Статья 113. Печать Конституционного Суда Российской Федерации

Инспекции труда, опираясь на постановление Конституционного суда от 28 июня 2018 года №26-П, разъясняет, что выводы Суда касаются всех без исключения работодателей и работников, а не только персонала воинских частей. То есть теперь при расчете зарплаты за работу выходной или праздничный день Трудовой кодекс предписывает учитывать также все причитающиеся работнику компенсационные и стимулирующие выплаты.

Всему послужило судебное разбирательство, в котором сотрудники воинской части получили компенсацию за работу в выходной без учета всех стимулирующих выплат.

Почему зарплата в выходные и праздничные дни у некоторых работников оказалась ниже, чем размер оплаты труда в обычный рабочий день? Верховный Суд РФ неверно трактовал положения ст.

153, на что и указал Конституционный Суд, который определил трактовку 153 статьи Трудового кодекса, где стимулирующие и компенсационные выплаты должны учитываться при оплате за работу в выходные и праздничные дни.

Такая трактовка является обязательной.

Публикация ориентирована на слушателей курсов повышения квалификации и профессиональной переподготовки по направлениям:

Конституционный Суд признал ошибочной позицию Министерства обороны РФ и Верховного Суда по вопросу о трактовке 153 статьи Трудового кодекса.

Прецедентом для рассмотрения послужили жалобы гражданских служащих при военной части, жалобы которых были объединины в одно производство (Постановление Конституционного Суда РФ от 28 июня 2018 г.

N 26-П «По делу о проверке конституционности части первой статьи 153 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Д.В. Апухтина, К.К. Багирова и других»).

Об оплате труда в РФ в праздничные и выходные дни

Право на справедливую заработную плату и равное вознаграждение за труд равной ценности без какого бы то ни было различия признается одним из важнейших прав в сфере труда

  • Всеобщей декларацией прав человека (статья 23),
  • Международным пактом об экономических, социальных и культурных правах (статья 7),
  • а также Европейской социальной хартией (пересмотренной), принятой в городе Страсбурге 3 мая 1996 года (статья 4 части II).

Каждый имеет право на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда (статья 1, часть 1; статьи 7 и 18; статья 37, часть 3); все равны перед законом и судом; государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина (статья 19, части 1 и 2).

Правовое регулирование оплаты труда лиц, работающих по трудовому договору, должно гарантировать установление им заработной платы в размере, обусловленном объективными критериями, отражающими

  • квалификацию работника,
  • характер и содержание его трудовой деятельности

и учитывающими условия ее осуществления, которые в совокупности определяют объем выплачиваемых работнику денежных средств, необходимых для нормального воспроизводства рабочей силы.

Работу при отклонении условий труда необходимо оплачивать в повышенном размере

Определение конкретного размера заработной платы должно не только основываться на количестве и качестве труда, но и учитывать необходимость реального повышения размера оплаты труда при отклонении условий работы от нормальных (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 7 декабря 2017 года N 38-П, Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 8 декабря 2011 года N 1622-О-О).

О работе в праздничные и выходные дни

Каждый имеет право на отдых, а работающему по трудовому договору гарантируются установленные федеральным законом продолжительность рабочего времени, выходные и праздничные дни, оплачиваемый ежегодный отпуск, — Трудовой кодекс Российской Федерации в целях обеспечения работникам реальной возможности использования предусмотренных законом выходных и нерабочих праздничных дней для отдыха вводит общий запрет на работу в такие дни. При этом в статье 113 данного Кодекса перечисляются исключительные случаи, когда привлечение к работе допускается, но только при соблюдении определенных условий, в том числе при наличии письменного распоряжения работодателя и, как правило, письменного согласия работников.

Об оплате труда в праздничные и выходные дни

С тем чтобы компенсировать работникам повышенные трудозатраты, обусловленные увеличением рабочего времени и сокращением времени отдыха, необходимого, в первую очередь, для восстановления сил и работоспособности, статья 153 Трудового кодекса Российской Федерации устанавливает, что работа в выходной или нерабочий праздничный день оплачивается не менее чем в двойном размере:

  • сдельщикам — не менее чем по двойным сдельным расценкам;
  • работникам, труд которых оплачивается по дневным и часовым тарифным ставкам, — в размере не менее двойной дневной или часовой тарифной ставки;
  • работникам, получающим оклад (должностной оклад), — в размере не менее одинарной дневной или часовой ставки (части оклада (должностного оклада) за день или час работы) сверх оклада (должностного оклада),
  • если работа в выходной или нерабочий праздничный день производилась в пределах месячной нормы рабочего времени, и в размере не менее двойной дневной или часовой ставки (части оклада (должностного оклада) за день или час работы) сверх оклада (должностного оклада), если работа производилась сверх месячной нормы рабочего времени (часть первая).

Конкретные размеры оплаты за работу в выходной или нерабочий праздничный день могут устанавливаться

  • коллективным договором,
  • локальным нормативным актом,
  • трудовым договором (часть вторая).

Оплата в повышенном размере производится всем работникам за часы, фактически отработанные в выходной или нерабочий праздничный день, а если на выходной или нерабочий праздничный день приходится часть рабочего дня (смены), в повышенном размере оплачиваются часы, фактически отработанные в выходной или нерабочий праздничный день (от 0 часов до 24 часов) (часть третья).

153 статья Трудового кодекса и Коллективный договор о стимулирующих выплатах и компенсациях

На сегодня существует позиция Конституционного Суда (Определение Конституционного Суда от 8 декабря 2011 года N 1622-О-О) по поводу доначисления стимулирующих и компенсационных выплат работникам, отработавших в выходные и праздничные дни. Согласно этому оплата за работу в такие дни, выполняемую сверх месячной нормы рабочего времени, должна исчисляться не менее чем в двойном размере с применением компенсационных и стимулирующих выплат.

  • «В ст. 153 ТК РФ нет ограничений на выплату стимулирующих и компенсаций»
  • Отсутствие в статье 153 Трудового кодекса Российской Федерации прямого указания на применение при оплате работы в выходной или нерабочий праздничный день компенсационных и стимулирующих выплат не означает, что такие выплаты не подлежат начислению при расчете заработной платы за эти дни (определения Приморского краевого суда от 24 февраля 2016 года по делу N 33-1564 и от 12 апреля 2016 года по делу N 33-3495).
  • Эти же требования касаются и гражданских работников воинских частей.

Почему суды стали отказывать в стимулирующих выплатах гражданским служащим при воинских частях?

20 сентября 2016 года вступил в силу Приказ Министерства обороны России от 18 августа 2016 года N 515 «Положение о системе оплаты труда гражданского персонала воинских частей и организаций Вооружённых Сил Российской Федерации».

В этом Положении была воспроизведена не полная часть 153 статьи ТК РФ. В итоге ведомственный нормативный акт допустил неверную трактовку 153 статьи, где связал выплаты за (сверхурочную) работу в праздничные и выходные дни без учёта выплат компенсационного и стимулирующего характера (т.е.

исходя исключительно из тарифной ставки, оклада, должностного оклада).

Граждане принялись оспаривать такое решение в судебных инстанциях. Верховный Суд принял сторону Министерства обороны РФ. Так решение Верховного Суда стал сигналом для всей судебной практики.

Между тем, Верховный Суд допустил искажение в трактовке 153 статьи Трудового кодекса, связав ее положения с 129 статьёй ТК РФ.

Эта статья предполагает оплату за работу в выходной или нерабочий праздничный день (в том числе выполняемую сверх месячной нормы рабочего времени) не менее чем в двойном размере тарифной части заработной платы (тарифной ставки, оклада, должностного оклада) без учета компенсационных, стимулирующих и социальных выплат.

Верховный Суд необоснованно запретил выплаты стимулирующих за работу в праздничные и выходные дни

В результате такого поворота позиция судов всех инстанций ошибочно стала заключаться в том, что начисление любых выплат компенсационного и стимулирующего характера за работу в выходной или нерабочий праздничный день указанными взаимосвязанными законоположениями не предусмотрено, а потому при расчётах заработной платы работнику, получающему оклад (должностной оклад), за период, в котором он выполнял работу в выходной или нерабочий праздничный день, оплату необходимо производить исключительно исходя из двойного оклада (должностного оклада) работника без учёта компенсационных и стимулирующих выплат, в частности, за выслугу лет, морской надбавки, премиальных выплат, районного коэффициента, северной надбавки (определения от 21 ноября 2016 года N 56-КГ16-22, от 5 декабря 2016 года N 56-КГ16-29, N 56-КГ16-34 и N 56-КГ16-35, от 12 декабря 2016 года N 56-КГ16-28, N 56-КГ16-30 и N 56-КГ16-31, от 6 февраля 2017 года N 56-КГ16-44).

Стимулирующие выплаты за работу в выходные и праздничные

Из-за неверной трактовки положений Трудового кодекса, а именно ст. 153 ТК РФ, размер заработной платы за работу в праздник или выходной оказался ниже, чем размер зарплаты в обычный рабочий день.

  1. Положения статьи 153 в части выражения «оплата в повышенном размере» применительно к оплате за часы, фактически отработанные в выходной или нерабочий праздничный день, однозначно подразумевает, что работа в выходной или нерабочий праздничный день должна оплачиваться в большем размере, чем аналогичная работа, произведенная в обычный рабочий день.
  2. «Работа в выходной или праздничный должны однозначно оплачиваться в повышенном размере»
  3. Повышение размера оплаты труда в таких случаях призвано компенсировать увеличенные в связи с осуществлением работы в предназначенное для отдыха время трудозатраты работника, а потому, будучи гарантией справедливой оплаты труда в условиях, отклоняющихся от нормальных, должно распространяться на всех лиц, работающих по трудовому договору, независимо от установленного для них режима рабочего времени и системы оплаты труда.
  4. Предусмотренные в рамках конкретной системы оплаты труда компенсационные и стимулирующие выплаты, применяемые в целях максимального учета разнообразных факторов, характеризующих содержание, характер и условия труда, прочие объективные и субъективные параметры трудовой деятельности, начисляются к окладу (должностному окладу) либо тарифной ставке работника и являются неотъемлемой частью оплаты его труда, а следовательно, должны, по смыслу частей первой и второй статьи 135 Трудового кодекса Российской Федерации, учитываться работодателем при определении заработной платы работника и начисляться за все периоды работы, включая и выходные и нерабочие праздничные дни, — иное означало бы произвольное применение действующей в соответствующей организации системы оплаты труда, а цель установления компенсационных и стимулирующих выплат не достигалась бы.

Скачать Постановление Конституционного Суда РФ от 28 июня 2018 г. N 26-П «По делу о проверке конституционности части первой статьи 153 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Д.В. Апухтина, К.К. Багирова и других»

Получите персональную консультацию от эксперта по оптимизации налоговых схем, которая помогла выиграть несколько десятков судебных дел против Налоговой службы Статья 113. Печать Конституционного Суда Российской Федерации

Не нашли нужную информацию? Задайте вопрос менеджеру

Определение Конституционного Суда РФ от 30.01.2020 N 113-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью "Инвест-Консалтинг" на нарушение конституционных прав и свобод положениями ряда нормативных правовых актов"

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Читайте также:  Статья 26. Эксперт, назначенный третейским судом

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 января 2020 г. N 113-О

  • ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ОБЩЕСТВА
  • С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ «ИНВЕСТ-КОНСАЛТИНГ»
  • НА НАРУШЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ПОЛОЖЕНИЯМИ РЯДА
  • НОРМАТИВНЫХ ПРАВОВЫХ АКТОВ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию ООО «Инвест-Консалтинг» вопрос о возможности принятия жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

  1. 1. ООО «Инвест-Консалтинг» оспаривает конституционность следующих положений Жилищного кодекса Российской Федерации:
  2. части 1 статьи 36, предусматривающей, что собственникам помещений в многоквартирном доме принадлежит на праве общей долевой собственности общее имущество в многоквартирном доме, и определяющей состав общего имущества в многоквартирном доме;
  3. части 1 статьи 37, согласно которой доля в праве общей собственности на общее имущество в многоквартирном доме собственника помещения в этом доме пропорциональна размеру общей площади указанного помещения;

части 1 статьи 158, устанавливающей, что собственник помещения в многоквартирном доме обязан нести расходы на содержание принадлежащего ему помещения, а также участвовать в расходах на содержание общего имущества в многоквартирном доме соразмерно своей доле в праве общей собственности на это имущество путем внесения платы за содержание жилого помещения, взносов на капитальный ремонт; уплата дополнительных взносов, предназначенных для финансирования расходов на капитальный ремонт общего имущества в многоквартирном доме, осуществляется собственниками помещений в многоквартирном доме в случае, предусмотренном частью 1.1 данной статьи.

Также заявитель просит признать противоречащими Конституции Российской Федерации следующие положения:

  • часть 1 статьи 82 АПК Российской Федерации, согласно которой для разъяснения возникающих при рассмотрении дела вопросов, требующих специальных знаний, арбитражный суд назначает экспертизу по ходатайству лица, участвующего в деле, или с согласия лиц, участвующих в деле; в случае, если назначение экспертизы предписано законом или предусмотрено договором либо необходимо для проверки заявления о фальсификации представленного доказательства либо если необходимо проведение дополнительной или повторной экспертизы, арбитражный суд может назначить экспертизу по своей инициативе;
  • часть 3 статьи 268 данного Кодекса, предусматривающую, что при рассмотрении дела в арбитражном суде апелляционной инстанции лица, участвующие в деле, вправе заявлять ходатайства о вызове новых свидетелей, проведении экспертизы, приобщении к делу или об истребовании письменных и вещественных доказательств, в исследовании или истребовании которых им было отказано судом первой инстанции; суд апелляционной инстанции не вправе отказать в удовлетворении указанных ходатайств на том основании, что они не были удовлетворены судом первой инстанции;
  • часть 8 статьи 291.6 этого же Кодекса (в деле с участием заявителя применена в редакции, действовавшей до внесения изменений Федеральным законом от 28 ноября 2018 года N 451-ФЗ), устанавливающую, что Председатель Верховного Суда Российской Федерации, заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации вправе не согласиться с определением судьи Верховного Суда Российской Федерации об отказе в передаче кассационных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации и вынести определение о его отмене и передаче кассационных жалобы, представления вместе с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации;
  • пункт 3 части 3 статьи 308.1 названного Кодекса о том, что в Президиум Верховного Суда Российской Федерации в порядке надзора обжалуются определения Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, вынесенные в порядке кассационного производства;

пункт 2 Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме (утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 13 августа 2006 года N 491), определяющий, что включается в состав общего имущества в многоквартирном доме.

Как следует из представленных материалов, решением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения судами апелляционной и кассационной инстанций, с ООО «Инвест-Консалтинг» как с собственника нежилых помещений, пристроенных к многоквартирному дому и имеющих с ним конструктивную и техническую связь, взысканы плата по договору управления многоквартирным домом за содержание и ремонт общего имущества в многоквартирном доме и пени. При этом судами первой и апелляционной инстанций заявителю отказано в удовлетворении ходатайства о назначении экспертизы.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации в передаче кассационной жалобы ООО «Инвест-Консалтинг» для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации отказано.

Письмами сотрудников аппарата Верховного Суда Российской Федерации жалоба, поступившая в порядке, установленном частью 8 статьи 291.

6 АПК Российской Федерации, в связи с пропуском срока ее подачи, а равно и надзорная жалоба, как поданная с нарушением правил подсудности, возвращены без рассмотрения.

По мнению заявителя, оспариваемые положения противоречат Конституции Российской Федерации, в частности ее статьям 17 (часть 3), 34 (часть 1), 35 (часть 2), 45 (часть 2), 46 (часть 1) и 123 (часть 3), в той части, в какой по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой:

часть 1 статьи 36, часть 1 статьи 37, часть 1 статьи 158 Жилищного кодекса Российской Федерации и пункт 2 Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме допускают взыскание платы за содержание и ремонт общего имущества в многоквартирном доме с собственников пристроенных к многоквартирному дому помещений, которые конструктивно обособлены от жилого дома и не имеют с ним общего имущества;

часть 1 статьи 82 и часть 3 статьи 268 АПК Российской Федерации не обязывают суд назначать по ходатайству лица, защищающего свои права, судебную экспертизу по вопросам, требующим специальных знаний;

часть 8 статьи 291.6 и пункт 3 части 3 статьи 308.1 данного Кодекса не позволяют рассматривать определение судьи Верховного Суда Российской Федерации об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации последним обжалуемым судебным актом для целей кассационного и надзорного обжалования.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Часть 1 статьи 36 Жилищного кодекса Российской Федерации и пункт 2 Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме, определяющие состав общего имущества в многоквартирном доме, направлены на обеспечение справедливого баланса прав и законных интересов всех собственников имущества в многоквартирном доме. Часть 1 статьи 158 того же Кодекса направлена на поддержание жилых домов в состоянии, соответствующем санитарным и техническим требованиям. Данные нормы отвечают интересам всех собственников помещений в многоквартирном доме.

Как указывал Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 21 февраля 2008 года N 101-О-О, установление в части 1 статьи 37 Жилищного кодекса Российской Федерации формулы определения долей в праве общей собственности на общее имущество в многоквартирном доме осуществлено федеральным законодателем в пределах его дискреционных полномочий.

Таким образом, указанные нормы не могут расцениваться как нарушающие конституционные права и свободы заявителя в обозначенном в жалобе аспекте.

Арбитражный суд в силу части 3 статьи 9 АПК Российской Федерации, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом и создает условия для установления фактических обстоятельств при рассмотрении дела, а в случае возникновения в ходе его рассмотрения вопросов, требующих специальных знаний, — назначает экспертизу по ходатайству лица, участвующего в деле, или с согласия лиц, участвующих в деле (часть 1 статьи 82 этого же Кодекса). Такое правовое регулирование направлено на достижение задач судопроизводства в арбитражных судах по защите нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность (пункт 1 статьи 2 АПК Российской Федерации).

Предусмотренное статьей 82 названного Кодекса полномочие арбитражного суда по назначению экспертизы вытекает из принципа самостоятельности судебной власти и является проявлением дискреционных полномочий суда, необходимых для осуществления правосудия.

Гарантией же процессуальных прав лиц, участвующих в деле, выступают закрепленные Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации обязанность суда мотивировать отклонение ходатайства о назначении экспертизы, процедуры проверки судебных постановлений вышестоящими судами и основания для их отмены или изменения, а также право лиц, участвующих в деле, при рассмотрении дела в арбитражном суде апелляционной инстанции заявлять ходатайства о проведении экспертизы, в удовлетворении которых не может быть отказано лишь на том основании, что они не были удовлетворены судом первой инстанции (часть 3 статьи 268 АПК Российской Федерации).

Таким образом, часть 1 статьи 82 и часть 3 статьи 268 АПК Российской Федерации, как направленные на принятие законного и обоснованного решения по делу, также не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права и свободы заявителя.

Поскольку действующее законодательство, вопреки мнению заявителя, не предусматривает возможность самостоятельного обжалования определения судьи Верховного Суда Российской Федерации об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, дата его вынесения не может считаться датой начала течения срока, в течение которого заинтересованные лица вправе обратиться к Председателю Верховного Суда Российской Федерации или его заместителю с соответствующей жалобой.

Наличие же у каждого гарантированного Конституцией Российской Федерации права на судебную защиту не предполагает обеспечение ему доступа к суду надзорной инстанции во всех случаях его несогласия с вынесенными по его делу и вступившими в законную силу судебными актами, учитывая выявленную Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 5 февраля 2007 года N 2-П экстраординарную природу производства в суде надзорной инстанции, необходимость соблюдения баланса конституционно значимых принципов законности при осуществлении правосудия и стабильности окончательного судебного постановления и предусмотренную действующим процессуальным законодательством возможность проверки решений судов, не поименованных в части 3 статьи 308.1 АПК Российской Федерации, в апелляционном порядке, а после их вступления в законную силу — в судах кассационной инстанции и в порядке надзора Президиумом Верховного Суда Российской Федерации по представлению Председателя Верховного Суда Российской Федерации, его заместителя в порядке, предусмотренном статьей 308.10 указанного Кодекса.

Таким образом, часть 8 статьи 291.6 (как в редакции, действовавшей до внесения изменений Федеральным законом от 28 ноября 2018 года N 451-ФЗ, так и в действующей редакции) и пункт 3 части 3 статьи 308.1 АПК Российской Федерации не могут расцениваться как нарушающие конституционные права и свободы заявителя в обозначенном в жалобе аспекте.

Установление же и исследование фактических обстоятельств, имеющих значение для разрешения конкретного дела, а также проверка правильности применения закона при разрешении конкретного дела не относятся к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена статьями 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Читайте также:  Федеральный закон от 19.05.1995 N 80-ФЗ (ред. от 02.12.2019) "Об увековечении Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов"

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью «Инвест-Консалтинг», поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

  1. Председатель
  2. Конституционного Суда
  3. Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

——————————————————————

По делу о проверке конституционности положений статьи 113 НК РФ

По делу о проверке конституционности положений статьи 113 Налогового кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки Г.А. Поляковой и запросом Федерального арбитражного суда Московского округа

Постановление Конституционного суда РФ от 14.07.05 № 9-П

Текст документа (в zip-архиве).

КС РФ решил, что статья 113 НК РФ, устанавливающая трехлетний срок давности привлечения к налоговой ответственности (далее — срок давности), соответствует Конституции РФ. Но при этом суд сделал два важных уточнения, как применять этот срок. К сожалению, оба не в пользу налогоплательщиков.

Во-первых, по мнению суда, налоговики уложились в отведенный срок, если до его окончания успели составить акт налоговой проверки. А если составления акта не требуется, то до истечения срока давности они должны успеть вынести решение о привлечении плательщика к ответственности.

Во-вторых, если налоговики все же пропустили этот срок, но при этом суд установит, что плательщик препятствовал налоговому контролю, то суд может признать причины пропуска срока уважительными. И в результате все же взыскать штраф.

ЧТО ТАКОЕ СРОК ДАВНОСТИ

Сначала напомним основные правила, касающиеся срока давности. Срок давности — это срок, по истечении которого плательщика нельзя привлекать к ответственности, даже если есть доказательства его вины в совершении налогового нарушения. Так сказано в статье 109 НК РФ.

Срок давности равен трем годам.

От какой даты его начинают отсчитывать? Здесь предусмотрено два способа.

Если речь идет о нарушении по статье 120 «Грубое нарушение правил учета доходов и расходов и объектов налогообложения» или статье 122 «Неуплата или неполная уплата сумм налога» НК РФ, срок отсчитывают со следующего дня после окончания налогового периода, в котором было совершено правонарушение. Например, если налогоплательщик занизил сумму налога на прибыль за 2004 год, срок давности начинает течь с 1 января 2005 года.

Второй способ отсчета срока давности применяется ко всем остальным налоговым нарушениям. Его надо отсчитывать со дня совершения налогового нарушения. Истекает срок в соответствующие месяц и число последнего года срока (ч. 2 ст. 61 НК РФ). После этой даты налогоплательщика штрафовать нельзя.

КОГДА ПРЕКРАЩАЕТСЯ СРОК ДАВНОСТИ

В постановлении № 9-П Конституционный суд РФ высказал две позиции, которые способны заметно повлиять на практику применения статьи 113 НК РФ. Первая позиция касается момента, с которого прекращается течение срока давности. Иными словами, что должны успеть сделать налоговики, чтобы суд сказал, что они уложились в отведенный срок и налогоплательщика можно привлечь к ответственности?

Позиция суда

Пленум ВАС РФ уже давал разъяснения по этому вопросу. В пункте 36 постановления от 28 февраля 2001 г. № 5* он указал следующее.

Для целей статьи 113 НК РФ моментом привлечения к ответственности является дата, когда руководитель налогового органа выносит решение о привлечении налогоплательщика к ответственности (подп. 1 п. 2 ст. 101 НК РФ).

И на практике суды придерживались именно этой позиции (например, постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 21 февраля 2005 г. по делу № А26-5143/04-21).

Однако у Конституционного суда РФ оказалась несколько иная точка зрения на этот счет. По его мнению, срок давности прекращается (исчерпывается) с момента, когда налоговики зафиксируют налоговое правонарушение в акте налоговой проверки.

Как суд объяснил этот вывод? Именно с составления акта проверки начинается процесс привлечения налогоплательщика к ответственности. Ведь именно с этой даты начинает идти шестимесячный срок на обращение в суд с иском о взыскании налоговых санкций (п.

1 ст. 115 НК РФ).

Если же составлять акт в конкретном случае не обязательно, срок давности прекращается решением о привлечении к ответственности. Это возможно, когда налогоплательщика привлекают к ответственности по результатам камеральной налоговой проверки (ст. 88 НК РФ).

ПРИМЕР 1

Индивидуальный предприниматель необоснованно применил льготу и занизил сумму налога по итогам 2000 года. Срок давности начался с 1 января 2001 года.

Акт проверки налоговики составили 15 декабря 2003 года, а решение о привлечении к ответственности вынесли 25 января 2004 года.

Если считать, что течение срока давности прекращается с принятием решения о привлечении к ответственности (как разъяснил Пленум ВАС РФ), то штрафовать налогоплательщика по статье 122 НК РФ нельзя. Срок давности истек 1 января 2004 года. Решение от 25 января 2004 года вынесено за пределами этого срока.

Но если исходить из позиции КС РФ, то налоговики не пропустили срок давности. Ведь акт налоговой проверки составлен до 1 января 2004 года.

  • Таким образом, теперь налоговики получат дополнительную фору в четыре недели и даже больше.
  • Насколько «увеличился» срок давности
  • Почему именно четыре недели?

Во-первых, это двухнедельный срок на представление налогоплательщиком возражений по акту проверки (п. 5 ст. 100 НК РФ). Этот срок начинает идти с момента вручения акта проверки налогоплательщику.

Во-вторых, это 14-дневный срок, в течение которого руководитель налоговой инспекции должен рассмотреть акт проверки и ее материалы, а также возражения налогоплательщика и вынести по ним решение (п. 6 ст. 100 НК РФ). Этот срок начинает идти с момента окончания срока на представление возражений, о котором мы сказали выше.

Сюда же можно добавить шестидневный срок на почтопробег акта проверки (п. 4 ст. 100 НК РФ). Этот срок применяют в случае, если акт проверки налоговики решат отправить налогоплательщику по почте.

Но фактически «дополнительное время», которое получили налоговики, может быть еще больше.

Дело в следующем. Даже если налоговики пропустят срок на рассмотрение материалов проверки, суды не считают это достаточным основанием для отмены вынесенного решения (постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 9 января 2003 г. по делу № Ф09-2803/02-АК).

Суды могут учесть пропуск этого срока только как дополнительный аргумент в споре с налоговиками (постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 4 декабря 2003 г. по делу № А12-10584/03-С21).

Поэтому на практике после того, как налоговики составят акт налоговой проверки, они становятся почти не ограничены в сроке наложения штрафа.

Остается только надеяться, что судебная практика учтет изменившийся статус описанных выше сроков, которые текут с момента составления акта проверки. И будет придавать больше значения пропуску налоговиками этих сроков.

Ведь получается, что они больше не входят в срок давности и поэтому фактически продляют неопределенность правового положения налогоплательщика.

А срок давности, как отметил КС РФ в постановлении № 9-П, призван исключить неразумно продолжительную неопределенность в этом.

  1. КОГДА СРОК НЕ СЧИТАЕТСЯ
  2. Еще одна позиция Конституционного суда РФ касается случаев, когда налогоплательщик вообще не может рассчитывать на срок давности.
  3. Налогоплательщик затягивает проверку

Если налогоплательщик противодействует проверке, то пропуск срока давности может позволить ему избежать ответственности. По мнению суда, это дает такому налогоплательщику неправомерное преимущество перед теми, кто не препятствовал проверке и был привлечен к ответственности.

В итоге Конституционный суд РФ разрешил судам не ограничиваться констатацией пропуска срока давности, а учитывать и иные обстоятельства. В частности, рассмотреть доказательства налоговиков о том, что налогоплательщик препятствовал нормальному ходу налоговых мероприятий.

Если суд согласится с этими доказательствами, он может решить, что налоговики пропустили срок давности по уважительным причинам. В этом случае суд вправе взыскать штраф за весь период, который может быть охвачен проверкой (п. 1 ст. 87 НК РФ).

Несмотря на то что налоговики составили акт за пределами срока давности.

ПРИМЕР 2

Налоговая инспекция проверила уплату организацией ЕНВД за 2002-2004 годы по розничной торговле. Акт проверки составлен 10 июня 2005 года. В ходе проверки налоговики выявили недоимку за I квартал 2002 года. Срок давности исчисляют с 1 апреля 2002 года (первое число следующего налогового периода — квартала).

Истекает он 1 апреля 2005 года. То есть на момент составления акта проверки срок давности уже истек. В ходе проверки налоговики на основании статьи 93 НК РФ затребовали у организации договор аренды торгового зала и документы, подтверждающие его площадь. Но таких документов плательщик не представил.

Площадь торгового зала налоговики устанавливали в ходе экспертизы.

Руководствуясь разъяснениями КС РФ, данными в постановлении № 9-П, суд может расценить это как противодействие налоговому контролю и признать пропуск срока давности уважительным. А потому взыскать штраф, несмотря на пропуск налоговиками срока давности. Здесь возникает сложность.

Конституционный суд РФ в комментируемом постановлении привел только один пример того, что является противодействием контролю. Это случай, когда плательщик не представляет документы по требованию налогового органа.

Но из постановления № 9-П следует, что суд может учесть и иные неправомерные действия налогоплательщика.

Судебное усмотрение

Что понимать под такими действиями, КС РФ подробно не разъяснил. Он дал только их основные признаки.

Во-первых, действия налогоплательщика должны быть неправомерными. Во-вторых, они препятствуют налоговому контролю и направлены на его затягивание по времени. Но окончательное решение отдано на усмотрение судов.

Получается, что теперь налогоплательщик может лишиться права на срок давности, если любое его действие или бездействие в ходе проверки подпадает под признаки, указанные в постановлении № 9-П.

Но можно ли считать, что плательщик препятствует проверке, если он не представил документы, которых у него нет в наличии? Или если налоговики в требовании о представлении большого объема документов установили заведомо невыполнимый срок? На все подобные вопросы должна ответить судебная практика.

Но в случае спора плательщикам следует доказывать в суде, что факты, которые налоговики расценили как противодействие контролю, на самом деле таковым не являются. Суды должны учесть такие аргументы. Ведь судебное усмотрение не может быть абсолютным. И постановление № 9-П надо применять с учетом сделанной в нем самом оговорки о том, что срок давности должен гарантировать конституционные права налогоплательщиков и обеспечивать стабильность правопорядка.

Читайте также:  Раздел IV. Космические объекты, космическая инфраструктура

Эксперт «ДК» Д.В. Алексин

ПОЧЕМУ ТРИ ГОДА

Срок давности, по мнению КС РФ, связан со сроками глубины проверки налогоплательщика. Налоговики могут проверить только три календарных года деятельности налогоплательщика, непосредственно предшествующие году проведения проверки (ч. 1 ст. 87 НК РФ).

С этой нормой связан и четырехлетний срок, в течение которого налогоплательщик обязан хранить документы бухучета и другие документы, необходимые для исчисления и уплаты налогов (подп. 8 п. 1 ст. 23 НК РФ). По истечении этих сроков затруднительно установить обстоятельства налоговых нарушений.

А значит, и доказать вину налогоплательщика.

По жалобе гражданина Гниломедова Владимира Николаевича на нарушение его конституционных прав подпунктом "о" пункта 2 Перечня видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П.

 Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева, заслушав заключение судьи Ю.Д. Рудкина, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение жалобы гражданина В.Н.

 Гниломедова,

УСТАНОВИЛ:

1.

 В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин В.Н.

 Гниломедов оспаривает конституционность подпункта «о» пункта 2 Перечня видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей (утвержден постановлением Правительства Российской Федерации от 18 июля 1996 года №841), согласно которому удержание алиментов производится с сумм доходов, полученных по договорам, заключенным в соответствии с гражданским законодательством, а также от реализации авторских и смежных прав, доходов, полученных за выполнение работ и оказание услуг, предусмотренных законодательством Российской Федерации (нотариальная, адвокатская деятельность и т.д.).

Как следует из представленных материалов, решением Волжского городского суда Волгоградской области от 20 января 2011 года, оставленным без изменения определением Волгоградского областного суда от 11 марта 2011 года, было признано незаконным решение старшего судебного пристава Волжского городского отдела судебных приставов Управления Федеральной службы судебных приставов по Волгоградской области об отказе в удовлетворении требований гражданки Н.В. Австрийсковой о возобновлении исполнительного производства в отношении В.Н. Гниломедова с целью взыскания алиментов на содержание несовершеннолетнего ребенка с дохода, полученного им от продажи Н.В. Австрийсковой принадлежавших ему 1/2 доли земельного участка и 1/2 доли расположенного на нем садового домика.

Принимая решение о взыскании с В.Н. Гниломедова денежных средств в размере 25 процентов от суммы дохода, полученного им от продажи недвижимости, суд руководствовался подпунктом «о» пункта 2 Перечня видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей.

  • По мнению заявителя, подпункт «о» пункта 2 Перечня видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей, противоречит статьям 19, 35 (часть 2), 38 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, поскольку придает понятию «доход, из которого производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей» расширительное значение и позволяет обращать взыскание на доходы, полученные от сделок, носящих разовый характер.
  • В соответствии со статьями 74, 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» Конституционный Суд Российской Федерации по жалобам граждан на нарушение их конституционный прав и свобод проверяет конституционность закона или отдельных его положений, являющихся предметом обращения, в той части, в которой они были применены в деле заявителя, и принимает решение по делу, оценивая как буквальный смысл оспариваемых законоположений, так и смысл, придаваемый им официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из их места в системе правовых норм.
  • Вместе с тем, как следует из правовой позиции, выраженной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 27 января 2004 года № 1-П, нормативный акт Правительства Российской Федерации также может быть проверен в порядке конституционного судопроизводства по жалобе гражданина в случае, если такой акт принят во исполнение полномочия, возложенного на Правительство Российской Федерации федеральным законом, по вопросу, не получившему содержательной регламентации в этом законе, и именно на основании такого уполномочия Правительство Российской Федерации непосредственно осуществило правовое регулирование соответствующих общественных отношений.
  • Перечень видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей, отвечает указанным критериям, а именно принят Правительством Российской Федерации во исполнение полномочия, возложенного на него статьей 82 Семейного кодекса Российской Федерации, при этом в самом Семейном кодексе Российской Федерации виды заработка и (или) иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей, не определяются.

2. Согласно Конституции Российской Федерации материнство и детство, семья находятся под защитой государства; забота о детях, их воспитание — равное право и обязанность родителей (статья 38, части 1 и 2).

Данные конституционные положения в полной мере согласуются с положениями Конвенции о правах ребенка (одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 года), являющейся в силу статьи 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации составной частью правовой системы Российской Федерации.

В соответствии со статьей 27 названной Конвенции государства-участники признают право каждого ребенка на уровень жизни, необходимый для физического, умственного, духовного, нравственного и социального развития ребенка (пункт 1); родитель(и) или другие лица, воспитывающие ребенка, несут основную ответственность за обеспечение в пределах своих способностей и финансовых возможностей условий жизни, необходимых для развития ребенка (пункт 2).

Развивая приведенные положения Конституции Российской Федерации и международно-правовых актов, Семейный кодекс Российской Федерации закрепляет право ребенка на получение содержания от своих родителей (пункт 1 статьи 60) и корреспондирующую этому праву обязанность родителей содержать своих несовершеннолетних детей (пункт 1 статьи 80).

При этом, как отметил Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 20 июля 2010 года №17-П, надлежащее исполнение родителями своей конституционной обязанности заботиться о детях неразрывно связано с реализацией ими таких гарантированных Конституцией Российской Федерации прав и свобод, как право на труд (статья 37, часть 1), право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (статья 34, часть 1), а также имущественные права (статья 35, часть 2). Их осуществление в Российской Федерации как правовом демократическом государстве с социально ориентированной рыночной экономикой, цель которого — создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, предполагает возможность распоряжения своими способностями и имуществом различными, самостоятельно избранными способами.

Семейное законодательство, как следует из статьи 1 Семейного кодекса Российской Федерации, исходит из того, что права граждан в сфере семейных отношений могут быть ограничены только на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов других членов семьи и иных граждан (пункт 4). Определяя пределы осуществления семейных прав, Семейный кодекс Российской Федерации при этом установил, что осуществление членами семьи своих прав и исполнение ими своих обязанностей не должны нарушать права, свободы и законные интересы других членов семьи и иных граждан (пункт 1 статьи 7).

2.1.

 Закрепляя обязанность родителей заботиться о детях, Конституция Российской Федерации не устанавливает конкретный порядок исполнения данной обязанности, что в силу ее статей 71 (пункт «в») и 72 (пункты «б», «к» части 1), обязывающих федерального законодателя осуществлять регулирование и защиту прав и свобод человека и гражданина в сфере семейных отношений, обусловливает необходимость установления в отраслевом законодательстве соответствующих правил, определяющих, в частности, порядок исчисления и взыскания с родителей алиментных выплат на содержание несовершеннолетних детей.

Вопросы алиментных обязательств, в том числе порядка определения размера подлежащих уплате на содержание несовершеннолетних детей алиментов, урегулированы в Семейном кодексе Российской Федерации, который исходит из приоритета добровольного исполнения родителями обязанности содержать своих несовершеннолетних детей; при этом, предусматривая механизм ее принудительного исполнения, он закрепляет требование о необходимости учета судом материального и семейного положения сторон алиментного обязательства и других заслуживающих внимания обстоятельств (статьи 80, 81; пункт 1 статьи 83; пункт 4 статьи 113 Семейного кодекса Российской Федерации).

Таким образом, в основе правового регулирования отношений, возникающих в связи с принудительным исполнением родителями обязанности содержать своих несовершеннолетних детей, лежит требование о необходимости обеспечения баланса интересов обеих сторон алиментных отношений.

2.2. Согласно статье 82 Семейного кодекса Российской Федерации виды заработка и (или) иного дохода, которые получают родители в рублях и (или) в иностранной валюте и из которых производится удержание алиментов, взыскиваемых на несовершеннолетних детей в соответствии со статьей 81 данного Кодекса, определяются Правительством Российской Федерации.

Реализуя делегированное ему полномочие, Правительство Российской Федерации постановлением от 18 июля 1996 года № 841 утвердило Перечень видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей. Согласно названному Перечню удержание алиментов производится в том числе из доходов, полученных по договорам, заключенным в соответствии с гражданским законодательством (подпункт «о» пункта 2).

  1. С учетом необходимости обеспечения баланса интересов обеих сторон алиментных отношений алименты подлежат удержанию из доходов, полученных их плательщиком только по тем заключенным в соответствии с гражданским законодательством договорам, заключая которые лицо реализует принадлежащие каждому право на свободное использование своих способностей и имущества для не запрещенной законом экономической деятельности, а также право на труд (статья 34, часть 1; статья 37, часть 1, Конституции Российской Федерации).
  2. Таким образом, оспариваемое нормативное положение в системе действующего правового регулирования не содержит неопределенности и конституционные права заявителя не нарушает.
  3. Проверка же законности и обоснованности судебных решений, вынесенных по делу заявителя, в том числе исследование фактических обстоятельств, не относится к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации, установленным статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».
  4. Исходя из изложенного и руководствуясь статьей 6, пунктом 2 части первой статьи 43, частью четвертой статьи 71 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации
  5. ОПРЕДЕЛИЛ:

1.

 Признать жалобу гражданина Гниломедова Владимира Николаевича не подлежащей дальнейшему рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, поскольку для разрешения поставленного заявителем вопроса не требуется вынесение предусмотренного статьей 71 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» итогового решения в виде постановления.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

3. Настоящее Определение подлежит опубликованию в «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации».

Ссылка на основную публикацию