Глава XIII.1. Рассмотрение дел о возможности исполнения решений межгосударственных органов

15 декабря 2015 г.

вступили в силу изменения в Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» (далее – «Закон о КС РФ»), наделяющие Конституционный Суд Российской Федерации (далее – «КС РФ») полномочием разрешать вопрос о возможности исполнения в Российской Федерации (далее – «РФ») решений межгосударственных органов по защите прав и свобод человека.1

Ключевые аспекты принятых изменений заключаются в следующем:

  • изменения направлены на реализацию Постановления КС РФ от 14 июля 2015 г. № 21-П (далее – «Постановление № 21-П»), принятого по вопросу об исполнении в РФ решений Европейского суда по правам человека (далее – «ЕСПЧ»);
  • изменения определяют механизмы разрешения КС РФ вопроса о возможности или невозможности исполнения решений любых, включая ЕСПЧ, межгосударственных органов по защите прав и свобод человека, что допускается по специальному запросу уполномоченного федерального органа исполнительной власти или по запросу Президента РФ или Правительства РФ о толковании Конституции РФ; 
  • изменениями предусмотрено, что вынесение КС РФ постановления о невозможности исполнения решения международного органа по защите прав и свобод человека или толкование КС РФ положений Конституции РФ в смысле невозможности его исполнения повлечет запрет на осуществление (принятие) каких-либо действий (актов), направленных на реализацию в РФ такого решения.
  • Ниже мы приводим краткий обзор основных нововведений, а также связанных с ними вопросов.
  • ЦЕЛИ ВНЕСЕНИЯ ИЗМЕНЕНИЙ
  • Как следует из пояснительной записки, законопроект разработан во исполнение Постановления № 21-П, которое было принято по вопросу об исполнении в РФ решений ЕСПЧ.
  • Напомним2 , КС РФ в Постановлении № 21-П указал, что РФ может в порядке исключения отступить от выполнения возлагаемых на нее обязательств по исполнению постановления ЕСПЧ, если такое отступление является единственно возможным способом избежать нарушения основополагающих принципов и норм Конституции РФ.

Рассматривая пути реализации подобного права РФ, КС РФ отметил возможность законодательного закрепления специального правового механизма разрешения КС РФ вопроса о возможности или невозможности исполнения постановлений ЕСПЧ с точки зрения принципов верховенства и высшей юридической силы Конституции РФ. Отдельно КС РФ указал на то, что Президент РФ и Правительство РФ вправе обратиться в КС РФ с запросом о толковании положений Конституции РФ по указанному вопросу.

Вступившие в силу изменения определяют механизмы разрешения КС РФ вопроса о возможности или невозможности исполнения не только постановлений ЕСПЧ, но и решений иных межгосударственных органов по защите прав и свобод человека. К последним, в частности, относятся договорные органы Организации Объединенных Наций (например, Комитет по правам

МЕХАНИЗМЫ РАЗРЕШЕНИЯ ВОПРОСА О ВОЗМОЖНОСТИ ИСПОЛНЕНИЯ РЕШЕНИЙ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОРГАНОВ

Поправками предусматривается новое основание рассмотрения дел в КС РФ: «обнаружившаяся неопределенность в вопросе о возможности исполнения решения межгосударственного органа по защите прав и свобод человека, основанного на положениях соответствующего международного договора РФ в истолковании, предположительно приводящем к их расхождению с Конституцией РФ». Иными словами, речь идет о возможности неисполнения РФ решения международного органа по защите прав и свобод, если КС РФ решит, что толкование таким органом международного договора не соответствует Конституции РФ.

Разрешение КС РФ указанного вопроса может быть инициировано двумя способами: (1) через запрос о возможности исполнения решений межгосударственного органа по защите прав и свобод человека и (2) через запрос о толковании Конституции РФ.

Первый способ предусматривает рассмотрение КС РФ дел по запросам о возможности исполнения решений межгосударственного органа по защите прав и свобод человека в рамках специального правового механизма, предусмотренного новой главой XIII.1 Закона о КС РФ.

Правом на обращение в КС РФ с указанным запросом наделяется федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный в сфере обеспечения деятельности по защите интересов РФ при рассмотрении в таком межгосударственном органе жалоб, поданных против РФ (в ЕСПЧ – Министерство юстиции РФ).

Рассмотрение вопроса о возможности исполнения решения межгосударственного органа по защите прав и свобод человека допускается как в заседании КС РФ, так и без проведения слушания по усмотрению КС РФ с учетом наличия прежних правовых позиций и отсутствия необходимости в проведении слушания для обеспечения прав стороны (ст.47.1 Закона о КС РФ).

Согласно положениям новой главы XIII.1, КС РФ проверяет возможность исполнения решения межгосударственного органа по защите прав и свобод человека «с точки зрения основ конституционного строя Российской Федерации и установленного Конституцией Российской Федерации правового регулирования прав и свобод человека и гражданина».человека). 

По результатам рассмотрения дела КС РФ принимает одно из постановлений: либо о возможности (в целом или в части), либо о невозможности (в целом или части) исполнения соответствующего решения межгосударственного органа по защите прав и свобод человека.

Последствием вынесения постановления о невозможности исполнения решения международного органа по защите прав и свобод человека является запрет на осуществление (принятие) каких-либо действий (актов), направленных на реализацию в РФ такого решения.

Вторым способом является рассмотрение КС РФ дел о толковании положений Конституции РФ в целях устранения неопределенности в их понимании с учетом выявившегося противоречия между положениями международного договора в истолковании межгосударственного органа по защите прав и свобод человека, и положениями Конституции РФ применительно к возможности исполнения решения соответствующего органа. С соответствующим запросом вправе обратиться Президент РФ и Правительство РФ.

  1. Процедура рассмотрения таких дел не отличается от рассмотрения иных дел о толковании Конституции РФ.
  2. Толкование положений Конституции РФ в смысле невозможности исполнения соответствующего решения также приводит к запрету на осуществление (принятие) каких-либо действий (актов), направленных на реализацию в РФ такого решения.
  3. ЗНАЧЕНИЕ ИЗМЕНЕНИЙ

В полной мере оценить нововведения можно будет только при появлении достаточного количества практики по реализации механизмов разрешения вопроса о возможности исполнения решений международных органов по защите прав и свобод человека. При этом можно ожидать, что при рассмотрении конкретных запросов КС РФ будет руководствоваться подходами, которые ранее были им более подробно сформулированы в Постановлении № 21-П. 

Статья 1 Федерального конституционного закона от 14.12.2015 N 7-ФКЗ "О внесении изменений в Федеральный конституционный закон "О Конституционном Суде Российской Федерации"

Внести в Федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 года N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» (Собрание законодательства Российской Федерации, 1994, N 13, ст. 1447; 2001, N 51, ст. 4824; 2004, N 24, ст. 2334; 2010, N 45, ст. 5742; 2014, N 11, ст. 1088; N 23, ст. 2922) следующие изменения:

  • 1) часть первую статьи 3 дополнить пунктом 3.2 следующего содержания:
  • «3.2) по запросам федерального органа исполнительной власти, наделенного компетенцией в сфере обеспечения деятельности по защите интересов Российской Федерации при рассмотрении в межгосударственном органе по защите прав и свобод человека жалоб, поданных против Российской Федерации на основании международного договора Российской Федерации, разрешает вопрос о возможности исполнения решения межгосударственного органа по защите прав и свобод человека;»;
  • 2) часть вторую статьи 36 изложить в следующей редакции:
  • «Основанием к рассмотрению дела является обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации закон, иной нормативный акт, договор между органами государственной власти, не вступивший в силу международный договор, или обнаружившаяся неопределенность в вопросе о возможности исполнения решения межгосударственного органа по защите прав и свобод человека, основанного на положениях соответствующего международного договора Российской Федерации в истолковании, предположительно приводящем к их расхождению с Конституцией Российской Федерации, или обнаружившееся противоречие в позициях сторон о принадлежности полномочия в спорах о компетенции, или обнаружившаяся неопределенность в понимании положений Конституции Российской Федерации, или выдвижение Государственной Думой обвинения Президента Российской Федерации в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления.»;
  • 3) часть первую статьи 47.1 изложить в следующей редакции:
  • «Конституционный Суд Российской Федерации может рассматривать и разрешать дела о соответствии Конституции Российской Федерации указанных в пункте 1 части первой статьи 3 настоящего Федерального конституционного закона нормативных правовых актов, проверять по жалобе на нарушение конституционных прав и свобод граждан конституционность закона, примененного в конкретном деле, проверять по запросу суда конституционность закона, подлежащего применению в конкретном деле, или по запросу федерального органа исполнительной власти, наделенного компетенцией в сфере обеспечения деятельности по защите интересов Российской Федерации при рассмотрении в межгосударственном органе по защите прав и свобод человека жалоб, поданных против Российской Федерации на основании международного договора Российской Федерации, разрешать вопрос о возможности исполнения решения межгосударственного органа по защите прав и свобод человека без проведения слушания, если придет к выводу о том, что вопрос может быть разрешен на основании содержащихся в ранее принятых постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации правовых позиций и проведение слушания не является необходимым для обеспечения прав стороны.»;
  • 4) часть вторую статьи 71 изложить в следующей редакции:
Читайте также:  Приложение 10. Распределение ассигнований центральным и региональным средствам массовой информации

«Итоговое решение Конституционного Суда Российской Федерации по существу любого из вопросов, перечисленных в пунктах 1, 2, 3, 3.1, 3.2, 4 и 5.1 части первой статьи 3 настоящего Федерального конституционного закона, именуется постановлением. Постановления выносятся именем Российской Федерации.»;

5) раздел третий дополнить главой XIII.1 следующего содержания:

«Глава XIII.1. РАССМОТРЕНИЕ ДЕЛ О ВОЗМОЖНОСТИ

ИСПОЛНЕНИЯ РЕШЕНИЙ МЕЖГОСУДАРСТВЕННОГО ОРГАНА ПО ЗАЩИТЕ

ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА

Статья 104.1. Направление запроса в Конституционный Суд Российской Федерации

Федеральный орган исполнительной власти, наделенный компетенцией в сфере обеспечения деятельности по защите интересов Российской Федерации при рассмотрении в межгосударственном органе по защите прав и свобод человека жалоб, поданных против Российской Федерации на основании международного договора Российской Федерации, на основании заключения федеральных государственных органов, на которые возложена обязанность в пределах своей компетенции принимать меры по исполнению решений межгосударственного органа по защите прав и свобод человека, либо, если указанный федеральный орган исполнительной власти сам является органом, на который возложена такая обязанность, на основании собственного вывода о невозможности исполнения вынесенного по жалобе, поданной против Российской Федерации на основании международного договора Российской Федерации, решения межгосударственного органа по защите прав и свобод человека вследствие того, что в части, обязывающей Российскую Федерацию к принятию мер по его исполнению, данное решение основано на положениях международного договора Российской Федерации в истолковании, предположительно приводящем к их расхождению с Конституцией Российской Федерации, вправе обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о разрешении вопроса о возможности исполнения решения межгосударственного органа по защите прав и свобод человека.

К запросу прилагается текст соответствующего решения межгосударственного органа по защите прав и свобод человека.

Статья 104.2. Допустимость запроса

Запрос федерального органа исполнительной власти, наделенного компетенцией в сфере обеспечения деятельности по защите интересов Российской Федерации при рассмотрении в межгосударственном органе по защите прав и свобод человека жалоб, поданных против Российской Федерации на основании международного договора Российской Федерации, допустим, если заявитель считает, что исполнение решения межгосударственного органа по защите прав и свобод человека невозможно, поскольку оно основано на положениях международного договора Российской Федерации в истолковании, приводящем к их расхождению с Конституцией Российской Федерации.

Статья 104.3. Пределы проверки

Конституционный Суд Российской Федерации при разрешении вопроса о возможности исполнения решения межгосударственного органа по защите прав и свобод человека проверяет возможность исполнения в соответствии с Конституцией Российской Федерации решения межгосударственного органа по защите прав и свобод человека, принятого на основании положений международного договора Российской Федерации в их истолковании межгосударственным органом по защите прав и свобод человека, с точки зрения основ конституционного строя Российской Федерации и установленного Конституцией Российской Федерации правового регулирования прав и свобод человека и гражданина.

Статья 104.4. Итоговое решение по делу

  1. По итогам рассмотрения дела Конституционный Суд Российской Федерации принимает одно из следующих постановлений:
  2. 1) о возможности исполнения в целом или в части в соответствии с Конституцией Российской Федерации решения межгосударственного органа по защите прав и свобод человека, принятого на основании положений международного договора Российской Федерации в их истолковании межгосударственным органом по защите прав и свобод человека, в связи с которым был подан запрос в Конституционный Суд Российской Федерации;
  3. 2) о невозможности исполнения в целом или в части в соответствии с Конституцией Российской Федерации решения межгосударственного органа по защите прав и свобод человека, принятого на основании положений международного договора Российской Федерации в их истолковании межгосударственным органом по защите прав и свобод человека, в связи с которым был подан запрос в Конституционный Суд Российской Федерации.
  4. В случае, если Конституционный Суд Российской Федерации принимает постановление, предусмотренное пунктом 2 части первой настоящей статьи, какие-либо действия (акты), направленные на исполнение соответствующего решения межгосударственного органа по защите прав и свобод человека, в Российской Федерации не могут осуществляться (приниматься).»;
  5. 6) статью 105 дополнить частью второй следующего содержания:
  6. «Правом на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о толковании положений Конституции Российской Федерации в целях устранения неопределенности в их понимании с учетом выявившегося противоречия между положениями международного договора Российской Федерации в истолковании, данном межгосударственным органом по защите прав и свобод человека, и положениями Конституции Российской Федерации применительно к возможности исполнения решения соответствующего межгосударственного органа обладают Президент Российской Федерации и Правительство Российской Федерации.»;
  7. 7) статью 106 дополнить частью второй следующего содержания:

«Толкование положений Конституции Российской Федерации, устраняющее неопределенность в их понимании с учетом выявившегося противоречия между положениями международного договора Российской Федерации в истолковании, данном межгосударственным органом по защите прав и свобод человека, и положениями Конституции Российской Федерации в смысле невозможности исполнения соответствующего решения межгосударственного органа без нарушения этих положений Конституции Российской Федерации, означает, что какие-либо действия (акты), направленные на исполнение соответствующего решения межгосударственного органа, в Российской Федерации не могут осуществляться (приниматься).».

Путин утвердил право КС рассматривать исполнение решений межгосударственных органов

МОСКВА, 9 ноября. /ТАСС/. Президент России Владимир Путин подписал закон о расширении полномочий Конституционного суда (КС) РФ, который теперь будет рассматривать вопрос о возможности исполнения решений межгосударственных органов. Документ опубликован в понедельник на официальном портале правовой информации.

Речь идет о решениях, принятых на основании положений международных договоров России в их истолковании, противоречащем Основному закону РФ. Документ, который вносился главой государства на рассмотрение парламента, подготовлен в рамках реализации новых положений конституции.

Также КС сможет по запросу президента проверять конституционность законопроектов и принятых законов.

Если суд не подтвердит конституционность, документ не подлежит дальнейшему рассмотрению, принятию, подписанию и обнародованию до исключения из него положений, признанных неконституционными.

Закон дает КС полномочия по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод проверять конституционность законов и иных актов, примененных в конкретном деле, если исчерпаны все другие внутригосударственные средства судебной защиты.

Читайте также:  Статья 6. изменение ставок налога и состава доходов и расходов для исчисления налогооблагаемой базы

Конституционный суд по запросу президента, правительства или Верховного суда РФ сможет рассматривать вопрос о возможности исполнения решения иностранного или международного суда, международного арбитража, налагающего обязанности на Россию, если это решение противоречит основам публичного правопорядка страны.

Кроме того, в законе определено, что Конституционный суд РФ теперь состоит из 11 судей (сейчас — 19, фактический состав — 13 человек), включая председателя и его заместителя. Сокращение не произойдет сразу после вступления закона в силу, все судьи доработают до окончания своих полномочий. При этом КС правомочен осуществлять свою деятельность при наличии в его составе не менее восьми судей.

Полномочия судей могут быть прекращены Советом Федерации по представлению президента в случае совершения ими поступков, порочащих честь и достоинство судьи, и в иных случаях, свидетельствующих о невозможности осуществления судьей своих полномочий. Председателем КС может быть назначен судья, не входивший в его состав.

Судьям КС будет запрещено высказываться публично, в том числе в СМИ и интернете, по вопросам, которые рассматриваются или могут быть рассмотрены судом, а также критиковать в какой бы то ни было форме решения КС.

Особое мнение судьи можно будет приобщить к протоколу заседания, однако публиковать его и ссылаться на него нельзя.

Исполнение решений международных судов: иллюзии и реальность

На прошлой неделе появились сообщения о том, что Минюст России обратился в Конституционный Суд (КС) с запросом о возможности исполнения дополнительного Постановления ЕСПЧ по делу ОАО «НК «ЮКОС». Очевидно, что наше правительство не хочет исполнять решение ЕСПЧ 2014 г.

о выплате всем бывшим акционерам компании ЮКОС компенсации в размере €1,866 млрд. И по-человечески его можно понять. Ситуация с бюджетом сверхнапряженная, а сама компания ЮКОС и ее основные акционеры давно уже ни у кого симпатии не вызывают.

Отмена голландским судом решения арбитража о выплате бывшим основным акционерам ЮКОС $50 млрд, если не бросила тень на легитимность решения ЕСПЧ, то как минимум вдохновила российские власти постараться как-то решить этот вопрос, тем более, что механизм обращения в КС прошел обкатку на деле Анчугова и Гладкова.

С точки зрения международного права, обращение Минюста можно рассматривать как более чем своевременный повод поговорить о более общей проблеме выполнения государствами решений созданных ими международных судов.

Начну с утверждения, которое может кому-то показаться крайне крамольным. Даже в национальной правовой системе с ее механизмом принуждения в виде судебных приставов исполняются не все 100% вынесенных судами решений. Причин для этого может быть масса, начиная, например, с элементарного отсутствия денег у должника.

Я был немало удивлен, узнав, что уровень исполнения нижестоящими американскими судами решений Верховного Суда США ниже, чем уровень исполнения решений Суда ЕС.

Что же говорить о современной международной системе суверенных государств, где в принципе отсутствуют механизмы принуждения, аналогичные национальным (те же приставы), а само исполнение зависит целиком от самих же государств.

При этом, как показывает статистика, современные международные суды отнюдь не стесняются выносить решения против государств.

Так, в 90% всех решений ОРС ВТО установлена ответственность государств за как минимум одно нарушение соглашений ВТО. Тот же Суд ЕС за 1959-1990 гг. вынес решения против государств в 80% дел, инициированных против них.

У ЕСПЧ этот уровень составляет 83%. Поразительно, но при этом большинство решений ответчиками исполняется.

Возникает вопрос: а зачем тогда государства создают международные суды, а затем и исполняют большинство вынесенных этими судами против них решений? Для ответа на этот вопрос надо посмотреть на эволюцию, которую проделало международное правосудие за последние 100 лет.

До первой мировой войны для разрешения споров государства использовали создаваемые для разрешения конкретного спора ad hoc арбитражи.

Им на смену пришли первые постоянно действующие международные суды – Постоянная палата международного правосудия, созданная при Лиге Наций (1922-1946), и Международный Суд ООН, юрисдикция которых рассматривать межгосударственные споры целиком зависела от согласия обоих сторон спора.

И наконец, в 1990-х годах наступил черед судов с обязательной юрисдикцией. Такую смену парадигмы можно объяснить тем, что государства увидели и осознали, что постоянно действующим международным судам можно делегировать не только функции по разрешению споров.

Принимая решение о создании того или иного постоянного международного суда и определяя его юрисдикцию, государства исходят из представления, что плюсы и выгоды, полученные от создания суда, будут превышать те неминуемые неудобства и издержки, связанные с этим.

Во-первых, суды могут своими решениями не только подправлять неудачные положения международного договора, заполнять пробелы и устранять неясности, но и модернизировать нормы договора, даже если для этого потребуется отойти от первоначального текста договора.

Как показывает практика многих судов, такая ситуация вполне устраивает государства, которые понимают все издержки, связанные с внесением поправок в договор и предпочитают передоверить эту миссию созданным ими судам.

Во-вторых, суды гораздо эффективнее, чем сами государства, могут контролировать адекватность и полноту исполнения государствами взятых на себя обязательств по международным договорам. Особенно это касается соглашений с большим количеством участников (в двусторонних договорах это делать гораздо проще).

В-третьих, суды можно использовать для контроля за актами, принимаемыми органами международных организаций. Однако для успешного выполнения этих новых функций судам нужна обязательная юрисдикция по рассматриваемым ими спорам, и они эту юрисдикцию получили.

Одновременно стало очевидно, что сами государства иной раз отнюдь не горят желанием обращаться в суд с жалобой, имея другие приоритеты и принимая во внимание массу самых разнообразных факторов.

Оказалось, что эту проблему контроля можно решить, если допустить в международные суды частных лиц, которые гораздо более активны в защите своих прав и менее склонны обращать внимание на большую политику.

Так, международные суды, помимо обязательной юрисдикции, получили и право рассматривать жалобы частных лиц на действия государств.

Не менее очевидным было и то, что для эффективного выполнения возложенных на суды функций необходимо, чтобы их решения выполнялись.

В этом отношении немало любопытного можно почерпнуть из анализа практики двух наиболее авторитетных судов по правам человека – Межамериканского суда по правам человека (МАСПЧ), созданный в рамках Организации американских государств, и того же ЕСПЧ, вопрос об исполнении решений которого будет рассматривать наш КС.

Практически неизвестный у нас МАСПЧ является вторым по активности и по авторитету международным судом по правам человека. Из 25 американских стран, ратифицировавших Американскую конвенцию о правах человека, 21 признала обязательную юрисдикцию МАСПЧ. Практика этого суда отличается от более знакомого нам ЕСПЧ несколькими особенностями.

Во-первых, жалоба попадает в суд только через Межамериканскую комиссию по правам человека, которая должна исследовать жалобу и постараться привести стороны к мировому соглашению. Только в случае своей неудачи Комиссия передает жалобу в МАСПЧ (такая же порядок был в ЕСПЧ до 1998 г.).

Читайте также:  Статья 5. отбор кандидатов на должность судьи

Являясь весьма эффективным фильтром, Комиссия передает в МАСПЧ всего около 12-14 дел ежегодно. Во-вторых, МАСПЧ, в отличие от ЕСПЧ, не ограничивается лишь установлением размера компенсации, которую должно выплатить виновное государство, но и предписывает весьма конкретные меры, в том числе и общего характера.

Предписания суда варьируются от обязанности провести, например, мемориальную службу в память жертв репрессий, до обязанности внести изменения в законодательство, пересмотреть ранее вынесенные решения или привлечь к уголовной ответственности виновных.

Например, в недавних своих решениях МАСПЧ обязал Чили изменить законодательство о свободе информации, а судьям Гватемалы воздержаться от применения смертной казни при вынесении приговоров. В-третьих, вопросы исполнения своих решений контролирует сам суд, проводя регулярные слушания по этим вопросам.

Так вот, оказывается, что государства-ответчики, в первую очередь, и то неохотно, выполняют финансовую часть решения (исполняется около 50 % таких обязательств).

Гораздо хуже ситуация с предписаниями изменить законодательство – исполняется порядка 5-10%решений, и привлечь виновных к ответственности – не исполняется ничего.

Проблема низкой исполнимости решений МАСПЧ является одним из главных вопросов его деятельности.

Если обратится к ЕСПЧ, то картина будет порадужней, хотя и далекой до идеала.

Как было недавно заявлено в докладе группы экспертов о долгосрочном будущем системы Европейской конвенции, «неадекватное выполнение своих обязательств по Конвенции остается среди основных вызовов, если не самым большим из них, с которыми сталкивается конвенционная система».

В отличие от МАСПЧ, вопросы исполнения решений ЕСПЧ контролирует Комитет министров Совета Европы, то есть сами государства, которые не настроены уступать Суду эту функцию. Согласно отчету за 2015 г.

государства, как правило, не испытывают сложностей с исполнением решений ЕСПЧ, и быстрее всего исполняют решения о выплате компенсации заявителям. Сложнее дело обстоит с пилотными решениями, которые требуют принятия мер общего характера, в том числе и законодательного плана. Общая картина такова: на конец 2015 г. 10 652 (!) решения ЕСПЧ находились на контроле Комитета министров, из них 685 ожидали исполнения более чем 5 (!) лет. Статистика также весьма показательная.

О чем говорят эти цифры исполнения решений двух наиболее известных региональных судов по правам человека? Бесспорно, у каждого случая неисполнения решения есть своя специфика, но объединяет их всех одно – неисполнение решения относится к мерам, принимаемым государствами уже после появления решений, которые, по мнению государства, выходят  за  отведенные суду рамки, либо являются ошибочными. Когда государства недовольны тем, как созданный ими международный суд толкует и применяет нормы права в своих решениях и считают принятое в отношении них решение ошибочным, они могут прибегнуть к целому арсеналу мер. Это могут быть меры коллективного характера, которые возможны и наиболее эффективны в тех случаях, когда число участников договора о создании суда относительно невелико. К ним можно отнести (а) внесение изменений в договор, положения которого потом будут толковаться и применяться судом; (б) пересмотр юрисдикции суда в сторону ее сужения и в исключительных случаях приостановление и даже прекращение деятельности суда. К мерам индивидуального характера можно отнести возможность государства при неблагоприятном для него развитии событий отказаться от юрисдикции конкретного суда в дальнейших спорах, а также не исполнять или игнорировать вынесенные против него решения. Эта возможность не приветствуется международным правом, но от этого не становится призрачной.

Например, США после проигрыша ряда дел в Международном Суде ООН вышли из факультативного Протокола к Консульской конвенции 1963 г., предусматривающего обязательную юрисдикцию МС ООН по всем спорам, вытекающим из этой Конвенции.

Иран также не исполнил решение все того же МС ООН по делу о захвате заложников в американском посольстве в Тегеране.

Великобритания уже более 10 лет игнорирует решение ЕСПЧ по делу Hirst и все последующие решения в отношении избирательных прав заключенных.

Выбор в пользу неисполнения был сделан ЕС, когда введённый им запрет на импорт говядины, выращенной с использованием гормонов роста, был успешно обжалован США и Канадой в ОРС ВТО.

Будучи уверенным в своей правоте, ЕС так и не пошел на отмену запрета, несмотря на введенные против него санкции, и в итоге выстоял в этом почти 15-летнем торговом конфликте. Он был закончен подписанием в 2012 г.

специального соглашения, в рамках которого ЕС сохранял свой запрет в обмен на повышение для США и Канады квоты на ввоз в ЕС высококачественной говядины. Вынесенные против ЕС решения остались лишь листами бумаги.

Возможность неисполнения решений Суда ЕАЭС допускает и Статут Суда, который в пп. 114-115 говорит, что в этом случае вопрос передается на рассмотрение Высшего Экономического Совета, то есть политического органа Союза.

Именно этот Совет, состоящий из президентов стран-членов ЕАЭС, и будет в конечном итоге решать вопрос о судьбе неисполненного решения Суда ЕАЭС, и далеко не факт, что финальный выбор первых лиц стран-членов Союза будет сделан в пользу Суда.

Итак, как мы видим, государства создают международные суды в своих целях, вполне справедливо полагая, что, помимо разрешения споров, судам можно делегировать некоторые другие функции, и суды будут в этом отношении более эффективны, чем межгосударственная дипломатия.

Почему же исполняются не все решения международных судов? Международное правосудие разительно отличается от национального в том числе и в вопросах исполнения решений.

В ситуации, когда отсутствуют мировой законодатель и централизованный аппарат принуждения, государства, создавая международные суды, сами решают, как и в какой степени будут исполняться судебные решения, и что будет в том случае, если государство решит решение не исполнять.

С одной стороны, не исполнять все решения, вынесенные международными судами, значит лишить смысла саму идею создания суда и делегирования ему указанных выше функций.

С другой стороны, всегда будет существовать вероятность появления судебного решения, исполнение которого будет сочтено данным правительством невозможным исходя из существующего набора различного рода факторов (экономических, политических, электоральных и т.д.).

Поэтому в международном правосудии речь может идти не об абсолютном, а о минимально приемлемом уровне исполнения решений,. При этом надо понимать, что для разных судов этот уровень никогда не будет одинаков. Если процент неисполненных решений будет ниже приемлемого уровня, то будет означать, что суд не в состоянии эффективно исполнять делегированные ему функции, и, скорее всего, будет либо закрыт, либо окажется в маргинальном положении.

Итог всегда будет зависеть от действий как государств, так и самого суда. Если государства увидят, что выгоды, полученные от создания суда, превышают издержки, связанные с этим, то они будут стараться выполнить его решения.

Прагматичный и рационально мыслящий международный суд должен также адекватно оценивать и исполнимость собственных решений, чтобы доказать этот решающий для его судьбы перевес плюсов в его создании над минусами.

И для любого суда было бы фатальной ошибкой исходить из того, что раз государства его создали, то это высечено в камне на века и подразумевает беспроблемное исполнение всех его решений. Как показывает вся приведенная выше практика современного международного правосудия, это иллюзии, которые могут дорого стоит любому суду. 

Ссылка на основную публикацию