Статья 40. Возмещение убытков, причиненных нарушением законодательства Российской Федерации в области мелиорации земель

 Земельный кодекс Российской Федерации в пункте 1 статьи 57 предусматривает, что возмещению в полном объеме, включая упущенную выгоду, подлежат убытки, причиненные, в частности, ограничением прав собственников земельных участков, землепользователей, землевладельцев и арендаторов земельных участков (подпункт 4), а также изменением целевого назначения земельного участка на основании ходатайства органа государственной власти или органа местного самоуправления о его переводе из состава земель одной категории в другую без согласования с его правообладателем (подпункт 5). В соответствии с пунктом 5 статьи 57 порядок возмещения таких убытков устанавливается Правительством Российской Федерации.

Являясь собственником земельного участка с установленным на момент его приобретения видом разрешенного использования “для индивидуального жилищного строительства” и попавшего в границы объекта охраны (культурного наследия, ООПТ, водоохранных, санитарный и иных) возникает право на компенсацию владельцу такого земельного участка. О порядке и реализации такого права, подвергнутого анализу Конституционного суда и пойдет речь в настоящей статье.

Конституционный Суд в Постановлении от 5 марта 2020 года по делу о проверке конституционности подпунктов 4 и 5 пункта 1 и пункта 5 статьи 57 Земельного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки И.С.

Бутримовой установил, что вследствие принятия указанных постановлений значительно ограничено право собственности на земельные участки в зависимости от их расположения на территории и в охранной зоне объекта культурного наследия, зоне регулирования застройки и хозяйственной деятельности, зоне охраняемого природного ландшафта.

Далее по тексту основные позиции Постановления КС.   В результате, вид разрешенного использования, принадлежащего собственнику земельного участка изменен на “земельные участки (территории) общего пользования”, а его кадастровая стоимость снизилась до 1 рубля.  

  • Посчитав, что этим собственнику земельного участка могли быть причинены убытки, подлежащие взысканию на основании оспариваемых положений, было направлено исковое заявление в Тверской районный суд города Москвы к Министерству финансов Российской Федерации.
  • По мнению собственника земельного участка, подпункты 4 и 5 пункта 1 и пункт 5 статьи 57 Земельного кодекса Российской Федерации противоречат Конституции Российской Федерации, в частности ее статьям 2, 8, 19, 34, 35, 55 и 56, поскольку по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, они позволяют ограничивать права собственника земельного участка в результате установления зон охраны объекта культурного наследия без возмещения причиненных этим убытков.
  • Таким образом, Конституционный Суд Российской Федерации рассмотрел подпункты 4 и 5 пункта 1 и пункт 5 статьи 57 Земельного кодекса Российской Федерации в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования на их основании решается вопрос о возмещении убытков в случае ограничения прав собственника земельного участка правомерными действиями органа государственной власти или органа местного самоуправления в связи с установлением зоны охраны объекта культурного наследия.  

Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал в своих решениях (постановления от 16 июля 2008 года № 9-П, от 31 января 2011 года № 1-П, от 31 октября 2019 года № 32-П и др.

), что конституционные гарантии охраны частной собственности законом, выражающие принцип ее неприкосновенности, а также конституционные гарантии судебной защиты распространяются как на сферу гражданско-правовых отношений, так и на отношения государства и личности в публично-правовой сфере.

Право частной собственности не является абсолютным, его ограничения могут вводиться федеральным законом, если они необходимы для защиты конституционно значимых ценностей, в том числе прав и законных интересов других лиц, как это вытекает из положений статьи 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с иными ее нормами, в частности статьями 17 (часть 3) и 19 (части 1 и 2). При этом такие ограничения должны отвечать требованиям справедливости, разумности и соразмерности. Вмешательство государства в отношения собственности не должно быть произвольным и нарушать равновесие между интересами общества и необходимыми условиями защиты основных прав личности, что предполагает разумную соразмерность между используемыми средствами и преследуемой целью, с тем чтобы обеспечивался баланс конституционно признаваемых ценностей и лицо не подвергалось чрезмерному обременению.

Выраженный в статье 35 Конституции Российской Федерации общепризнанный в цивилизованных государствах принцип неприкосновенности собственности, являющийся одним из основополагающих аспектов верховенства права, призван гарантировать неприкосновенность права собственности во всех его составляющих, таких как владение, пользование и распоряжение имуществом, и включает в свое нормативное содержание конституционные гарантии обеспечения собственникам и иным правообладателям возможности свободно использовать принадлежащее им имущество, стабильности отношений собственности, недопустимости произвольного лишения имущества либо несоразмерного ограничения имущественных прав.

Фундаментальные правовые начала собственности и свободы экономической деятельности, как они определены в Конституции Российской Федерации и Гражданском кодексе Российской Федерации, лежат в основе любого законодательного регулирования в сфере отношений собственности, включая определение оснований и порядка возникновения, изменения и прекращения прав владения, пользования и распоряжения имуществом, установление объема их защиты и правомерных ограничений (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2004 года № 3-П и от 16 июля 2008 года № 9-П).  

Как отметил Конституционный Суд Российской Федерации, специальным случаем ограничения права частной собственности на землю выступает принудительное отчуждение земельного участка для государственных нужд, сопровождаемое равноценной компенсацией потерь, причиненных таким изъятием (определения от 2 октября 2019 года № 2619-О, № 2620-О и др.).

Данное ограничение порождает для лица наиболее существенные последствия, поскольку в результате оно утрачивает всю совокупность правомочий, принадлежащих собственнику, ввиду прекращения его права на изымаемый участок.

  В то же время статья 35 (часть 3) Конституции Российской Федерации, закрепляя недопустимость принудительного отчуждения имущества для государственных нужд без предварительного и равноценного возмещения, предполагает – во взаимосвязи с ее статьями 17, 19 (части 1 и 2), 34 и 55 (часть 3) – необходимость предоставления лицу возмещения не только в случае обусловленного государственными нуждами прекращения права частной собственности, но и при таком административно-регулятивном воздействии в публичных интересах со стороны органов власти (в частности, путем принятия подзаконного нормативного акта, ограничившего право собственности по сравнению с тем, как его содержание определено в законе), которое предусматривает умаление содержания права собственности этого лица (в том числе по сравнению с правом собственности на аналогичные объекты, принадлежащие другим лицам, на которых не распространяется действие принятого подзаконного акта), уменьшение стоимости имущества, снижение его потребительских свойств либо усечение допустимых способов его использования.

Тем самым ограничение права частной собственности, осуществленное органами власти как мера сохранения памятников истории и культуры, т.е.

в публичных интересах, и повлекшее утрату, полную или частичную, возможности владеть, пользоваться вещью и распоряжаться правом на нее, требует достижения и поддержания баланса личных и общих интересов при неукоснительном соблюдении конституционно обоснованных принципов справедливости, разумности и соразмерности.

  1. Эффективной гарантией этого выступает установление надлежащих юридических процедур ограничения права собственности, непосредственно обеспечивающих такой баланс.  
  2. Земельный кодекс Российской Федерации в порядке реализации конституционных гарантий защиты права собственности закрепляет в качестве одного из принципов земельного законодательства необходимость сочетания интересов общества и законных интересов граждан, когда регулирование использования и охраны земель осуществляется в интересах всего общества при обеспечении каждому гарантий на свободное владение, пользование и распоряжение принадлежащим ему земельным участком (подпункт 11 пункта 1 статьи 1).  
  3. Развивая приведенное положение, данный Кодекс в статье 57, также направленной на обеспечение баланса частных и публичных интересов, предусматривает механизм возмещения убытков при ухудшении качества земель, ограничении прав собственников земельных участков, землепользователей, землевладельцев и арендаторов земельных участков, правообладателей расположенных на земельных участках объектов недвижимости.

Статья же 571, введенная в Земельный кодекс Российской Федерации Федеральным законом от 3 августа 2018 года № 342-ФЗ и определяющая особенности возмещения убытков при ограничении прав в связи с установлением, изменением зон с особыми условиями использования территорий, является по своему содержанию частным случаем нормы, закрепленной в статье 57 данного Кодекса, что подтверждается и переходными положениями к этому Федеральному закону: если причиненный вред не был возмещен до указанной в нем даты в рамках статьи 57 Земельного кодекса Российской Федерации в ранее действовавшей редакции, такой вред должен возмещаться в соответствии со статьями 57 и 571 данного Кодекса в редакции этого Федерального закона с учетом особенностей, им предусмотренных.   Федеральный законодатель определил в пункте 1 статьи 57 Земельного кодекса Российской Федерации случаи возмещения убытков в полном объеме, включая упущенную выгоду, отнеся к таковым, помимо прочего, ограничение прав собственников земельных участков, землепользователей, землевладельцев и арендаторов земельных участков (подпункт 4), а также изменение целевого назначения земельного участка на основании ходатайства органа государственной власти или органа местного самоуправления о его переводе из состава земель одной категории в другую без согласования с его правообладателем (подпункт 5).

Положения этой статьи, призваны, как того требует Конституция Российской Федерации, гарантировать соблюдение баланса частных и публичных интересов, в том числе при снижении потребительских свойств земельного участка или его рыночной стоимости по причине ограничения прав собственников.

На Правительство Российской Федерации возложены обязанности по установлению порядка, в котором соответствующее возмещение должно осуществляться.

Правительство Российской Федерации приняло постановление от 7 мая 2003 года № 262 “Об утверждении Правил возмещения собственникам земельных участков, землепользователям, землевладельцам и арендаторам земельных участков убытков, причиненных временным занятием земельных участков, ограничением прав собственников земельных участков, землепользователей, землевладельцев и арендаторов земельных участков либо ухудшением качества земель в результате деятельности других лиц”.  

Читайте также:  Подраздел 3. Социальная поддержка работников образовательных учреждений и других организаций системы образования

Вс пояснил порядок привлечения к ответственности за порчу земли

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ вынесла Определение № 306-ЭС20-16219 по делу о взыскании с хозяйственного общества вреда, причиненного почве земельного участка при строительстве ведущей к песчаному карьеру дороги.

В августе 2017 г. старший инспектор отдела государственного земельного надзора управления Россельхознадзора по Саратовской области составил протокол об административном правонарушении.

Из документа следовало, что на заросшем сорной травой земельном участке не проводятся сельскохозяйственные работы и через него проходит дорога, используемая для проезда на соседний участок, где расположен карьер для добычи песка.

Взятые инспектором пробы почвы свидетельствовали о загрязнении земли первого участка.

Виновным в загрязнении отходами производства (щебнем и асфальтовой крошкой) признали ООО «ВАМ-Рико», ранее занимавшееся строительством дороги, которое было оштрафовано на 40 тыс. руб. по ч. 2 ст. 8.6 КоАП РФ («Порча земель»).

Поскольку впоследствии общество отказалось возмещать вред, причиненный почве в результате перекрытия плодородного слоя, Управление Россельхознадзора обратилось в суд иском к о взыскании 1,4 млн руб.

Истец также просил суд обязать общество в двухмесячный срок со дня вступления в силу судебного решения разработать проект рекультивации земли и провести ее, а после этого предоставить подтверждение проведенных работ.

Три судебные инстанции удовлетворили требования, дополнительно взыскав с ответчика госпошлину свыше 27 тыс. руб. В ходе рассмотрения дела суды пришли к выводу о взыскании компенсации вреда, рассчитанного на основании Методики исчисления размера вреда, причиненного почвам как объекту охраны окружающей среды. При этом они отклонили доводы общества о нарушениях порядка отбора проб.

В кассационной жалобе в Верховный Суд общество «ВАМ-Рико» сослалось на нарушение судами норм материального и процессуального права и просило направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

После изучения материалов дела № А57-8748/2019 ВС напомнил, что нормы природоохранного законодательства о возмещении вреда окружающей среде применяются с соблюдением правил, установленных общими нормами гражданского законодательства, регулирующими возмещение ущерба (в том числе внедоговорного вреда). Доказывание таких убытков производится в общем порядке, установленном ст. 15, 1064 ГК РФ, из положений которых следует, что для возложения гражданско-правовой ответственности за причинение вреда необходимо установить совокупность условий: наличие вреда, противоправность поведения причинителя вреда, вину последнего и причинно-следственную связь между противоправным поведением и наступившими вредными последствиями. При отсутствии хотя бы одного из вышеперечисленных элементов применение к правонарушителю мер гражданско-правовой ответственности не допускается.

ВС РФ разъяснил особенности возмещения причиненного природе вредаПринято новое постановление Пленума Верховного Суда, в котором обобщена практика по делам о возмещении  вреда, причиненного окружающей среде

Со ссылкой на п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда от 30 ноября 2017 г.

№ 49 о некоторых вопросах применения законодательства о возмещении вреда, причиненного окружающей среде, Суд отметил, что основанием для привлечения лица к имущественной ответственности является причинение им вреда, выражающееся в негативном изменении состояния окружающей среды, в частности ее загрязнении, истощении, порче, уничтожении природных ресурсов, деградации и разрушении естественных экологических систем, гибели или повреждении объектов животного и растительного мира и иных неблагоприятных последствиях.

При этом ВС пояснил, что при рассмотрении споров о возмещении вреда, причиненного окружающей среде, судам следует учитывать принципы охраны окружающей среды, на которых должна основываться хозяйственная и иная деятельность.

К их числу относятся, в частности, платность природопользования и возмещение вреда окружающей среде, презумпция экологической опасности планируемой хозяйственной и иной деятельности, обязательность оценки воздействия на окружающую среду при принятии решений об осуществлении хозяйственной и иной деятельности, допустимость воздействия хозяйственной и иной деятельности на природную среду исходя из требований в области охраны окружающей среды, обязательность финансирования юрлицами и ИП, осуществляющими хозяйственную и (или) иную деятельность, которая приводит или может привести к загрязнению окружающей среды, мер по предотвращению и (или) уменьшению негативного воздействия на окружающую среду, устранению последствий этого воздействия.

По смыслу ст. 1064 ГК РФ, ст. 77 Закона об охране окружающей среды лицо, которое обращается с требованием о возмещении вреда, причиненного окружающей среде, доказывает наличие вреда, его размер и причинно-следственную связь между действиями (бездействием) ответчика и причиненным вредом.

В случае превышения организациями или предпринимателями установленных нормативов допустимого воздействия на окружающую среду предполагается, что в результате их действий причиняется вред.

Определение размера вреда, причиненного окружающей среде, в том числе земле как природному объекту, осуществляется на основании нормативов в области охраны окружающей среды.

При этом окружающая среда, будучи особым объектом охраны, обладает исключительным свойством самостоятельной нейтрализации негативного антропогенного воздействия, что в значительной степени осложняет возможность точного расчета причиненного ей ущерба (Определение КС РФ от 21 декабря 2011 г. № 1743-О-О).

«Учитывая данное обстоятельство, федеральный законодатель определил, что вред окружающей среде, причиненный субъектом хозяйственной и иной деятельности, возмещается в соответствии с утвержденными в установленном порядке таксами и методиками исчисления размера вреда окружающей среде, а при их отсутствии – исходя из фактических затрат на восстановление нарушенного состояния окружающей среды, с учетом понесенных убытков, в том числе упущенной выгоды (п. 3 ст. 77 Закона № 7-ФЗ). Расчет размера причиненного вреда производится на основании Методики исчисления размера вреда, причиненного почвам как объекту охраны окружающей среды, однако данный факт причинения вреда должен быть не только установлен, но и свидетельствовать о наличии загрязнения почвы, соответствовать смыслу положений ст. 1 Закона № 7-ФЗ, согласно которым вред окружающей среде – негативное изменение окружающей среды в результате ее загрязнения, повлекшее за собой деградацию естественных экологических систем и истощение природных ресурсов», – отмечено в определении.

Высшая судебная инстанция добавила, что нижестоящие суды, принимая во внимание представленный управлением расчет размера вреда и ссылаясь на образцы применительно к точкам координат отбора проб, находящихся в пределах спорного участка, не учли, что пробы с уменьшенного участка в отношении уточненного истцом размера площади в части, подвергнутой порче, в сравнении с первоначальным размером площади загрязнения участка не изымались, соотношение результатов анализа проб, свидетельствующих о существенном снижении плодородия почвы, к измененному размеру участка не проводилось. При этом поводы, по которым истец значительно уменьшил площадь подвергнутого порче земельного участка, как и доказательства загрязнения участка меньшей площади, в судебных актах не указаны.

Со ссылкой на собственную практику ВС пояснил, что целью ответственности за причинение вреда окружающей среде является достижение компенсации, восстановления ее нарушенного состояния, в связи с чем истец вправе выбрать способы, предусмотренные ст. 1082 ГК РФ, ст. 78 Закона № 7-ФЗ, а суд, с учетом конкретных обстоятельств по делу, оценивая в каждом случае эффективность этих способов, – применить тот, который наиболее соответствует этим целям.

«Определение способа возмещения вреда – в натуре или в денежном выражении — зависит прежде всего от возможности его возмещения в натуре, необходимости оперативно принимаемых мер, их эффективности для восстановления нарушенного состояния окружающей среды.

В отсутствие таких обстоятельств суд вправе избрать способ защиты в виде компенсации вреда в денежном выражении (взыскание убытков). Согласно п.

13 и 17 постановления Пленума № 49 возмещение вреда может осуществляться посредством взыскания причиненных убытков и (или) путем возложения на ответчика обязанности по восстановлению нарушенного состояния окружающей среды.

В случае если восстановление состояния окружающей среды, существовавшее до причинения вреда, в результате проведения восстановительных работ возможно лишь частично (в том числе в силу наличия невосполнимых и (или) трудновосполнимых экологических потерь), возмещение вреда в соответствующей оставшейся части осуществляется в денежной форме», – отмечено в определении.

ВС также счел, что нижестоящие суды в нарушение вышеуказанных норм применили к обществу двойную меру ответственности в виде возмещения вреда посредством взыскания причиненных убытков и возложения на ответчика обязанности по восстановлению нарушенного состояния окружающей среды, обязав последнего разработать проект рекультивации нарушенных земель, провести рекультивацию нарушенных земель и после завершения рекультивации предоставить управлению документацию, подтверждающую фактическое проведение перечисленных работ. Таким образом, Верховный Суд отменил судебные акты нижестоящих инстанций и вернул дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Управляющий партнер Zharov Group Евгений Жаров отметил, что определение ВС интересно с двух точек зрения: пробы должны отбираться внутри той части земельного участка, которая подвергнута порче, затем эта часть земельного участка должна применяться при подсчете возмещения вреда согласно Методике исчисления размера вреда. «Если мы обратимся к самой Методике, то увидим немного другое: там говорится не о части земельного участка, подвергнутой вредоносному воздействию, а обо всей площади земельного участка, где такое воздействие обнаружено. То есть Верховный Суд РФ применил ограничительное толкование Методики, сузив применяемую при подсчете возмещения площадь: вместо площади земельного участка, на котором обнаружена порча почв, теперь надо брать во внимание площадь участка, на которой выявлено вредоносное воздействие (л. 7, абз. 2 определения). Разница в одну букву будет иметь решающее значение при подсчетах», – подчеркнул он.

По словам эксперта, вторая приятная особенность этого дела состоит в том, что Суд сослался на свои более ранние обзоры практики по природоохранной теме за 2018 и 2019 гг., подтвердив тем самым актуальность изложенных там подходов. «Также он сослался на важное Определение Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2011 г.

№ 1743-О-О о приоритете формул Методики над фактом, то есть над фактическими расходами, которые понес или должен понести ответчик на восстановление окружающей среды.

Читайте также:  Статья 86. Пределы проверки

Нужно приветствовать любые ссылки высших судебных инстанций на решения друг друга, поскольку это позволяет точнее спрогнозировать исход дела, синхронизировать правоприменительную практику, облегчить работу юридических служб хозяйствующих субъектов», – полагает Евгений Жаров.

Он добавил, что Верховный Суд РФ повторяет: не может быть двойной ответственности за одно и то же правонарушение, вред возмещается полностью в натуре или деньгами, но только один раз.

«Натуральное возмещение не должно дублироваться денежным, ответчик не обязан нести двойное финансовое бремя. Повторить это вновь было совсем не лишним, потому что нижестоящие суды не всегда руководствовались данными разъяснениями.

В целом оцениваю определение Верховного Суда положительно», – заключил он.

Адвокат, председатель Коллегии адвокатов системы биоэкологической безопасности и здравоохранения РФ Юрий Меженков выразил согласие с выводами Судебной коллегии, поскольку двойная ответственность за одно и то же правонарушение противоречит духу права Верховного Суда: «Коллегия ВС совершенно обоснованно встала на защиту основных принципов правосудия, так как недопустимость двойной ответственности за одно и то же правонарушение является общим принципом, а защита от повторного привлечения к ответственности – одна из важнейших гарантий, связанных с общей гарантией права на справедливое правосудие».

По словам эксперта, судебный акт наиболее интересен тем, что, высшая судебная инстанция рассмотрела его и дала судебной системе четкий сигнал о необходимости учитывать основы права при вынесении решения, а не руководствоваться формальным подходом. «Уверен, что определение, безусловно, будет иметь положительный эффект для миллионов предпринимателей, оказавшихся под угрозой повторного привлечения к ответственности за одно и то же нарушение», – подчеркнул Юрий Меженков.

Возмещение вреда, причиненного земельными правонарушениями

Юридическая энциклопедия МИП онлайн — задать вопрос юристу » Земельное право » Земельный надзор » Возмещение вреда, причиненного земельными правонарушениями

К физическим лицам и компаниям предъявляются разные требования по возмещению ущерба, который был причинен участку земли.

Содержание

Согласно действующему законодательству под понятием «земля» понимается не только объект имущества, но и природы. И на нее, как на часть природы, распространяются особые правила пользования и эксплуатации. Если в ходе использования земле был причинен ущерб или вред, то нарушитель обязан его возместить.

Вред, нанесенный земле как части природы. Противоправность деяния

К противоправным деяниям в области природопользования земли относятся:

  • любые загрязнения, которые негативно влияют на качество почвы и недр;
  • хранение отходов, которые выделяют вредные и опасные для земли вещества;
  • любые другие воздействия на почву и недра, которые оказывают негативное влияние.

Так, к примеру, собственник земельного участка, разместивший на нем промышленный объект, пренебрегает мерами по защите природы, в результате чего негативное влияние распространяется на сам земельный участок и даже выходит за его пределы.

Также собственник земельного участка, который использует его для своих дачных нужд, например, для посадки огорода или садоводческих культур, ухаживает за ними, используя различные химические средства, которые негативно сказываются на почве. А если эти вещества носят еще и накопительный характер, то со временем плодородная и окультуренная почва перестает быть пригодной для использования.

Не говоря уже о том, что от негативного воздействия страдает вся экосистема, которая преобладает на участке. В результате негативного воздействия некоторые растения гибнут, как и животные, насекомые и прочие представители флоры и фауны. При этом некоторые из них могут быть редкими, занесенными в специальные справочники по охране природы.

Землепользователь, согласно действующему земельному законодательству, обязан не только использовать землю в соответствии с ее целевой принадлежностью, но и оберегать ее от эрозии любого типа. За исполнением этого пристально наблюдать компетентные органы, назначенные Положением о государственном земельном контроле.

Возмещение вреда как мера ответственности. Принципы возмещения вреда

Возмещение вреда природной среде возможно в разных формах, которые установлены в рамках гражданского права:

  • тот вред, который был нанесен пострадавшему, должен быть возмещен виновным в полной мере;
  • тот вред, который был нанесен пострадавшему, должен быть возмещен виновным в натуральном виде. Существует понятие возмещения вреда в натуре, когда испорченное имущество компенсируется точно таким же или равноценным;
  • денежная компенсация за причиненный вред.

При этом к юридическим и физическим лицам предъявляются разные требования по возмещению ущерба, который был причинен земельному участку. К примеру, организация, которая своими действиями нанесла вред верхнему слою почвы или ее недрам, понесет наказание в денежном эквиваленте, большем, чем частный землепользователь (физическое лицо).

В свою очередь, в процессе судебного разбирательства чаще всего юридических лиц обязывают не просто возместить вред деньгами, а еще и восстановить состояние и качество земель.

Такая мера ответственности как возмещение вреда, известна еще со времен римского права и успешно применяется в современном законодательстве.

Возмещение вреда со стороны юридических лиц и граждан

Когда определен размер вреда, подлежащего возмещению, физическим лицам, индивидуальным предпринимателям и юридическим лицам предлагается данный вред возместить. Из возможных и прописанных на законодательном уровне видов возмещения возможны следующие:

  • при завладении участком без оснований и прав участок необходимо покинуть, вернув в пользование владельцу, кем бы он ни был (земли могут принадлежать как государственной власти, так и муниципальной, частному лицу или юридическому), траты при этом не возмещаются (возмещение в денежном эквиваленте не предусмотрено);
  • при порче земельного участка виновный, независимо от его статуса, обязуется привести почву и земельный участок в целом в надлежащий и пригодный вид, при этом осуществляется вся процедура исключительно за счет виновного (то есть материальные затраты виновный несет);
  • даже если виновный или пострадавший теряет право на пользование землей в силу каких-то обстоятельств, никто не освобождает земельного правонарушителя от ответственности и возмещения причиненного вреда.

Примечательно, что в судебной практике чаще всего встречаются случаи, когда два первых пункта имеют место быть одновременно, то есть тот, кто незаконно завладел чужим участком при его эксплуатации еще и причинил ему вред, обязуется не просто его покинуть, вернув собственнику, но и привести в надлежащий и пригодный для целевого использования вид.

На практике бывает так, что организация, использующая земли, которые не находятся в ее собственности, причиняют вред почве и экосистеме, что позволяет реализовать в полной мере статью 76 Земельного кодекса России: и освободить участок, и привести его в надлежащий и первоначальный вид, даже если самой организации уже не существует или земля никем не будет использована в ближайшее время.

Физические лица чаще всего просто освобождают занятый нечестным путем участок. Но если на нем имеются незаконные постройки и недвижимые объекты, то их обязывают сносить их за собственный счет.

Если, к примеру, человек занял участок, построил на нем дом, жил в нем, а потом оказалось, что прав на эту землю у него нет, он не просто освобождает ее, но и сносит самостоятельно свой дом, вывозит образовавшийся мусор, приводит участок в первоначальный вид. Такие ситуации случаются в судебной практике нечасто, но имеют место быть.

Расчет стоимости ущерба, причиненного земле

Для того чтобы оценить, насколько сильный ущерб был причинен земле, на место земельного правонарушения отправляются уполномоченные представители государственного земельного контроля, которые в ходе проверок и экспертиз устанавливают размер вреда.

После того как этот размер был определен, виновному лицу выдается предписание и акт, согласно которым он обязан принять соответствующие меры.

При расчете размера ущерба учитывается несколько факторов:

  • кем был нанесен вред (госорганы, муниципальные, физические лица, ИП или юридические лица);
  • насколько сильно пострадала почва и недра;
  • сколько времени и средств займет восстановление;
  • как сильно пострадала естественная экосистема;
  • чем грозит дальнейшее распространение вреда.

При использовании вредных химических средств, вызвавших эрозию почвы, вред, нанесенный частным лицом — обычным рядовым гражданином-землепользователем — обычно существенно меньше, чем при аналогичном поступке юридическим лицом (к примеру, большой компанией). Не говоря уже о том, что на конечный размер ущерба влияет и площадь земли, которой был нанесен вред, и то, в какой форме он был нанесен.

Примечательно, что платность природопользования и возмещение вреда окружающей среде, подразумевает, что юридическое лицо, использующее землю по принципу бессрочного договора, обязаны перезаключить его на арендный или оформить его в собственность. К физическим лицам иногда тоже применяется данная форма, но не везде она получает реализацию.

Способы и порядок возмещения вреда, причиненного земле

Одним из способов возмещения ущерба является возврат в натуре, когда одно испорченное имущество заменяет другим или аналогичным. Если в предписании уполномоченного органа указано, что виновный обязан возместить вред в натуре, то именно так и нужно поступать.

Порядок возмещения вреда по земельным нарушениям подразумевает следующие действия:

  • проверку и экспертизу уполномоченных органов;
  • указание на нарушения, составление предписания;
  • выполнение со стороны виновного лица обязательств по предписанию;
  • контроль за исполнением уполномоченных надзорных органов;
  • передача дела о земельном правонарушении в судебные инстанции, в случаях, если виновный не исполнил предписание в срок.
Читайте также:  Статья 2. Соглашение о разделе продукции

Виновные лица, которым было вынесено предписание, при несогласии с ним, могут обратиться в суд для того, чтобы защитить свои права, указав на неточности проверки, результатов экспертизы. Чаще всего на практике встречаются случаи, когда экспертиза проводится независимыми специалистами за счет того, кого признают виновным в судебном порядке.

Кузнецов Федор Николаевич

Опыт работы в юридической сфере более 15 лет; Специализация — разрешение семейных споров, наследство, сделки с имуществом, споры о правах потребителей, уголовные дела, арбитражные процессы.

Топ 10 споров о возмещении вреда окружающей среде (август 2020г.)

02.09.2020

Примерное время чтения: 25 мин.

* Мониторинг решений был проведен в августе.

1. Взыскание денежной компенсации вреда возможно только в отношении веществ, которые подлежат государственному регулированию, и в отношении которых установлены ставки платы за негативное воздействие на окружающую среду.

  • Министерство природопользования Рязанской области обратилось в суд с исковым заявлением к ООО «БиоФармКомбинат» о взыскании вреда, причиненного водным объектам.
  • Как установлено судами, Министерством в ходе проведения административного расследования при отборе проб воды установлено превышение содержания опасного вещества в сточной воде Общества ПДК[1] для водоемов рыбохозяйственного назначения.
  • Суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили требования Министерства.

Суд кассационной инстанции не согласился с выводами судов, поскольку вещество («жиры»), в отношении которого Министерством осуществлен расчет вреда, отсутствует в Перечне загрязняющих веществ[2], в отношении него не установлены ставки платы за негативное воздействие[3].

Из обжалуемых судебных актов не представляется возможным определить, по каким критериям жиры отнесены к вредным веществам и какие таксы по жирам применены при исчислении размера ущерба, не приведены мотивы, по которым их применение признано обоснованным.

Также, в нарушение положений Методики № 87[4], расчет вреда произведен без учета величин фоновых концентраций качества воды водного объекта.

С учетом этого, суд кассационной инстанции направил дело на новое рассмотрение.

Постановление АС ЦО от 16.07.2020 по делу № А54-3870/2019

2. От соблюдения требований законодательства при принятии мер по рекультивации загрязненных земельных участков зависит возможность возложения на причинителя вреда обязанности возместить ущерб сверх понесенных затрат.

  1. В результате несанкционированного подключения к принадлежащему ООО«Лукойл — Западная Сибирь» трубопроводу, произошел разлив нефти на двух земельных участках из земель населенных пунктов.

  2. Согласно заключению по результатам исследований отобранных проб почвы ФГБУ «ЦЛАТИ по УФО», на загрязненных участках обнаружено превышение содержания нефтепродуктов в 114 раз и хлоридов в 14 раз по сравнению с фоновыми показателями на прилегающей территории.

  3. Поскольку Обществом в добровольном порядке вред возмещен не был, Северо-Уральское межрегиональное управление Федеральной службы по надзору в сфере природопользования обратилось в арбитражный суд с соответствующим иском.
  4. Судом первой инстанции требования удовлетворены.

  5. Решение отменено судом апелляционной инстанции в связи с добровольным возмещением Обществом вреда посредством рекультивации нефтезагрязненных земельных участков, восстановлением свойств почвы и значительным превышением понесенных при этом расходов над размером исчисленного Управлением ущерба.

  6. Апелляционный суд пришел к выводу о доказанности факта восстановления Обществом нарушенного состояния загрязненных земельных участков путем выполнения необходимых мероприятий, результатом которых явилось достижение допустимого уровня остаточного содержания нефтепродуктов в почвах, тогда как Управление не представило доказательства причинения почвам на спорных земельных участках трудновосполнимого или невосполнимого вреда.
  7. Кассационный суд, направляя дело на новое рассмотрение, указал, что достижение регионального норматива содержания нефтепродуктов в почвах без иных доказательств, отражающих качественное изменение окружающей среды, не может свидетельствовать о полном восстановлении экологического вреда в результате проведенных мероприятий; представленные Обществом протоколы количественного химического анализа почв подтверждают лишь то, что в поверхностном слое почвы, завезенной при проведении рекультивации земельных участков, не содержатся нефтепродукты в размере, превышающем региональный норматив; при этом не дана оценка доводам Управления об отсутствии доказательств освидетельствования рекультивированных земельных участков уполномоченным органом в установленном порядке.

Постановление АС ЗСО от 06.08.2020 по делу № А75-9185/2019

3. По делу о взыскании вреда, причиненного окружающей среде, подлежит доказыванию наличие четырех квалифицирующих признаков: факт нарушения; наличие причинной связи между допущенным нарушением и возникшими убытками; размер требуемых убытков; факт принятия мер к предотвращению убытков. Только совокупность всех данных признаков позволяет принять решение о взыскании убытков.

ДПРР ЯНАО обратился в суд с иском к ПАО «НК «Роснефть» о возмещении ущерба, об обязании в течение 7 месяцев с даты вступления в силу решения суда разработать и согласовать с Департаментом проект рекультивации участков лесного фонда, рекультивировать участки лесного фонда и предоставить Департаменту акт о рекультивации.

Как следует из материалов дела, при осмотре лесного участка Департаментом выявлены пятна маслянистой жидкости с характерным запахом нефтепродуктов. По мнению Департамента, поскольку лицензия на право пользования недрами для разведки и добычи полезных ископаемых на Харампурском участке недр выдана Обществу, то именно оно ответственно за причинение вреда участкам лесного фонда.

При этом судами установлено, что Общество не является арендатором земельного участка, на котором выявлено нефтезагрязнение, на данном лесном участке Общество не выполняло работы, связанные с эксплуатацией месторождений, строительством объектов инфраструктуры и иные работы.

На трубопроводе, принадлежащем Обществу, некатегорийные отказы трубопровода отсутствуют. Выявленная замазученность участка находится вне технологического коридора трасс трубопроводов.

С учетом данных обстоятельства суды пришли к выводу о том, что Департаментом не доказан факт причинения Обществом вреда почве, не доказаны противоправность действий (бездействия) Общества, направленных на причинение вреда почве, а также причинная связь между действиями (бездействиями) Общества и причиненным вредом.

Постановление АС МО от 30.07.2020 по делу № А40-307239/2019

4. Возложение на ответчика обязанности возместить вред, причиненный окружающей среде, в виде взыскания убытков без учета выполнения ответчиком фактических мероприятий по устранению нарушений лесного законодательства во исполнение судебного акта, возложившего на него такие обязанности, не соответствует закону не способствует целям и функциям юридической ответственности.

Ленинградское ОГКУ «Ленобллес» и государственный лесной инспектор Ленинградской области обратились в суд с иском к ООО «Лель-ЭКО» о взыскании ущерба, нанесенного лесному хозяйству.

Как видно из материалов дела, при патрулировании территории лесничества обнаружено лесонарушение – самовольное использование лесов на увеличение площади полигона ТБО.

При этом по делу № А56-70755/2016 прокурором заявлены требования об истребовании из незаконного владения Общества спорного земельного участка об освобождении данного участка от отходов и приведении в состояние, пригодное для последующего использования в сфере лесного хозяйства. Иск удовлетворен в полном объеме.

Суд, удовлетворяя иск уполномоченных органов, не учел судебные акты по делу № А56-70755/2016 и взыскал убытки по соответствующей методике[5].

Судом кассационной инстанции дело направлено на новое рассмотрение, т. к. судами не исследован факт возможной двойной ответственности за одно и то же нарушение.

Кассационный суд указал, что, поскольку целью ответственности за причинение вреда окружающей среде является достижение компенсации, восстановления ее нарушенного состояния, истец вправе выбрать способы возмещения вреда, а суд – применить тот, который наиболее соответствует этой цели.

Однако возложение на ответчика обязанности возместить вред, причиненный окружающей среде, в виде взыскания убытков без учета выполнения им мероприятий по устранению нарушений лесного законодательства во исполнение судебного акта, возложившего на него такие обязанности, не соответствует положениям закона[6] и не способствует целям и функциям юридической ответственности.

Постановление АС СЗО от 20.07.2020 по делу № А56-27589/2017

5. Превышение суммы затрат на мероприятия по предупреждению сверхнормативного сброса загрязняющих веществ в водный объект над суммой денежной компенсации вреда, рассчитанной по методике, может является основанием для отказа во взыскании исчисленной суммы вреда.

  • На основании решения о предоставлении водного объекта в пользование ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга» осуществляет сброс сточных вод в реку Славянку.
  • По итогам оперативного выезда в отношении Предприятия возбуждено административное расследование, в ходе которого экспертной организацией были отобраны пробы сточной воды на выпуске ОбщМет и природной воды в реке Славянке в 20 м выше и 200 м ниже выпуска ОбщМет.
  • Поскольку лабораторными исследованиями установлены ухудшение качества воды в реке Славянке и негативное влияние сточных вод на водный объект, Департаментом Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Северо-Западному федеральному округу в соответствии с требованиями Методики № 87 рассчитан размер вреда, причиненного водному объекту, и подан иск в суд в связи с неоплатой Предприятием рассчитанного размера вреда.
  • Суды пришли к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения иска на основании следующего.

Предприятием заключен договор на выполнение строительно-монтажных работ по объекту «Наружные канализационные сети по Северному проезду для переключения выпуска ОбщМет на сети коммунальной канализации» со сроком окончания работ 30.11.2019. Это мероприятие направлено на предупреждение сверхнормативного сброса загрязняющих веществ в водный объект. Предприятием представлены в Департамент копии документов, подтверждающих несение в 2018 году затрат в сумме, превышающей размер вреда, исчисленного по Методике № 87.

Ссылка на основную публикацию