Статья 46. Запрещение пропаганды в сфере оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, новых потенциально опасных психоактивных веществ и в сфере культивирования наркосодержащих растений

Малоосмысленное словосочетание «пропаганда наркотиков» в последние месяцы вновь вернулось в политическое и медийное пространство России. Нельзя сказать, что его до этого там не было: с начала 2000-х статья 6.

13 КоАП РФ «Пропаганда наркотических средств, психотропных веществ или их прекурсоров, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, и их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, новых потенциально опасных психоактивных веществ» — один из самых серьезных правовых ограничителей любой рациональной дискуссии о психоактивных веществах, гуманной наркополитике и многих иных вопросах, связанных с правом человека на сохранение или изменение своего физического или ментального состояния.

В 2012 году к административной статье о пропаганде добавилась и массовая внесудебная блокировка сайтов, так или иначе связанных с «наркотематикой». За первые 4 года действия закона Роскомнадзор заблокировал по данному поводу около 10 тысяч сайтов.

Однако в последние месяцы власти сделали существенные шаги на пути превращения административного юридического идиотизма в идиотизм уголовный: Министерство внутренних дел начало разрабатывать законопроект, который превратит прошлое «административное правонарушение» в будущее «уголовное преступление».

Согласно словарю Ожегова пропаганда — это распространение в обществе и разъяснение каких-либо воззрений, идей, знаний, учения. Наркотики никаким «воззрением» являться не могут — так что словосочетание «пропаганда наркотиков» оказывается конструкцией, придуманной исключительно для манипуляции общественным мнением.

Статья 46. Запрещение пропаганды в сфере оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, новых потенциально опасных психоактивных веществ и в сфере культивирования наркосодержащих растенийКадр из фильма «Аптечный ковбой»

Как так вышло и почему запрет пропаганды наркотиков — опасный и бессмысленный шаг?

Вернемся в прошлое десятилетие и посмотрим, какую именно «борьбу с пропагандой» наркотиков вели офицеры ныне ликвидированной ФСКН (Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков) — и как их преемники продолжают эту «борьбу» сегодня.

Объектами внимания «наркополицейских» то и дело оказывались научные монографии, известнейшие произведения художественной литературы, исторически важные образцы контркультурной публицистики, тексты независимых журналистов, а также… носки, сережки, ресторанные меню и прочие предметы обихода, на которых обнаруживался знак, чем-то напоминающий лист конопли.

Итак, 2006 год: впервые с советских времен суд принимает решение о полном уничтожении остатков тиража книг.

К сожжению приговаривают 913 экземпляров монографии британского антрополога Фила Джексона «Клубная культура» (основанной на кандидатской диссертации, защищенной в Университетском колледже Лондона) и 895 экземпляров «Культуры времен Апокалипсиса» Адама Парфрея — культового сборника статей о маргинальных явлениях в США 1980-х.

Повод один и тот же — «пропаганда наркотиков».

Краткие упоминания о роли психоактивных веществ в «новой чувственности» рейвов и эссе американского дирижера и писателя Дэвида Вударда об использовании кетамина в магических ритуалах оказались равно неприемлемыми для ФСКН и екатеринбуржского суда, который предпочел проигнорировать экспертные заключения ведущих исследователей, свидетельствовавшие в пользу книг.

Этот эпизод стал частью кампании федерального масштаба против радикального издательства «Ультра.Культура», созданного Ильей Кормильцевым, автором текстов группы «Наутилус Помпилиус». Но это лишь одна из бесчисленного множества «наркоцензурных» историй. Под горячую руку сотрудников ФСКН среди десятков других попали:

  • работа художника Дмитрия Врубеля, посвященная инъекционному наркопотреблению среди детей,
  • монография нарколога А.Г. Данилина «LSD. Галлюциногены, психоделия и феномен зависимости», изданная при содействии Министерства образования РФ,
  • «Рассказики под экстази» Фредерика Бегбедера,
  • «Электропрохладительный кислотный тест» Тома Вулфа,
  • книги Баяна Ширянова,
  • книги Линор Горалик,
  • музыкальные альбомы групп «Сектор Газа» и «Центр»,
  • фильм «Аптечный ковбой» Гаса Ван Сента,
  • фильм «На игле» Дэнни Бойла.

Все эти произведения изымались из продажи в разных городах РФ. Еще более активную деятельность региональные сотрудники ФСКН разворачивали в библиотеках, требуя не выдавать определенные книги и передавать сведения о читателях «неблагонадежной» литературы (среди таковой оказалась и брошюра А.И. Морозова «Разведение грибов. Мицелий» из серии АСТ «Приусадебное хозяйство»).

Статья 46. Запрещение пропаганды в сфере оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, новых потенциально опасных психоактивных веществ и в сфере культивирования наркосодержащих растенийКадр из фильма «Морфий»

Более того, по словам переводчика и издателя Алекса Керви, в середине 2000-х «наркополицейские» установили негласную цензуру в АСТ — крупнейшем издательстве страны. В результате остановилась подготовка к изданию нескольких десятков произведений современной прозы и нон-фикшена.

Что же такого «наркополицейские» находили в этих произведениях, что позволяло объявить их «пропагандой наркотиков»? Федеральный закон «О наркотических средствах и психотропных веществах», принятый в 1998 году, гласит:

Статья 46. Запрещение пропаганды в сфере оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, новых потенциально опасных психоактивных веществ и в сфере культивирования наркосодержащих растений

  1. Пропаганда наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, новых потенциально опасных психоактивных веществ, культивирования наркосодержащих растений, осуществляемая юридическими или физическими лицами и направленная на распространение сведений о способах, методах разработки, изготовления и использования наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, новых потенциально опасных психоактивных веществ, местах их приобретения, способах и местах культивирования наркосодержащих растений, а также производство и распространение книжной продукции, продукции средств массовой информации, распространение указанных сведений посредством использования информационно-телекоммуникационных сетей или совершение иных действий в этих целях запрещаются.
  2. Запрещается пропаганда каких-либо преимуществ в использовании отдельных наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов или прекурсоров, новых потенциально опасных психоактивных веществ, наркосодержащих растений, в том числе пропаганда использования в медицинских целях наркотических средств, психотропных веществ, новых потенциально опасных психоактивных веществ, наркосодержащих растений, подавляющих волю человека либо отрицательно влияющих на его психическое или физическое здоровье.

Отсюда видно, что проблема «наркоцензуры» заключается не в факте той или иной неверной интерпретации или произвольного правоприменения, но в самой сути понятия «пропаганды наркотиков», под которое несложно подвести и классические произведения художественной литературы.

«Анна Каренина» Льва Толстого:

«С ума свести, — повторила она. — Когда я думаю об этом, то я уже не засыпаю без морфина.

Анна между тем, вернувшись в свой кабинет, взяла рюмку и накапала в нее несколько капель лекарства, в котором важную часть составлял морфин, и, выпив и посидев несколько времени неподвижно, с успокоенным и веселым духом пошла в спальню.

Когда она налила себе обычный прием опиума и подумала о том, что стоило только выпить всю склянку, чтобы умереть. Она, не разбудив его, вернулась к себе и после второго приема опиума к утру заснула тяжелым, неполным сном, во всё время которого она не переставала чувствовать себя».

«Морфий» Михаила Булгакова:

«Первая минута: ощущение прикосновения к шее. Это прикосновение становится теплым и расширяется.

Во вторую минуту внезапно проходит холодная волна под ложечкой, а вслед за этим начинается необыкновенное прояснение мыслей и взрыв работоспособности. Абсолютно все неприятные ощущения прекращаются.

Это высшая точка проявления духовной силы человека. И если б я не был испорчен медицинским образованием, я бы сказал, что нормально человек может работать только после укола морфием…»

«Цветы зла» Шарля Бодлера:

  • Раздвинет опиум пределы сновидений,
    Бескрайностей края,
    Расширит чувственность за грани бытия,
    И вкус мертвящих наслаждений,
  • Прорвав свой кругозор, поймет душа твоя.

Также закон можно рассматривать как формальный запрет на какую-либо научную коммуникацию, которая касается новых потенциальных применений психоактивных веществ в медицине:

Примечание. Не является административным правонарушением распространение в специализированных изданиях, рассчитанных на медицинских и фармацевтических работников, сведений о разрешенных к применению в медицинских целях наркотических средствах, психотропных веществах и их прекурсорах.

Если вещество еще не разрешено применять в медицинской практике, то, согласно букве закона, профессионалы не могут обсуждать его потенциальные применения даже друг с другом! Сложно представить себе норму, которая бы больше противоречила смыслу и духу научных исследований.

Аналогичную законодательную базу государство подготовило и в отношении изображений листа конопли. Запрет на распространение продукции с узнаваемым символом окончательно утвердили 16 сентября 2009 года, когда Верховный суд включил решение по административному делу подобного рода в «Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за 2-й квартал 2009 года».

Так что многочисленные и абсурдные изъятия (с последующими крупными штрафами) шапок, серег и носков, на которых полицейским удается разглядеть стилизованное изображение конопли, не просто являются судебно-полицейским произволом, но имеют под собой некоторую правовую базу.

И это несмотря на то, что на протяжении многих веков техническая конопля (растение того же вида, что и психоактивная) была одной из важнейших сельскохозяйственных культур Российской империи и СССР, а сделанное из нее волокно (пенька) было важным предметом экспорта. Более того, Ассоциация коноплеводов действует в России и по сей день; конопля изображена на гербе города Новозыбкова; ее скульптурные изображения присутствуют на одном из символов комплекса ВДНХ — фонтане «Дружба народов».

Статья 46. Запрещение пропаганды в сфере оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, новых потенциально опасных психоактивных веществ и в сфере культивирования наркосодержащих растений

Впрочем, правоохранители штрафуют и продавцов легальных пищевых продуктов: конопляной муки и пива.

Понятно, что всеобъемлюще репрессивное, противоречащее логике развития науки и культуры, да и самому здравому смыслу законодательство может применяться лишь избирательно. Так и происходит: в последние годы основной публичной мишенью стали независимые медиа.

  • В мае 2018 года на 40 тысяч рублей оштрафовали главного редактора портала LеntаChеl.ru Германа Галкина, чье издание выступило в поддержку легализации марихуаны.
  • В июне 2018 года Сыктывкарский суд оштрафовал на 800 тысяч рублей интернет-журнал 7×7. Издание опубликовало диалог с известным активистом Либертарианской партии Михаилом Световым, который упомянул научные исследования о сравнении вреда различных психоактивных веществ.
  • В октябре 2018 года на 800 тысяч рублей был оштрафован Фонд им. Андрея Рылькова, занимающийся социальной поддержкой наркопотребителей: суд усмотрел «пропаганду наркотиков» в публикациях издаваемой фондом газеты «Шляпа и баян».

Сторонники нового закона нередко утверждают, что он поможет борьбе с торговлей психоактивными веществами в даркнете. Вне зависимости от того, кажется ли нам необходимой эта борьба, это утверждение является заведомой ложью. На торговых площадках даркнета никакие «наркотики» не пропагандируют — там их просто продают. А это и так уже криминализовано, и никакие новые законы здесь не нужны!

Что случится, если закон будет принят?

Превращение нынешней административной практики в практику уголовную усугубит ситуацию. Даже в случае редкого и избирательного применения закон установит фактический запрет на любое независимое обсуждение и исследование психоактивных веществ, их социальной и культурной роли. Также станет практически невозможной любая дискуссия о наркополитике.

Единственным способом высказывания о психоактивных веществах, не приводящим в потенциале в тюрьму, останутся речи ненависти той или иной степени энергичности.

Для этого даже не понадобятся массовые репрессии: как только новый закон начнут применять, машина цензуры и самоцензуры заработает на полную катушку.

Люди будут бояться не только вести рациональную публичную дискуссию о психоактивных веществах, но и последовательно обдумывать любые идеи на эту тему (ведь никакая мысль не возможна без общения, в том числе общения публичного).

Тем самым вся эта сфера знания будет отдана под власть мифа — будь то государственная «черная легенда», доминирования которой добиваются сторонники этой инициативы, или же наркопозитивные мифы подпольных субкультур, которые в условиях тотальной цензуры и пропаганды ненависти будут казаться гораздо более достоверными любым критически мыслящим людям.

Читайте также:  Статья 16. Бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации

Статья 46. Запрещение пропаганды в сфере оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, новых потенциально опасных психоактивных веществ и в сфере культивирования наркосодержащих растенийКадр из фильма «На игле»

Запретный плод сладок — и сложно представить, что будет больше способствовать сомнениям в официальной позиции, чем насильственное прекращение дискуссии на ту или иную тему.

Так что, как ни странно, «запрет на пропаганду наркотиков» сам по себе и окажется реальной и действующей пропагандой их произвольного употребления.

Таким образом, в условиях репрессивной наркополитики, запрета на распространение объективной информации о снижении вреда, а также подпольного рынка, наводненного поддельными или плохо очищенными веществами, запрет на пропаганду не остановит употребление и не скажется позитивно на «здоровье нации» (каким бы странным ни казался этот биополитический аргумент). Он приведет лишь к новым и новым пострадавшим и погибшим от небезопасного употребления новых плохо изученных веществ.

НаркоPR // Об ответственности за рекламу и пропаганду наркотиков

30 октября 2019 года в Государственную Думу внесен законопроект, предлагающий изменения в отдельные законодательные акты в части установления уголовной ответственности за пропаганду и рекламу наркотических средств (далее – законопроект)[1].

Суть предложений авторов законодательной инициативы сводится к криминализации административного правонарушения, предусмотренного ст. 6.

13 КоАП РФ «Пропаганда наркотических средств, психотропных веществ или их прекурсоров, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, и их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, новых потенциально опасных психоактивных веществ», для чего предлагается ввести в УК РФ новый состав ст. 230.3 с по сути аналогичной диспозицией. При этом по замыслу законодателей ст. 6.13 КоАП РФ подлежит отмене.

Глобально такую инициативу безусловно стоит поддержать. Не секрет, что ситуация с распространением наркотиков в нашей стране, особенно среди молодежи, в последнее время далека от идеальной. И статистические данные, приведенные авторами законодательной инициативы в пояснительной записке к законопроекту, только подтверждают данный тезис.

Однако юридический дьявол, как всегда, кроется в деталях используемой законодательной техники. В этой связи вызывает сомнение адекватность максимально широкого понимания авторами законопроекта понятий «пропаганда» и «реклама» наркотических средств.

Под таковыми для целей уголовного преследования предлагается понимать всякую «деятельность по распространению материалов и (или) информации, направленных на формирование у лица нейтрального, терпимого либо положительного отношения к таким средствам, веществам, растениям и их прекурсорам, а также их частям либо представления о допустимости их употребления, хранения или оборота». На мой взгляд, такая широкая трактовка рекламы и пропаганды наркотических средств безосновательно расширяет сферу применения уголовно-правового запрета, распространяя ее на деяния, высокая степень общественной опасности которых не столь очевидна.

Прежде всего, реклама и пропаганда – это, все-таки, разные понятия. Так, п. 1 ст. 3 Федерального закона от 13 марта 2006 г. №38-ФЗ «О рекламе» (далее – Закон о рекламе) признает рекламой информацию, распространенную любым способом, адресованную неопределенному кругу лиц, направленную на привлечение внимания, формирование или поддержание интереса к объекту рекламирования.

Таким образом, законодатель четко определяет взаимосвязь рекламной информации с объектом рекламирования.

В тех случаях, когда объектом рекламирования выступают наркотические средства, психотропные вещества и их прекурсоры, растения, содержащие наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, и их части, содержащие наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, а также новые потенциально опасные психоактивные вещества, п. 2 ст. 7 Закона о рекламе прямо указывает на недопустимость рекламы в принципе. Если же лицо, в целях привлечения внимания к реализуемому им продукту, например, наносит на него изображение наркосодержащего растения, едва ли можно говорить о том, что объектом рекламирования в данном случае выступает именно наркотическое средство.

Другое дело, когда наркотическое средство выступает как непосредственный объект рекламирования. Скажем, некто размещает (в том числе и в сети Интернет) информацию о конкретных местах, где любой желающий имеет возможность приобрести наркотическое средство.

Очевидно, что деятельность таких «рекламщиков» как минимум косвенно связана с уголовно-наказуемым сбытом наркотических средств.

Однако в силу того, что на практике довольно затруднительно (а чаще всего – невозможно) установить взаимообусловленность конкретного факта сбыта наркотического средства предшествующему распространению соответствующей рекламной информации, распространитель уходит от уголовной ответственности за пособничество в сбыте (ст. 228.1 УК РФ). Схожая проблема возникает и при попытке квалифицировать такое деяние как склонение к потреблению наркотических средств (ст. 230 УК РФ). Пункт 27 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. №14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» предполагает в качестве объекта преступного посягательства конкретное лицо, в то время как незаконная реклама адресована неограниченному кругу лиц, а умысел виновного не конкретизирован.

Что касается пропаганды наркотических средств, то ст. 46 Федерального закона от 08.01.

1998 №3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах» под пропагандой наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, новых потенциально опасных психоактивных веществ, культивирования наркосодержащих растений понимает деятельность, осуществляемую юридическими или физическими лицами в целях распространения сведений о способах, методах разработки, изготовления и использования наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, новых потенциально опасных психоактивных веществ, местах их приобретения, способах и местах культивирования наркосодержащих растений.

https://www.youtube.com/watch?v=PejiWCIwOOs\u0026t=295s

Иными словами, законодатель также ограничительно толкует цель пропаганды наркотических средств как распространение конкретных сведений о способах и методах их изготовления и использования.

Таким образом, реклама и пропаганда наркотических средств при описанном выше узком их понимании безусловно общественно опасны и нуждаются в самостоятельном уголовно-правовом запрете, который позволит ликвидировать наметившийся законодательный пробел в данной части.

Однако, если мы примем за основу предложенное авторами законопроекта широкое понимание рекламы и пропаганды наркотических средств, тогда к уголовной ответственности (с перспективой назначения наказания в виде лишения свободы на срок от пяти до семи лет) могут быть привлечены, например, предприниматели, размещающие на собственной продукции рисунки наркосодержащих растений, или издатели некоторых компьютерных игр, в которых игроку по сюжету предлагается помимо прочего выращивать, скажем, коноплю для последующего производства одежды. Сюда же мы можем отнести авторов научно-популярной литературы, сравнивающих некоторые естественные химические процессы организма с наркотическим опьянением. Что уж говорить о простом обывателе, который на просторах Интернета решит высказать свои аргументы в пользу легализации легких наркотиков.

На мой взгляд, общественная опасность таких деяний, если и существует, то очевидно в степени явно недостаточной для их квалификации как преступных.

Поэтому предложенная законодательная инициатива, как мне кажется, должна быть скорректирована в пользу приведения понятий «реклама» и «пропаганда», используемых для целей уголовно-правовой квалификации, в соответствие с существующим узким подходом.

Это, в свою очередь, диктует необходимость сохранения для остальных описываемых случаев административной ответственности по ст. 6.13 КоАП РФ.

 

[1] https://sozd.duma.gov.ru/bill/826083-7

Уголовная и административная ответственность за нарушения в области оборота наркотических и психотропных веществ

Статья 6.8 КоАП РФ носит название «Незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов и незаконные приобретение, хранение, перевозка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества».

Эта норма предусматривает ответственность за незаконные приобретение, хранение, перевозку, изготовление, переработку без цели сбыта наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные приобретение, хранение, перевозка без цели сбыта растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества.

Примечание к этой статье гласит, что лицо, добровольно сдавшее приобретенные без цели сбыта наркотические средства, психотропные вещества, их аналоги или растения, содержащие наркотические средства или психотропные вещества, либо их части, содержащие наркотические средства или психотропные вещества, освобождается от административной ответственности за данное административное правонарушение.

Согласно ст. 2 Федерального закона от 8 января 1998 г.

N 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах» (далее — Закон N 3-ФЗ) наркотические средства, психотропные вещества и их прекурсоры, подлежащие контролю в Российской Федерации, включаются в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, и в зависимости от применяемых государством мер контроля вносятся в соответствующие списки.

Аналоги наркотических средств и психотропных веществ — это запрещенные для оборота в Российской Федерации вещества синтетического или естественного происхождения, не включенные в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, химическая структура и свойства которых сходны с химической структурой и со свойствами наркотических средств и психотропных веществ, психоактивное действие которых они воспроизводят (ст. 1 Закона N 3-ФЗ).

Статья 6.13 КоАП РФ закрепляет ответственность за пропаганду либо незаконную рекламу наркотических средств, психотропных веществ или их прекурсоров, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, и их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, новых потенциально опасных психоактивных веществ.

  • При этом не является административным правонарушением распространение в специализированных изданиях, рассчитанных на медицинских и фармацевтических работников, сведений о разрешенных к применению в медицинских целях наркотических средствах, психотропных веществах и их прекурсорах.
  • Статья 46 Закона N 3-ФЗ регламентирует, что пропаганда наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, новых потенциально опасных психоактивных веществ, культивирования наркосодержащих растений, осуществляемая юридическими или физическими лицами и направленная на распространение сведений о способах, методах разработки, изготовления и использования наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, новых потенциально опасных психоактивных веществ, местах их приобретения, способах и местах культивирования наркосодержащих растений, а также производство и распространение книжной продукции, продукции средств массовой информации, распространение указанных сведений посредством использования информационно-телекоммуникационных сетей или совершение иных действий в этих целях запрещаются.
  • Запрещается пропаганда каких-либо преимуществ в использовании отдельных наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов или прекурсоров, новых потенциально опасных психоактивных веществ, наркосодержащих растений, в том числе пропаганда использования в медицинских целях наркотических средств, психотропных веществ, новых потенциально опасных психоактивных веществ, наркосодержащих растений, подавляющих волю человека либо отрицательно влияющих на его психическое или физическое здоровье.
Читайте также:  Статья 8. Право на предвыборную агитацию

Согласно п. п. 1 и 2 ст. 7 Федерального закона «О рекламе» не допускается реклама наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, и их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры.

Статьей 6.

16 КоАП РФ установлена административная ответственность за нарушение правил производства, изготовления, переработки, хранения, учета, отпуска, реализации, распределения, перевозки, приобретения, использования, ввоза, вывоза либо уничтожения наркотических средств, психотропных веществ и включенных в список I и таблицу I списка IV Перечня N 681, прекурсоров наркотических средств или психотропных веществ, либо хранения, учета, реализации, перевозки, приобретения, использования, ввоза, вывоза или уничтожения растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, и их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, либо непредставление в государственный орган предусмотренной законом отчетности о деятельности, связанной с их оборотом, несвоевременное представление такой отчетности или представление такой отчетности в неполном объеме или в искаженном виде.

Теперь об уголовной ответственности. Глава 25 УК Российской Федерации содержит группу преступлений против здоровья населения и общественной нравственности.

Статья 228 УК РФ закрепляет ответственность за незаконные приобретение, хранение, перевозку, изготовление, переработку без цели сбыта наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов в значительном, крупном или особо крупном размерах, а также за незаконные приобретение, хранение, перевозку без цели сбыта растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, в значительном, крупном или особо крупном размерах.

Как можно заметить, эта статья УК РФ схожа по объективной стороне со ст. 6.8 КоАП РФ. Основное отличие здесь заключается в размере приобретаемых наркотических средств или психотропных веществ, а также растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих указанные средства и вещества.

При этом лицо, совершившее предусмотренное настоящей статьей преступление, добровольно сдавшее наркотические средства, психотропные вещества или их аналоги, растения, содержащие наркотические средства или психотропные вещества, либо их части, содержащие наркотические средства или психотропные вещества, и активно способствовавшее раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом указанных средств, веществ или их аналогов, а также с незаконными приобретением, хранением, перевозкой таких растений либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, изобличению лиц, их совершивших, обнаружению имущества, добытого преступным путем, освобождается от уголовной ответственности за данное преступление.

Не может признаваться добровольной сдачей наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, изъятие указанных средств, веществ или их аналогов, таких растений либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, при задержании лица и при производстве следственных действий по обнаружению и изъятию указанных средств, веществ или их аналогов, таких растений либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества.

Значительный, крупный и особо крупный размеры наркотических средств и психотропных веществ, а также значительный, крупный и особо крупный размеры для растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, для целей ст.

228 УК РФ, а также ст. ст. 228.1, 229 и 229.1 УК РФ утверждаются Правительством Российской Федерации.

При этом значительный, крупный и особо крупный размеры аналогов наркотических средств и психотропных веществ соответствуют значительному, крупному и особо крупному размерам наркотических средств и психотропных веществ, аналогами которых они являются.

Часть 1 ст. 228.1 УК РФ регламентирует ответственность за незаконные производство, сбыт или пересылку наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные сбыт или пересылка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества.

При этом ч. 2 ст. 228.1 УК РФ регламентирует ответственность за сбыт наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, совершенный:

— в следственном изоляторе, исправительном учреждении, административном здании, сооружении административного назначения, образовательной организации, на объектах спорта, железнодорожного, воздушного, морского, внутреннего водного транспорта или метрополитена, в общественном транспорте либо помещениях, используемых для развлечений или досуга;

— с использованием средств массовой информации либо электронных или информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть Интернет).

Статья 228.

2 УК РФ носит название «Нарушение правил оборота наркотических средств или психотропных веществ».

Это преступление состоит в нарушении правил производства, изготовления, переработки, хранения, учета, отпуска, реализации, продажи, распределения, перевозки, пересылки, приобретения, использования, ввоза, вывоза либо уничтожения наркотических средств или психотропных веществ либо их прекурсоров, инструментов или оборудования, используемых для изготовления наркотических средств или психотропных веществ, находящихся под специальным контролем, повлекшее их утрату, нарушение правил культивирования растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, для использования в научных, учебных целях и в экспертной деятельности, а также нарушение правил хранения, учета, реализации, продажи, перевозки, приобретения, использования, ввоза, вывоза либо уничтожения растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, и их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, повлекшее утрату таких растений или их частей, если это деяние совершено лицом, в обязанности которого входит соблюдение указанных правил.

То же деяние, совершенное из корыстных побуждений, либо повлекшее по неосторожности причинение вреда здоровью человека или иные тяжкие последствия, является квалифицированным составом преступления.

Статья 228.

3 УК РФ регламентирует ответственность за незаконное приобретение, хранение или перевозку прекурсоров наркотических средств или психотропных веществ, а также незаконные приобретение, хранение или перевозку растений, содержащих прекурсоры наркотических средств или психотропных веществ, либо их частей, содержащих прекурсоры наркотических средств или психотропных веществ, а ст. 228.4 УК РФ — за незаконные производство, сбыт или пересылку прекурсоров наркотических средств или психотропных веществ, а также незаконные сбыт или пересылку растений, содержащих прекурсоры наркотических средств или психотропных веществ, либо их частей, содержащих прекурсоры наркотических средств или психотропных веществ.

Почему «запрет пропаганды наркотиков» вреден для культуры, науки и здоровья нации

В чем суть закона

Закон, принятый Совфедом и отправленный на подпись президенту, вводит уголовную ответственность за склонение к потреблению наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, включая интернет. Соответствующие изменения вносятся в ст. 230 Уголовного кодекса и ст. 151 Уголовно-процессуального кодекса.

Сигнал Сети

РИА Новости/Илья Питалев

Склонение к потреблению наркотиков в соответствии с постановлением Верховного суда «может выражаться в любых умышленных действиях, в том числе однократного характера, направленных на возбуждение у другого лица желания их потребления (в уговорах, предложениях, даче совета и т.п.

), а также в обмане, психическом или физическом насилии, ограничении свободы и других действиях, совершаемых с целью принуждения к потреблению наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов лицом, на которое оказывается воздействие.

При этом для признания преступления оконченным не требуется, чтобы склоняемое лицо фактически употребило наркотическое средство».

  Конкуренция норм УК РФ в правоприменительной практике

Рекламный блок: что ждет интернет-пропагандистов наркотиков

Предусмотрено значительное увеличение штрафов

Как так вышло и почему запрет пропаганды наркотиков — опасный и бессмысленный шаг?

Вернемся в прошлое десятилетие и посмотрим, какую именно «борьбу с пропагандой» наркотиков вели офицеры ныне ликвидированной ФСКН (Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков) — и как их преемники продолжают эту «борьбу» сегодня.

Объектами внимания «наркополицейских» то и дело оказывались научные монографии, известнейшие произведения художественной литературы, исторически важные образцы контркультурной публицистики, тексты независимых журналистов, а также… носки, сережки, ресторанные меню и прочие предметы обихода, на которых обнаруживался знак, чем-то напоминающий лист конопли.

Итак, 2006 год: впервые с советских времен суд принимает решение о полном уничтожении остатков тиража книг.

К сожжению приговаривают 913 экземпляров монографии британского антрополога Фила Джексона «Клубная культура» (основанной на кандидатской диссертации, защищенной в Университетском колледже Лондона) и 895 экземпляров «Культуры времен Апокалипсиса» Адама Парфрея — культового сборника статей о маргинальных явлениях в США 1980-х.

Повод один и тот же — «пропаганда наркотиков».

Краткие упоминания о роли психоактивных веществ в «новой чувственности» рейвов и эссе американского дирижера и писателя Дэвида Вударда об использовании кетамина в магических ритуалах оказались равно неприемлемыми для ФСКН и екатеринбуржского суда, который предпочел проигнорировать экспертные заключения ведущих исследователей, свидетельствовавшие в пользу книг.

Этот эпизод стал частью кампании федерального масштаба против радикального издательства «Ультра.Культура», созданного Ильей Кормильцевым, автором текстов группы «Наутилус Помпилиус». Но это лишь одна из бесчисленного множества «наркоцензурных» историй. Под горячую руку сотрудников ФСКН среди десятков других попали:

  • работа художника Дмитрия Врубеля, посвященная инъекционному наркопотреблению среди детей,
  • монография нарколога А.Г. Данилина «LSD. Галлюциногены, психоделия и феномен зависимости», изданная при содействии Министерства образования РФ,
  • «Рассказики под экстази» Фредерика Бегбедера,
  • «Электропрохладительный кислотный тест» Тома Вулфа,
  • книги Баяна Ширянова,
  • книги Линор Горалик,
  • музыкальные альбомы групп «Сектор Газа» и «Центр»,
  • фильм «Аптечный ковбой» Гаса Ван Сента,
  • фильм «На игле» Дэнни Бойла.

Все эти произведения изымались из продажи в разных городах РФ. Еще более активную деятельность региональные сотрудники ФСКН разворачивали в библиотеках, требуя не выдавать определенные книги и передавать сведения о читателях «неблагонадежной» литературы (среди таковой оказалась и брошюра А.И. Морозова «Разведение грибов. Мицелий» из серии АСТ «Приусадебное хозяйство»).

Кадр из фильма «Морфий»

Более того, по словам переводчика и издателя Алекса Керви, в середине 2000-х «наркополицейские» установили негласную цензуру в АСТ — крупнейшем издательстве страны. В результате остановилась подготовка к изданию нескольких десятков произведений современной прозы и нон-фикшена

Что же такого «наркополицейские» находили в этих произведениях, что позволяло объявить их «пропагандой наркотиков»? Федеральный закон «О наркотических средствах и психотропных веществах», принятый в 1998 году, гласит:

Статья 46. Запрещение пропаганды в сфере оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, новых потенциально опасных психоактивных веществ и в сфере культивирования наркосодержащих растений

  1. Пропаганда наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, новых потенциально опасных психоактивных веществ, культивирования наркосодержащих растений, осуществляемая юридическими или физическими лицами и направленная на распространение сведений о способах, методах разработки, изготовления и использования наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, новых потенциально опасных психоактивных веществ, местах их приобретения, способах и местах культивирования наркосодержащих растений, а также производство и распространение книжной продукции, продукции средств массовой информации, распространение указанных сведений посредством использования информационно-телекоммуникационных сетей или совершение иных действий в этих целях запрещаются.
  2. Запрещается пропаганда каких-либо преимуществ в использовании отдельных наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов или прекурсоров, новых потенциально опасных психоактивных веществ, наркосодержащих растений, в том числе пропаганда использования в медицинских целях наркотических средств, психотропных веществ, новых потенциально опасных психоактивных веществ, наркосодержащих растений, подавляющих волю человека либо отрицательно влияющих на его психическое или физическое здоровье.

Отсюда видно, что проблема «наркоцензуры» заключается не в факте той или иной неверной интерпретации или произвольного правоприменения, но в самой сути понятия «пропаганды наркотиков», под которое несложно подвести и классические произведения художественной литературы.

«Анна Каренина» Льва Толстого:

«С ума свести, — повторила она. — Когда я думаю об этом, то я уже не засыпаю без морфина.

Анна между тем, вернувшись в свой кабинет, взяла рюмку и накапала в нее несколько капель лекарства, в котором важную часть составлял морфин, и, выпив и посидев несколько времени неподвижно, с успокоенным и веселым духом пошла в спальню.

Когда она налила себе обычный прием опиума и подумала о том, что стоило только выпить всю склянку, чтобы умереть. Она, не разбудив его, вернулась к себе и после второго приема опиума к утру заснула тяжелым, неполным сном, во всё время которого она не переставала чувствовать себя».

«Морфий» Михаила Булгакова:

«Первая минута: ощущение прикосновения к шее. Это прикосновение становится теплым и расширяется.

Во вторую минуту внезапно проходит холодная волна под ложечкой, а вслед за этим начинается необыкновенное прояснение мыслей и взрыв работоспособности. Абсолютно все неприятные ощущения прекращаются.

Это высшая точка проявления духовной силы человека. И если б я не был испорчен медицинским образованием, я бы сказал, что нормально человек может работать только после укола морфием…»

«Цветы зла» Шарля Бодлера:

Раздвинет опиум пределы сновидений, Бескрайностей края, Расширит чувственность за грани бытия, И вкус мертвящих наслаждений, Прорвав свой кругозор, поймет душа твоя.

Также закон можно рассматривать как формальный запрет на какую-либо научную коммуникацию, которая касается новых потенциальных применений психоактивных веществ в медицине:

Примечание. Не является административным правонарушением распространение в специализированных изданиях, рассчитанных на медицинских и фармацевтических работников, сведений о разрешенных к применению в медицинских целях

наркотических средствах, психотропных веществах и их прекурсорах.

Если вещество еще не разрешено применять в медицинской практике, то, согласно букве закона, профессионалы не могут обсуждать его потенциальные применения даже друг с другом! Сложно представить себе норму, которая бы больше противоречила смыслу и духу научных исследований.

Аналогичную законодательную базу государство подготовило и в отношении изображений листа конопли. Запрет на распространение продукции с узнаваемым символом окончательно утвердили 16 сентября 2009 года, когда Верховный суд включил решение по административному делу подобного рода в «Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за 2-й квартал 2009 года».

Так что многочисленные и абсурдные изъятия (с последующими крупными штрафами) шапок, серег и носков, на которых полицейским удается разглядеть стилизованное изображение конопли, не просто являются судебно-полицейским произволом, но имеют под собой некоторую правовую базу

И это несмотря на то, что на протяжении многих веков техническая конопля (растение того же вида, что и психоактивная) была одной из важнейших сельскохозяйственных культур Российской империи и СССР, а сделанное из нее волокно (пенька) было важным предметом экспорта. Более того, Ассоциация коноплеводов действует в России и по сей день; конопля изображена на гербе города Новозыбкова; ее скульптурные изображения присутствуют на одном из символов комплекса ВДНХ — фонтане «Дружба народов».

Впрочем, правоохранители штрафуют и продавцов легальных пищевых продуктов: конопляной муки и пива.

Понятно, что всеобъемлюще репрессивное, противоречащее логике развития науки и культуры, да и самому здравому смыслу законодательство может применяться лишь избирательно. Так и происходит: в последние годы основной публичной мишенью стали независимые медиа.

  • В мае 2021 года на 40 тысяч рублей оштрафовали главного редактора портала LеntаChеl.ru Германа Галкина, чье издание выступило в поддержку легализации марихуаны.
  • В июне 2021 года Сыктывкарский суд оштрафовал на 800 тысяч рублей интернет-журнал 7×7. Издание опубликовало диалог с известным активистом Либертарианской партии Михаилом Световым, который упомянул научные исследования о сравнении вреда различных психоактивных веществ.
  • В октябре 2021 года на 800 тысяч рублей был оштрафован Фонд им. Андрея Рылькова, занимающийся социальной поддержкой наркопотребителей: суд усмотрел «пропаганду наркотиков» в публикациях издаваемой фондом газеты «Шляпа и баян».

Сторонники нового закона нередко утверждают, что он поможет борьбе с торговлей психоактивными веществами в даркнете. Вне зависимости от того, кажется ли нам необходимой эта борьба, это утверждение является заведомой ложью. На торговых площадках даркнета никакие «наркотики» не пропагандируют — там их просто продают. А это и так уже криминализовано, и никакие новые законы здесь не нужны!

Как будут вычислять нарушителей

– Выявление лиц, совершивших указанное преступление, возможно несколькими способами, – пояснил «Известиям» юрист, член Московской коллегии адвокатов «Столичная юридическая компания» Александр Виноградов.

– Одним из них является заявление от лица, которого пытаются склонить к употреблению наркотических средств, другим способом является изъятие и осмотр компьютерного оборудования либо сотового телефона в рамках расследования возбужденного уголовного дела.

Ссылка на основную публикацию