Статья 8. Государственная защита национальных (родных) языков

Эксперты в области регулирования языковой политики присматриваются к весьма сомнительной законодательной инициативе ведущего научного сотрудника федерального центра образовательного законодательства Дмитрия Бондаренко. Суть его предложения — сделать в России только один государственный язык, и это русский язык. Ну а языки народов и этносов больше не называть «государственными», а дать им наименование, скажем, «официальный» или «региональный».

Свое законодательное предложение Бондаренко озвучил в дискуссии с экспертами и учеными Института языкознания РАН. Как оказалось, языковеды и представители национальных республик инициативу не оценили и ожидаемо приняли в штыки.

Во время дискуссии ее участники вспомнили поправки в закон об образовании, принятые в 2018 году. Напомним, что тогда русский был включён в перечень родных языков, но при этом сохранил статус общегосударственного.

А вот национальные языки, которые имели статус государственных и были родными для народов России, стали языками по выбору.

С тех пор если родители хотят, чтобы их ребёнок учил, например, в школе чувашский или удмуртский, то необходимо написать соответствующее заявление.

Статья 8. Государственная защита национальных (родных) языков

Поправки в резонансный закон инициировали депутаты Госдумы от «Справедливой России» Олег Николаев (сейчас он глава Чувашии) и «Единой России» Алёна Аршинова (сейчас секретарь реготделения «ЕР» в Чувашии).

В общественно-политическом и медийном пространстве Татарстана по этому поводу случилась активнейшая дискуссия.

Республика через общественников и в некотором смысле через депутатов Госсовета и в меньшей степени через своих представителей в Госдуме (Ильдар Гильмутдинов, Александр Сидякин) высказывала возмущение, что такие поправки вносят в закон об образовании.

Самой инициативе предшествовала историческая йошкар-олинская речь Владимира Путина, что «нельзя заставлять человека учить не родной ему язык». Затем последовали прокурорские проверки языкового законодательства и практики его применения.

В дискуссии с учёными-языковедами Бондаренко как раз и вспомнил события 2018 года. В пылу полемики с кандидатом филологических наук и доцентом кафедры иностранных языков филологического факультета РУДН Светланой Москвичевой он упомянул и Татарстан.  

— В частности, в Татарстане была наиболее острая проблема буквально недавно, до внесения тех изменений в закон об образовании. Там была проблема, что никак не могли понять и поделить. И тот и другой язык государственный: и русский, и татарский. Какой из них важнее? Какой из них большой? И можно было крутить закон как угодно, — говорил Бондаренко.

— Там в законе у них татарский язык стоял первым, а русский язык — вторым. Поэтому там у них крутить ничего не надо было. Там сам закон предусматривал это. Там у них всё было понятно, — вторила ему Москвичева.

Поправки в закон, принятые в 2018 году, Бондаренко назвал «заплатками» в правовом урегулировании языковой политики в России в целом.

— Вот эти изменения в закон — это ответная реакция на конкретную проблему, которая была в Татарстане. В основном в Татарстане. Там ещё немного была проблема в Башкортостане. Но это именно была ответная реакция. Это была своего рода как правовая заплатка. Она на какое-то время закрыла эту проблему, — заявил он.

Статья 8. Государственная защита национальных (родных) языков

  • Заведующая лабораторией исследования и сохранения малых языков Института языкознания РАН Ольга Казакевич пожурила Бондаренко за то, что пострадали национальные республики и народы России.
  • — Вот эта заплатка на очень конкретную вещь — когда пожаловались какие-то родители на Татарстан — вот эту заплатку поставили, а как эта дубина проехалась по остальной территории России — никто не подумал, — подчеркнула Казакевич.
  • Самым интересным в дискуссии была мотивация Бондаренко, почему он предложил лишить национальные языки статуса «государственный язык».

С одной стороны, это попытка правоведа разобраться в нормах, которые по-разному применяются в 22 национальных республиках России.

По его словам, всё с этими нормами запутано, ничего толком нормально не регулируется, языки малых народов России страдают.

Но в его словах были и алармистские нотки, суть которых сводились к весьма странной формуле: «Русский язык в опасности, он страдает и вульгаризируется, поэтому срочно нужно навести порядок с языками народов России»:

— Сегодня уже научная общественность нашей страны, в частности, приходит к пониманию, к осознанию, что наличие 34 языков со статусом государственный в одной стране таит в себе в принципе потенциальную угрозу, где-то даже национальной безопасности.

— Преференция на коммуникацию на местных языках нужна в тех государствах, где сильна роль местных элит, которая, как правило, достаточно оппозиционно настроена по отношению к правящему режиму. В таком смысле право на сохранение своего языка, культуры — это компромиссное решение, направленное на сохранение политической стабильности в таком государстве.

Какой любопытный, однако, пассаж у Бондаренко. Ученый расценивает статус «государственный», который получили языки народов России, своеобразным атавизмом, унаследованным из большевистского прошлого, и с которым, видимо, пора завязывать.

— У нас в стране этот этап наделения всех языков статусом «государственный» прошёл.

Если мы с вами окунёмся в небольшой исторический экскурс, то увидим, что политика большевиков в России после 1917 года была направлена на удовлетворение потребности в нацидентичности, чтобы у каждой национальности был свой материнский язык, но это было обусловлено необходимостью распространения советской власти для молодой советской России, — рассуждал Бондаренко.

Тут хочется задаться вопросом: а что, теперь российским властям вообще неинтересно распространять и укреплять свою власть на языках народов России? Конкретно татарский язык поддерживается только силами Татарстана, хотя в республике проживает лишь около трети об общей численности татар России. Так вот татары за пределами Татарстана вообще не получают никакой поддержки от федерального центра. Впору вообще говорить о татарах за пределами Татарстана (кроме Башкортостана) как о русскоязычных татарах, утративших свой родной язык.

Статья 8. Государственная защита национальных (родных) языков

Ну и кульминацией алармистской позиции по отношению к русскому языку у Бондаренко можно назвать вот эти высказывания:

— В России есть регионы, где [у местных властей] достаточно оппозиционное отношение в целом к федерации, там даже вытесняется русский язык. Об этом тоже надо говорить!

— Русский язык реально деградирует. А после развала Советского Союза русский язык ещё больше деградирует. Поэтому русский язык изучать надо.

— Если вы послушаете выступление Вячеслава Никонова на форуме «Русский мир», то он вам расскажет, что престиж русского языка падает, количество носителей русского языка падает.

По последнему высказываю Ольга Казакевич его поправила, дав понять, что он изрядно перегибает палку, сваливая беды русского языка на преподавание родных языков народов России.

— Это в международном масштабе. А у нас в России русский язык — самый престижный. Нет такой проблемы, что его учить не будут, — заявила эксперт.

В дискуссию вступили также языковые активисты. В основном это были представители Якутии. Иван Юдреев представился как работник районной прокуратуры республики Саха (Якутия). Свою деятельность он ведёт на якутском языке.

— Когда вы говорите, что русский язык находится в каком-то сложном положении, то это примерно как собрать людей, больных раком, сесть среди них и сказать, что у вас проблемы с морщинами, ещё какие-то проблемы. А люди болеют более серьёзными болезнями, — говорил Юдреев.

Он также выступил в защиту Татарстана и татарского языка, тем самым отреагировав на пассаж Бондаренко, что закон о родных языках 2018 года был направлен в основном против Татарстана.

— Конституция России указывает, что субъекты Федерации имеют право на государственные языки. Если эта ваша реформа и будет проводиться, то она должна это учитывать.

Я понимаю, что языки, которые не являются государственными в субъектах Федерации, находятся в ещё более худшем положении. Это я прекрасно понимаю.

Но пусть хотя бы татарский выживет, чем погибнем мы все, — сказал активист из Якутии.

Еще один участник дискуссии Вячеслав Шадрин (он представился как юкагир) так же дал понять, что зря Бондаренко похвалился, что внесённые в закон об образовании поправки решают проблемы с существованием родных языков.

— Эти поправки были страшным ударом по нашим языкам. Я всегда считаю, что свободный выбор может быть только при равных условиях. То есть когда получаю одинаковое количество информации на одном языке и на другом. Когда я знаю, что буду получать образование в равной степени на том языке и на другом.

Когда я знаю, что могу устроиться на работу на равных условиях: и на том языке, и на этом. Вот тогда мы только можем говорить о свободном и добровольном выборе родных языков.

Но когда 100% информации образовательного пространства, профессионального пространства на русском языке, то не будет никакого свободного выбора родного языка, — сетовал Шадрин.

Читайте также:  Статья 11. Квалификационный экзамен

Статья 8. Государственная защита национальных (родных) языков

Ольга Москвичева, давая оценку инициативе Бондаренко — лишить родные языки народов России статуса «государственного», заявила, что это приведет к полному их исчезновению.

— Статус языка связан с таким понятием, как престиж. Престиж для родных языков — пожалуй, единственный способ создать насыщенность коммуникативных сетей в общественном пространстве.

Вот эта насыщенность — единственный способ для выживания языков.

Если вы убираете статус языка, то вы убираете престиж, значит, вы подрубаете весь корень существования этих языков, — подчеркнула кандидат филологических наук.

В завершение дискуссии стало понятно, что Бондаренко не удалось найти поддержку в лице российских ученых-языковедов, как, впрочем, и среди языковых активистов из национальных республик России. Они твердо убеждены, что государство обязано сохранять любой родной язык народов многонациональной страны.

Федеральный закон от 17.06.1996 № 74-ФЗ

Федеральные органы исполнительной власти, органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации в соответствии с законодательством Российской Федерации, законодательством субъектов Российской Федерации о языках народов Российской Федерации, об образовании и настоящим Федеральным законом:

обеспечивают при необходимости создание групп в государственных и муниципальных дошкольных образовательных организациях, классов или учебных групп в государственных и муниципальных общеобразовательных организациях с обучением на национальном (родном) языке;

(Абзац в редакции, введенной в действие с 1 сентября 2013 года Федеральным законом от 2 июля 2013 года № 185-ФЗ. – См. предыдущую редакцию.)

с учетом предложений национально-культурных автономий и конкретных условий региона создают государственные образовательные организации с обучением на национальном (родном) языке, на русском языке с углубленным изучением национального (родного) языка, национальной истории и культуры, а также организации дополнительного образования (воскресные школы, факультативы, культурно-образовательные центры и другие образовательные организации) для изучения и пропаганды национальных (родных) языков и национальных культур;

(Абзац в редакции, введенной в действие с 1 сентября 2013 года Федеральным законом от 2 июля 2013 года № 185-ФЗ. – См. предыдущую редакцию.)

содействуют разработке, изданию и приобретению образовательных программ, учебников, методических пособий и другой учебной литературы, необходимых для обучения на национальном (родном) языке (абзац в редакции, введенной в действие с 5 декабря 2007 года Федеральным законом от 1 декабря 2007 года № 309-ФЗ, – см. предыдущую редакцию);

осуществляют финансирование мероприятий, направленных на обеспечение права на получение образования на национальном (родном) языке в государственных, муниципальных образовательных организациях, за счет соответствующих бюджетов и внебюджетных ассигнований в пределах средств, выделяемых на образование;

(Абзац в редакции, введенной в действие с 1 сентября 2013 года Федеральным законом от 2 июля 2013 года № 185-ФЗ. – См. предыдущую редакцию.)

организуют преимущественно по рекомендации национально-культурных автономий подготовку, дополнительное профессиональное образование педагогических и иных работников для организаций, осуществляющих образовательную деятельность на национальном (родном) языке, иных языках, в том числе на основе соглашений между субъектами Российской Федерации и межгосударственных соглашений;

(Абзац в редакции, введенной в действие с 1 сентября 2013 года Федеральным законом от 2 июля 2013 года № 185-ФЗ. – См. предыдущую редакцию.)

оказывают материальную, правовую, организационную и иную помощь национально-культурным автономиям в создании частных образовательных организаций и развитии иных форм воспитания и обучения на национальном (родном) языке.

(Абзац в редакции, введенной в действие с 1 сентября 2013 года Федеральным законом от 2 июля 2013 года № 185-ФЗ. – См. предыдущую редакцию.)

Пять фактов про новый закон о родных языках

Спорные поправки к закону «Об образовании» утвердили депутаты Госдумы. Закон был принят большинством парламентариев, в том числе депутатами от регионов СКФО. После принятия закона Рамзан Кадыров заявил, что чеченцы не потерпят ущемлений прав своего родного языка в ущерб русскому. «Кавказский узел» выделил пять главных фактов, связанных с новым законом о родных языках.

25 июля Госдума приняла в окончательном чтении поправки к федеральному закону «Об образовании», предполагающие изучение государственных языков республик России «на добровольной основе».

Законопроект возмутил жителей национальных регионов, которые увидели в нем угрозу для существования языков и культуры своих народов.

Накануне рассмотрения законопроекта 87 ученых-лингвистов из европейских университетов призвали Госдуму отклонить законопроект.

Факт №1: в закон внесены три поправки

Хотя юридически это тоже закон, в общеупотребительном смысле это всего три поправки (дополнения) в №273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации».

Точное название законопроекта «О внесении изменений в статьи 11 и 14 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации».

Принят Государственной думой в третьем чтении, но пока не принят Советом федерации и не подписан президентом РФ.

Факт №2: все языки стандартизируют

Первая поправка призвана «обеспечить возможность получения образования на родных языках из числа языков народов Российской Федерации, изучения государственных языков республик Российской Федерации, родных языков из числа языков народов Российской Федерации, в том числе русского языка как родного языка» через федеральные государственные образовательные стандарты дошкольного, начального общего и основного общего образования. ФГОСы должны быть разработаны для языков всех народов Российской Федерации.

Факт №3: русский язык приобрел статус «родного»

До сих пор в школьной программе русский изучался как государственный, однако его нельзя было выбрать для изучения как родной, что некоторое время назад стало поводом для дискуссий в обществе.

Вторая поправка меняет эту ситуацию: «в статье 14: а) часть 4 после слов «изучение родного языка из числа языков народов Российской Федерации» дополнить словами «, в том числе русского языка как родного языка,». Таким образом, русский язык стал не только государственным, но и приобрел статус родного. И его можно выбрать в качестве предмета «родной язык».

Факт №4: изучение языка стало только добровольным

Третья поправка обеспечивает выбор языка при получении образования, изучении государственных языков и родных языков родителями ученика. Именно эта поправка и вызвала резонанс и ожесточенные споры, так как отменяет обязательность изучения какого-либо языка на всей территории Российской Федерации.

При этом русский язык в качестве обязательного остается как государственный язык Российской Федерации, а государственный язык субъекта Федерации не будет обязательным для всех школьников этого региона, это будет выбор семьи за несовершеннолетнего обучающегося.

Факт №5: депутаты отказались защищать родные языки

Русский язык подвергся агрессии: нужен специальный закон для охраны речи — МК

Бурное, зачастую неосознанное и хаотическое развитие демократии в начале 90-х в общественной жизни России, помимо действительно позитивных перемен, привело и к весьма плачевным результатам.

Воистину взрывное лавинообразное нашествие иностранных слов на русскую речь стало восприниматься, во-первых, как пришествие полной свободы в общественной жизни, как крушение всех и всяческих «занавесов», во-вторых, как признак «личной духовной раскрепощенности», в-третьих, как идеологическое предпочтение западным нормам жизни, в том числе и языковым. Все вместе это привело к пренебрежению русской языковой культурой, к массовому засорению языка, к его отрыву от речи простого народа.

Сегодня практически во всех сферах жизни появляются иноязычные заимствования, которые никак не оправданы объективными законами языкотворчества! Примеров тому — тьма. Исконное русское слово «дом» сплошь и рядом заменяется словом «хаус». И вот в изобилии появляются «кофе-хаус», «виски-хаус» и даже «котлеты-хаус».

В сфере спорта на иностранные термины заменяются те русские слова, которые полностью им адекватны и исторически давно в нем присутствуют: овертайм — добавочное время; плей-офф — выход в финал и т.д.

В сфере культуры появляются кастинг, прайм-тайм, промоутер, постер, мультиплекс и множество других слов, заменяющих русские слова, являющиеся синонимами вышеназванных.

Все чаще в названиях статей, в рекламах, в публичных выступлениях встречаются слова без перевода. Причем иностранные слова употребляют в русской речи не в их подлинном значении: так, слово «бутик» во французском языке означает «маленький магазин, лавка», в русском ему приписывают значение эксклюзивного, дорогого магазина.

Все это нельзя назвать иначе, как агрессией в отношении духовной основы нации — ее языка. Многочисленная подмена русских слов иноязычными есть политическая акция, направленная на подавление российской ментальности — патриотизма, гордости за свою культуру, принижение «русскости», попытка силой «втащить» Россию в чуждую ей среду.

Можно возразить, что русский язык исторически всегда доказывал свою удивительную способность к самоочищению, справится он и с нынешней агрессией. Да, это действительно так. Но, на наш взгляд, здесь надо учитывать ряд взаимосвязанных обстоятельств.

Во-первых, существует, если так можно сказать, «точка невозврата».

Под мощным прессом могут надолго, если не навсегда, исчезнуть многие исконные русские слова, язык в значительной степени потеряет свою значимость как фундамент национальной культуры.

И мы можем потерять целое поколение молодых людей как носителей грамотной русской речи. Во-вторых, самоочищению языка надо помогать. В чем может проявляться подобная помощь?

Читайте также:  Статья 3. Регистрационный учет граждан Российской Федерации по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации

Прежде всего, в создании здоровой атмосферы в обществе. Общественные силы во всех своих формах и проявлениях должны бороться за чистоту русского языка.

Острые, принципиальные, постоянные выступления наиболее уважаемых людей различных профессий, интеллигенции, ученых, политиков, борьба различных общественных объединений, фондов — «В защиту русского языка», «Любителей русского языка» и нечто подобное.

Особую роль играет и принципиальная, общественно выраженная позиция власти и соответствующие данной позиции нормативные документы. Ни первого, ни второго у нас практически нет. И начать надо с принятия специального Федерального закона о русском языке. Известно, что подобные законы о защите национального государственного языка приняты в ряде стран.

Можно возразить — в июле 2005 г. вступил в силу Федеральный закон «О государственном языке Российской Федерации». В нем есть и специальная статья 5 «Защита и поддержка государственного языка РФ».

Но где же конкретные меры по его защите и поддержке, где запреты на различные формы его уничижения, его порчи, где нормативные положения о том, какие наказания за это следует и кто будет их накладывать? Всего этого в законе нет.

Стоит в связи с этим процитировать ряд прекрасных, по нашему мнению, положений французского закона о государственном языке — вне всякого сомнения, очень полезных и для нашего законотворчества в этой области. Он был принят в августе 1994 года.

Согласно его положениям, «неиспользование французского языка в условиях, предусмотренных законом (когда есть французский аналог иностранному слову. — В.С.) в системе государственной службы, государственных учреждений» влечет за собой различного рода административные наказания, вплоть до увольнения ответственных лиц.

В частных, в коммерческих структурах подобное нарушение карается огромными штрафами.

«Неиспользование французского языка для любой надписи или объявления, вывешенного или сделанного на улице или дороге, в любом месте, открытом для публики, либо в общественном транспорте и предназначенного для информации публики», наказывается таким же образом. Если же какая-либо коммерческая фирма вообще хочет называться «по-иноязычному», то она должна платить специальные, весьма высокие налоги за это.

«В случае обнаружения товаров или продуктов, не соответствующих настоящему закону (информация дана не на французском языке. — В.С.

), отбирают образцы этих товаров или продуктов, характеризующие отдельную партию, либо эти товары или продукты в целом».

Российские комментаторы данного закона справедливо пишут, что, действуй он у нас, пришлось бы изымать львиную долю импортных товаров и снять добрую половину уличной рекламы.

Французские власти уделяют этой проблеме постоянное внимание. Совсем недавно, например, министерство финансов Франции объявило, что в официальных документах запрещается использование некоторых англоязычных терминов.

В «черный список» попали, в частности, такие весьма распространенные в обиходе слова, как «файл», «e-mail» и др. В официальных бумагах теперь требуется писать «courierelectronique» (электронная почта).

В результате сегодня во Франции везде и всюду можно увидеть то, что сами французы называют «торжеством французской речи» — почти полное отсутствие неправомерного употребления иноязычия.

Что же должно быть в новом законе РФ о русском языке? Прежде всего, более строгие нормативные требования запрета употребления во всех сферах публичной общественной жизни — законодательство, СМИ, реклама, торговля, услуги и т.д. — иноязычных слов, если есть их аналоги в русском языке.

Кроме того, в законе о русском языке необходимо положение о грамотном его употреблении. Сегодня сплошь и рядом можно встретить грубые орфографические, лексические и другие языковые ошибки.

Совершенно неправомерно, что в большинстве массовых изданий ликвидирована должность корректора. Никто не несет ответственности за безграмотность русского публичного письма! Точно так же, как и за речь устную.

Вне всякого сомнения, законодательно должно быть запрещено публичное употребление ненормативной лексики везде — на улице, в книгах, в театре…

И, конечно, в подобном законе должны быть определены четкие и строгие меры наказания конкретных организаций, ответственных работников за невыполнение его нормативных требований, чтобы не было нашей классической российской «игры»: законы принимаются и не исполняются.

Хочется закончить эти заметки прекрасными словами о своем родном языке, сказанными в законе Франции: «Являющийся государственным языком Республики в соответствии с Конституцией, французский язык представляет собой основной элемент исторического лица и наследия Франции. Он служит языком образования, работы, обменов и услуг в государстве. Он является основной связью между государствами, составляющими Сообщество франкоязычных народов». Конечно, было бы более патриотично цитировать закон РФ о защите и развитии русского языка.

Нет сомнения, что вернуть России славу одной из ведущих держав мира без подобного закона, как и вообще без активного внимания и властей, и всего общества к русскому языку — невозможно.

Совфед призвал парламенты мира защитить право пользоваться родным языком

МОСКВА, 2 июня. /ТАСС/. Совет Федерации принял на пленарном заседании в среду обращение к международным парламентским организациям, парламентам и общественности с призывом защитить право на пользование родным языком, в том числе на обучение на нем, отметив участившиеся случаи нарушения такого права в ряде стран.

«Совет Федерации обращается к международным парламентским организациям, парламентам и общественности иностранных государств [с призывом] выступить в защиту права на пользование родным языком и решительно осуждать любые попытки его нарушения», — говорится в обращении Совфеда.

Сенаторы указывают, что право на пользование родным языком закреплено во многих международных документах в сфере защиты основных прав и свобод человека.

В частности, в документе говорится, что в преамбуле Рамочной конвенции Совета Европы о защите национальных меньшинств от 1 февраля 1995 года отмечается, что «плюралистическое и подлинно демократическое общество должно не только уважать этническую, культурную, языковую и религиозную самобытность любого лица, принадлежащего к национальному меньшинству, но также создавать и соответствующие условия, позволяющие выражать, сохранять и развивать эту самобытность».

«Совет Федерации с тревогой отмечает, что право людей на общение и обучение на родном языке грубейшим образом нарушается в ряде государств.

В Латвии, Эстонии и на Украине приняты и действуют законы, ограничивающие право на пользование родным языком.

К сожалению, эти факты не вызывают должной реакции в европейских и международных структурах, в том числе в неправительственных правозащитных организациях», — отмечается в обращении СФ.

По мнению сенаторов, развитие событий на Украине в последние годы «напрямую связано с поощряемым властями стремлением радикальных националистов и ориентирующихся на них политиков утверждать украинскую государственность за счет попрания законных прав других народов, в первую очередь русских, являющихся коренным народом этой страны». «Сегодня в ряде государств отрицание права на пользование родным языком часто сопровождается переписыванием истории, героизацией нацизма, нацистов и их пособников. Сенаторы Российской Федерации убеждены, что в условиях современных вызовов и угроз, когда обостряются застарелые и возникают новые конфликты, важна консолидация усилий всего мирового сообщества по нормализации международных отношений. Непременным условием этого является неукоснительное соблюдение государствами права любого лица на пользование родным языком», — убеждены парламентарии.

Русский язык в мире

Сенаторы отмечают, что русский язык признан одним из официальных и рабочих языков многих международных организаций, в том числе официальным языком Организации Объединенных Наций. Кроме того, подчеркивают российские парламентарии, миллионы людей в мире говорят на русском языке.

«В Российской Федерации право любого лица на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества гарантировано Конституцией Российской Федерации. В нашей стране используется 277 языков и диалектов, в государственной системе образования используется 105 языков, из них 24 — в качестве языка обучения, 81 — в качестве учебного предмета.

Родной язык является стержнем национальной идентичности и самосознания», — говорится в обращении.

Парламентарии убеждены, что ограничение права на пользование русским языком, в том числе общение и обучение на нем, «является одной из форм культурного геноцида, провоцирует межнациональные конфликты, а в ряде случаев создает угрозу международной безопасности».

Защита прав граждан на использование родного языка

Малгобекской городской прокуратурой проведена проверка соблюдения законодательства о межнациональных отношениях в органах местного самоуправления Малгобекского муниципального района и городского округа Малгобек.

Основы национальной политики заложены в ныне действующих Конституции Российской Федерации и Конституции Республики Ингушетия. Они содержат многие положения, существенно важные для совершенствования национальных отношений.

Проведение национальной политики осуществляется, прежде всего, посредством обеспечения эффективной реализации правовых принципов регулирования межнациональных отношений, заложенных в Конституции Российской Федерации и Конституции Республики Ингушетия.

В их числе следует назвать равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от его национальной принадлежности, языка и культуры; запрещение любых форм ограничения прав граждан по национальному признаку, а также действий, направленных на разжигание национальной розни; признание общепризнанных принципов равноправия и самоопределения народов; предоставление права каждому лицу свободно определять свою национальную принадлежность; содействие со стороны государства развитию национальных культур и языков.

Особую роль для национальных и языковых меньшинств играет обеспечение защиты реализации ими права на использование национального (родного) языка и его регламентация на уровне субъектов Российской Федерации. Статьей 14 Конституции Республики Ингушетия государственными языками признаются ингушский и русский языки.

Читайте также:  Статья 42. Особые экономические зоны

Сохранение, защита и развитие ингушского языка является обязанностью государства. Для развития и равноправного функционирования государственных языков Республики Ингушетия принят Закон Республики Ингушетия «О государственных языках Республики Ингушетия».

Статьей 3 названного Закона предусмотрено, что в Республике Ингушетия ингушский и русский языки имеют статус государственных языков и функционируют во всех сферах государственной и общественной деятельности. Ингушский язык в качестве государственного языка является символом государственности Республики Ингушетия.

В соответствии с пунктом 2 статьи 15 указанного Закона тексты документов (бланков, печатей, штампов, штемпелей) и вывесок с наименованием государственных органов, организаций, предприятий, учреждений оформляются на государственных языках Республики Ингушетия.

В ходе проверки выявлены нарушения указанных требований Закона Республики Ингушетия «О государственных языках Республики Ингушетия». Так, на вывесках с наименованием Производственного управления жилищно-коммунального хозяйства г.

Малгобек, Малгобекского городского Совета муниципального образования «Городской округ Малгобек», администрации городского округа Малгобек, Культурно-досугового центра г.

Малгобек использован только русский язык, в связи с чем, в адрес их руководителей внесены представления об устранении выявленных нарушений Закона.

Посмотреть новость на региональном сайте Прокуратуры

«Нужен новый формат для родных языков»: Гильмутдинов о статусе госязыков и будущем нацобразования

Ильдар Ирекович, некоторые эксперты предлагают изменить статус государственных языков республик в составе РФ.

Специалисты Федерального центра образовательного законодательства выдвигают идею придания татарскому и другим госязыкам республик статуса официального языка.

Как вы относитесь к данной инициативе, не приведет ли к понижению статуса государственных языков в национальных республиках?

 Наш язык имеет определенный статус. Он является родным языком для гражданина, и в то же время федеральными законами определяется его статус как государственного языка.

Те высказывания ученых, специалистов в области языка, о которых вы упомянули, — это не более чем рассуждения. Нет никаких оснований для того, чтобы менять Конституцию.

Статус государственных языков республик прописан в 68-й статье Конституции России.

Никакой логики и необходимости менять Конституцию я не вижу. Никто из органов государственной власти данной темой и реализацией этих разговоров не занимается. Я считаю, что это нецелесообразно и неправильно. 

Сегодня в Татарстане два государственных языка — русский и татарский. В ряде других субъектов три и больше государственных языков. Практически все национальные республики воспользовались правом ввести несколько госязыков.

Статус «государственный» дает языку полное право быть применимым во всех сферах жизнедеятельности. Но помимо федеральных законов они регулируются дополнительными нормативными документами различных министерств и ведомств.

 

Двуязычие в образовании: вопрос до сих пор не отрегулирован

Особенно эта непростая ситуация касается системы образования. На основании федеральных законов появились образовательные стандарты, которые регулируют эту деятельность.

На основании этих образовательных стандартов, требований, которые там прописаны, появляются примерные образовательные программы. При этом образовательные учреждения самостоятельны в выборе учебных программ.

То есть никто не имеет права вмешиваться при формировании образовательной организацией собственной учебной программы. В том числе и родители.

Обычные школы утверждают на основе четвертой учебной программы три часа. В гимназиях целиком преподают на родном языке, особенно в сельской местности. Но государственные языки республик в системе образования не отрегулированы нормативными документами. 

Образовательные стандарты: новое поколение ФГОСов с госязыками появится к лету

Сейчас готовится новое поколение федеральных образовательных стандартов (ФГОС). Мы прорабатывали этот вопрос совместно с Министерством образования РТ и с Минпросвещения РФ. В подготовленных проектах нового поколения ФГОСов госязык республики, например татарский, присутствует в образовательном стандарте. 

У него немного другой статус. Он не погружает ребенка в грамматику, а ближе к разговорному. Я очень надеюсь, что благодаря такому образовательному стандарту язык будет адаптирован в программы обучения и мы получим такой предмет. Тогда школа будет решать, как разместить этот предмет. И у ученика появится право выбора.

Я считаю, что в сложившейся запутанной ситуации виновато наше федеральное министерство. Потому что последние стандарты утверждались еще в 2013 году. При этом предложений по регулировке этих механизмов никто не предлагал.

На какой стадии сейчас находится этот вопрос? 

Рабочая группа в администрации Президента РФ, которая курирует образовательное направление, внимательно изучает все стандарты. Надеюсь, что в ближайшее время они выдадут свое заключение и Минпросвещения РФ сможет их либо принять, либо доработать.

В какие сроки это произойдет?

До начала лета мы ожидаем решения по этому вопросу. Это очень принципиально и важно. Потому что на основании этого нам нужно делать учебник, пособия. У нас и ряда других республик есть готовность по этому вопросу, и больших проблем я не вижу.

Мы не один год работаем в области совершенствования нормативно-правовой базы в области родных языков. Проблема в том, что языковая тема находится в области совместного ведения.

При этом никакой активности со стороны многочисленных подразделений Минпросвещения я не видел — до момента появления упомянутых заявлений об изменении статуса государственных языков республик.

Где они были, когда шла реальная работа по нормативно-правовому регулированию данной сферы?

Создание учебников на татарском: «Это проблема, которая висит над национальной системой образования»

Сохранение и изучение родных языков — это совместная тема как федерального центра, так и регионов. А сохранение коренных языков малочисленных народов в полномочиях федеральных властей.

Но, к сожалению, первые шаги навстречу никто не делает.

Я даже привозил учебники по физике и биологии на татарском языке — предлагал провести лингвистическую экспертизу на идентичность текстов учебников русскому, но не смог убедить федеральный центр. 

Совместно с Министерством образования и науки мы по этому поводу отработали, по нашей просьбе в том числе наше министерство разработало дорожную карту по включению этих учебно-методических комплексов в федеральный перечень. Сегодня подготовлено 38 таких пособий, этим занимается Таткнигоиздат. Они направлены в Министерство просвещения, там есть комиссия, которая проверяет эти учебники и ставит их в федеральный реестр. 

Соответственно республика потратила на их изготовление определенное количество денег. Спасибо Президенту РТ, что сразу нашли этот 21 миллион рублей на издание данных учебников. Нам нужен еще 51 учебник, в дорожной карте они предусмотрены на 2022–2023 годы.

Я надеюсь, что наш Таткнигоиздат приложит все усилия вместе с Минобром РТ, чтобы завершить этот процесс.

Потому что это проблема, которая висит над национальной системой образования, и мы должны ее решить. Хорошо, что лед тронулся, понимание у Минпросвещения РФ тоже есть.

Если есть эти школы, то мы должны обеспечить их в полном объеме соответствующими учебниками, которые находятся в федеральном реестре. 

Мы сейчас говорим про школы, которые находятся в Татарстане или по стране в целом?

Это актуально не только для Татарстана, но и для других национальных республик. Если мы узаконим эти учебники, другие регионы должны сами обеспечить доступ к ним.

Экзамены на татарском: «Это право учащихся, но практических шагов от ведомств нет»

Как обстоит дело с другой стороной обучения — экзаменами, в частности на родном языке?

Раз дети учатся на родном языке, то у них должно быть право и сдавать экзамены на их языке. Например, историю или обществознание. Но им говорят, что они должны сдавать эти предметы на русском языке.

Это недоработка системы образования. Ведь для сдачи экзамена нужны контрольно-измерительные материалы (КИМы) на соответствующем языке. А у нас их нет.

У нас есть КИМы именно по татарскому языку и литературе, но по истории или обществознанию — нет.

У меня есть законопроект о праве учащегося сдавать экзамен на родном языке. Допустим, его обсудили и приняли. Но как его воплощать на практике, если нет КИМов на родном языке? В таком виде закон станет профанацией, а это недопустимо. Поэтому сначала нужно решить эту практическую проблему и только потом оформлять ее законодательно.

Я предлагаю делать это совместно с теми субъектами, где есть такая потребность. Но пока все ждут инициативы от федерального центра. Я же считаю, что мы должны сделать шаг навстречу друг другу, в частности Рособрнадзор и наше Минобразования РТ.

Есть ли практические шаги в этом направлении?

Пока практических шагов нет. Есть концепция, расчеты — мы знаем, во сколько обойдется разработка КИМов по каждому предмету. Это вполне посильные для нашей республики средства. Однако самое важное — всем нам надо состыковаться и приступить к решению проблемы.

Про новый подход к изучению родных языков: «Этот процесс должен стать интересным для самих детей»

Какие еще болевые точки есть в этой теме, на ваш взгляд? 

Нам нужно новое поколение учебников и пособий, особенно для начальных классов. Они должны быть интересными, детей не надо с первого класса погружать в трудную грамматику. Даже у нас в свое время грамматика начиналась только в четвертом классе. Детей нужно завлечь, их нужно заинтересовать через разные форматы. Нам нужен именно такой подход. 

Отдельный вопрос — дошкольные образовательные учреждения. Наши детские сады — это не только место, где ребенка кормят и поят, но и площадка для подготовки к школе. Как мы их готовим? Есть ли у нас специалисты, которые готовы работать на полилингвальной основе? Они должны быть квалифицированными и готовы учить детей в игровой форме. Это целая система мероприятий и отдельная дорожная карта.

Нам удалось побудить Минпросвещения РФ разработать концепцию сохранения родных языков. И она предусматривает, что каждый субъект должен у себя разработать аналогичную концепцию: по какому пути надо двигаться, для того чтобы сохранить родные языки.

Спасибо за интервью!

Ссылка на основную публикацию