Статья 28. последствия непредставления сторонами документов и иных материалов или неявки сторон

Субочева, Е. С. Последствия непредставления доказательств в гражданском судопроизводстве / Е. С. Субочева. — Текст : непосредственный // Актуальные вопросы юридических наук : материалы V Междунар. науч. конф. (г. Краснодар, июнь 2019 г.). — Краснодар : Новация, 2019. — С. 14-17. — URL: https://moluch.ru/conf/law/archive/334/15101/ (дата обращения: 24.07.2021).

Статья 28. Последствия непредставления сторонами документов и иных материалов или неявки сторон 

Ключевые слова: представление доказательств, гражданское судопроизводство, санкции.

Гражданское процессуальное законодательство, при нарушении обязанности по своевременному и правильному представлению доказательства в суд накладывает санкцию для того, чтобы стимулировать субъекта гражданско-процессуальных отношений на исполнение соответствующего требования суда.

В ч.3 ст.57 ГПК РФ предусмотрены общие последствия непредставления доказательств. Для отдельных категорий дел законодатель также указал возможность применения штрафных санкций, как меру, обеспечивающую собирание доказательственного материала. Говоря о должностных лицах и гражданах, законодатель не даёт четкого понимания того, относятся ли к этим двум понятиям и юридические лица.

Следовательно, в связи с отсутствием ограничений, применение штрафных санкций возможно к должностным, юридическим лицам, либо публично-правовым образованиям, не являющимся лицами, участвующими в деле.

В арбитражном процессуальном кодексе тоже имеется механизм обеспечения исполнения требований суда о представлении доказательств. Согласно ч.

9 статьи 66 АПК РФ, суду предоставляется возможность наложения штрафа на лиц, не представивших, по требованию арбитражного суда, доказательства, а именно, на граждан, должностные лица и организации (ч. 1 ст. 119 АПК РФ), владеющие требуемым доказательством.

Субъектами штрафной ответственности, в арбитражном процессе, могут быть лица, участвующие и не участвующие в деле, поскольку арбитражный суд наделён правом наложить штраф, за непредставление требуемых доказательств (ч. 7–11 ст. 66 АПК РФ).

Говоря о последствиях непредставления в суд доказательств, предлагаю вам рассмотреть классификацию последствий уже не представленных доказательств, принимаемых судом для того, чтобы, под страхом санкции, сторона все же представила в суд необходимое доказательство.

Первым мы рассмотрим последствие непредставления в виде отмены судебного решения.

Согласно ч.1 ст.390 ГПК РФ, суд кассационной инстанции вправе направить дело на новое рассмотрение, в соответствующий суд.

Само понятие «недостаточно обоснованное решение», в законодательстве никак не расшифровывается, для кого-то достаточно доказательств, а для кого-то может показаться и недостаточно. Возможность отмены судебного акта не зависит от того, была ли эта ошибка суда или же недоработка сторон.

Значит, практически любое постановление суда можно отменить, по такому основанию. Способом устранения является только одно — это привлечение дополнительных доказательств.

В ст.

288 АПК РФ, основанием для изменения или отмены судебного акта, в кассационном порядке, называется несоответствие выводов суда, содержащихся в решении, постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным арбитражным судом первой и апелляционной инстанции, и имеющимся в деле доказательствам. Выводы должны соответствовать фактам, но не доказательствам, так как доказательства, по своей сути, являются средством, способствующим установлению юридических фактов, а не выводов.

Следовало бы изложить данное понятие иначе, а именно — основанием отмены судебного акта является несоответствие выводов суда, установленным обстоятельствам, которые были доказаны, представленными документами.

Как пример, Постановление Президиума Ярославского областного суда от 24.08.2016 № 44г-84/2016. Требованием по делу является признание договора купли-продажи земельного участка недействительным, возложение обязанности устранить препятствия в пользовании общественным проездом.

Обстоятельства по делу таковы: истцы являются собственниками жилого дома, также в их пользовании находится земельный участок.

Для подъезда к дому и земельному участку истцы пользовались единственным общественным проездом, который включен в границы земельного участка и отчужден органом местного самоуправления по договору купли-продажи ответчику. Ответчик возвел забор на земельном участке, являющимся общественным проездом.

В акте, установления и закрепления границ землепользования истцов, за 2002 год, содержатся сведения о том, что земельный участок истцов с двух сторон граничит с дорогами общего пользования.

В апелляционном определении отсутствует оценка показаний свидетелей, которые в судебном заседании судебной коллегии 25 января 2016 года подтвердили позицию ответчиков о том, что истцы никогда не использовали спорный земельный участок в качестве проезда на свой земельный участок.

Согласно протоколу судебного заседания от 25 января 2016 года, судебная коллегия удовлетворила, как ходатайство истцов о принятии дополнительных доказательств — генерального плана, так и ходатайство ответчиков о допросе свидетелей.

Из содержания апелляционного определения следует, что принятое, судебной коллегией, дополнительное доказательство истцов (генеральный план) положено в основу выводов об отмене решения суда первой инстанции и принятии нового решения по делу.

Тогда как дополнительные доказательства ответчиков (показания свидетелей) не оценены судебной коллегией, в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ.

Суд постановил направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции. [1]

Другой пример, Постановление Президиума Ярославского областного суда от 17.08.2016 № 44г-81/2016. Требованием по делу является возмещение материального ущерба.

В результате ДТП, виновником которого является ответчик, автомобиль истца получил механические повреждения. Гражданская ответственность виновника аварии не застрахована, ответчик ущерб, причиненный истцу, не возместил.

Отсутствие у ответчика договора страхования гражданской ответственности, предоставляло истцу право требовать возмещения вреда, в соответствии с положениями ст. 15 ГК РФ.

Наличие у истца договора страхования гражданской ответственности, правового значения, для разрешения спора, не имеет, так как истец не является лицом, ответственным за причинение вреда в результате дорожно-транспортного происшествия.

  • Допущенные, судебной коллегией, нарушения норм материального и процессуального права, являясь существенными, повлияли на исход дела, привели к нарушению, гарантированного законом, права каждого на справедливое судебное разбирательство, в условиях состязательности и равноправия сторон.
  • На основании изложенного, президиум пришёл к выводу об отмене апелляционного определения и направлении дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции. [2]
  • Из приведенных примеров видно, что вышестоящая инстанция фактически даёт указания, как нужно рассматривать дела и какие доказательства требовать от стороны.

Недостаточно просто закрепить в законе общее правило распределения доказательственного бремени между сторонами, его нужно реализовать во всех отношениях, складывающихся из мер юридической ответственности и сопутствующих норм. На деле получается так, что суды первой инстанции отвечают не только за свои ошибки, но и за ошибки сторон.

Нужно поменять основание недостаточной обоснованности, при недоказанности обстоятельств, признанных судом доказанными. Суд выясняет по делу все, что только можно выяснить и представить.

На этот счет поддерживаю мнение Баулина О. В.: «Следовало бы установить, что основанием отмены судебного акта, является несоответствие выводов суда, установленным обстоятельствам, либо несоответствие обстоятельств, установленных судом, имеющимся в деле доказательствам». [3]

Другим последствием непредставления доказательств, по требованию суда, является наложение штрафа.

Неисполнение судебных актов, невыполнение требований судов общей юрисдикции и арбитражных судов влечёт ответственность в виде наложения штрафа (ч. 3 ст. 57 ГПК РФ, ч. 9 ст. 66 АПК РФ). Штраф не освобождает соответствующее лицо от обязанности представить требуемое доказательство (ч. 4 ст. 57 ГПК РФ, ч. 11 ст. 66 АПК РФ). [4]

В арбитражном процессе субъектами штрафной ответственности являются граждане, должностные лица и организации (ч.1 ст. 119 АПК РФ), владеющие требуемым доказательством. В ГПК РФ аналогичная норма не содержит указания на организации, которые также могут владеть требуемым доказательством и уклоняться от его представления в суд.

Субъектами штрафной ответственности, в арбитражном процессе могут быть лица, участвующие и не участвующие в деле, поскольку арбитражный суд наделен правом наложить штраф за непредставление требуемых доказательств (ч. 7–11 ст. 66 АПК РФ).

В гражданском процессе субъектами штрафной ответственности, за непредставление доказательств, выступают только лица, не участвующие в деле (ч. 3 ст. 57 ГПК РФ).

Как последствие непредставления доказательств АПК РФ предусматривает повторное наложение штрафа, при новом невыполнении требований суда о представлении доказательств (абзац 3 ч. 10 ст. 66), тогда как ГПК РФ последствий на этот счет не устанавливает.

Как пример, Апелляционное определение Астраханского областного суда от 13.10.2016 по делу № 33–4338/2016 «О наложении штрафа за невыполнение требований суда о предоставлении документов».

В ходе рассмотрения заявления о предоставлении отсрочки исполнения решения суда, определением Красноярского районного суда Астраханской области от 30 августа 2016 года, на межрайонный отдел судебных приставов по особым исполнительным производствам УФССП России по Астраханской области, наложен штраф в размере 1000 рублей, за невыполнение требований суда о предоставлении документов. [5]

Интересно постановление Президиума Московского городского суда от 27.05.2016 по делу № 44г-48/2016. Об отсутствии сведений о держателе акций акционеров ЗАО «ГИС-АСУ проект» в Едином государственном реестре юридических лиц уведомила межрайонная ИФНС России № 46 по г. Москве.

Читайте также:  Глава 6. порядок передачи средств в управление управляющим компаниям

Игнорирование суда чревато последствиями

Статья 28. Последствия непредставления сторонами документов и иных материалов или неявки сторонВынесение законных и справедливых решений зависит от многих факторов, находящихся в плоскости объективных и субъективных причин. И поэтому непредставление документов или неявка на заседание без уважительных причин расценивается как субъективное отношение к третейскому разбирательству и неуважение к нему.     

Фозилжон ОТАХОНОВ, председатель Международного коммерческого арбитражного (третейского) суда при Торгово-промышленной палате Узбекистана,  кандидат юридических наук, доцент комментирует статью 37 Закона «О третейских судах».

_________

Статья 37. Последствия непредставления сторонами третейского разбирательства документов и иных материалов или неявки сторон третейского разбирательства.

  • Непредставление документов и иных материалов или неявка на заседание третейского суда сторон третейского разбирательства или их представителей, надлежащим образом уведомленных о времени и месте заседания третейского суда, не является препятствием для третейского разбирательства и принятия решения третейским судом, если причина непредставления документов и иных материалов либо неявки сторон третейского разбирательства или их представителей на заседание третейского суда признана им неуважительной.
  • Непредставление ответчиком возражений против иска не может рассматриваться как признание требований истца.
  • Закон Республики Узбекистан «О третейских судах».
  • _________
  • Этой статьей определяются последствия непредставления сторонами третейского разбирательства документов и иных материалов, а также неявки сторон третейского разбирательства.
  • Так, часть первая статьи предусматривает возможность третейского разбирательства и принятие решения судом в случае непредставления документов и иных материалов, а также неявки стороны и их представителей на заседание.
  • Нормой предусматриваются два условия, при которых третейское разбирательство может быть осуществлено, а решение принято:
  • 1. надлежащее уведомление сторон третейского разбирательства или их представителей;

2. признание третейским судом причины непредставления документов и иных материалов или неявки сторон третейского разбирательства и их представителей на заседание третейского суда неуважительной.

Следовательно, в обязанность третейского суда входят анализ ситуации, осуществление ее оценки и отражение в решении его позиции по данному вопросу.

Суд должен решить вопрос о возможности признать причины непредставления документов и материалов или неявки сторон неуважительными. Если третейский суд сочтет эти причины уважительными или установит, что сторона не была уведомлена в установленном порядке о времени и месте заседания, то рассмотрение дела должно быть отложено.

Закон содержит императивную норму, которая исключает соглашение сторон по этому вопросу. Предложенная формулировка представляется целесообразной, поскольку иначе рассмотрение дела может зайти в тупик.

Эта норма не содержит положения о праве стороны по делу известить третейский суд о возможности рассмотрения дела в ее отсутствие, однако представляется, что такое ходатайство, заявленное стороной, является основанием для рассмотрения дела без личного участия стороны третейского разбирательства, будь то истец или ответчик.

Третейский суд рассматривает гражданско-правовые споры, а гражданские права, согласно статье 1 Гражданского кодекса, осуществляются субъектами гражданских прав своей волей и в своем интересе.

Поэтому, если причина непредставления документов или неявки сторон будет признана судом неуважительной, он вправе рассмотреть спор по имеющимся документам.

Остается открытым вопрос, каким образом третейский суд может установить – уважительная или нет причина неявки в отсутствие стороны, тем более что и критерии уважительности Закон не определяет.

Представляется, что, устанавливая критерии уважительности причин неявки, можно руководствоваться процессуальным законодательством. Безусловно, что во всех случаях, ненадлежащее уведомление является уважительной причиной неявки.

Поэтому, прежде чем проводить третейское разбирательство в отсутствии истца или ответчика, третейский суд должен убедиться, что в деле есть данные о вручении ему документов с извещением о времени и месте разбирательства.

Кроме того, уважительными причинами видимо следует считать болезнь стороны – физлица, а также его нахождение в служебной командировке.

  1. Стоит обратить внимание и на то, что Закон, в отличие от процессуальных норм компетентных судов, не предоставляет возможности третейскому суду оставить иск без рассмотрения в связи с неявкой истца, не попросившего рассмотреть спор в его отсутствие.
  2. Поэтому третейский суд в данной ситуации может:
  3. — рассмотреть спор по существу и принять решение об удовлетворении иска (частично или полностью) или об отказе в удовлетворении иска;
  4. — отложить рассмотрение дела и затребовать дополнительные документы.

Норма, закрепленная  в части второй  вышеупомянутой статьи, является логическим продолжением правил третейского разбирательства, предусмотренных статьей 33 и частью 2 статьи 35 Закона.

Согласно им каждая сторона сама решает вопрос о представлении доказательств в обоснование своих требований и возражений, а Закон обязывает каждую из сторон доказать соответствующие обстоятельства, с помощью которых обосновываются указанные требования и возражения.

В такой ситуации на третейский суд возлагается обязанность рассмотрения дела, и только на основании исследования всех обстоятельств он может вынести решение по спору.

Из текста данной части следует, что волеизъявление ответчика в отношении признания требований истца должно быть явно выраженным, молчание в виде отсутствия возражения против иска не признается Законом в качестве такого волеизъявления.

В связи с этим третейский суд исследует все доказательства и по своему внутреннему убеждению принимает решение.

В этой теме действует премодерация комментариев.Вы можете оставить свой комментарий.

Вс объяснил, когда протокол гибдд является недействительным

Верховный суд (ВС) РФ снова выступил на стороне водителей, указав инспекторам ГИБДД на необходимость составлять протоколы без ошибок и заполнять все графы документа: любой промах автоинспектора трактуется в пользу автомобилистов и является поводом вернуть им право садиться за руль. 

До высшей инстанции с жалобой дошёл житель Москвы, которого сотрудники ГИБДД остановили на Рублевском шоссе.

Они составили на водителя Land Rover Freelander II протокол об отказе пройти медосвидетельствование, и на основе этого документа сначала мировой суд столичного района Кунцево лишил его прав вождения и оштрафовал на 1,5 тысячи рублей, а затем Мосгорсуд признал это решение законным. Тогда автолюбитель обратился с жалобой в Верховный суд РФ, и судья Сергей Никифоров обнаружил в протоколе целый ворох нарушений, который подробно проанализировал. 

  • Временной сбой 
  • ВС напоминает, что к числу доказательств по делу об административном правонарушении относится протокол об административном правонарушении, в котором, согласно части 2 статьи 28.2 КоАП РФ, должны отражаться: 
  • — событие административного правонарушения, 
  • — место и время совершения административного правонарушения.
  • «Установление места и времени совершения административного правонарушения имеет существенное значение для правильного рассмотрения дела об административном правонарушении, в частности для защиты лица, привлекаемого к административной ответственности.
  • Протокол об административном правонарушении — это процессуальный документ, где фиксируется противоправное деяние лица, в отношении которого возбуждено производство по делу, формулируется вменяемое данному лицу обвинение», — отмечает ВС.
  • При этом в деле московского водителя протоколы содержали разные данные о времени совершения правонарушения: согласно одному документу правонарушение произошло в 2 часа 40 минут, а согласно другому — на сорок минут позже (в 3 часа 20 минут). 
  • Эту ошибку судья ВС РФ счёл существенной. 
  • Разъяснение прав 

Согласно части 3 статьи 28.2 КоАП РФ при составлении протокола об административном правонарушении физическому лицу или законному представителю юридического лица, в отношении которых возбуждено дело об административном правонарушении, разъясняются их права и обязанности, о чем обязательно делается запись в протоколе.

Игнорирование этого требования приводит к тому, что доказательства по делу признаются судами недопустимыми, подчеркивает высшая инстанция. Она ссылается на пункт 18 постановления пленума от 24 марта 2005 года №5 — при рассмотрении дела собранные доказательства должны оцениваться с позиции соблюдения требований закона при их получении.

«Нарушением, влекущим невозможность использования доказательств, может быть признано, в частности, получение объяснений потерпевшего, свидетеля, лица, в отношении которого ведется производство по делу, которым не были предварительно разъяснены их права и обязанности, предусмотренные частью 1 статьи 25.1, частью 2 статьи 25.2, частью 3 статьи 25.6 КоАП РФ и статьей 51 Конституции», — указывает ВС.

В данном случае в протоколе не отображено, что водителю разъяснили положения статьи 25.1 КоАП: в соответствующей графе документа его подпись отсутствует. Нет в деле и расписки о разъяснении автовладельцу его прав.

«Изложенное свидетельствует о том, что привлечённый к административной ответственности не был осведомлен об объеме предоставленных ему процессуальных прав, что повлекло нарушение его права на защиту», — отмечает ВС РФ. 

Читайте также:  Статья 14. объединения субъектов страхового дела, страховых агентов, страхователей, застрахованных лиц, выгодоприобретателей

Понятые и Конституция 

Высшая инстанция напоминает, что доказательствами по делу являются любые фактические данные, на основании которых устанавливаются наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела (часть 1 статьи 26.2 КоАП РФ). 

Эти данные устанавливаются протоколом, объяснениями привлекаемого к ответственности, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями эксперта, а также показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами (часть 2 статьи 26.2 КоАП РФ).

Не допускается использование доказательств, если они получены с нарушением закона, а отсутствие разъяснений норм КоАП и Конституции понятым относится к подобным нарушениям, отмечает ВС.

Он ссылается на письменные объяснения двух понятых, из которых усматривается, что им не были разъяснены положения статьи 25.1 КоАП и нормы статьи 51 Конституции, так как в документах нет их подписи об этом.

«Следовательно, протокол об административном правонарушении и письменные объяснения понятых являются недопустимыми доказательствами по делу и не могли быть использованы судом при вынесении постановления», — подчеркивает судья. 

Извещение правонарушителя 

Кроме того, в соответствии с частью 2 статьи 25.1 КоАП дело должно быть рассмотрено с участием привлекаемого к ответственности, а исключение составляют случаи, когда имеются данные о надлежащем извещении правонарушителя о процессе, на который он добровольно и без уважительной причины не явился. 

Но в материалах рассматриваемого дела информация о надлежащем извещении водителя Land Rover о предстоящем судебном процессе отсутствует.

«Аналогичная информация отсутствует и в отчете автоматизированной информационной системы «ПК Мировые судьи». Из истории операции доставки регистрируемых почтовых отправлений уведомление об извещении (водителя) о дате судебного заседания находилось в стадии «обработка».

Таким образом, порядок рассмотрения дела об административном правонарушении был нарушен, поскольку дело рассмотрено мировым судьей в отсутствие (водителя), который не был надлежащим образом извещен о месте и времени рассмотрения дела», — считает ВС РФ. 

Он пришёл к выводу, что все ошибки, допущенные сотрудниками ГИБДД и судами, являются существенными, а значит нельзя считать, что по делу принято справедливое и верное решение.

В связи с этим ВС не только отменил решение о лишении водителя прав и наложении на него штрафа, но и прекратил административное преследование автомобилиста в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых было принято решение.

Алиса Фокс 

Вс указал, когда сторона судебного процесса не считается извещенной о нем

ВС вынес Определение № 305-ЭС19-14303, в котором указал, что возврат судебного извещения без отметки отделения почтовой связи о причинах возврата не подтверждает информирование стороны о начале судопроизводства.

В октябре 2018 г. АО «Распорядительная дирекция Минкультуры России» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к ЗАО «Историко-архитектурный комплекс “Никольское-Урюпино”» о взыскании более 223 млн руб. задолженности по договору аренды земельного участка. Уже 24 декабря 2018 г. иск был удовлетворен, при этом представители ответчика в заседании не участвовали.

11 февраля 2019 г. общество обратилось в Девятый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой и ходатайством о восстановлении пропущенного срока на ее подачу, который истек 25 января. В жалобе, в частности, отмечалось, что ответчик не был уведомлен о судебном процессе.

Апелляционный суд, руководствуясь ст. 54, 165.1 ГК, ч. 4 и 6 ст. 121, ч. 1 ст. 259 АПК, разъяснениями п. 17 Постановления Пленума ВАС от 28 мая 2009 г.

№ 36 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в Арбитражном суде апелляционной инстанции», прекратил производство по жалобе в связи с отказом в удовлетворении ходатайства о восстановлении пропущенного срока на ее подачу.

Апелляция отметила, что полный мотивированный текст решения суда первой инстанции был изготовлен 24 декабря 2018 г. и размещен на информационном портале «Картотека арбитражных дел» 25 декабря 2018 г. «В соответствии с ч. 6 ст. 121 АПК РФ заявитель самостоятельно обязан был принять меры по получению информации о судебном акте», – указал суд.

Суд апелляционной инстанции также отметил, что согласно материалам дела ответчик был извещен о принятии искового заявления к производству и о назначении дела к судебному разбирательству, поскольку судебное извещение направлено в соответствии с ч. 4 ст.

121 АПК по месту нахождения юридического лица. Таким образом, ответчик несет риск наступления неблагоприятных последствий в результате непринятия мер по получению информации о движении дела. АС Московского округа оставил определение апелляции без изменения.

Не согласившись с постановлением кассационной инстанции, общество обратилось в Верховный Суд.

Изучив материалы дела № А40-238644/2018, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отметила, что в соответствии с абз. 2 ч. 1 ст.

121 АПК информация о принятии искового заявления или заявления к производству, о времени и месте судебного заседания размещается арбитражным судом на официальном сайте арбитражного суда в интернете не позднее чем за 15 дней до начала судебного заседания или совершения отдельного процессуального действия, если иное не предусмотрено данным Кодексом. Документы, подтверждающие размещение арбитражным судом на официальном сайте арбитражного суда в интернете указанных сведений, включая дату их размещения, приобщаются к материалам дела.

Верховный Суд разъяснил электронный документооборот в судахПленум ВС РФ принял постановление по вопросам применения законодательства об электронном документообороте в деятельности судов общей юрисдикции и арбитражных судов

ВС сослался на п. 15 Постановления Пленума ВС от 26 декабря 2017 г.

№ 57 «О некоторых вопросах применения законодательства, регулирующего использование документов в электронном виде в деятельности судов общей юрисдикции и арбитражных судов», в соответствии с которым по смыслу ч. 1 и 6 ст.

121 АПК РФ под получением первого судебного акта лицом, участвующим в деле, иным участником процесса следует понимать получение, в том числе по электронной почте, копии определения по делу.

Высшая инстанция отметила, что из ч. 1 ст.

122 АПК следует, что копия судебного акта направляется по почте заказным письмом с уведомлением о вручении либо путем вручения адресату под расписку непосредственно в арбитражном суде или по месту нахождения адресата, а в случаях, не терпящих отлагательства, путем направления телефонограммы, телеграммы, по факсимильной связи или электронной почте либо с использованием иных средств связи. Согласно ч. 6 ст. 122 АПК в случае, если место нахождения или место жительства адресата неизвестно, об этом делается отметка на подлежащем вручению уведомлении с указанием даты и времени совершенного действия, а также источника информации.

Суд напомнил, что согласно ч. 1, 3 ст.

123 АПК, лица, участвующие в деле, считаются извещенными надлежащим образом, если к началу судебного заседания арбитражный суд располагает сведениями о получении ими копии определения о принятии искового заявления к производству и возбуждении производства по делу или иными доказательствами получения информации о начавшемся судебном процессе. Судебное извещение, адресованное юридическому лицу, вручается лицу, уполномоченному на получение корреспонденции. Абзацем 3 ч. 4 ст. 123 АПК предусмотрено, что лица, участвующие в деле, и иные участники арбитражного процесса также считаются извещенными надлежащим образом, если копия судебного акта не вручена в связи с отсутствием адресата по указанному адресу, о чем организация почтовой связи уведомила арбитражный суд с указанием источника данной информации.

ВС отметил, что согласно п. 34 Правил оказания услуг почтовой связи почтовые отправления разряда «судебное» и разряда «административное» при невозможности их вручения хранятся в отделениях почтовой связи в течение 7 дней.

В соответствии с п.

35 Правил почтовое отправление или почтовый перевод возвращается по обратному адресу, помимо прочего, при обстоятельствах, исключающих возможность доставки, в том числе из-за отсутствия указанного на отправлении адреса адресата.

Верховный Суд указал, что первым судебным актом по данному делу является определение АС г. Москвы от 15 октября 2018 г.

о принятии искового заявления к производству и о назначении предварительного судебного заседания на 9 ноября 2018 г. Ответчик в предварительном судебном заседании не участвовал.

В протоколе имеется запись о том, что ответчик, извещенный о времени и месте заседания, в суд не явился.

«Между тем документы, подтверждающие направление ответчику судом первой инстанции почтового отправления разряда “судебное” с уведомлением о вручении или отметкой отделения почтовой связи о причинах возврата отправления, в материалах дела отсутствуют. Суд апелляционной инстанции и суд округа на такое почтовое отправление также не ссылались», – подчеркнул ВС.

Читайте также:  Глава XII. Выдача свидетельств о праве собственности на долю в общем имуществе супругов. Наложение и снятие запрещения отчуждения имущества

Таким образом, отметил он, в нарушение приведенных норм права первый судебный акт – определение о принятии искового заявления к производству – суд первой инстанции ответчику не направил, ответчик о начавшемся против него судебном процессе извещен не был.

Кроме того, Судебная коллегия указала, что по результатам предварительного судебного заседания судом первой инстанции вынесено определение о назначении дела к судебному разбирательству по существу на 17 декабря 2018 г.

Данное определение было направлено ответчику по адресу его места нахождения.

При этом в материалах дела имеется конверт почтового отправления с уведомлением о вручении, на котором содержится штамп «в обслуживании не значится».

«При таких обстоятельствах не имеется оснований, предусмотренных ч. 4 ст. 123 АПК РФ, которые позволяли бы считать ответчика извещенным надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дела также и в судебном заседании 17 декабря 2018 г.

, где без участия ответчика был вынесен судебный акт по существу спора.

Порядок размещения информации на официальном сайте суда в сети “Интернет” судом также не соблюден, поскольку к материалам дела не приобщены доказательства такого размещения», – подчеркнул Суд.

По его мнению, ответчик был лишен возможности участвовать в судебном заседании суда первой инстанции и защищать свои права и законные интересы, представлять свои возражения и доказательства относительно заявленных истцом требований, в результате чего были допущены нарушения таких принципов арбитражного процесса, как обеспечение равной судебной защиты прав и законных интересов всех лиц, участвующих деле, равноправие сторон и состязательность.

Таким образом, Суд определил отменить решения нижестоящих судов и направить дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд г. Москвы.

В комментарии «АГ» адвокат АП г. Москвы Василий Котлов с сожалением отметил, что определение ВС демонстрирует, что в судебной системе сохраняется устойчивая тенденция к упрощению судебных процедур, в том числе за счет снижения уровня процессуальных гарантий доступа к суду.

«Суды в большинстве случаев считают свою обязанность по извещению участника судебного разбирательства исполненной в момент отправления судебной повестки, при этом часто ссылаются на положения ГК РФ о порядке направления юридических значимых сообщений», – указал он. Василий Котлов добавил, что, следуя буквальному толкованию содержания ч. 1 ст.

123 АПК, при направлении судебного уведомления обязательным является соблюдение порядка, установленного процессуальным законом, т.е. АПК.

Адвокат отметил, что ст. 165.1 ГК регулирует вопросы направления юридически значимых сообщений; при этом, что законодатель имеет в виду под юридически значимыми сообщениями – не раскрывается. Однако, исходя из места данной нормы в структуре ГК РФ (помещена в гл.

9 «Сделки»), цели ее регулирования (создание гражданско-правовых последствий для лица), указанная норма не может быть применена при разрешении вопросов процессуального характера, в том числе связанных с извещением лиц, участвующих в деле, о месте и времени судебного разбирательства.

«Поэтому Верховный Суд указал нижестоящим судам на то, что вопросы извещения сторон для целей соблюдения их процессуальных прав должны регулироваться исключительно нормами АПК РФ, и привел конкретные ссылки на подлежащие применению нормы права», – указал Василий Котлов.

Адвокат полагает, что ВС принял во внимание и обстоятельства конкретного дела, а именно сумму иска, превышающую 200 млн руб., а также незначительный период пропуска срока на подачу апелляционной жалобы, хотя прямо об этом и не указал.

«Важный вывод касается значения информационного ресурса, в котором размещаются тексту судебных актов.

ВС РФ подчеркнул, что непринятие мер по получению информации о движении дела имеет значение только в случае, если суд располагает информацией о надлежащем извещении о начавшемся процессе», – отметил он.

По мнению Василия Котлова, соблюдение процедуры извещения лица, участвующего в деле, имеет большое значение и в том контексте, что является необходимым условием для признания и приведения в исполнение судебного решения в иностранной юрисдикции.

Старший юрист корпоративной и арбитражной практики «Качкин и Партнеры» Ольга Дученко в целом положительно оценила определение ВС.

«Действительно, – указала она, – по закону компания несет риски последствий неполучения юридически значимых сообщений, доставленных по адресу, указанному в ЕГРЮЛ, отсутствия по данному адресу своего органа или представителя (ст. 165.1 ГК).

Сообщения, доставленные по адресу, указанному в ЕГРЮЛ, считаются полученными юридическим лицом, даже если оно не находится по указанному адресу (п. 3 ст. 54 ГК РФ). Предполагается, что компания должна обеспечить получение корреспонденции по своему юридическому адресу. И это, на мой взгляд, абсолютно правильно».

По мнению Ольги Дученко, ВС подошел к вопросу извещения менее формально, чем нижестоящие инстанции, и отметил, что суд должен располагать информацией о том, что лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о начавшемся процессе. «Такой подход, безусловно, выгоден лицам, участвующим в деле, поскольку позволяет им реализовывать свои процессуальные права. Главное, чтобы они этими правами не злоупотребляли», – заключила она.

Бремя доказывания в судебных спорах

22.01.20

М.Полуэктов / АК Полуэктова и партнеры

Современное арбитражное и гражданское судопроизводство осуществляется на основе состязательности. Причем эта состязательность проявляется в первую очередь в представлении доказательств, нежели в формировании правовых позиций по делу. 

Если сторона ошиблась в правовой квалификации, то это не критично. Считается, что суд сам знает право, он не связан правовой квалификацией спора, которую предложил истец, а должен сам правильно квалифицировать спорные правоотношения и определить нормы права, подлежащие применению. В том числе из-за этого наш судебный процесс до сих пор нельзя считать профессиональным.

А вот если сторона не представит суду необходимые и достаточные доказательства, то это приведет к проигрышу дела. Причем стороны сами решают какие доказательства представлять в подтверждение обстоятельств, имеющих значение для дела. Роль суда в получении доказательств минимальна.

Распределение бремени доказывания

Общее правило распределения бремени доказывания по спорам, вытекающим из гражданских правоотношений, гласит: каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается. 

Помимо этого лица, участвующее в деле, должны доказать те обстоятельства, которые суд определил как имеющие значение для дела. Именно суд определяет предмет доказывания.

«Бремя доказывания стороной своих требований и возражений должно быть потенциально реализуемым, исходя из объективно существующих возможностей в собирании тех или иных доказательств… Недопустимо возлагать на сторону обязанность доказывания определенных обстоятельств в ситуации невозможности получения ею доказательств по причине нахождения их у другой стороны спора, недобросовестно их не раскрывающей» — так сформулировал свое видение ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении от 01.04.16 по делу N А03-20637/2014 и с ним нельзя не согласиться.

Еще лет 10 назад ответчик мог выиграть дело просто не являясь в суд или заявив суду: “истец не доказал те обстоятельства, на которые он ссылается, а я не обязан опровергать его доводы”.

Сейчас за такое пассивное поведение в арбитражном процессе можно поплатиться. В ст.70 АПК появился пункт 3.

1, согласно которому “Обстоятельства, на которые ссылается сторона в обоснование своих требований или возражений, считаются признанными другой стороной, если они ею прямо не оспорены или несогласие с такими обстоятельствами не вытекает из иных доказательств, обосновывающих представленные возражения относительно существа заявленных требований”. 

В ГПК такой нормы нет.

Применительно к отдельным категориям дел подобный принцип внедряется также через специальные законы или постановления высшей судебной инстанции. 

Например, в п.4 ст. 61.

16 Закона о банкротстве суду предоставлено право возложить бремя доказывания отсутствия оснований для привлечения к субсидиарной ответственности на контролирующее должника лицо (далее — КДЛ), если тот без уважительной причины не представит отзыв или он будет явно не полным. То есть, если КДЛ не докажет обратное, будет считаться, что именно он довел должника до банкротства.

Аналогичное подход закреплен в п.1 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица». 

Верховный Суд РФ (далее — ВС РФ) также не поощряет пассивное поведение ответчика, который просто отрицает все доводы истца и не предоставляет суду никакие доказательства.

Ссылка на основную публикацию