Статья 19. верховный суд российской федерации

Бывает, что сталкиваешься с вопросом, ответ на который для тебя очевиден. Нормы закона сформулированы однозначно и, казалось бы, ничего иного практика придумать не может. Но потом смотришь решения судов и убеждаешься, что всё с точностью до наоборот. Вот пример.

Статьей 12 Федерального закона предусмотрено, что бывший государственный или муниципальный служащий в течение двух лет после увольнения должен сообщать своим последующим работодателям о том, где он служил. Обязанность эта закреплена не за всеми служащими, а лишь за теми, чьи должности включены в перечни, установленные нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Работодатель же, узнав о государственном прошлом принимаемого на работу сотрудника, должен в течение десяти дней сообщить о заключении трудового договора бывшему работодателю (органу власти). Тот передает вопрос на рассмотрение комиссии по соблюдению требований к служебному поведению, которая либо разрешает, либо не разрешает заключить трудовой договор.

Если гражданин не сообщит новому работодателю о том, что его должность была в перечне, его новый трудовой договор будет прекращен. Если же нынешний работодатель не исполнит обязанность по уведомлению соответствующего органа власти, он получит штраф по статье 19.29 КоАП РФ. Для должностных лиц – от двадцати до пятидесяти тысяч рублей, на юридических – от ста до пятисот тысяч рублей.

Изложенные нормы настолько важны, что Верховный Суд Российской Федерации посвятил статье 19.29 КоАП РФ отдельный обзор судебной практики (от 30 ноября 2016 года) и отдельное постановление Пленума (от 28 ноября 2017 года).

Обобщив сформировавшуюся за девять лет действия закона практику, Верховный Суд РФ сделал важные пояснения, из которых можно сделать следующие выводы:

  • под указанными в статье 12 Федерального закона «О противодействии коррупции» перечнями, установленными нормативными правовыми актами Российской Федерации, следует понимать как перечни, утвержденные непосредственно для целей названной нормы, так и — в случае отсутствия названных перечней — нормативные правовые акты, определяющие должности, при замещении которых служащие обязаны представлять сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера (пункт 3 Постановления Пленума).
  • работодатель будет подлежать ответственности по статье 19.29 КоАП РФ и в том случае, если работник не сообщил ему о прежнем месте службы, но у работодателя имелись сведения о ранее замещаемой им должности государственной (муниципальной) службы (например, из трудовой книжки, документов воинского учета, военного билета, из заполняемой гражданином при трудоустройстве анкеты) (пункт 12 Постановления Пленума).

Что имеем на практике.

Региональное правительство издает постановление, где содержится указание нижестоящим ведомствам утвердить свои перечни должностей, которые обязаны декларировать свои доходы и имущество.

Какое-нибудь областное министерство образования утверждает приказ с таким перечнем. Приказ не публикуется как нормативный правовой акт и не регистрируется в Минюсте.

Просто доводится до сведения сотрудников, которые добросовестно его исполняют.

Потом один из служащих, чья должность входила в перечень, увольняется и идет работать в коммерческую организацию. Он не сообщает работодателю, что отчитывался о доходах и расходах. Он просто дает свою трудовую книжку, где указана его прежняя должность.

Работодатель, не найдя среди опубликованных нормативных правовых актов перечень должностей того самого министерства образования, успокаивается и трудоустраивает бывшего госслужащего. Преждевременно.

В течение шести лет (именно таков срок давности привлечения по статье 19.29 КоАП РФ) в организацию может обратиться прокурор, выдать представление и возбудить дело об административном правонарушении. Рассматривать дело предстоит мировому судье.

Казалось бы, перспектива ясна. Министерство не опубликовало свой нормативный правовой акт с перечнем, а, следовательно, он в силу части 2 статьи 15 Конституции РФ не может быть применен. Но позиция судов иная.

Постановление Владимирского областного суда от 9 декабря 2016 года № 4а-338/2016:

… довод жалобы относительно того, что Приказ … предназначался для служебного пользования, не был опубликован в официальных источниках и не размещался на официальном сайте …, в связи с чем его содержание не могло быть известно ООО «****», нельзя признать обоснованным.

…располагая данными о ранее замещаемой С. должности … при приеме на работу С.

ООО «****» имело возможность установить данные, необходимые для соблюдения требований ФЗ № 273-ФЗ, однако не приняло все зависящие от него меры, обязанность по сообщению о заключении трудового договора представителю нанимателя (работодателю) бывшего военнослужащего по последнему месту службы не исполнило, нарушив требования ч. 4 ст. 12 ФЗ № 273….

Постановление Пермского краевого суда от 25 сентября 2017 года по делу № 44а-1297/2017:

Постановление главы Ординского муниципального района Пермского края … принято во исполнение Федерального закона от 25 декабря 2008 года № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» и Указа Президента РФ от 21 июля 2010 года № 925 «О мерах по реализации отдельных положений Федерального закона «О противодействии коррупции», является действующим и подлежит обязательному исполнению.

Таким образом, ссылка заявителя на отсутствие сведений об официальном опубликовании указанного Постановления в печатных изданиях не влияет на законность выводов мирового судьи и судьи городского суда о наличии в действиях ООО «СП Правда» состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 19.29 КоАП РФ.

Постановление Санкт-Петербургского городского суда от 10 июня 2016 года № 4а-637/16:

… довод жалобы относительно того, что Приказ Вице-губернатора Санкт-Петербурга … не был опубликован, в связи с чем он не должен применяться и влечь за собой правовые последствия, не может быть признан обоснованным. Учитывая тот факт, что данный приказ был принят на тот момент, когда В.

еще работала в Юридическом комитете Администрации Губернатора Санкт-Петербурга …, а также тот факт, что данный приказ непосредственно затрагивал ее права и обязанности, поскольку данным приказом ее должность была включена в Перечень должностей, указанный в ч. 4 ст. 12 ФЗ № 273, по нормам действующего законодательства В.

не могла быть не уведомлена о принятии данного приказа.

В связи с вышеизложенным, Общество обязано было в десятидневный срок письменно сообщить о заключении трудового договора с В. в Юридический комитет Администрации Губернатора Санкт-Петербурга, однако данная информация была направлена несвоевременно.

Противоположный подход был сделан лишь Ульяновским областным судом в Постановлении от 14 сентября 2017 года по делу № 4А-342/2017:

Распоряжение Министерства здравоохранения и социального развития Ульяновской области № 252-гс от 25 декабря 2014 года … официально не опубликовано.

Кроме того, распоряжение Министерства здравоохранения и социального развития Ульяновской области № 252-гс от 25 декабря 2014 года локальным нормативным актом не является, поскольку затрагивает права и интересы неопределенного круга лиц, в том числе потенциальных работодателей граждан, ранее замещавших должности, поименованные в указанном Перечне. Поэтому соответствующие выводы предыдущих судебных инстанций следует признать неправильными.

Более того, в ч. 4 ст. 12 Федерального закона от 25 декабря 2008 года № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» нет упоминания о необходимости руководствоваться локальными нормативными актами при выполнении требований указанной правовой нормы.

Выводы предыдущих судебных инстанций об имевшем место официальном опубликовании распоряжения Министерства здравоохранения и социального развития Ульяновской области « 252-гс от 25 декабря 2014 года со ссылкой на его размещение на сайте Министерства здравоохранения и социального развития Ульяновской области www.sobes73.ru следует признать несостоятельными, поскольку размещение этого нормативного акта на указанном сайте официальным опубликованием этого нормативного акта не является и не порождает обязанности у неопределенного круга лиц руководствоваться этим нормативным актом в своей деятельности…

Других дел с аналогичными обстоятельствами, дошедшими до уровня суда субъекта найти не удалось. Вполне вероятно, что организации довольствуются тем, что отделались минимальным (100 тысяч рублей) или ниже низшего (50 тысяч рублей) штрафом.

Но, на мой взгляд, вопрос принципиальный.

Судя по статистике, содержащейся в Обзоре ВС РФ от 30 ноября 2016 года, за период с 2013 по 2015 год судьями судов общей юрисдикции по первой инстанции было рассмотрено более 9 000 дел об административных правонарушениях, предусмотренных статьей 19.29 КоАП РФ. При этом непубликация перечней должностей, предусмотренных статьей 12 Федерального закона, на уровне органов власти субъектов и, тем более, на местном уровне – нередкость.

Каждый раз пренебрегать конституционной нормой при рассмотрении дела по статье 19.29 КоАП РФ, значит допускать возможность совершения той же ошибки в более важном деле.  

Доводилось ли вам сталкиваться с защитой по статье 19.29 КоАП РФ? Каков был результат рассмотрения дела?

UPD:

Весной 2018 года автору этой статьи довелось представлять интересы юридического лица, которое привлекалось по статье 19.29 КоАП РФ. Ситуация была именно такова, как описано выше: акт регионального министерства, утверждавший перечень должностей, отчитывающихся о своих доходах и имуществе, не был опубликован.

https://www.youtube.com/watch?v=4_PLEfza7-4\u0026t=720s

Мировой судья доводы защитника отверг в том духе, что юридическое лицо не предприняло всех возможных мер для выяснения трудового прошлого вновь прибывшего сотрудника, а именно — не озаботилось сделать запрос по прежнему месту работы. В итоге — штраф.

Судья районного суда, напротив, к позиции юридического лица прислушался и отменил постановление мирового судьи. Основание — неопубликованный в установленном порядке документ не приобрел статус правового акта.

Постановление Верховного Суда РФ от 20.06.2019 N 19-АД19-3

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 20 июня 2019 г. N 19-АД19-3

Судья Верховного Суда Российской Федерации Меркулов В.П., рассмотрев жалобу Февральского Александра Юрьевича на вступившие в законную силу постановление судьи Минераловодского городского суда Ставропольского края от 2 мая 2018 г.

, решение судьи Ставропольского краевого суда от 20 июня 2018 г. и постановление и.о. председателя Ставропольского краевого суда от 5 ноября 2018 г., вынесенные в отношении Февральского Александра Юрьевича по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 19.

3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

установил:

постановлением судьи Минераловодского городского суда Ставропольского края от 2 мая 2018 г., оставленным без изменения решением судьи Ставропольского краевого суда от 20 июня 2018 г. и постановлением и.о. председателя Ставропольского краевого суда от 5 ноября 2018 г.

, Февральский А.Ю. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 19.

Читайте также:  Глава v. применение физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия

3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа в размере 1 000 рублей.

В жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, Февральский А.Ю. просит об отмене судебных актов, вынесенных в отношении его по настоящему делу об административном правонарушении, ссылаясь на их незаконность.

Изучив материалы дела об административном правонарушении и доводы жалобы, прихожу к следующим выводам.

В соответствии с частью 1 статьи 19.

3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях неповиновение законному распоряжению или требованию сотрудника полиции, военнослужащего либо сотрудника органа или учреждения уголовно-исполнительной системы либо сотрудника войск национальной гвардии Российской Федерации в связи с исполнением ими обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, а равно воспрепятствование исполнению ими служебных обязанностей влечет наложение административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток.

Пунктом 2.3.1 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных Постановлением Совета Министров — Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г.

N 1090 (далее — Правила дорожного движения), установлено, что водитель транспортного средства обязан перед выездом проверить и в пути обеспечить исправное техническое состояние транспортного средства в соответствии с Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностями должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

В силу пункта 7.

3 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств (Приложение к Основным положениям по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностям должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, утвержденным Постановлением Совета Министров — Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. N 1090), эксплуатация транспортного средства запрещена, если установлены дополнительные предметы или нанесены покрытия, ограничивающие обзорность с места водителя.

Согласно примечанию к указанной норме на верхней части ветрового стекла автомобилей и автобусов могут прикрепляться прозрачные цветные пленки.

Разрешается применять тонированные стекла (кроме зеркальных), светопропускание которых соответствует ГОСТу 5727-88.

Допускается применять шторки на окнах туристских автобусов, а также жалюзи и шторки на задних стеклах легковых автомобилей при наличии с обеих сторон наружных зеркал заднего вида.

Пунктом 4.3 Приложения N 8 к Техническому регламенту Таможенного союза «О безопасности колесных транспортных средств» (ТР ТС 018/2011), принятому Решением Комиссии Таможенного союза от 9 декабря 2011 г. N 877 (далее — ТР ТС 018/2011), определено, что светопропускание ветрового стекла и стекол, через которые обеспечивается передняя обзорность для водителя, должно составлять не менее 70%.

Аналогичное требование закреплено в пункте 5.1.2.5 «ГОСТ 32565-2013. Национальный стандарт Российской Федерации. Стекло безопасное для наземного транспорта. Общие технические условия», введенного в действие приказом Росстандарта от 22 ноября 2013 г. N 2008-ст.

В соответствии с пунктами 1, 8, 20, 21 части 1 статьи 13 Федерального закона от 7 февраля 2011 г.

N 3-ФЗ «О полиции» (далее — Закон о полиции) полиции для выполнения возложенных на нее обязанностей в числе иных предоставлено право: требовать от граждан и должностных лиц прекращения противоправных действий; составлять протоколы об административных правонарушениях, собирать доказательства, применять меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, применять иные меры, предусмотренные законодательством об административных правонарушениях; останавливать транспортные средства, если это необходимо для выполнения возложенных на полицию обязанностей по обеспечению безопасности дорожного движения, проверять документы на право пользования и управления ими, документы на транспортные средства; задерживать транспортные средства и отстранять водителей от управления транспортными средствами в случаях и порядке, предусмотренных законодательством Российской Федерации; запрещать эксплуатацию автомототранспортных средств при наличии технических неисправностей, создающих угрозу безопасности дорожного движения.

Законные требования сотрудника полиции обязательны для выполнения гражданами и должностными лицами.

Воспрепятствование выполнению сотрудником полиции служебных обязанностей, оскорбление сотрудника полиции, оказание ему сопротивления, насилие или угроза применения насилия по отношению к сотруднику полиции в связи с выполнением им служебных обязанностей либо невыполнение законных требований сотрудника полиции влечет ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации (части 3, 4 статьи 30 Закона о полиции).

Как усматривается из материалов дела, 1 мая 2018 г. в 15 часов 15 минут по адресу: Ставропольский край, г. Минеральные Воды, ул. Ломовая, д. 33 Февральский А.Ю.

был остановлен инспектором ДПС ОР ДПС ОГИБДД ОМВД России по Минераловодскому городскому округу Ставропольского края при управлении транспортным средством «Land Rover», государственный регистрационный знак , светопропускание передних боковых стекол которого не соответствует пункту 4.

3 Приложения N 8 к ТР ТС 018/2011 в связи с нанесенным на них покрытием, ограничивающим обзорность с места водителя, то есть при наличии условия, при котором эксплуатация транспортных средств запрещена.

Постановлением инспектора ДПС ОР ДПС ОГИБДД ОМВД России по Минераловодскому городскому округу Ставропольского края от 1 мая 2018 г. N 18810026171001486901 Февральский А.Ю. привлечен к административной ответственности по части 3.1 статьи 12.

5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях за управление транспортным средством при наличии неисправностей или условий, при которых в соответствии с Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностями должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения эксплуатация транспортного средства запрещена (л.д. 6).

В связи с выявленным несоответствием технического состояния транспортного средства, инспектором ДПС в отношении Февральского А.Ю.

вынесено требование о незамедлительном прекращении противоправных действий, выразившихся в управлении транспортным средством, светопропускание передних боковых стекол которого не соответствует пункту 4.3 Приложения N 8 к ТР ТС 018/2011. При этом Февральскому А.Ю.

разъяснено, что в случае невыполнения данного требования он может быть подвергнут административной ответственности по части 1 статьи 19.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (л.д. 7).

Однако Февральский А.Ю. указанное требование не выполнил, продолжил эксплуатацию транспортного средства при наличии условия, при котором она запрещена, в 15 часов 45 минут был остановлен инспектором ДПС по адресу: Ставропольский край, г. Минеральные Воды, ул. Железноводская, д. 21.

Таким образом, Февральский А.Ю.

допустил неповиновение законному требованию сотрудника полиции в связи с исполнением им обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, не выполнил требование сотрудника полиции о прекращении указанных противоправных действий, приведении светопропускания передних боковых стекол в соответствие с пунктом 4.3 Приложения N 8 к ТР ТС 018/2011.

Фактические обстоятельства дела подтверждаются собранными доказательствами: протоколом об административном правонарушении (л.д. 2), протоколом о доставлении (л.д. 3), рапортом (л.д. 4), копиями постановлений от 1 мая 2018 г. N 18810026171002939142 и 18810026171001486901 о привлечении Февральского А.Ю. к административной ответственности по части 3.1 статьи 12.

5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (л.д. 5, 6), требованием о прекращении противоправных действий (л.д. 7), протоколом об административном задержании (л.д. 14) и иными материалами дела, получившими оценку по правилам, установленным статьей 26.

11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, с точки зрения их относимости, допустимости, достоверности и достаточности.

Вывод судебных инстанций о наличии в деянии Февральского А.Ю. состава административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 19.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, соответствует фактическим обстоятельствам дела и имеющимся доказательствам.

Требования статьи 24.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях при рассмотрении дела об административном правонарушении соблюдены, на основании полного и всестороннего анализа собранных по делу доказательств установлены все юридически значимые обстоятельства совершения административного правонарушения, предусмотренные статьей 26.1 данного Кодекса.

Деяние Февральского А.Ю. квалифицировано по части 1 статьи 19.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в соответствии с установленными обстоятельствами и нормами названного Кодекса.

Довод жалобы о том, что требование сотрудника полиции являлось незаконным, состоятельным признать нельзя.

Согласно материалам дела 1 мая 2018 г. Февральский А.Ю. был остановлен по адресу: Ставропольский край, г. Минеральные Воды, ул. Ломовая, д. 33 при управлении транспортным средством с нанесенным на передние боковые стекла покрытием, при котором светопропускание стекол не соответствует пункту 4.

3 Приложения N 8 к ТР ТС 018/2011 и ограничивает обзорность с места водителя, то есть при наличии условия, при котором эксплуатация транспортных средств запрещена, и привлечен за данное противоправное деяние к административной ответственности постановлением должностного лица ГИБДД от 1 мая 2018 г.

N 18810026171001486901.

При этом должностным лицом ГИБДД Февральскому А.Ю. было предъявлено требование о незамедлительном прекращении указанного противоправного деяния, которое вопреки утверждению заявителя в силу приведенных выше норм являлось законным и подлежало выполнению путем удаления с них покрытия, ограничивающего обзор с места водителя, либо прекращения эксплуатации транспортного средства.

Данное требование Февральскому А.Ю. вручено, что подтверждено его подписью (л.д. 7).

Однако Февральский А.Ю. указанное законное требование должностного лица ГИБДД не выполнил, продолжил эксплуатацию транспортного средства при наличии условия, при котором она запрещена, что было выявлено другим должностным лицом ГИБДД по адресу: Ставропольский край, г. Минеральные Воды, ул.

Железноводская, д. 21 и послужило поводом для привлечения его к административной ответственности как по части 3.1 статьи 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (постановление должностного лица ГИБДД от 1 мая 2018 г. N 18810026171002939142), так и по части 1 статьи 19.

3 названного Кодекса.

Протокол об административном правонарушении составлен должностным лицом ГИБДД с соблюдением требований статьи 28.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, событие вмененного Февральскому А.Ю. административного правонарушения описано в данном протоколе надлежащим образом с учетом диспозиции части 1 статьи 19.3 названного Кодекса.

Довод жалобы о нарушении права лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, на рассмотрение дела по месту жительства, является необоснованным.

Частью 1 статьи 29.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях установлено, что по ходатайству лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, дело может быть рассмотрено по месту жительства данного лица.

Вместе с тем в отношении дел об административных правонарушениях, предусмотренных статьей 19.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, частью 1.2 статьи 29.

5 названного Кодекса установлена исключительная территориальная подсудность, не подлежащая изменению в связи с заявлением лицом соответствующего ходатайства.

Читайте также:  Статья 47. Порядок и сроки обжалования

Согласно указанной норме дела о таких административных правонарушениях рассматриваются по месту выявления административного правонарушения.

То обстоятельство, что приведенное в протоколе об административном правонарушении ходатайство Февральского А.Ю. о рассмотрении дела по месту его жительства судьей городского суда не рассмотрено, не являться основанием к отмене состоявшихся судебных актов в силу изложенного выше.

Право Февральского А.Ю. на защиту не нарушено и в ходе производства по делу реализовано. Февральский А.Ю.

принимал участие при рассмотрении дела, его защитник — при рассмотрении жалобы, они давали объяснения относительно обстоятельств вмененного Февральскому А.Ю.

административного правонарушения, участвовали в исследовании доказательств, пользовались иными процессуальными правами, их доводы были предметом проверки в ходе судебного разбирательства.

Доводы, аналогичные приведенным в настоящей жалобе, были предметом проверки в ходе производства по делу, своего подтверждения не нашли, обоснованно отвергнуты по основаниям, изложенным в соответствующих судебных актах, и не ставят под сомнение наличие в деянии Февральского А.Ю. состава вмененного административного правонарушения.

Несогласие заявителя с оценкой установленных судебными инстанциями обстоятельств правовым основанием к отмене принятых по делу актов не является.

Нарушений норм процессуального закона в ходе производства по делу не допущено, нормы материального права применены правильно.

Постановление о привлечении Февральского А.Ю. к административной ответственности вынесено с соблюдением срока давности привлечения к административной ответственности, установленного частью 1 статьи 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях для данной категории дел.

Административное наказание назначено Февральскому А.Ю. по правилам, установленным статьями 3.1, 3.5, 4.1 — 4.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в пределах санкции части 1 статьи 19.3 названного Кодекса.

Обстоятельств, которые в силу пунктов 2 — 4 части 2 статьи 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях могли бы повлечь изменение или отмену обжалуемых судебных актов, при рассмотрении настоящей жалобы не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 30.13 и 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, судья Верховного Суда Российской Федерации

постановил:

постановление судьи Минераловодского городского суда Ставропольского края от 2 мая 2018 г., решение судьи Ставропольского краевого суда от 20 июня 2018 г. и постановление и.о. председателя Ставропольского краевого суда от 5 ноября 2018 г.

, вынесенные в отношении Февральского А.Ю. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 19.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, оставить без изменения, а жалобу Февральского А.Ю.

— без удовлетворения.

Судья Верховного Суда

Российской Федерации

В.П.МЕРКУЛОВ

——————————————————————

Неправильная квалификация действий в протоколе об административном павонарушении не позволяет возвратить его в орган или должностному лицу, которыми он составлен

Неправильная квалификация действий лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, при отсутствии иных недостатков протокола, не может являться основанием к возвращению протокола об административном правонарушении и других материалов дела в орган или должностному лицу, которыми он составлен

Определением мирового судьи дело об административном правонарушении в отношении Д., привлекаемого к административной ответственности по части 1 статьи 15.6 КоАП РФ, возвращено в налоговый орган, составивший протокол об административном правонарушении, для уточнения квалификации и передачи по подведомственности.

Определением заместителя председателя областного суда указанное определение оставлено без изменения.

По протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Верховный Суд Российской Федерации вышеуказанные судебные постановления отменил, дело направил на рассмотрение мировому судье по следующим основаниям.

При составлении протокола об административном правонарушении в отношении Д. налоговым органом его действия квалифицированы по части 1 статьи 15.6 КоАП РФ.

Возвращая материалы об административном правонарушении для уточнения квалификации и передачи по подведомственности, мировой судья исходил из того, что в действиях Д. усматриваются признаки состава административного правонарушения, предусмотренного статьей 19.7 КоАП РФ.

Анализируя положения части 2 статьи 28.2 и части 1 статьи 29.4 КоАП РФ, руководствуясь разъяснениями, содержащимися в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.

2005 № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (далее — постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 5), Верховный Суд Российской Федерации указал, что в порядке подготовки дела к рассмотрению судья должен установить, правильно ли составлен протокол об административном правонарушении с точки зрения полноты исследования события правонарушения и сведений о лице, его совершившем, а также соблюдения процедуры оформления протокола.

В протоколе об административном правонарушении указывается статья КоАП РФ или закона субъекта Российской Федерации, предусматривающая административную ответственность за данное административное правонарушение.

Существенным недостатком протокола является отсутствие данных, прямо перечисленных в части 2 статьи 28.2 КоАП РФ, и иных сведений в зависимости от их значимости для данного конкретного дела об административном правонарушении.

На основании пункта 4 части 1 статьи 29.

4 КоАП РФ судья вправе вынести определение о возвращении протокола об административном правонарушении и других материалов дела в орган или должностному лицу, которыми составлен протокол, только в том случае, когда протокол об административном правонарушении составлен неправомочным лицом либо когда протокол или другие материалы оформлены неправильно, материалы представлены неполно. Определение судьи должно быть мотивированным, содержать указание на выявленные недостатки протокола и других материалов, требующие устранения.

При этом в соответствии с пунктом 20 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 5 несмотря на обязательность указания в протоколе об административном правонарушении наряду с другими сведениями, перечисленными в части 2 статьи 28.

2 КоАП РФ, конкретной статьи КоАП РФ или закона субъекта Российской Федерации, предусматривающей административную ответственность за совершенное лицом правонарушение, право окончательной юридической квалификации действий (бездействия) лица КоАП РФ относит к полномочиям судьи.

Если при рассмотрении дела будет установлено, что протокол об административном правонарушении содержит неправильную квалификацию совершенного правонарушения, судья может переквалифицировать действия (бездействие) лица на другую статью, предусматривающую состав правонарушения, имеющий единый родовой объект посягательства, при условии, что это не ухудшает положения лица, в отношении которого возбуждено дело, и не изменяет подведомственности его рассмотрения.

Из вышеизложенного следует, что неправильная квалификация действий лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, при отсутствии иных недостатком протокола, не может являться основанием к возвращению протокола об административном правонарушении и других материалов дела в орган или должностному лицу, которыми он составлен.

При изложенных обстоятельствах мировой судья, не согласившись с квалификацией действий Д.

, указанной должностным лицом налогового органа в протоколе об административном правонарушении, и не выявив иных существенных недостатков названного протокола, не вправе был только по этому основанию возвращать протокол об административном правонарушении со всеми материалами дела должностному лицу, его составившему (постановление от 05.08.2013 № 66-АД13-3).

Управление по обеспечению участия прокуроров в гражданском и арбитражном процессе

Верховный Суд Российской Федерации разъяснил понятие официального документа

Прокурор ЗАО г. Москвы информирует. Верховным Судом Российской Федерации 17.12.2020 принято постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 43 «О некоторых вопросах судебной практики по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 324–327.1 Уголовного кодекса Российской Федерации».

В Постановлении Верховным Судом Российской Федерации разъяснено, что под официальными документами, предоставляющими права или освобождающими от обязанностей, в статье 324 Уголовного кодекса Российской Федерации и официальными документами в части 1 статьи 325 УК РФ понимаются такие документы, в том числе электронные документы, которые создаются, выдаются либо заверяются в установленном законом или иным нормативным актом порядке федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления либо уполномоченными организациями или лицами (образовательными, медицинскими и иными организациями независимо от формы собственности, должностными лицами и лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих и некоммерческих организациях, экзаменационными, врачебными и иными комиссиями, нотариусами и пр.) и удостоверяют юридически значимые факты.

Важными личными документами для целей части 2 статьи 325 УК РФ могут быть признаны, помимо паспорта гражданина (в том числе заграничного, дипломатического или служебного паспорта), такие официальные документы, как вид на жительство, военный билет, водительское удостоверение, пенсионное удостоверение, удостоверение ветерана труда, свидетельство о государственной регистрации акта гражданского состояния, аттестат или диплом об образовании, свидетельство о регистрации транспортного средства, паспорт транспортного средства и другие принадлежащие гражданину документы, наделяющие его определенным правовым статусом и рассчитанные, как правило, на их многократное и (или) длительное использование.

Обращено внимание судов на то, что предметом преступлений, предусмотренных статьями 324, 325 УК РФ (незаконное приобретение, сбыт, похищение, уничтожение и др.

) являются подлинные официальные документы, в том числе дубликаты, а предметом незаконных действий, предусмотренных частями 1-4 статьи 327 УК РФ (подделка, изготовление, приобретение, хранение в целях использования, сбыт и др.

) являются поддельные паспорт гражданина, удостоверение и иные официальные документы.

При этом, обращено внимание судов на то, что деяния, предусмотренные статьями 324, 325, 325.1, 326, 327, 327.1 УК РФ, относятся к преступлениям с умышленной формой вины.

В связи с этим, при решении вопроса о наличии в действиях лица состава таких преступлений, как, например, приобретение, хранение, перевозка, сбыт, использование поддельных официальных документов, штампов, печатей, бланков, сбыт поддельных государственных наград, сбыт или использование поддельных акцизных марок, специальных марок, знаков соответствия, защищенных от подделок, суду необходимо устанавливать, что поддельность указанных предметов охватывалась умыслом этого лица.

Версия для печати

Прецедентное решение Верховного Суда

18 июня 2020 г. 15:22

Верховный Суд РФ сформулировал ряд важных правовых позиций, связанных с обеспечением права на защиту и недопустимостью его нарушения

Как сообщила «АГ», в апелляционном определении от 2 июня 2020 г. № 5-АПУ20-1 Верховный Суд РФ признал уважительной неявку ростовского адвоката в московский суд из-за «коронавирусных» ограничений.

«В данном деле неявка адвоката по соглашению была обусловлена тем, что ему не разъяснили возможность дистанционного участия с учетом эпидемиологической обстановки.

В результате незаконная замена адвоката стала причиной констатации Верховным Судом РФ нарушения права на защиту и отмены обжалуемого постановления суда», – пояснил вице-президент ФПА РФ Михаил Толчеев.

По его мнению, данное решение ВС РФ является прецедентным и закрепляет ряд весьма важных правовых позиций, связанных с обеспечением права на защиту и недопустимостью его нарушения. Прежде всего, Верховный Суд указывает, что замена участвующего по соглашению адвоката адвокатом по назначению предусмотрена в законе только как исключение из общего правила. Далее указывается, при каких обстоятельствах такая замена возможна и несоблюдение каких правил является нарушением права на защиту.

Читайте также:  Статья 27. инвестиционная декларация

Защитник был назначен, хотя обвиняемый от него отказался

По сообщению «АГ», уголовное дело троих граждан, один из которых обвиняется в организации получения взятки (ч. 3 ст. 33, ч. 6 ст. 290 УК), а двое других – в пособничестве в совершении того же преступления (ч. 5 ст. 33, ч. 6 ст. 290 УК), должно было рассматриваться в одном из районных судов Рязани.

Однако 15 апреля 2020 г. Второй кассационный суд общей юрисдикции, частично удовлетворив ходатайство заместителя Генпрокурора РФ, изменил территориальную подсудность и направил дело в Октябрьский районный суд г.

Тамбова (постановление имеется у «АГ»). Суд пришел к выводу, что есть основания сомневаться в беспристрастности любого суда Рязанской области при рассмотрении данного дела.

Тем же актом срок содержания всех обвиняемых под стражей был продлен на три месяца.

При этом в кассационном суде обвиняемый З. заявил, что отказывается от назначенного ему защитника, поскольку заключил соглашения с другими адвокатами. Этот вопрос не отражен в постановлении от 15 апреля 2020 г.

, но фигурирует в протоколе судебного заседания (имеется у редакции). З.

говорил о том, что ему не известно, как извещали его адвокатов по соглашению, и предполагал, что защитники не смогли прибыть в суд из-за связанных с риском распространения коронавируса ограничений.

Назначенный в качестве защитника адвокат АП г. Москвы Денис Лепилкин поддержал ходатайство З., однако председательствующий отказал в его удовлетворении. По его словам, адвокатов З. уведомляли, но те сказали, что участвовать в заседании не будут, и попросили назначить своему доверителю другого защитника.

Адвокаты двух других обвиняемых, с которыми те заключили соглашения, в судебном заседании присутствовали. Адвокат АК «Корчагина и партнеры» Оксана Корчагина защищала П.

, а адвокат Ростовской областной коллегии адвокатов «Советник» Георгий Сухов – гражданина С.

У последнего есть еще один защитник – адвокат Московского филиала РОКА «Советник» Евгения Степанова, которую, как выяснилось позднее, кассационный суд о заседании не уведомил.

Защитники по соглашению обратились в ВС

Адвокаты обвиняемых подали в Верховный Суд жалобы, в которых заявили о многочисленных нарушениях при рассмотрении дела в нижестоящей инстанции.

Так, Оксана Корчагина, в частности, указала, что ходатайство об изменении территориальной подсудности подано заместителем генпрокурора до направления дела в суд для рассмотрения по существу, что не соответствует закону. По ее мнению, акт кассационного суда не соответствует ч. 1.1 ст. 35 УПК РФ и Постановлению КС РФ от 9 ноября 2018 г. № 39-П.

Георгий Сухов пояснил, что, с точки зрения КС, вопрос об изменении территориальной подсудности с передачей дела для рассмотрения в другой субъект Российской Федерации относится к исключительной компетенции Верховного Суда. Кроме того, у С. есть еще один защитник по соглашению – Евгения Степанова, которую Второй кассационный суд не уведомил о заседании, подчеркнул Георгий Сухов.

Защитник З., адвокат Ростовской областной коллегии адвокатов «Правовой интегратор» Юрий Чаплыгин согласился с аргументами коллег и их ссылками на Постановление КС № 39-П/2018.

В своей жалобе (имеется у «АГ») он также обратил внимание на то, что суд уведомил его лишь о заседании по вопросу изменения территориальной подсудности дела.

Однако адвокату не сообщили, что в том же заседании планируется рассмотреть ходатайство о продлении срока содержания его доверителя под стражей.

Юрий Чаплыгин настаивал на том, что кассационный суд нарушил право З. на защиту. Адвокат подчеркнул, что не был уведомлен о возможности участвовать в заседании при помощи видео-конференц-связи с Ростовским областным судом. А явиться в заседание лично не смог из-за действовавших на тот момент ограничительных мер в целях недопущения распространения COVID-19.

ВС отменил постановление из-за нарушения права на защиту

Верховный Суд согласился с тем, что доводы адвокатов соответствуют позиции КС РФ. Однако, подчеркнул он, эта позиция была сформулированы до начала деятельности кассационных судов общей юрисдикции.

В соответствии с действующим законодательством ходатайство об изменении территориальной подсудности уголовного дела, связанное с передачей уголовного дела из суда одного субъекта в суд другого региона в пределах одного судебного кассационного округа, подлежит разрешению судьей соответствующего кассационного суда общей юрисдикции, указал ВС РФ.

Нижестоящая инстанция рассмотрела ходатайство правомерно в том числе и потому, что дело еще не поступило в районный суд, а значит, нет оснований для направления такого заявления в первую инстанцию, как это предусмотрено ч. 1.1 ст. 35 УПК, уверена Судебная коллегия по уголовным делам.

В то же время Верховный Суд прислушался к другим доводам адвокатов.

Изучив материалы дела, он пришел к выводу, что в них нет документов, подтверждающих факт уведомления Евгении Степановой о заседаниях 10 и 15 апреля (10 апреля кассационный суд отложил рассмотрение ходатайства заместителя генпрокурора на 15-е апреля – Прим. ред.

). При этом, подчеркнул ВС, вопрос о возможности рассмотрения дела в отсутствие второго адвоката Евгении Степановой, о ее извещении и причинах неявки не обсуждался судом ни 10, ни 15 апреля.

«Когда защиту обвиняемого осуществляют несколько приглашенных им адвокатов, неявка кого-либо из них не препятствует его проведению при участии хотя бы одного из адвокатов и при условии надлежащего уведомления о дате, времени и месте судебного разбирательства», – сослался Суд на п. 12 Постановления Пленума ВС РФ от 30 июня 2015 г. Не найдя доказательств извещения Евгении Степановой, ВС пришел к выводу о том, что право С. на защиту было нарушено, несмотря на то, что в судебном заседании присутствовал его второй адвокат по соглашению.

Изучив доводы Юрия Чаплыгина, Судебная коллегия по уголовным делам отметила, что ему действительно не сообщили имеющую существенное значение для обеспечения права на защиту З.

информацию о всех вариантах участия в судебном заседания, располагая которой адвокат мог бы принять участие в судебном заседании, явившись в Ростовский областной суд. «При этом уважительность причин его неявки в г. Москву 10 и 15 апреля 2020 г., исходя из общеизвестных фактов об эпидемиологической обстановке в г.

Москве и Ростове-на-Дону в указанный период, Судебная коллегия под сомнение не ставит», – подчеркивается в апелляционном определении.

В отсутствие адвокатов по соглашению защиту З. осуществлял адвокат, назначенный без согласия обвиняемого. Однако замена участвующего по соглашению адвоката защитником по назначению предусмотрена в законе только как исключение из общего правила, указал Верховный Суд.

Он также обратил внимание на то, что защитник по назначению принял защиту З. 9 апреля, т.е. еще до первого заседания, в которое не явился адвокат по соглашению, а значит, до возникновения оснований для его замены. При этом суд не стал разъяснять З.

его право выбрать другого адвоката.

Судебная коллегия посчитала, что нижестоящая инстанция ограничила З. в праве на выбор защитника по своему усмотрению. «Между тем право на выбор адвоката относится к числу фундаментальных положений, включенных в систему норм, составляющих институт обеспечения права на защиту», – подчеркнул ВС.

На этом основании постановление Второго кассационного суда было отменено, а дело направлено на новое рассмотрение другим судьей. Обвиняемые были оставлены под стражей на один месяц.

ВС РФ закрепил ряд весьма важных правовых позиций

Анализируя по просьбе пресс-службы ФПА РФ апелляционное определение Верховного Суда РФ от 2 июня 2020 г.

по делу № 5-АПУ20-1, вице-президент ФПА РФ Михаил Толчеев подчеркнул, что оно «безусловно, является прецедентным и закрепляет ряд весьма важных правовых позиций, связанных с обеспечением права на защиту и недопустимостью его нарушения». Он перечислил следующие правовые позиции, сформулированные в документе.

Прежде всего, Верховный Суд указывает, что замена участвующего по соглашению адвоката адвокатом по назначению предусмотрена в законе только как исключение из общего правила.

Далее указывается, при каких обстоятельствах такая замена возможна и несоблюдение каких правил является нарушением права на защиту.

По мнению Верховного Суда РФ, такая замена возможна только в случае неявки в установленный процессуальный срок адвоката по соглашению, который извещен надлежащим образом.

Если адвокат не извещен или процессуальные действия назначены с нарушением сроков, предусмотренных УПК РФ, замена адвоката по соглашению на адвоката по назначению должна рассматриваться как нарушение права на защиту со всеми вытекающими из этого последствиями.

Тем более незаконным, по мнению Верховного Суда РФ, является «заблаговременное приглашение» адвоката по назначению еще до возникновения обстоятельств, дающих суду право на такую замену, то есть еще до неявки адвоката по соглашению в назначенное время.

Кроме того, ВС РФ указывает, что в случае неявки адвоката по соглашению обвиняемому (подозреваемому, подсудимому) должно быть разъяснено его право привлечь другого адвоката и предоставлен разумный срок для этого. И только когда в этот срок не может явиться приглашенный им адвокат, суд вправе назначить адвоката за счет бюджета в порядке, предусмотренном решением ФПА РФ.

«В данном деле неявка адвоката по соглашению была обусловлена тем, что ему не разъяснили возможность дистанционного участия с учетом эпидемиологической обстановки. В результате незаконная замена адвоката стала причиной констатации Верховным Судом РФ нарушения права на защиту и отмены обжалуемого постановления суда», – пояснил Михаил Толчеев.

Также он обратил внимание на еще один важный момент: Верховный Суд РФ указал, что право на защиту и выбор адвоката имеет универсальный характер и не может быть ограничено в зависимости от стадии судопроизводства. «Таким образом, данная правовая позиция применима на любой стадии расследования и рассмотрения уголовного дела, включая досудебные», – заключил вице-президент ФПА РФ.

Ссылка на основную публикацию