Статья 2. законодательство российской федерации о гарантиях прав малочисленных народов

Госдума приняла в первом чтении поправки в закон о правах коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. Он будет регламентировать, как гражданам России доказывать свою национальность и на каком основании пользоваться землей, водными и биологическими ресурсами. Чего опасаются правозащитники и представители КМНС — в обзоре «7×7».

Федеральное агентство по делам национальностей подготовило поправки в закон «О гарантиях прав коренных малочисленных народов».

Чиновники предлагают создать федеральный реестр коренных малочисленных народов России, чтобы было проще распределять льготы и господдержку. В новом документе будет описан порядок, как россияне должны доказывать свою принадлежность к коренным народам малого Севера.

Те, кто выполнит требования закона, попадут в реестр и смогут на правах коренных жителей территории пользоваться природными ресурсами.

— Именно эта категория наших граждан пользуется такими льготами и преференциями государства, как ранний выход на пенсию, особый режим пользования лесными, водными ресурсами.

А поскольку в паспорте гражданина России сегодня отсутствует графа «национальность», то для получения предусмотренных законом льгот представители этих народов идут в суд и через эту процедуру доказывают свою национальную принадлежность.

Конечно, это неправильно, — объяснил журналистам председатель комитета Госдумы по делам национальностей Ильдар Гильмутдинов.

Уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова считает, что закон об учете представителей коренных малочисленных народов России необходим — он позволит им реализовать свои законные права: «После изменений в пенсионной системе коренные малочисленные народы попали в категорию граждан, которая имеет право на досрочную пенсию. Но реализовать это право для них оказалось практически невозможно, потому что никакого документального подтверждения о своей принадлежности к коренным малочисленным народам они не имеют». По данным уполномоченного, за последние два года ей пришло около 4 тыс. обращений по этой теме.

Что не так с поправками. Точка зрения представителей КМНС

Юристы неформального объединения лидеров и активистов 22 коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока России «Абориген- Форум» подготовили письмо, в котором перечислили свои замечания к законопроекту.

Система доказательств

Чтобы подтвердить свое происхождение и принадлежность к национальности, нужно предоставить пакет документов, в том числе сведения об умерших родственниках. В признании национальности могут отказать.

Большой объем фискальной информации, которую требуют от заявителя: кроме прочего — идентификационный номер налогоплательщика, страховой номер индивидуального лицевого счета.

— Разработчики законопроекта считают, что национальную принадлежность нужно доказывать. На мой взгляд, это прямое нарушение Конституции, — прокомментировала уполномоченный по правам коренных малочисленных народов Севера в Республике Саха Лена Иванова.

— Введение данного порядка учета лиц, которые относятся к коренным малочисленным народам Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ, не решает самого главного — документального подтверждения национальной принадлежности, из-за чего многие годы мы как коренные встречаем проблемы при реализации своих прав.

Республика Саха (Якутия) с 2000 года на протяжении 15 лет выдавала жителям региона вкладыши к паспорту, удостоверяющие их принадлежность к коренным народам.

С 2015 года руководство республики настойчиво пытается на федеральном уровне решить вопрос о документальном подтверждении национальной принадлежности, предлагается внести изменения в постановление правительства РФ о паспорте гражданина РФ.

Это основной момент, который не дает мне оснований полностью поддерживать редакцию проекта федерального закона. Но такой учет лиц, ведущих традиционный образ жизни и занимающихся оленеводством, охотпромыслом, рыболовством и другими видами традиционной хозяйственной деятельности, действительно нужен.

Участники Центра содействия коренным малочисленным народам Севера тоже опубликовали вопросы к законодателям.

«С какой целью эта информация требуется? Будет ли ее отсутствие или содержание служить причиной для отказа во включении в реестр? Неясным из текста законопроекта остается вопрос: будут ли в реестр вноситься дети, в том числе учащиеся, проходящие срочную службу в армии, нетрудоспособные члены семьи и ближайшие родственники, которые нуждаются в продукции традиционной хозяйственной деятельности?» — говорится в обращении.

Одно из предложений общественников — ставить отметку в паспорте или выдавать вкладыш. Это будет дешевле и проще. Изменить придется только административный регламент о паспорте. Опыт с вкладышем есть у Якутии и других регионов, где живут представители малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока.

— В законах есть нормы прав и преференций для малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. Для того чтобы ими пользоваться, нужно доказать, что гражданин России относится к этой категории.

Соответственно, отметка, в том числе и в паспорте, могла бы решить проблему доступа к правам и преференциям.

Ведь данные о группе крови и налоговый номер можно внести по желанию гражданина, а о национальности — нет, — рассказал корреспонденту «7х7» член «Абориген-Форума» Геннадий Щукин. — Реестр не решает ничего, кроме дележки благ.

Он усилит коррупцию и еще больше усложнит условия жизни коренных: разделит народ на тех, кто имеет права на социальные программы государства, и на тех, кто их не получит. Народ един в своей культуре, традициях и хозяйственном укладе жизни. Его нельзя делить.

Образ жизни

Чтобы попасть в реестр, нужно вести традиционный образ жизни, заниматься хозяйством или работать в таких организациях, например в оленеводческом кооперативе.

— Этим летом я получил решение суда о том, что в моем охотбилете нельзя поставить отметку, разрешающую охоту, так как для ведения традиционной охоты коренные народы должны проживать в тундре, в традиционных жилищах, пищу и все для жизни добывать сами, нельзя иметь другого дохода. В общем, назад в средневековье. Никаких современных благ цивилизации. Вот что будет происходить, если примут такие правила реестра-учета КМНС, — считает саами из Ловозера Андрей Данилов.

Вне списка

Даже если человек живет в местах компактного проживания коренных малочисленных народов, нужно заниматься только тем видом деятельности, который есть в специальном перечне.

По мнению представителей ассоциации коренных малочисленных народов Севера «Арун», этот список неполный.

В нем не учитываются работники здравоохранения, образования, культуры, участники фольклорных ансамблей, а также консультанты в области прав коренных народов.

Активисты «Аруны» считают, что этот пункт законопроекта противоречит третьей статье 82-го федерального закона, где говорится, что промыслы — это подсобные виды деятельности по отношению к основной работе.

Доктор наук якутского университета Ульяна Винокурова побывала в гостях у потомственной эвенской семьи, которая живет на окраине Якутска, — у дочерей шамана, которые по семейным обстоятельствам были вынуждены переехать ближе к городу, сестрам 84 и 73 года:

«Я напросилась на эту встречу для того, чтобы убедиться, насколько косный законопроект придумали в Госдуме. Я ездила более 10 раз в США, чтобы изучить положение и юридический статус коренных американцев.

У них более 500 племен имеют прямые договорные отношения с федеральным правительством, свои конституции и автономию самоуправления.

Подобный опус, как вышеназванный законопроект, является вопиющим нарушением и ущемлением прав коренных народов, утвержденных ООН в 2007 году».

По словам уполномоченного по правам коренных малочисленных народов Севера в Республике Саха Лены Ивановой, в Якутии ни столица, ни некоторые районные центры не отнесены к местам традиционного проживания коренных малочисленных народов, несмотря на то что в столице края живут около 14% от общего числа КМНС.

В Мурманской области областной центр и большая территория региона тоже не отнесены к местам традиционного компактного проживания саами.

Что дальше

Участники «Абориген-Форума», ассоциации коренных малочисленных народов Севера «Арун», другие национальные общественные организации и омбудсмены по правам КМНС отправили в Госдуму анализ предлагаемого закона. Они предложили упростить порядок определения национальности — сохранить принцип свободного самоопределения.

Официальной информации, когда планируется второе чтение законопроекта, пока нет.

Если поправки примут без изменений, они начнут вступать в силу через три месяца, первая статья, в которой описан порядок работы разных ведомств, начнет действовать только через два года.

Это тоже вызвало недоумение у активистов: непонятно, по каким «спискам» и «порядкам» коренные народы будут взаимодействовать с властями и компаниями, которые имеют лицензии на разработку месторождений полезных ископаемых. 

— Мы не испытываем иллюзий, так как этот проект одобрила «Единая Россия». Но если коренные останутся в стороне, то мы угодим в капкан, из которого сложно будет выбраться. Сам по себе реестр не плох.

Он мог бы позволить собрать серьезный массив информации о коренных малочисленных народах, которые находятся под охраной государства. Однако процесс настолько бюрократизирован, что доказать национальность представляется крайне трудным.

Представителей КМНС и так мало, а если большинство не сможет доказать свою принадлежность, то формально нас просто не будет.

Этот закон разделит народы на «правильные и неправильные», — прокомментировал член Экспертного механизма ООН по правам коренных народов от региона Восточной Европы, Центральной Азии, Российской Федерации и Закавказья Родион Суляндзига.

Общественники полагают, что закон мог бы работать, если бы подтверждать национальность помогали муниципальные власти, общины и организации КМНС. Например, в отдаленных поселках больше полной и достоверной информации о семьях можно получить от местных жителей и в районной администрации, нежели в региональных ведомствах.

Долганина м.ю

Долганина м.ю.

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

О КОРЕННЫХ МАЛОЧИСЛЕННЫХ НАРОДАХ

Место учебы: ФГБОУ ВО «МГУ им. Н.П. Огарёва».

            Россия по своему национальному и культурному составу является уникальным государством. Более 200 различных народов проживают на территории страны. Менее 1%  из всего населения составляют коренные малочисленные народы.

Читайте также:  Статья 63. выплата пенсии в случае смерти пенсионера

К местам их проживания относятся: Север России, Дальний Восток, Сибирь, а также Северный Кавказ. В основном эти народы сосредоточились в труднодоступных районах с суровым климатом.

В силу сложившихся условий перед многими коренными малочисленными народами Российской Федерации стоит вопрос об их физическом выживании и о дальнейшем существовании как неповторимых этносов.

            В последнее время совершенствуется законодательная база Российской Федерации по предоставлению гарантий и защите прав и интересов коренных малочисленных народов. В отечественной правовой науке в наше время этой проблеме уделяется пристальное внимание.

            В 1822 г. в царской России был принят беспрецедентный в истории документ – Устав об управлении инородцев, регулировавший правоотношения с представителями коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской империи [1].

Правовые нормы, регулирующие систему управления территориями проживания коренных народов, были прогрессивными и гуманными для своего времени.

Несмотря на то, что основными в регулировании взаимоотношений государства и коренных малочисленных народов были властно-императивные методы, российская колонизация, в отличие от многих колониальных держав Запада, не была направлена на уничтожение местного населения.

            Некоторые авторы рассматривают коренные малочисленные народы в качестве разновидности национальных меньшинств [2].

Они значительно уступают в численности иным группам населения, не доминируют в обществе, имеют отличия в культуре, языке, религии, обычаях, а также стремятся к сохранению своей самобытности.

Их особенностью являются образ жизни и культура, для которых характерны неразрывная связь с землей и занятие традиционными промыслами, такими как оленеводство, рыболовство или охота. Именно это и обусловливает специфику притязаний и правового положения коренных малочисленных народов России.

            В соответствии с Единым перечнем коренных малочисленных народов РФ, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 24 марта 2000 г.

2, к ним относятся 45 народов: абазины, алеуты, алюторцы, бесермяне, вепсы, долганы, ижорцы, ительмены, камчадалы, кереки, кеты, коряки, кумандинцы, манси, нагайбаки, нанайцы, нганасаны, негидальцы, ненцы, нивхи, ороки (ульта), орочи, саамы, селькупы, сойоты, тазы, теленгиты, телеуты, тофалары, тубалары, тувинцы-тоджинцы, удэгейцы, ульчи, ханты, чел-канцы, чуванцы, чукчи, чулымцы, шапсуги, шорцы, эвенки, эвены, энцы, эскимосы и юкагиры.

            Необходимо отметить, что длительное время в нашей стране не уделялось должного внимания интересам коренных малочисленных народов. Промышленная экспансия в районы их проживания поставила некоторые из них на грань вымирания.

Экстремальные условия жизни предопределяют выбор практических занятий для представителей названных выше народов. Это – охота, рыболовство, оленеводство, собирательство, т.е. традиционное природопользование, является основой существования данных народов как самостоятельных этносов.

Особо следует отметить значение их векового опыта в сохранении и защите окружающей среды.

Осуществление традиционных видов хозяйствования ставит такие народы в зависимость от природных условий среды их обитания и требует государственной защиты от негативного воздействия со стороны ресурсодобывающих компаний, представляющих реальную угрозу их выживанию.

Коренные народы имеют право на учет их мнения при реализации проектов добычи природных ресурсов или строительства трубопроводов, дорог, линий электропередач и т.д. Показательным примером является отказ хозяйки родового угодья Р. Тэвлиной в предоставлении своей земли под буровую установку для добычи нефти в Ханты-Мансийском автономном округе.

            Из этих народов бесермяне проживают в Республике Удмуртия, нагайбаки – в Челябинской области, шапсуги и абазины — на Северном Кавказе. Все остальные народы проживают на Севере, в Сибири и на Дальнем Востоке.

Интересным представляется тот факт, что некоторые коренные малочисленные народы России, по мнению антропологов, имеют общие исторические корни с североамериканскими индейцами в силу того, что их предки переселились на континент из Сибири несколько тысяч лет назад.

            В современных условиях перед многими коренными малочисленными народами РФ стоит вопрос об их физическом выживании и о дальнейшем существовании как неповторимых этносов. В этой связи совершенствование законодательной базы Российской Федерации по предоставлению гарантий и защите прав и интересов коренных малочисленных народов является актуальной и востребованной задачей.

            Среди законодательных актов, регулирующих права и свободы человека, в том числе и представителей коренных малочисленных народов, в первую очередь необходимо выделить Основной Закон Российской Федерации — Конституцию.

            Статья 69 Конституции РФ 1993 г.

, исходящей из общепризнанных принципов на равноправие и самоопределение народов, гласит: «Российская Федерация гарантирует права коренных малочисленных народов в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации». Данное положение явилось нововведением в законодательстве России. Впервые на конституционном уровне были установлены гарантии прав коренных малочисленных народов.

            Включение данной нормы в главу Конституции «Федеративное устройство» подчеркивает, что вопросы, связанные с малочисленными народами, составляют важный элемент национальной и региональной политики России.

Это нашло подтверждение также в Основных положениях региональной политики и в Концепции государственной национальной политики Российской Федерации, в которых формулируются задачи государственной поддержки сохранения самобытной культуры малочисленных народов, их языка, традиций и среды обитания.

Такой подход характерен для государств, где проживают подобные этнические общности (США, Канада, Австралия, Финляндия), и отвечает требованиям Конвенции № 169 МОТ «О коренных народах и народах, ведущих племенной образ жизни в независимых странах», принятой Генеральной конференцией Международной организации труда 26 июня 1989 г.

(далее — Конвенция № 169): «Правительства несут ответственность за проведение, с участием соответствующих народов, согласованной и систематической деятельности по защите прав этих народов и установлению гарантий уважения их целостности» [3].

            На федеральном уровне права и интересы коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации в области традиционного природопользования и использования живых биологических ресурсов частично нашли свое закрепление в 4 Кодексах (Земельный, Лесной, Водный, Налоговый), в 15 Федеральных законах (в т.ч. в трех специальных — в Федеральном законе «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» [4], Федеральном законе «Об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации» [5], Федеральном законе от 7 мая 2001г. № 49-ФЗ «О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации») [6] и в нескольких постановлениях Правительства Российской Федерации.

            На региональном уровне за последние 15 лет по данной проблематике принято около 600 нормативных правовых актов.

            Понятие «коренные малочисленные народы», содержащееся в федеральном законодательстве, включает определение исконной среды обитания коренных малочисленных народов.

Под исконной средой обитания народов следует понимать издавна, «с незапамятных для них времен», занимаемую ими территорию (область распространения, ареал), в пределах которой малочисленный народ осуществляет свою культурную и бытовую жизнедеятельность, и которая определяет или, по меньшей мере, влияет на их образ жизни и самоидентификацию [7].

Проживание в конкретном ареале предопределяет необходимость использовать единственно возможные в этих природных условиях способы жизнеобеспечения, например, оленеводство или рыболовство.

            Анализируя Закон о гарантиях прав народов, следует рассмотреть еще одно понятие, имеющее особенно важное значение для положения коренных малочисленных народов, проживающих в суровом арктическом климате [7]. Речь идет о традиционном образе жизни коренных малочисленных народов.

Это — исторически сложившийся способ жизнеобеспечения малочисленных народов, основанный на историческом опыте их предков в области природопользования, своеобразной социальной организации, самобытной культуре, сохранении обычаев и верований.

Хотя это понятие и может рассматриваться как дополнение при определении понятия «коренные малочисленные народы», о котором говорилось выше, оно имеет, на наш взгляд, самостоятельное значение.

Особенно существенно то, что в нем используются понятия «жизнеобеспечение» и «жизнедеятельность», которые являются основными при предоставлении коренным народам прав в области природопользования.

            К жизнеобеспечению относится практически все необходимое для нормальной жизни человека, воспроизводства и сохранения этнической общности, прежде всего возможность иметь питание, одежду, жилье и т.д.

Исторически сложившимися способами жизнеобеспечения коренных малочисленных народов Севера являются по существу все основные направления хозяйственной деятельности этих народов, которые в наши дни, как и в предшествующие века, занимаются рыболовством, охотой, оленеводством, сбором дикоросов, изготовлением одежды, принятой в быту и удобной для работ по хозяйству, и иными промыслами.

            То обстоятельство, что хозяйственная деятельность, осуществляемая исторически сложившимися традиционными способами, является именно основным источником жизнеобеспечения, имеет значение для определения принадлежности человека к коренному народу и распространения на него установленных федеральными законами гарантий.

Это важно для отделения лиц, принадлежащих к коренным малочисленным народам, от лиц, которые проживают на одной с коренными народами территории, но для которых традиционные способы хозяйствования не являются, ни основными, ни существенными.

            Однако нельзя не учитывать того, что, по существу, насильственное изъятие природных ресурсов из пользования коренных малочисленных народов нередко заставляет их представителей бросать традиционные места жительства и искать другие пути обеспечения своих жизненных потребностей и, соответственно, изменять привычный образ жизни. Вследствие этого возникает реальная угроза утраты присущей этим народам самобытности.

            Хозяйственная деятельность коренных малочисленных народов веками осуществлялась так, что природа не теряла возможности самовосстанавливаться, они заботились о ее сохранности и восстановлении.

Именно этими обстоятельствами, как уже говорилось, обусловлены самобытность социальной организации малочисленных народов, взаимоотношения в семье, роде, отношения между родами и т.д.

Анализируя духовные ценности коренных малочисленных народов, следует обратить внимание на то, что они сложились под влиянием необходимости выживания в суровых природных условиях, обязывавших народы выработать традиции взаимопомощи более слабым и защищать наряду с человеком и природу, которая в их представлениях также требует заботы и защиты [7].

            Только принимая во внимание все приведенные выше особенности коренных малочисленных народов, взятые в совокупности, можно выделить коренные малочисленные народы в отдельную группу народов, которые вполне обоснованно могут пользоваться особой защитой со стороны государства [8].

Читайте также:  Статья 4. принципы гражданской службы

Вместе с тем необходимо помнить, что вековая разрозненность этих народов, связанная, в частности, с малонаселенностью огромных территорий, на которых они проживали и проживают, суровые природно-климатические условия привели к тому, что каждый отдельный народ, а иногда и его отдельные ветви, обладает только ему присущими чертами и особенностями, которые сложно выразить языком закона.

            Гарантии прав коренных малочисленных народов, установленные названными Федеральными законами и другими нормативными правовыми актами, являются зримым этапом на пути к полной и равной, как того требует Конституция РФ, социальной защите коренных малочисленных народов. Вместе с тем обязательства Российской Федерации в области защиты прав коренных малочисленных народов в соответствии с принципами и нормами международного права выполняются еще далеко не в полном объеме. Как следствие, лица, принадлежащие к данным народам, хотя и являются равноправными гражданами нашей страны, подчас не имеют равной возможности пользоваться всеми конституционными правами и свободами человека и гражданина. Особенно наглядно это проявилось в имевших место в последние годы отступлениях от существующих правовых гарантий.

            Так, например, шагом назад от установленных федеральных гарантий прав коренных малочисленных народов следует признать исключение из Закона о гарантиях прав народов положений, касающихся обеспечения гарантированного представительства коренных малочисленных народов в законодательных (представительных) органах государственной власти субъектов Федерации и представительных органах местного самоуправления. Согласно действовавшей ранее ст. 13 указанного Закона в целях наиболее последовательного решения вопросов социально-экономического и культурного развития малочисленных народов, защиты их исконной среды обитания, традиционных образа жизни, хозяйствования и промыслов законами субъектов Федерации могли устанавливаться квоты представительства малочисленных народов в названных выше представительных органах власти. Следует заметить, что подобная гарантия ранее реализовывалась в виде наличия в законодательных (представительных) органах государственной власти в автономных округах квот представительства коренных малочисленных народов, поскольку автономным округам присущи некоторые особенности, связанные с национальным составом населения. В.А. Кряжков по этому поводу пишет, что «на территории каждого из них (автономных округов), за исключением Эвенкийского автономного округа, проживает абсолютное большинство из проживающих в России лиц коренной национальности, давшей имя субъекту Федерации. Представители этих народностей сохраняют своеобразие языка, культуры, образа жизни и хозяйственной деятельности» [9].

            Начавшийся процесс объединения автономных округов и одновременно исключение соответствующего положения о квотированном представительстве коренных малочисленных народов в законодательных (представительных) органах государственной власти субъектов Федерации фактически лишают эти народы возможности иметь гарантированное представительство в данных органах.

            Объединение Коми-Пермяцкого автономного округа и Пермской области в Пермский край, а также объединение Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа, Эвенкийского автономного округа и Красноярского края как раз и приводит к подобной ситуации. Ее мало изменяет закрепление в Федеральном конституционном законе от 14 октября 2005 г.

№ 6-ФКЗ «Об образовании в составе Российской Федерации нового субъекта Российской Федерации в результате объединения Красноярского края, Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа и Эвенкийского автономного округа» положения, согласно которому 22 депутата Законодательного Собрания нового субъекта Федерации избираются по одномандатным округам, а 4 депутата — по многомандатным (ч. 3 ст. 11).

Статья 69 Конституции РФ

1. Российская Федерация гарантирует права коренных малочисленных народов в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации.

2. Государство защищает культурную самобытность всех народов и этнических общностей Российской Федерации, гарантирует сохранение этнокультурного и языкового многообразия.

3. Российская Федерация оказывает поддержку соотечественникам, проживающим за рубежом, в осуществлении их прав, обеспечении защиты их интересов и сохранении общероссийской культурной идентичности.

Комментарий к Статье 69 Конституции РФ

В соответствии с положениями комментируемой статьи в основе развития федерального законодательства в области защиты прав коренных малочисленных народов лежат общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры РФ.

Закрепив в Конституции соответствующие положения в отношении коренных малочисленных народов, Российская Федерация продемонстрировала свою готовность развивать в законодательстве положения международного права, направленные на защиту данных этнических групп населения.

По сути, данное положение — одно из конкретных проявлений более общей конституционной нормы: согласно ч. 4 ст.

15 КРФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы; при этом если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотрены законом, то применяются правила международного договора.

Существенное значение для анализа функционирования в Российской Федерации международных договоров имеет тот факт, что неотъемлемой частью правовой системы РФ являются не все договоры, а лишь ратифицированные и опубликованные в соответствующем порядке*(764). Только они могут устанавливать иные правила, чем содержащиеся в федеральных законах.

Регулирование отношений, связанных с защитой прав коренных малочисленных народов России, осуществляется прежде всего на основе признания за каждым лицом, относящим себя к данным народам, основных общепризнанных прав и свобод человека и гражданина, нашедших закрепление в главе 2 Конституции, а также в общепризнанных принципах и нормах международного права, касающихся прав человека, и международных договорах РФ. К числу важнейших международных договоров в области прав человека, в которых участвует Российская Федерация, относятся: Устав ООН, Всеобщая декларация прав человека, Международный пакт о гражданских и политических правах, Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него, Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации, Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, Конвенция о правах ребенка, Конвенция о политических правах женщины и др.

Однако кроме общих гарантий имеются дополнительные гарантии, т.е. правовые нормы, направленные исключительно на защиту прав коренных малочисленных народов.

В законодательстве РФ находят отражение ряд положений международных правовых актов в области защиты прав коренных народов (как юридически обязательных, так и имеющих рекомендательное значение).

На сегодняшний день в международном праве к числу «жестких» международных правовых актов, непосредственно регулирующих права коренных малочисленных народов, относится Конвенция МОТ N 169 «О коренных народах и народах, ведущих племенной образ жизни в независимых странах» (1989 г.).

Российская Федерация не участвует в данной Конвенции, поэтому ее положения не могут рассматриваться для нашей страны как юридически обязательные. Тем не менее Россия признает важность данного документа для развития прав коренных народов. Многие положения Конвенции оказывают, безусловно, значительное влияние и на развитие законодательства РФ о правах коренных малочисленных народов.

Конвенцией МОТ N 169 закреплено, в частности, что при применении данного акта признаются и охраняются социальные, культурные, религиозные и духовные ценности и практика указанных народов и должным образом учитывается характер проблем, с которыми сталкиваются как группы и как отдельные лица; уважается неприкосновенность ценностей, практики и институтов указанных народов; проводится политика, направленная на смягчение трудностей, переживаемых указанными народами в связи с новыми условиями жизни и труда, с участием соответствующих народов и в сотрудничестве с ними. Помимо этого, закрепляется право коренных народов решать вопрос выбора собственных приоритетов для процесса развития в той мере, в какой он затрагивает их жизнь, их верования, институты, духовное благополучие и земли, которые они занимают или используют каким-либо иным образом, и право осуществлять контроль, по мере возможности, за собственным экономическим, социальным и культурным развитием. Коренным народам предоставлено право участвовать в подготовке, осуществлении и оценке планов и программ национального и регионального развития, которые могут непосредственно их касаться, право на получение справедливой компенсации за ущерб, который может быть причинен коренным народам вследствие хозяйственной деятельности, и другие права.

Хотя Российская Федерация и не несет, как отмечено выше, прямых юридических обязательств по вопросам реализации Конвенции, однако, как и любой член МОТ, она должна сообщать по требованию Административного Совета в установленные периоды Генеральному директору Международного бюро труда о положении законодательства и соответствующей практике по вопросам, установленным в Конвенции, об обстоятельствах, препятствующих ратификации Конвенции или задерживающих ее, а также о том, какие меры были предприняты или намечены для придания силы любым положениям Конвенции путем законодательных и административных мер, коллективных договоров или любым другим путем.

Еще одним «жестким» универсальным международным актом, в котором нашли отражение нормы, закрепляющие права коренных народов, является Международная конвенция 1992 г. «О биологическом разнообразии», принятая в рамках Программы ООН по окружающей среде (ЮНЕП). Россия подписала названную Конвенцию в июне 1992 г. и ратифицировала ее в 1995 г.*(765)

В документе говорится, что Стороны признают большую и традиционную зависимость многих местных общин и коренного населения, являющихся хранителями традиционного образа жизни, от биологических ресурсов, и желательность совместного пользования на справедливой основе выгодами, связанными с использованием традиционных знаний, нововведений и практики, имеющих отношение к сохранению биологического разнообразия и устойчивому использованию его компонентов. При этом устанавливается, что каждая Договаривающаяся Сторона, насколько это возможно и целесообразно в соответствии со своим национальным законодательством, обеспечивает уважение, сохранение и поддержание знаний, нововведений и практики коренных и местных общин, отражающих традиционный образ жизни, которые имеют значение для сохранения и устойчивого использования биологического разнообразия, способствует их более широкому применению с одобрения и при участии носителей таких знаний, нововведений и практики, а также поощряет совместное пользование на справедливой основе выгодами, вытекающими из применения таких знаний, нововведений и практики.

Читайте также:  Раздел VII. Нормативная цена земли

Положения названного международного акта имеют принципиальное значение, поскольку подчеркивают зависимость традиционного образа жизни коренных народов от сохранения биологического разнообразия.

В документе содержится призыв к государствам-участникам обеспечивать уважение, сохранение, поддержание и широкое применение знаний, нововведений и практики коренных общин.

Устанавливая данные положения, Конвенция ссылается на национальное законодательство, которое обеспечивает реализацию ее норм.

Помимо указанных «жестких» международных договоров, существенную роль в регламентации прав коренных народов играет Декларация о правах коренных народов, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 13 сентября 2007 г. Положения Декларации носят рекомендательный характер для государств.

Они закрепляют широкий спектр как индивидуальных, так и коллективных прав коренных народов. К числу этих прав относятся: культурные права, право на образование, здравоохранение, трудоустройство, родной язык.

Коренные народы, согласно Декларации, имеют: право на самоопределение, в рамках которого они свободно устанавливают свой политический статус и свободно обеспечивают свое экономическое, социальное и культурное развитие; право на автономию или самоуправление при осуществлении их права на самоопределение в вопросах, относящихся к их внутренним и местным делам, а также путям и средствам финансирования их автономных функций; право на сохранение и укрепление своих собственных политических, экономических, социальных и культурных институтов при сохранении права на полное участие в политической, экономической, социальной и культурной жизни государства; право на жизнь в условиях свободы, мира и безопасности в качестве отдельных народов, не подвергаясь актам геноцида или любым другим актам насилия, включая насильственное перемещение детей из одной группы в другую; право на защиту от насильственной ассимиляции или уничтожения культуры, а также ряд других прав.

Россия выступила на стороне воздержавшихся при принятии Декларации ООН, поскольку не все положения данного международного документа соответствуют нормам и принципам Конституции.

В частности, в отношении закрепления в Декларации положений, согласно которым коренные народы имеют право на самоопределение и в силу этого права свободно устанавливают свой политический статус и свободно обеспечивают свое экономическое, социальное и культурное развитие, Российская Федерация совместно с рядом других государств еще на стадии принятия Декларации предлагала дополнить ее текст в данной части ссылкой на положения итогового документа Всемирной конференции по правам человека 1993 г. (Венской декларации и Программы действий), в соответствии с которыми данное право не должно толковаться как допускающее любые действия, направленные на отделение или нарушение территориальной целостности государств. Кроме того, Россия предлагала также включить положение, согласно которому данное право должно реализовываться в рамках национальных правовых систем и конституций государств. Несмотря на то что Российская Федерация не поддерживает отдельные положения Декларации, тем не менее, как и любое другое демократическое государство, она стремится учитывать в своем законодательстве те принципиальные подходы к защите прав коренных малочисленных народов, которые выработаны в рамках данного документа международным сообществом, при условии, что они не вступают в противоречие с положениями Конституции.

Следует отметить, что в Российской Федерации коренные малочисленные народы, так же как и коренные народы во многих других странах, находятся в ситуации национального меньшинства.

Учитывая данный фактор, к регулированию отношений с участием представителей коренных малочисленных народов также применимы и положения международных правовых актов, действующих в отношении национальных меньшинств, в частности Декларации ООН «О правах лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам» (1992 г.), Рамочной конвенции Совета Европы «О защите национальных меньшинств» (1995 г.)*(766).

О гарантиях прав коренных малочисленных народов рф

Так звучала тема выступления, с которым приехал в наш город заместитель начальника управления окружного департамента по делам коренных малочисленных народов Севера Олег Сюгней.

Чтобы с его помощью узнать, что изменилось в законодательстве и как это повлияет на жизнь исконных жителей Севера, в Доме молодёжи собрались активисты и специалисты этого учреждения, студенты надымского профессионального колледжа, представители общественной организации «Белый ягель» и ассоциации «Ямал — потомкам!».

8 февраля прибывший из Салехарда спикер рассказал, что он родом из посёлка Тазовского. Окончил аспирантуру и защитил степень кандидата филологических наук в Российском университете дружбы народов. Работал тележурналистом, редактором, а последние десять с лишним лет занимается вопросами информационно-аналитической работы в департаменте по делам КМНС.

НАПИШИТЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

Сферу интересов коренных народов Севера, а также представителей других этносов в нашей стране курирует федеральное агентство по делам национальностей. В том числе оно оказывает государственную услугу по учёту лиц, относящихся к коренным малочисленным народам Российской Федерации.

Перечень упростит доступ аборигенного населения к природным ресурсам для ведения традиционного образа жизни и облегчит порядок получения мер государственной поддержки. Поэтому людям не придётся каждый раз заново со­бирать различные документы, все сведения будут содержаться в информационной базе.

Чтобы попасть в этот список, необходимо заполнить специальное заявление. В нём указываются паспортные данные, СНИЛС, ИНН, национальность гражданина, адрес его регистрации по месту жительства или пребывания, сведения о членах семьи и другая информация.

К заполненному бланку необходимо приложить копии документов, подтверждающих принадлежность человека к коренным малочисленным народам.

Всю заявительную процедуру можно произвести на едином портале госуслуг, в МФЦ, направить документы почтой по адресу: 121069, город Москва, Трубниковский переулок, д. 19, или лично принести в федеральное агентство по делам национальностей.

Его сотрудники обязаны принять пакет документов, проверить правильность оформления и в течение 30 дней принять решение о предоставлении государственной услуги.

Основаниями для отказа могут стать недостоверные сведения, отсутствие необходимых бумаг.

Олег Сюгней отметил, что тундровикам и пожилым людям справиться с подобной задачей сложно. Поэтому представители региональной и муниципальной власти, а также общественники ведут разъяснительную работу в местах кочевий.

На территории округа организовано 13 консультационных центров, активно работают в этом направлении и в соцсетях.

Кроме того, на помощь своим родственникам и землякам может прийти современная молодёжь, свободно чувствующая себя на просторах интернета и легко пользующаяся современными гаджетами.

Общероссийский список необходимо сформировать к февралю 2022 года. Ямал стал пилотным регионом по созданию реестра коренных народов. На территории нашего округа проживают более 35 000 ненцев, 11 000 хантов и 2 000 селькупов. И каждый из них может быть включён в общероссийский реестр, а если пожелает, то исключён (тоже при помощи заявления).

НОВЫЕ НОРМЫ

Ещё одна важная тема встречи — изменения в действующем федеральном законе «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации». Они коснулись одноимённой с законом статьи 7.1, в которой разъяснено, какие именно права имеют представители КМНС.

Традиционные рыболовство и охота, образование территорий традиционного природопользования, создание общин, возможность возмещения убытков и получения социальной пенсии, доступные формы образования — каждая преференция исконных северян закреплена и в других законах разного уровня.

Эти льготы востребованы у ямальцев.

Так, более 70 из них получают возмещение расходов на получение первого высшего образования по заочной форме обучения.

Для этого необходимо соблюсти несколько условий: хотя бы один из родителей студента должен быть представителем КМНС ЯНАО, сам студент обязан трудиться на территории округа и успешно сдавать аттестацию, а его вуз — иметь государственную аккредитацию. В таком случае семье возместят не более 50 000 рублей в год, потраченных на образование.

Члены малоимущих семей коренной малочисленной национальности Севера имеют право на компенсацию проживания студента в общежитии не более 24 000 рублей в год и дополнительную социальную стипендию 4 500 рублей в месяц, а аспиранты — на грант в 100 000 руб­лей.

Подробности об этих и других преференциях были размещены в подаренных гостем буклетах. Из них также следовало, что жители Надымского района по вопросам возмещения перечисленных расходов могут обращаться в органы местного самоуправления по адресам: ул. Зверева, 8 и ул. Топчева, ½.

Телефоны: 8 (3499) 54-40-61, 53-07-00.

СТАНЬТЕ ПРОФИ

Однако, важно не только получить про­фессиональное образование, но и трудоустроиться. Этому вопросу Олег Сюгней уделил особое внимание. Например, посоветовал за полгода до окончания учёбы найти организацию, которой нужен такой специалист, и попросить направить в адрес вуза или колледжа вызов.

Этот документ гарантирует студенту трудоустройство и служебное жильё сразу же, как только он получит диплом. Кстати, при поиске будущего работодателя не стоит ограничивать себя родным городом или посёлком, лучше рассмотреть и другие муниципалитеты региона.

Заинтересованная практическими советами аудитория засыпала спикера различными вопросами.

— Очень здорово, что появилась возможность встречаться не онлайн, а офлайн и вживую обсуждать важные вопросы, — отметила директор Дома молодёжи Ольга Чередниченко.

— У меня сегодня просветительская миссия, — резюмировал беседу Олег Сюгней. — Я акцентировал внимание студентов на тех профессиях, которые будут востребованы завтра, послезавтра, через несколько лет.

Призвал молодёжь подавать заявления о внесении в список лиц, относящихся к коренным малочисленным народам Российской Федерации. Кстати, подрастающее поколение здесь может стать проводником для своих родителей, братьев, сестёр, объяснить им, как и для чего оформлять заявления.

Очень приятно было видеть знакомые лица надымских коллег и соплеменников.

Олег Сюгней рассказал, что ана­­логичная работа уже проведена в Пуровском районе, Красноселькупе, ямальской тундре, Яр-Сале, после Надыма настанет очередь Тазовского. А ближе к лету запланирована ещё одна череда встреч.

Они пройдут для ямальской молодёжи в таком же формате, но будут касаться дорожной карты по реализации в Ямало-Ненецком автономном округе концепции устойчивого развития коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока и других актуальных вопросов.

Фото автора

Ссылка на основную публикацию