Глава III. Международное сотрудничество в вопросах выявления и возвращения культурных ценностей российской федерации

Глава III. Международное сотрудничество в вопросах выявления и возвращения культурных ценностей российской федерации

       В октябре в Москве состоится очередной раунд перговоров между Германией и Россией по вопросу о перемещенных во время второй мировой войны культурных ценностях. Министр культуры Германии Михаэль Науман (Michael Naumann) согласился ответить на вопросы «Власти»

— Не так давно состоялась встреча двух министров культуры в Царском селе под Санкт-Петербургом. Считате ли вы что эта встреча наметила новые перспективы в российско-германских отношениях. Если да, то какие?

— С российским министром культуры и его заместителем я встречался несколько раз. Темой партнерских переговоров была вся палитра наших культурных связей. В Соглашении между Правительством Федеративной Республики Германия и Правительством Российской Федерации о культурном сотрудничестве от 16 декабря 1992 г. перечислен целый комплекс мер, предусматривающих культурный обмен между нашими двумя странами. В статье 2, например, регулируются вопросы, связанные с гастролями деятелей искусства и ансамблей, с проведением выставок, с визитами представителей культурной жизни. В статье 3 говорится об использовании радио и телевидения, а также о популяризации языка каждой из сторон; в статье 4 речь идет об обмене специалистами в области образования и учеными. В статье 9 обе договаривающиеся стороны приветствуют прямые контакты между общественными группами и объединениями, между политическими, культурными и прочими фондами и побуждают их к сотрудничеству. Хотел бы подчеркнуть, что культурные связи между нашими странами становятся все более тесными. Наш исторический и моральный долг — строить отношения на партнерской основе в интересах культуры и людей, как того требуют также соглашения от 1990 г. и 1992 г. После периода застоя мы хотим положить здесь новое начало.

— Чего Германия ждет от России в области реституции? Что Вы хотели бы вернуть в Германию?

— В октябре в Москве будут продолжены переговоры по поводу культурных ценностей, перемещенных в результате войны. Мы мoжем исходить из того, что в России хранятся еще свыше миллиона предметов искусства, в том числе 200.000 сокровищ искусства и культуры, имеющих особое музейное значение, 4,6 млн. книг из германских музеев и частных собраний, а также архивные материалы в объеме, равном трем километрам архивных полок. На каждом из них лежит тень войны, а также тень вины немцев; об этом нельзя забывать. Но сами произведения ни в чем не виноваты. Они скорее олицетворяют лучшую часть нашей — совместной — истории. Среди них имеются предметы германского культурного наследия, часть которых не представляет для России ни научной, ни культурной ценности: экспонаты Музея древнейшей и древней истории, входящего в систему Берлинских государственных музеев, с их археологическими находками, сделанными в ходе раскопок в Южной Германии, Швейцарии, Австрии и Верхней Италии; золотые сокровища Эберсвальде, Вартбургская оружейная палата из Айзенаха. Следует упомянуть также рукописи и архивы, например, так называемый архив Ратенау, германского министра иностранных дел иудейского вероисповедания. Он был убит фашистами. Но мы, разумеется, должны думать и о приоритетах и пытаться решать проблемы постепенно. В 1998 г. в Германии произошла смена правительства, и это также открывает возможность искать новые пути на базе уже достигнутых договоренностей. Что касается возвращения культурных ценностей, то за последние годы здесь не произошло заметных сдвигов, переговоры топчутся на месте, поэтому мы хотим сообща отважиться на новое начало. Первый маленький успех был достигнут в апреле этого года. В Бремен был возвращен 101 лист из собрания бременского «Кунстхалле». Среди ценных экспонатов рисунок Дюрера, а также гравюры Мане и Гойи. К другим культурным ценностям, в возвращении которых Федеральное правительство заинтересовано в первую очередь, следует отнести средневековые стеклянные витражи церкви Мариенкирхе во Франкфурте-на-Одере. Мы надеемся также на возвращение остаточных фондов Готской библиотеки. В ходе заседания Совместной германо-российской комиссии по взаимному возвращению культурных ценностей в 1994 г. в Москве российская сторона в качестве символического жеста передала нашему тогдашнему министру иностранных дел Кинкелю некоторые книги из остаточных фондов Готской библиотеки. Все это возможно и в рамках нового российского законодательства.

— Какая работа ведется в Германии по выявлению находящихся на ее территории культурных ценностей из России?

* Российские культурные ценности, перемещенные в результате войны в Германию, после войны были в значительной мере возвращены, что документально засвидетельствовано российской стороной. Германское Федеральное правительство заверило российское правительство в том, что каждая культурная ценность, перемещенная в результате войны в Германию, по мере обнаружения будет возвращена в Россию. Что и имело место недавно, например, с мозаикой и комодом из Янтарной комнаты, а также с ценной иконой из Пскова, которая находилась в частном владении. Федеральное правительство — сразу же после первых неудачных переговоров о возвращении культурных ценностей — с помощью призывов, распространенных через информационное агентство ДПА, начало поиски российских культурных ценностей, которые возможно еще находятся в Германии. Но я хочу внести полную ясность: среди российской общественности, а также в официальных заявлениях часто не учитывается то, что украденные немцами из Советского Союза во время войны культурные ценности были полностью возращены в СССР

— Какие шаги в области реституции собирается предпринять немецкое правительство?

— Ход истории мы не можем повернуть вспять. Но мы хотим открыть в ней новую главу. Мы хотим говорить друг с другом, исходя из того, что в настоящий момент имеется больше того, что объединяет наши страны, нежели того, что разъединяет их. Мы все живем в большом «европейском доме». Трудность состоит в том, что сегодня в России хранится несравненно больше культурных ценностей из хранилищ, музеев и частных собраний германской стороны, нежели наоборот. Причины этого я вам разъяснил. Теперь нам нужна, прежде всего, прозрачность. Эксперты обеих стран должны получить открытый доступ в хранилища: все это предполагает высокую степень взаимопонимания. До 1990 г. мы не знали всего объема и значения все еще находящихся в России культурных ценностей из германских собраний, даже после возвращения Советским Союзом их значительной части ГДР. Лишь в 1993 г., например, стало известно, что «Золото Приама» находится в Москве. Необходимы длительные и проникнутые взаимопониманием переговоры между специалистами, чтобы вообще идентифицировать эти культурные ценности и установить их местонахождение.

— Президент Путин провел длительное время в Германии в качестве представителя российской разведки. Германию он знает изнутри, а в качестве представителя спецслужб за любыми разговорами о моральном долге может видеть жесткий прагматический интерес политиков. Есть ли у вас основания надеяться, что он поддержит в вопросах о реституции немецкую позицию?

— Я встречался с президентом Путиным, он знает Германию, нашу культуру, и он владеет нашим языком, между прочим, в совершенстве. Разумеется, он как политик имеет прагматический интерес. Он четко дал понять, что рассматривает вопрос о взаимном возвращении культурных ценностей в духе развития партнерских и дружественных отношений. Я исхожу из того, что с учетом требования президента Путина о «верховенстве права» и на фоне многовековых германо-российских культурных связей, а также в силу общих европейских норм, выработанных нами в отношениях, например, с Францией и другими западноевропейскими странами, конфискация германских культурных ценностей все больше будет восприниматься в России как проблематичная и россиянами, и российскими учреждениями, и представителями российской культурной и духовной жизни. Для нас речь идет в первую очередь о тех уникальных и неотъемлемых элементах нашего культурного наследия, обладание которыми не дает России никакой выгоды, например, о рукописях, архивах и археологических находках времен Великого переселения народов в Центральной Европе. Мы, немцы, хотим усовершенствовать знания о нашей собственной истории, мы хотим исследовать первоисточники и работать с ними. Каждый российский ученый поймет это.

— В ходе Второй мировой войны Германия нанесла России колоссальный ущерб. Погибло более 20 миллионов человек, были уничтожены целые города. Германия проиграма войну и подписала акт о полной и безаговорочной капитуляции. Чем вы морально мотивируете необходимость реституции вывезенных из Германии культурных ценностей?

— Я знаю нашу историю и историю страданий, перенесенных Россией: она была и остается глубоко удручающей. И она навсегда останется в памяти. Но речь идет о предпосылках памяти, о культуре. Культурные ценности отражают духовный и творческий потенциал народа. Искусство и культура — одна из основ для самореализации человека, которая, как известно, не всегда приводит к хорошему результату. Возраст многих культурных ценностей в вашей и моей стране насчитывал уже многие, многие столетия, когда грянула Вторая мировая война, и многое было навсегда разрушено. Структуру городов определяют и такие ценные архитектурные памятники, как церкви, музеи и дворцы. Для жителей они являются предметом национальной гордости. Они — частичка родины, где они живут. Их утрата особенно болезненна. Я могу хорошо понять то, что и спустя десятилетия после второй мировой войны в вашей стране все еще жива память о жертвах и разрушениях. И тем не менее я считаю, что -независимо от правовых обязательств — существует и моральная основа для возвращения германских культурных ценностей. В 1990 г. между Федеративной Республикой Германия и Советским Союзом был заключен Договор о добрососедстве, партнерстве и сотрудничестве. В 1992 г. за ним последовало подписание германо-российское Соглашения о культурном сотрудничестве. Эти документы были пронизаны взаимным желанием путем взаимопонимания внести важный вклад в упрочение мира. Если оба государства полны решимости продолжить старые традиции мирного совместного прошлого, то это означает также возвращение из России в Германию культурных ценностей, которые являются нашим культурным наследием и которых и по сей день так не хватает жителям нашей страны. Русский народ, подаривший миру плеяду гениальных музыкантов, писателей, живописцев, режиссеров и ученых, способен понять то, что и мы, немцы, хотим беречь и хранить наше культурное наследие, наследие, которое при Гитлере было с презрением разрушено или использовано в корыстных политических целях. Позвольте мне в этой связи задать такой вопрос: если часть культурного наследия Германии навсегда останется в России в качестве военного трофея, то не бросит ли это тень на историческую победу Советского Союза над национал-социализмом? Кроме того, давайте не будем забывать о том, что среди культурных ценностей, вывезенных советскими трофейными командами, находятся и такие, которые до этого национал-социалистский режим изъял у своих жертв в Германии.

— Немецкие компании предпринимают усилия по возмещению художественного ущерба, нанесенного российской культуре во время Второй мировой войны.

Так, компания «Рургаз» и «Люфганза» финансируют восстановление «Янтарной комнаты» в Царском селе.

Насколько эта политика компаний координируется с позицией министерства культуры? Следует ли рассматривать это как попытку лишить русских морального преимущества потерпевшей стороны в спорах о реституции?

— Я думаю, никто не оспаривает историю и историческую память России. Многие германские предприятия и учреждения в сфере искусства прилагают усилия к тому, чтобы компенсировать ущерб, нанесенный русской культуре и искусству во время Второй мировой войны. Во время моего визита в Санкт-Петербург председатель торгово-промышленной палаты Бремена объявил: мы берем на себя реконструкцию этого (разрушенного) зала. Я рад этому. Ни одно из этих предприятий не испрашивало разрешения у Федерального правительства. Да и зачем? В то же время фирмы исходят из того, что их действия отвечают намерениям Федерального правительства. Даже если какая-то коммерческая выгода и играет роль для тех или иных предприятий, то все равно нельзя не заметить того, что такого рода содействие отвечает традициям германо-российских культурных связей и должно расcматриваться как еще один вклад в улучшение наших отношений. От имени Федерального правительства я решительно приветствую эту помощь в деле восстановления Янтарной комнаты и реконструкции русских церквей. В конечном итоге важен результат — восстановление нашего общего европейского культурного наследия в его национальных проявлениях. Недавно в Берлине я был на концерте гениальной юной русской пианистки. Она исполняла Бетховена. Это — пример нашего общего культурного будущего. На него я и хотел бы сделать ставку.

Читайте также:  Статья 11. Отказ в государственной регистрации акта гражданского состояния

— Возможны ли вообще, на Ваш взгляд, другие способы возмещения ущерба сторонам, пострадавшим во время войны. Например, денежные компенсации в обмен на «Золото Шлимана»?

— Нет, на мой взгляд, за счет помощи — все равно в какой форме — невозможно компенсировать потерю миллионов людей, преступное учничтожение целых городов. Слишком ужасным было все, что произошло. Никто в Германии не ожидает за это прощения, никто. Чего мы хотим, так это общего будущего — на базе исторической памяти. Культуры без исторической памяти не бывает. Итак, давайте смотреть в будущее. Россия — важное и могущественное европейское государство. Она является членом Совета Европы. Культурные связи между европейскими государствами, например, торговля произведениями искусства, рынок искусства, выставочное дело и обмен между музеями, чрезвычайно интенсивны. Все это происходит, однако, в обязательных правовых рамках. Если Россия с так называемыми «трофейными произведениями искусства», например с «Золотом Шлимана», хочет стать международным партнером в сфере искусства, то она должна подчиняться международным правовым нормам. «Золото Шлимана» принадлежит Фонду прусского культурного достояния. Если оно вернется в Берлин, Фонд прусского культурного достояния будет за это благодарен и в соответствии со своими возможностями внесет вклад в дальнейшее улучшение хороших культурных связей с Музеем изобразительных искусств им. А. С. Пушкина в Москве, при определенных обстоятельствах и финансовый. Но это уже дело Фонда.

— До принятия закона о реституции, Германия вкладывала в Россию огромные деньги в виде кредитов. Тогда считалось, что эти деньги «на развитие демократии». Но по мере роста кредитов возрастало значение темы реституции. Не являлось ли предоставление немецкой сторой кредитов попыткой получить назад свои культурныеценности безвоздмездно, просто дав России денег взаймы?

— Германия охотно предоставила России помощь для создания условий демократии и правового государства. Политика мира делается не на базаре, как, впрочем, и культурная политика. Мы никогда не увязывали предоставление этой помощи с возвращением германских культурных ценностей и уж тем более не выдвигали такого рода условий. Мы скорее надеемся на то, что когда-нибудь Россия вернет захваченные германские культурные ценности на базе общепринятых норм международного права и германо-российских договоров, исходя из собственного добровольного решения — в рамках уже упомянутого расширения наших культурных связей.

— Российский закон «о перемещенных ценностях» рискует практически закрыть тему реституции. Он сформулирован так, чтобы сделать невозможным возвращение в Германию культурных ценностей, принадлежавших государству и всячески затруднить возвращение ценностей, принадлежавших частным лицам и церковным общинам.

Президент Путин, так же как и президент Ельцин, всячески оттягивали момент его утверждения, но теперь закон подписан. Как Вы собираетесь отреагировать на подобную ситуацию? Станет ли, например, Минкульт ФРГ защищать интересы частных лиц и общин в исках против российских музеев и иных владельцев перемещенных ценностей.

Проблемы возврата культурных ценностей

Вопросы международно-правового регулирования возврата культурных ценностей и по сей день очень актуальны для международного права. Значимость данного института обусловлена в первую очередь спецификой самого объекта регулирования, имеющего особое значение подчас не только для отдельного государства, но и для всего мирового сообщества.

Так, в соответствии со ст. 2 Конвенции ЮНИДРУА «По похищенным и незаконно вывезенным культурным ценностям» от 24 июня 1995 года, под культурными ценностями следует понимать «…ценности, которые с точки зрения религиозной или светской обладают важностью для археологии, предыстории (антропологии), истории, литературы, искусства или науки».

При этом вопросы правового регулирования положения культурных ценностей в международном праве стали активно обсуждаться лишь в XIX веке.

До этого существовало мнение о том, что в случае вооруженного конфликта допустим захват культурных ценностей государства-противника.

Инструкцией для управления полевыми действиями армий США 1863 года, например, устанавливалась необходимость защиты классических произведений искусства, библиотек и научных коллекций.

Актуальность вопросов международно-правовой защиты и возврата культурных ценностей в случае вооруженного конфликта существенно возросла после Второй мировой войны, в ходе которой большое количество объектов, имеющих историко-культурное значение, было вывезено за пределы государств происхождения или разрушено. До настоящего момента ведется активное международное сотрудничество по возвращению культурных ценностей, перемещенных в результате данного вооруженного конфликта.

Между тем, в международном праве действительно необходимо формирование не только механизма защиты культурных ценностей в случае вооруженного конфликта, но и формирование у субъектов международного права уважения к культурным ценностям. Данное положение закреплено в ст.

4 Гаагской конвенции «О защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта» от 14 мая 1954 года, в соответствии с которой участники воздерживаются от принятия любых «репрессивных мер в отношении культурных ценностей».

 Хотя и провозглашение таких принципов и подразумевает создание универсального механизма, в международно-правовой науке ведутся споры, т.к. следует различать понятия «реституция» и «возвращение» культурных ценностей, поскольку термин «возвращение» носит более широкий характер.

Под реституцией понимается возвращение в натуре имущества, неправомерно захваченного и вывезенного одним из воюющих государств с территории другого государства, являющегося его военным противником.

Между тем, было бы ошибочно утверждать, что возвращение культурных ценностей может быть проведено только в отношении объектов, перемещенных вследствие вооруженного конфликта между государствами.

Культурные ценности могут быть неправомерно перемещены в результате противоправного посягательства, и в этом случае государство вправе применить процедуру возвращения культурных ценностей. Так, в соответствии со ст.

7 Конвенции «О мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности» от 14 ноября 1970 года, государства-участники обязуются принимать все меры для обнаружения и возвращения незаконно вывезенных культурных ценностей. В ст.

3 упомянутой выше Конвенции ЮНИДРУА «По похищенным и незаконно вывезенным культурным ценностям» от 24 июня 1995 года, владелец похищенной ценности обязан ее вернуть.

Однако следует иметь в виду, что данные объекты могут быть перемещены на территорию другого государства не только противоправно, но и на законных основаниях в случаях, когда в ходе вооруженного конфликта возникает необходимость сохранения ценных с точки зрения культуры объектов.

В этом случае государство, на территорию которого была перемещена культурная ценность, обязано ее вернуть. Это положение отражено в Протоколе II к Конвенции «О защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта» от 14 мая 1954 г., в соответствии с которым стороны обязуются по окончании военных действий возвратить компетентным властям государства — первоначального владельца культурные ценности — депонированные с территории этого государства на территорию Высокой Договаривающейся Стороны в целях защиты этих ценностей от угрозы вооруженного конфликта. Однако данная норма не всегда применялась на практике ввиду причин политического характера. 

Таким образом, возвращение культурных ценностей представляет собой комплексный институт международного публичного права, содержащий нормы, регламентирующие обязанность государства вернуть культурные ценности, перемещенные на территорию иностранного государства, и порядок такого возвращения.

При этом нормы данного института нельзя с уверенностью отнести к международному гуманитарному праву, так как обязанность возврата установлена не только в отношении культурных ценностей, перемещенных в результате вооруженного конфликта, но и в отношении ценностей, перемещенных в результате противоправных действий, совершенных в мирное время.

Актуальные вопросы сотрудничества государств в сфере возвращения культурных ценностей регулируются на региональном уровне.

Так, на уровне СНГ заключено Соглашение «О возвращении культурных и исторических ценностей государствам их происхождения» от 14 февраля 1992 года.

Необходимо сказать, что данный документ носит преимущественно декларативный характер, провозглашая сотрудничество и создание соответствующих комиссий для определения культурных ценностей, подлежащих возврату, но не закрепляя конкретных правил процедуры их возврата.

Более детально вопросы возврата перемещенных культурных ценностей урегулированы в региональных актах. Так, Положение о порядке возврата незаконно вывозимых и ввозимых культурных ценностей в СНГ от 9 октября 1997 года закрепляет ряд ключевых понятий, таких как незаконное перемещение ценностей.

Под ними понимаются незаконное перемещение культурных ценностей — вывоз, транзит и ввоз культурных ценностей, совершенные в нарушение национального законодательства Сторон, регламентирующего перемещение культурных ценностей.

Весьма интересно то, что под возвратом культурных ценностей в Положении понимается не процесс, а фактическая передача незаконно вывезенных объектов.

Международные нормативно-правовые акты содержат преимущественно декларативные нормы, обязывающие осуществлять сотрудничество, отсылая к конкретным правилам процедуры, закрепленным во внутреннем законодательстве государств. В этой связи необходимо рассмотреть ряд внутригосударственных актов, регулирующих отношения в сфере возвращения культурных ценностей.

Например, в Великобритании действуют Правила возвращения культурных объектов от 1 марта 1994 года, вступившие в силу 2 марта 1994 года . Данный акт был принят во исполнение Акта Европейского сообщества 1972 года в части возврата объектов, имеющих культурную ценность и незаконно перемещенных с территории государства — члена Европейского союза.

В соответствии со ст. 1 Правил, его положения применяются в отношении культурных ценностей, незаконно перемещенных с территории государства-члена с 1 января 1993 года. Статья 3 Правил закрепляет действия уполномоченного министра по возвращению незаконно перемещенных культурных ценностей.

В частности, после получения запроса от государства-участника, уполномоченный министр осуществляет меры по розыску указанных в запросе культурных ценностей, незаконно перемещенных с его территории, и принимает шаги по установлению его владельца или держателя.

Затем министр уведомляет государство-участника о том, где на территории Великобритании были обнаружены культурные ценности и какие имеются основания полагать, что они были незаконно перемещены. Также министр предоставляет компетентным властям государства-участника возможность проверить, является ли объект имеющим культурную ценность.

Затем, сотрудничая с властями государства- члена, обеспечивает сохранность объекта, который, в результате описанной выше проверки, признается культурной ценностью.

Статья 4 Правил устанавливает полномочия компетентного суда принимать судебный приказ во исполнение министром указанных выше полномочий по определению культурной ценности и ее сохранению. В соответствии со ст.

5 Правил, если компетентный суд, получив подтверждение того, что культурная ценность была незаконно перемещена с территории государства-члена и что данная ценность соответствует описанию в запросе, а также при соблюдении ряда других условий, вправе выдать судебный приказ, уполномочивающий официальное лицо министра осуществлять поиск культурной ценности. Рассмотренные Правила содержат также иные положения, касающиеся возвращения незаконно перемещенных культурных ценностей.

В Российской Федерации также существует специальное законодательство, регулирующее вопросы возвращения культурных ценностей, в том числе и незаконно перемещенных с территории государства правообладателя.

Данное законодательство весьма актуально, так как на территории Российской Федерации находится большое количество культурных ценностей, перемещенных в результате Великой Отечественной войны, а равно на территории других государств, участвовавших в данном вооруженном конфликте, находятся ценности, вывезенные с территории СССР.

В настоящее время ведутся активные переговоры между Российской Федерацией и Федеративной Республикой Германия о возвращении ряда культурных ценностей. Необходимо обратиться к специальному законодательству Российской Федерации.

Так, в России действует Федеральный закон Российской Федерации «О вывозе и ввозе культурных ценностей», раздел III которого содержит нормы, регулирующие ввоз и вывоз культурных ценностей. Раздел VIII закона регулирует межгосударственное сотрудничество и международные договоры в сфере защиты культурных ценностей. В частности, в соответствии со ст.

59 данного Закона, в целях предотвращения незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности, а также возвращения законным собственникам незаконно вывезенных ценностей, государственные органы Российской Федерации осуществляют сотрудничество с компетентными службами и организациями других государств. В соответствии со ст.

Читайте также:  Глава v. морские научные исследования

60 Закона, Российская Федерация участвует в международных договорах о возвращении незаконно вывезенных культурных ценностей. При этом правовое регулирование перемещения культурных ценностей через государственную границу Российской Федерации регулируется также таможенным и налоговым законодательством.

Если Федеральный закон «О вывозе и ввозе культурных ценностей» содержит лишь общие положения о порядке возвращения культурных ценностей, то более подробно данные вопросы урегулированы специальным Федеральным законом «О культурных ценностях, перемещенных в Союз ССР в результате Второй мировой войны и находящихся на территории Российской Федерации» от 15 апреля 1998 года.

В частности, ст. 16 данного Закона закрепляет за специальным уполномоченным органом государственной власти в сфере культуры, искусства и кинематографии функции по контролю за сохранностью и решению вопросов, касающихся прав собственности на перемещенные культурные ценности. В соответствии со ст.

18 Закона, претензии на перемещенные культурные ценности могут быть заявлены правительством государства, заявившего о претензии на эти ценности, только Правительству Российской Федерации.

Передача государству, заявившему претензию, перемещенной культурной ценности, имеющей уникальный характер, особо важное историческое, художественное, научное или иное культурное значение, осуществляется на основе федерального закона. Закон содержит также иные процедурные нормы, и имеется соответствующая практика их применения. Так, 3 апреля 2008 года был принят Федеральный закон «О передаче Федеративной Республике Германия витражей из церкви Святой Марии (Мариенкирхе) в городе Франкфурте-на-Одере, перемещенных в Союз ССР в результате Второй мировой войны и хранящихся в Государственном музее изобразительных искусств имени А.С. Пушкина». В соответствии с данным законом были переданы шесть витражей, представляющих собой культурную ценность, имеющую уникальный характер.

Итак, международное сотрудничество в сфере возвращения незаконно перемещенных культурных ценностей законным собственникам ведется достаточно активно.

При этом основную массу случаев возврата культурных ценностей составляет возврат культурных ценностей, перемещенных в результате вооруженных конфликтов и в результате преступных посягательств.

Ситуация с возвращением культурных ценностей осложняется отсутствием унифицированной процедуры, регулирующей обязанности государств, полномочия их органов и должностных лиц, вопросы процедуры возвращения ценностей. Многие соглашения содержат отсылку к национальному праву государств.

Необходимо, чтобы международные специализированные организации, в том числе и в сфере борьбы с международными противоправными посягательствами, более активно содействовали возвращению неправомерно перемещенных культурных ценностей.

Международно-правовое сотрудничество в области культуры

Многообразная и широко разветвленная практика межгосударственных культурных связей на базе основных принципов международного права привела к созданию нового типа международных культурных отношений и оказывает благотворное воздействие на характер и формы международных отношений. В его основе лежит понимание, в соответствии со ст. 27 Всеобщей декларации прав человека 1948 г., того, что “каждый человек имеет право свободно участвовать в культурной жизни общества, наслаждаться искусством, участвовать в научном прогрессе и пользоваться его благами”.

Провозглашение одной из целей ООН осуществления международного сотрудничества в разрешении международных проблем культурного характера означает, что такое сотрудничество должно осуществляться на основе принципов, закрепленных в Уставе ООН: неприменение силы и угрозы силой, мирное разрешение споров, суверенное равенство и др.

В принятой в 1970 г. Декларации ООН о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН, говорится, что каждое государство обладает правом выбирать себе политическую, экономическую, социальную и культурную систему, без вмешательства извне определять свое культурное развитие.

Культуры всех государств равны, так же как равны культуры всех народов, наций, национальностей, национальных и этнических групп, а также культуры давно исчезнувших цивилизаций, оставившие свой неповторимый след. Все культуры в их богатом многообразии и взаимном влиянии являются частью общего достояния человечества.

Культурное сотрудничество должно осуществляться на основе взаимной выгоды, содействовать установлению между народами прочных и постоянных связей.

Целями международного культурного сотрудничества являются: распространение знаний, содействие развитию дарований и обогащение различных культур, обеспечение каждому человеку доступа к знаниям и возможности наслаждаться искусством и литературой всех народов. При осуществлении культурного сотрудничества следует уделять особое внимание нравственному и интеллектуальному воспитанию молодежи.

В сфере культурного сотрудничества имеются и специальные принципы.

Они отражены в Декларации принципов международного культурного сотрудничества, которая была одобрена 14-й сессией Генеральной конференции ЮНЕСКО 4 ноября 1966 г.

В Преамбуле Декларации говорится, что она провозглашена для того, чтобы “правительства, власти, организации, ассоциации и учреждения, ответственные за культурную деятельность, постоянно руководствовались этими принципами”.

  • В Декларации содержатся следующие принципы:
  • 1) равенство культур: каждая культура обладает достоинством и ценностью, которые следует уважать и сохранять;
  • 2) служение культуры делу мира, развитию мирных и дружественных отношений между государствами;
  • 3) взаимовыгодность культурного сотрудничества;
  • 4) обязательность защиты культурных ценностей во время мира и во время войны.

В 1976 г. была принята и одобрена Генеральной конференцией ЮНЕСКО Рекомендация об участии и вкладе народных масс в культурную жизнь.

В 1970 г. в Венеции была созвана Первая межправительственная конференция министров культуры. Затем были проведены региональные конференции министров культуры стран Европы в Хельсинки (1972 г.), стран Азии и Тихого океана в Джакарте (1973 г.), африканских стран в Аккре (1975 г.) и стран Латинской Америки в Боготе (1978 г.).

Их выводы и рекомендации стали предметом изучения на состоявшейся в Мехико в 1982 г. Всемирной конференции по политике в области культуры, в которой участвовали представители 129 государств-членов. На этой Конференции была принята 181 рекомендация.

Под эгидой ООН и ЮНЕСКО в 1988 г.

было провозглашено Всемирное десятилетие развития культуры, основными задачами которого были учет культурного аспекта развития, утверждение культурной самобытности, расширение участия в культурной жизни и содействие международному культурному сотрудничеству.

Обширная программа мероприятий в рамках Десятилетия стала крупным вкладом в развитие культуры и цивилизации на нашей планете.

Международно-правовыми источниками, регулирующими сотрудничество стран в области культуры, являются международные договоры о дружбе и сотрудничестве, о правовой помощи, о культурном и научном сотрудничестве, соглашения о создании и деятельности культурных центров, планы культурных и научных обменов.

В области культурных отношений заключены международные договоры на региональном уровне. Договор об охране художественных и научных учреждений и исторических памятников, подписанный государствами Американского континента в 1935 г. (Пакт Рериха), Европейская культурная конвенция 1954 г.

, Европейская конвенция об охране археологического наследия, подписанная государствами-членами Европейского совета в 1969 г., Договор между Данией, Финляндией, Исландией, Норвегией и Швецией о культурном сотрудничестве, Конвенция об охране археологического, исторического и художественного наследия американских наций 1976 г.

(Сан-Сальвадорская конвенция), Конвенция об охране архитектурного наследия Европы, подписанная государствами-членами Совета Европы в 1985 г., и т.д.

На универсальном уровне сотрудничество в области культуры обеспечивает Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО). В Преамбуле Устава ЮНЕСКО говорится, что для поддержания человеческого достоинства необходимо широкое распространение культуры и образования среди всех людей на основе справедливости, свободы и мира.

  1. Руководствуясь Уставом, ЮНЕСКО поощряет международные обмены, имеющие культурно-просветительные цели, работает над ознакомлением широкой общественности с малоизвестными сокровищами мирового культурного наследия и содействует обоюдному признанию различных культурных ценностей, служит информационным центром, предоставляющим государствам-членам документацию в области образования, науки и культуры.
  2. По линии ЮНЕСКО подписано большое количество международных договоров:
  3. ― Конвенция о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта (14 мая 1954 г.);
  4. ― Конвенция о мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности (14 ноября 1970 г.);

― Конвенция об охране всемирного культурного и природного наследия (16 ноября 1972 г.) и др.

ЮНЕСКО были приняты рекомендации по вопросам культуры: о принципах международной регламентации археологических раскопок (1956 г.); о наиболее эффективных мерах обеспечения общедоступности музеев (1960 г.

); о мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного вывоза, ввоза и передачи права собственности на культурные ценности (1964 г.); о защите культурных ценностей, подвергающихся опасности в результате проведения общественных или частных работ (1968 г.

); об охране культурного и природного наследия в национальном плане (1972 г.); об участии и вкладе народных масс в культурную жизнь (1976 г.); о международном обмене культурными ценностями (1976 г.) и др.

16 ноября 1972 г. Генеральная конференция ЮНЕСКО одобрила Конвенцию об охране всемирного культурного и природного наследия. Ее участниками являются более 140 государств, в том числе и Российская Федерация.

Конвенция дает определение культурного и природного наследия, под которым понимаются три категории объектов: памятники, ансамбли и достопримечательные места.

Каждое государство – сторона настоящей Конвенции – должно обеспечивать выявление, охрану, сохранение и передачу будущим поколениям культурного и природного наследия, которое расположено на его территории.

Этой Конвенцией создан Межправительственный комитет и Фонд по охране всемирного культурного и природного наследия. Как элемент Конвенции в 1972 г. был составлен список всемирного наследия.

К настоящему времени в него внесены более 500 памятников культуры и природы, в том числе 12 российских объектов: исторический центр и памятники дворцово-парковой архитектуры предместий Санкт-Петербурга, Кижский погост, Московский Кремль и Красная площадь, исторические памятники Новгорода и окрестностей, Соловецкий историко-культурный комплекс, белокаменные памятники Владимира и Суздаля, архитектурный ансамбль Троице-Сергиевой лавры, церковь Вознесения в Коломенском, девственные леса Коми (первый российский природный объект), озеро Байкал, вулканы Камчатки, Золотые горы Алтая.

В стадии разработки находятся документы по представлению международных трансграничных природных объектов: Убсунирская котловина (совместно с Монголией) и Куршская коса (совместно с Литвой).

В список всемирного наследия также включены культурные памятники других стран: церковь Бояны в Болгарии, где сохранились древнейшие фрески XIII века, Шартрский собор Парижской богоматери во Франции, церковь Урнеса XII века в Норвегии и т.д.

В 1997 г. при Комиссии Российской Федерации по делам ЮНЕСКО создан Российский национальный комитет всемирного наследия.

Центр всемирного наследия ЮНЕСКО работает над выполнением Конвенции об охране культурного и природного наследия и созданием региональной системы для охраны памятников, включенных в список мирового культурного наследия.

ЮНЕСКО сделала многое в плане практических мер по спасению ряда выдающихся памятников культуры. Были спасены от затопления в связи со строительством Асуанской плотины памятники Древней Нумибии в Египте и Судане, а позднее было принято решение о спасении памятников на египетском острове Филе, пострадавшем от частых наводнений, и т.д.

Вопросы культурных связей заняли значительное место на Совещании по безопасности и сотрудничеству в Европе в Хельсинки в 1975 г., где был подписан Заключительный акт, а котором специальный раздел посвящен сотрудничеству в области культуры.

Одобренная этим совещанием Программа культурного сотрудничества включает расширение двусторонних и многосторонних контрактов между соответствующими государственными учреждениями, неправительственными организациями и деятелями культуры, обеспечение лучших условий для доступа граждан к сокровищам мировой и национальной культуры.

Сотрудничество в области культуры Содружества Независимых Государств является важным моментом по сохранению исторической общности народов бывших республик Советского Союза. Подписаны соглашения о культурном и научном сотрудничестве с Азербайджаном, Арменией, Белоруссией, Грузией, Казахстаном, Киргизией и др., всего с 11 государствами СНГ.

Государства СНГ, основываясь на договорно-правовой базе, которая охватывает широкий круг вопросов в области культуры, проводят большую работу в сфере расширения культурного сотрудничества в области кинематографии, книгоиздания, полиграфии, возвращения культурных и исторических ценностей.

С 1995 г. действует Совет по культурному сотрудничеству на уровне заместителей министров культуры. Создан Фонд поддержки культурного сотрудничества. Проводятся Дни культуры и памятных дат, международные выставки, фестивали театра и кино.

Подписаны международные договоры об учреждении информационных культурных центров с Азербайджаном, Арменией, Украиной, Казахстаном, Молдавией, Узбекистаном.

Читайте также:  Статья 8. Золотой запас Российской Федерации

15 апреля 1998 г. был принят Закон Российской Федерации о культурных ценностях, перемещенных в Союз ССР в результате Второй мировой войны и находящихся на территории Российской Федерации.

Основными целями этого Закона являются: защита указанных ценностей от расхищения, предотвращение их незаконного вывоза за пределы РФ, а также неправомерной передачи кому бы то ни было, создание необходимых правовых условий для реального обращения указанных культурных ценностей на частичную компенсацию ущерба, причиненного культурному достоянию и культурным ценностям Германией и ее военными союзниками в период Второй мировой войны.

15 апреля 1998 г. был принят Закон Российской Федерации о вывозе и ввозе культурных ценностей, который имеет своей целью сохранение культурного наследия народов РФ, а также должен способствовать развитию международного культурного сотрудничества, взаимному ознакомлению народов России и других государств с культурными ценностями друг друга.

Сегодня Российская Федерация поддерживает культурные связи в общей сложности со 146 государствами мира, в том числе с 11 государствами СНГ.

12 января 1995 г. было принято Постановление Правительства Российской Федерации “Об основных направлениях культурного сотрудничества с зарубежными странами”, а 17 мая 1996 г. – “О программе мер по поддержке соотечественников за рубежом”.

О возвращении утраченных предметов культурного достояния россии

За последние годы, в связи с ростом преступных посягательств на культурные ценности, в центре общественного внимания оказались многочисленные проблемы, связанные с розыском и возвращением похищенных и (или) незаконно вывезенных культурных ценностей, а также восстановлением права собственности на предметы искусства, утраченные в разное время и по различным причинам.

Государство предприняло ряд мер, которые позволяют эффективно и целенаправленно вести борьбу с подобными явлениями, осуществлять работу по поиску утраченных национальных реликвий. За это время были решены многие правовые аспекты давно назревшей проблемы. Приведем наиболее важные аргументы, свидетельствующие об активизации такой деятельности.

В соответствии со статьей 59 Основ законодательства Российской Федерации о культуре, принятых 15 лет назад — в 1992 году, «Российская Федерация осуществляет целенаправленную политику по возвращению незаконно вывезенных с ее территории культурных ценностей. Все незаконно вывезенные за рубеж культурные ценности, признанные культурным достоянием народов Российской Федерации, подлежат возвращению на Родину, независимо от их нынешнего местонахождения, времени и обстоятельств вывоза».

  • Казалось бы, это четкое требование законодательства, выражающее чаяния каждого российского гражданина, должно было привести к неотложным действиям, но прошло еще 5 лет, прежде чем в 1997 году в структуре Министерства культуры Российской Федерации была создана национальная государственная служба сохранения движимого культурного наследия, наделенная специальными полномочиями по возвращению ценностей в соответствии с требованиями Конвенции ЮНЕСКО «О мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности».
  • Затем, в рамках административной реформы 2004 года, необходимые контрольные и разрешительные полномочия в сфере сохранения культурных ценностей были сконцентрированы в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия (Росохранкультуре), подведомственной Министерству культуры и массовых коммуникаций Российской Федерации, которая недавно была преобразована в Федеральную службу по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия (Россвязьохранкультуру), подведомственную непосредственно Правительству Российской Федерации.
  • Современное российское и международное законодательство позволяет достаточно эффективно строить эту работу по двум направлениям.

Первое — это работа правоохранительных органов, действующих на основе уголовного дела, заведенного по факту кражи, хищения или незаконного вывоза из Российской Федерации культурных ценностей.

В этом случае следователь определяет и направляет всю работу, связанную с экспертизой и международным розыском похищенных культурных ценностей, а в случае их обнаружения за рубежом готовит в Генпрокуратуру России международное следственное поручение по их задержанию и возвращению законному собственнику. При этом успех дела зависит от первоначальных действий следствия, связанных с описанием похищенных предметов для их последующей идентификации, своевременным объявлением в международный розыск по линии Интерпола, наличия договора со страной, в которой обнаружены похищенные культурные ценности, об оказании правовой помощи или о сотрудничестве в сфере сохранения культурных ценностей.

Второе — это работа по возвращению похищенных или незаконно вывезенных из России культурных ценностей, проводимая в рамках гражданского права.

Подчеркнем, что речь идет об истребовании похищенных предметов не у преступников, совершивших кражу, а у добросовестных приобретателей, которые в силу объективных причин не знали, не могли знать, что приобретаемые ими ценности украдены или незаконно вывезены из России.

Такие обстоятельства возникают при несвоевременном объявлении похищенных исторических материалов, художественных предметов и других объектов национального достояния в международный розыск или при отсутствии уголовного дела по факту кражи, но связаны с незаконным вывозом из Российской Федерации культурных ценностей, охраняемых государством, являющихся особо ценными памятниками истории и культуры, находящихся в частной собственности. И здесь ведущая роль по осуществлению государственного контроля за соблюдением установленного порядка вывоза из Российской Федерации и ввоза на ее территорию культурных ценностей, восстановлению законного права собственности на культурные ценности и их возвращению принадлежит нашему ведомству.

Сразу следует подчеркнуть, что ввиду сложных коллизий, возникающих между правовыми системами различных государств, каждый случай возвращения культурной ценности абсолютно уникален, как и сама эта ценность, а иногда те ситуации, которые были успешно разрешены, вообще имели беспрецедентный характер.

Поэтому так важна поддержка, которую мы всегда получаем от МИД России, российских посольств и консульств за границей.

Существенную роль также играет организация непосредственного взаимодействия с органами и подразделениями Министерства внутренних дел Российской Федерации, такими как Следственный комитет при МВД России, Департамент уголовного розыска МВД России и НЦБ Интерпола в России.

Опытным путем удалось выработать общий алгоритм действий, позволяющий успешно решать поставленные задачи, опираясь на прямые контакты с крупными зарубежными аукционными домами и организациями, специализирующимися на создании банков данных информационных ресурсов по утраченным предметам искусства, например такими, как Международный регистр похищенных произведений искусства, действующий в Великобритании и США.

В этих целях нами была создана Электронная регистрационно-поисковая автоматизированная система (ЭРПАС) похищенных и утраченных культурных ценностей и образована группа специалистов, которые осуществляют проверку каталогов зарубежных аукционов в целях своевременного выявления утраченных произведений российского происхождения. Поскольку читатели журнала «Третьяковская галерея» — это профессиональная музейная аудитория, надеемся, что ей будет интересно ознакомиться со схемой работы, которая наглядно показывает все аспекты применения ЭРПАС.

Неоценимым, а иногда и решающим фактором является помощь спонсоров, позволяющая привлекать к делу ведущих зарубежных адвокатов, поскольку необходимыми для этого средствами, по понятным причинам, наша казна просто не располагает.

По этой же причине исключительно важным оказывается умение вести переговоры с теми владельцами, которые являются добросовестными приобретателями по закону своего государства, и, следовательно, наша задача состоит в том, чтобы подвигнуть их на то, чтобы они добровольно приняли решение о возвращении.

Соображения репутации и престижа зачастую позволяют решать эти вопросы, не доводя дело до судебного разбирательства.

За первые пять лет работы (1997-2002 гг.) на данном направлении, когда ныне действующий государственный механизм по возвращению ценностей только формировался опытным путем, из незаконного владения за рубежом было востребовано и возвращено более 800 произведений искусства и архивных материалов стоимостью более 300 млн. рублей.

В Росохранкультуре примерно этих же показателей мы достигли только за три последних года (20042007 гг.), когда было возвращено более 700 похищенных, утраченных и незаконно вывезенных в послевоенные годы произведений искусства и церковных святынь, а также несколько тысяч архивных документов — всего на общую сумму около 300 млн. рублей.

В рамках работы по поиску и возвращению российских культурных ценностей, утраченных в годы Второй мировой войны, которая по нашей инициативе впервые после окончания войны стала проводиться на систематической основе, удалось выявить и вернуть 42 высокохудожественных произведения, а также более 500 дел Смоленского партийного архива. Возвращенные ценности уже переданы в Третьяковскую галерею, Русский музей, дворцы-музеи в Павловске, Гатчине, Царском Селе, Петергофе, Стрельне и в храмы Московской, Псковской, Новгородской областей.

Напомним читателям, что, по данным Чрезвычайной государственной комиссии по расследованию злодеяний нацистов, на территории Российской Федерации пострадало 173 музея, которые имели в своих фондах редчайшие иконы, картины мастеров западноевропейской и русской живописи, ценнейшие археологические экспонаты, нумизматические коллекции, а также предметы декоративно-прикладного искусства.

Поэтому особое перспективное направление в целом состоит из следующих основных видов деятельности: первое — это каталогизация всех утраченных в годы войны культурных ценностей, второе — поиск пропавших ценностей на зарубежном и отечественном антикварно-художественном рынке и, наконец, третье — непосредственно работа по возвращению выявленных культурных ценностей.

В основе каталогизации лежат, прежде всего, издаваемые совместными усилиями Минкультуры России, Росохранкультуры и Роскультуры тома «Сводного каталога культурных ценностей, похищенных и утраченных в период Второй мировой войны», которые публикуются по конкретным музеям, архивам и библиотекам.

К настоящему времени уже издано 26 томов, и работа над ними продолжается, только за последний год было выпущено 7 томов. На сегодняшний день в томах «Сводного каталога» опубликовано уже свыше 36 тысяч пропавших художественных ценностей и книжных раритетов, не считая архивных документов.

Большая проблема при создании подобного каталога, специалисты это хорошо знают, — отсутствие изображений, а также пробелы в довоенной учетной документации, из-за чего приходится проводить длительные архивные изыскания.

Приведем лишь несколько примеров из нашей практики.

Нам особенно дороги факты возвращения военных исторических реликвий, которые волею драматических судеб оказались за рубежом вместе с первой волной русской эмиграции.

22 мая 2003 года в Россию из США был доставлен Георгиевский штандарт Лейб-гвардии Уланского полка Его Величества, который является исторической воинской святыней и реликвией российского народа.

26 мая 2003 года в рамках мероприятий, посвященных 300-летию Санкт-Петербурга и приуроченных к открытию восстановленной Портретной галереи героев 1812 года, Георгиевский штандарт передан в Музей Российской Императорской гвардии, недавно созданный при Государственном Эрмитаже.

Георгиевский штандарт Лейб-гвардии Уланского полка — это боевой штандарт российской армии, овеянный воинской славой наших предков, с богатой и драматической историей. Так, одна из надписей на нем гласит: «За взятие при Красном [селе] неприятельского знамени и за отличие при поражении и изгнании неприятеля из пределов России 1812 г.».

Штандарт, отмечающий подвиги улан в Отечественную войну 1812 года, сопровождал храбрых кавалеристов в боях и походах русско-турецкой, Первой мировой и Гражданской войн.

Увезенная из России в 1920 году, уцелевшая в горниле войн и политических катастроф ХХ века, эта реликвия находилась в американском музее, а теперь будет вечно храниться в России.

Интересно, что сам Лейб-гвардии Уланский полк был сформирован еще в 1640 году как казачий полк, в 1651 году преобразован в Гусарский, а в 1803 году уже получил права Императорской гвардии и был назван Уланской гвардей Его Величества.

В 1917 году этот полк принимал участие в Гражданской войне в России, объединившись с белой кавалерией, и в 1920 году эвакуировался в Галлиполи (Турция), а в 1921 году перебазировался в Югославию и влился в состав Югославской армии. Когда И.Б. Тито пришел к власти, полковой штандарт был отправлен в Западную Германию, оттуда переправлен в США и помещен в Русской православной церкви Христа Спасителя в Нью-Йорке.

Ссылка на основную публикацию