Статья 5. Обязательные теле- и радиопрограммы

Чаще всего это происходит по причине банальной неосведомлённости радиовещателей об этой обязанности. По этой причине, целесообразно, прежде всего, разъяснить, о какой обязанности идёт речь, как её исполняют, и какая ответственность следует за нарушением. После этого можно рассмотреть некоторые нюансы.

Понятие «обязательный экземпляр документа» — это элемент законодательства об архивном деле, который в том или ином виде существует уже давно.

Его исходный смысл состоит в том, что необходимо обеспечивать централизованный сбор и архивное хранение всей информационной продукции, которая выпускается на территории России. Порядок этого различен в зависимости от формы выпуска (книга, периодическое издание, фильм, эфир и т.д.

), однако в общем виде связан с обязанностью того, кто информационную продукцию создаёт (изготовитель), регулярно направлять её в уполномоченный орган для архивного хранения.

Благодаря законодательству об обязательном экземпляре, в центральных библиотеках можно найти все книги, издававшиеся в нашей стране (включая СССР), все газеты, журналы и т.д.

Понятно, что в наше время, когда объёмы информации растут с геометрической прогрессией, возникают определённые логистические сложности (как принять такой объём информации, как его сохранить таким образом, чтобы иметь возможность оперативно получить доступ), но, к счастью, решать этот вопрос предстоит не тому, кто отдаёт на хранение (он называется «изготовитель документа»), а тому, кто принимает, и с этим связаны последние изменения в законодательстве, связанные с цифровизацией этого процесса.

Общие требования к направлению обязательных экземпляров радиостанциями

Основным регулирующим законом является Федеральный закон от 29.12.1994 N 77-ФЗ «Об обязательном экземпляре документов» (как видите, очень старый закон, который сменил аналогичное законодательство СССР).

Пункт 1 статьи 12 указанного Закона требует от радиовещателей направлять во Всероссийскую государственную телевизионную и радиовещательную компанию по два обязательных экземпляра фонопродукции … в виде позитивных копий… на электронных носителях, созданной для … радиовещания, не позднее чем через месяц со дня ее выхода в эфир.

В ВГТРК заниматься приёмом обязательных экземпляров уполномочен Гостелерадиофонд (филиал ВГТРК), о порядке направления и приёма документов в котороый можно узнать на официальном сайте Гостелерадиофонда.

Интересно, что Гостелерадиофонд предлагает услугу по направлению обязательных экземпляров по электронным каналам связи, хотя закон говорит именно о двух экземплярах на электронных носителях.

Тем не менее, РСКН согласился с правомерностью данного порядка (который, с точки зрения качества формирования архива, безусловно, лучше), опубликовав соответствующее разъяснение, и соответственно, для вещателей крайне хорошо, что контролирующий орган проявил широту трактовки, а не казуистичный подход, поскольку такая форма доставки обязательного экземпляра во всех смыслах лучше.

Единственный «минус» такой отправки – цена (5000 рублей в месяц для радиовещателя, как указано на сайте Гостелерадиофонда на сегодняшний момент), поэтому пока направлять почтой, к сожалению, может оказаться дешевле.

  • Следует отметить, что позиция РСКН состоит в том, что «месячный срок» — это не срок для направления обязательного экземпляра, а срок его получения Гостелерадиофондом, поэтому на практике в случае направления почтой необходимо направлять чаще чем 1 раз в месяц, закладывая время на доставку (например, 1 раз в 2 недели).
  • РСКН издал (и разместил на сайте) Рекомендации по соблюдению законодательства об обязательном экземпляре, ознакомиться с которыми ответственному сотруднику радиостанции не просто полезно, а необходимо.
  • Ответственность

Ответственность за нарушение указанной обязанности предусмотрена ст. 13.23 Кодекса РФ об административных правонарушениях и заключается в штрафе 10 000-20 000 рублей для организации и 1 000 – 2 000 рублей для должностного лица (главного редактора).

Как правило, РСКН обращает внимание на нарушение в ходе проверок и составляет один протокол по итогам проверки (а не один протокол на каждую передачу или день вещания, в этом случае штраф бы вырос многократно).

Срок давности привлечения к ответственности составляет 3 месяца с момента совершения (имеется соответствующее разъяснение Верховного суда РФ), и первично к ответственности привлекает суд (мировой судья), которому РСКН направляет протокол.

Учитывая, что на подачу обязательного экземпляра отводится 1 месяц, по истечение которого (если он не направлен) нарушение считается совершённым, фактическая давность – 4 месяца с момента передачи в эфир.

По этой причине привлечь вещателя к административной внеплановой проверки (когда у вещателя запрашивают подтверждение направления обязательного экземпляра) затруднительно, что и объясняет то обстоятельство, что многие вещатели вообще не в курсе необходимости направления обязательных экземпляров.

Вместе с тем, мы рекомендует соблюдать законодательство об обязательном экземпляре даже при том, что штрафы (пока) относительно небольшие, тем более, что ужесточение ответственности и совершенствование технологий фиксации нарушений гипотетически возможно (законодательство об обязательном экземпляре развивается и в закон периодически вносятся изменения). Кроме того, для вещателей на конкурсных частотах, наличие нарушений может служить основанием для повторного выноса частоты на конкурс.

Помимо этого, в последнее время имеются случаи подхода территориальных органов РСКН, который состоит в том, что факт вещания радиостанции подтверждается направлением обязательных экземпляров (то есть, если нет доказательства направления обязательного экземпляра – нет вещания).

Полагаем, что этот подход дискуссионный, и призван, прежде всего, повысить субъективную значимость направления обязательного экземпляра для вещателя, однако для вещателя всё же целесообразнее исполнять закон и не допускать споров с РСКН, а не вдаваться в споры, которых можно легко избежать и которые в значительной степени бессмысленны.

Некоторые практические вопросы при направлении обязательных экземпляров

Итак, вещатель знает об обязанности направлять обязательный экземпляр, и планирует эту обязанность исполнять. Однако встаёт вопрос: должен ли он направлять весь свой эфир, или только часть его.

Необходимо учесть, что законодательство об обязательном экземпляре относится именно к архивному делу, и не стоит отождествлять его с обязанностью хранения материалов передач, указанной в статье 34 Закона «О средствах массовой информации», соответственно, объём передач, которые радиостанция обязана хранить на основании указанной статьи, не тождественен объёму, который необходимо направлять. Например, РСКН трактует законодательство таким образом, что вещатель обязан направлять запись прямого эфира, когда как статья 34 Закона «О средствах массовой информации» говорит только о хранении передач, вышедших в записи.

Теоретически, законодательство об архивном деле предполагает, что направляется запись, которая была изготовлена непосредственно тем, кто направляет, и только тогда, когда трансляция сделана в первый раз (то есть при повторе, в том числе даже спустя значительное время, обязанности направлять уже нет). Это ограничение призвано избежать перенасыщения архива бесконечным количеством копий одного и того же.

Между тем, многие радиовещатели предпочитают не вдаваться в такие подробности и направлять всё, что имеют, поскольку за ненаправление они могут быть оштрафованы по ст. 13.23 КоАП, а за направление избыточных материалов ответственности не предусмотрено.

В данном случае можно дать рекомендацию соблюдать определённый баланс: в случае сомнений, безусловно, лучше направить материал, чем не направить (исходя из указанного выше принципа ответственности), однако в случае, когда направление явно избыточно, предпочтительнее не направлять и не захламлять архив бессмысленной информацией.

РСКН в разъяснениях, ссылка на которые представлена выше, даёт следующие разъяснения того, что надо направлять.

  1. «Передаче подлежат программы и передачи (в том числе вышедшие в прямом эфире):
  2. — собственного производства;
  3. — материалы, созданные по заказу редакции (вещателя);
  4. — материалы, авторские права на которые переданы редакции (вещателю) правообладателями.
  5. Подлежат доставке изготовленные как на территории Российской Федерации, так и за её пределами художественные, мультипликационные, документальные фильмы, выпуски новостей, иные программы, созданные для телевещания и сообщенные в эфир/по кабелю впервые (премьерные показы), музыкальные произведения (фонограммы) и программы, созданные для радиовещания и сообщенные в эфир/по кабелю впервые (премьерное сообщение), а также музыкальные произведения (фрагменты музыкальных произведений), которые являются неотъемлемой частью вновь созданных программ, передач.
  6. Сдавать на хранение в ВГТРК записи рекламы, вышедшей в эфир канала, не нужно.
  7. Освобождены от обязанности предоставлять какие-либо материалы в ВГТРК региональные лицензиаты, осуществляющие стопроцентную ретрансляцию федеральных телеканалов (радиоканалов)».

Из указанных выше разъяснений (а также анализа текста ФЗ «Об обязательном экземпляре»), можно сделать вывод, что не требуется высылать материалы сетевого партнёра (это должен делать сетевой партнёр).

Учитывая, что абсолютное большинство региональных радиовещателей является сетевыми партнёрами федеральных радиостанций, это существенно сокращает объём информации, которую они должны направить.

При 100% вещании сетевого партнёра направлять обязательный экземпляр вообще не нужно, однако маловероятно, что программная концепция какой-либо радиостанции это допускает.

Очевидно, что необходимо направлять все передачи, которые относятся к собственному вещанию (т.е. созданные самостоятельно или по заказу). Здесь есть определённый нюанс, который очень распространён именно в радио.

Большое количество (если не абсолютное большинство) передач, которые подготавливаются местной радиостанцией – музыкальные. Это означает, что передача состоит из каких-то вводных слов ведущего (может быть, звонков радиослушателей) и музыки из плей-листа.

Читайте также:  Статья 325 АПК РФ. Поворот исполнения судебного акта (действующая редакция)

Очевидно, что эта музыка не является созданной специально для передачи по радио, и представляется крайне сомнительным, чтобы она считалась «неотъемлемой частью созданных программ». Безусловно, с точки зрения целесообразности формирования архива, она не нужна.

Тем не менее, здесь лучше устрожиться, и выслать передачу целиком – и с музыкой, и с ведущим, и с другим относящимся к ней контентом.

Хотя передачи, выходящие в повторе, теоретически не обязательно направлять (они не являются премьерным сообщением), однако это правило работает в том случае, если ранее (при премьерном сообщении) эта передача была направлена. На практике это не всегда возможно проконтролировать, поэтому, за исключением совсем явных случаев (например, повтора новостного выпуска в течение суток), лучше направлять повторно.

Хотя РСКН в разъяснениях и освобождает рекламу от направления, представляется, что это относится к случаям, когда реклама не делается самой радиостанцией, а предоставляется рекламодателем.

Если реклама сделана самой радиостанцией и ранее нигде не использована – то она мало отличается от «собственных передач», и как минимум однократно (после «премьерного сообщения») её необходимо в Гостелерадиофонд направить.

  • Следует отметить, что действие закона «Об обязательном экземпляре» не распространяется на материалы, которые распространяются исключительно в сети Интернет, поэтому материалы сайтов радиостанций куда-либо направлять не нужно.
  • Андрей Кашин, медиаюрист
  • Специально для Radioportal.ru

Андрей Кашин — независимый медиаюрист. Занимается вопросами правового регулирования вопросов рекламы, авторских и смежных прав, лицензирования, налогообложения, защиты чести и достоинства, деловой репутации региональных и московских СМИ. Опыт работы свыше 10 лет. Понимает правовые и финансовые механизмы жизни медиакомпании.

Сообщения передач организаций эфирного или кабельного вещания, осуществляющее их сообщение как объект смежных прав

  • С любезного согласия редакции журнала «Авторское право и смежные права» выкладываю свою статью, посвященную сообщениям эфирных организаций, вышедщую в октябрьском номере.
  • Субъект сообщения передач организаций эфирного или кабельного вещания
  • Пунктом 6 статьи 1225 Гражданского кодекса РФ закреплено, что сообщение в эфир или по кабелю радио- или телепередач (вещание организаций эфирного или кабельного вещания) относится к охраняемому результату интеллектуальной деятельности и средствам индивидуализации.

Пункт 3 статьи 1304 ГК РФ относит сообщения передач организаций эфирного или кабельного вещания, в том числе передач, созданных самой организацией эфирного или кабельного вещания либо по ее заказу за счет ее средств другой организацией, к объектам смежных прав. Детальное правовое регулирование данного объекта смежных прав содержит Параграф 4 главы 71 ГК.

Изучение и освещение вопросов, посвященных смежным правам вещательных организаций, невозможно без учета положений Закона РФ от 27.12.1991 N 2124-1 «О средствах массовой информации» (далее – «Закон о СМИ»).

  1. Первым вопросом, который требует освещения — это определение субъекта на данного исключительного права.
  2. Данным субъектом является организация эфирного или кабельного вещания, которой в соответствии со статьей 1329 ГК РФ признается юридическое лицо, самостоятельно определяющее содержание радио- и телепередач (совокупности звуков и (или) изображений или их отображений) и осуществляющее их сообщение в эфир или по кабелю своими силами или с помощью третьих лиц.
  3. В статье 2 Закона о СМИ понятию «организация эфирного или кабельного вещания» соответствует понятие «вещатель», который определяется как юридическое лицо, осуществляющее формирование телеканала или радиоканала и его распространение в установленном порядке на основании лицензии на телевизионное вещание, радиовещание.

Тождество данных понятий объясняется тем, что пунктом 6 статьи 1225 ГК РФ охраняется именно вещание, а не иные действия, связанные с оборотом радио- и телепередач, т.е.

не могут быть признаны «организацией эфирного или кабельного вещания» ни редакция средства массовой информации (организация, учреждение, предприятие либо гражданин, объединение граждан, осуществляющие производство и выпуск средства массовой информации), ни распространитель (лицо, осуществляющее распространение продукции средства массовой информации по договору с редакцией, издателем или на иных законных основаниях).

Необходимо учитывать, что действующий Закон о СМИ в статье 31 выделяет два типа вещателя: вещатель, являющийся редакцией телеканала или радиоканала и вещатель, не являющийся редакцией телеканала или радиоканала.

Поскольку пункт 3 статьи 1304 ГК РФ предусматривает охрану сообщений передач, созданных самой организацией эфирного или кабельного вещания либо по ее заказу за счет ее средств другой организацией, то у вещателя, не являющегося редакцией СМИ, смежные права могут возникнуть, только если он будет финансировать создание программ, в случае получения права использования передач на основании лицензионного договора, например, когда телеканал вещает ранее сообщенные программы, созданные без его финансирования, смежные права у вещателя не возникают и он, соответственно, не может выступать в качестве правообладателя.

С другой стороны, организации вещания необходимо отличать от операторов связи, обеспечивающих доставку сигнала конкретным потребителям. Оператор связи отвечает за техническую сторону вопроса.

Распространение радио- или телепрограмм по сравнению с распространением сигнала более сложный процесс.

Вещатель должен позаботиться не только о технической стороне дела, но и о параметрах своего «контента», о соответствии содержания радио- и телепередач предъявляемым к нему требованиям, в том числе требованиям законодательства[1].

Таким образом, организацией эфирного или кабельного вещания может являться исключительно юридическое лицо, имеющее лицензию на телевизионное вещание, радиовещание, создающее контент собственными силами или силами иной организации, но за счет собственных средств.

Соответственно, если юридическое лицо не имеет соответствующей лицензии, то оно не может быть признано субъектом исключительных прав на данные смежные права.  

При этом, действующая редакция Закона о СМИ предъявляет ряд существенных требований для организации, осуществляющей вещание. Так согласно ст. 19.

1 Закона о СМИ международная организация, а также находящаяся под ее контролем организация, иностранное юридическое лицо, российское юридическое лицо с иностранным участием не вправе выступать организацией (юридическим лицом), осуществляющей вещание.

Необходимо отметить, что положения о необходимости получения вещательной организацией лицензии на телерадиовещание входят в противоречие с положениями пункта 2 статьи 1304 ГК РФ, согласно которому для возникновения, осуществления и защиты смежных прав не требуется регистрация их объекта или соблюдение каких-либо иных формальностей.

Пожалуй, трудно поспорить с тем, что процесс лицензирования телерадиовещания весьма сложный и формализованный, который нельзя назвать просто формальностью, кроме того, в большинстве случаев вещатель также является учредителем и/или редакцией СМИ, которое он вещает, то есть для осуществления вещания необходимо еще и регистрировать СМИ (статья 8 Закона о СМИ).

Вышеуказанная коллизия является одним из множества примеров противоречий положений четвертой части ГК РФ и Закона о СМИ в части правового регулирования деятельности вещательных организаций.

В качестве еще одного такого примера можно назвать процедуру получения вещательной лицензии, при оформлении которой регистрирующий орган требует предоставление договора с редакцией СМИ[2], при этом предоставление лицензионного договора, который бы по своей правовой природе лучше бы отражал взаимоотношения сторон, считается невыполнением данного требования.

Между тем подобная формализация процесса возникновения смежных прав вещательных организаций может в значительной степени упростить процесс их защиты в части доказательств существования прав и их принадлежности конкретному лицу.

Данный вывод подтверждается судебной практикой. Так, в связи с введением в действие Федерального закона от 24 ноября 2014 г.

N 364-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации», обществом с ограниченной ответственностью было подано заявление о принятии предварительных обеспечительных мер, направленных на обеспечение защиты смежных прав на сообщение передач телеканала «Наш Футбол», размещенное в Интернете. Суд удовлетворил указанное заявление[3].

Аналогичных выводов Мосгорсуд придерживается и в отношении радиоканалов. Так, определением № 2и-0539/2015 от 18 декабря 2015 г. Мосгорсуд удовлетворил заявление о принятии предварительных обеспечительных мер, направленных на обеспечение защиты смежных прав на сообщение в эфир и по кабелю радиоканала «Ретро FM», размещенное на сайте информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».

Объект смежных прав вещательных организаций

Следующий вопрос, на который нужно ответить в контексте поставленной темы —  что же является объектом смежного права вещательных организаций? В литературе встречаются позиции[4] о том, что под объектами права организаций эфирного и кабельного вещания понимаются исключительно передачи указанных организаций.

Данный вывод строился на основании того, что в ранее действовавшем Законе об авторском праве предусматривалась охрана исключительных прав организаций эфирного вещания (ст. 40) и организаций кабельного вещания (ст. 41).

Читайте также:  Статья 103.5-1. Особенности регистрации уведомлений о залоге при наличии договора управления залогом

Объектом охраны организаций эфирного или кабельного вещания согласно статье 4 Закона об авторском праве признавалась передача, созданная самой организацией, а также по ее заказу за счет ее средств другой организацией, т.е.

результат организационно-технических действий организаций вещания (определенная программа).

Кроме того, в пункте 29 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.06.

2006 N 15 «О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах» было указано, что Передача организации эфирного или кабельного вещания в соответствии со статьями 4, 40 и 41 Закона Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах» является объектом смежных прав таких организаций. В передачу могут входить объекты авторского права и другие объекты смежных прав.

При этом под телерадиопередачей ГК понимает совокупности звуков и (или) изображений или их отображений (статья 1329 ГК РФ), а закон о СМИ уточняет данное понятие, указывая, что под радио-, теле-, видео-, кинохроникальной программой понимается совокупность периодических аудио-, аудиовизуальных сообщений и материалов (передач), имеющая постоянное наименование (название) и выходящая в свет (в эфир) не реже одного раза в год

Однако с учетом действующей редакции части четвертой ГК РФ данный подход представляется неверным, поскольку под объектами права организаций эфирного и кабельного вещания понимается вещание передач указанных организаций ( подп. 6 п. 1 ст. 1225 ГК).

Поскольку, как указывалось выше, под вещателем понимается лицо, осуществляющее формирование телеканала или радиоканала и его распространение, то под вещанием следует понимать формирование и распространение телерадиоканала.

При этом, под телерадиоканалом понимается сформированная в соответствии с сеткой вещания (программой передач) и выходящая в свет (эфир) под постоянным наименованием (названием) и с установленной периодичностью совокупность теле-, радиопрограмм и (или), соответственно, иных аудиовизуальных, звуковых сообщений и материалов (статья 2 Закона о СМИ).

Соответственно, формирование телерадиоканала осуществляется путем составления сетки вещания, в которой отражаются те передачи, которые должны выйти в эфир или сообщены по кабелю, т.е. формирование сетки вещания также является составной частью смежного права вещателей.

  • При таком подходе нельзя согласиться с мнением[5] о том, что сообщения передач организаций эфирного или кабельного вещания как объект исключительного права, нельзя отнести ни к результатам интеллектуальной деятельности, ни к средствам индивидуализации, поскольку формирование сетки вещания является процессом творческим, который в чем-то схож с формированием базы данных.
  • Таким образом, сообщения передач организаций эфирного или кабельного вещания охраняют вещание телерадиоканала.
  • Данный подход подтверждается судебной практикой, в частности в большинстве случаев, обращаясь за защитой своих прав, вещатель указывает на то, что нарушитель осуществляет незаконную трансляцию телерадиоканала, а не отдельных передач, при этом суды соглашаются с таким подходом, не требуя указывать конкретные программы, входящие в состав каналов[6].

При этом, совсем в одном из недавних решений Суд по интеллектуальным правам выразил противоположенную позицию, указав на то, что такой объект интеллектуальной собственности как телеканал российским законодательством не предусмотрен (Постановлении Суда по интеллектуальные права от 26.08.2016 по делу№ А41-47171/2015).

С таким подходом нельзя согласиться, поскольку фактически телеканал — это совокупность программ, указанных в сетке вещания, поэтому обращаясь за защитой прав на телеканал, правообладатель просит защитить программы, перечень которых можно увидеть в сетке вещания.   

Однако встречаются ситуации, когда вещатель указывает на нарушение его смежных прав, вызванных незаконным использованием отдельных передач. Подобные заявления не вызывают у судов отрицательной реакции[7].

С данным подходом трудно поспорить, поскольку данные программы являются составной частью соответствующего телерадиоканала. При таком подходе на практике может возникнуть вопрос: является ли незаконное использование нескольких передач одного телерадиоканала одним нарушением или незаконное использование каждой отельной передачи является самостоятельным нарушением?

Проводя аналогию с практикой применения нормы авторского права, допускающей возможность нарушения авторского права на часть произведения, как объекта охраняемых авторских прав, и взыскание данной компенсации за каждый факт такого нарушения, при условии, что такая часть может быть признана самостоятельным результатом творческого труда[8], можно сделать вывод, что незаконное использование каждой передачи, как составной части телерадиоканала, имеющей самостоятельное значение, является отдельным нарушением.

Подобная позиция поддерживается немногочисленной практикой. Так, в одном из дел, Суд по интеллектуальным правам согласился с суммой компенсации, рассчитанной, исходя из количества незаконно использованных программ[9].

  1. При этом, как указывалось выше, правовой охране в качестве объектов смежных прав подлежат только те программы, которые созданы вещателем самостоятельно или иной организацией по его заказу (пункт 3 части 1 статьи 1304 ГК РФ).
  2. Соответственно, в заключении можно сделать окончательный вывод о том, что сообщения передач организаций эфирного или кабельного вещания охраняют как вещание телерадиоканала целиком, так и его отдельных передач, которые созданы вещателем самостоятельно или иной организацией по его заказу.
  3. Соотношение смежных прав вещательных организаций с авторским правом
  4. Как следует из части 3 статьи 1303 ГК РФ смежные права осуществляются с соблюдением авторских прав на произведения науки, литературы и искусства, использованные при создании объектов смежных прав.
  5. Кроме того, статьей 42 Закона о СМИ предусмотрено, что редакция обязана соблюдать права на используемые произведения, включая авторские права, издательские права, иные права на интеллектуальную собственность.
  6. В настоящий момент практически у всех вещателей заключены лицензионные договоры с организациями, осуществляющими управление правами на коллективной основе, а также имеющими государственную аккредитацию, что позволяет вещателям использовать музыкальные произведения и их исполнения при сообщении в эфир или по кабелю в составе различных передач.

Однако возникает вопрос, требуется ли согласие авторов музыкальных произведений на их включение в состав передач, ведь, например, телепередача по своей правовой природе является сложным объектом (ст. 1240 ГК РФ), при создании которого требуется получение согласия правообладателя на включение его результата интеллектуальной деятельности в состав сложного объекта.

Одно из таких дел было рассмотрено Судом по интеллектуальным правам.

В данном деле суд указал, что само по себе включение музыкальных произведений в состав телепередач является не самостоятельным способом использования, а лишь техническим процессом, без которого невозможно собственно целевое использование телепередачи, то есть ее сообщение в эфир и по кабелю (в том числе, с помощью сети Интернет).

Установив факт публичного исполнения спорных произведений в вышеуказанных телепередачах, а также наличие у общества права на их использование, ввиду заключенного и не оспоренного договора с РАО, Суд пришел к обоснованному и правомерному выводу о наличии оснований для отказа в удовлетворения иска[10].

  • Исходя из данного решения можно сделать вывод, что вещателям, при наличии лицензионного договора с организациями, осуществляющими управление правами на коллективной основе, не требуется получение согласия авторов на включение их музыкальных произведений в состав программ.
  • При этом, помимо данного вывода указанный судебный акт еще интересен тем, что он указывает на то, что вещатель имеет право использовать музыкальное произведение в составе программы также при размещении программы в сети Интернет.
  • Представляется, что к данному выводу стоит отнестись критически, поскольку у вещателя на основании договора с ОКУПом возникает право использования музыкальных произведений при сообщении в эфир или по кабелю, то есть право вещания в Интернете такие организации предоставить не могут, соответственно вещателю, желающему разместить программу -сложный объект в сети Интернет, необходимо получить соответствующее соглашение у правообладателя.
  • Так, в недавнем Постановлении Суд по интеллектуальным правам поправил свою позицию, указав, что музыкальное произведение, использованное в телепередаче (сложном объекте в смысле статьи 1240 ГК РФ), фрагмент которой был размещен в сети Интернет, представляет собой самостоятельный объект права, в отношении которого ответчик не представил доказательств получения прав от правообладателя или иного уполномоченного лица на использование в сети Интернет[11].
  • Соответственно, для размещения в сети Интернет программы, содержащей в себе музыкальное произведение, необходимо получать согласие правообладателя.

1] Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (поглавный) / Г.Е. Авилов, К.В. Всеволожский, В.О. Калятин и др.; под ред. А.Л. Маковского. М.: Статут, 2008. 715 с.;

[2] п. 28.4 Приказ Минкомсвязи России от 24.07.2013 N 186 «Об утверждении Административного регламента предоставления Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций государственной услуги лицензирования телевизионного вещания, радиовещания»;

[3] Определение Московского городского суда от 1 июня 2015 г. N 2и-80/2015;

[4] Еременко В.И. «О правовой охране смежных прав в Российской Федерации» // Законодательство и экономика. 2012. N 2. С. 30 — 55.

[5] П.В. Степанов Там же;

Читайте также:  Статья 3. принципы экологической экспертизы

Нарушение авторских прав: штрафы за радио, музыку и клипы

05.07.2016

Примерное время чтения: 6 мин.

Валентина Орлова Анастасия Абаева

Предприятия сферы обслуживания и торговли, от небольших кафе до торговых центров, проигрывают для клиентов музыку. Однако не все знают, что за звучание песен в кафе, салоне красоты или магазине нужно платить вознаграждение правообладателям. Иначе это нарушение авторских прав. Чтобы включить записи или просто радиостанцию, необходимо заключить лицензионный договор. 

Статья подготовлена при участии руководителя практики интеллектуальной собственности «Пепеляев Групп» Валентины Орловой и старшего юриста Анастасии Фокиной. 

  1. Гражданско-правовая ответственность заключается в возмещении убытков или выплате компенсации за нарушение авторских и смежных прав (ст. 1301, 1311 ГК РФ). Компания заплатит от 10 тыс. до 5 млн руб. или возместит двукратную стоимость права использования произведения (объекта смежных прав). Размер определяет суд, исходя из стоимости, которая при сравнимых обстоятельствах взимается за правомерное использование такого объекта. При неоднократном или грубом нарушении суд вправе принять решение о ликвидации компании по требованию прокурора (ст. 1253 ГК РФ).
  2. Административная ответственность за незаконное использование произведений или фонограмм установлена частью 1 статьи 7.12 КоАП РФ. Штраф для директора – от 10 до 20 тыс. руб., для компании – от 30 до 40 тыс. руб. Экземпляры произведений и фонограмм, а также материалы, оборудование и иные средства, используемые для воспроизведения, конфискуют. 
  3. Размер уголовного наказания зависит от стоимости прав на использование произведений. 

Стоимость прав – от 100 тыс. до 1 млн руб. Штраф до 200 тыс. руб. или в размере дохода директора за период до 18 месяцев, обязательные работы до 480 часов, принудительные работы и лишение свободы до 2 лет (п. 2 ст. 146 УК РФ). 

Стоимость прав – от 1 млн руб. Принудительные работы до 5 лет, лишение свободы до 6 лет со штрафом до 500 тыс. руб. или в размере дохода директора за период от 3 лет (п. 3 ст. 146 УК РФ). 

Аналогичная ответственность предусмотрена, если преступление совершено группой лиц по предварительному сговору или с использованием служебного положения. 

Пример 1. Кафе «Антошка» расположено на территории парка. В помещении кафе прозвучали песни, входящие в Реестр произведений российских и зарубежных правообладателей. Сотрудники Российского авторского общества сделали видеозапись в кафе, составили служебную записку о контрольном прослушивании, акт и расшифровали запись.

Представили суду ресторанный счет и кассовый чек. В итоге с хозяина кафе взыскали компенсацию за нарушение исключительных прав в размере 100 тыс. руб. (постановление Суда по интеллектуальным правам от 03.09.2014 по делу №А55-17979/2013). Аналогичная ответственность грозит, если показывать клиентам фильмы, мультфильмы, клипы.

 

Пример 2. Предприниматель арендовал помещение в торгово-развлекательном центре для показа 5D-фильмов. Не заключая лицензионные договоры, бизнесмен пустил в прокат три фильма, правообладатель которых – компания «Каскад фильм». 

Последний подал в суд и взыскал с предпринимателя компенсацию за нарушение прав в размере 739,5 тыс. руб. Кроме того, бизнесмену вынесли приговор по части 3 статьи 146 Уголовного кодекса РФ за нарушение авторских прав (постановление Суда по интеллектуальным правам от 05.11.2015 №С01-662/2015 по делу №А11-6923/2014). 

Внимание! Привлечение к административной или уголовной ответственности не исключает гражданско-правовую ответственность. Как защитить информацию, опубликованную на сайте 

Трансляция музыки с помощью радио- и телеприемника требует согласия автора или иного правообладателя. Это считают публичным исполнением произведения. 

Публичное звучание песни, фонограммы или видеоклипа – это звучание в месте, которое открыто для посещения неограниченным числом людей, не принадлежащих к кругу семьи организатора исполнения (подп. 6 п. 2 ст. 1270 ГК РФ). Платить вознаграждение придется, если в кафе, магазине или ином зале: 

  • певцы исполняют песню вживую; 
  • транслируют песню с помощью радио, телевидения или иных средств; 
  • показывают фильмы, клипы со звуком или без. 

Исключительное право на текст песни и музыку действует в течение всей жизни автора и еще на протяжении 70 лет, считая с 1 января года, следующего за годом его смерти.

Право на исполнение и фонограмму охраняется в течение всей жизни исполнителя, но не менее 50 лет. Отсчет начинают с 1 января года, следующего за тем, в котором исполнили песню либо сделали ее запись.

По истечении этих сроков произведение, фонограмма переходят в общественное достояние. 

  • Какие компании точно платят за музыку 
  • Вознаграждение авторам выплачивает физическое или юридическое лицо, которое организует публичное исполнение. К плательщикам авторского вознаграждения относят: 
  • рестораны и другие предприятия общественного питания;
  • предприятия торговли и бытовых услуг; 
  • культурно-развлекательные центры, клубы; 
  • пансионаты, дома отдыха и санатории; 
  • стадионы, спорткомплексы;
  • театры, филармонии, цирки, клубы, кинотеатры, видеосалоны и др. 

Внимание! Платить за музыку надо независимо от того, платный вход в заведение для слушателей или бесплатный. 

Существуют аккредитованные в Минкультуры РФ и неаккредитованные организации, которые вправе собирать вознаграждение. Они заключают с правообладателями договоры о передаче полномочий по управлению правами (ст. 1242 ГК РФ). Чтобы узаконить исполнение песен в заведении, Вам нужно заключить лицензионные соглашения с организациями и платить им вознаграждение. 

В Минкультуры РФ в сфере авторских прав на публичное исполнение музыки аккредитованы две организации: Российское авторское общество (РАО) и Всероссийская организация интеллектуальной собственности (ВОИС).

Первая собирает вознаграждение в пользу исполнителей и изготовителей фонограмм, вторая – в пользу авторов.

Их отличие от неаккредитованных организаций в том, что они вправе собирать вознаграждение и для тех правообладателей, с которыми у них не заключены договоры о передаче полномочий по управлению правами. Список песен, входящих в перечень РАО, не оговаривается. 

Размеры вознаграждения установлены в положениях РАО и ВОИС. Плата зависит от типа помещения, числа посадочных мест и площади (см. таблицу). РАО выделяет 14 групп пользователей, с которых взимается вознаграждение, ВОИС – 12. Ставку для своего заведения Вы можете рассчитать на сайтах: 

  • www.rao.ru – перейдите в раздел «Пользователям» и выберите ваш вид деятельности; 
  • www.rosvois.ru – перейдите в раздел «Пользователям», далее – «Ставки для расчета вознаграждения», выберите вид деятельности.

К основной ставке вам могут прибавить дополнительную. Так, ресторану придется доплатить, если он проводит свадьбы и иные торжества, использует музыкальные автоматы, караоке. Дополнительный взнос положен и тем заведениям, где есть биллиардные столы. 

Ставки неаккредитованных организаций ниже, чем у РАО и ВОИС. Но они ограничены в выборе музыки. Мировые хиты в их плейлистах Вы вряд ли найдете. 

Пример. Допустим, у вас салон красоты площадью 130 кв. м. Вы включаете для своих клиентов радио. За площадь 100 кв. м вы заплатите фиксированную сумму – 1500 руб. За 30 кв. м – 120 руб., из расчета 4 руб. за каждый квадратный метр. Ежемесячное вознаграждение за трансляцию песен в вашем салоне составит 1620 руб.

Организации РАО и ВОИС проверяют компании, с которыми у них не заключены лицензионные договоры. Они направляют туда сотрудников, которые под видом ваших клиентов делают аудио- или видеозапись.

«Шпионы» оформляют акт о прослушивании музыки. Затем расшифровывают запись, сделанную в вашем заведении. С этим набором доказательств от вас потребуют заключить лицензионный договор.

Если откажетесь – подадут иск в суд. 

  1. Соблюдение авторских прав – зона ответственности руководства фирмы. На сайте РАО можно проверить, переданы ли произведения в его управление. Тут размещены реестры произведений, опубликован список авторов, права на произведения которых полностью или частично исключены из управления РАО. Зайдите в раздел «Правообладатели» – «Информация» – «Реестры». 
  2. Выгоднее заключать договоры с представителями правообладателей. Есть десятки сервисов, которые напрямую работают с правообладателями и предоставляют легальную музыку, например: «Бубука», Cubic Media, Retail Media Group, R-Mediaservice и др. Их клиенты – крупные предприятия. Так, сети «Кофе Хаус» и «Макдоналдс» заключили договоры с представителями авторов музыкальных произведений и выплатили им вознаграждение. ВОИС через суд пыталась собрать вознаграждение повторно, но ей это не удалось. 
  3. Если вы заключили договор с коммерческим сервисом, а РАО или ВОИС требуют выплатить вознаграждение, то поручите юристу проверить: 
  • заключал ли представитель коммерческого сервиса соглашение, на основании которого он собирает вознаграждение; 
  • направлял ли правообладатель в аккредитованные организации отказ от услуг по управлению его правами; 
  • может ли правообладатель подтвердить факт выплаты ему вознаграждения. 

При положительных ответах есть все шансы не выплачивать вознаграждение повторно. Помните, что РАО или ВОИС вправе собирать вознаграждение за произведения, с авторами и исполнителями которых они не заключили договор.

Источник — «Генеральный директор»

Ссылка на основную публикацию