Статья 17. Прекращение статуса адвоката

По статистике ФПА, за прошлый год в России привлекли к дисциплинарной ответственности 60,9% адвокатов от числа тех, в отношении которых возбуждались производства.

За это время в дисциплинарном порядке статус прекратили 367 адвокатам (в 2016 году таких оказалось 433).

Чаще всего защитники получали такое наказание за неисполнение или ненадлежащее исполнение решений органов адвокатской палаты (157 случаев), реже – за представление недостоверных сведений в квалификационную комиссию (шесть случаев).

В большинстве ситуаций адвокатам прекращают статус после предварительных, а нередко и неоднократных, более мягких наказаний, рассказывает исполнительный вице-президент ФПА Андрей Сучков.

По его словам, в последние годы становится все меньше случаев, когда к защитникам применяют самую крайнюю меру воздействия: «Этому способствует стабильность дисциплинарной практики адвокатских палат и ее предсказуемость, а также снижение случаев нарушений со стороны адвокатов».

Но если защитник все же стал участником подобного разбирательства, то лучший способ выйти из него – примирение сторон, советует Сучков: «На это указывает и Кодекс профэтики адвоката».

В то же время демонстративные пренебрежительные высказывания в адрес органов адвокатского самоуправления и «заявления о намерении продолжать упречное поведение» явно не повысят шансы сохранить статус адвоката в ходе дисциплинарной процедуры, отмечает представитель ФПА.

Статья 17. Прекращение статуса адвоката

Лишение статуса – это крайняя мера, когда иные варианты дисциплинарного воздействия не сработали. Бывают и случаи лишения статуса за однократное нарушение. Прежде всего, такую меру применяют за предательство интересов доверителя, поскольку Кодекс профэтики адвоката прямо указывает, что «злоупотребление доверием несовместимо со званием адвоката».

Исполнительный вице-президент ФПА Андрей Сучков

Представители региональных адвокатских палат тоже согласны с тезисом о том, что лишать коллег статуса надо только в исключительных ситуациях.

Мы придерживаемся неписанного правила об оставлении статуса адвоката во всех случаях, когда это возможно, говорит глава АП Воронежской области Олег Баулин: «Сохранить в своих рядах коллегу, пусть и оступившегося, пожалуй, даже более важно, чем привлечь в ряды адвокатуры нового юриста».

По этой причине случаи прекращения статуса в рамках дисциплинарных производств у нас достаточно редки, рассказывает он: «Не более четырех-пяти раз в год». Основная часть из них приходится на ситуации, которые связаны с неуплатой обязательных отчислений, делится Баулин.

Президент Палаты адвокатов Самарской области Татьяна Бутовченко добавляет, что спасти статус можно даже при самых худших обстоятельствах: «Первая рекомендация – не доводить дело до квалификационной комиссии».

Она объясняет, что поступившая на адвоката жалоба сразу отправляется самому защитнику для принятия мер к мирному разрешению ситуации.

Бутовченко предупреждает, что в век технического прогресса адвокатов записывают на диктофоны и фотографируют: «Сейчас каждая третья жалоба снабжена такими материалами, все нарушения очевидны, скрыть практически ничего невозможно. Поэтому для адвоката лучше всего – примириться». И, во-вторых, не стоит отрицать очевидное, заключает она.

Из адвокатов в журналисты

Летом 2017 года адвокат Сергей Наумов пришел в судебное заседание по уголовному делу в солнцезащитных очках, футболке, джинсовой куртке-безрукавке, шортах, с повязанным на шее шарфом и бандане на голове.

Из-за этого Президиум Верховного суда Мордовии вынес защитнику частное постановление, а региональная Адвокатская палата прекратила его статус (см. «Адвоката лишили статуса за то, что он пришел в суд в шортах и бандане»).

В начале октября Наумов успешно обжаловал такое решение в суде, который признал незаконным прекращение адвокатского статуса Наумова и постановил восстановить его (подробнее – в материале «Адвокат в шортах и бандане вернет свой статус»).

Однако в начале этого года АП Мордовии добилась отмены акта первой инстанции. Верховный суд Республики Мордовия фактически признал действия палаты законными и обоснованными.

Решение о прекращении статуса на мою деятельность не особо повлияло, признается Наумов. Еще до такого решения у меня просели обороты по уголовным делам, потому что я не вёл в этой сфере активную работу, говорит юрист: «Так что не сильно пострадал».

Он рассказывает, что уже после прекращения статуса ему пришлось «выбивать» долг за работу адвокатом по назначению: «Задолженность оказалась порядка 3500 руб. Судебный департамент за дело в мае 2017 года перечислил мне оплату только в феврале 2018-го».

В настоящий момент меня спасают некоторые гражданские споры и частично моя известность от истории с банданой, поясняет Наумов. По его словам, он предполагал вариант с лишением статуса и начал морально готовиться к этому заранее: «Мой дед говорил, что юрист и журналист всегда работу найдут».

Намуов сообщил, что сейчас занимается оформлением свидетельства в Роскомнадзоре на информационный правовой портал pravo13.ru: «Я даже думал связаться с вашим изданием, чтобы делать что-то в похожем формате». А еще экс-адвокат начал писать диссертацию по теме информационных технологий: «Уже набросал проект ВАКовской статьи».

Больше внимания развитию юрфирмы

К новым реалиям пришлось приспосабливаться и Виталию Буркину. 26 октября 2017 года АП Башкортостана лишила его статуса из-за критики российской судебной системы в социальных сетях. В палате указали, что публикации защитника носят «ярко выраженный негативный характер в отношении судебной системы и претензии в адрес судов».

Экс-адвокат пытается вернуть себе статус в судебном порядке, но пока безуспешно. Первая инстанция отказала ему, сославшись на то, что употребленные Буркиным выражения носят негативный характер, являются публичным выражением неуважения к судебным органам и не соответствуют по форме и содержанию манере делового общения, предписанной Кодексом профэтики.

Апелляция оставила акты нижестоящего суда без изменений. Теперь эти выводы юрист оспорил в кассацию.

В любом случае лишение статуса изменило мою жизнь в лучшую сторону, утверждает Буркин: «О моей практике узнала вся страна».

Хотя, я не могу защищать по уголовным делам в суде и на следствии, никто не может мне запретить анализировать дела, составлять документы, готовить людей к защите, в том числе дистанционно, поясняет юрист: «А это является основным в защите по уголовным процессам».

Во всем стараюсь найти плюсы, говорит Буркин: «Так вот в лишении статуса он тоже есть – на адвоката можно «воздействовать» через руководство палаты, а на меня «надавить» некому». Хотя, восстановление статуса для меня – это  принципиальный вопрос, констатирует юрист.

Статья 17. Прекращение статуса адвоката

Теперь я могу больше участвовать в жизни своей юрфирмы «Буркин, Хазиев и Партнеры», в которой я являюсь учредителем на 50%. Единственная проблема лишь в том, что многие доверители желают моего личного участия в суде.

Виталий Буркин, партнер ЮФ «Буркин, Хазиев и Партнеры»

Колония и политика

В январе 2012 года Тверской районный суд Москвы признал адвоката Владимира Орешникова виновным в мошенничестве и приговорил его к двум годам колонии. В ходе слушаний выяснилось, что диплом подсудимого о юробразовании является поддельным.

Таким образом, оказалось, что защитник 12 лет вел незаконную адвокатскую деятельность. Орешникова лишили статуса адвоката Адвокатской палаты (АП) Московской области.

Но уже в 2013 году юрист вышел на свободу, сменил фамилию на Резник, получил новый документ о высшем юробразовании и стал адвокатом в Тюменской областной АП. Однако осенью 2015 года совет Адвокатской палаты Тюменской области снова лишил Резника статуса.

Это юриста не остановило – в 2016 году он стал адвокатом уже от Чеченской Республики. Правда, на свободе Орешников-Резник пробыл недолго – весной этого года Нагатинский райсуд Москвы приговорил юриста к семи годам лишения свободы за мошенничество.

Порой лишение статуса предваряет обвинительный приговор адвокату. Такая ситуация произошла с защитником из Иваново Сергеем Колотухиным. В сентябре 2017 года его задержали оперативники ФСБ. По версии следствия, адвокат обманул своего подзащитного, попросив у того 1 млн руб.

Читайте также:  Статья 87. Принятие в депозит денежных сумм и ценных бумаг

на взятки сотрудникам ивановской полиции. Колотухин получил два транша от доверителя, а при передаче третьего был задержан. Уже через четыре дня после этого адвоката лишили статуса. Дело против юриста расследовалось около полугода.

В итоге Колотухина приговорили к трем годам и шести месяцам лишения свободы в колонии общего режима.

Кто-то из бывших адвокатов активно уходит в политическую деятельность. Алексея Суханова в декабре 2017 года лишили статуса за то, что он напал на приставов в здании Тверского райсуда. Вина защитника подтверждалась административным штрафом по ст. 17.

8 КоАП («Воспрепятствование законной деятельности должностного лица органа, уполномоченного на осуществление функций по принудительному исполнению исполнительных документов и обеспечению установленного порядка деятельности судов»), который ему назначил мировой судья судебного участка № 423 Тверского района Москвы.

Хотя сам адвокат уверял, что он приставов не трогал, зато те сами избили защитника. Однако совет АП Иркутской области, в которой числился Суханов, не поверил коллеге. Сейчас юрист пытается вернуть себе статус в судебном порядке (дело № 2-1028/2018 ~ М-21/2018), а параллельно ведет активную политическую деятельность.

В частности, выходит на пикеты в защиту осужденного полковника Владимира Квачкова и участников инициативной группы граждан «ЗОВ». По версии следствия, под видом этого объединения функционировала экстремистская организация журналиста Юрия Мухина «Армия воли народа», запрещенная в 2010 году.

Кроме того, Суханов публично выступает на митингах националистических движений. «Работы в Иркутске нет, стою в центре занятости», – сообщил сам юрист.

Последствия скандалов

Адвокаты теряют статус и из-за оскорблений своих коллег. В конце апреля текущего года такое наказание получил защитник Марк Фейгин. Поводом для этого стала жалоба Сталины Гуревич, адвоката украинского блогера Анатолия Шария.

По ее словам, Адвокатская палата Москвы лишила Фейгина статуса «за то, что тот не следил за своим языком и позволял себе в публичном пространстве выражения, которые недопустимы с точки зрения Кодекса профессиональной этики адвоката».

Тот мог лишиться статуса еще раньше, летом 2017 года, из-за конфликта с адвокатом Ильей Новиковым. Но тогда АП Москвы не стала наказывать юриста.

В другом случае этого года защитники Людмила Айвар и Игорь Трунов попросили Адвокатскую палату Москвы наказать Александра Добровинского, коллегу, за то, что он неэтично высказывался в их адрес в социальных сетях и интервью.

Квалификационная комиссия столичной АП в конце мая установила, что адвокат действительно нарушил Кодекс профессиональной этики.

Но совет Адвокатской палаты Москвы отказался лишить Добровинского статуса адвоката, ограничившись замечанием.

Проблемы для доверителей

Потеряла, но смогла вернуть статус Наталья Рочева – учредитель и первый президент Адвокатской палаты в Ненецком автономном округе. Действующий руководитель окружной АП Светлана Полугрудова возбудила в отношении Рочевой дисциплинарное производство, потому что та в начале августа 2017 года не явилась в суд в качестве адвоката по назначению.

Но дело в том, что Рочева не получала это уведомление и поручение от палаты. В сентябре и ноябре она находилась сначала в отпуске, а потом в командировке. То есть юрист постфактум узнала, что ее признали нарушителем Кодекса профэтики и лишили статуса.

Представитель Рочевой, адвокат Международной правозащитной группы «Агора» Рамиль Ахметгалиев, отмечает, что в АП Ненецкого АО в течение нескольких лет складывается «сложная ситуация». С августа по ноябрь 2017 года совет Адвокатской палаты округа фактически перестал действовать, все функции от имени этого коллегиального органа выполняла президент палаты Светлана Полугрудова.

Своим единоличным решением она лишила Рочеву статуса, поясняет Ахметгалиев. Его доверитель обжаловала решение АП в судебном порядке. В рамках этого дела суд привлек в качестве третьего лица Федеральную палату адвокатов (ФПА), которая встала на сторону Полугрудовой. По мнению ФПА, Рочеву лишили статуса правомерно, а совет Адвокатской палаты уполномочен действовать в одном лице.

Однако в марте этого года Нарьян-Марский городской суд НАО признал лишение юриста адвокатского статуса незаконным. 5 июня апелляция оставила акт первой инстанции без изменений. Таким образом, Рочевой вернули статус.

Она рассказывает, что приложила все силы и подняла палату с нуля: «А в ответ получила такую «благодарность», и именно от тех лиц, у которых сама принимала экзамены на получение адвокатского статуса, добивалась их награждения от ФПА».

Она отмечает, что от этой истории пострадала ее деловая репутация.

Юрист вспоминает, как сразу же от нее отвернулось все адвокатское руководство даже на федеральном уровне: «Помощь мне предложила только Международная правозащитная группа «Агора» и мои друзья – адвокаты. Им искренняя благодарность».

Статья 17. Прекращение статуса адвоката

Отдельное спасибо адвокату «Агоры» Рамилю Ахметгалиеву. Большую моральную поддержку дало освещение моей ситуации в интернет-группе «Приват-адвокат», которую администрирует адвокат Ирина Краснова из Москвы. В этом сообществе состоят защитники практически со всех регионов России и даже дальнего зарубежья. Все они поддерживали меня и давали советы, без их поддержки мне было бы тяжко.

Наталья Рочева, экс-адвокат

Рочева добавляет, что прекращение статуса стало неожиданной проблемой для ее доверителей: «Я в основном специализируюсь на уголовном судопроизводстве, и мне пришлось расторгать соглашения». Из-за этого сейчас клиентов у меня нет, говорит она: «Хотя желание обратиться ко мне есть у многих».

Юрист отмечает: если бы она избрала для себя адвокатскую деятельность в гражданском судопроизводстве, то потеря статуса не особо повлияла бы на ее финансовое положение: «Я бы продолжала оказывать юрпомощь своим доверителям, перезаключив соглашение на договор возмездного оказания услуг».

Поэтому я понимаю тех коллег, которые занимаются только гражданскими делами без адвокатского статуса: «Они имеют больше свободы выбора в работе с клиентом, чем адвокат».

Так что в настоящее время из-за вносимых изменений в ФЗ «Об адвокатуре», ужесточения норм КПЭА адвокаты, отстаивая интересы других, фактически не имеют защиты в отношении себя, резюмирует Рочева.

Источник: https://pravo.ru/story/203114/?desc_chrono_8_3=

Прекращение статуса адвоката по неблаговидным причинам теперь закрывает доступ к судебному представительству?

1 марта вступило в силу положение Закона об адвокатуре, запрещающее лицам, статус адвоката которых прекращен по основаниям, предусмотренным подп. 4 п. 1, а также подп. 1, 2 и 2.1 п. 2 ст. 17 этого Закона, осуществлять судебное представительство, за исключением случаев участия его в судебном разбирательстве в качестве законного представителя.

Владимир Путин подписал поправки в Закон об адвокатуреИзменения в законодательство будут вступать в силу поэтапно в течение 2020–2022 гг.

Напомним, в декабре 2019 г. в Закон об адвокатуре был внесен ряд существенных изменений, большинство из которых вступили в силу с 1 марта 2020 г. При этом некоторые нововведения вступают в силу 1 марта 2021 г. и 1 марта 2022 г.

В частности, сегодня вступает в силу абз. 2 п. 3 ст. 17 Закона, устанавливающий, что не вправе быть представителем в суде, за исключением случаев участия его в процессе в качестве законного представителя, лицо, статус адвоката которого прекращен по ряду оснований.

Среди них вступление в законную силу приговора суда о признании адвоката виновным в совершении умышленного преступления; неисполнение или ненадлежащее исполнение адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем; нарушение адвокатом норм КПЭА; незаконное использование и (или) разглашение информации, связанной с оказанием адвокатом квалифицированной юридической помощи своему доверителю, либо систематическое несоблюдение установленных законодательством РФ требований к адвокатскому запросу.

Юрий Пилипенко высказал мнение по ряду внесенных в Закон об адвокатуре поправокНа «Кутафинских чтениях» президент ФПА рассказал о своем отношении к новеллам об ограничении судебного представительства, обжаловании решений о лишении статуса в ФПА и ограничении полномочий президентов региональных палат

Читайте также:  Статья 3. предмет лизинга

В период обсуждения законопроекта, по словам президента Федеральной палаты адвокатов РФ Юрия Пилипенко, адвокатское сообщество наиболее остро отреагировало именно на эту поправку. Он отмечал, что истинные причины внесения указанного изменения не ясны, а найти их идеолога так и не удалось.

Комментируя вступление нормы в силу, управляющий партнер АБ «Правовой статус» Алексей Иванов отметил, что это напоминает запрет права на профессию или поражение в профессиональных правах.

«Мне известно о единстве юридической профессии, но неизвестны случаи полного отлучения от профессии, скажем, сотрудников полиции, прокуратуры, следствия или суда. Но адвокат, лишенный статуса, отлучается от функции представительства.

В таком дискурсе механизм дисциплинарной практики рискует превратиться в инквизиционный, а отлучение от профессии может стать механизмом расправы», – полагает он.

По мнению эксперта, адвокатура является прогрессивным представителем гражданского общества, но запрет на профессию как раз не свидетельствует о прогрессивном характере изменений. «Более того, расцениваю это нововведение как противоречащее Конституции, от которого необходимо избавиться, и чем скорее, тем лучше», – резюмировал Алексей Иванов.

По мнению партнера АБ «ЗКС» Алексея Буканева, вступающие в силу положения Закона об адвокатуре противоречат ст. 37 Конституции. «Профессия юриста практически всегда связана с представительством граждан, организаций или государства.

Данная норма без судебного решения устанавливает фактически пожизненный запрет на судебное представительство.

Лишение статуса адвоката по вышеуказанным основаниям сильно ограничивает право заниматься юридической деятельностью, где не требуется данный статус», – отметил эксперт.

Он подчеркнул, что запрет налагается именно на представительство в суде и разрешает быть представителем в государственных и муниципальных органах, что является как минимум противоречием. «Считаю недопустимым применение такого пожизненного запрета на представительство в суде», – резюмировал Алексей Буканев.

В комментарии пресс-службе Федеральной палаты адвокатов Юрий Пилипенко отметил, что эта норма Закона об адвокатуре «достаточно сложна в понимании и применении».

«Прежде всего, надо отметить, что эта норма не обсуждалась с адвокатским сообществом до ее принятия во втором чтении Государственной Думой. Напомню, что законопроект поступил на рассмотрение Госдумы в мае 2018 г., а первое чтение прошел в январе 2019 г.

За это время вошедшие в него предложения прошли тщательный анализ на различных площадках ФПА. На этапе второго чтения, которое состоялось 13 ноября 2019 г.

, были приняты 26 поправок, в числе которых оказалось введение данного запрета на судебное представительство для бывших адвокатов. Новелла вызвала у нас недоумение, и мы, мягко говоря, не приветствовали ее включение в законопроект», – рассказал он.

По словам президента ФПА, оснований для абсолютного алармизма эта норма не дает. «Во-первых, мы понимаем, что нет такой профессии, как “представительство в суде”. Поэтому человек, у которого это право будет изъято, может заниматься другой многообразной юридической деятельностью.

Во-вторых, конечно, никакого антиконституционного запрета на профессию здесь не кроется, так как любой гражданин, лишенный статуса адвоката, может сдать экзамен через определенный период времени, который каждый раз устанавливается советом региональной палаты при принятии решения о прекращении статуса, и таким образом вернуться в профессию», – отметил он.

Юрий Пилипенко также подчеркнул то обстоятельство, что норма вообще не должна работать: «По той простой причине, что вопрос участия в процессе вообще-то определяется процессуальным законодательством, а не законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре. Поэтому я предвижу много трудностей в реализации этого нововведения. И жаль, что эта противоречивая новелла никак не была увязана с реформой юридической профессии».

Основания для прекращения статуса адвоката | Студент-Сервис

Статус адвоката может быть прекращен в соответствии со ст. 17 Закона об адвокатуре. Основным правовым последствием прекращения статуса адвоката является невозможность осуществления гражданином адвокатской деятельности.

Закон содержит восемь самостоятельных оснований для прекращения статуса адвоката.

Решение о прекращении статуса адвоката принимается советом адвокатской палаты. Заключения квалификационной комиссии в этом случае не требуется.

Статус адвоката прекращается с момента вынесения соответствующего решения совета адвокатской палаты.

Однако поскольку в данном случае основанием прекращения статуса адвоката является его личное желание, то до принятия решения советом адвокат вправе изменить свое желание и отозвать заявление.

В этом случае совет адвокатской палаты будет не вправе рассматривать отозванное заявление и принимать по нему решение о прекращении статуса адвоката.

Лица, признанные недееспособными или ограниченно дееспособными, не вправе претендовать на приобретение статуса адвоката. В то же время лицо может быть признано недееспособным или ограниченно дееспособным уже после приобретения такого статуса. Тогда в соответствии с подп. 2 п. 1 ст. 17 Федерального закона это будет являться безусловным основанием для прекращения статуса адвоката.

При этом решение суда о признании адвоката недееспособным или ограниченно дееспособным должно вступить в законную силу в соответствии с требованиями ГПК РФ.

Обязанностью адвоката является уведомление совета адвокатской палаты об избранной им форме адвокатского образования в течение шести месяцев со дня получения статуса адвоката, либо внесения сведений о нем в региональный реестр после изменения членства в адвокатской палате, либо возобновления статуса адвоката.

Отсутствие точных сведений об избранной адвокатом форме адвокатского образования является достаточным основанием для прекращения статуса адвоката. Какие-либо письма адвоката о намерении избрать в будущем форму адвокатского образования и просьбу пролонгировать указанный в законе срок не заменяют собой требуемую законом форму уведомления.

Смерть гражданина является основанием для прекращения его статуса адвоката.

Установление факта естественной смерти подтверждается медицинским свидетельством о смерти установленной формы, выдаваемым медицинской организацией или частнопрактикующим врачом в соответствии с приказом Минздрава РФ от 7 августа 1998 г. N 241 “О совершенствовании медицинской документации, удостоверяющей случаи рождения и смерти, в связи с переходом на МКБ-Х”.

В соответствии с Федеральным законом от 15 ноября 1997 г. N 143-ФЗ “Об актах гражданского состояния” (ст.

 64) на основании указанного медицинского свидетельства либо вступившего в законную силу решения суда об установлении факта смерти или об объявлении лица умершим органом записи актов гражданского состояния осуществляется обязательная государственная регистрация смерти адвоката. Регистрация производится посредством составления соответствующей записи акта гражданского состояния, на основании которой выдается свидетельство о смерти.

Свидетельство о смерти является надлежащим документом, на основе которого совет адвокатской палаты принимает решение о прекращении статуса адвоката. Заключения квалификационной комиссии в данном случае не требуется.

Порядок объявления гражданина умершим регулируется ст. 45 ГК РФ.

Отсутствие адвоката в месте постоянного жительства и неизвестность места его пребывания в течение пяти лет являются основанием для объявления адвоката умершим.

В ГК РФ установлен сокращенный срок в шесть месяцев для объявления гражданина умершим, если он пропал без вести при обстоятельствах, угрожавших смертью или дающих основание предполагать его гибель от определенного несчастного случая (катастрофа, стихийное бедствие и т.п.).

Порядок судебного производства об объявлении гражданина умершим регулируется ст. 276-280 нового ГПК РФ и аналогичен порядку признания гражданина безвестно отсутствующим.

Днем смерти гражданина, объявленного умершим, считается день вступления в законную силу решения суда об объявлении его умершим. Однако суд может признать днем смерти гражданина день его предполагаемой смерти, если он пропал без вести при обстоятельствах, угрожавших смертью или дающих основание предполагать его гибель от определенного несчастного случая.

Читайте также:  Статья 16. приостановление статуса адвоката

Объявление гражданина умершим по правовым последствиям приравнено к естественной смерти. Если гражданин, объявленный умершим, оказывается живым, он по-прежнему, обладает правоспособностью и дееспособностью.

Факт смерти адвоката может быть также установлен судом в порядке гл. 28 ГПК РФ. При этом следует различать объявление гражданина умершим судом и установление судом факта смерти лица в определенное время и при определенных обстоятельствах (ст. 264-268 ГПК РФ).

  • Суд устанавливает факт смерти адвоката при отказе органов записи актов гражданского состояния в регистрации события смерти, поскольку от этого факта зависят возникновение, изменение и прекращение личных и имущественных прав граждан и организаций.
  • Статус адвоката прекращается в связи с совершением поступка, порочащего честь и достоинство адвоката или умаляющего авторитет адвокатуры.
  • Несмотря на, казалось бы, важную роль ответственности адвоката за совершение подобных проступков, критерии их порочности являются оценочными и дают повод для неоднозначного толкования и применения в зависимости от той или иной ситуации, что не может не вызывать беспокойства у адвокатов, проявляющих достаточную принципиальность в отстаивании интересов своих доверителей, особенно в спорах с государством.
  • Очевидно, подобная норма со временем должна претерпеть существенные изменения в целях выражения более четких формулировок понятия и характера данного правонарушения.

Еще одним основанием, по которому адвокат может быть лишен статуса адвоката, является неисполнение либо ненадлежащее исполнение адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем, а также неисполнение решений органов адвокатской палаты, принятых в пределах их компетенции (подп. 6 п. 1 ст. 17).

Данная формулировка не содержит четких критериев оценки неисполнения или ненадлежащего исполнения адвокатом профессиональных обязанностей. В смысле ст.

 7 Закона об адвокатуре, весьма широко раскрывающей обязанности адвоката, и ст. 25, допускающей включение в соглашение между адвокатом и его доверителем широкого круга условий, указанная норма ст.

 17 представляется очень суровой мерой воздействия на адвоката, не ограниченной никакими серьезными рамками.

Не нашли что искали?

Преподаватели спешат на помощь

Без установления законодательных ограничений в ее применении на практике могут возникнуть весьма скандальные и несправедливые ситуации по отношению к вполне добросовестным адвокатам.

Лица, имеющие непогашенную или неснятую судимость за совершение умышленного преступления, не вправе претендовать на приобретение статуса адвоката. В то же время лицо может быть признано вступившим в законную силу приговором суда виновным в совершении умышленного преступления уже после приобретения такого статуса.

Тогда в соответствии с подп. 7 п. 1 ст. 17 это будет безусловным основанием для прекращения статуса адвоката. Заключения квалификационной комиссии в данном случае не требуется.

Пункт 2 ст. 10 Закона обязывает претендента на статус адвоката представить в квалификационную комиссию документы, содержащие необходимые сведения об адвокате и его деятельности. Причем представление недостоверных сведений может служить основанием для отказа в допуске претендента к квалификационному экзамену.

Однако недостоверность представленных в квалификационную комиссию сведений может быть выявлена уже после присвоения статуса адвоката. В этом случае статус адвоката подлежит прекращению на основании подп. 8 п. 1 ст. 17. Недостоверность сведений должна быть установлена документально.

Подпункт 8 п. 1 ст. 17 предусматривает в качестве самостоятельного основания для прекращения статуса адвоката выявление обстоятельств, предусмотренных п. 2 ст. 9 Закона (наличие недееспособности или ограниченной дееспособности адвоката, а также непогашенной или неснятой судимости за совершение умышленного преступления).

В отличие от оснований, предусмотренных подп. 2 и 7, в подп. 8 п. 1 ст.

 17 речь идет о выявлении перечисленных обстоятельств, которые существовали ранее и не были известны при предоставлении лицу статуса адвоката. Соответственно основания, предусмотренные подп.

 2 и 7, должны применяться уже после присвоения статуса адвоката, т.е. они появляются в процессе осуществления лицом адвокатской деятельности.

Полномочия по принятию решения о прекращении статуса адвоката предоставлены законом совету адвокатской палаты того субъекта Российской Федерации, в региональный реестр которого внесены сведения об этом адвокате.

Принимая решение о прекращении статуса адвоката, совет должен установить наличие документально подтвержденных оснований, перечисленных в п. 1 ст. 17. Необходимые документы должны быть оформлены в порядке, предусмотренном соответствующим законодательством.

Следует обратить внимание на то, что в некоторых случаях совет адвокатской палаты может прекратить статус адвоката только на основании заключения квалификационной комиссии, принятого в соответствии с ее компетенцией.

Речь идет о прекращении статуса адвоката в связи с совершением поступка, порочащего честь и достоинство адвоката или умаляющего авторитет адвокатуры, а также за неисполнение либо ненадлежащее исполнение адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем либо за неисполнение решений органов адвокатской палаты.

Совет адвокатской палаты в 7-дневный срок со дня принятия им решения о прекращении статуса адвоката обязан уведомить об этом в письменной форме лицо, статус адвоката которого прекращен, адвокатское образование, в котором адвокат осуществлял свою деятельность, и территориальный орган Минюста России, ведущий реестр, в котором содержатся сведения о данном адвокате. Форма уведомления законодательством не установлена.

В случае смерти адвоката указанное уведомление в его адрес не направляется. Не предусмотрено и уведомление родственников адвоката.

В 10-дневный срок со дня получения соответствующего уведомления совета адвокатской палаты территориальный орган Минюста России издает распоряжение о внесении в региональный реестр сведений о прекращении статуса адвоката. На основании указанного распоряжения в региональный реестр вносятся сведения о прекращении статуса адвоката.

После этого адвокат уведомляется о внесении соответствующих сведений в региональный реестр и о необходимости сдачи удостоверения адвоката.

Информация о прекращении статуса адвоката направляется территориальным органом Минюста России в управление (отдел) Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации и органы предварительного следствия в соответствующем субъекте Российской Федерации.

В случае, если территориальный орган Минюста России установит несоответствие оснований прекращения статуса адвоката основаниям, предусмотренным ст. 17, распоряжение территориального органа юстиции о внесении в региональный реестр сведений о прекращении статуса адвоката не издается.

Об этом территориальный орган юстиции ставит в известность совет адвокатской палаты и адвоката мотивированным уведомлением, которое направляется не позднее 10 дней со дня получения уведомления совета адвокатской палаты о прекращении статуса адвоката.

Прекращение статуса адвоката влечет серьезные правовые и фактические последствия для адвоката. С момента прекращения статуса адвоката лицо не вправе осуществлять адвокатскую деятельность, прекращается действие гарантий, предусмотренных законодательством для адвокатов.

В связи с этим в Федеральном Законе об адвокатуре специально предусмотрена возможность обжалования в суд решения совета адвокатской палаты о прекращении статуса адвоката.

Территориальный орган юстиции вправе сначала направить представление о прекращении статуса адвоката в адвокатскую палату. Причем для направления представления органу юстиции достаточно располагать любой информацией о существовании обстоятельств, являющихся основанием для прекращения статуса адвоката.

На основании представления совет адвокатской палаты должен в месячный срок принять с учетом заключения квалификационной комиссии решение о прекращении статуса адвоката либо об отказе в принятии такого решения.

В случае, если совет адвокатской палаты в месячный срок со дня поступления представления территориального органа юстиции не примет решения о прекращении статуса адвоката, указанный орган вправе обратиться в суд с заявлением о прекращении статуса адвоката.

Причем закон допускает обращение в суд даже тогда, когда совет адвокатской палаты не успел рассмотреть в срок данный вопрос. Процедура обращения территориального органа юстиции в суд регулируется общими нормами гражданского процессуального законодательства.

Таким образом, закон предоставил территориальному органу Минюста России полномочия по надзору за соблюдением адвокатами действующего законодательства и обязательств перед доверителями.

Ссылка на основную публикацию