этом был изменен численный состав судей с 19 до 11, при этом уточняется минимальное количество судей, необходимое для принятия решения, не в процентном соотношении, как ранее было указано 2/3, а конкретно 8 судей.

Был изменен порядок прекращения полномочий судей – теперь полномочия прекращаются Советом Федерации по представлению Президента РФ, подверглась изменению структура Суда – количество заместителей уменьшено с двух до одного, хотя здесь следует отметить, что и до внесения такой поправки заместитель фактически был только один после смерти Хохряковой О.С. в 2019 году. Также подверглась модернизации и компетенция Конституционного Суда, в связи с чем суд получил возможность решать новые вопросы (в частности, проверять законопроекты по запросу президента), но и затруднило подачу жалоб на нарушение прав и свобод граждан.

Как указывает судья Конституционного Суда РФ Кряжков В.А., такие изменения не имели доктринального обоснования, не обсуждались научным и судейским сообществом.

Такие изменения выглядят самой крупной реформой за все время деятельности Конституционного Суда. Из 117 статей, содержавшихся в прежней редакции ФКЗ, изменились 83, что составляет 70% от объема документа.

Некоторые поправки напрямую не связаны с конституционным контролем и, как сказано в пояснительной записке, направлены на совершенствование организационных основ деятельности Суда. Там же указывается, что изменения в ФКЗ подготовлены в связи с существенными изменениями в Конституции РФ после реформы 2020 г.

Как уже говорилось ранее, существенные изменения затрагивают устройство Конституционного Суда, правовое положение судьи и отдельные вопросы конституционного судопроизводства. А компетенция Конституционного Суда только уточняется.

Снижению нагрузки на судей будет способствовать и то, что определения КС не будут подлежать разъяснению. Кроме того, у Конституционного Суда больше не будет официального издания – «Вестника Конституционного Суда Российской Федерации», наличие которого является существенным признаком самостоятельности.

Хотя декларации о несменяемости и независимости судей Конституционного Суда в ФКЗ остаются, судьи утратили право на публичное особое мнение, что, как мне кажется, весьма существенно сказывается на их позициях.

Для них также вводятся запреты критиковать «в какой бы то ни было форме» решения Суда и обнародовать свое несогласие с решением. Что весьма примечательно, данных поправок в первоначальном тексте законопроекта не было, их ввели только после первого чтения в Государственной Думе.

Именно эти новации вызвали резкую реакцию многих юристов, продиктованную отступлением от принципов открытости Суда и лишения судей права на свободу слова.

Судья теперь может быть отстранен от участия в рассмотрении дела по совершенно новому, очень широкому основанию, которое трактовать можно по-разному — если «имеются обстоятельства, которые могут вызвать сомнение в объективности и беспристрастности судьи». Виноградова Е.В. и Патюлин Г.С.

, не согласны с вмешательством и посягательством на независимость судей, поскольку именно этот принцип является основой их беспристрастности.

При этом возможность Президента предложить Совету Федерации отстранить судью Конституционного Суда от должности угрожает независимости всего судейского корпуса высших судов, а судейская независимость становится ничем не подкрепленной декларацией, и судьи, таким образом, лишаются возможности вынести решение, неугодное законодательной или исполнительной власти.

Поправки расширили также компетенцию Конституционного Суда новыми фрагментами. Во-первых, предварительным нормоконтролем законопроектов, федеральных конституционных и федеральных законов, законов субъектов Федерации.

Во-вторых, вопросами об исполнимости решений международных судов, иностранных или международных третейских судов, если эти решения противоречат, как сказано, «основам публичного правопорядка Российской Федерации», а также участием Конституционного Суда в процедурах снятия неприкосновенности с бывшего президента.

Это также было отражено в ФКЗ «О Конституционном Суде» в новой редакции в виде обновленного перечня полномочий.

На данный момент неизвестно, как часто в практике Конституционного Суда будут всплывать новые аспекты компетенции, так как чаще всего КС рассматривает жалобы граждан и организаций, более насущным представляется уточнение о том, что понимать под «исчерпанием всех других внутригосударственных средств судебной защиты», при условии чего Конституционный Суд теперь сможет принять жалобу к рассмотрению. Таким образом, требования к жалобам ужесточатся достаточно существенно, и никакого реального периода для адаптации граждан, чьи права были нарушены, к новым правилам не оговорено.

Хотелось бы отметить, что какими бы многоплановыми ни были попытки модернизации Конституционного Суда, в результате проведенного анализа вырисовывается образ малочисленного, открытому к быстрым кадровым заменам, закрытого для стороннего наблюдателя и труднодоступного для граждан Конституционного Суда РФ. Каким же на самом деле будет модель судебного органа конституционного контроля в Российской Федерации в новом виде — покажет время и практика.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, проанализировав полномочия, которыми был наделен Конституционный Суд Российской Федерации изначально, как эти полномочия изменялись с течением времени, и какими они стали в настоящее время, можно сделать некоторые выводы, в частности, о постепенном и достаточно существенном влиянии на независимость Конституционного Суда.

Считаю, стоит еще раз уточнить, что Конституционный Суд — это фактически высшая, последняя инстанция, и он должен вступать в действие лишь тогда, когда не срабатывает вся остальная система власти или правосудия. Следует подчеркнуть, что Конституционный Суд решает исключительно вопросы права.

При осуществлении конституционного судопроизводства он воздерживается от установления и исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов.

В качестве итога конституционного судопроизводства видится формирование Конституционным Судом определенных правовых позиций — обобщенных представлений Конституционного Суда по конкретным правовым проблемам.

При этом, как мы видим, в условиях изменений 2020 года полномочия и возможности деятельности Конституционного Суда РФ были изменены таким образом, что оставаться вне политики, быть полностью самостоятельным и беспристрастным ему будет достаточно проблематично в связи с серьезным посягательством на независимость и свободу слова Конституционного Суда и его судей.

Пока можно указать только на то, что подобные изменения представляют собой продукт достаточно ясно определенной модификации Конституционного Суда за последние 10 лет, итогом которой стала, по существу, смена модели полномочий, которые были изменены и расширены достаточно ощутимо, и существенного уменьшения гарантий независимости и самостоятельности Конституционного Суда в России. Последствием изменений является существенное уменьшение способности Конституционного Суда в опоре на Конституцию РФ противопоставлять себя исполнительной и законодательной власти, защищать права и свободы граждан, о чем частично, но достаточно ясно может свидетельствовать принятое им исключительно положительное Заключение о поправке к Конституции РФ. Окончательно последствия такой модернизации будут ясны после практического применения новых положений о Конституционном Суде в будущем.

Ссылка на основную публикацию