Законодательство в сфере информатизации — советы юриста

Регуляторный ландшафт стратегии и «цифры»: обзор нормативных правовых актов

Время чтения — 35 минут

Хотя в подзаголовке объединены ИТ и ЦТ, приходится констатировать, что в документов законодательного уровня (указов Президента РФ, федеральных законов, отдельных статей в них), специально посвященных теме цифровой трансформации, в России нет. Только-только появились первые НПА уровня постановлений Правительства РФ, которые вводят в официальный оборот само понятие «цифровая трансформация», — о них будет сказано в разделе А.3.

Здесь будет дан обзор НПА, которые объединяют стратегическую деятельность как таковую и сферу ИТ в государственном управлении.

До того как появился основной федеральный закон, регулирующий вопросы стратегического планирования, это направление закрывали преимущественно документы концептуального плана — либо названные концепциями, либо таковые по сути.

Несмотря на то что практически все концепции содержали элементы планирования в виде «дорожных карт» или планов реализации, обязательность их претворения в жизнь была довольно условной: сроки мероприятий сдвигались, финансирование выделялось в ограниченных объемах, достижение результатов контролировалось по формальным критериям.

ИТ-концепции разрабатывались в России начиная с 1990-х и примерно до середины 2010-х годов. При этом большинство концепций из прошлого не имеет прямой связи с сегодняшними стратегическими документами в ИТ. Отдельные идеи и направления перекочевали в новые документы, не сохранив целостности и связи с предшественниками.

Основные нормативные правовые акты, регулирующие государственную информатизацию в России

Основные программные документы в сфере государственной информатизации

Структуры, ответственные за информатизацию и цифровизацию в государственном секторе

Основные события в сфере государственной информатизации

ФЗ — федеральный закон ПП — постановление ПравительстваФЦП — федеральная целевая программа ГП — государственная программаФОИВ — федеральные органы исполнительной власти

«Аванпроект государственной сети вычислительных центров (ГСВЦ)» – первая стратегия развития автоматизации в СССР

Источник computer-museum.ru

Постановление ЦК КПСС и СМ СССР о совершенствовании управления на основе широкого использования средств вычислительной техники

Государственный комитет СССР по вычислительной технике и информатике (ГКВТИ СССР )

Источник computer-museum.ru

Комитет по информатизации при Минкомсвязи РФ

Комитет РФ по информатизации

Указ Президента РФ о совершенствовании информационно телекоммуника ционного обеспечения органов государственной власти

Комитет при Президенте РФ по политике информатизации

Указ Президента РФ «Об основах государственной политики в сфере информатизации»

ФЦП «Информатизация России»

Источник nla-service.minjust.ru

«Концепция формирования и развития единого информационного пространства России и соответствующих государственных информационных ресурсов»

ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации»

ФЦП «Электронная Россия (2002–2010)»

Началось использование электронной цифровой подписи

«Концепция использования информационных технологий в деятельности федеральных органов исполнительной власти до 2010 года»

ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»

ПП «О создании системы мониторинга использования ИКТ в деятельности ФОГВ»

Проект «Электронный гражданин» — обучение граждан навыкам работы с компьютером для получения госуслуг

Проект Минкомсвязи России «Компьютер в каждый дом»

Начал работу первый региональный портал госуслуг «Портал государственных и муниципальных услуг Санкт-Петербурга»

Концепция формирования в РФ электронного правительства до 2010 года

Созданы крупные государственные информационные системы (ГАС «Управление», ГИАС КСО, «Система-112»), технологии ИКТ с доступом в интернет массово внедрены в работу госслужащих

Начал работу Единый портал государственных и муниципальных услуг (ЕПГУ)

Начат перевод государственных и муниципальных услуг в электронный вид

ПП «О координации мероприятий по использованию ИКТ в деятельности государственных органов»

ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг»

Создана система межведомственного электронного взаимодействия (СМЭВ)

ГП РФ «Информационное общество» 2011–2024

Сформирована инфраструктура электронного правительства

Введена в эксплуатацию АИС «Управление ведомственной и региональной информатизацией»

Правительственная комиссия по использованию информационных технологий для улучшения качества жизни и условий ведения предпринимательской деятельности

Внедрена система электронного документооборота между федеральными и региональными органами власти (МЭДО)

ПП «О федеральной государственной информационной системе координации информатизации»

Создана федеральная государственная информационная система координации информатизации (ФГИС КИ)

Программа «Цифровая экономика Российской Федерации» (первая редакция)

Указ Президента РФ «О национальных целях и стратегических задачах развития РФ на период до 2024 года»

Программа «Цифровая экономика Российской Федерации» (утвержден паспорт, вторая редакция)

Преобразование региональных органов власти, ответственных за информатизацию и развитие электронного правительства, в органы цифрового развития

Указ Президента РФ «О национальных целях развития РФ на период до 2030 года»

ПП о мерах по обеспечению эффективности использования ИКТ в деятельности ФОИВ

Назначение в высших исполнительных органах государственной власти ответственных за цифровую трансформацию (CDTO)

Источник publication.pravo.gov.ru Источник static.government.ru

А.3.1 Исторический экскурс

Первым государственным органом в СССР, в названии которого появилось слово «информатика» (термина «информатизация» тогда еще не было), а в выполняемых функциях — слово «координация», был Государственный комитет СССР по вычислительной технике и информатике (ГКВТИ СССР), созданный по постановлению ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 20.03.1986 № 361 «Об улучшении координации работ в области вычислительной техники и о повышении эффективности ее использования».

Что изменится в законодательстве об информации в 2021 году | Rusbase

10 января 2021 года в силу вступил федеральный закон, позволяющий органам государственной власти применять режим конфиденциальности в отношении своих должностных лиц и запрещать выдавать третьим лицам сведения о нихФедеральный закон от 30.12.

2020 № 515-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части обеспечения конфиденциальности сведений о защищаемых лицах и об осуществлении оперативно-розыскной деятельности».

Хотя отрицать его значение для результатов журналистских расследований нельзя, у закона есть и другая сторона.

Невозможность получить данные, например из Росреестра, скажется на процессе проверки организациями своих контрагентов и прохождении compliance-процедур, а также поиске активов должника при исполнении судебных решений. 

Это может способствовать пересмотру компаниями практик проверки добросовестности граждан, так или иначе связанных с государственными структурами. Таким же образом другие состоявшиеся инициативы повлияют не только на медиарынок.

Ужесточение ответственности за клевету

Уголовный кодекс дополнен положениями об ужесточении уголовной ответственности за клевету.

Статья 128.1 Уголовного кодекса РФ изложена в новой редакции. Теперь:

  • прямо предусматривается уголовная ответственность за клевету в сети «Интернет»;
  • клевета может быть направлена не только против конкретного лица, но и нескольких лиц, как указал законодатель «индивидуально не определенных»;
  • клевета в сети «Интернет», СМИ, публичном выступлении, сопряженная с использованием должностного положения, указанием на наличие у потерпевшего опасного для окружающих заболевания или его обвинением в совершении преступления против половой неприкосновенности, тяжкого или особо тяжкого преступления теперь грозит лишением свободы на срок до пяти лет.

Клевета в интернете — дело публичного порядка 

Уголовное преследование за клевету в интернете теперь проводится в публичном, а не частном, как это было ранее, порядке. Правом на подачу заявления о преступлении фактически обладает любое лицо, которое оценивает публикацию как клеветническую и посчитает себя заинтересованным. 

Если предыдущая редакция статьи предполагала, что потерпевший самостоятельно подает заявление в мировой суд, где оно рассматривается в порядке, близком к гражданскому процессу, то по новому закону преследование будет осуществляться правоохранительными органами, а не заявителем.

В том числе поэтому стоит ожидать увеличения количества заявлений и дел о клевете, хотя ранее количество осужденных за клевету было не так уж и велико — 33 человека за первое полугодие 2020 годаСводные статистические сведения о состоянии судимости в России за первое полугодие 2020 года Судебного департамента при Верховном суде РФ № 10-а «Отчет о числе осужденных по всем составам преступлений Уголовного кодекса Российской Федерации» Разд. 3 Гл. 17.

Субъект преступления неоднозначен 

Теперь законодателем определено, что сеть «Интернет» сама по себе является площадкой для распространения заведомо ложных сведений. Но в ходе дознания может возникнуть проблема в доказывании субъекта преступления — лица, распространившего сведения.

Значительное число сайтов в сети «Интернет» принадлежат юридическим лицам, а установить автора публикации возможно не во всех случаях. В России уголовная ответственность юридических лиц не предусмотрена.

В связи с чем, в случае распространение заведомо ложной информации на корпоративном сайте, риск уголовного преследование за данное деяние может возникать для руководства компании.

При этом маловероятно, что закон сам по себе скажется на деятельности анонимных сайтов.

Читайте также:  Статья 15. Банковские счета и валютное регулирование

(Само)регулирование социальных сетей

1 февраля 2021 года, спустя три года после своего инициирования, вступает в силу закон о регулировании деятельности социальных сетей.

  • Закон устанавливает обязанности для всех владельцев социальных сетей, ориентированных на российскую аудиторию.  Критерии таких соцсетей: возможность публикации материалов пользователями на языках народов России, возможность публикации рекламы для российских потребителей и посещаемость ресурса не менее 500 тыс. пользователей из России в сутки.
  • Для учета социальных сетей Роскомнадзором будет создан реестр социальных сетей. Включение сведений в него будет осуществляться по инициативе Роскомнадзора на основе данных, представленных владельцами соцсетей.
  • Владельцы социальных сетей обязаны самостоятельно проводить мониторинг в отношении 12 видов информации, относимой законодателем к запрещенной, рассматривать касающиеся ее обращения пользователей, самостоятельно блокировать ее или обращаться в Роскомнадзор при наличии сомнений в ее противоправности.
  • Правила пользования социальной сетью должны быть опубликованы и доведены до российской аудитории, а также не противоречить отечественному законодательству.

Обязанность не порождает ответственность 

  • Закон весьма компромиссный, но может привести к двояким результатам для пользователей и бизнеса, в частности.
  • С одной стороны, социальные сети обязаны самостоятельно вести мониторинг запрещенной информации, хотя такой мониторинг не вел и сам Роскомнадзор (принятие решений об ограничении доступа, как правило, осуществляется на основании поступающих обращений). 
  • С другой, не вводится ответственности за отказ ее блокировать, реагировать необходимо на обращения пользователей, а само принятие решений может быть оставлено Роскомнадзору. 

Последнее может привести к тому, что «Закон о социальных сетях» постигнет судьба «Закона о праве на забвение»Статья 10.

3 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»: в отсутствие решения компетентного органа социальные сети могут отказывать пользователям в удалении информации или оставлять эти решения регулятору. 

Это наиболее вероятный исход, с учетом того, что критерии признания некоторых видов информации не всегда очевидны. Например, в законе предусмотрена обязанность мониторинга сведений о новых потенциально опасных веществах — их перечень не публикуется, постоянно обновляется и известен лишь экспертам МВД России.

Опасность в том, что, обращаясь в Роскомнадзор, социальная сеть обязана временно заблокировать спорную информацию до принятия решения. В этом случае не исключается ситуация, когда на основании обращения пользователя будет заморожена целая рекламная кампания. Ответственность же за злоупотребление не предусмотрена.

Статус социальной сети зависит от пользователей

Закон связывает возникновение статуса социальной сети с количеством ее российских пользователей — их должно быть не менее 500 тыс.

Такой же критерий раньше использовался при регулировании деятельности блогеров, новостных агрегаторов и аудиовизуальных сервисов — это значит, что сам закон фактически заработает тогда, когда Роскомнадзор примет все нормативные акты, необходимые для определения посещаемости. 

Установлена ответственность за несвоевременное удаление запрещенной информации

С начала января Кодекс РФ об административных правонарушениях дополнен статьей 13.41, предусматривающей административную ответственность за неисполнение требований Роскомнадзора об удалении или блокировке информации.

  • К ответственности могут быть привлечены владельцы сайтов и интернет-страниц, провайдеры хостинга или «лица, обеспечивающие размещение сайтов в сети “Интернет”».
  • Административные штрафы для граждан составляют от 50 до 100 тыс. рублей, для должностных лиц — от 200 до 400 тыс. рублей, для организаций — от 800 тыс. до четырех млн рублей.
  • За повторное нарушение размеры штрафов для граждан увеличиваются до 500 тыс. рублей, для должностных лиц — до одного млн рублей, для организаций — до восьми млн рублей.
  • Закон не касается случаев неисполнения требований Роскомнадзора в отношении «пиратского» контента.
  • Осуществление контроля возложено на Роскомнадзор.

Административная ответственность для всех 

Ранее схожие по своему характеру санкции устанавливались лишь в отношении интернет-провайдеров, контроль за которыми осуществляется в автоматизированном режиме.

По данным Роскомнадзора в 2019 году в отношении операторов связи было возбуждено 468 дел об административных правонарушениях, 327 из которых завершились в пользу государстваПубличный доклад Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций за 2019 г., с. 55. 

Их деятельность лицензируема, и регулятор мог однозначно установить нарушителя. С новым составом правонарушения не все так очевидно: привлекаемое к ответственности лицо не всегда может иметь хоть какое-то отношение к контенту.

В качестве «иных лиц, обеспечивающих размещение в сети “Интернет” информационного ресурса» Роскомнадзор часто определяет владельцев сетевых адресов (IP), используя при этом общедоступные сервисы типа WHOIS (с августа 2019 года — LookUp). Именно им Роскомнадзор зачастую направляет свои требования.

Но чаще всего владельцами сетевых адресов являются компании по защите от Ddos-атак или информационной безопасности. Если блокировка самого виновного ресурса сказывается на их деятельности незначительно, то угроза административного штрафа создает существенные риски, которые могут сказаться на стоимости конечных услуг.

В свою очередь, установление штрафов вряд ли скажется на деятельности анонимных ресурсов, а именно такие сайты наряду с социальными сетями становятся основным источником тиражирования незаконного контента.

Введены санкции за цензуру материалов российских СМИ

10 января 2021 года вступили в силу изменения в Федеральный закон «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, права и свобод граждан Российской Федерации» и Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», нормативные акты дополнены новыми положениями, предусматривающими ответные меры на цензуру со стороны владельцев веб-сайтов и ответную блокировку их ресурсов в России.

  • Владелец информационного ресурса может быть признан причастным к нарушению основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации, гарантирующих в том числе свободу массовой информации.
  • Присвоение такого статуса отнесено к полномочиям Генерального прокурора РФ и его заместителей по согласованию с МИД России.
  • Роскомнадзор будет вести перечень нарушителей законодательства и принимать меры по блокировке ресурсов нарушителей.

Реализация закона на практике 

Политика Роскомнадзора в 2020 году в области регулирования интернета несколько изменила курс: от традиционных запретов и контроля к протекционизму отечественных медиаресурсов.

С вступлением закона в силу эта тенденция, скорее всего, сохранится и будет ориентирована, главным образом на деятельность крупных иностранных площадок. Однако с учетом имеющихся у них технических мощностей, вероятность их блокировки или недоступности в России вызывает сомнения.

  1. Скорее всего, применение закона на практике будет комбинироваться с существующими положениями об обязанностях удалять те или иные материалы, исключать их из поисковой выдачи, и новым регулированием социальных сетей. 
  2. Хотя положения нового закона выглядят больше политическим заявлением и инструментом для проведения переговоров с зарубежными ресурсами, не исключено, что в дальнейшем его положения будут дополняться имущественными санкциями или ограничением их бизнес-деятельности в России.
  3. Фото на обложке: Lana U/Shutterstock.com

Нормативное регулирование цифровой среды | Министерство экономического развития Российской Федерации

В соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 7 мая 2018 года № 204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» сформирована национальная программа «Цифровая экономика Российской Федерации».

Одной из задач программы является создание системы правового регулирования цифровой экономики, основанной на гибком подходе в каждой сфере. Реализации этой задачи посвящен федеральный проект «Нормативное регулирование цифровой среды», который курирует Министерство экономического развития Российской Федерации.

Федеральный проект предусматривает разработку и принятие ряда нормативных правовых актов, направленных на снятие первоочередных барьеров, которые препятствуют развитию цифровой экономики.

Планируется также урегулировать сквозные для различных отраслей законодательства вопросы, связанные с идентификацией субъектов правоотношений в цифровой среде, электронным документооборотом, оборотом данных, в том числе персональных.

Департамент развития цифровой экономики координирует работу участников федерального проекта.

Кроме того, Департамент является ответственным за разработку ряда документов, в числе которых законопроекты о долговременном хранении электронных документов, о национальной системе управления данными, о регуляторных «песочницах», концепция регулирования искусственного интеллекта и робототехники, и другие нормативно-правовые акты.

  • Руководитель федерального проекта: Федулов Владислав Викторович, заместитель Министра экономического развития Российской Федерации
  • Администратор федерального проекта: Минаев Алексей Владимирович, заместитель директора Департамента развития цифровой экономики Министерства экономического развития Российской Федерации.
  • ► Текущая редакция паспорта федерального проекта
  • По вопросу дополнения паспорта федерального проекта новыми мероприятиями можно обращаться в Минэкономразвития России.
  • В настоящее время в рамках федерального проекта:
  • Урегулирован правовой статус самоисполняемых контрактов («смарт-контрактов») и введено понятие цифровых прав (Федеральный закон от 18 марта 2019 г. № 34-ФЗ)
  • Российскому бизнесу предоставлены льготы по НДС при экспорте IT-услуг (Федеральный закон от 15 апреля 2019 г. № 63-ФЗ)
  • Урегулирован порядок привлечения инвестиций с помощью краудфандинговых платформ (Федеральный закон от 2 августа 2019 г. № 259-ФЗ)
  • Внесены изменения в законодательство, предусматривающие переход от бумажных трудовых книжек к учету сведений о работниках в электронной форме (Федеральные законы от 16 декабря 2019 г. № 436-ФЗ и № 439-ФЗ, от 1 апреля 2020 № 90-ФЗ, от 31 июля 2020 г. № 268-ФЗ)
  • Упрощено получение нотариальных услуг за счет цифровизации отдельных процедур, введения возможности  биометрической идентификации получателей таких услуг (Федеральный закон от 27 декабря 2019 г. № 480-ФЗ)
  • Реформирована система удостоверяющих центров как гарантов безопасности и надежности использования электронных подписей, создан институт доверенной третьей стороны, предусмотрена возможность использования «облачной» электронной подписи  (Федеральный закон от 27 декабря 2019 г. № 476-ФЗ)
  • Закреплен переход к «реестровой» модели предоставления государственных услуг в сфере лицензирования (Федеральный закон от 27 декабря 2019 г. № 478-ФЗ) и оформления результатов работ (услуг) в области обеспечения единства измерений (Федеральный закон от 27 декабря 2019 г. № 496-фз)
  • Проводится эксперимент по внедрению кадрового документооборота в электронном виде (Федеральный закон от 24 апреля 2020 г. № 122-ФЗ)
  • Введена возможность выдавать патент на изобретение, на полезную модель или на промышленный образец в форме электронного документа (Федеральный закон от 20 июля 2020 № 217-ФЗ)
  • Урегулирован вопрос оборота цифровых финансовых активов (Федеральный закон от 31 июля 2020 № 259-ФЗ)
  • Расширен круг субъектов предпринимательской деятельности, обязанных обеспечить для потребителей возможность проведения расчетов с использованием национальных платежных инструментов (карты «Мир») (Федеральный закон от 31 июля 2020 № 290-ФЗ)
  • Усовершенствована процедура рассмотрения Роспатентом заявок на государственную регистрацию результатов интеллектуальной деятельности (Федеральный закон от 31 июля 2020 № 262-ФЗ)
  • Лицам, занимающимся разработкой и внедрением цифровых инноваций, предоставлена возможности осуществить их практическое применение в условиях снятия ограничений, установленных нормативными правовыми актами («песочницы») (Федеральный закон от 31 июля 2020 № 258-ФЗ)
  • Упрощены процедуры и сокращены сроки разработки и актуализации документов по стандартизации, конкретизирована деятельность по стандартизации посредством создания и использования Росстандартом информационной системы в сфере стандартизации для автоматизации основных процессов деятельности участников национальной системы стандартизации, что позволит ускорить принятие национальных документов по стандартизации на основе или с учетом международных стандартов в целях повышения конкурентоспособности российских технологий, уточнен порядок разработки и утверждения национальных стандартов с учетом использования информационной системы. Обеспечена возможность вовлечения в систему стандартизации заинтересованных юридических лиц (в том числе научных организаций в сфере стандартизации, общественных организаций и объединений) (Федеральный закон от 30 декабря 2020 г. № 523-ФЗ)
  • Усовершенствовано регулирование деятельности организаций по сбору персональных данных и проведению удаленной биометрической идентификации. Это позволит урегулировать использование корпоративных биометрических систем, расширить сферу использования единой биометрической системы для получения государственных и муниципальных услуг (Федеральный закон от 29 декабря 2020 г. № 479-ФЗ)
  • Сформированы условия для сбора, хранения и обработки данных с использованием новых технологий, установлены особенности обработки персональных данных, разрешенных субъектом персональных данных для распространения, что позволит повысить контроль субъекта персональных данных за обработкой его персональных данных, разрешенных им к распространению (Федеральный закон от 30 декабря 2020 г. № 519-ФЗ)
  • Утверждена Концепция развития регулирования отношений в сфере технологий искусственного интеллекта и робототехники до 2024 г. (Распоряжение Правительства Российской Федерации от 19 августа 2020 г. № 2129-р)
  • Утверждены правила рассмотрения и разрешения федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности споров в досудебном порядке (Совместный приказ Минобрнауки России № 644 и Минэкономразвития России № 261 от 30 апреля 2020 г.)
  • Утверждены изменения в Правила государственной регистрации медицинских изделий – это позволит оперативно вывести на рынок безопасные и эффективные программные продукты для отечественного здравоохранения, в том числе мобильные и облачные приложения, что позволит в дальнейшем повысить качество предоставляемых отечественных медицинских услуг (постановление Правительства Российской Федерации от 24 ноября 2020 г. № 1906)
  • Утверждены правила перевозок грузов автомобильным транспортом – предусмотрена возможность формирования в электронном виде транспортных накладных и других перевозочных документов (постановление Правительства Российской Федерации от 21 декабря 2020 г. № 2200).
Читайте также:  Какая система налогообложения лучше для ИП - советы юриста

Помимо упомянутых нормативных правовых актов и документов продолжается рассмотрение в Государственной Думе законопроектов об уточнении процедур идентификации и аутентификации, о совершенствовании порядка работы с согласиями на обработку персональных данных, о дистанционном участии в судебном заседании, онлайн-урегулировании споров в досудебном порядке  и другие.

Более подробно с указанной информацией можно ознакомиться в информационной справке о статусе исполнения федерального проекта «Нормативное регулирование цифровой среды» национальной программы «Цифровая экономика Российской Федерации».

4 мая 2021 Ссылка: https://www.economy.gov.ru/material/directions/gosudarstvennoe_upravlenie/normativnoe_regulirovanie_cifrovoy_sredy/ Вид шрифта: Межбуквенный интервал: Размер шрифта: Цвет сайта: Изображения:

Цифровизация правосудия: преимущества и риски

Центр развития современного права опубликовал аналитический доклад «Информационные технологии в правосудии. Состояние и перспективы. Россия и мир». В нем на основе исследования тенденций развития электронного правосудия сделаны выводы о проблемах и возможностях дальнейшего внедрения информационных технологий в российское судопроизводство.

Доклад имеет практическую ценность, так как позволяет ознакомиться и сравнить существующие и разрабатываемые сервисы в разных странах, а также определить дальнейший вектор развития в данной области конкретно для российского судопроизводства. Выводы, представленные в докладе, во многом верны, однако некоторые из них представляются спорными.

Электронное правосудие = доступность и качество?

Опубликован доклад о применении информационных технологий в российском и зарубежном правосудииЭксперты Центра развития современного права отметили высокий уровень информатизации российских арбитражных судов и необходимость распространения этого опыта на суды общей юрисдикции

Информатизация судебных систем, безусловно, ведет к повышению уровня доступности правосудия – чего, к сожалению, пока нельзя сказать о его качестве. Если под качеством понимать сокращение сроков рассмотрения дел, а также иные показатели, тесно связанные с «технической» частью судебного процесса, внедрение современных IT-технологий его существенно повысит.

Вместе с тем качество правосудия определяется не только техническими возможностями, но и – в большей мере – человеческим фактором. На мой взгляд, цифровизация формализует судебные процедуры еще сильнее, правосудие станет «шаблонным».

В кругу определенных категорий дел – таких, например, как приказное производство, констатация нарушений правил дорожного движения с использованием средств видеофиксации, неисполнение финансовых обязательств по договорам, арбитражные дела, рассматриваемые в порядке упрощенного производства, и др., – так называемое «шаблонное» правосудие в значительной степени приемлемо. Но в делах, объективная сторона которых уникальна, применение «шаблонов» не повысит качество правосудия, а снизит его.

Для качества правосудия цифровые технологии несут существенные риски. В частности, фундаментальное значение имеет вопрос об обеспечении информационной безопасности.

Для значительного числа IT-специалистов не составляет труда подменить вложения, направляемые по обычным незащищенным каналам связи. Подделать электронный документ и направить его в суд не представляет сложности.

В такой ситуации быстрое «шаблонное» правосудие повышает вероятность вынесения неправосудного решения.

Доля неправосудных, но не обжалованных решений возрастет. Обжалование занимает много времени, что в совокупности с малыми потерями от неправосудного решения снизит уровень обжалований.

Сегодня мало кто оспаривает незаконные штрафы ГИБДД, однако из-за того, что деятельность Госавтоинспекции серьезно контролируется, количество незаконных привлечений к административной ответственности не так уж велико.

При использовании автоматизированного судебного приказного производства у мошенников появится больше соблазна «выписывать» незаконные приказы о взыскании с физлиц небольших сумм.

ВС отчитался за 20 лет использования видео-конференц-связиВерховный Суд отметил, что дальнейшее совершенствование ВКС позволит не допустить распространения болезни и нарушения процессуальных прав в условиях пандемии, а также значительно ускорит сроки рассмотрения дел

Участие в судебном заседании свидетелей и других участников процесса с использованием систем видео-конференц-связи также вызывает немало вопросов – давать ложные показания по ВКС гораздо проще, как и заставить свидетеля вне зала судебных заседаний сделать то же самое. Полагаю, из-за этого развитые страны не спешат переходить на электронное правосудие, хотя имеют для этого технические возможности.

Читайте также:  Касса для ИП - советы юриста

Относительно критерия доступности – полагаю, что он будет соблюден лишь тогда, когда размер издержек на ведение дела с помощью электронного правосудия значительно уменьшится, – например, упростится процедура получения электронной цифровой подписи.

Тезис о снижении издержек на профессионального представителя, на мой взгляд, также спорный, поскольку участие представителя обусловлено не только необходимостью полно и четко документировать факты, относящиеся к делу, но и желанием подготовить «выигрышную» позицию.

Появление новых информационных технологий не влияет на функцию представителя и, соответственно, на спрос на его услуги.

Думается, неправильно считать электронное правосудие наиболее эффективным способом повышения доступности и качества правосудия, поскольку несоблюдение ключевых принципов осуществления судопроизводства является скорее комплексной проблемой, обусловленной не столько техническими аспектами, решаемыми с помощью новых технологий, сколько проблемами организации власти, соблюдения прав граждан и низкого уровня правовой культуры населения.

Сокращение временных, трудовых и финансово-экономических затрат благодаря использованию цифровых технологий, безусловно, произойдет, однако при этом велик риск дополнительных затрат на устранение негативных последствий информатизации судебных систем, – в частности, на ликвидацию последствий технических ошибок работы судебной системы или злонамеренного использования «слабых мест» цифровых технологий. Вероятно, бремя этих затрат в большей степени ляжет на участников процессов, что их расходы на ведение дел только увеличит.

Снижение издержек на судопроизводство для сторон происходит по большей части тогда, когда ведение дел поставлено на поток, дела примерно одинаковы по фабуле и сложности. В остальных случаях современные технологии не позволяют значительно сократить издержки путем использования сервисов электронного правосудия.

В свою очередь, для самого суда автоматизация деятельности – наиболее перспективное направление, позволяющее существенно снизить издержки, избавив аппарат суда от рутинных действий, требующих большого количества времени.

Россия – лидер по внедрению технологий

В России действительно активно развивается автоматизация и информатизация различных сфер жизни. Судопроизводство не является исключением. В этой области сделано много прогрессивных шагов, особенно в системе арбитражных судов.

Однако оценивать полноценное проведение заседаний в онлайн-формате как преимущество, полагаю, рано.

Еще не создано специального программного обеспечения, адаптированного под нужды дистанционного судебного процесса, что зачастую существенно затрудняет возможность проведения полноценного заседания.

Сервисы типа Zoom и Skype не отвечают всем потребностям судопроизводства – они больше ориентированы на бизнес, обучение и личные встречи, поэтому не подходят под специфику судебного процесса.

Сложно согласиться и с выводом о том, что «преимуществом российского электронного арбитражного правосудия является доступность сервиса прогнозирования сроков и результатов рассмотрения дел».

Какой именно сервис имеется в виду, в исследовании не указано.

На данный момент вызывает сомнение существование сервиса, способного точно прогнозировать сроки и результат рассмотрения дел, так как зачастую это наиболее непредсказуемая часть судопроизводства.

Коронавирус – стимул к значительному шагу вперед в развитии онлайн-заседаний

В период действия ограничительных мер, обусловленных пандемией Covid-19, заседания перешли в онлайн-формат. Стороны использовали разные приложения с возможностью видеозвонков – WhatsApp, Skype, Zoom. Отсутствие возможности прийти в суд помогло большинству задействованных в судебном процессе лиц ознакомиться с возможностями онлайн-заседаний, опробовать их.

Эксперты прокомментировали рассмотрение судом дела с помощью видеозвонка по WhatsAppПо итогу необычного заседания ИП был привлечен к ответственности за то, что его кафе продолжало работать в обычном режиме, несмотря на введение ограничений из-за распространения коронавируса

Пандемия стала ситуацией, в которой не было альтернатив для проведения судебных заседаний в дистанционном формате, а поскольку судопроизводство не может быть остановлено на столь длительный срок, пришлось использовать то, что есть.

Говорить о том, насколько успешным был вынужденный переход к онлайн-заседаниям, можно будет лишь при устойчивой тенденции к переводу заседаний в эту форму после снятия всех ограничений, связанных с недопущением распространения коронавируса.

Стоит также отметить, что далеко не все заседания, запланированные на период пандемии, прошли в онлайн-режиме. Причины – отсутствие технической возможности для полноценного проведения дистанционного формата, а также достаточных навыков и компетенций в использовании технических средств у участников процесса, в том числе судей.

Сейчас развитие онлайн-заседаний зависит от решения возникших во время пандемии проблем. Если все заинтересованные лица будут участвовать в разработке и активном использовании систем для дистанционного проведения заседаний, онлайн-процессы будут проводиться значительно чаще и качественнее.

Система доступа к материалам дел не имеет аналогов

Несмотря на то что в России создана возможность для получения полного доступа к материалам арбитражных дел, в этом направлении остается еще много резервов и перспектив.

Следует обратить внимание на развитие систем «умного поиска» по массиву решений арбитражных судов. В таких системах поиск может осуществляться по конкретному вопросу, без указания реквизитов дела.

Эта система пока не реализована и требует повышенного внимания. Создание подобного сервиса сократит издержки на поиск судебных актов, а также поспособствует большему единообразию судебной практики.

Доступность решений арбитражных судов в России находится на высоком уровне, большим преимуществом является и то, что такая база данных бесплатна и доступна всем без исключения лицам. Полагаю, схожих результатов следует достичь и в системе решений судов общей юрисдикции.

Основное препятствие – усложнение требований

Избыточное регулирование характерно не только для сферы автоматизации судопроизводства – это системная проблема российского законодательства.

В связи с этим необходимо, на мой взгляд, пересмотреть нормативную базу и изменить подход к регулированию, сделать его более гибким, отвечающим потребностям развития электронного правосудия.

Излишнее регулирование не способствует повышению качества разрабатываемых сервисов, а лишь тормозит их развитие.

Относительно защиты информации следует отметить, что тема весьма деликатная, требующая пристального внимания.

К проработке данного вопроса следует привлекать специалистов по защите электронной информации, которые могли бы указать соответствующие пределы защиты и наиболее эффективные средства для ее осуществления. Интернет – не самая безопасная среда для любых данных, и об этом нельзя забывать.

Информация, задействованная в судебном процессе, должна быть защищена от незаконных посягательств. При формулировании предъявляемых требований во главу должно быть поставлено желание не максимально их упростить, а подготовить качественные условия, способствующие безопасному использованию электронных сервисов судопроизводства.

Наиболее перспективные направления развития

Авторы доклада выделили несколько ключевых направлений развития электронного правосудия в России.

В их число входят – упрощение нормативных требований, автоматизация и роботизация рассмотрения дел, перевод некоторых категорий дел исключительно в «онлайн», распространение требований о предоставлении документов в электронном виде и внедрение автоматизированных процедур в суды общей юрисдикции.

На мой взгляд, к наиболее перспективным направлениям также следует отнести:

  • развитие систем «умного поиска» судебной практики, позволяющих находить судебные акты под конкретную фабулу либо вопрос;
  • устранение противоречий в судебной практике для создания возможности вынесения судом решений по некоторым категориям дел с использованием искусственного интеллекта;
  • обеспечение для граждан возможности пользоваться сервисами электронного правосудия, так как в настоящее время система ориентирована больше на сами суды и на бизнес;
  • проработка эффективных требований для защиты информации, относящейся к судопроизводству;
  • развитие потенциала для внедрения электронного правосудия в уголовный процесс;
  • формирование базы данных уголовных, административных и иных дел и упрощение доступа к ним в электронном формате;
  • распространение информации о возможностях электронного судопроизводства за пределы профессиональной юридической среды, просвещение граждан;
  • создание специальных сервисов, позволяющих проводить судебные заседания «онлайн»;
  • привлечение к разработке продуктов электронного правосудия как юристов, так и технических специалистов, инженеров.

В заключение отмечу, что, несмотря на некоторые спорные моменты, авторы доклада смогли охватить и обозначить наиболее существенные проблемы внедрения электронного правосудия в России, а также показать подходы к их решению в других странах. Хочется надеяться, что дальнейшие исследования, в том числе на основе данного доклада, помогут более узко определить круг проблем российского электронного правосудия и найти наиболее эффективные способы их решения.

Ссылка на основную публикацию