Статья 104. Применение норм иностранного права

Юридическая энциклопедия МИП онлайн — задать вопрос юристу » Полезные статьи и выписки по арбитражу » Общие положения » Применение норм иностранного права

В Арбитражно-процессуальном кодексе РФ отсутствует точный порядок установления содержания иностранной правовой нормы.

Содержание

Благодаря развитию внешнеторговых и внешнеэкономических связей вопрос о возможности применения в рамках отечественного судопроизводства норм зарубежного права рассматривается с особой тщательностью.

Требования Конвенции о правовой помощи и развития правовых отношений гласят, что страны бывших советских республик по просьбе Российской Федерации должны предоставить соответствующим учреждениям государства сведения о действующих на их территории нормативно-правовых актах, а также о судебной практике применения законодательства. В частности, центральные учреждения юстиции таких стран должны предоставлять сведения в рамках:

  • гражданского права;
  • семейного права;
  • уголовного права;

При применении в разбирательстве норм иностранного права арбитражный суд проводит установление содержание этих норм в соответствии с полученным официальным толкованием, судебной практикой применения в соответствующем государстве.

Следовательно, любое лицо, принимающее участие в рассмотрение дела, имеет право предоставить документацию, содержащую в себе нормы иностранного права, на которые оно ссылается в качестве обоснования своих требований. Таким образом осуществляется содействие суду.

Порядок, по которому осуществляется установление содержания иностранной правовой норме. Эксперт, устанавливающий нормы иностранного права

В Арбитражно-процессуальном кодексе РФ отсутствует точный порядок установления содержания иностранной правовой нормы. На уровне законодательства устанавливается обязанность судьи, в ходе осуществления им своих полномочий, применять нормы зарубежного права.

В вышеназванном Кодексе отдельно выделяется понятие эксперта, устанавливающего нормы иностранного права.

В соответствии с этим законодательным актом эксперт – это лицо, которое обладает знаниями в определенной правовой отрасли другого государства. Данное лицо приглашается в суд для оказания помощи в процессе установления содержания отдельных норм иностранного права.

Эксперта, принимающего участие в арбитражном процессе, следует отличать от участника гражданского процесса. В этой области права эксперт является лицом, обладающим специальными знаниями в юридической, а не какой-либо иной отрасли.

Однако при этой эксперт имеет ряд прав и обязанностей, аналогичный с правами и обязанностями эксперта, принимающего участие в рассмотрении дела в рамках гражданского процесса.

В рамках арбитражного законодательства устанавливается возможность возложения на любую сторону, принимающую участие в рассмотрении дела, обязанности по установлению и предоставлению исчерпывающих сведений об определенной норме зарубежного права.

  Если же ни одна из сторон не исполнила возложенную на нее в законном порядке обязанность по установлению иностранной нормы, она не имеет права ссылаться на неустановление судом нормы такого зарубежного права. Содержание иностранного права считается по праву установленным, если хотя бы одна из сторон смогла предоставить заключение, которое будет содержать в себе все необходимые и достаточные сведения. Причем такие сведения ни в коем случае не должны быть отвергнуты второй стороной, принимающей участие в арбитражном разбирательстве.

Осуществление доказывания содержания норм зарубежного права. Осуществление предоставления заключения по вопросам содержания зарубежного права

Если норма зарубежного права, несмотря на все предпринятые судом меры по возложению такой обязанности на стороны или на экспертов, так и не была установлены в разумные сроки, в ходе рассмотрения дела должно применяться российское право.

Ни один из действующих в настоящее время законодательных актов не предусматривает в себе точный промежуток времени, который может считаться разумным. Арбитражный суд в соответствии с нормами законодательства имеет право возложить исполнение такой обязанности на стороны, принимающие участие в рассмотрении дела. О таком решении суда должно быть вынесено определение.

Непосредственно в процессе установления содержания зарубежной нормы, лица, принимающие участие в рассмотрении дела, могут обратиться за консультацией к лицу, обладающему узкими специальными познаниями именно в этой рассматриваемой области.

Содержание иностранного права считается установленным, если одна из сторон представила ему заключение по данной норме, в которой содержатся все необходимые и достаточные сведения о содержании, которые вторая сторона не опровергла путем предоставления иных сведений.

Если в рассматриваемом деле имеются какие-либо сведения, которые противоречат друг другу, суд имеет право обратиться за консультацией в компетентные органы или сразу к эксперту в данной области. Если даже стороны не выполнили свою обязанность по установлению содержания нормы иностранного права, суд не имеет права оставить иск без рассмотрения. Ответственность за неустановление нормы будет возложена на суд.

Действия суда при неустановлении норм иностранного права

При рассмотрении дела суд имеет право применить нормы российского законодательства в нескольких случаях:

  1. Если в течение разумного срока суду и участникам разбирательства не удалось установить содержание нормы иностранного права;
  2. Если в законодательных актах, содержащих в себе нормы иностранного права, не содержится норм, регулирующих рассматриваемые отношения.

Законодательством никаким образом не определяется разумный срок для установления правовой иностранной нормы. На практике применяется срок для подготовки дела к разбирательству, который составляет два месяца с момента начала судопроизводства.

В судебной практике известны и другие случаи применения отечественных законодательных актов при рассмотрении дела. В качестве примера можно привести ситуацию, когда требуется осуществить возложение обязанностей по установлению содержания нормы зарубежного законодательного акта на одну из сторон, принимающих участие в разбирательстве.

Исключение составляют случаи, когда рассматривается дело, связанное с осуществлением предпринимательской деятельности. В такой ситуации суд имеет право осуществить рассмотрение дела в рамках отечественного законодательства, если ни одна из сторон не выполнила возложенную на нее обязанность.

На практике выделяется еще одно основание для неприменения норм иностранного права – противоречие таких норм основам правопорядка, действующим на территории Российской Федерации.

Подобная оговорка применяется не только в российском законодательстве, но и в ряде других стран, таких как Италия, Португалия, Бразилия, Германия.

Данное ограничение должно быть введено и урегулировано судом, который принимает решение о недопустимости применения иностранной нормы права, противоречащей правопорядку. В подобной ситуации допустимо применение только нормы российского права.

Именно по этой причине при неустановлении нормы иностранного права суд должен особое внимание обратить на разумность применения такого рода норм и на их наличие в законодательных актах.

Последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения судом возложенных на него обязанностей по установлению содержания норм зарубежного права Отдельно рассматриваются последствия, которые могут возникнуть в результате неисполнения судебным органом возложенной на него обязанности по установлению исчерпывающего содержания нормы, содержащейся в зарубежном законодательстве.

Подобное неустановление является нарушением Арбитражного процессуального и Гражданского кодексов РФ.

Основываясь на данных законодательных актах, становится понятно, что неисполнение или ненадлежащее исполнение судебным органом возложенных на него обязанностей по установлению исчерпывающего содержания определенной нормы зарубежного права может выступать в качестве основания, необходимого для изменения вынесенного судебного акта или для его полной отмены. В подобной ситуации дело подлежит пересмотру, который проводится, основываясь на нормах, урегулированных российским законодательством.

Кузнецов Федор Николаевич

Опыт работы в юридической сфере более 15 лет; Специализация — разрешение семейных споров, наследство, сделки с имуществом, споры о правах потребителей, уголовные дела, арбитражные процессы.

Применение иностранного права судами высшей инстанции

ПРИМЕНЕНИЕ ИНОСТРАННОГО ПРАВА СУДАМИ ВЫСШЕЙ ИНСТАНЦИИ

       Как отмечает Р. Фентиман, «для судьи первой инстанции» проще установить содержание норм иностранного права, потому что он производит допрос свидетелей (экспертов) [1, с. 48-49].

В другом исследовании он отметил, что суд первой инстанции, сам оценивает устные свидетельства с точки зрения достоверности; в случае письменных текстов законов, то возможности судов апелляционных инстанций в их оценке такие же, как у судов первой инстанции [2, с. 112].

Задачи судов высшей инстанции в вопросах, связанных с применением иностранного права, не менее сложные, чем в судах первой инстанции.

Как отмечает Х. Шак, Верховный суд должен быть сдержанным в вопросах применения иностранного права в собственных интересах, чтобы не потерять авторитет в результате ошибки при его интерпретации [3, с. 318-319].

Эффективное применение процесса в значительной мере зависит от того, насколько правильно и даже деликатно суды высшей инстанции используют свои полномочия касательно проверки решений судов первой инстанции в делах, которые связаны с применением иностранного права.

Прежде всего необходимо определить, можно ли обжаловать решения суда в том случае, если иностранное право не было применено или было применено неправильно при вынесении судебного решения.

По мнению английских ученых, существуют сомнения в том, что решение может быть обжаловано при апелляции. В то же время апелляционные суды принимают к рассмотрению жалобы на такие судебные решения.

В английской юридической литературе по данному вопросу отмечают: несмотря на то, что апелляционный суд обычно не пересматривает оценку фактов, которая осуществлялась судами низшей инстанции, он должен проверить правильность выводов судов низшей инстанции [4, с. 108].

В США до предварительного принятия федеральных правил гражданского процесса в соответствии с Правилом 46.1 решение, при вынесении которого применялись нормы иностранного права, выносилось присяжными, и поэтому такое решение не могло быть обжаловано. С принятием Правила 46.1 апелляционный суд получил право принимать самостоятельное решение по таким вопросам [5, с. 10].

В Нидерландах в соответствии со ст. 99 Закона «О судебной администрации» Верховный суд должен отменить решение суда низшей инстанции, принятое с нарушением закона, за исключением случаев, когда нарушен иностранный закон [6, с. 60].

Процессуальное законодательство в Нидерландах имеет общие черты с французским, а именно суд высшей инстанции только проверяет корректность применения законов судами низших инстанций.

Исключением из этого являются случаи, когда суд низшей инстанции заявляет про идентичность иностранного и голландского права и вследствие этого неправильно применяет последнее.

Но при этом суд высшей инстанции может отменить решение суда низшей инстанции, если такое требование было установлено по иностранному праву, но не было достаточно аргументов для его применения [7, с. 243]. 

В Германии право иностранного государства, а именно гражданского процессуального кодекса, не подлежит проверке. Верховный суд Германии связан с выводами судей, которые рассматривают дела по существу.

В то же время неиспользование доступных источников иностранного права согласно разделам 549 и 559 Гражданского процессуального кодекса Германии (далее – ГПК Германии) является основанием для апелляции судебного решения.

Комментарий ГПК Германии определяет, что при пересмотре дел, в которых судом применялись нормы иностранного права, должен быть изучен вопрос относительно того, использовал ли данный суд все доступные ему источники получения информации, а не только решения об установлении содержания иностранного права.

Согласно комментарию ГПК Германии в том случае, когда Апелляционный суд не установил содержание иностранного права, Верховный Федеральный суд может самостоятельно изучить важные, по его мнению, положения иностранного права в соответствии с правилами § 293 Гражданско-Процессуального Кодекса Германии (далее ГПК Германии) [8, с. 844].

В Российской Федерации неприменение иностранного права или неуместное установление содержания иностранного права в отличие от требований коллизионной нормы не является убедительным основанием для пересмотра дела.

В России иностранное право выступает не как фактическое обстоятельство, а как правовая категория.

Из этого следует, что в принципе суд высшей инстанции может самостоятельно определить содержание установленного иностранного права и урегулировать спор по существу, приняв новое решение.

Анализ судебных дел, в которых применялось иностранное право, показывает, что суд высшей инстанции был согласен с решением суда низшей инстанции только после надлежащей проверки законности данного решения. Например, проанализируем судебное решение № А56-18357.

02, в котором в Арбитражный суд в рамках дела о банкротстве Закрытого акционерного общества «Петро-Строй-Сервис» (далее – ЗАО «Петро-Строй-Сервис) обратилась Компания «Кети Уорлд Инвестмент ЛТД» (далее – компания) с заявлением о признании необоснованным возражения Должника на требование Компании в размере 14 902 446 грн. для участия в первом заседания Кредиторов.

Читайте также:  Федеральный закон от 18.04.1996 N 32-ФЗ "О внесении изменения в статью 29 Федерального закона "О пожарной безопасности"

Данный спор являлся предметом рассмотрения Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа по постановлению, в котором указано, что судом апелляционной инстанции правильно установлено иностранное право. В соответствии со ст.

 1210 Гражданского Кодекса РФ (далее ГК РФ) при подписании договора стороны имели возможность выбрать право, которое применяется к сторонам по их правам и обязательствам согласно договору. В соответствии с условиями кредитных договоров стороны договорились о применении положений законодательства Швейцарии.

Суд апелляционной инстанции правомерно установил срок исковой давности 10 лет в соответствии со ст.ст. 127, 128, 130 Швейцарского обязательного закона 1911 г.

В соответствии с  Декларацией о спонсорстве от 12 ноября 1998 г. Компания предоставила поддержку для всех прав и претензий, которые вытекают из кредитов и других обязательств, приобретаемых Банком относительно ЗАО «Петро-Строй-Сервис». Деньги были зачислены Банком на счет ЗАО «Петро-Строй-Сервис» и подтверждены платежными поручениями.

ЗАО «Петро-Строй-Сервис» кредиты не возвратила в определенный срок согласно договору, поэтому Банк передал свои права кредитору Компании – ЗАО «Петро-Строй-Сервис», что подтверждается соответствующим письмом. Суд апелляционной инстанции в соответствии с положением ст.ст. 164, 165, 170 Швейцарского обязательного закона 1911 г.

сделал вывод о соответствии заявления Банка национального права об уступке прав кредитора по указанному кредитному договору Компании-поручителю. Вследствие изменения Кредитора право требования долга с ЗАО «Петро-Строй-Сервис» перед Банком перешло к Компании.

Согласно изложенному выше суд кассационной инстанции не нашел требований для отмены постановления суда апелляционной инстанции от 26 декабря 2002 г.

В вышеприведенном примере определено, что суд высшей инстанции согласился с выводами суда нижней инстанции относительно установления содержания швейцарского права. Поэтому все выглядит достаточно убедительно, хотя текст постановления кассационной инстанции позволяет предположить, что в материалах дела присутствует текст соответствующих статей Швейцарского обязательного закона 1911 г.

Из этого следует, что при применении иностранного права суды ограничились установлением его содержания исключительно из текста закона. Однако ГК РФ требует, чтобы при применении иностранного права суд установил правила применения в соответствии с их официальным толкованием, практике и доктрине соответствующего иностранного государства (ст. 1191 ГК РФ).

Следовательно, во многих случаях, когда суды не согласны с решением, которое подлежит обжалованию, судьи должны иметь необходимые знания иностранного права, но они такими знаниями не владеют. Кроме того, возможность предоставления новых документов (информация по иностранному праву) в судах высшей инстанции значительно ограничена (п. 1 ст. 347 Гражданско-процессуального Кодекса РФ и п. 2 ст.

 268 Арбитражно-процессуального Кодекса РФ).

Данные проблемы уже довольно часто возникают в Федеральном арбитражном суде по Московскому округу. Обратимся к постановлению от 9 июня 2002 г. относительно дела № кг-А40/4297-02, в котором отмечается, что согласно п. 1 ст.

 166 Основ Гражданского законодательства права и обязательства сторон внешнеэкономических контрактов определяются правом страны, которую выбрали стороны контракта. В контракте было закреплено, что Стороны выбирают немецкое право. Суд определяет содержание этих прав и обязательств в соответствии со ст.

 12 Арбитражно-процессуального Кодекса РФ (далее – АПК РФ) и ст. 157 Основ Гражданского законодательства.

Исходя из этого, при установлении содержания иностранного права арбитражный суд обязан принять меры для получения информации, а также понять ее содержание в соответствии с официальной трактовкой и практикой применения в соответствующем государстве. Суды первой инстанции и апелляционной инстанции применяют норму, которая закреплена в параграфе 158 Немецкого гражданского кодекса.

Кроме того, содержание норм немецкого законодательства, которое устанавливает общий порядок действительности договоров, существование и правовое регулирование отношений сторон о предоставлении кредитов с соблюдением этих правил, арбитражным судом не устанавливалось. Это также делает необоснованным вывод суда об отсутствии факта возникновения обязательств по кредитным отношениям между Истцом и ОАО «Экспортлес Лтд» в связи с заключением договора от 13 октября 2000 г. между истцом является необоснованным.

Таким образом, нарушения норм процессуального права и неправильное применение норм материального права касательно главного обязательства могут привести к неправильным выводам по требованиям банка о выплате процентов за использование средств как и в отношении ОАО «Экспортлес Лтд» по исполнению обязательств по погашению кредита и выплате соответствующих процентов за использование средств. Из этого следует, что принятые судебные решения были отменены из-за отсутствия обоснованности, и дело было направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции этого же арбитражного суда в соответствии к п. 3 ст. 175 АПК РФ.

При новом рассмотрении дела суд в установленном законом порядке определил содержание в соответствии с практикой применения страны публикации, параграфы 157, 158, 305, 607, 765, 781 Немецкого гражданского кодекса и рассмотрел претензии к каждому, принимая во внимание меру ответственности.

В гражданском процессуальном законодательстве отсутствуют требования об обязательном присутствии в материалах дела текстов источников норм иностранного права, которыми бы суд руководствовался при принятии решения [9, с. 183].

Также нельзя требовать от судов высшей инстанции знаний таких норм права.

Поэтому для того чтобы суды высшей инстанции исполняли свои функции и реализовали свои полномочия, действующее процессуальное право должно быть дополнено положением о том, что информация о нормах иностранного права должна быть обязательно закреплена в материалах дела.

Исходя из практики немецких судов, судья должен указывать в решении, из какого источника права он получил информацию об иностранном праве [10, с. 105].

  • В немецкой юридической литературе допускается, что даже при применении иностранного права немецкий судья должен иметь полномочия касательно развития права, потому что такое развитие часто не возможно отделить от правоприминения.
  •  Исходя из анализа судебной практики судов высшей инстанции по реализации ими своих полномочий по надзору за законностью и обоснованностью решений судов низших инстанций, рассматривающих споры с применением иностранного права, можно сделать вывод, что в обязательном порядке в судебном решении должно быть указано, из какого источника права суд получил информацию об иностранном праве.
  • Список использованной литературы
  1. Fentiman, R. Foreign Law in English Courts [Текст] / R. Fentiman. – Oxford, 1998. – P. 48-49.
  2. North, P.M., Fawcett J.J. Op. cit. – 112.
  3. Шак, Х. Международное гражданское право [Текст] / Х. Шак. – М., 2001. – С. 318-319.
  4. North, P.M., Fawcett J.J. Op. cit. – 108.
  5. International Litigation. Ch.9. – P.10.
  6. Rooij van R., Polak M.V. Private International Law in the Netherlands. The Hague; London; Boston. – P. 60.
  7.  Erp van S. The Use of the Corparative Law Method by the Judiciary – Dutch National Report. – In: The Use of the Comparative Law Method by the Judiciary. P.243
  8.  Zoller W. Zivillprozessordnung. – Koln, 2004. – P.843
  9. Гетьман-Павлова, И.В. Международное частное право [Текст] / И.В. Гетьман-Павлова. – М.: Юрайт, 2013. – 183 c.
  10. Кривенький, А.Н. Международное частное право [Текст]: учебник / А.Н. Кривенький. – М.: Дашков и Ко, 2014. – 105 с.

Вс разъяснил, как применять международное частное право

Пленум Верховного Суда Российской Федерации разъяснил вопросы, связанные с применением норм международного частного права российскими судами. Подробности в информационном письме партнеров PLATFORMA –  компании АЛРУД

09 июля 2019 г.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации принял Постановление No 24 «О применении норм международного частного права судами Российской Федерации» (далее также – «Постановление»), в котором закрепил как устоявшиеся подходы в толковании норм международного частного права, выработанные в судебной практике и доктрине, так и новые правовые позиции, которые отвечают современным подходам к международному частному праву.

Основные разъяснения Верховного Суда РФ касаются следующих вопросов:

Расширение понятия иностранного элемента

Верховный Суд РФ указал, что приведенный в п. 1 ст.

1186 ГК РФ перечень иностранных элементов, к которым относятся иностранный субъект и иностранный объект правоотношений, не является закрытым, в частности, иностранным элементом может быть признан влекущий возникновение, изменение или прекращение гражданско-правового отношения юридический факт, совершенный за пределами России, что направлено на устранение неопределенности в спорах между российскими лицами относительно действий, совершенных за границей.

Наличие в правоотношениях иностранного элемента позволяет сторонам, например, согласовать иное (не российское) право, применимое к договору.

Определение понятия тесной связи правоотношения и права государства

  • По общему правилу, если определить право, подлежащее применению, невозможно, применяется право страны, с которой гражданско-правовое отношение, осложненное иностранным элементом, наиболее тесно связано.
  • В этой связи Верховный Суд РФ привел критерии тесной связи, к которым отнес (1) территориальную связь элементов правоотношения с правом государства (в том числе место жительства / регистрации сторон, место нахождения объекта правоотношений, место исполнения обязательства), а также (2) возможность наилучшим образом реализовать общепризнанные принципы гражданского права и отдельных институтов (например, принцип добросовестности), что направлено на повышение эффективности судопроизводства и обеспечения интересов сторон.
  • Применение сверхимперативных норм
  • В соответствии с действующим законодательством суд обязан применять императивные нормы российского права, которые имеют особое значение для обеспечения прав и интересов сторон, вне зависимости от выбранного сторонами права (нормы непосредственного применения, сверхимперативные нормы).
  • Верховный Суд РФ разъяснил, что к таким нормам относятся не любые императивные нормы, а только те, которые имеют основной целью защиту публичного интереса, связанного с основами построения экономической, политической или правовой системы государства (например, запрет в некоторых случаях приобретения иностранными лицами земельных участков в России).
  • В Постановлении Верховный Суд РФ также установил пределы применения сверхимперативных норм иностранного права, указав, что такие нормы могут применяться, только если их назначение и характер совместимы с основами правопорядка России, не затрагивают суверенитет или безопасность России и не нарушают конституционные права и свободы российских лиц.
  • Право, применимое к основаниям недействительности сделки

По общему правилу, договорный статут регулирует в том числе последствия недействительности договора независимо от основания, по которому договор признан недействительным (пп. 6 п. 1 ст. 1215 ГК РФ).

  1. При этом в Постановлении Верховный Суд РФ указал, что к различным группам оснований недействительности сделок применяются различные коллизионные нормы (например, к основаниям недействительности, связанным с нарушением формы сделки, применяется право, подлежащее применению к форме сделке).
  2. Однако при оспаривании действительности договора по основанию, связанному с несоответствием воли и волеизъявления сторон сделки, к такому основанию применяется право, выбранное сторонами в соглашении, а при его отсутствии – общие коллизионные нормы.
  3. Выбор применимого права сторонами

Верховный Суд РФ закрепил возможность сторон выбрать в качестве применимого права документы, содержащие правила, рекомендованные участникам оборота международными организациями или объединениями государств (например, Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА, Европейские принципы договорного права, Модельные правила европейского частного права и др.), не являющиеся законами, именно как основные нормы применимого права, а не как нормы, применяемые субсидиарно.

Кроме того, Верховный Суд РФ подтвердил возможность выбора нейтрального, т.е.

не связанного со сторонами и предметом договора права, а также применения различного права для отдельных частей одного договора (в таком случае применение различного права не должно порождать непреодолимые противоречия и влечь недействительность договора полностью или в части, в противном случае соглашение о праве признается неисполнимым и применимое к договору право определяется на основании общих норм).

Читайте также:  Статья 21. ветеринарно-санитарная экспертиза

Возможность отступления от коллизионных норм

Верховный Суд РФ фактически разделил коллизионные нормы, установленные ГК РФ, на императивные, т.е. обязательные к применению, и диспозитивные, от применения которых можно отступить.

В частности, Верховный Суд РФ подтвердил возможность отступления от коллизионных норм, определяющих применимое к договору право (п. 1 – 8 ст. 1211 ГК РФ), если суд признает, что договор более тесно связан с правом другой страны.

Кроме того, Верховный Суд РФ указал на возможность признать стороной, осуществляющей характерное исполнение договора купли-продажи, покупателя, в случае если он принимает на себя существенные обязательства (например, обеспечение рекламы приобретаемого товара).

  • Одновременно Верховный Суд РФ указал, что отступление от некоторых коллизионных норм недопустимо (например, от коллизионной нормы, определяющей применимое право в отношении недвижимого имущества).
  • Критерии наличия соглашения сторон о приме- нимом праве
  • Верховный Суд РФ выделил критерии наличия подразумеваемого соглашения сторон о применимом праве, к которым отнес: (1) ссылку в тексте договора на отдельные гражданско-правовые нормы, (2) ссылку сторон на одно и то же применимое право при обосновании своих требований (например, в процессуальных документах), а также (3) наличие соглашения о применимом праве в одном из нескольких тесно связанных договоров, заключенных между одними и теми же сторонами.
  • При этом Верховный Суд РФ указал, что выбор сторонами места арбитража сам по себе не означает выбора сторонами в качестве права, применимого к договору, права места проведения арбитража.
  • Возможность заключения альтернативного соглашения о применимом праве

Верховный Суд РФ подтвердил возможность поставить выбор применимого права в зависимость от выбора стороны, являющейся истцом в споре, или определить применимым право стороны, являющейся истцом или ответчиком (альтернативное (условное) соглашение о применимом праве). В этой связи Верховный Суд РФ указал, что в таком случае применимое право фиксируется в момент предъявления первого иска и не может быть изменено в дальнейшем. 

Одновременно Верховный Суд РФ разъяснил, что такое альтернативное соглашение должно носить симметричный характер, т.е. не может зависеть от воли только одной стороны. Нарушение указанного правила влечет недействительность соглашения о праве.

На наш взгляд, принятое Постановление является важным для правоприменительной практики, поскольку в нем Верховный Суд РФ изложил несколько новых подходов в понимании международного частного права, которые могут быть актуальны в том числе при разрешении споров в российских судах.

—— АЛРУД

Хотите рассказать свою историю успеха, заявить о себе на аудиторию в 70 тыс человек? Есть уникальный кейс по продвижению юридических услуг? Пишите нам на press@platforma-online.ru. Самые интересные истории будут опубликованы на PLATFORMA Media.

Глава XXI. Применение нотариусом норм иностранного права. Международные договоры (статьи с 104 по 109)

Статья
104. Применение норм иностранного права

Нотариус
в соответствии с законодательством
Российской Федерации, международными
договорами применяет нормы иностранного
права.

Нотариус принимает документы,
составленные в соответствии с требованиями
международных договоров, а также
совершает удостоверительные надписи
в форме, предусмотренной законодательством
других государств, если это не противоречит
международным договорам Российской
Федерации.

  • Статья
    105. Охрана наследственного имущества и
    выдача свидетельства о праве на наследство
  • Действия,
    связанные с охраной находящегося на
    территории Российской Федерации
    имущества, оставшегося после смерти
    иностранного гражданина, или имущества,
    причитающегося иностранному гражданину
    после смерти гражданина Российской
    Федерации, а также с выдачей свидетельства
    о праве на наследство в отношении такого
    имущества, осуществляются в соответствии
    с законодательством Российской Федерации
  • Статья
    106. Принятие нотариусом документов,
    составленных за границей

Документы,
составленные за границей с участием
должностных лиц компетентных органов
других государств или от них исходящие,
принимаются нотариусом при условии их
легализации органом Министерства
иностранных дел Российской
Федерации.*106.1)
Без
легализации такие документы принимаются
нотариусом в тех случаях, когда это
предусмотрено законодательством
Российской Федерации и международными
договорами Российской Федерации. *106.2)

  1. Статья
    107. Взаимоотношения нотариуса с органами
    юстиции других государств
  2. Порядок
    взаимоотношений нотариуса с органами
    юстиции других государств определяется
    законодательством Российской Федерации
    и международными договорами Российской
    Федерации.
  3. Статья
    108. Обеспечение доказательств, требующихся
    для ведения дел в органах других
    государств
  4. Нотариус
    обеспечивает доказательства, требующиеся
    для ведения дел в органах других
    государств.
  5. Статья
    109. Международный договор

Если
международным договором Российской
Федерации установлены иные правила о
нотариальных действиях, чем те, которые
предусмотрены законодательными актами
Российской Федерации, при совершении
нотариальных действий применяются
правила международного договора.

Если
международный договор Российской
Федерации относит к компетенции нотариуса
совершение нотариального действия, не
предусмотренного законодательством
Российской Федерации, нотариус производит
это нотариальное действие в порядке,
устанавливаемом федеральным органом
юстиции.

(Часть в редакции, введенной
в действие с 1 января 2015 года Федеральным
законом от 29 декабря 2014 года N 457-ФЗ.

Применение нотариусом норм иностранного права | Студент-Сервис

  • Общие правила применения нотариусом норм иностранного права Нотариусы в соответствии с законодательством РФ,
  • международными договорами принимают нормы иностранного права при осуществлении нотариальной деятельности.
  • Нотариус должен применить иностранное право в соответствии с толкованием и той практикой его применения, которые сложились в иностранном государстве.

Законодательство о нотариате не регулирует вопроса о порядке установления содержания иностранной правовой нормы.

Обязанность установления содержания иностранного закона лежит на нотариуса, хотя от него и нельзя требовать знания правовых норм других государств.

  1. Если между Российской Федерацией и другим иностранным государством, заключен международный договор, нотариус руководствуется нормами этого договора.
  2. Ряд документов, применяемых за границей, по форме, содержанию, отличаются от документов, принятых в обороте РФ – это аффедевит, декларация, ретейнер, сертификат.
  3. Аффедевит – письменное тождественное заявление, принимаемое иностранными судебными инстанциями в качестве доказательства тех или иных фактов.
  4. Сертификат – документ, удостоверяющий тот или иной факт.
  5. Декларация – заявление составленное в соответствии с законодательством иностранного государства ( таможенная декларация, налоговая).
  6. Ретейнер – предварительное обязательство (согласие ) выплатить гонорар адвокату.

Документ, предназначенный для действия за границей излагается на языке, на котором ведется нотариальное делопроизводство. По просьбе лиц нотариус может быть сделан перевод или самим нотариусом, или переводчиком. Под текстом перевода совершается удостоверительная подпись о свидетельствовании верности перевода или подлинности подписи переводчика.

При оформлении документов, предназначенных для действий за границей, нотариус должен объяснить заинтересованным лицам, что на первичных документах выдаваемых уполномоченными на то органами последними проставляется апостиль.

Апостиль – это установленный Гаагским соглашением штамп, проставляемый на подлинных документах учреждений, выдавшим этот документ. Это штамп свидетельствуют о том, что орган выдавший документ был вправе его выдать.

Дальнейшей легализации такие документы уже не требуют. Для этого заинтересованному лицу следует представить данный документ в орган юстиции для проставления апостиля, а затем уже в консульское управление МИДа России.

В соответствии со статьей 3 Гаагской конвенции, проставление апостиля не может быть потребовано у тех стран, с которыми РФ (СССР) подписала этот международный договор, отменяющий требование легализации иностранных документов. Среди таких стран: Армения, Белоруссия, Венгрия, Латвия, Югославия, Словения, Македония и так далее.

Не нашли что искали?

Преподаватели спешат на помощь

Апостиль проставляется по просьбе любого предъявителя документа непосредственно на свободном от текста месте документа, либо на его обратной стороне или же на отдельном листе бумаги.

В последнем случае листы документа и лист с с апостилем скрепляются вместе путем прошивания ниткой любого цвета и прошнуровываются последний лист документа вместе скрепления заклеивается бумажкой «звездочкой»: на которой проставляется печать, оттиск печати должен быть расположен равномерно на «звездочке» и на листе. Количество скрепленных листов заверяется подписью лица проставляющего апостиль.

Проставление   апостиля   регистрируется в  отдельном  журнале в котором указываются: 1) порядковый номер дата и кем проставлен апостиль;

  • наименование документа, на котором проставляется апостиль;
  • Ф.И.О. и должность лица, подписавшего предъявленный документ. Лица, проставляющие апостиль должны иметь образцы подписей должностных лиц подведомственных учреждений, а также судебных органо от которых поступают официальные документы, требующие удостоверения путем проставления апостиля.

Заголовок апостиля обязательно должен содержать текст и на французском языке. Штамп апостиля должен быть выполнен в форме квадратного клише.

При проставлении апостиля тариф или государственная пошлина не взимается, поскольку проставление апостиля не является не нотариальным действием, ни регистрацией акта гражданского состояния.

В связи с этим представляется, что вопрос об оплате за проставление апостиля даже решается на месте через администрацию и финансовые службы республик в состоянии (образец векселя стр. 361).

Иностранное право предусматривает и некоторый оптимальный порядок подписания различного рода документов изготавливаемых нотариусом, гражданину необходимо писать в строку согласно данным паспорта свою фамилию, имя и отчество, а затем расписать.

Если документ изложен двух экземплярах, то подпись должна быть сделана под общим текстом во всю ширину листа.

При подписании документа от имени юридических лиц должны соблюдать следующие правила. В этом случае нотариус проверяет правоспособность юридического лица и полномочия его представителя. При регулярном обращении к нотариусу может быть заведен наряд, где по желанию зарегистрированного лица может храниться копия устава.

Особое правило установлено при предоставлении нотариусом оформленных документов для патентования российских изобретений за границей. Текст составляется на двух языках: на левой стороне на русском , на павой на иностранном. Следует иметь в виду, что лицо подписавшее документ указывает разборчиво и полностью имя, отчество, фамилию буквами латинского и русского алфавита.

  • Документы составленные за границей с участием должностных лиц компетентных органов других государств или от них исходящие, принимаются нотариусом при условии их легализации органом Министерства иностранных дел РФ.
  • Закон устанавливает в качестве общего правила, что документы и акты составленные при участие иностранных властей или исходящие от этих властей принимаются органами РФ к рассмотрению лишь при наличии легализации, то есть свидетельствования органом Министерства иностранных дел РФ подлинник подписей иностранных должностных лиц на
  • документах    в    подтверждении        их    соответствия    законодательству иностранных государств.

Нотариат и применение норм иностранного права в российском законодательстве

Порядок совершения нотариальных действий определяется законодательством РФ и ее субъектов (ст. 39 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате от 11.02.1993 № 4462-1). Нотариус в своей деятельности не принимает во внимание гражданство лица, обратившегося за совершением нотариального действия.

На иностранных граждан и лиц без гражданства, как и на российских граждан, распространяются основные правила совершения нотариальных действий, в частности, положение о месте совершения нотариальных действий, о порядке, сроках отложения и приостановления совершения нотариального действия, о порядке подписи нотариально удостоверенной сделки, заявления и т.д.

Вместе с тем российское законодательство о нотариате предусматривает, что нотариусы могут применять нормы иностранного права в соответствии с законодательством РФ и международными договорами (ст. 104 Основ).

В случаях, когда российская коллизионная норма указывает на необходимость применения иностранного права, перед нотариусом возникает ряд сложностей. Прежде всего, ему необходимо установить содержание иностранного материального права, а также решить проблему применения этого права на практике.

На нотариусе как на должностном лице лежит обязанность предпринять все необходимые меры для установления содержания иностранного права. Он не имеет права без законных оснований устранится от этой деятельности, не неся ответственности.

Читайте также:  Статья 12. Маркировка алкогольной продукции

Для получения сведений о содержании применимых иностранных норм нотариус направляет запрос в Минюст России или МВД России.

Последние в соответствии с собственными возможностями могут либо дать ответ самостоятельно, либо подать просьбу в корреспондирующий орган иностранного государства.

Получение информации о содержании иностранного права таким способом зачастую оказывается малоэффективным, поскольку занимает много времени, да и ответ может быть неполным.

Порядок обмена правовой информацией между странами, как правило, закрепляется в двусторонних и многосторонних соглашениях РФ. Так, в рамках СНГ заключено Соглашение об обмене правовой информацией (Москва, 21 октября 1994 г.

), которое предусматривает обмен правовой информацией через национальные электронные базы (национальные центры правовой информации), создаваемые странами-участницами.

В России создание и управление соответствующей базы данных возложено на Минюст России.

Наряду с «формальной» процедурой, протекающей по официальным каналам, нотариус может задействовать «неформальные» источники сведений об иностранном праве, например обратиться с соответствующей просьбой к коллегам-нотариусам за рубежом, коллективным органам нотариата в другом государстве, компетентным научно-исследовательским организациям, российским специалистам в соответствующих областях права иностранного государства или в консульские отделы иностранных государств, представительства иностранных организаций. Такое обращение может оказаться во много раз более действенным, чем иные традиционные средства.

Другим источником получения нотариусом информации о содержании иностранного права являются заключения иностранных юристов, так называемые «свидетельства обычая», которые представляют сами стороны.

Вместе с тем для нотариуса является также обязательным и предписание о том, что иностранный закон не применяется: во-первых, если он противоречит основополагающим социальным и правовым концепциям в Российской Федерации (ст. 1193 ГК РФ).

В этом случае соответствующие материальные нормы иностранного права игнорируются как нарушающие российский публичный порядок. Во-вторых, когда оказалось невозможным установить содержание применимого иностранного права.

В-третьих, если иностранный закон противоречит международным обязательствам РФ.

Если препятствия к применению иностранного права отсутствуют, то нотариус принимает документы, составленные в соответствии с требованиями международных договоров, а также совершает удостоверительные подписи в форме, предусмотренной законодательством других государств, если это не противоречит договорам РФ (ч. 2 ст. 104 Основ).

Документы, которые применяются на территории зарубежных государств, существенно отличаются от тех, которые применяются на территории РФ. Среди них:

  • • аффедевит – это письменное заявление, которое применяется иностранными судебными инстанциями в качестве доказательства каких-либо фактов;
  • • сертификат – это документ, подтверждающий какой- либо факт;
  • • декларация – это заявление, составленное в соответствии с законодательством иностранного государства;
  • • ретейнер – это предварительное согласие выплатить гонорар адвокату и др.

Имеется ряд особенностей в оформлении документов, используемых за границей, в частности, в текстах аффедевитов, доверенностей и др., помимо фамилии, имени и отчества, соответствующих паспортным данным, может также указываться, например, такая информация личного характера: под каким именем гражданин известен в своем государстве, добрачная фамилия лица и т.д.

Документ всегда составляется на том языке, на котором ведется делопроизводство вне зависимости от факта составления документа в соответствии с требованиями иностранного законодательства и предназначения для действий за границей.

В случае необходимости по просьбе гражданина документ может быть переведен с последующим удостоверением подлинности перевода. Свидетельствование верности переводов осуществляется нотариальной конторой, если в ней есть переводчики или сам нотариус владеет соответствующим языком.

Если же нотариусу неизвестен язык, на котором изложен документ, или язык, на который требуется перевести содержание документа, перевод может быть сделан известным нотариусу переводчиком. В данном случае нотариус свидетельствует подлинность подписи переводчика на переводе.

При этом нотариус устанавливает личность как переводчика, так и лица, представившего документ для перевода.

В том случае, если документ выдан властями иностранных государств, его перевод и свидетельствование верности перевода осуществляются только при наличии на документе отметки о легализации, т.е.

отметки консула или консульского управления МИД России о том, что данный документ соответствует законам страны, властями которой он выдан, и что подписи должностных лиц на документе не вызывают сомнений в их подлинности.

Отметки о легализации не требуются, если существует соответствующее соглашение между Россией и иностранными государствами.

Переводы могут оформляться двумя способами. Во-первых, текст перевода может быть изложен отдельно от текста документа и прилагается к подлиннику, прошнуровывается, подписывается нотариусом и скрепляется его печатью.

Во-вторых, текст перевода может быть выполнен на одном листе с документом, разделенным вертикальной чертой, таким образом, чтобы подлинный текст помещался на левой стороне, а на правой – его перевод. Под обоими текстами проставляется одна удостоверительная подпись об удостоверении или свидетельствовании документа.

Одновременно в нем указывается или верность перевода, сделанного нотариусом, или подлинность подписи переводчика.

Документы, которые предназначены для действия за рубежом и в соответствии с требованиями иностранных государств, подлежат легализации.

Под легализацией в смысле Конвенции, отменяющей требования легализации иностранных официальных документов (Гаага, 5 октября 1961 г.

), понимается формальное действие для удостоверения подлинности подписи, качества, в котором выступало подписавшее документ лицо, а в ряде случаев – подлинности печати или штампа, которыми скреплен этот документ, с тем, чтобы считаться достоверным везде, где будет представлен.

Эта административная по своей природе формальность обязательна для всех иностранных публичных актов.

До принятия Гаагской конвенции 1961 г. универсального определения понятия легализации не было. Теперь процесс легализации регулируется следующими международно-правовыми соглашениями: Конвенцией относительно подписания и уведомления за рубежом судебных и внесудебных актов по гражданским и коммерческим делам (1965 г.

), Конвенцией о получении за границей доказательств по гражданским и торговым делам (Гаага, 18 марта 1970 г.), Европейским соглашением о передаче заявлений о правовой помощи (Страсбург, 27 января 1977 г.), Европейской конвенцией о вручении за рубежом документов по административным вопросам (Страсбург, 24 ноября 1977 г.

) и др.

Нужно понимать, что легализация имеет исключительно декларативную направленность и подтверждает, что с момента ее осуществления иностранный документ обладает качеством достоверности. Отсутствие акта легализации не умаляет действительности и достоверности самого документа.

Однако невыполнение условия легализации документа может привести к невозможности принятия таких документов для совершения нотариальных действий. Неправильная легализация, впрочем, имеет такой же эффект, как ее отсутствие.

Процедура легализации будет различаться в зависимости от того, идет ли речь о российских документах, представляемых за рубежом, или об иностранных актах, используемых в Российской Федерации.

Согласно ст. 1 Конвенции официальными являются следующие виды документов:

  • 1) документы, исходящие от органа или должностного лица, подчиняющихся юрисдикции государства, включая документы, исходящие от прокуратуры, секретаря суда или судебного исполнителя;
  • 2) административные документы;
  • 3) нотариальные акты;
  • 4) официальные пометки, такие как отметки о регистрации; визы, подтверждающие определенную дату; заверения подписи на документе, не засвидетельствованном у нотариуса.

В то же время положения Конвенции 1961 г. не распространяются на:

  • 1) документы, совершенные дипломатическими или консульскими агентами;
  • 2) административные документы, имеющие прямое отношение к коммерческой или таможенной операции.

В соответствии с Конвенцией 1961 г. существенным формальным действием является проставление на документе специального штампа апостиля компетентным органом государства, в котором этот документ был совершен.

Апостиль – это специальный штамп, проставляемый на указанных выше документах в соответствии с образцом, прилагаемым к Конвенции. Апостиль удостоверяет подлинность подписи, качество, в котором выступало лицо, подписавшее документ, и, в надлежащем случае, подлинность печати или штампа, которыми скреплен этот документ (ст. 5).

Каждое государство – участник Конвенции 1961 г. назначает органы, имеющие право на проставление апостиля (ст. 6). В Российской Федерации апостиль проставляют:

  • • Минюст России – на документах, исходящих от организаций и учреждений, непосредственно подведомственных Министерству;
  • • органы юстиции администраций субъектов РФ – на документах, исходящих от подведомственных им органов и учреждений юстиции, а также на копиях документов, засвидетельствованных в нотариальном порядке в тех же субъектах РФ;
  • • органы загсов администраций субъектов РФ – на свидетельствах о регистрации актов гражданского состояния, исходящих от упомянутых органов, а также подведомственных им органов загсов;
  • • отдел документально-справочной работы Росархива – на документах, выдаваемых центральными государственными архивами РФ;
  • • архивные органы субъектов РФ – на документах, выдаваемых подведомственными им архивами;
  • • Управление делами Генеральной прокуратуры РФ – на документах, оформляемых по линии прокуратуры.

Таким образом, компетенция названных органов по проставлению апостиля имеет определенные территориальные пределы.

Их должностные лица могут выполнять данную формальность только в отношении официальных документов, происходящих от организаций, учреждений и должностных лиц, находящихся в рамках их территориальной компетенции.

Однако в интересах граждан и во избежание пересылки документов из одного региона в другой возможно проставление апостиля на копиях официальных документов, выданных в других регионах РФ, но засвидетельствованных нотариально по месту нахождения органа, проставляющего апостиль.

Конвенция 1961 г. не препятствует применению других международных соглашений, которые устанавливают еще более либеральный режим.

Проставление апостиля не требуется, если законы, правила или обычаи, действующие в государстве, в котором представлен документ, либо договоренность между двумя или несколькими договаривающимися государствами отменяют или упрощают данную процедуру или освобождают документ от легализации.

Россия заключила с рядом государств мира соглашения, согласно которым официальные документы, происходящие из одного государства, принимаются на территории другого без легализации.

Речь идет о следующих государствах: Азербайджан, Албания, Алжир, Болгария, Босния и Герцеговина, Венгрия, Вьетнам, Испания, Кипр, Киргизия, КНДР, Куба, Латвия, Литва, Македония, Молдавия, Монголия, Польша, Румыния, Словакия, Словения, Тунис, Хорватия, Чехия, Эстония и др.

Нотариальные акты и иные официальные документы, направляемые в одну из этих стран, не требуют легализации. Так, соблюдение данной формальности не требуется, если Российская Федерация и государство, где представляется российский официальный документ, являются участниками двустороннего или многостороннего (Минская конвенция 1993 г.

) соглашения, освобождающего их от каких-либо удостоверительных процедур. В то же время если международным договором РФ с иностранным государством, также являющимся участником Конвенции 1961 г., установлены более жесткие правила (требование консульской легализации), то применяется более либеральный режим Конвенции 1961 г. (ст. 8).

В консульских договорах консулу предоставляется право совершать нотариальные действия, условия и порядок осуществления которых точно поименованы в договоре. В частности, консулы вправе свидетельствовать верность копий документов, переводов, подлинность подписи граждан представляемого государства.

Консулам всех стран предоставлено право удостоверять завещания от имени граждан своего государства, а так же сделки, если они касаются интересов граждан или подлежат исполнению на территории государства, назначившего консула, и не противоречат законам РФ.

Поэтому в определенных случаях иностранные граждане для оформления документов, предназначенных для действия за границей, могут обратиться как к российскому нотариусу, так и к консулу своей страны.

В целях обеспечения доказательств, требующихся для ведения дел в органах иностранных государств, нотариусы допрашивают свидетелей, производят осмотр письменных и вещественных доказательств, назначают экспертизу.

Обеспечение доказательств для органов иностранных государств допускается на любой стадии производства (до возбуждения дела, во время его рассмотрения, обжалования решения и т.д.).

Не имеет значения, какой иностранный орган ведет или должен вести производство – суд, нотариус, третейский суд, государственный орган и т.п.

Обеспечение доказательств осуществляется по правилам, действующим в Российской Федерации.

Ссылка на основную публикацию