Статья 106. Обязательность толкования Конституции Российской Федерации

  • Последняя редакция Статьи 106 Конституции РФ гласит:
  • Обязательному рассмотрению в Совете Федерации подлежат принятые Государственной Думой федеральные законы по вопросам:
  • а) федерального бюджета;
  • б) федеральных налогов и сборов;
  • в) финансового, валютного, кредитного, таможенного регулирования, денежной эмиссии;
  • г) ратификации и денонсации международных договоров Российской Федерации;
  • д) статуса и защиты государственной границы Российской Федерации;
  • е) войны и мира.

Комментарий к Ст. 106 КРФ

Смысл комментируемой статьи заключается в том, что одобрение Советом Федерации перечисленных категорий федеральных законов может иметь место только в выраженной форме. Молчаливое одобрение здесь не допускается.

Более того, без выраженного согласия Совета Федерации соответствующий федеральный закон не может считаться принятым Федеральным Собранием. И еще: учитывая особую процедуру принятия федеральных конституционных законов и законов РФ о поправках к Конституции РФ, урегулированную в ст.

108 и 136 Конституции, следует заключить, что в комментируемой статье речь идет только об обычных федеральных законах.

Кроме того, из приведенного перечня категорий федеральных законов можно сделать недвусмысленный вывод о том, что указанные в перечне общественные отношения входят в законодательную компетенцию Федерального Собрания, а следовательно, должны в принципе регулироваться федеральным законом.

Все перечисленные в комментируемой статье категории федеральных законов непосредственно затрагивают интересы субъектов РФ, хотя и относятся к исключительному федеральному ведению (см. комм. к ст. 71).

В связи с применением комментируемой статьи возник вопрос: распространяется ли на указанные в ней категории федеральных законов 14-дневный срок, установленный в ч. 4 ст. 105 Конституции (см. комм. к ней) для одобрения Советом Федерации федеральных законов, принятых Государственной Думой? Конституционный Суд РФ в Постановлении от 23 марта 1995 г.

N 1-П по делу о толковании ч. 4 ст. 105 и ст. 106 Конституции Российской Федерации (СЗ РФ. 1995. N 13. Ст. 1207) указал в п. 1 и 2 резолютивной части, что в этот срок Совет Федерации должен начать рассмотрение поступившего из Государственной Думы федерального закона, подпадающего под действие ст.

106 Конституции, и может продолжить его на следующем заседании до вынесения решения об одобрении или отклонении этого федерального закона. Конституционный Суд особо отметил в п. 3 резолютивной части, что это его толкование не распространяется на те федеральные законы, которые по решению Совета Федерации подлежат его обязательному рассмотрению, но не перечислены в ст.

106 Конституции; для них, следовательно, действует обычный порядок, урегулированный в ч. 4 ст. 105 Конституции.

Регламент Совета Федерации урегулировал некоторые особенности законодательного процесса при прохождении через палату перечисленных в комментируемой статье категорий федеральных законов. Так, если федеральный закон, подлежащий в соответствии со ст.

106 Конституции РФ обязательному рассмотрению в Совете Федерации, поступил в палату менее чем за пять рабочих дней до ее очередного заседания, то он принимается к рассмотрению, но не рассматривается на этом заседании палаты.

Он может быть рассмотрен по решению Председателя Совета Федерации или Совета палаты на очередном ее заседании.

Началом рассмотрения в Совете Федерации такого федерального закона считается включение в повестку дня заседания палаты соответствующего вопроса или издание Председателем Совета Федерации соответствующего распоряжения.

Вопрос

Правовую основу местного самоуправления составляют общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры Российской Федерации, Конституция Российской Федерации, федеральные законы и иные правовые акты. Толкование положений Конституции Российской Федерации дает Конституционный Суд Российской Федерации.

Применение федеральных законов, регулирующих полномочия местного самоуправления, вызывает необходимость их официального толкования. Какой орган государственной власти уполномочен толковать положения федеральных законов, вправе ли Государственная Дума давать официальное толкование положений Федеральных законов?

  • Ответ
  • Конституцией Российской Федерации, федеральными законами, а также Регламентом Государственной Думы не предусмотрена процедура официального толкования положений федеральных законов Государственной Думой.
  • Федеральными законами также не предусмотрена процедура официального толкования норм права каким-либо органом, которое подлежало бы обязательному применению (помимо толкования положений Конституции Российской Федерации Конституционным Судом), так это нарушало бы принцип равенства всех субъектов права перед законом.

В соответствии с принципами правового государства субъекты правоотношений самостоятельно применяют нормы права, а споры решаются в суде. В соответствии с положениями процессуального права только толкование норм права кассационной (апелляционной) инстанцией является обязательным для применения судами первой инстанции при рассмотрении дел, возвращенных для повторного рассмотрения.

В постановлении Конституционного Суда Российской Федерации  от 17 ноября 1997 г. № 17-П указывается, что «вопросы, связанные с неоднозначным пониманием правоприменителями разъясняемые в Постановлениях Государственной Думы положений Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» и ст.

855 ГК РФ, подлежат урегулированию Федеральным Собранием в порядке, предусмотренном для принятия федеральных законов» (п.4 мотивировочной части).

Это означает, что в случае обнаружения неоднозначного понимания положений законодательных актов, неоднозначность должна быть урегулирована путем принятия федерального закона, вносящего изменения в законодательный акт, устраняющие указанную неоднозначность.

Таким образом, Государственная Дума не имеет полномочий толковать федеральные законы. Комитеты Государственной Думы дают разъяснения по запросам граждан, общественных организаций, органов государственной власти и органов местного самоуправления по вопросам применения законодательных актов, которые могут использоваться правоприменителями наряду с разъяснениями иных органов и экспертов.

Статья 106 Конституции России

  • Текст Ст. 106 Конституции РФ в действующей редакции на 2021 год:
  • Обязательному рассмотрению в Совете Федерации подлежат принятые Государственной Думой федеральные законы по вопросам:
  • а) федерального бюджета;
  • б) федеральных налогов и сборов;
  • в) финансового, валютного, кредитного, таможенного регулирования, денежной эмиссии;
  • г) ратификации и денонсации международных договоров Российской Федерации;
  • д) статуса и защиты государственной границы Российской Федерации;
  • е) войны и мира.

Комментарий к Ст. 106 Конституции Российской Федерации

В комментируемой статье речь идет о федеральных законах, относящихся, согласно ст. 71 Конституции РФ, к исключительному ведению Российской Федерации, но имеющих особую важность для ее субъектов. Поэтому Конституция РФ предоставляет возможность субъектам РФ участвовать в осуществлении федеральных полномочий через Совет Федерации.

Вот почему рассмотрение им законов по вопросам, перечисленным в комментируемой статье, носит обязательный характер.

Содержание перечня обусловлено конституционной природой этой палаты парламента, являющейся не органом прямого представительства многонационального народа Российской Федерации, а органом, обеспечивающим представительство субъектов РФ*(577).

Конституционный Суд РФ своим Постановлением от 23 марта 1995 г. N 1-П указал, что рассмотрение в Совете Федерации федерального закона, подлежащего в соответствии со ст. 106 Конституции РФ обязательному рассмотрению в этой палате, должно начаться, согласно ч. 4 ст.

105 Конституции РФ, не позднее 14 дней после его передачи в Совет Федерации.

При этом истечение указанного срока не освобождает Совет Федерации от данной обязанности: обязательность рассмотрения федеральных законов, перечень которых установлен в комментируемой статье Конституции РФ, означает невозможность оставить вопрос не решенным по существу или отказаться от завершения его рассмотрения на какое-то время. Поэтому закон, принятый по любому из вопросов, перечисленных в комментируемой статье, не может считаться одобренным, если Совет Федерации не завершил его рассмотрения; закон в этом случае не подлежит подписанию главой государства. Если Совет Федерации в течение 14 дней не завершил рассмотрения принятого Госдумой федерального закона, подлежащего в соответствии с комментируемой статьей обязательному рассмотрению в Совете Федерации, этот закон не считается одобренным и его рассмотрение продолжается на следующем заседании Совета Федерации до вынесения решения о его одобрении либо отклонении*(578).

Содержание п. «в» комментируемой статьи затрагивает ряд источников доходов федерального бюджета, из чего, естественно, следует, что соответствующие федеральные законы должны рассматриваться Советом Федерации*(579).

Финансовое регулирование охватывает обеспечение единства и взаимодействия всех финансовых институтов государства, правоотношения, складывающиеся в процессе аккумуляции, распределения и использования государством денежных средств. Законодательство в этой сфере достаточно обширно.

Оно регулирует различные области финансово-правовых отношений, касающихся кредитования, государственных долговых обязательств, заимствований, инвестиций и т.д. Здесь следует выделить прежде всего Федеральный закон от 10 февраля 1999 г.

N 30-ФЗ «О финансировании судов Российской Федерации»*(580).

Валютное законодательство РФ регулирует отношения в области единой государственной валютной политики, а также устойчивости валюты Российской Федерации и стабильности внутреннего валютного рынка Российской Федерации как факторов прогрессивного развития национальной экономики и международного экономического сотрудничества. Валютное законодательство Российской Федерации состоит из Федерального закона от 10 декабря 2003 г. N 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле»*(581), Федерального закона от 10 июля 2002 г. N 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)»*(582) и др.

Кредитное регулирование охватывает совокупность правовых и управленческих отношений, связанных с разработкой и проведением единой государственной денежно-кредитной и бюджетной политики, направленной на обеспечение устойчивости рубля, защиту прав и законных интересов кредиторов и заемщиков.

Читайте также:  Декларация по транспортному налогу - советы юриста

Законодательство в этой сфере регулирует условия кредитного договора, виды кредитов (товарный, коммерческий), определяет гарантии, механизмы и способы защиты прав и исполнения обязанностей, связанных с привлечением и использованием кредитов, установлением порядка осуществления банковских операций и сделок, определением статуса и видов кредитных организаций, решением вопросов государственных внешних и внутренних заимствований (займов и кредитов), привлекаемых или предоставляемых государством*(583). Кредитное регулирование обеспечивается Гражданским кодексом РФ от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ*(584), Бюджетным кодексом РФ от 31 июля 1998 г. N 145-ФЗ*(585), Налоговым кодексом РФ от 31 июля 1998 г. N 146-ФЗ (частью второй)*(586), Федеральными законами от 25 февраля 1999 г. N 40-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций»*(587), от 2 декабря 1990 г. N 395-I «О банках и банковской деятельности»*(588) и др.

Таможенное регулирование находится в ведении Российской Федерации и заключается в установлении порядка и правил, при соблюдении которых лица реализуют право на перемещение товаров и транспортных средств через таможенную границу Российской Федерации. Таможенное регулирование осуществляется в соответствии с таможенным законодательством Российской Федерации и законодательством Российской Федерации о государственном регулировании внешнеторговой деятельности.

Защита Государственной границы обеспечивает жизненно важные интересы личности, общества и государства на Государственной границе в пределах приграничной территории (пограничной зоны, российской части вод пограничных рек, озер и иных водоемов, внутренних морских вод и территориального моря Российской Федерации, где установлен пограничный режим, пунктов пропуска через Государственную границу, а также территорий административных районов и городов, санаторно-курортных зон, особо охраняемых природных территорий, объектов и других территорий, прилегающих к Государственной границе, пограничной зоне, берегам пограничных рек, озер и иных водоемов, побережью моря или пунктам пропуска) и осуществляется всеми федеральными органами исполнительной власти в соответствии с их полномочиями, установленными законодательством Российской Федерации*(589).

Законодательство Российской Федерации о государственном регулировании внешнеторговой деятельности регулирует основы государственного регулирования внешнеторговой деятельности, полномочия Российской Федерации и ее субъектов в области внешнеторговой деятельности в целях обеспечения благоприятных условий для внешнеторговой деятельности, а также защиты экономических и политических интересов Российской Федерации. Данное законодательство представлено Федеральными законами от 8 декабря 2003 г. N 164-ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности»*(590), от 8 декабря 2003 г. N 164-ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности»*(591).

Денежная эмиссия тесно связана с условиями и сферой обращения национальной валюты, содержанием и платежеспособностью рубля, определением его официального курса по отношению к валютам других стран*(592); это обусловливает требование обязательного рассмотрения Советом Федерации соответствующих федеральных законов.

Эмиссия наличных денег (банкнот и монеты), организация их обращения и изъятия из обращения на территории Российской Федерации осуществляются исключительно Центральным банком России в соответствии с Федеральным законом «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)».

Порядок ратификации или денонсации международных договоров России установлен в Федеральном законе от 15 июля 1995 г. N 101-ФЗ «О международных договорах»*(593).

  1. Ратификации подлежат международные договоры Российской Федерации:
  2. исполнение которых требует изменения действующих или принятия новых федеральных законов, а также устанавливающие иные правила, чем предусмотренные законом;
  3. предметом которых являются основные права и свободы человека и гражданина;
  4. о территориальном разграничении Российской Федерации с другими государствами, включая договоры о прохождении Государственной границы Российской Федерации, а также о разграничении исключительной экономической зоны и континентального шельфа Российской Федерации;
  5. об основах межгосударственных отношений по вопросам, затрагивающим обороноспособность Российской Федерации, по вопросам разоружения или международного контроля над вооружениями, по вопросам обеспечения международного мира и безопасности, а также мирные договоры и договоры о коллективной безопасности;
  6. об участии Российской Федерации в межгосударственных союзах, международных организациях и иных межгосударственных объединениях, если такие договоры предусматривают передачу им осуществления части полномочий Российской Федерации или устанавливают юридическую обязательность решений их органов для Российской Федерации.
  7. Совет Федерации при рассмотрении федерального закона о ратификации международного договора голосует по вопросу его одобрения в целом и после этого в течение пяти дней со дня одобрения направляет Президенту РФ для подписания и обнародования.

Прекращение (в том числе денонсация) и приостановление действия международных договоров Российской Федерации осуществляются в соответствии с условиями самого договора и нормами международного права органом, принявшим решение о согласии на обязательность международного договора для Российской Федерации. Совет Федерации рассматривает федеральный закон о прекращении (в том числе о денонсации) международного договора точно так же, как и в случае ратификации.

Защита Государственной границы как часть системы обеспечения безопасности Российской Федерации и реализации государственной пограничной политики Российской Федерации заключается в согласованной деятельности федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов РФ и органов местного самоуправления, осуществляемой ими в пределах своих полномочий путем принятия политических, организационно-правовых, дипломатических, экономических, оборонных, пограничных, разведывательных, контрразведывательных, оперативно-розыскных, таможенных, природоохранных, санитарно-эпидемиологических, экологических и иных мер. В этой деятельности в установленном порядке участвуют организации и граждане. Названные меры принимаются в соответствии со статусом Государственной границы, определяемым международными договорами Российской Федерации и законодательством Российской Федерации*(594).

Статья 106 Конституции России

  • Текст Ст. 106 Конституции РФ в действующей редакции на 2020 год:
  • Обязательному рассмотрению в Совете Федерации подлежат принятые Государственной Думой федеральные законы по вопросам:
  • а) федерального бюджета;
  • б) федеральных налогов и сборов;
  • в) финансового, валютного, кредитного, таможенного регулирования, денежной эмиссии;
  • г) ратификации и денонсации международных договоров Российской Федерации;
  • д) статуса и защиты государственной границы Российской Федерации;
  • е) войны и мира.

Комментарий к Ст. 106 Конституции Российской Федерации

Данная статья устанавливает перечень вопросов, федеральные законы по которым подлежат обязательному рассмотрению (одобрению или отклонению) Советом Федерации. По своему характеру эти вопросы являются одними из наиболее значимых в сфере экономических отношений и внешней политики.

Эта статья так же, как и ст. 100 – ст.105, касается «разделения труда» между двумя палатами Федерального Собрания, но теперь уже в аспекте установления двух разных видов процедур одобрения верхней палатой федеральных законов, принятых Государственной Думой.

Все законы, принятые Госдумой, передаются на рассмотрение Совета Федерации (ч. 3 ст. 105), что призвано обеспечить учет его мнения в законотворческом процессе. Далее Совет Федерации сам решает, рассматривать или не рассматривать поступивший закон по существу на своем заседании.

Таково общее правило, вытекающее из ч. 4 ст. 105 КРФ. Статья 106 Конституции Российской Федерации фиксирует исключение из этого общего правила, перечисляя законы, которые подлежат обязательному рассмотрению Советом Федерации.

Все законы, обозначенные в ст. 106, принимаются по вопросам, относящимся к исключительному ведению Российской Федерации (см. п. «ж», «з», «к», «н» ст. 71 Конституции), причем выбраны лишь наиболее важные проблемы, связанные с регулированием отношений в таких сферах, как бюджет, финансы, таможенное дело, международные договоры, защита безопасности государства.

  1. Эти вопросы, безусловно, затрагивают интересы как Федерации в целом, так и ее субъектов.
  2. Перечень составлен с учетом мировой практики федеративных государств, где вопросы именно такого характера решаются верхними палатами парламента, в которых мнение составляющих Федерацию частей представлено наиболее полно.
  3. Через обязательное обсуждение в верхней палате, где на равноправной основе работают представители всех субъектов Федерации, происходит согласование интересов Федерации и ее субъектов.

Кроме названных в ст. 106 законов обязательному рассмотрению в Совете Федерации подлежат также все федеральные конституционные законы. Такой вывод следует из сопоставительного анализа ст. 106 и 108 Конституции РФ.

Сокращение перечня законов, рассмотрение которых в Совете Федерации является обязательным, возможно только путем внесения изменений в Конституцию Российской Федерации. Что касается расширения этого перечня, то этот вопрос может быть решен самим Советом Федерации.

В ст. 106 ничего не говорится о сроках «обязательного рассмотрения». В связи с этим возникла необходимость разъяснить, распространяется ли общий четырнадцатидневный срок, установленный ч. 4 ст.

105 Конституции для рассмотрения и одобрения федеральных законов в Совете Федерации, на законы, перечисленные в ст.

106, или Совет Федерации может самостоятельно установить сроки «обязательного рассмотрения» в своем Регламенте.

По этому поводу 23 марта 1995 г. было вынесено Постановление Конституционного Суда Российской Федерации по делу о толковании ч. 4 ст. 105 и ст. 106 Конституции Российской Федерации .

В Постановлении отмечается, что рассмотрение в Совете Федерации закона, подлежащего в соответствии со ст. 106 Конституции обязательному рассмотрению в этой палате, должно начаться, согласно ч. 4 ст. 105 Конституции, не позднее 14 дней после его передачи в Совет Федерации.

Если Совет Федерации в течение 14 дней не завершил рассмотрение этого закона, то он не считается одобренным, и его рассмотрение продолжается на следующем заседании Совета Федерации до вынесения решения о его одобрении или отклонении.

В соответствии с Регламентом Совета Федерации началом рассмотрения в Совете Федерации закона, подлежащего в соответствии со ст. 106 Конституции обязательному рассмотрению в Совете Федерации, считается принятие им решения о включении вопроса о рассмотрении данного федерального закона в повестку дня своего заседания.

Читайте также:  Статья 2. Термины и определения

Нормы Конституции Российской Федерации как действующее право

Изучая судебную практику, мы редко сталкиваемся с применением ее норм в мотивировочной части, что вызывает вопрос о реальности прямого действия Конституции.

По мнению действующего судьи Конституционного Суда РФ Н.С. Бондаря, одним из основных начал, характеризующих Конституцию Российской Федерации в наиболее полном, концентрированном виде, выступает ее способность быть институционной нормативно-правовой основой разрешения законодательных и правоприменительных противоречий в правовых механизмах функционирования современной демократии[1].

Согласно ст. 15 Конституция РФ имеет прямое действие. Несмотря на более чем двадцатилетний срок, прошедший с момента ее принятия, в юридической науке и практике так и не сложилось единства мнений по вопросам, каким образом реализуется прямое действие Конституции, каков механизм его применения.

Среди ученых-конституционалистов сложилось два подхода относительно содержания принципа, закрепленного в указанной выше статье.

Первый заключается в признании возможности непосредственного применения положений Конституции, причем даже в тех случаях, когда имеется соответствующее конкретизирующее законодательство.

Например, согласно позиции ряда исследователей, прямое действие Конституции РФ означает, что ее нормы должны применяться непосредственно и не требуют наличия специального федерального закона или иного нормативно-правового акта, хотя, безусловно, механизм ее прямого действия не стоит абсолютизировать[2]. «…уже необязательной становится во всех случаях ссылка на иной закон, которого может и не быть в современный переходный период. Если норма Конституции восполняет этот пробел, годится для решения того или иного спора, то этого достаточно: правовой фундамент под здание социального решения подведен», — утверждает А.Б. Венгеров[3]. По мнению С.А. Авакьяна, ценность конституционного регулирования состоит именно в том, что оно в концентрированной форме может создать непосредственную базу развития общественного отношения даже без дальнейшего законодательного регулирования[4].

Второй подход ставит под сомнение принадлежность норм Конституции к реально действующему праву. Его сторонники отстаивают идею «надзаконности» конституционных норм: будучи юридической базой отечественной правовой системы, большая их часть не является нормами права в собственном смысле, поскольку не содержит конкретных предписаний, а выступают политико-правовыми установками[5].  

По нашему мнению, первая точка зрения более справедлива. Исходя из предписаний самой Конституции, практики ее применения, оспаривание прямого действия КРФ противоречит действующему законодательству. Невыполнение ее положений, как базиса всей правовой системы России, негативно влияет на все право в целом.

Интересно, что различие указанных подходов изначально прослеживалось и в соответствующих позициях высших судебных инстанций – Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ.

В первоначальной редакции постановления Пленума Верховного Суда РФот 31 октября 1995 г.

№ 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» указано, что суд, разрешая дело, применяет непосредственно Конституцию, в частности, когда Конституционным Судом выявлен пробел в правовом регулировании либо когда пробел образовался в связи с признанием не соответствующими Конституции нормативного правового акта или его отдельных положений с учетом порядка, сроков и особенностей исполнения решения Конституционного Суда, если они в нем указаны (подп. «б» п. 2)[6].

Позже по этому поводу было вынесено Постановление Конституционного суда Российской Федерации, в котором говорится, что «отсутствие у судов общей юрисдикции и арбитражных судов правомочия признавать указанные нормативные акты не соответствующими Конституции Российской Федерации и потому недействующими прямо вытекает и из части 2 статьи 125 Конституции Российской Федерации, которая относит Верховный Суд Российской Федерации и Высший Арбитражный Суд Российской Федерации к субъектам обращения в Конституционный Суд Российской Федерации с запросами о проверке (вне связи с рассмотрением конкретного дела, т.е. в порядке абстрактного нормоконтроля) конституционности нормативных актов, перечисленных в пунктах «а» и «б» части 2 данной статьи. Кроме того, согласно ее части 4 Конституционный Суд Российской Федерации по запросам судов проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле.»[7].

На основе постановления КС РФ Пленум ВС РФ внес поправки в Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» в котором принял позицию Конституционного суда и изложил абз.1 п.

3 в следующей редакции: «В случае неопределенности в вопросе о том, соответствует ли Конституции подлежащий применению по конкретному делу закон, суд обращается в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о конституционности этого закона. Такой запрос в соответствии со ст.

101 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» может быть сделан судом любой инстанции и в любой стадии рассмотрения дела»[8].

Фактически, Пленум лишил суды общей юрисдикции возможности самостоятельно проверять соответствие нормативно-правовых актов Конституции, обязав судей направлять запрос в КС РФ и приостанавливать производство по делу до рассмотрения запроса органом конституционного контроля.

Не нужно забывать о том, что Конституционный суд РФ по отношению к Верховному Суду РФ не является вышестоящей инстанцией. Возможно, изменения были приняты для единообразия судебной практики, но соблюдение Основного закона обязательно для всех судов России и ни одна ветвь или инстанция не может ограничивать права других.

Конституция является базисом системы права России, её положения являются в этом плане основными ценностными категориями для граждан и государства в целом.

Стоит отметить, что при разработке Основного закона[9] учитывались как существующие, так и зарождающиеся общественные отношения, но в данный момент требование о согласованности направлено в другую сторону – текущие отношения должны соответствовать Конституции.

Соответственно, прямое действие выражается не столько в соответствии общественных отношений какой-либо определенной норме, сколько всему документу в целом, «духу» Конституции.

Очевидно, что в конституционном регулировании могут быть заложены начала общего и особенного. В этом отношении восприятие Конституции как нормативного правового акта (закона) и как некого набора правовых ценностей должно было стать естественной частью нашего юридического бытия.

В качестве примера можно привести закрепление в ней высших судебных органов: Верховного Суда РФ и Конституционного Суда РФ. Глава 8 конкретно называет эти органы и ее положения не оспариваются ни другими законами, ни правоприменительной практикой.

Другой пример, который часто приводится в литературе – Конституционное Собрание. В отсутствие специального правового регулирования порядка его формирования и деятельности, нет сомнений, что без названного органа невозможен пересмотр Конституции РФ.

Это доказывает возможность ее применения без детализации в иных нормативных правовых актов, а значит, одного из проявлений прямого действия.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г.

«О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» в первоначальной редакции гласит, что суд, разрешая дело, непосредственно применяет Конституцию, в частности, тогда, «когда закрепленные Конституцией положения, исходя из ее смысла, не требуют дополнительной регламентации и не содержат указания на возможность ее применения при условии принятия федерального закона, регулирующего права, свободы, обязанности человека и гражданина и другие положения». Несмотря на изменение позиции Верховного суда в 2013 году, изменения в другие нормативные акты, в частности Гражданский процессуальный кодекс РФ (далее – ГПК РФ) внесены не были.

Если обратиться к ГПК РФ, то в части 2 ст. 11 увидим следующее положение.

«Суд, установив при разрешении гражданского дела, что нормативный правовой акт не соответствует нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, применяет нормы акта, имеющего наибольшую юридическую силу».

Статья сохраняет свое действие и на текущий день, законопроекты по ее изменению в органы законодательной власти России не вносились.

  Выше было отмечено, что Конституция РФ не только обладает высшей юридической силой, но и является реально действующим правом, а значит, в административном, гражданском и уголовном судопроизводстве должна иметься возможность её непосредственного применения. Причем пределы этой возможности должны определяться как в самой Конституции РФ, так и в процессуальном законодательстве.

Аналогичная позиция содержалась в уже названном Постановлении Пленума ВС РФ, место которого в системе нормативных правовых актов не определено. На практике Постановления Пленума являются еще более авторитетными, чем федеральные законы[10].

Читайте также:  Статья 5. Виды мер безопасности

Обязательность постановлений Пленума Верховного Суда обеспечивается системой их применения после принятия.

Данная система не закреплена в законодательстве, однако имеется четкая практика, показывающая, что судьи и стороны процесса относятся к Постановлениям Пленума именно таким образом, что говорит об обязательном характере.

Неприменение судьей разъяснений высшей судебной инстанции поставит под сомнение законность его решения и может стать основанием для успешного кассационного обжалования[11].

Каким бы спорным ни был этот вопрос с точки зрения юридической теории, разъяснения Пленума ВС РФ являются обязательными не только для нижестоящих судов, но также в отношении других органов государственной власти, частных и юридических лиц, руководствующихся истолкованными в постановлениях законами. Судьи и другие органы рассматривают их как основание для легитимной профессиональной критики в случае, если они не станут следовать содержащимся в них разъяснениям.

В.И. Радченко, первый заместитель Председателя Верховного Суда РФ с 1989 г., заявил на Конституционном совещании следующее: «Мы [Пленум Верховного Суда] даем судам руководящие разъяснения. Судья должен придерживаться каких-то разъяснений, которые дают вышестоящие суды. Это вопрос, который уже настолько в практике решен, что не вызывал никаких вопросов, только в теории спорят»[12].

Новая редакция Постановления Пленума ВС РФ изменила правило, которым руководствовались суды общей юрисдикции на протяжении почти 18 лет. При этом судебные решения, которые принимались этими судами с учетом старой позиции Пленума Верховного Суда РФ, не пересматривались в связи с внесенными изменениями.

За несоблюдение требований обоих постановлений суд общей юрисдикции никакой ответственности не несет. Например, в судебном решении использована норма конституции. Более того, суд попытался вложить в нее какое-то конкретное содержание. Судебный акт предварительно никем не проверяется, а вступает в силу по истечении определенного срока.

Механизма ответственности за использование «не того» нормативного акта не установлено, только если решение было заведомо неправосудным[13]. Стало быть, никто судьям не мешает напрямую руководствоваться конституцией: ссылаться на ее нормы, пояснять необходимость их применения в конкретном деле.

Исключение составляет только возможность пересмотра дела в порядке надзора, но он возможен только по инициативе сторон.

Исходя из вышеизложенного, мы можем сделать вывод, что однозначно сложившегося мнения среди ученых по поводу прямого действия Конституции не сложилось. Ситуация в практике ее применения также не однозначна, но движение к изменению существует. Приведение в соответствие постановлений пленумов высших судебных инстанций говорит о важности вопроса.

К сожалению, часть противоречий сохранилась, в частности между постановлением от 31 октября 1995 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» и статьей 11 Гражданского процессуального кодекса РФ. Надеемся, что в ближайшее время законодатель восполнит пробелы и устранит коллизии.

[1] См.: Бондарь Н.С. Конституция, конституционный контроль и социальные противоречия современного общества // Журнал российского права. 2003. N 11. С. 55 — 64.

[2] См., например:Конституция Российской Федерации: доктринальный комментарий (постатейный) (под ред. Ю.А. Дмитриева). М., 2009 / СПС «КонсультантПлюс»; Комментарий к Конституции Российской Федерации (под общ. ред. Л.В. Лазарева).М., 2009 // СПС «КонсультантПлюс»; Ершов В.В. Размышления к 20-летнему юбилею Конституции России М, 2013 // СПС «КонсультантПлюс».

[3] Венгеров А.Б. Прямое действие Конституции: правовые, социальные, психологические аспекты // Общественные науки и современность. 1995. № 5.

[4] Авакьян С.А. Конституция России: природа, эволюция, современность. М., 2000.

[5] См. подр.:Кутафин О.Е. Источники конституционного права Российской Федерации. М., 2013.

[6] Кокотов А.Н. О прямом действии Конституции Российской Федерации // Актуальные проблемы российского права. 2013. N 12. С. 1511 — 1516.

[7] Постановление Конституционного Суда РФ от 16.06.1998 N 19-П «По делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации»//СПС «Консультант Плюс».

Вопрос №48. Толкование Конституции РФ

Конституция России 1993 г. в отличие от предшествующих ввела институт толкования Конституции. Здесь речь идет об официальном толковании, имеющем юридическую силу и обязательном для всех правоприменяющих субъектов.

Цель толкования заключается в том, чтобы юридически точно определить, как понимать норму Конституции. Необходимость института официального толкования Конституции вызывается целым рядом причин.

Будучи по самой своей природе достаточно кратким правовым актом и вместе с тем предназначенным для регулирования самой широкой сферы общественных отношений, Конституция не всегда может учесть неординарность возникающих в жизни ситуаций, требующих решения на основе конституционных норм.

Конституция не свободна и от применения понятий и терминов, допускающих неоднозначное восприятие правоприменяющими субъектами, могущих иметь различный смысл. Это в определенной мере объясняется свойственной русскому языку многозначностью терминов, несовершенством законодательной техники. Имеются в тексте Конституции, как показала практика, и прямые пробелы.

Указанные и иные причины не могут быть препятствием для правильного применения конституционных норм в соответствии с заложенной в них волей конституционного законодателя. Уяснению смысла конституционных норм в необходимых случаях служит институт толкования Конституции.

Действующая Конституция России закрепила функцию толкования Конституции за Конституционным Судом (ч. 5 ст. 125).

Это обусловлено тем, что Конституция была принята референдумом, непосредственно народом, и потому ее толкование должно осуществляться особым образом — путем квалифицированной юридической экспертизы текста норм тем органом, который осуществляет судебную власть путем конституционного судопроизводства.

Конституция четко определила, по чьей инициативе Конституционный Суд может давать толкование Конституции. К органам, полномочным обращаться с запросами в Конституционный Суд по этим вопросам, относятся Президент РФ, Совет Федерации, Государственная Дума, Правительство РФ, органы законодательной власти субъектов Российской Федерации.

Круг этих субъектов уже, чем тех, которые правомочны обращаться с запросами в Конституционный Суд по вопросам нормоконтроля, спорам о компетенции и др. Вопросы толкования Конституции рассматриваются только на пленарных заседаниях Конституционного Суда (а не в его палатах).

Давая толкование конституционных норм, Суд применяет самые различные методы толкования: логический, грамматический, системный, исторический и др. Запросов о толковании конституционных норм было множество.

В отдельных случаях Конституционный Суд отказывал в рассмотрении запроса. Так, Суд отказался толковать ч. 1 ст. 137, ч. 2 ст.

96 Конституции, поскольку в этих статьях предусмотрено, что такие вопросы должны быть решены в федеральных конституционных или федеральных законах.

Давая толкование Конституции, Конституционный Суд не создает новых конституционных норм. Он не является органом, принимающим новые правовые нормы. Суд путем сложного процесса глубокого проникновения в суть конституционных норм, путем их системного анализа и других приемов толкования выявляет смысл нормы, адекватный изначально заложенному в ее содержание.

Вопрос №49. Конституционные основы организации государственной власти в субъектах РФ.

Система зак-ных (представительных) и исполнитель­ных органов гос. власти субъектов РФ устанавливается ими самостоятельно в соответствии с основами конституционного строя РФ и ФЗ от 6 октября 1999 г. «Об общих принципах организации зак-ных (пре-ных) и исполнительных органов гос. власти субъектов Российской Федерации»2.

  • Согласно Конституции РФ деятельность органов гос. власти субъекта РФ осуществляется в соответствии со следующими принципами:
  • а) государственная и территориальная целостность РФ;
  • б) распространение суверенитета РФ на всю ее территорию;
  • в) верховенство Конституции РФ и федеральных законов на всей территории РФ;
  • г) единство системы гос. власти;
  • д) разделение гос. власти на законодательную, исполнительную и судебную;
  • е) разграничение предметов ведения и полномочий между органами гос. власти РФ и субъектов РФ;
  • ж) самостоятельное осуществление органами гос. власти субъектов РФ принадлежащих им полномочий;
  • з) самостоятельное осуществление своих полномочий органами местного самоуправления.
  • Полномочия органов гос. власти субъекта РФ устанавливаются Конституцией РФ, федеральны­ми законами, конституцией (уставом) и законами субъекта РФ и могут быть изменены только путем внесения соответствующих по­дправок в Конституцию РФ и (или) пересмотра ee положений, путем принятия новых федеральных законов, кон­ституции (устава) и законов субъекта РФ либо

Разграничение предметов ведения и полномочий между органа­ми гос. власти РФ и органами гос. власти субъектов РФ осущест­вляется Конституцией РФ, Федер. договором и иными до­говорами о разграничении предметов ведения и полномочий, заключенными в соответствии с Конституцией РФ и ФЗ.

Систему органов гос. власти субъекта РФ составляют: зак-ный (пре-ный) орган гос. власти субъекта РФ; высший исполнительный орган гос. власти субъекта РФ; иные органы гос. власти субъекта РФ, образуемые в соответствии с кон­ституцией (уставом) субъекта РФ.

Конституцией (уставом) субъекта РФ может быть установлена должность высшего должностного лица субъекта РФ.

Ссылка на основную публикацию