Статья 35. Признание и приведение в исполнение арбитражного решения

При разрешении спора по существу международный арбитражный суд принимает решение, которое в том числе может быть вынесено по каждому из выдвинутых требований отдельно, объединенных в одном деле.

В помещении, в котором арбитражный суд проводит совещание и принимает решение, могут находиться только лица, входящие в состав арбитражного суда, рассматривающего дело, иначе говоря, арбитры. Запрещается доступ в это помещение других лиц, а также другие способы общения с лицами, входящими в состав суда.

  • При принятии решения арбитражный суд:
    — оценивает доказательства и доводы, приведенные лицами, участвующими в деле, в обоснование своих требований и возражений;
    — определяет, какие из обстоятельств, имеющих значение для дела, установлены, а какие нет, какие законы и иные нормативные правовые акты следует применить по данному делу;
    — устанавливает право и обязанности лиц, участвующих в деле;
    — решает, подлежит ли иск удовлетворению;
    — решает вопросы о сохранении действия мер по обеспечению иска или об отмене обеспечения иска либо об обеспечении исполнения решения;
    — при необходимости устанавливает порядок и срок исполнения решения;
    — определяет дальнейшую судьбу вещественных доказательств;
    — распределяет судебные расходы;
  • — решает иные вопросы, возникшие в ходе арбитражного разбирательства.
  • Можно выделить следующие виды арбитражных решений:
    — окончательное решение, то есть решение, которое заканчивает арбитражное разбирательство; решение, касающееся всех претензий по существу. Такое решение исключает в дальнейшем юрисдикцию международного арбитражного суда по спору с аналогичными сторонами и предметом;
    — частичные решения, то есть решения, которые дают окончательный ответ по части претензий и оставляют оставшиеся требования на следующий этап арбитражного процесса;
    — предварительные решения, иногда также называемые промежуточными, которые решают предварительные вопросы, необходимые для устранения требования сторон, такие как: является ли иск ограниченным по времени, по какому праву регулируется существо спора или вопросы об ответственности сторон;
  • — решения, касающиеся затрат, то есть вознаграждения, определяющего сумму и распределение арбитражных расходов.

Под признанием иностранного судебного решения следует понимать придание ему свойств вступившего в законную силу внутригосударственного судебного решения.

Приведение в исполнение иностранного судебного решения следует рассматривать как непосредственную реализацию иностранного судебного решения путем применения к должнику предусмотренных процессуальным законодательством мер принудительного характера.

В международном частном праве исполнение иностранных арбитражных решений допускается по двум основаниям: во-первых, по нормам внутреннего (национального) законодательства; во-вторых, в силу международного договора. Таким образом, рассмотрим данную проблему в двух направлениях: международном и национальном.

Основным документом международного характера является Конвенция ООН о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 года (далее — Нью-Йоркская конвенция).

«Всегда отмечалось, что Нью-Йоркская конвенция является основным монолитом, на котором строится международный коммерческий арбитраж. 159 стран ратифицировали эту конвенцию».

Таким образом, принимая данную конвенцию, страны признают иностранные арбитражные решения.

Принятием Нью-Йоркской конвенции достигнут определенный прогресс в отношении условий для признания и исполнения иностранных арбитражных решений. Она регулирует исключительно арбитражные решения и арбитражные соглашения; по Конвенции необязательно, чтобы решение было окончательным, оно должно быть только обязательным.

  1. Каждое государство — участник Нью-Йоркской конвенции приводит в исполнение иностранные арбитражные решения в соответствии со своим процессуальным правом. Нью-Йоркская конвенция установила правило, согласно которому сторона, ходатайствующая об исполнении иностранного арбитражного решения, должна представить:
    а) подлинное арбитражное решение или его должным образом заверенную копию;
  2. б) подлинное арбитражное соглашение или его должным образом заверенную копию.

Данная конвенция также предусматривает перечень оснований, при наличии которых в исполнении решения может быть отказано. В ст.

5 указано, что в исполнении арбитражного решения может быть отказано,
если будет доказано, что:
а) в соответствии с применимым правом стороны арбитражного соглашения являлись недееспособными;
б) арбитражное соглашение является недействительным по праву, которому стороны подчинили данное соглашение;
в) сторона, против которой было вынесено решение, не была должным образом уведомлена о разбирательстве, назначении арбитра и т.д.;
г) решение вынесено по спору, который не является предметом арбитражного соглашения;
д) состав арбитража или арбитражная процедура не соответствовали применимому праву;

  • е) решение не стало окончательным для сторон или было приостановлено национальным судом.
  • Кроме того, суд, на территории которого исполняется решение, имеет два основания для отказа исполнения арбитражного решения:
    а) объект спора не является предметом арбитражного разбирательства по закону этой страны;
  • б) исполнение данного решения противоречит публичному порядку данной страны.

Аналогичные основания можно найти в ст. 34 Типового закона Комиссии Организации Объединенных Наций по праву международной торговли «О международном торговом арбитраже» от 21.06.1985.

  1. Теперь рассмотрим признание и приведение в исполнение на территории Республики Беларусь иностранных арбитражных решений и арбитражных решений белорусских судов на территории иностранного государства.
  2. После того как арбитражное решение вынесено (и в него при необходимости внесены исправления), у проигравшей арбитраж стороны (а это может быть не только ответчик, но и истец в случае, если в удовлетворении его требований отказано и решением арбитража с него взыскиваются понесенные ответчиком расходы) есть три варианта действий:
  3. 1) исполнить арбитражное решение добровольно;
  4. 2) оспаривать арбитражное решение;
  5. 3) препятствовать его приведению в исполнение.
  6. В зависимости от поведения проигравшей стороны взыскатель определяет последовательность и содержание своих действий. Прежде чем перейти к анализу возможных вариантов и судебной практики, отметим, что на Западе абсолютное большинство арбитражных решений исполняется добровольно и безотлагательно, иначе компании портят свою отчетность и рискуют переплатить большие деньги на процентах
  7. Вопросы отмены арбитражных решений регулируются национальным законодательством государства, на чьей территории вынесено соответствующее решение, причем таким национальным законодательством регулируется и процедура отмены международных арбитражных решений и, собственно, основания для их отмены.

Рассмотрим порядок приведения в исполнение решений иностранных арбитражных судов на территории Республики Беларусь. Решения иностранных международных арбитражных судов исполняются в соответствии с приложением 4 к ГПК и гл. 28 ХПК.

Вопрос о разрешении принудительного исполнения решения иностранного арбитража рассматривается по ходатайству взыскателя по месту нахождения (жительства) должника, а если должник не имеет места нахождения (жительства) в Республике Беларусь либо его место нахождения (жительства) неизвестно — по месту нахождения его имущества .

Ходатайства о признании и исполнении на территории Республики Беларусь решений иностранных судов так же, как и возражения заинтересованных лиц против их признания, в предусмотренных законом или международным договором Республики Беларусь случаях рассматриваются областными, Минским городским судами, экономическими судами областей (города Минска) по месту жительства (нахождения) должника либо в случаях, предусмотренных ст. 2 приложения 4 ГПК, ст. 246 ХПК, по месту нахождения его имущества .

Статья 246 ХПК предусматривает перечень элементов, обязательных для внесения в заявление о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда или иностранного арбитражного решения.

Проанализируем практику приведения в исполнение иностранных арбитражных решений судами Республики Беларусь.

Проблемный вопрос признания и исполнения решений иностранных судов на территории России

Вопросы признания и исполнения решений иностранных судов или иностранных арбитражных решений на территории России возникают достаточно часто в судебной практике (только за 2018 год рассмотрено более 200 подобных дел, согласно данным судебной статистики ВС), вместе с тем, с ними связаны определенные трудности с точки зрения практической реализации.

Порядок признания и приведения в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений регулируется главой 31 АПК.

Российский арбитражный суд может отказать в признании и приведении в исполнение соответствующего решения в случае, если сторона, против которой принято решение, не была своевременно и надлежащим образом извещена о времени и месте рассмотрения дела или по другим причинам не могла представить в суд свои объяснения.

Установление факта надлежащего извещения стороны судебного разбирательства о процессе в иностранном суде путем правильного применения норм национального и международного права является одним из элементов процедуры признания и приведения в исполнение решений иностранных судов. Обязанность представить доказательство извещения другой стороны о процессе предусмотрено российским процессуальным законодательством, а также нормами международного права (например, международными соглашениями о правовой помощи между странами).

Бремя доказывания своевременного и надлежащего извещения лежит на лице, заявляющем о признании и приведении в исполнение иностранного решения (п. 3 ч. 3 ст. 242 АПК; п. 4 ч. 2 ст. 411 ГПК; и, например, п. «г» ст. 9 Соглашения стран СНГ от 20.03.1992 «О порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности»; ч. 3 ст.

52 Договора между РФ и Республикой Польша о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и уголовным делам; ч. 2 ст. 52 Договора между РФ и Литовской Республикой о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам; ч. 2 ст.

Читайте также:  Глава 4. хранение и учет архивных документов

39 Договора между РФ и Арабской Республикой Египет о взаимной правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, коммерческим и семейным делам).

Обращаю внимание, что отсутствие доказательств получения судебных извещений, направленных в порядке, предусмотренном нормами соответствующего международного договора или федерального закона, сам по себе не может являться основанием для безусловной отмены судебного акта.

В таком случае заявитель должен доказать, что   сторона приняла участие в иностранном судебном процессе (например, протокол судебного заседания, в котором отражено участие представителя стороны) или, по крайней мере, знала об иностранном судебном процессе и могла представить в иностранный суд свои объяснения (например, сторона направила отзыв или какое-либо заявление/ходатайство).

Как уже было сказано, последствием того, что сторона не была своевременно и в надлежащей форме извещена о судебном заседании и не приняла в нем участия, является отказ в признании и приведении в исполнение соответствующего решения (см., например, недавнее дело, дошедшее до Верховного Суда, № А35-2592/2018).

Вместе с тем, в практике встречаются случаи, когда необходимо признать и исполнить решение иностранного суда, которое в силу процессуальных норм иностранного государства принимается судом без вызова сторон и, соответственно, без их извещения о судебном заседании. Нормы национального и международного права сформулированы императивно и не предусматривают исключений, как быть в таком случае лицу, желающему признать и исполнить подобное решение суда.

В таких случаях заявителю необходимо доказать, что процессуальным законодательством иностранного государства предусмотрено принятие подобных решений без извещения сторон (часто защита прав стороны в таких спорах обеспечивается направлением стороне копии судебного решения, а также установление срока на его обжалование), для этого, как показывает опыт, достаточно представить извлечение из процессуального законодательства иностранного государства с нотариально заверенным переводом.

Билет 75. Признание и приведение в исполнение иностранных судебных решений

В отношении иностранных арбитражных решений действует Нью-Йоркская конвенция 1958 г. о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений.

В соответствии с п. 1 ст. I Конвенции она применяется к арбитражным решениям:

  1. вынесенным «на территории государства иного, чем то государство, где испрашивается признание и приведение в исполнение таких решений, по спорам, сторонами в которых могут быть как физические, так и юридические лица».
  2. «которые не считаются внутренними решениями в том государстве, где испрашивается их признание и приведение в исполнение».

Под арбитражными решениями понимаются решения как изолированных, так и постоянных арбитражных органов (институционных арбитражей).

Следует еще раз обратить внимание на то, что действие Конвенции не распространяется на признание и исполнение государственных арбитражных судов и иных судов, входящих в судебную систему государств (хозяйственных, экономических, торговых).

Нью-Йоркская конвенция устанавливает ограниченный перечень оснований для отказа в признании и исполнении иностранных арбитражных решений. Он является исчерпывающим и не подлежит расширительному толкованию.:

  1. Основания применяемые судом только по просьбе стороны в споре, против которой вынесено решение;
    1. стороны арбитражного соглашения были в какой-либо мере недееспособны по применимому к ним закону;
    2. арбитражное соглашение недействительно по закону, которому стороны это соглашение подчинили, и при отсутствии такого указания — по закону страны, где это решение было вынесено;
    3. сторона, против которой вынесено решение, не была должным образом уведомлена о назначении арбитра или об арбитражном разбирательстве или по другим причинам не могла представить свои объяснения;
    4. решение вынесено по спору, не предусмотренному арбитражным соглашением;
    5. состав арбитражного органа или арбитражный процесс не соответствовали соглашению сторон либо закону той страны, где состоялся арбитраж;
    6. решение еще не стало окончательным для сторон либо было отменено или приостановлено исполнением компетентным органом страны, где оно было вынесено, или страны, закон которой применяется (в отношении России и других стран — участниц Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже 1961 г. это может иметь место в ограниченном числе случаев, предусмотренных п. 1 ст. IX Европейской конвенции).
  2. Основания применяемые судом ex officio, т.е. по собственной инициативе.
    1. объект спора не может быть предметом арбитражного разбирательства по законам этой страны;
    2. признание и приведение в исполнение иностранного арбитражного решения противоречит публичному порядку этой страны (ст. V Нью-Йоркской конвенции).

Анализ положений Нью-Йоркской и Европейской конвенций показывает, что компетентный государственный орган страны, в которой испрашивается исполнение иностранного арбитражного решения, не может пересмотреть его по существу.

Иностранные арбитражные решения признаются и приводятся в исполнение в России, если это предусмотрено:

1. международным договором РФ;

2. федеральным законом.

  • Эти же суды рассматривают вопросы о выдаче исполнительных листов по решениям международного коммерческого арбитража, находящегося на территории России.
  • К признанию и исполнению иностранных арбитражных решений принимаются согласно ГПК РФ те же правила, которые установлены в отношении признания решений иностранных судов, которые не требуют принудительного исполнения.
  • В отношении ходатайства о принудительном исполнении применяются также правила, которые установлены в отношении того, что должно содержать ходатайство об исполнении судебного решения.
  • Отказ в принудительном исполнении допускается в случае, если:
  1. исполнение решения может нанести ущерб суверенитету Российской Федерации
  2. угрожает безопасности Российской Федерации
  3. противоречит публичному порядку Российской Федерации.

Согласно правилам ГПК РФ сторона, ходатайствующая о признании или об исполнении решения иностранного третейского суда (арбитража), должна представить:

  1. подлинное решение иностранного третейского суда (арбитража) или его должным образом заверенную копию,
  2. подлинное арбитражное соглашение или его должным образом заверенную копию.

В случае, если арбитражное решение или арбитражное соглашение изложено на иностранном языке, сторона должна представить заверенный перевод этих документов на русский язык.

Заявление о признании и приведении в исполнение иностранного арбитражного решения рассматривается в судебном заседании судьей единолично в срок, не превышающий месяца со дня его поступления в арбитражный суд (ст. 243)..

Принудительное исполнение производится на основании исполнительного листа арбитражным судом, вынесшим определение.Иностранное арбитражное решение может быть предъявлено к принудительному исполнению в срок, не превышающий трех лет со дня вступления в законную силу.

На основании решения иностранного арбитража и вступившего в законную силу определения компетентного российского суда выдается исполнительный лист, который направляется в суд по месту исполнения арбитражного решения. Конкретные действия по принудительному исполнению решения производятся судебным исполнителем в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Федеральным законом от 27 июля 1997 г. «Об исполнительном производстве» установлено, что исполнительные листы, выдаваемые судами на основании решений Международного коммерческого арбитража и иных третейских судов, могут быть предъявлены к исполнению в течение шести месяцев.

Этот срок исчисляется со дня вступления в законную силу судебного акта или окончания срока, установленного при отсрочке или рассрочке его исполнения, либо со дня вынесения определения о восстановлении срока, пропущенного для предъявления исполнительного документа к реализации. В тех случаях, когда судебный акт подлежит немедленному исполнению, указанный срок исчисляется со следующего дня после вынесения такого акта.

Международный коммерческий арбитраж и правовое регулирование процедуры признания и приведения в исполнение его решений



В настоящие время в условиях глобализации и развития внешнеэкономического сотрудничества между странами международный коммерческий арбитраж приобрел особое значение в качестве института международного частного права, направленного на рассмотрение споров и разногласий между участниками интернациональных экономических отношений.

Благодаря особой правовой природе и преимуществам он активно развивается и приобретает признание как в зарубежных странах, так и в Российской Федерации. Однако, как институт, существующий благодаря автономии воли сторон, ему необходим особый механизм реализации своих решений на территории иностранных государств.

Читайте также:  Статья 41. Материальная ответственность подозреваемых и обвиняемых

Таким механизмом является признание и приведение в исполнение решения международного коммерческого арбитража через государственную судебную систему. Данный аспект является заключительным, а также наиболее весомым этапом всей процедуры урегулирования международного торгового спора, поскольку именно он реализует благоприятные последствия для выигравшей стороны.

На сегодняшний день вышеуказанный правовой институт регламентируется как на национальном уровне, так и международными унифицированными актами.

Ключевые слова: международный коммерческий арбитраж, признание и приведение в исполнение арбитражных решений, Нью — Йоркская Конвенция

Международный коммерческий арбитраж может быть определен как особый инструмент разрешения внешнеэкономических споров. Он представляет собой негосударственный орган, который создается специально для рассмотрения определенного дела, либо действующий на постоянной основе.

Рассмотрение спора происходит путем вынесения решения, являющегося обязательным для всех его участников, в специальной процессуальной форме [8, c. 883].

Кроме того, в настоящее понятие необходимо включить особенности, которые связаны с определением состава арбитража, основанного на автономии воли участников, а также специфику признания и исполнения решений международного коммерческого арбитража на территории различных государств [9, c. 351].

В науке довольно продолжительное время велась дискуссия относительно правовой природы международного коммерческого арбитража и его сущности как юрисдикционного органа. Рассмотрев мнения авторитетных ученых, высказанные по заданной проблеме, можно прийти к выводу, что существует три доктринальных подхода, которые преобладают в теории международного частного права в настоящий момент.

Договорная концепция содержит в себе идею, что международный коммерческий арбитраж представляет собой договорно-юридический институт, основой которого является арбитражное соглашение. Указанное соглашение, по общему правилу, заключается партнерами одновременно с подписанием договора.

Согласно договорной концепции арбитражное соглашение воспринимается как гражданско-правовой договор, который определяет выбор конкретного арбитражного центра, место, время, язык, саму форму процедуры урегулирования спора и иные необходимые характеристики арбитражного разбирательства.

Вследствие того, что арбитражное соглашение в рамках данной концепции имеет договорной характер, то и сам арбитраж определяется через вышеуказанное соглашение как орган, обладающий договорной природой [3].

Сторонники данной теории применяют к арбитражному соглашению такие понятия материального характера, как основания недействительности, правосубъектность сторон при заключении данного соглашения.

Прямо противоположная точка зрения представлена в процессуальной теории. Данная концепция рассматривает международный коммерческий арбитраж как особенную разновидность правосудия, регулируемую на основании права той страны, где происходит сам процесс [7, с. 141].

Роль арбитражного соглашения как соглашения, обладающего исключительно процессуальной природой, состоит только в том, чтобы исключить юрисдикцию государственного органа судебной власти.

Сторонники данной научной идеи считают, что регламентация арбитражного разбирательства подчинена не воле сторон по договору, а государственному суверенитету.

Смешанная теория синтезирует идеи договорной и процессуальной теории. Международный коммерческий арбитраж существует как независимый институт. В нем присутствуют элементы как материально-правового, так и процессуально-правового характера [7, с. 142].

Вопросы, которые по общему правилу регулируются в соответствии с волеизъявлением сторон и отражены в арбитражном соглашении, представляют собой материально-правовую часть вышеуказанной концепции.

В то же время взаимодействие арбитража и государства относится к процессуальным отношениям и регламентированы национальным правом.

Таким образом, смешанная теория отражает двойственную природу международного коммерческого арбитража. Невозможно отрицать, что в основе МКА присутствует дуализм материального и процессуального.

Участники внешнеэкономической деятельности могут определить собственные требования к проведению третейского процесса в арбитражном соглашении. Представляется ясным, что его функция не может состоять только в исключении юрисдикции государственного суда.

Напротив, арбитражное соглашение — это особая форма проявления воли субъектов международно- торгового процесса, направленная на установление собственных условий при рассмотрении возможного спора.

Но нельзя не признать значимость процессуальной составляющей, которая регламентирует, например, окончательную стадию арбитражного разбирательства, а именно — признание и приведение в исполнение иностранного арбитражного решения.

Существует множество способов урегулирования спорных ситуаций в сфере интернациональной торговли (обращение в специализированный или общей юрисдикции государственный суд, также медиация). Однако именно международный коммерческий арбитраж занимает лидирующую позицию в настоящей области.

Так, согласно опросу Арбитражной Ассоциации 2016 года 72,5 % российских юристов указали арбитраж наиболее предпочтительным вариантом для рассмотрения внешнеэкономического спора [16].

Думается, что причиной столь высокого уровня доверия к вышеуказанному институту являются его бесспорные преимущества.

Одно из главных достоинств международного коммерческого арбитража представлено тем фактом, что это третейская форма разрешения споров. Главная цель МКА состоит в том, чтобы разрешить спор согласно воле сторон.

Данное обстоятельство презюмирует, что в решениях международного коммерческого арбитража будет отсутствовать предвзятость, основанная на национальном признаке.

И российские, и зарубежные ученые отмечают, что международный коммерческий третейский орган существует как наиболее оптимальный и политически нейтральный способ рассмотрения конфликтных ситуаций между субъектами из разных государств [6, c. 166].

Стороны, указывая в арбитражном соглашении арбитражную форму правосудия, с одной стороны, реализуют свое право на разрешения спора в рамках выбранной ими процессуальной действительности, а, с другой стороны, исключают юрисдикцию национальных судов, не допуская преимущество того хозяйственного образования, на чьей территории находится суд.

Вместе с тем, еще одним важным преимуществом международного коммерческого арбитража является принцип конфиденциальности, которым руководствуются судьи при осуществлении самого судебного разбирательства, так и при вынесении арбитражного решения.

Данный принцип нашел свое отражение во многих правовых актах, например, в пункте 46 Правил арбитража международных коммерческих споров при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (далее — Правила МКАС при ТПП РФ) [19].

Действительно, многие субъекты международной экономической деятельности не желают, чтобы информация об их участии в судебном процессе, о предмете спора или о возможном негативном решении была известна широкому кругу лиц. Это может повлиять на деятельность участников судебного разбирательства.

Так, например, сведения о возможных разногласиях между контрагентами могут неблагоприятно повлиять на биржевые котировки [9, c. 352].

Стоит также отметить такое важное преимущество международного коммерческого арбитража, как неформальный характер третейского процесса. Процедура в международном арбитражном органе не отягощена многочисленными нормами и правилами, затруднительными для понимания, например, зарубежным партнёром. Это, в свою очередь, делает возможным рассмотрение спора за более короткое время.

Кроме того, необходимо указать, что международный коммерческий арбитраж — это специализированный орган для рассмотрения определенного круга споров, вытекающих из международных торговых отношений.

Каждый институциональный международный арбитражный центр имеет список арбитров, в который включены профессионалы своего дела, имеющие колоссальный опыт в сфере урегулирования международно-торговых споров.

В частности, в список арбитров МКАС при ТПП РФ входят юристы с мировым именем, доктора наук и профессора не только из России, но также из США, Великобритании, Швейцарии и других стран [19].

Одним из главных преимуществ МКА является окончательный характер решения арбитражного института. В соответствии с его фундаментальным принципом res judicata решение международного коммерческого арбитража окончательно, не подлежит пересмотру по существу или изменению, а также обязательно к исполнению.

Принцип res judicata признан большинством стран. Так, в решении Верховного Суда США в деле Hall Street Associates. v.

Mattel, Inc установлено, что решение арбитражного суда не может быть пересмотрено государственным (в данном деле районным (District)) судом, даже при наличии настоящего полномочия в арбитражном соглашении [22].

Необходимо указать, что в соответствии с тем фактом, что спор был передан в арбитражный орган на основании воли сторон, решение зарубежного арбитражного органа должно исполняться контрагентами в добровольном порядке. Так, согласно статье 46 Арбитражного регламента арбитражного института торговой палаты г.

Стокгольма стороны обязаны исполнять без промедления каждое арбитражное решение [1]. Схожая норма присутствует в пункте 42 Правила МКАС при ТПП РФ [19]. Однако на практике проигравшая сторона не всегда добросовестно исполняет вышеуказанное обязательство.

Именно по этой причине наиболее значимым преимуществом международного коммерческого арбитража является специальный механизм, обеспечивающий реализацию решений МКА практически в любом государстве мира.

Фундаментальные положения механизма реализации решений международного коммерческого арбитража были воплощены в Конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 г (далее — Нью-Йоркская Конвенция 1958 г.).

Согласно статье III данного документа каждое государство-участник имеет обязательства по признанию арбитражных решений на своей территории и исполнению вышеуказанных решений в соответствии с национальными процессуальными нормами [5].

Читайте также:  Статья 32.5-1. меры, применяемые органом страхового надзора

Благодаря тому, что участниками данной конвенции является 159 стран (в том числе и Россия), решения международных арбитражных судов намного проще исполнить, чем решение любого государственного суда, поскольку для этого требуется ратифицированный международный договор о взаимной правовой помощи.

В отсутствие такого договора возможна реализация судебного решения посредством применения международных принципов [23]. Так, например, было вынесено определение Высшего арбитражного суда от 7 декабря 2009 г., обязывающее исполнить решение голландского суда, руководствуясь международным принципом взаимности [14]. Но это скорее исключение из правила, чем норма поведения государственных (в том числе российских) судов.

Настоящая Конвенция является применимой к любому иностранному арбитражному решению, не различая решения постоянно действующего или решения временного арбитражного органа.

Однако, стоит отметить, что решения государственных судов не могут быть исполнены и признаны согласно настоящей Конвенции. При этом в судебной практике могут встречается правоприменительные акты, содержащие в себе некорректное указание на нормы Нью-Йоркской Конвенции 1958 г.

при рассмотрении заявлений о признание и приведение в исполнение решений иностранного государственного суда [22, c. 20].

Согласно территориальному действию Нью- Йоркской Конвенции 1958 г. признать и исполнить иностранное арбитражное решение можно на территории любого государства, в независимости от того факта, является ли данная страна участником конвенции или нет.

Но при этом у государств остается возможность при ратификации сделать оговорку к указанному международной акту и применять его положения только к арбитражным решениям, вынесенным на территории стран-участниц, либо в соответствии с одним из главных принципов признания любого иностранного судебного решения — с принципом взаимности.

Так, СССР, ратифицируя Нью–Йоркскую Конвенцию 1958 г., сделал заявление о том, что признает арбитражные решения стран, не являющихся участниками известного унифицированного международного акта, только в условиях фактической взаимности [21]. Таким образом, данная оговорка действительна и для России, как для страны–правопреемницы.

Однако количество стран-участниц Нью — Йоркской Конвенции 1958 г. постоянно растет. В указанных обстоятельствах глобализации мирового сообщества актуальность таких оговорок постепенно уменьшается.

В соответствии с данной Конвенцией, решение международного коммерческого арбитража может быть признано и исполнено по ходатайству одной из сторон арбитражного разбирательства.

Она должна предоставить в компетентный суд должным образом заверенное арбитражное решение, а также подлинное, либо надлежащим образом заверенное арбитражное соглашение, в соответствии с которым в арбитраж и был передан спор.

Данные документы необходимо перевести на официальный язык судебного органа, где испрашивается признание и исполнение.

Нью-Йоркская Конвенция 1958 г. не предусматривает специальных требований к форме арбитражного решения, или его обязательного соответствия процессуальным нормам страны, принимающей решение о признании и приведении в исполнение. Следовательно, данное обстоятельство приводит к унификации и сближению стран с дифференциальными правопорядками и правовыми системами.

Кроме того, государство признает и приводит в исполнение решения международного коммерческого арбитража согласно своему процессуальному праву. Именно государство устанавливает компетентный орган, имеющий юрисдикцию на рассмотрение заявлений.

Решения иностранных арбитражных органов в сфере международной коммерческой деятельности реализуются на территории Российской Федерации по заявлению одной из сторон спора в Арбитражных судах Российской Федерации (далее — АС РФ) в соответствии с главой 31 Арбитражного процессуального кодекса (далее АПК РФ) [2] и разделом VIII закона РФ «О международном коммерческом арбитраже» [12].

Признание и приведение в исполнение иностранных арбитражных решений

Чрезвычайно важной проблемой третейского разбирательства является проблема признания и исполнения иностранных арбитражных решений'. [1]

Признание и приведение в исполнение иностранных арбитражных решений было унифицировано Ныо-Йоркской многосторонней конвенцией 1958 г. РФ наряду со 155 государствами является участницей этой конвенции. Конвенция распространяется на иностранные арбитражные решения, вынесенные как институциональным арбитражем, так и арбитражем ad hoc.

В соответствии со ст. 35 Закона о международном коммерческом арбитраже арбитражное решение признается в России обязательным независимо от того, в какой стране оно было вынесено и при подаче в компетентный суд ходатайства приводится в исполнение. Исполнение в РФ иностранного арбитражного решения не зависит от наличия международного договора с соответствующим государством.

Многие авторы придерживаются позиции, согласно которой исполнение решений иностранных судов возможно на условиях взаимности. Спецификой их позиции является то, что они рассматривают взаимность в качестве уже существующего элемента в нормативной модели признания иностранных судебных решений.

В пользу возможности признания решений иностранных судов только на условиях взаимности приводится ряд аргументов.

Прежде всего указывается на то, что международный договор России является не более чем одной из форм выражения согласия для приведения иностранного решения в исполнение, поскольку для этого имеет значение не само по себе наличие международного договора, а согласие государства с приведением такого решения в исполнение.

При этом ни в одном федеральном законе не говорится о том, что при отсутствии международного договора России приводить иностранное решение в исполнение запрещается. Данная аргументация усиливается тем обстоятельством, что правом выражать согласие на приведение в исполнение иностранных решений от имени государства обладают также суды общей юрисдикции и государственные арбитражные суды[2].

Можно сказать, что значение третейского суда снижается тем, что принудительное исполнение решения происходит после того, как компетентный суд признает решение и обеспечит принудительное его исполнение.

Существуют мнения, что «эта процедура признания и исполнения отражает важнейшую связь национальных судов и третейского суда в пределах которой тестируется роль судебной системы» [3] [4].

Признание и принудительное исполнение становится особенно важным, когда решение третейского суда выносится под юрисдикцией иностранного государства или когда третейский суд проводится в соответствие с международной процедурой.

Таким образом, на момент исполнения решения и частично на момент принятия мер по обеспечению иска, возможно столкнуться с вмешательством государства в продукт единения воли сторон — в соглашение об арбитраже. Пределы вмешательства — основания отказа в принудительном исполнении.

Это случаи, когда доказано, что: а) стороны в арбитражном соглашении были, по применимому к ним закону, в какой-либо мере недееспособны или эго соглашение было недействительно по закону, которому стороны его подчинили, а при отсутствии такого указания, по закону страны, где решение было вынесено; или б) решение было вынесено по спору, не предусмотренному или не подпадающему под условия арбитражного соглашения или арбитражной оговорки в договоре; или в) состав арбитража или арбитражная процедура не соответствовали соглашению сторон. Интересное, на наш взгляд положение по данному вопросу содержится в шведском законе 1999 г., предусматривающее, что иностранные (не субъекты права Швеции) участники арбитражного соглашения могут в соглашении заранее исключать возможность отмены арбитражного решения но всем или каким-либо основаниям.

С учетом изменений, внесенных в ст.

34 Закона о МКА о возможности сторон в арбитражном соглашении, предусматривающем администрирование арбитража постоянно действующим арбитражным учреждением, предусмотреть, что арбитражное решение является окончательным и не подлежит отмене, можно сказать, что данная правовая позиция соответствует современным тенденциям развития законодательства о международном коммерческом арбитраже в ведущих зарубежных юрисдикциях[5].

Существуют и императивные пределы исполнения.

Это случаи, когда объект спора не может быть предметом арбитражного разбирательства по закону страны, где испрашиваются признание и исполнение арбитражного решения или будет установлено противоречие публичному порядку.

Однако суды редко прибегают к оговорке о публичном порядке. Нарушение публичного порядка можно констатировать лишь в том случае, если применение иностранного права приводит к результату, недопустимому с позиции российского права.

В заключение хочется лишь заметить, что законодательство в сфере международного коммерческого арбитража изменяется, происходит унификация положений с международно-правовыми договорами Российской Федерации, что, безусловно, будет способствовать развитию и повышению эффективности данного правового института международного частного права.

Ссылка на основную публикацию