Статья 25. международные договоры

55
  • Нарушение договора, допущенное одной из сторон, является существенным, если оно влечет за собой такой вред для другой стороны, что последняя в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать на основании договора, за исключением случаев, когда нарушившая договор сторона не предвидела такого результата и разумное лицо, действующее в том же качестве при аналогичных обстоятельствах, не предвидело бы его.
  • A breach of contract committed by one of the parties is fundamental if it results in such detriment to the other party as substantially to deprive him of what he is entitled to expect under the contract, unless the party in breach did not foresee and a reasonable person of the same kind in the same circumstances would not have foreseen such a result.
  • Порушення договору, допущене однією із сторін, є істотним, якщо воно тягне за собою таку шкоду для іншої сторони, що остання значною мірою позбавляється того, на що вона мала право розраховувати на підставі договору, крім випадків, коли сторона, що порушила договір, не передбачала такого результату, і розумна особа, що діє в тій самій якості за аналогічних обставин, не передбачала б його.
  • Eine von einer Partei begangene Vertragsverletzung ist wesentlich, wenn sie für die andere Partei solchen Nachteil zur Folge hat, dass ihr im wesentlichen entgeht, was sie nach dem Vertrag hätte erwarten dürfen, es sei denn, dass die vertragsbrüchige Partei diese Folge nicht vorausgesehen hat und eine vernünftige Person der gleichen Art diese Folge unter den gleichen Umständen auch nicht vorausgesehen hätte.
  • [23] Нарушение договора, допущенное одной из сторон, является существенным, если оно влечет за собой значительный вред для другой стороны, за исключением случаев, когда нарушившая договор сторона не предвидела или не имела оснований предвидеть такие последствия.
  1. Нарушение договора, допущенное одной из сторон, является существенным, если оно влечет за собой такой вред для другой стороны, что последняя в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать на основании договора, за исключением случаев, когда нарушившая договор сторона не предвидела такого результата и разумное лицо, действующее в том же качестве при аналогичных обстоятельствах, не предвидело бы его.
  2. A breach of contract committed by one of the parties is fundamental if it results in such detriment to the other party as substantially to deprive him of what he is entitled to expect under the contract, unless the party in breach did not foresee and a reasonable person of the same kind in the same circumstances would not have foreseen such a result.
  3. Порушення договору, допущене однією із сторін, є істотним, якщо воно тягне за собою таку шкоду для іншої сторони, що остання значною мірою позбавляється того, на що вона мала право розраховувати на підставі договору, крім випадків, коли сторона, що порушила договір, не передбачала такого результату, і розумна особа, що діє в тій самій якості за аналогічних обставин, не передбачала б його.
  4. Eine von einer Partei begangene Vertragsverletzung ist wesentlich, wenn sie für die andere Partei solchen Nachteil zur Folge hat, dass ihr im wesentlichen entgeht, was sie nach dem Vertrag hätte erwarten dürfen, es sei denn, dass die vertragsbrüchige Partei diese Folge nicht vorausgesehen hat und eine vernünftige Person der gleichen Art diese Folge unter den gleichen Umständen auch nicht vorausgesehen hätte.
  5. [23] Нарушение договора, допущенное одной из сторон, является существенным, если оно влечет за собой значительный вред для другой стороны, за исключением случаев, когда нарушившая договор сторона не предвидела или не имела оснований предвидеть такие последствия.
Русский Английский Украинский Немецкий Проект 1978 Русский Английский Украинский Немецкий Проект 1978

В состав постатейных материалов для ст. 25 входят:

Подготовка мультиязычного текста и редактура: Ксения Семенова (НИУ ВШЭ, факультет права).

1. Гаагские конвенции и подготовительные материалы

Венская конвенция ООН 1980 года — это результат деятельности по унификации права международной купли-продажи протяженностью в несколько десятилетий (см. история Конвенции). Обращение к подготовительным текстам следует считать неотъемлемой частью толкования Конвенции.

Это тем более верно при условии, что Конвенция практически не допускает возможности толковать ее положения с учетом смысла и содержания какого-либо национального права (автономное толкование — см. ст. 7).

В том числе и поэтому авторы Конвенции старались использовать при работе над ее текстом нейтральный терминологический аппарат и лексические формулировки, лишенные каких-либо отсылок и заимствований из права той или иной страны.

Для понимания смысла отдельных положений Конвенции мы рекомендуем последовательно обращаться к:

  • текстам Единообразных законов (ULIS/ULFC), являющихся приложениями к Гаагским конвенциям 1964 года,
  • проектам Конвенции разных лет,
  • комментарию Секретариата, а также
  • протоколам заседаний, которые состоялись в рамках дипломатической конференции в Вене.

Так, действующей редакции статьи 25 предшествовали следующие тексты из состава ранее принятых единообразных законов (ULIS/ULFC) и/или подготовительных материалов (проектов), где в обозначении проектов название города соответствует месту проведения сессии UNCITRAL или заседания Рабочей группы, а цифра — году):

Документ Статья
ULIS 1964 ? 10
Женева 1976 9
Вена 1977 8
Нью-Йорк 1978 23

В ходе дипломатической конференции в Вене обсуждение статьи 25 состоялось:

Орган Заседание №№
Первый комитет 12, 13, 18, 36
Пленум 7

На отдельной странице мы публикуем расширенную подборку подготовительных материалов.

2. Комментарий Секретариата — 1979 г

Информация общего характера:

На 11-ой сессии UNCITRAL, которая проходила в Нью-Йорке с 30 мая по 16 июня 1978 года, был согласован и утвержден окончательный вариант проекта Конвенции. В специальной литературе он получил краткое название «Нью-Йорк 1978» и был первоначально опубликован в документе A/33/17 (п. 28).

Проект объединял как положения о порядке заключения договоров международной купли-продажи, так и положения, регулирующие материальную сторону таких договоров. К этому проекту Секретариат по просьбе Комиссии (см. документ A/33/17, п. 27) подготовил комментарий, который мы и воспроизводим ниже.

Текст проекта, указанный комментарий к нему, а также проект заключительных положений будущей Конвенции были направлены правительствам иностранных государств и заинтересованным международным организациям для комментариев и предложений, с тем чтобы в последующем учесть полученные замечания и рекомендации при обсуждении проекта в ходе дипломатической конференции.

Текст проекта статьи приводится согласно документу A/CONF.97/5 (Часть I).

Подлинным следует считать текст проекта Конвенции на английском языке. Документ A/CONF.97/5 датирован 14.03.1979 г. Название статьи, заключенное здесь в квадратные скобки, не является частью указанного документа и заимствовано здесь из текста Секретариата. Нумерация статей задана так, как она предусмотрена проектом. Проект был опубликован также в документе A/33/17 (п. 28).

Комментарий положений проекта Конвенции, подготовленный Секретариатом: документ A/CONF.97/5 (Часть II).

Подлинным следует считать текст на английском языке. Документ датирован 14.03.1979 г. В отношении цитируемых названий статей (здесь вынесены в раздел «Текст» сразу после нумерации статьи) в документе совершена оговорка о том, что они были подготовлены Секретариатом по просьбе Комиссии, но не были ею одобрены (см.  A/CN.9/SR.208, п. 47).

Важно: при работе с Комментарием Секретариата необходимо учитывать, что его текст был составлен для проекта Конвенции и он не может считаться комментарием текста Конвенции в окончательной редакции, принятой в ходе дипломатической конференции в Вене в 1980 г. Кроме того, Комментарий не носит обязательный характер.

Что такое Секретариат: фактически речь идет о секретариатской деятельности, которая для ЮНСИТРАЛ ведется Секретариатом ООН и непосредственно Отделом права международной торговли Управления по правовым вопросам. Директор данного Отдела одновременно является Секретарем ЮНСИТРАЛ. Подробно о Секретариате — информация на сайте ООН.

Текст

Нарушение договора, допущенное одной из сторон, является существенным, если оно влечет за собой значительный вред для другой стороны, за исключением случаев, когда нарушившая договор сторона не предвидела или не имела оснований предвидеть такие последствия.

Комментарий ?

1. В статье 23 дается определение «существенного нарушения».

2. Определение существенного нарушения является важным потому, что на нем основываются различные средства защиты покупателя и продавца , а также некоторые аспекты перехода риска .

3. Основной критерий для того, чтобы считать нарушение существенным, состоит в том, что «оно влечет за собой значительный вред для [пострадавшей) стороны».

Определять, был данный вред значительным или нет, необходимо, исходя из обстоятельств каждого дела, например денежной стоимости договора, денежного ущерба, причиненного нарушением, или из того, насколько данное нарушение препятствует другим видам деятельности пострадавшей стороны.

4.

Если удовлетворен этот основной критерий, который касается ущерба, понесенного пострадавшей стороной, нарушение является существенным, за исключением случаев, когда нарушившая договор сторона может доказать, что она «не предвидела или не имела оснований предвидеть такие последствия», т. е. последствия, которые имели место. Следует отметить, что нарушившая договор сторона не избегает ответственности только путем доказательства того, что она действительно не предвидела последствий. Она также должна доказать, что она не имела оснований предвидеть их.

5. В статье 23 не определяется, в какой момент нарушившая договор сторона должна предвидеть последствия нарушения: в то время, когда договор был заключен, или в момент нарушения. В случае возникновения спора решение должно выноситься судом.

Примечания:       

Читайте также:  Статья 29. Медицинское, бытовое и пенсионное обеспечение сенатора Российской Федерации, депутата Государственной Думы

См. статьи 42 (2), 44 (1), 45 (1 а), 47 (2), 60 (1 а), 63, 64 (1) и 64 (2).

См. статью 72.

3. Комментарий к ст. 25 — CISG.ru

Существенное нарушение договора, определенное ст. 25 Конвенции, — одно из ключевых понятий Конвенции.

В целом, этой конструкцией авторы проекта Конвенции целенаправленно разграничили ситуации, когда нарушение договора дает право на его прекращение (расторжение), от ситуаций, когда договор сохраняет силу, но пострадавшая сторона имеет право на взыскание убытков или другие средства защиты (Zeller, p. 82).

В частности, существенное нарушение договора:

  • является основанием для расторжения договора вследствие нарушения по ст. 49(1)(а), 64(1)(а) и 51(2) Конвенции;
  • предвидение такого нарушения является основанием для расторжения договора по ст. 72(1) и 73 Конвенции;
  • является основанием для требования покупателя о замене товара, не соответствующего договору по ст. 46(2) Конвенции;
  • по ст. 70 Конвенции регулирует особый порядок перехода рисков сохранности товара.

Существенное нарушение по Конвенции и английское право. Основным предназначением ст. 25 Конвенции является, безусловно, определение ситуаций, в которых нарушение договора является основанием для его расторжения (El-Saghir).

В этом аспекте Конвенция существенно отличается от своего основного «конкурента» — английского торгового права (см. Zeller, p. 84 и далее).

По английскому праву (включая 1979 Sale of Goods Act) отказ от договора (termination) значительно более прост, чем по Конвенции (см. Bridge, p. 22).

Конвенция, в свою очередь, изначально исходила из необходимости максимально продлить существование и действительность договора, рассматривая его расторжение как оружие последней возможности (Zeller, p. 82).

В частности, что наиболее заметно, статьи 13–15 английского Акта прямо классифицируют предмет сделки (description), качество товара (quality) и его пригодность (fitness) как существенные условия договора купли-продажи (conditions), практически любое нарушение которых однозначно дает пострадавшей стороне право на прекращение договора независимо от реальных негативных последствий такого нарушения (см. Bridge, p. 23). При этом же, в английском Акте отсутствует известная Конвенции концепция «исправления недостатков» (см. J & H Ritchie Ltd v Lloyd Ltd [2007] 1 WLR 670), при помощи которой нарушитель может «исправить» или «улучшить» свое нарушение.

Таким образом, оздается впечатление, что английское право лучше приспособлено для купли-продажи товаров в ситуациях, когда быстрый отказ от договора позволяет избежать значительной части убытков: на рынках высокой волатильности, при использовании товарораспорядительных документов (documentary sales), на рынках скоропортящихся продуктов, легкозаменяемых товаров и услуг (к примеру, услуг морской перевозки), в случае, если значение имеют сроки исполнения контракта (time is of the essence) и т.п. В то же время, Конвенция лучше приспособлена для поставок ценных штучных товаров, отказ от принятия которых приводит к большим убыткам производителя.

Тем не менее, как утверждают некоторые исследователи (см. Singh & Leisinger), в ситуации, когда необходим быстрый отказ от договора, Конвенция может быть так же эффективна, как и английское право. В частности, Конвенция позволяет сторонам:

  • прямо договориться о том, что определенное нарушение будет существенным (см. Singh & Leisinger, р. 165);
  • полагаться в вопросе существенности нарушения на стандартные условия договоров (к примеру, стандартные формы GAFTA), обычай, принятый в определенных сферах торговли или даже практику своих предыдущих отношений (см. Oberster Gerichtshof, Aug. 31, 2005, 7 Ob 175/05v (Austria), Duisburg Amtsgericht, Apr. 13, 2000, 49 C 502/00, Zivilgericht Basel-Stadt, Dec. 3, 1997, P4 1996/00448 (Switzerland))
  • применить другие возможности Конвенции (см. Singh & Leisinger, р. 167 и далее).
  • Признаки существенного нарушения. Определение нарушения договора как «существенного» включает три условия:
  • факт нарушения любого обязательства из договора (в том числе прямо предусмотренного договором или вытекающего для этого договора из Конвенции);
  • вследствие нарушения сторона «в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать на основании договора» и
  • такое последствие разумно предсказуемо для стороны, нарушающей договор и для «разумного лица» в тех же обстоятельствах. 

Стороны также могут прямо договориться о том, что определенное нарушение договора будет существенным (см. Singh & Leisinger, р. 165, Oberlandesgericht Stuttgart 841 (F.R.G.) (2001), Zivilgericht Basel-Stadt (Switzerland), March 1, 2002, P 1997/482).

Определение судом применимого права к договору с иностранным элементом при отсутствии прямо выраженной воли сторон

  • Заключая внешнеэкономическую сделку стороны вправе оговорить как место разрешения споров, так и национальное законодательство, которое будет регулировать правоотношения сторон сделки.
  • Однако я в своей практике несколько раз сталкивался с ситуациями, когда контрагенты выбирают, например, российский арбитражный суд в качестве места разрешения споров, но при этом упускают из вида вопрос о применимом праве, оставляя его неурегулированным прямо.
  • В случае возникновения спора и при отсутствии волеизъявления сторон в отношении применимого к договору права, выбор применимого права будет осуществлять суд, компетентный рассматривать данный спор, в рассматриваемом примере – российский арбитражный суд.
  • Клиент в такой ситуации задает закономерный вопрос: право какой страны применит суд, разрешая спор?

С практической точки зрения ответ на этот вопрос не всегда будет однозначным. Попробуем выделить основные подходы к определению применимого права к договору с иностранным элементом, содержащиеся в российских коллизионных нормах и выработанные судами при применении этих норм.

Суду доступен ряд тестов, по результатам одного или нескольких таких тестов суд осуществляет выбор применимого права.

  1. Тест на решающее исполнение (формальный подход).

Согласно пункту 33 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2019 № 24 «О применении норм международного частного права судами Российской Федерации» (далее – Постановление № 24) судом при отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве применяются положения статьи 1211 ГК РФ.

Пункт 1 данной статьи говорит о том, что при отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве, к договору применяется право страны, где на момент заключения договора находится место жительства или основное место деятельности стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора.

Неисчерпывающий перечень лиц, осуществляющих решающее исполнение по той или иной сделке, содержится в пункте 2 данной статьи. К примеру, в договоре купли-продажи лицом, осуществляющим решающее исполнение, является продавец, в договоре займа – займодавец (кредитор), в договоре подряда – подрядчик и т. д.

На примере договора займа применение теста на решающее исполнение можно проиллюстрировать постановлением Арбитражного суда Московского округа от 10.07.2018 № Ф05-10552/2018 по делу № А40-239807/17:

Стороной, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора, признается сторона, являющаяся, в частности заимодавцем (кредитором) — в договоре займа (кредитном договоре).

В данном случае займодавцем выступил резидент Республики Украина… Однако, как усматривается из решения третейского суда, третейский суд применил к спорным правоотношениям сторон право Российской Федерации, тем самым нарушил соглашение сторон о праве, подлежащем применению.

При этом нельзя не отметить формальность данного подхода, поскольку данный подход не учитывает всей совокупности обстоятельств из взаимоотношений сторон. Вместе с тем в российских судах (в особенности первой инстанции) преобладает именно такой формальный подход.

Тем не менее коллизионная норма о решающем исполнении не является безусловной к применению, поскольку закон позволяет применять иные способы определения права, исходя из конкретных обстоятельств дела.

  1. Тест на тесную связь с правом конкретной юрисдикции.

Из смысла пункта 9 статьи 1211 ГК РФ следует, что если из закона, условий или существа договора либо совокупности обстоятельств дела явно вытекает, что договор более тесно связан с правом иной страны, чем та, где находится сторона, осуществляющая решающее исполнение, то к договору подлежит применению право той страны, с которой договор более тесно связан.

В пункте 36 Постановления № 24 также указано, что в исключительных случаях суд не применяет коллизионные нормы о решающем исполнении.

Там же Верховный суд разъясняет, что суду следует указать причины, по которым он считает договор явным образом более тесню связанным с правом иной страны.

Учитывая необходимость обеспечения предсказуемости и определенности договорного статута, суду при оценке совокупности обстоятельств дела, по общему правилу, следует принимать во внимание только те обстоятельства, которые сложились на момент заключения договора, а не появились позднее.

Проанализировав судебную практику, я выявил следующие обстоятельства, которые могут свидетельствовать суду о более тесной связи договора с правом конкретной юрисдикции.

  • место заключения и исполнения договора
Читайте также:  Статья 14. обязанности фонда

Договор более тесно связан с правом той юрисдикции, на территории которой он заключен и исполнялся, постановление Арбитражного суда Московского округа от 19.02.2019 № Ф05-455/2019 по делу № А41-24493/2018:

поскольку во внешнеэкономических контрактах сторонами не определено применимое право, контракты заключены на территории Российской Федерации, равно как и спорные договоры цессии, исполнение договоров происходило на территории Российской Федерации, из совокупности обстоятельств дела следует, что спор подлежит рассмотрению по законодательству Российской Федерации на основании п. 9 ст. 1211 ГК РФ.

Язык, приоритетный для договора, может свидетельствовать о более тесной связи договора с правом соответствующей юрисдикции, постановление Арбитражного суда Московского округа от 15.12.2017 № Ф05-17821/2017 по делу № А40-255169/16:

содержание договоров займа свидетельствует о тесной связи с [правом] Российской Федерации, так как … [в том числе] установлен приоритет русского текста договора над английским

  • место нарушения обязательства

Иностранные водительские удостоверения. Венская конвенция. (часть 1)

В 2015 году издана новая редакция Федерального закона «О безопасности дорожного движения» (далее — ФЗ О БДД). Но до сих пор у многих водителей, инспекторов ГИБДД нет полного его понимания.

В 2015 году издана новая редакция Федерального закона «О безопасности дорожного движения» (далее — ФЗ О БДД). Но до сих пор у многих водителей, инспекторов ГИБДД нет полного его понимания.

Лица, постоянно или временно проживающие либо временно пребывающие на территории Российской Федерации, допускаются к управлению транспортными средствами на основании российских национальных водительских удостоверений, а при отсутствии таковых — на основании иностранных национальных или международных водительских удостоверений при соблюдении ограничений, указанных в пункте 13 настоящей статьи.(пункт 12 статьи 25 ФЗ О БДД)

К лицам в относятся, как иностранные граждане, так и граждане России. Данная норма вытекает из Конституции РФ:

Иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами Российской Федерации, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором Российской Федерации.(статья 62 Конституции)

А также подтверждена разъяснением ГИБДД от 13 апреля 2015 года.

При этом водительское удостоверение должно соответствовать Венской конвенции. В разъяснении пересказаны требования и периоды действия конвенции.

Таким образом для управления транспортным средством (а также для обмена на российское водительское удостоверение) признаются следующие иностранные водительские удостоверения:

иностранные национальные водительские удостоверения, выданные в соответствии с новой редакцией приложения 6 к Венской конвенции;иностранные национальные водительские удостоверения, выданные до 28 марта 2011 года в соответствии с прежней редакцией приложения 6 к Венской конвенции;иностранные национальные водительские удостоверения, выданные до 28 марта 2011 года в соответствии с подпунктом «а» пункта 2 статьи 41 Венской конвенции в прежней редакции (составленные на русском языке либо сопровождаемые заверенным в установленном порядке переводом на русский язык).

Требования конвенции представлены ниже отдельными разделами. Для признания на территории РФ иностранные водительские удостоверения должны строго им соответствовать.

Для обмена на российское ВУ

В соответствии с вышеназванным разъяснением ГИБДД требования к иностранным водительским удостоверениям для обмена (не путать с заменой) на российские удостоверения такие же, как и требования для управления. Т.е. иностранное водительское удостоверение должно соответствовать Венской конвенции.

Иностранные национальные и международные водительские удостоверения, не соответствующие требованиям международных договоров Российской Федерации, обмену на российские национальные и международные водительские удостоверения не подлежат.(п.18 ст.25 ФЗ О БДД)

При несоответствии конвенции иностранное водительское удостоверение следует заменить в стране исхода на удостоверение нового образца, соответствующее конвенции. Либо пройти обучение в автошколе. При обмене сдаются 3 экзамена:

+ предоставляется медосмотр и уплачивается госпошлина.

Также следует раскрыть особенности применения старой и новой редакции Венской конвенции.

Старая и новая редакции Венской конвенции

Венская конвенция о дорожном движении принята в 1968 года. 28 марта 2006 года в неё внесены существенные изменения:

  • переработаны нумерация и перечень сведений удостоверения,
  • отменены удостоверения без срока действия.

При этом странам давался переходный период в 5 лет (для проведения внутригосударственных процедур по приведению в соответствие).

До конца переходного периода (с 2006 до 2011 года) в ходу были удостоверения как по новой редакции, так и по старой.

Участники конвенции обязаны признавать удостоверения, соответствующие старой редакции, выданные до 28 марта 2011 года. А также обязаны начать выдавать удостоверения по новой редакции не позднее 29 марта 2011 года.

На практике многие страны СНГ к 2011 году не привели свои удостоверения в соответствие даже старой редакции конвенции.

Например, Казахстан перешёл на новую редакцию только в начале 2015 года. (Т.е. казахстанские водительские удостоверения выданные с 2011 до 2015 года вообще не соответствуют конвенции. А выданные до 2011 года также имеют несоответствия со старой редакцией.)

Например, в узбекистанских удостоверениях до 2011 года не было органа выдачи и перепутаны местами пункты. Соответственно они не могут быть признаны другими странами соответствующими конвенции.

По этой причине следует внимательно проверять свои иностранные водительские удостоверения на соответствие конвенции. Т.к. управление по недействительному в РФ удостоверению приравнивается к управлению без права управления (ст.12.7 КоАП). Также такое удостоверение не подлежит обмену на российское водительское удостоверение.

Для того, чтобы читатели могли самостоятельно проверить свои удостоверения на соответствие Венской конвенции, мною собраны все треования в одной статье по ссылкам ниже:

  • Старые требования
  • Новые требования

В следующей статье будет разбор противоречивого Постановления Верховного суда запрещающего гражданам России управлять автомобилем по иностранным водительским удостоверениям. А также трудовая деятельность по иностранным ВУ.

А пока для сбора более подробной статистики прошу скидывать в х к статьи или в сообществе VK изображения своих иностранных водительских удостоверений (можно с замазанными персональными данными), либо ваши выводы по итогам самостоятельной проверки вашего ВУ на соответствие Венской конвенции о БДД. В формате: страна, месяц/год, соответствие/несоответствие (по каким пунктам) конвенции.

Ссылка на вторую часть

Оригинал статьи: http://mvd.wiki/guvm/Водительское_удостоверение

Сообщество VK: https://vk.com/mvd.wiki

Международные договоры Российской Федерации | Студент-Сервис

В соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ “…общепризнанные принципы и нормы
международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы”. Следовательно, в российскую правовую систему введены две категории международно-правовых норм.

Согласно Конституции РФ международные договоры обладают наивысшей юридической силой над всем внутренним законодательством.

Общепризнанными принципами и нормами международного права являются нормы, содержащие основополагающие принципы международного права, и общие принципы права, признанные цивилизованными нациями. Вторую категорию составляют нормы, содержащиеся в международных договорах России.
В соответствии со ст.

7 НК РФ если международным договором Российской Федерации,
содержащим положения, касающиеся налогообложения и сборов, установлены иные правила и нормы, чем предусмотренные НК РФ и принятые в соответствии с ним нормативные правовые акты о налогах и (или) сборах, то применяются правила и нормы международных договоров Российской Федерации. Следует также учитывать, что в соответствии со ст. 57 Конституции РФ международные договоры по вопросам налогообложения могут применяться лишь после их ратификации Федеральным Собранием РФ.

К источникам налогового права относятся две группы международных актов:

  1. международные акты, устанавливающие общие принципы налогового права и налогообложения, признанные цивилизованными нациями. К актам такого вида следует относить, например, Европейскую социальную хартию, которая была принята 18 октября 1961 г. и вступила в действие в 1965 г., и ряд других;
  2. международные межправительственные конвенции по вопросам налогообложения. К актам
    такого вида относят, например, многочисленные соглашения об устранении двойного налогообложения, заключаемые Российской Федерацией с различными странами, Соглашение от 25 ноября 1998 г. о принципах взимания косвенных налогов при экспорте и импорте товаров (работ, услуг) между государствами – участниками СНГ, двухсторонние соглашения об оказании административной помощи по налоговым делам (они заключаются между налоговыми органами различных стран в целях обмена информацией, усиления налогового контроля и т.д.), международные соглашения, носящие в основном индивидуальный характер и направленные на освобождение от уплаты налогов представительств и штаб-квартир конкретных международных организаций (ООН, ЮНЕСКО, ФИФА, МОК и т.д.) в странах

    пребывания, и ряд других.

Можно выделить три группы международных соглашений по налоговым вопросам.

Не нашли что искали?

Преподаватели спешат на помощь

  1. Акты, устанавливающие общие принципы налогообложения, такие как Европейская социальная хартия (принята 18 октября 1961 г., вступила в действие в 1965 г.), Заключительный акт совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (1975) и др. Непосредственному применению эти акты не подлежат, содержащиеся в них принципы реализуются во внутреннем законодательстве.
  2. Собственно налоговые соглашения – двух- или многосторонние соглашения, заключающиеся в
    целях избежания двойного налогообложения, недискриминации налогоплательщиков, осуществляющих хозяйственную деятельность на территории зарубежных стран, предотвращения уклонений от налогообложения. В данной группе международных соглашений можно выделить три подгруппы:
    – общие налоговые соглашения (конвенции). Они охватывают все вопросы, относящиеся к
    взаимоотношению государств по линии прямых налогов (налогов на доходы и на имущество) или косвенных налогов (например, таможенных тарифов). Россия имеет более 50 соглашений, касающихся прямых налогов, и интенсивно проводит переговоры о заключении соглашений об избежании двойного налогообложения с рядом стран;

    – ограниченные налоговые соглашения. Они посвящены либо отдельным налогам (соглашения о налогах на наследство, о налогах по социальному страхованию), либо налогообложению отдельных видов деятельности (соглашения об устранении двойного налогообложения морских и воздушных перевозок и т.п.).

    Пример. Соглашения по вопросам налогообложения отдельных экономических программ. Так,
    Российской Федерацией и США заключено Соглашение от 17 апреля 1996 г. о предоставлении отсрочки по уплате налогов в связи с реализацией программ помощи, оказываемой Российской Федерации на безвозмездной основе правительством Соединенных Штатов Америки.
    Для гармонизации косвенного налогообложения большое значение имеет Соглашение от 25
    ноября 1998 г. о принципах взимания косвенных налогов при экспорте и импорте товаров (работ, услуг) между государствами – участниками Содружества Независимых Государств;

    – соглашения об оказании административной помощи по налоговым делам. Эти соглашения

    заключаются между налоговыми органами различных стран в целях обмена информацией, усиления налогового контроля и т.п. В 1994 г. Россией заключены первые такие соглашения с Узбекистаном, Арменией, Грузией. В дальнейшем соглашения были заключены и с другими странами.

  3. Третью группу составляют различные международные соглашения, которые наряду с другими вопросами рассматривают вопросы налогового права. Например, соглашения об основах взаимоотношений между двумя государствами рассматривают, как правило, вопрос о налоговом равноправии; соглашения об установлении дипломатических и консульских отношений предусматривают взаимные налоговые льготы для дипломатических и консульских сотрудников. Большое значение имеют торговые договоры и соглашения, на основе которых устанавливается режим наибольшего благоприятствования в отношении таможенных пошлин.

Реализация международных договоров обеспечивается в том числе правом их участников
обратиться в компетентные организации для разрешения споров в области налогообложения.
Например, международные договоры об избежании двойного налогообложения (Соглашение
между Правительством РФ и Правительством Республики Кипр от 5 декабря 1998 г.

“Об избежании
двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал”; Соглашение между РФ и
Федеративной Республикой Германия от 29 мая 1996 г. “Об избежании двойного налогообложения в
отношении налогов на доходы и имущество”; Конвенция между Правительством РФ и Правительством Чешской Республики от 17 ноября 1995 г.

“Об избежании двойного налогообложения и предотвращении уклонения от налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал”; Конвенция между Правительством РФ и Правительством Королевства Саудовская Аравия от 11 февраля 2007 г.

“Об избежании двойного налогообложения и предотвращении уклонения от налогообложения в отношении налогов на доход и капитал”; Конвенция между Правительством РФ и Правительством Алжирской Народной Демократической Республики от 10 марта 2006 г. “Об избежании двойного налогообложения в

отношении налогов на доходы и имущество”; Конвенция между Правительством РФ и Правительством Федеративной Республики Бразилия от 22 ноября 2004 г.

“Об избежании двойного налогообложения и предотвращении уклонения от налогообложения в отношении налогов на доходы”; Соглашение между Правительством РФ и Правительством Мексиканских Соединенных Штатов от 7 июня 2004 г.

“Об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы” и ряд других).

6 международных договоров по безопасности, которые отказались..

Современный мир построен на активном международном сотрудничестве, закрепляемом международными соглашениями и договорами.

Особенно важны такие договоры с области безопасности, защиты прав человека, защиты окружающей среды.

И многие страны стремятся не только подписывать международные соглашение, но и выступают организаторами новых соглашений, соблюдение которых сделает наш мир безопаснее и спокойнее.

Тем не менее, даже государства, подписавшие международные соглашение, не всегда соблюдают предписанные в них условия.

Так, США является одной из стран, нарушающих международные соглашения, которые были подписаны представителями страны. Прежде всего, речь идет о соглашениях в области безопасности.

Ниже мы расскажем о 6 международных договорах по вопросам безопасности, которые отказались выполнять власти США.

1. Договор об ограничении противоракетной обороны

Договор об ограничении систем ПРО был подписан в 1972 году Леонидов Брежневым и Ричардом Никсоном в Москве. В рамках договора странам-участницам запрещалось разрабатывать национальные системы ПРО.

  • Договор просуществовал тридцать лет — в декабре 2001 года Джордж Буш заявил о выходе США из договора, который прекратил существование через полгода, как было предписано условиями.
  • Джордж Буш заявил, что этот договор ограничивает возможности страны защищать своих граждан от атак террористов, в связи с этим руководством страны было принято решение выйти из соглашения.
  • 2. ДОВСЕ

Договор об обычных вооруженных силах в Европе был подписан в 1990 году в Париже. Его подписали 16 стран-членов НАТО и 6 стран-участниц Организации Варшавского договора.

Согласно договору, стороны должны иметь равно количество боевой техники и вооружений вдоль границ между блоками.

Таким образом, договор был призван ограничить наращивание вооруженных сил одним из блоков, что ограничивало бы возможности неожиданного нападения.

В 1999 году был подписан обновленный вариант этого договора, так как НАТО расширилась, а ОВД была официально распущена.

В 2007 году Россия отказалась от исполнения ДОВСЕ, так как, по мнению Москвы, договор потерял свой смысл после того, как в НАТО вошло большинство восточноевропейских государств.

В 2011 году США также объявили о прекращении выполнения обязательств по договору ДОВСЕ. Как отметили в США, это решение было ответом на отказ Москвы выполнять свои обязательства в рамках договора.

3. Конвенция по биологическому и токсинному оружию

Конвенция о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического и токсинного оружия и об их уничтожении (КБТО) была подписана в 1972 году и вступила в силу в 1975 году. В настоящий момент ее участниками являются 163 страны, которые, как и предполагает конвенция, отказались от разработки, производства и накопления биологического оружия.

США ратифицировали Конвенцию о запрещении биологического оружия в 1972 году. Однако в 2001 году власти страны отказались принимать протокол к конвенции, предусматривающий механизмы взаимного контроля. Таким образом, на деле проверить исполнение Вашингтоном КБТО с помощью международно-правовых средств не представляется возможным.

4. Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД)

Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД) вступил в силу в 1988 году. Этот договор запрещает производство, испытания и развертывание баллистических и крылатых ракет наземного базирования средней и меньшей дальности, а также пусковых установок для них.

Этот договор считался одним из самых важных в вопросах международной безопасности, так как позволял сбалансировать ситуацию с размещением вооружения в Европе.

В 2018 году администрация Трампа заявила о готовности выйти из договора. Для этого они использовали формальный повод – якобы они нашли нарушения договора со стороны России.

Российская сторона отрицает обвинения и даже приглашала американских специалистов провести необходимые проверки. Однако со стороны США никто не откликнулся на это предложение.

  1. В результате, Россия также приостановила свое участие в договоре, об этом заявил президент Владимир Путин.
  2. Помимо этого, российская сторона добавила, что начнутся разработки и испытания новых видов вооружений, однако Россия не будет размещать подобное вооружение ни в Европе, ни в других регионах, пока там не будет аналогичного вооружения США.
  3. 5. Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО)

Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) был заключен в 1970 г. Его поддержали практически все страны мира за исключением четырех — Кубы, Индии, Пакистана и Израиля. Договор фиксировал стратегическую цель – отказ от ядерного оружия. Кроме всего прочего, он предусматривал отказ государств, обладающих ядерным оружием, от его применения против неядерных держав.

По заявлению российского МИДа, США разместили ядерное оружие на территории пяти европейских государств и в рамках совместной деятельности НАТО проводят обучение военнослужащих по обращению с ядерным оружием. По словам главы МИД РФ Сергея Лаврова, это является грубейшим нарушением международного договора.

Обучение военнослужащих включает в себя элементы ядерного планирования, а также отработку практических навыков использования ядерного оружия и самолетов-носителей.

6.Договор по открытому небу

Договор по открытому небу был подписан 34 странами. Он вступил в силу в 2002 году. Договор разрешает странам-участницам совершать полеты над территориями других стран-участниц и собирать информацию о вооруженных силах.

  • Этот договор считается одним из основ международной безопасности.
  • В 2020 году власти США заявили о намерении выйти из договора, мотивируя это тем, что Россия якобы не соблюдает его условия, при этом американская сторона не предоставила никаких доказательств несоблюдения Россией условий договора.
  • При этом власти США добавляют, что могут передумать, если Россия устранит нарушения.

Источник: Вести Экономика

Ссылка на основную публикацию