Статья 8. Адвокатская тайна

Под адвокатской тайной, в большинстве случаев понимается, вся та информация, что получена адвокатом от его доверителя. Но что в частности относится к этому, попробуем разобраться ниже в статье подробнее.

Статья 8. Адвокатская тайна

Почти все знают, о том, что говорится между адвокатом и его или ее клиентом, считается конфиденциальной информацией, но вы можете не знать, что существуют ограничения, на эту конфиденциальность и каковы именно эти ограничения.

Адвокатская тайна — это правило, которое сохраняет конфиденциальность общения между юристами и клиентами. Согласно этому правилу адвокаты не имеют права разглашать секреты своих клиентов, а другие не могут их принуждать. Цель привилегии состоит в том, чтобы побудить клиентов, открыто делиться информацией со своими адвокатами и позволить адвокатам обеспечить эффективное представительство.

Как правило адвокатской тайны применяется, когда:

  1. фактический или потенциальный клиент общается с юристом относительно юридической консультации;
  2. адвокат действует в профессиональном качестве (а не, например, как друг);
  3. клиент хотел, чтобы сообщения были частными и действовали соответственно;

Адвокаты не могут раскрывать устные или письменные сообщения клиентам, которые клиенты обоснованно ожидают остаться частными.

Адвокат, получивший доверенности клиента, не может повторить их кому-либо за пределами юридической группы без согласия клиента.

В этом смысле привилегия принадлежит клиенту, а не адвокату — клиент может решить утратить (или отказаться) от привилегии, но адвокат не может.

Как правило, эта привилегия остается в силе даже после того, как отношения между адвокатом и клиентом заканчиваются, и даже после смерти клиента. Другими словами, адвокат никогда не может разглашать секреты клиента без разрешения клиента, если не применяется какое-либо исключение

Исходя из названия, адвокатская тайна означает, что адвокат не способен делиться устными или письменными заявлениями своего клиента или тем, что он сделал своему клиенту, без разрешения этого клиента.

Даже если потенциальный клиент обсудит дело с адвокатом, а затем выберет другого юридического представителя для своего дела, этот первый адвокат не сможет раскрыть что-либо обсуждаемое во время их консультации, потому что он или она действовал в качестве адвоката в то время.

Помните о том, что вы говорите адвокату, защищено только в том случае, если этот адвокат работал на вас в качестве правоспособного. Если вы разговариваете со своим другом, который является юристом, или с кем-то из совета директоров, который оказывается адвокатом, то, что вы говорите, не будет защищено, потому что это лицо не действовало в качестве вашего законного представителя в то время.

Вы также не имеете права сообщать своему адвокату о будущем преступлении, которое вы намерены совершить, и ожидать, что эта информация останется конфиденциальной в будущем.

Суды постановили, что ваш адвокат будет вынужден свидетельствовать об этой информации только в том случае, если преступление было совершено, а не если оно просто обсуждалось в качестве плана.

Суды, как правило, разрешают клиентам задавать общие гипотетические вопросы о потенциальных преступлениях, не требуя при этом от адвоката нарушения конфиденциальности.

Если вам нужно признаться в своем намерении совершить будущее преступление, а не просто задавать гипотетические вопросы, рассмотрите возможность исповедания вместо этого священника (хотя всегда следите за тем, чтобы священник, которому вы хотите исповедоваться, обязан сохранять конфиденциальность, как это делают католические священники).

В некоторых ситуациях ваш адвокат может быть этически обязан раскрыть определенные сообщения или подвергнуть риску дисциплинарные взыскания или даже уголовные обвинения.

Например, если вы сообщили своему защитнику, что кто-то другой собирается дать или дал ложные показания, если вы обнаружите местонахождение пропавшего без вести лица, чья жизнь находится в непосредственной опасности, или если вы угрожаете причинить вред кому-либо, имеющему отношение к делу, в этом случае ваш адвокат, возможно, должен будет сообщить, что вы сказали, в суд или полицию в зависимости от ситуации. Кроме того, если вы предоставите своему адвокату основную часть доказательств, ему или ей, возможно, придется передать их в полицию или прокуратуру.

По закону вы обязаны отказаться от конфиденциальности ваших сообщений с вашим адвокатом, если вы примете против него дисциплинарные или юридические меры.

Это связано с тем, что человек должен быть в состоянии предоставить все разумные доказательства, чтобы защитить себя от обвинений без необходимости ходить на цыпочках по сообщениям, которые могут быть в самом центре дисциплинарного или судебного разбирательства.

К счастью, немногие клиенты оказываются в положении, когда они считают необходимым принять меры против адвоката, особенно когда этот адвокат пользуется уважением.

Если, например, если клиент говорит своему адвокату, что он ограбил банк или солгал об активах во время развода, адвокат, вероятно, не сможет раскрыть эту информацию.

Но если клиент инициирует общение с адвокатом с целью совершения преступления или мошенничества в будущем, привилегия адвокат-клиент обычно не применяется. Аналогичным образом, большинство городов разрешают или требуют, чтобы адвокаты рассказывали сведения, полученные от клиента, которая предотвратит смерть или серьезные травмы. У многих есть подобное правило, когда раскрытие конфиденциальной информации в противном случае может предотвратить или исправить финансовый ущерб в результате преступления или мошенничества. Статья 8. Адвокатская тайна

Какие сведения составляют адвокатскую тайну

Обыски, прослушка, налоговые проверки: как нарушается адвокатская тайна — новости Право.ру

Для защиты адвокатской тайны нужны законодательные изменения. Во-первых, признание верховенства адвокатской тайны над налоговой, банковской и другими тайнами, а также над ведомственными инструкциями. Эксперты уверены: без этого шага нарушения не прекратятся.

«Например, в законодательстве об оперативно-розыскной деятельности (ОРД) нет гарантий сохранения адвокатской тайны, поэтому обследования помещений адвокатских образований на практике мало отличаются от обысков.

Я считаю: если в УПК закреплены гарантии при проведении обысков, выемок и осмотров у адвокатов, то они должны быть детализированы и в законе об ОРД», – уверена юрист фирмы BGP Litigation Елена Манакова. Во-вторых, введение уголовной ответственности.

«Уголовная ответственность за воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования есть, а ответственности за воспрепятствование работе адвоката и нарушение адвокатской тайны – нет. Ее отсутствие приводит к безнаказанности и вседозволенности, а также порождает дальнейшее ограничение права на защиту», – считает партнер АБ «ЗКС» Алексей Буканев.

«Единственный способ бороться с этим произволом, на мой взгляд, – усиление ответственности судей, сотрудников следствия, оперативных и иных служб, а также неотвратимость этой самой ответственности.

Ведь достаточно показательно наказать сотню следователей и хотя бы десятка полтора нерадивых судей, спустя рукава исполняющих свои обязанности, как остальные задумаются, стоит ли им ради непонятной выгоды либо вследствие безалаберности нарушать закон и ставить под удар свою карьеру, а то и свободу», – заявила адвокат «Забейда и партнеры» Светлана Мальцева. Адвокатское сообщество также должно жестко реагировать на нарушение адвокатской тайны с привлечением СМИ. «Нужно формировать неприемлемое отношение к подобным действиям», – отметил управляющий партнёр АК «Бородин и Партнёры», советник ФПА РФ Сергей Бородин.

Как нарушается адвокатская тайна

Адвокаты и правоохранители

Согласно п. 3. ст. 8 закона об адвокатской деятельности, проведение оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ) и следственных действий в отношении адвоката допускается только на основании судебного решения. Но на практике вполне возможны и обыски в жилищах защитников, и осмотры занимаемых ими помещений без санкции суда.

«Зачастую указанные действия совершаются правоохранителями намеренно – чтобы прочитать, проанализировать и использовать полученную информацию отнюдь не для целей защиты прав гражданина», – объяснила Мальцева.

«Чтобы сохранить конфиденциальность сведений, составляющих адвокатскую тайну, адвокату необходимо вести делопроизводство отдельно от принадлежащих доверителю документов и материалов», – считает к. ю. н., адвокат КА города Москвы «Барщевский и Партнеры» Юлия Жиронкина.

А ФПА даже предписывает адвокатскому образованию разместить компьютер, в котором хранится вся информация о доверителях и их делах, в отдельном помещении с защитой от вторжения; при этом наиболее важные сведения лучше держать на сервере в зашифрованном виде.

В этом сюжете

В 2015 году несколько адвокатов обжаловали в судах общей юрисдикции обыски и выемки в их коллегиях. Они не добились успеха и обратились с запросом в Конституционный суд. Тот решил, что обыски адвокатских офисов допустимы, но при этом необходимо четко регламентировать процедуру, чтобы удержать правоохранителей от соблазна выйти за рамки своих задач (см.

«Обыск у адвоката: как применить определение КС»). ЕСПЧ тоже высказывался по этому поводу. В деле «Юдицкая и другие против РФ» (жалоба № 5678/06) заявители обжаловали незаконный обыск и изъятие компьютеров в помещении юридической фирмы.

ЕСПЧ признал, что постановление о проведении обыска было сформулировано расплывчато и в нем не объяснялось, почему недостаточно обыскать только служебный кабинет одного лица и проверить только принадлежавший ему компьютер. В связи с этим ЕСПЧ сделал вывод о нарушении прав заявителей.

«Тем не менее еще случаются обыски у адвокатов, во время которых правоохранительные органы изымают все информацию, в том числе не относящуюся к конкретному делу», – заявила адвокат национальной ЮК «Митра» Алина Зеленская. 

Читайте также:  Статья 8. требования, предъявляемые к третейскому судье

Адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с его деятельностью (п. 2 ст. 8 закона об адвокатской деятельности). «Несмотря на существование режима адвокатской тайны, все еще распространен допрос адвокатов в качестве свидетелей на стадии предварительного расследования.

При этом, к сожалению, такие доказательства признаются допустимыми», – отметила Зеленская. Так, по одному делу адвокат уклонился от дачи пояснений относительно оказанных им юридических услуг, ссылаясь на адвокатскую тайну.

На это суды лишь признали за ним право ходатайствовать о проведении закрытого судебного заседания, которым он не воспользовался (№ Ф10-2213/2017). «В случаях, когда интересы адвокатской тайны пересекаются с интересами госорганов, требования последних рассматриваются как приоритетные.

При возникновении сомнений адвокатам рекомендуется консультироваться со своей территориальной Адвокатской палатой, а также учитывать, что законодательство прежде всего защищает интересы доверителя, а не предоставляет адвокатам иммунитет», – сообщила юрист КА «Ковалев, Тугуши и партнеры» Арина Макарова.

«Представители доктрины и практики зачастую отмечают, что правомерно разглашение адвокатской тайны, если адвокату стало известно о готовящемся или совершенном преступлении. По моему мнению, это не так: поверенный не вправе нарушить иммунитет доверителя, который обратился к нему за помощью», – заявил Бородин.

Адвокаты и мобильная связь

Бывает, при прослушивании телефона подозреваемого перехватываются его разговоры с адвокатом. В 2003 году Мурманская областная прокуратура возбудила уголовное дело в отношении Владимира Дудченко, который подозревался в руководстве организованной преступной группы.

В ходе расследования суд дал санкцию на проведение скрытых ОРМ, в том числе на прослушивание телефона Дудченко. Впоследствии выяснилось, что среди перехваченных звонков были и разговоры с защитником.

Дудченко обратился в ЕСПЧ, где подтвердили: такие разговоры не могут использоваться в качестве доказательства по уголовному делу (дело «Дудченко против России», жалоба № 37717/05). «Прослушивание и запись разговоров с доверителем стали практически нормой у правоохранительных органов.

Известен случай, когда в СИЗО рукописные записи подозреваемого запретили выносить из следственной комнаты, требуя передать их через администрацию, что предусмотрено ведомственными инструкциями», – сообщил Буканев.

Статья 8. Адвокатская тайна

В связи с принятием «закона Яровой», который предписывает хранить все разговоры и переписку россиян, появилась новая угроза для соблюдения адвокатской тайны.

«В наше время бешеных скоростей, огромных расстояний, пробок и всеобщего цейтнота далеко не каждый адвокат сможет лично встречаться с доверителем для обсуждения дела и передачи документов. Сейчас для этого повсеместно используются электронные средства связи, которые, к сожалению, никоим образом не защищены от постороннего вмешательства.

Причем как преступного, так и вполне законного со стороны спецслужб. Гарантии, что работники спецслужб не получат незаконного доступа к переписке либо переговорам адвоката со своим доверителем, никто не даст», – отметила Мальцева.

И хотя критика «закона Яровой» заставила власти перенести сроки его реализации с июля на октябрь 2018 года, эксперты советуют уже сейчас чаще использовать облачные сервисы и мессенджеры, ключи от которых отсутствуют у правоохранителей. А особо ценные данные и документы лучше передавать при личной встрече. 

Адвокаты и банки

У большинства сотрудников банков есть доступ ко всем операциям клиента. Если клиент работает адвокатом, то эти операции могут быть связаны с его деятельностью и сопровождаться пояснениями цели перевода: например, «на экспертизу по делу № 1720/18» или «за госпошлину от истца Иванова».

«А если говорить об иностранных доверителях или субподрядчиках, то банку доступны и инвойсы (счета-фактуры), и акты.

Действующее законодательство не дает адвокатам эффективных инструментов, которые позволили бы исключить эту ситуацию полностью», – сообщила управляющий партнер АБ «Юсланд», адвокат Елена Легашова. 

Является ли это нарушением адвокатской тайны? Большинство юристов сошлись на том, что не является. «Соответствующая информация защищена банковской тайной и не подлежит произвольному раскрытию, а требование конфиденциальности связывает в равной мере всех сотрудников кредитной организации», – отметила адвокат, советник КА «Муранов, Черняков и партнеры» Ольга Бенедская.

«Законодательством не предусмотрена процедура передачи сведений, составляющих банковскую тайну, между ее сотрудниками. Значит, банк должен сам контролировать взаимодействие между сотрудниками, именно на нем лежит обязанность по созданию системы, гарантирующей неразглашение банковской тайны», – считает Макарова.

При этом Легашова посоветовала не указывать сведения, конфиденциальность которых целесообразно сохранить. 

Адвокаты и налоговая

ФНС вправе требовать от адвокатов и адвокатских образований сведения, которые необходимы для оценки налоговых последствий, заключаемых с клиентами сделок (№ 451-О-П). Эти сведения составляют налоговую тайну и защищаются от разглашения в силу закона.

Например, в деле «Бриту Ферринью Бешига Вилла-Нова против Португалии» (жалоба № 69436/10) заявительница-адвокат не уплатила НДС с полученных гонораров и получила из налогового органа запрос о представлении выписки с ее личного банковского счета. Она отказалась это сделать, сославшись на профессиональную и банковскую тайну.

ЕСПЧ пришел к выводу: решение этого вопроса требовало консультации с коллегией адвокатов, что не было обеспечено национальным судом. В связи с этим ЕСПЧ признал нарушение и присудил компенсацию.

Когда госорганы в пределах своей компетенции требуют от банков предоставить информацию, которая составляет адвокатскую тайну, адвокатская тайна трансформируется в налоговую.

«Налоговые органы вправе запрашивать информацию по счетам и вкладам, а также выписки по операциям.

Поэтому целесообразно ввести отдельную форму для предоставления таких запросов, в которых бы содержались лишь обобщенная информация о назначении платежа и сумма,» – считает Зеленская. 

Адвокаты и терроризм

Легашова рассказала: одним из самых спорных изъятий из режима адвокатской тайны считается вопрос об исполнении ст. 7.1 закона о противодействии легализации доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма.

Так, если у адвоката есть подозрения, что осуществляемые им по просьбе клиента операции направлены на отмывание преступных доходов или финансирование терроризма, он обязан уведомить об этом Росфинмониторинг. Совет ФПА даже рекомендовал всем адвокатам зарегистрировать на сайте этого ведомства личный кабинет (решение ФПА от 04.12.2017).

«Безусловно, адвокат не должен участвовать в сомнительных операциях, совершаемых доверителем. В случае появления обоснованного сомнения адвокат вправе отказаться от принятого поручения по гражданскому делу. В тоже время возложение на адвоката функций контроля за деятельностью своего доверителя входит в противоречие с обязанностью соблюдать адвокатскую тайну.

При возникновении конфликта норм приоритет должен отдаваться закону об основах адвокатской деятельности», – считает адвокат КА города Москвы «Барщевский и Партнеры» Андрей Цибульский. 

Адвокатский запрос

Адвокат вправе направлять в органы госвласти, местного самоуправления, общественные объединения и иные организации адвокатский запрос (ч. 1 ст. 6.1 закона об адвокатской деятельности).

«При адвокатском запросе по установленной форме происходит доступ третьих лиц к адвокатской тайне, и он становится возможен даже без судебного контроля, то есть не судья решает, можно ли третьим лицам получить доступ к тайнам доверителя.

Может сложиться ситуация, когда постепенно адвокатская тайна перестанет быть тайной, а адвокат будет не способен оказать квалифицированную юридическую помощь, что не соответствует положениям ст. 48 Конституции РФ», – считает старший юрист КА «Ковалев, Тугуши и партнеры» Ксения Степанищева. 

Недавно Минюст разработал проект приказа, который упрощает требования к форме и порядку оформления адвокатского запроса.

Если его примут, указание в адвокатском запросе данных лица, в интересах которого действует адвокат, будет необходимо только в случае согласия доверителя.

Кроме того, не потребуется обоснования получения запрашиваемых сведений (см. «Минюст исправит форму адвокатского запроса»). 

Кс запретил допрашивать адвокатов без постановления суда

Статья 8. Адвокатская тайна Youtube

На портале официального опубликования правовых актов 14 мая размещено определение Конституционного суда РФ, в котором разъясняется, возможен ли допрос адвоката в качестве свидетеля по делу своего доверителя.

В КС с жалобой на неконституционность ст. 38, 88, 113, 125 и ч. 1 ст. 152 УПК РФ, а также ч. 2 ст. 7 закона о Следственном комитете РФ обратились два жителя Ярославской области. Олег Крупочкин был адвокатом Владимира Зубкова, обвинявшегося в двух покушениях на мошенничество и в фальсификации доказательств по гражданскому делу.

В декабре 2017 года следователь СУ СКР по Ярославской области подал в Кировский районный суд Ярославля ходатайство о разрешении допросить Крупочкина в качестве свидетеля и провести с его участием очную ставку в рамках расследования уголовного дела Зубкова.

Суд пришел к выводу, что целью данных следственных действий служит проверка причастности Крупочкина к содеянному Зубковым, и указал на необходимость руководствоваться при уголовном преследовании адвоката положениями главы 52 УПК РФ об особенностях производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц.

В удовлетворении ходатайства постановлением суда от 21 декабря было отказано.

Однако на основании постановления следователя от 25 декабря 2017 года Крупочкин был подвергнут приводу к следователю без предварительного судебного решения для допроса об обстоятельствах представления им в суд по гражданскому делу с участием Зубкова подложной копии договора. Ранее сам адвокат, ссылаясь на свой статус представителя Зубкова в гражданском деле и его защитника в уголовном деле, явиться на допрос и дать показания отказался.

Читайте также:  Статья 27. Содействие суда в получении доказательств

Крупочкин обратился в Кировский райсуд с жалобой на постановление следователя, на действия и бездействие сотрудников правоохранительных органов, связанные с его приводом и допросом.

Однако постановлением от 19 марта 2018 года, оставленным без изменения апелляционным постановлением Ярославского областного суда, суд отказал в удовлетворении жалобы в части признания незаконными решения следователя и самого привода, а в остальном производство по жалобе прекратил.

В октябре 2018 года при рассмотрении уголовного дела Зубкова, в котором Крупочкин участвовал в качестве защитника, Дзержинский суд Ярославля удовлетворил заявление стороны обвинения об отводе Крупочкина ввиду того, что в данном деле тот является свидетелем.

В связи с этим Зубков и Крупочкин обратились в КС РФ, требуя признать неконституционными положения ряда статей УПК РФ и закона об СКР.

По их мнению, указанные нормы не соответствуют Основному закону, поскольку позволяют без предварительного решения суда производить в отношении адвоката оперативно-разыскные мероприятия и следственные действия, в частности наблюдать за адвокатом, задерживать его, осуществлять привод на допрос в качестве свидетеля, допрашивать в этом качестве, применять к нему иные подобные меры.

КС, ознакомившись с жалобой, отметил, что необходимая составляющая права пользоваться помощью адвоката – обеспечение конфиденциальности сведений, сообщаемых адвокату его доверителем, которая выступает не привилегией адвоката, а гарантией законных интересов его доверителя, подлежащих защите в силу Конституции РФ.

Право не свидетельствовать против самого себя означает не только отсутствие у лица обязанности давать против себя показания в качестве свидетеля, подозреваемого, обвиняемого, но и запрет на принудительное изъятие и использование таких сведений, если они были ранее доверены адвокату под условием сохранения их конфиденциальности.

Конституционные предписания и корреспондирующие им нормы международного права, исключающие возможность произвольного вмешательства в сферу индивидуальной автономии личности, обязывают государство обеспечивать в законодательстве и правоприменении такие условия для реализации гражданами права на юридическую помощь и для эффективного осуществления адвокатами деятельности по ее оказанию, при которых гражданин имеет возможность свободно сообщать адвокату сведения, которые он не сообщил бы другим лицам, а адвокат – возможность сохранить конфиденциальность полученной информации.

Признание и обеспечение со стороны государства конфиденциального характера любых сношений и консультаций между юристами и их клиентами в рамках их профессиональных отношений провозглашаются Основными принципами, касающимися роли юристов (приняты восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями в 1990 году).

Кодекс поведения для юристов в Европейском сообществе (принят в 1998 году) также относит к основным признакам адвокатской деятельности обеспечение клиенту условий, когда он может свободно сообщать адвокату сведения, которые не сообщил бы другим лицам, и сохранение адвокатом как получателем информации ее конфиденциальности, поскольку без уверенности в конфиденциальности не может быть доверия. При этом требованием конфиденциальности определяются права и обязанности адвоката, имеющие фундаментальное значение для профессиональной деятельности: адвокат должен соблюдать конфиденциальность в отношении всей информации, предоставленной ему самим клиентом или полученной им относительно его клиента или других лиц в ходе оказания юридических услуг, причем обязательства, связанные с конфиденциальностью, не ограничены во времени.

В соответствии со ст. 56 УПК РФ не подлежат допросу в качестве свидетелей адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого – об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием.

Однако такие гарантии распространяются лишь на те отношения подозреваемых, обвиняемых со своими адвокатами, которые не выходят за рамки оказания собственно профессиональной юридической помощи в порядке, установленном законом, т. е.

 не связаны с носящими уголовно-противоправный характер нарушениями ни со стороны адвоката, ни со стороны его доверителя (в частности, за пределами того уголовного дела, по которому доверитель в качестве подозреваемого, обвиняемого получает юридическую помощь адвоката), ни со стороны третьего лица.

Вмешательство органов государственной власти во взаимоотношения подозреваемого, обвиняемого с адвокатом может иметь место в исключительных случаях – при наличии обоснованных подозрений в злоупотреблении правом со стороны адвоката и в злонамеренном его использовании со стороны лица, которому оказывается юридическая помощь.

Если с учетом положений закона осуществление в отношении адвоката следственных действий возможно, то обыск, осмотр и выемка в его отношении допускаются при наличии предварительного судебного решения, как того требуют пункт 5.2 ч. 2 ст. 29 и ст. 450.1 УПК РФ.

Проведение в отношении адвокатов других следственных действий, включая допрос в качестве свидетеля, и оперативно-разыскных мероприятий также допускается только на основании судебного решения в силу предписаний п. 3 ст.

 8 закона об адвокатской деятельности и адвокатуре.

Эта норма, устанавливая для защиты прав и законных интересов данной категории лиц дополнительные гарантии, обусловленные их особым правовым статусом, пользуется приоритетом как специально предназначенная для регулирования соответствующих отношений.

Допрос адвоката в качестве свидетеля, тем более сопряженный с его принудительным приводом, проведенный в нарушение указанных правил без предварительного судебного решения, создает реальную угрозу для адвокатской тайны.

Последующий судебный контроль зачастую не способен восстановить нарушенное право доверителя на юридическую помощь: ни признание протокола допроса недопустимым доказательством, ни возвращение отведенному адвокату статуса защитника, ни привлечение следователя к ответственности не могут восполнить урон, нанесенный данному конституционному праву, при том что разглашенная адвокатская тайна уже могла быть использована стороной обвинения в тактических целях.

Таким образом, положения ст. 113 УПК РФ не предполагают привод адвоката к следователю для его допроса в качестве свидетеля об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием им юридической помощи, без предварительного судебного решения.

Проведение таких процессуальных действий в отношении адвоката с применением правовых норм вопреки их смыслу, выявленному Конституционным судом РФ в его решениях, само по себе не может служить основанием для отстранения этого адвоката от дальнейшего участия в качестве защитника в данном уголовном деле.

Положения ст. 38, 88, 125 и ч. 1 ст. 152 УПК РФ, а также ч. 2 ст. 7 закона о Следственном комитете РФ не исключают необходимости выполнения правоприменителями в процессе уголовного преследования всего комплекса мер по охране прав и законных интересов лиц и организаций в уголовном судопроизводстве, предусмотренных уголовно-процессуальным законом.

Действительные или предполагаемые нарушения права на юридическую помощь могут быть предметом судебного контроля в предусмотренном ст. 125 УПК РФ порядке, а также при рассмотрении уголовного дела по существу.

Проверка же законности и обоснованности правоприменительных решений, вынесенных в отношении заявителей, в компетенцию КС РФ не входит. Поскольку с учетом высказанных КС правовых позиций для разрешения поставленного вопроса не требуется вынесение итогового решения в виде постановления, жалоба заявителей не подлежит дальнейшему рассмотрению в заседании КС РФ.

Тайна адвокатов: о чем молчат юристы

Статья 8. Адвокатская тайна

Ст.8 ФЗ № 63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» закреплено, что адвокат должен держать в секрете сведения о доверителе, ставшие ему известными в ходе оказания юридической помощи. Именно данный закон с принятым в его исполнение Кодексом профессиональной этики адвоката  закрепляют основные принципы и правила сохранения профессиональной адвокатской тайны; гарантии же и механизмы реализации этих принципов и правил мы можем найти в самых различных законодательных актах, как из сферы уголовного процесса, так и из других отраслей права. Пункт 5  ст. 6 Кодекса профессиональной этики адвоката содержит открытый перечень сведений и документов, на которые распространяются правила профессиональной адвокатской тайны и которые определяют то, что к этой тайне относится: сведения о доверителе, собранные адвокатом по делу доказательства и документы, содержание данных доверителю правовых советов, условия заключённого соглашения, все адвокатское производство по делу, любые другие сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи.

Тайна адвоката — это гарантия анонимности отношений, возникающих между правоведом и его доверителем, а уверенность в её соблюдении – основа доверия к адвокату.

В целях обеспечения гарантий соблюдения профессиональной адвокатской тайны законодательно определены ограничения в отношении проведения процессуальных действий в отношении адвокатов, а именно:

  1. адвокатов запрещено допрашивать как свидетелей по обстоятельствам, ставшим им известными в процессе оказания правовых услуг.
  2. оперативно-розыскные мероприятия и следственные действия в отношении адвокатов разрешаются только на основании акта правосудия.

  3. обыск у адвоката (в используемых им помещениях) допускается только при возбуждении уголовного дела в отношении адвоката и на основании судебного решения; исключения составляют случаи, когда в указанных помещениях обнаружены признаки совершения преступления.

    в ходе обыска и выемки у адвоката запрещается изымать все адвокатские производства, фотографирование и иная фиксация адвокатского производства запрещается.

может ли адвокат раскрыть адвокатскую тайну, если доверитель не дал на это «добро»?

Этот вопрос считается спорным: с одной стороны, профессиональная этика заставляет адвоката молчать, но с другой стороны, есть ситуации, когда это молчание может привести к тяжким последствиям для других лиц. Адвокат в ходе оказания своих услуг может узнать о готовящемся или длящемся преступлении, но его действия в этой ситуации не регламентированы законом.

Адвокатская тайна действует бессрочно, и распространяется на всех сотрудников адвокатского образования, в том числе стажеров.

Кодекс профессиональной этики допускает разглашение адвокатом тайны без получения согласия доверителя только в случаях гражданско-правового спора с доверителем, а также при защите в рамках возбужденного в отношении адвоката уголовного дела или дисциплинарного производства; в указанных случаях адвокат может предать огласке сведения в том объёме, который посчитает разумно необходимым для обоснования своей позиции. Каждый случай индивидуален, но полагаю, что если у адвоката есть сомнения — нужно обращаться за советом в Палату адвокатов.

Если же вы считаете, что адвокат незаконно нарушил вашу тайну — подайте соответствующую жалобу в Палату адвокатов, где состоит юрист. Если факт нарушения будет установлен, адвокат может быть привлечен к дисциплинарной (вплоть до лишения статуса) и гражданско-правовой ответственности.

Как нарушаются тайны адвокатов?

С сожалением мне приходится констатировать, что сотрудниками правоохранительных органов довольно-таки часто предпринимаются действия, влекущие нарушение адвокатской тайны. Типичный пример — проведение обысков в жилых помещениях и офисах адвокатов, которые сопровождаются изъятием документов и компьютерной техники.

Опасность этого состоит в том, что правоохранительные органы могут «случайно» прихватить с собой документы, относящиеся к делам доверителей адвоката. Проблема решается ведением делопроизводства отдельно от бумаг доверителя. Кроме того, вся важнейшая информация должна храниться в зашифрованном формате на компьютере, расположенном в отдельном помещении.

Органами адвокатского сообщества (Федеральной палатой адвокатов, Адвокатской палатой г.

Москвы и другими адвокатскими палатами) приняты решения, содержащие механизмы и  рекомендации по обеспечению сохранности сведений, составляющих адвокатскую тайну: указано на необходимость составления и веления адвокатских производств по каждому из дел, по которому принято поручение, даны рекомендации по оформлению адвокатских производств, утверждены ответственные представители палат по вопросам нарушений адвокатской тайны, при каждом случае нарушений профессиональной тайны адвоката правоохранительными органами по конкретным делам принимаются меры реагирования в рамках имеющихся полномочий, введён в действие «горячий номер» телефона для уведомления палаты о всех случаях проведения обысков у адвокатов и др.

Помимо вышеуказанных, адвокатская тайна нарушается и иными способами, в числе которых:

  1. Прослушивание и запись телефонных разговоров, просмотр сообщений, отправленных с помощью электронных средств связи. Такие мероприятия могут применяться, например, если речь идет о преступлении против власти, терроризме, незаконном обороте наркотиков и т.д.

    Снизить риск вторжения правоохранительных органов в частную жизнь и адвокатскую тайну может использование мессенджеров, ключи от которых отсутствуют у правоохранителей. Еще я рекомендую все особо важные вопросы обсуждать в ходе личной встречи: на ней же можно передавать документы.

    По собственному опыту могу сказать, что указанные мероприятия применяются достаточно редко, и в целом по не представляющим большой общественной значимости и не резонансным делам доверители могут не беспокоиться о конфиденциальности при описанных обстоятельствах.

  2. Подача адвокатских запросов.

    Согласно утверждённой Минюстом РФ в декабре 2016 года новой форме адвокатского запроса в нем необходимо указать данные о лице, которому оказывается юридическая помощь, номер уголовного, гражданского или иного дела, то есть сведения, составляющие профессиональную тайну адвоката.

    Фактически к тайне получают допуск представители органа власти или организации без всякого судебного контроля. Возможно, ситуация изменится, когда  Минюст утвердит новую форму запросов, не содержащую такого изъяна.

  3. Получение информации из банка.

    Большинство финансовых операций между адвокатом и его доверителем проходит в безналичном формате, а это значит, что банкам становится известно о движении денег. В кредитных учреждениях действует банковская тайна, но не исключены ситуации, когда работники банков за вознаграждение передают финансовую информацию третьим лицам.

    Я считаю, что в данном случае имеет смысл сокрытие назначений денежных переводов, если по каким-то причинам их необходимо сохранить в секрете.

В моей практике нет случаев нарушения адвокатской тайны, поскольку я тщательно слежу за корректным ведением документации и отлично разбираюсь во всех тонкостях законодательства, регламентирующего деятельность адвоката.

Также я уделяю особое внимание технической стороне дела, поэтому в своей работе использую самое современное оборудование и программы. Следовательно, если вам важно, чтобы уголовный адвокат уделил особое внимание вопросам конфиденциальности при оказании Вам юридической помощи— обращайтесь ко мне. Я гарантирую не только качественную юридическую помощь, но и полную конфиденциальность, включающую полное закрытие доступа третьим лицам к информации о лице, заключившем соглашении, лице, которому оказывается помощь, сути и содержании юридической помощи, информации о лицах, проходящих по делу, имуществе и иной личной информации подзащитного, всей иной информации, относящейся к делу, по которому будет оказана правовая помощь, а также ставшей известной в связи с оказанием и (или) в ходе оказания правовой помощи по данному делу

Адвокатская тайна

Пожалуйста, выберите интересующий Вас подраздел.

В Законе об адвокатской деятельности и адвокатуре четко опре­делены понятие и правовой режим обеспечения адвокатской тайны, как и любых сведении, связанных с оказанием юридической помощи адвокатом своему доверителю, а также виды деятельности адвоката, в процессе осуществления которой сохраняется адвокатская тайна.

Предметом адвокатской тайны в свете вышесказанного являются: факт обращения доверителя к адвокату, характер и содержа­ние оказанной ему юридической помощи; любые сообщенные адво­кату сведения из личной, семейной, интимной, общественной, слу­жебной, хозяйственной и иной сфер деятельности доверителя (использование этих сведений в ходе адвокатской деятельности до­пускается только с согласия доверителя); любые документы, лич­ные записи доверителя и иные письменные, аудио- и видеоматериа­лы, информация на электронных носителях, полученные от дове­рителя или иным способом в связи с оказанием юридической помощи; сведения, полученные адвокатом в результате его участия в закрытых судебных заседаниях, за исключением содержания су­дебных актов, подлежащих публичному оглашению; принадлеж­ность доверителя к формальным и неформальным профессиональным, религиозным, общественным и иным объединениям граждан; любые другие сведения, связанные с оказанием юридической помо­щи, несанкционированное распространение которых может нанести вред законно охраняемым правам и интересам доверителя, адвоката и других лиц. В то же время следует иметь в виду обстоятельства, препятствующие адвокату принимать от граждан поручения на ока­зание юридической помощи в какой-либо форме. Такие обстоятель­ства перечислены в статье 6 части 4, подп. 1, 2 Федерального за­кона об адвокатской деятельности и адвокатуре.

Установлены ограничения для оперативных и следственных ор­ганов на производство оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий в отношении адвоката. Они допустимы только на основании судебного решения.

Эти правила должны дей­ствовать в отношении всего спектра адвокатской деятельности и не должны быть ограничены по месту и времени.

Уточнены отдельные места, используемые адвокатом для осуществления своей деятель­ности, а именно жилые и служебные помещения.

Статья 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»

1. Адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю.2. Адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием.3.

Проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) допускается только на основании судебного решения.

Полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) сведения, предметы и документы могут быть использованы в качестве доказательств обвинения только в тех случаях, когда они не входят в производство адвоката по делам его доверителей.

Указанные ограничения не распространяются на орудия преступления, а также на предметы, которые запрещены к обращению или оборот которых ограничен в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Статья 6 Кодекса профессиональной этики адвоката

1. Доверия к адвокату не может быть без уверенности в сохранении профессиональной тайны. Профессиональная тайна адвоката обеспечивает иммунитет доверителя, предоставленный последнему Конституцией Российской Федерации.2. Соблюдение профессиональной тайны является безусловным приоритетом деятельности адвоката.

Срок хранения тайны не ограничен во времени.3. Адвокат не может быть освобожден от обязанности хранить профессиональную тайну никем, кроме доверителя.4.

Без согласия доверителя адвокат вправе использовать сообщенные ему доверителем сведения в объеме, который адвокат считает разумно необходимым для обоснования своей позиции при рассмотрении гражданского спора между ним и доверителем или для своей защиты по возбужденному против него дисциплинарному производству или уголовному делу.5.

Правила сохранения профессиональной тайны распространяются на:- факт обращения к адвокату, включая имена и названия доверителей;- все доказательства и документы, собранные адвокатом в ходе подготовки к делу;- сведения, полученные адвокатом от доверителей;- информацию о доверителе, ставшую известной адвокату в процессе оказания юридической помощи;- содержание правовых советов, данных непосредственно доверителю или ему предназначенных;- все адвокатское производство по делу;- условия соглашения об оказании юридической помощи, включая денежные расчеты между адвокатом и доверителем;- любые другие сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи.6. Адвокат не вправе давать свидетельские показания об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с исполнением профессиональных обязанностей.7. Адвокат не может уступить кому бы то ни было право денежного требования к доверителю по заключенному между ними соглашению.8. Адвокаты, осуществляющие профессиональную деятельность совместно на основании партнерского договора, при оказании юридической помощи должны руководствоваться правилом о распространении тайны на всех партнеров.9. В целях сохранения профессиональной тайны адвокат должен вести делопроизводство отдельно от материалов и документов, принадлежащих доверителю. Материалы, входящие в состав адвокатского производства по делу, а также переписка адвоката с доверителем должны быть ясным и недвусмысленным образом обозначены как принадлежащие адвокату или исходящие от него.10. Правила сохранения профессиональной тайны распространяются на помощников адвоката и стажеров адвоката, а также иных сотрудников адвокатских образований.

Ссылка на основную публикацию