Статья 17. Запрет на ограничение прав ВИЧ-инфицированных

Статья 17. Запрет на ограничение прав ВИЧ-инфицированных

Жителю Калининградской области грозит многотысячный штраф и даже лишение свободы за разглашение сведений о частной жизни своей бывшей супруги.

Мужчина на почве конфликта, возникшего после развода, рассказал знакомым о ВИЧ-инфекции у женщины. Теперь за свои действия он ответит в суде.

Статья 17. Запрет на ограничение прав ВИЧ-инфицированных

Неправомерное распространение данной информации, как правило, происходит без согласия человека, негативно отражаясь на многих важных аспектах его жизни, положению в социуме, психологическом состоянии.

При этом, у человека, живущего с ВИЧ, который и так пережил непростой процесс принятия диагноза, есть вероятность развития самостигмы и дестабилизации комфортного психо-эмоционального самочувствия со всеми вытекающими последствиями.

В результате подобных актов «предательства» со стороны некогда близких и любимых людей, человек может попросту замкнуться в себе, и при выстраивании новых отношений, дружеских, партнерских или супружеских, попросту умолчит о своем диагнозе.

Но, угроза разглашения положительного ВИЧ-статуса отражает еще ряд проблем в самом обществе по отношению к ВИЧ-инфекции и к людям, живущим с ВИЧ. Стигма, дискриминация по наличию статуса, различные фобии, что во многом способствует распространенности заболевания.

Хотя с момента первого случая ВИЧ-инфекции в стране, прежде Советском Союзе, прошло уже более 30 лет, и, казалось бы, ведется планомерная информационная работа среди населения об этом заболевании, путях передачи, особенностях жизни с ВИЧ и прочим вопросам. Да, бесспорно, положительные результаты есть.

Степень толерантности общества по отношению ВИЧ-положительным сейчас выше, по сравнению с 90-ными, но, еще многие ставят знак равенства между ВИЧ и СПИД, многие до сих пор считают ВИЧ-инфекцию болезнью наркоманов, геев и «проституток», и, уверенные в собственной непогрешимости, пренебрегают элементарными правилами сохранения собственного здоровья, использования презервативов, регулярного добровольного тестирования на ВИЧ. При этом, официальная статистика не первый год неумолимо говорит о выходе ВИЧ-инфекции за пределы ключевых групп (люди, употребляющие наркотики (ЛУН), мужчины, практикующие секс с мужчинами (МСМ), секс-работники (СР)), распространения ВИЧ среди общего населения и преобладания полового пути передачи ВИЧ.

Статья 17. Запрет на ограничение прав ВИЧ-инфицированных

Для полноты картины, стоит отметить и положительные тенденции в социуме в отношении ВИЧ-положительных, и в частности в вопросах разглашения положительного ВИЧ-статуса, исходя из которых можно сделать вывод, что все еще не так безнадежно.Следователи Калининградской области завершили расследование уголовного дела в отношении 36-летнего мужчины. Его обвиняют в совершении преступления по статье «разглашение сведений о частной жизни» (ч. 1 ст. 137 УК РФ).

По версии следствия, в январе 2018 года мужчина из неприязненных отношений с бывшей супругой сообщил знакомым о «наличии у неё синдрома приобретенного иммунодефицита (СПИДа), вызываемого ВИЧ-инфекцией». Этим он нарушил конституционное право (ст. 23, 24) потерпевшей на личную тайну, говорят в СК.

В правительстве предложили отменить статью за заражение вич-инфекцией :: общество :: рбк

В правительстве рассмотрят вопрос об исключении из Уголовного кодекса статьи за умышленное заражение ВИЧ-инфекцией. Наказание за такое преступление граждане будут нести по статьям об умышленном причинении вреда здоровью

Статья 17. Запрет на ограничение прав ВИЧ-инфицированных

Егор Алеев / ТАСС

Вице-премьер Ольга Голодец поручила ряду министерств проработать вопрос о том, можно ли исключить из Уголовного кодекса статью об умышленном заражении ВИЧ-инфекцией (ст. 122). Копия поручения есть в распоряжении РБК.

Свои заключения по этой теме до 1 октября 2017 года должны предоставить Минюст, Минздрав, МВД, Роспотребнадзор, Генеральная прокуратура, Верховный суд и Институт законодательства и сравнительного правоведения при правительстве.

Правительство не рассматривает вопрос о декриминализации умышленного заражения ВИЧ, указано в поручении. Ответственность за это деяние должна быть квалифицирована по другим статьям — умышленное причинения легкого, среднего и тяжкого вреда здоровью (ст. 111, 112, 115 УК). Кроме ВИЧ под эти статьи должно попасть умышленное заражение другими тяжелыми и опасными инфекционными заболеваниями.

Неясно, как именно заражение ВИЧ может быть включено в три разные статьи, заметил в разговоре с РБК адвокат юридического бюро BMS Law Firm Дмитрий Косенко.

«Возможно, сделают зависимость от тяжести последствий, но, учитывая, что ВИЧ-инфекция может развиваться, нанося здоровью все больший вред, будут возникать трудности с квалификацией деяния», — выразил сомнения эксперт. Кроме того, в существующей статье есть санкция за инфицирование из-за «ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей».

Речь идет, например, о заражении пациента врачом при медицинском вмешательстве. «Непонятно, что будет с этой нормой и каким образом она сможет быть включена в статьи о причинении вреда здоровью», — подчеркнул Косенко.

В пресс-службе Минюста РБК подтвердили, что получили копию поручения Голодец. В министерстве указали, что сформируют общую позицию по вопросу, когда дождутся ответов от всех заинтересованных ведомств. В МВД РБК предложили обратиться в Минюст. От остальных учреждений РБК ожидает ответа.

Предложение исключить статью об умышленном заражении ВИЧ выдвинул 3 февраля на заседании совета при правительстве по попечительству в социальной сфере член совета адвокат Константин Добрынин.

Отдельная норма специально для пациентов с ВИЧ является дискриминацией по отношению к ним, заявил он.

«Эта статья появилась в законодательстве в 1996 году, с тех пор прошел 21 год, мир двинулся вперед», — подчеркнул Добрынин.

В норме не учитываются применение средств контрацепции и прием терапии пациентом, подчеркнул Добрынин, напомнив, что при использовании презервативов и специальных медикаментов вероятность заражения «ничтожно мала».

«Мы предлагаем признать статью о заражении ВИЧ утратившей силу и прописать новую статью для заражения всеми видами опасных инфекционных заболеваний, перечень которых будет утверждать государство», — резюмировал Добрынин.

Предложение о создании отдельной статьи для всех инфекционных заболеваний не нашло отражения в поручении Голодец.

Пациентское сообщество поддерживает инициативу об исключении из УК статьи о заражении инфекцией. Отдельная статья действительно дискриминирует пациентов с ВИЧ, отметил в разговоре с РБК координатор медицинского сетевого издания ITPCru Григорий Вергус.

«Когда человек, у которого обнаружили ВИЧ, встает на учет, его информируют в том числе и о наличии отдельной статьи специально для людей с инфекцией. Это не добавляет им оптимизма», — заметил он.

Существующая статья все равно практически не применяется, что видно из статистических данных, резюмировал Вергус.

В первой половине 2016 года за заражение ВИЧ-инфекцией были осуждены 19 человек, следует из статистики Верховного суда (более свежих данных на сайте ВС нет). Из них семь человек были отправлены в заключение, но сроки не превысили трех лет лишения свободы. В 2015 году по этой статье перед судом предстали 45 человек.​

Среди других поручений, которые Голодец дала после заседания совета, — изменение правил въезда ВИЧ-инфицированных иностранцев в Россию, контроль за обеспечением пациентов медикаментами против вируса, возможность получать терапию в любой точке страны, разработка типовой документации для закупки препаратов для лечения ВИЧ и подготовка рекомендаций для соцработников по работе с ВИЧ-инфицированными детьми.

Запрет на въезд с ВИЧ

Вероятно, из-за роста количества ВИЧ-инфицированных в свое время российским законодателем было принято решение о запрете на въезд с ВИЧ всем иностранным гражданам.

Если углубиться в историю, то такой запрет практически все страны ввели в 80-х и 90-х, потом через лет 10 практически все страны отменили этот запрет, но у нас он остался и сейчас доставляет множество проблем.  Ранее данный запрет распространялся на всех иностранцев с ВИЧ.

В таком виде нормы нашего законодательства были далеки от лояльности и международных стандартов, однако задачи их существования были вполне объяснимыми. Таким образом, несколько лет назад запрет на въезд с ВИЧ был практически неразрешимой проблемой.

Бессмысленно было обращаться в суд с заявлением о снятии такого запрета, Роспотребнадзор также отказывал в отмене таких запретов.

  • Наше видео на эту тему:
  • Наш подкаст «Как снять запрет на въезд в РФ?»  → 
  • Вы можете подписаться на нас в социальных сетях и обратиться с интересующим вопросом

Подход российского законодателя к иностранным гражданам с ВИЧ смягчился в 2016 году. Именно тогда нормы законодательства в этой части претерпели существенные изменения.

Был ли отменен запрет на въезд иностранцам с ВИЧ? Нет, полностью его не отменили и в связи с этим мы далеки от международных стандартов. Однако, как мы подчеркнули выше, значительно смягчили.

В настоящее время не может быть запрещен въезд из-за ВИЧ тем иностранным гражданам, которые:

  1. имеют в России близких родственников, обладающих статусом граждан РФ или постоянно проживающих на территории РФ;
  2. не нарушали российское законодательство о предупреждении распространения ВИЧ на территории РФ.

Как это выглядит на практике? Роспотребнадзор особо не смотрит есть ли у иностранного гражданина близкие родственники-граждане РФ. Как только выявляется заболевание, то запрет налагается почти автоматически. Потом уже проблема иностранного гражданина доказать, что такой запрет нарушает его права. Этим мы и занимается. Доказываем Роспотребнадзору и судье, что Ваши права нарушены.

Кроме того, должны отсутствовать иные основания, которые позволяют устанавливать запрет на въезд конкретному иностранному гражданину с ВИЧ.

Довольно интересными являются причины вышеупомянутых нововведений. Так, в 2015 году КС РФ принял соответствующее постановление, которое вынудило российского законодателя пойти на уступки иностранцам с ВИЧ.

Так, КС РФ указал, что не может быть запрещен въезд из-за ВИЧ только лишь по тому основанию, что иностранный гражданин болен ВИЧ. Должны учитываться и иные обстоятельства.

В итоге обстоятельства, которые должны приниматься во внимание, по мнению КС РФ, были отражены в законе. Мы сказали о них выше.

Если мы скажем, что КС РФ принимал данное постановление в условиях абсолютной отчужденности от мирового сообщества, то это будет не совсем справедливо.

Обратим внимание на то, что принятию данного решения предшествовало массовое обращение иностранных граждан в ЕСПЧ в связи с тем, что в отношении них было вынесено решение о запрете на въезд Роспотребнадзором как раз лишь из-за того, что они страдают ВИЧ.

Заметим, что многие из иностранных граждан, обратившихся в ЕСПЧ, проживали на территории РФ довольно продолжительное время (более 10 лет). Кроме того, абсолютное большинство таких иностранных граждан здесь, в РФ, состояли в браке с гражданами РФ и имели детей-граждан РФ.

Однако Роспотребнадзор, руководствуюсь исключительно формализмом, принимал в отношении них решение о запрете на въезд, невзирая на их личные и семейные отношения с гражданами РФ. И вроде бы упрекать Роспотребнадзор в принятии таких решений не совсем справедливо, поскольку он исходил лишь из того, что написано в законе.

Читайте также:  Статья 24. порядок рассмотрения запросов

Но, думается, работа Роспотребнадзора по этому направлению даже уже после внесенных в закон поправок далеко не всегда является безупречной. К сожалению, иногда даже суд его в этом поддерживает.

Приведем один случай из судебной практики. В 2017 году гражданин Казахстана, который вместе со своей семьей (женой и двумя несовершеннолетними детьми) решил перебраться на постоянное место жительства в РФ, оспаривал в судебном порядке принятие решения Роспотребнадзором о нежелательности его пребывания в РФ из-за выявленной у него ВИЧ-инфекции.

В рамках судебного разбирательства было установлено, что жена и дети этого иностранного гражданина имеют статус граждан РФ. Кажется, что решение вопроса лежало на поверхности, ведь в законе прямо сказано, что нельзя запрещать въезд иностранному гражданину с ВИЧ в РФ, если у него есть близкие родственники-граждане РФ.

Но, к сожалению, суд, как и Роспотребнадзор, поступил иначе. В частности, признал такой запрет законным ввиду того, что гражданин Казахстана не проходил лечение ВИЧ в РФ, а в Казахстане у него будет возможность лечиться бесплатно.

Мы искренне надеемся на то, что наши коллеги-юристы, к которым обращался за помощью данный иностранный гражданин, такое судебное решение обжаловали, поскольку требованиям закона оно явно не соответствует. Напоминать в связи с этим о гуманных соображениях, к которым призывал российских правоприменителей не только КС РФ, но и ЕСПЧ даже излишне.

Справедливости ради, скажем, что в большинстве случаев суды все же встают на сторону иностранных граждан. Однако, несмотря на единичный характер, забывать и о других случаях, аналогичных приведенному выше, не стоит.

Итак, если в отношении Вас вынесено решение о запрете на въезд Роспотребнадзором по причине ВИЧ – обращайтесь к нам. Мы сможем дать Вам подробную консультацию на предмет того, является ли в Вашем конкретном случае отмена запрета возможной или нет. Кроме того, если такая отмена возможна, мы сделаем все для того, чтобы ее реализовать.

Да, иногда все получается урегулировать на уровне Роспотребнадзора, но в 90% случаев приходится обращаться в суд, именно поэтому Вам будет нужен юрист, специализирующийся на таких спорах.

Тут мы писали про все процессуальные нюансы, про стоимость, про то, чем Вам поможет адвокат.

Кс запретил отказывать вич-инфицированным усыновлять детей только на основе диагноза

Конституционный Суд вынес Постановление № 25-П от 20 июня 2018 г. по делу о проверке конституционности подп. 6 п. 1 ст. 127 Семейного кодекса РФ и п. 2 Перечня заболеваний, при наличии которых лицо не может усыновить (удочерить) ребенка, принять его под опеку (попечительство), взять в приемную или патронатную семью. 

Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба состоящих в браке гражданина К.С. и гражданки Р.С.

По мнению заявителей, оспариваемые ими нормативные положения понимаются в правоприменительной практике как позволяющие отказывать гражданам, страдающим инфекционными заболеваниями, в том числе ВИЧ-инфекцией и гепатитом С, в усыновлении ребенка только на основании диагноза без учета иных факторов и тем самым противоречат Конституции РФ.

Из постановления следует, что К.С. и Р.С. проживают и зарегистрированы в одной квартире вместе с несовершеннолетним С., который был рожден в 2015 г. родной сестрой Р.С. в результате процедуры искусственной инсеминации и биологическим отцом которого является К.С.

Конституционный Суд установил, что Р.С. обратилась в суд с заявлением об усыновлении С. В нем она указала, что в 2012 г.

при нахождении в медицинском учреждении была заражена ВИЧ-инфекцией и гепатитом С, от лечения не уклонялась, ребенок с рождения проживает вместе с ней и ее супругом.

В судебном заседании был представлен нотариально заверенный отказ биологической матери от родительских прав в отношении С., а К.С., привлеченный к участию в деле в качестве заинтересованного лица, поддержал требование супруги. 

Однако суд оставил заявление без удовлетворения, сославшись на заключение о результатах медицинского освидетельствования, согласно которому у Р.С. выявлено заболевание, препятствующее усыновлению, и на заключение органа опеки и попечительства, полагавшего усыновление ею ребенка не отвечающим его интересам. Суд апелляционной инстанции оставил это решение без изменения.

В постановлении упоминается о том, что Семейный кодекс РФ определяет в ст.

127 круг лиц, которые могут быть усыновителями, исключая из него некоторые категории граждан, в том числе лиц, которые имеют заболевания, указанные в Перечне, установленном Постановлением Правительства от 14 февраля 2013 г. № 117. Согласно п.

2 Перечня, препятствием для усыновления ребенка служат инфекционные заболевания до прекращения диспансерного наблюдения в связи со стойкой ремиссией, при этом они не конкретизируются.

Исходя из этого, отметил КС РФ, суды при разрешении вопросов об усыновлении руководствуются приведенными нормативными положениями во взаимосвязи с п.

5 Порядка медицинского освидетельствования граждан, намеревающихся усыновить (удочерить), взять под опеку (попечительство), в приемную или патронатную семью детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Согласно ему медицинское освидетельствование включает в себя исследование крови на гепатит С и определение антител к вирусу иммунодефицита человека в крови. То есть суды понимают оспариваемые нормативные положения как относящие гепатит С и ВИЧ-инфекцию к заболеваниям, препятствующим усыновлению.

КС РФ указал, что в своем Постановлении от 12 марта 2015 г.

№ 4-П, ссылаясь на заявление Объединенной программы ООН по ВИЧ/СПИДу и Международной организации по миграции об ограничениях права на передвижение в связи с ВИЧ/СПИДом, он отмечал: мировым сообществом признано, что наличие у лица ВИЧ-инфекции не должно рассматриваться в качестве создающего угрозу для здоровья населения, поскольку вирус иммунодефицита человека передается не через воздух либо общие носители, такие как еда или вода, а через контакты, которые почти всегда являются частными. При этом Суд указал, что, поскольку контакт усыновителя с ребенком может оказаться ближе, законодатель вправе проявлять осторожность в регулировании вопроса об усыновлении при наличии у усыновителя ВИЧ-инфекции или гепатита С. Ограничение на усыновление соответствующей категорией лиц направлено на то, чтобы не подвергать здоровье детей чрезмерному риску со стороны усыновителей, и само по себе не может расцениваться как нарушающее Конституцию РФ. 

Вместе с тем Суд постановил, что вводимые законодателем ограничения права на усыновление, включая юридическое оформление фактически сложившихся отношений, должны устанавливаться в интересах детей и не могут влечь снижения уровня социальной устроенности ребенка.

Кроме того, КС РФ неоднократно отмечал, что при установлении ограничений права законодатель должен использовать не чрезмерные, а только необходимые меры, и обеспечивать баланс конституционных ценностей, а также прав и законных интересов участников правоотношений.

Конституционный Суд отметил, что во взаимосвязи оспариваемые нормы  позволяют судам отказывать гражданину в усыновлении при формальном подтверждении одного только факта наличия у него ВИЧ-инфекции или гепатита С.

Тем самым исключается возможность учета заслуживающих внимания обстоятельств, в том числе свидетельствующих, что ребенок уже проживает в семье гражданина, намеревающегося его усыновить, а усыновление позволяет лишь юридически оформить сложившиеся между ними отношения родителя и ребенка, не увеличивая риски для его здоровья.

Таким образом, Конституционный Суд признал оспариваемые положения не соответствующими Конституции РФ в той мере, в какой они служат основанием для отказа лицу, инфицированному вирусом иммунодефицита человека или гепатитом С, в усыновлении ребенка, который проживает с этим лицом, если из установленных судом обстоятельств следует, что усыновление позволяет юридически оформить эти отношения и отвечает интересам ребенка. 

Комментируя постановление КС РФ, руководитель конституционной практики Адвокатской конторы «Аснис и партнеры» адвокат Дмитрий Кравченко отметил, что на первый взгляд оно выглядит обоснованным и сбалансированным.

«Без надлежащей медицинской квалификации сложно дать однозначную оценку тому, насколько правильно КС признал допустимым запрет усыновления детей людьми с соответствующими заболеваниями, – говорит он.

– Но, на мой взгляд, как минимум эту позицию нельзя оспорить ссылкой на признание международным сообществом соответствующих инфекций социально безопасными, потому что внутри семьи, как правильно отметил Суд, контакт между людьми более тесный, нежели общесоциальное взаимодействие.

Вероятность контактов бытового характера, через которые возможно заражение, в семье выше. С другой стороны, абсолютно верен посыл КС, согласно которому позиция суда должна основываться на конкретных обстоятельствах и принципах неухудшения положения и защиты интересов ребенка».

Адвокат добавил, что оставление Конституционным Судом высокой степени судебного усмотрения по данному вопросу является позитивной тенденцией.

«Российской системе правосудия, к сожалению, свойственен формализм – иногда в ущерб конституционно-правовым принципам и ценностям, в то время как правосудие, не основанное прежде всего на этих принципах, не может быть полностью сбалансированным.

Поэтому подобные указания для судебной практики – тем более в области семьи и детства, где правоприменение должно быть особенно тонким, – кажутся мне полезными», – заключил Дмитрий Кравченко.

Читайте также:  Статья 8. Государственная регистрация профсоюзов в качестве юридических лиц

С ним не согласился адвокат АБ «Хазов, Кашкин и партнеры» Евгений Тарасов.

По его мнению, постановление КС РФ является робким и половинчатым, оно может показаться прогрессивным, так как указывает на необходимость всестороннего исследования обстоятельств и учет сложившихся семейных связей, однако это не так.

«На мой взгляд, постановка вопроса о возможности усыновления ребенка лицами, инфицированными ВИЧ и гепатитом С, нарушает базовые права человека и порождает дискриминацию. И это в XXI веке! – подчеркнул он. – Это неоправданное вторжение государства в частную жизнь граждан.

Так скоро можно прийти и к идее отбирать детей из семей, где у родителей диагностирован гепатит С или ВИЧ». С точки зрения Евгения Тарасова, справедливым было бы постановление, полностью признающее имеющиеся ограничения неконституционными и предписывающее уделить внимание профилактике и борьбе с эпидемией ВИЧ в России.

Адвокат отдельно отметил, что в постановлении нет указания на возможность пересмотра дел, решения по которым были приняты ранее без учета выявленного конституционно-правового смысла. «Действительную пользу оно принесет только заявителям и тем, кто впредь столкнется с такой проблемой», – подвел итог Евгений Тарасов.

«Коронавирус пройдет, а ВИЧ останется»

40 лет назад, 5 июня 1981 года, Американский центр контроля над заболеваниями зарегистрировал новую болезнь — СПИД (синдром приобретенного иммунодефицита). В России первый пациент с ВИЧ впервые был обнаружен в 1987-м.

Глава профилактического центра ЦНИИ эпидемиологии Роспотребнадзора Вадим Покровский тогда лично занимался выявлением первых носителей ВИЧ. В то время врачи были совершенно бессильны перед новой болезнью, рассказал он в интервью «Известиям».

В наши дни некоторые инфицированные доживают до ста с лишним лет, но профилактический прием антиретровирусных препаратов в группах риска для России всё еще диковинка.

Сто лет с ВИЧ

— Что было известно о болезни в 1981 году в США, где впервые заявили о ней?

— В 1981 году было понятно, что новая болезнь связана с нарушением иммунитета. Тогда насчитывалось около ста пациентов. У молодых больных развивались саркома Капоши, которая обычно встречается в пожилом возрасте, а также пневмония.

Врачи начали искать причины, и около трех лет ушло на понимание того, что же вызывает такие состояния. Многие считали, что это не вирус, а, например, влияние окружающей среды. Споры не утихали целое десятилетие, хотя вирус обнаружили уже в 1983 году.

Тогда же появились тесты на определение антител к нему, и они выявили уже несколько сотен зараженных.

Генетический анализ вируса показал, что первые больные появились в середине 1920-х годов в Африке, вирус перешел от шимпанзе к человеку. Охотники ели обезьян, использовали их туши в ритуальных целях.

Первичный очаг сформировался в столице Конго Браззавиле. Через какое-то время туда поехали врачи и учителя из франкоязычной Республики Гаити. Уже оттуда вирус в конце 1960-х годов попал в США. Понадобилось еще примерно 10 лет, чтобы у людей развился СПИД.

— Сколько лет ушло на то, чтобы узнать, как и в какие сроки ВИЧ переходит в СПИД?

— Потребовалось примерно 20 лет, чтобы понять, что человек заражается вирусом, а СПИД (саркома Капоши или пневмония) развивается в течение 10 лет только у половины инфицированных, а за 20 лет — примерно у 95%.

У оставшихся 5% ВИЧ есть, анализы его показывают, но СПИД у них не развивается. Это связано с наличием у них гена, препятствующего заражению и развитию болезни. Людей, устойчивых к ВИЧ-инфекции, в европейских популяциях около 1%.

Такой ген есть у народов Северной Европы и северной России.

— Когда ВИЧ дошел до России, вы только начинали свой путь в медицине. При каких обстоятельствах вы решили заниматься новым направлением?

— СССР имел теплые отношения с африканскими государствами. В конце 1984 года ведущие отечественные институты занялись вопросом распространения нового заболевания, которое принимало серьезные масштабы в США.

Я к тому времени уже был квалифицированным специалистом, изучал инфекционные и тропические болезни, занимался иммунологией. Мне и поручили это направление. Я совершенно не понимал, что это за болезнь. Было известно, что она передается половым путем или с кровью, распространяется медленно.

Только спустя время ученые поняли, что излечиться от нее нельзя. И человек, прежде чем умереть, успевает заразить других.

— Возможно ли сравнить ВИЧ с какой-то другой болезнью?

— Сравнить можно, например, с сифилисом. Это была достаточно тяжелая болезнь до того момента, как ее начали лечить пенициллином. От острого сифилиса никто не умирал, а вот от третичного и четвертичного шло поражение внутренних органов, и это грозило смертью. В этом плане развитие СПИДа чем-то напоминало сифилис. Но в целом сравнить СПИД с какой-то болезнью невозможно.

Никто не верил

— Какие задачи стояли перед вами, когда ВИЧ уже появился в СССР?

— Трудность заключалась в том, как противостоять новому заболеванию. Во-первых, было сложно убедить людей, что ВИЧ вообще существует.

При COVID-19 люди лежат с температурой, кашляют, а здесь они не понимают, что больны, признаков болезни нет. Во-вторых, необходимо было убедить людей пользоваться презервативами.

Его же еще нужно купить, правильно использовать. А ведь это средство по-прежнему является самым надежным.

— Врачи боялись работать с ВИЧ в первое время?

— Конечно. Первое время надевали противочумные костюмы. В 1987 году, когда в России был зарегистрирован первый больной, произошла смешная история.

Одному пациенту мы сделали ректоскопию, а когда через несколько дней узнали о наличии у него ВИЧ, вырыли яму во дворе больницы и закопали ректоскоп, а сверху еще залили хлоркой и потом цементом.

Что подумают археологи, когда спустя тысячелетия найдут зацементированный ректоскоп? Они, скорее всего, никак не сопоставят это с появлением в России новой болезни. Вот так все боялись первых пациентов.

— Чем тогда лечили людей от ВИЧ?

— Пытались лечить имеющимися иммуностимулирующими препаратами, переливанием крови, ультрафиолетовым облучением крови. Но пациентам становилось только хуже. Это было страшно. Мы не знали, что делать.

— Как был обнаружен ВИЧ-положительный пациент в СССР?

— С 1985–1987 годов мы обнаруживали только инфицированных африканцев. Раньше других в мире мы поняли, как вирус попал в США и Европу. Но наши люди также ездили в Африку.

Первый выявленный российский пациент работал там переводчиком и имел гомосексуальные контакты с местными жителями. Когда он вернулся в Россию в 1982 году, первые два месяца у него были острые периоды: лихорадка, понос. Он попал в руки к врачам, но вскоре симптомы у него прошли.

Потом к 1987 году у него открылась саркома Капоши, тогда мы уже обследовали его на ВИЧ и подтвердили диагноз.

— Как дальше распространялась инфекция?

— ВИЧ-положительный пациент рассказал мне, что у него были контакты с 25 мужчинами. В основном это были солдаты срочной службы, он их опаивал, соблазнял. Потом они разъехались по всей России. Было крайне сложно найти их всех и обследовать.

В итоге выяснилось, что пять из них заразились. У всех были уже традиционные сексуальные контакты, семьи. Так заразились пять женщин. Один из инфицированных еще и сдавал кровь как донор. От одного первого случая я отследил в общем счете 26 заражений.

Было решено начать массовое обследование. Начали проверять донорскую кровь, чтобы остановить заражение. Если где-то обнаруживали больного, сразу сообщали в наш центр эпидемиологии в обязательном порядке. К 1988 году было зарегистрировано около 100 случаев.

Мы информировали врачей, что у их пациентов будут подобные симптомы, чтобы отправляли к нам.

https://www.youtube.com/watch?v=-GFLiKvOD5A\u0026t=1132s

Далее последовала вспышка в Элисте в Калмыкии — первый случай массового заражения ВИЧ-инфекцией в СССР. Нулевым пациентом там стал рабочий, проходивший в 1982 году срочную службу на флоте. Многие из заразившихся тогда до сих пор живы.

Есть средства

— Как продвигалась работа над терапией пациентов?

— В 1987 году был создан первый отечественный препарат для терапии ВИЧ. К 1990-м годам использовались три препарата, препятствующих размножению вируса в организме. Сейчас используются уже два, пожизненно, с ними человек с ВИЧ может дожить до старости. Известно, что один инфицированный дожил до 104 лет.

Конечно, даже у самых современных препаратов есть побочные эффекты, и приходится их менять. Если прерывать терапию или применять ее неправильно, развивается резистентность. Затраты государства на лечение ВИЧ-инфицированных постоянно растут. Самая бюджетная терапия обходится в 10 тыс.

рублей в год, самая дорогая — более чем в 200 тыс.

— Если многие сегодня уже охвачены терапией, доходит ли у кого-нибудь болезнь до стадии СПИДа?

— Термин «СПИД» в России появился в 1987 году, сейчас это уже условное определение, бытовое название финальной стадии заболевания. Оно неправильное.

Если человек начал принимать лекарства, до того самого СПИДа болезнь не дойдет.

И даже если у него уже развилось то состояние, которое принято называть СПИДом, мы возвращаем ему нормальные самочувствие и трудоспособность. Поэтому правильно все-таки называть болезнь ВИЧ-инфекцией.

Читайте также:  Статья 11. права пайщиков потребительского общества

— Сколько сегодня ВИЧ-инфицированных в России?

— По данным Роспотребнадзора на 31 декабря 2020 года, в России проживают 1 млн 100 тыс. людей с ВИЧ. Умерли 380 тыс. начиная с 1987 года. В списках Минздрава числятся 840 тыс. инфицированных.

Статистика Минздрава и Роспотребнадзора расходится. Роспотребнадзор фиксирует сразу все случаи обнаружения антител к ВИЧ. Минздрав же считает только тех людей, которые обратились в государственные «СПИД.

ЦЕНТРЫ».

То есть 300 тыс. человек не обратились за медицинской помощью и не получают лечение. Они могут заражать других, за ними никто не следит.

За прошлый год было зафиксировано 60 тыс. новых случаев. При этом важно учитывать, что в пандемию обследовали гораздо меньшее количество человек, примерно на 20%, чем в позапрошлом году. В 2019-м было выявлено 80 тыс. новых случаев. На карантине люди занимались интимными контактами, поэтому ответ мы получим в следующем году, когда пандемия будет влиять в меньшей степени.

В 2020 году «СПИД.ЦЕНТРЫ» делали тесты на ковид, инфекционисты также сменили профиль. Из-за коронавируса были ограничения на передвижения даже внутри страны, люди не могли обращаться в областные центры. Приходилось давать препараты на более долгий срок, организовывать доставку на дом. Надо помнить, что коронавирус пройдет, а ВИЧ останется. Даже 60 тыс. новых случаев — это много.

— Сами врачи сегодня боятся заразиться?

— Вероятность, что врач, уколовшийся иглой, на которой был вирус, заболеет ВИЧ, составляет 0,3%. А если к тому же он сразу начнет принимать антиретровирусную терапию, то точно не заразится. Также это можно делать после сомнительного полового контакта или изнасилования. Но эта схема в России не развита.

Я знал ВИЧ-инфицированного хирурга, который сам боялся оперировать, и его сделали главврачом. Мне нравятся такие компромиссы. Но так бывает не всегда. В целом закон не предусматривает трудовых ограничений для ВИЧ-инфицированных. При этом их, например, не берут на военную службу.

Но если уже на службе у военного найдут инфекцию, его не отстраняют. Парадокс.

Секс-просвещение и презервативы

— Почему не получается снизить число новых случаев в России?

— С начала обнаружения заболевания в нашей стране мы занимаемся только лечением, но практически не думаем о профилактике. Согласно данным Аналитического центра при правительстве РФ, более 99% бюджетных средств расходуются на организацию лечения (60 млрд рублей), а на профилактику — только 0,7% (450 млн рублей).

Ни пропагандой, ни раздачей презервативов мы не занимаемся. Не думаем о распространении ВИЧ среди гомосексуалистов, женщин с пониженной социальной ответственностью. Мы сделали вид, что у нас нет секс-работников.

Ведется слабая работа среди потребителей наркотиков, а последние 20 лет именно они наша основная головная боль. В СССР мы обследовали наркоманов, но не обнаруживали среди них больных.

Всё изменилось в 1990-е годы, когда вирус попал в эту среду.

Проблема в том, чтобы найти всех этих пациентов, обследовать и дать лечение. Но это очень сложно. Обследуют в основном при поступлении в больницу.

— Насколько сильна сегодня стигматизация ВИЧ-инфицированных?

— Сегодня 65% инфицированных — это люди обычной ориентации, не употребляющие наркотики. Сейчас в числе больных уже есть заслуженные учителя, актеры, академики. Но далеко не все это понимают.

Слышал недавно историю. Болеет женщина, на лицо все признаки ВИЧ, но ее не обследуют на него, потому что она заслуженный учитель. Врачам не могло прийти в голову, что заслуженный учитель может болеть ВИЧ.

До сих пор не только людям, но и врачам кажется, что заражаются только гомосексуалисты и наркоманы. Случаи, когда пациентам отказывают в операции, сегодня редки, но они есть.

Помощь больным с ВИЧ оказывают определенные больницы, что, на мой взгляд, также форма стигматизации.

— Что бы лично вы сделали для уменьшения распространения ВИЧ в России?

— Крайне важно вести сексуальное просвещение школьников. В нашей стране в учебных заведениях практически не касаются этого момента. Позиция Минпросвещения сводится к тому, что половым образованием должны заниматься родители, но те сами нигде этому не обучены. Дети ищут информацию в интернете.

Во многих странах есть программы по повышению доступности презервативов. У нас они только дорожают.

Другие страны ушли намного дальше в осознании болезни. Например, Объединенная программа ООН по ВИЧ/​СПИДу (ЮНЭЙДС) 3 июня опубликовала стратегию, в которой приводится такой пример: «Я секс-работница, пользуюсь презервативами и не боюсь заразиться. А если клиенты отказываются, я принимаю антиретровирусные препараты для профилактики». В России это вряд ли будет понято.

Все попытки сделать вакцину пока не дают результата. Ближайшие 10 лет она вряд ли будет создана. Мы можем повлиять только на изменение полового поведения, научить людей пользоваться презервативами.

Дискриминация людей с ВИЧ недопустима!

Одна из основных проблем, с которой сталкиваются ВИЧ+ — дискриминация.  Термин «дискриминация» в переводе с латинского означает «различие».

Дискриминация – это различие, исключение, ограничение или предпочтение, основанное на каком-либо признаке человека, имеющее целью или следствием уничтожение, или умаление признания, пользования или осуществления равенства прав человека и основных свобод.

Права и свободы могут быть ограничены только федеральным законом и исключительно в конституционно значимых целях, обозначенных в статье 55 Конституции, в том числе в целях защиты здоровья, прав и законных интересов других лиц.

Статья 7 Конституции РФ провозглашает Российскую Федерацию социальным государством, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека.

Статья 41 Конституции гарантирует каждому право на охрану здоровья и медицинскую помощь. При этом граждане России имеют конституционное право на оказание медицинской помощи бесплатно в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений.

Статья 19 Конституции закрепляет принцип не дискриминации, равенства прав и свобод человека независимо от различных обстоятельств, т.е., в том числе состояния здоровья, наличия того или иного заболевания.

Статья 17 Федерального закона содержит запрет на ограничение прав ВИЧ-инфицированных: «Не допускаются увольнения с работы, отказ в приеме на работу, отказ в приеме в образовательные учреждения и учреждения, оказывающие медицинскую помощь, а также ограничение иных прав и законных интересов ВИЧ — инфицированных на основании наличия у них ВИЧ-инфекции, равно как и ограничение жилищных и иных прав и законных интересов членов семей ВИЧ-инфицированных, если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом».

Рассматривая ряд дел, Европейский суд постановил, что «равенство нарушено, если различие не имеет никакого объективного и разумного оправдания».

Уголовный кодекс РФ содержит ст.

136 «Нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина», которая предполагает уголовное наказание за «дискриминацию, то есть нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям или каким-либо социальным группам».

Кроме того, права граждан могут быть защищены в процессе гражданского судопроизводства (ст. 11 Гражданского Кодекса РФ) путем признания права, восстановления нарушенного права, признания акта, изданного органом государственной власти или местного самоуправления, противоречащим закону.

Есть еще одна возможность защитить себя от дискриминации — применить Закон РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» при рассмотрении в суде исков на неправомерные действия должностных лиц и органов власти в случаях индивидуальной дискриминации.

Люди, живущие с ВИЧ/СПИДом (ЛЖВ), ограничены законодательством только в небольшом количестве прав, причем эти права не являются основными и самыми распространенными. Такие права, как право на жизнь (ст. 20 Конституции РФ), право на свободу и личную неприкосновенность (ст.

22 Конституции РФ), право на неприкосновенность жилища (ст. 25 Конституции РФ), право на свободу передвижения (ст.

27 Конституции РФ) и другие неотъемлемые права человека и гражданина, закрепленные международно-правовыми актами и Конституцией России, у ЛЖВ не могут быть ограничены.

ЛЖВ ограничены только в тех правах, реализация которых ставит в опасность заражения ВИЧ-инфекцией других лиц.

  1. ОГРАНИЧЕНИЕ ПРАВ ВИЧ+
  2. Не могут быть донорами:

граждане РФ в случае выявления у них ВИЧ-инфекции не могут быть донорами крови, биологических жидкостей, органов, тканей.

Часть 1 статья 11 ФЗ №38 «О предупреждении распространения в РФ заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)»

  1. ВИЧ+ иностранные граждане могут быть депортированы:

в случае выявления ВИЧ-инфекции у иностранных граждан и лиц без гражданства, находящихся на территории РФ, они подлежат депортации из РФ в порядке, установленном законодательством России.

ИСКЛЮЧЕНИЕ!!! Если ВИЧ+ иностранные граждане и лица без гражданства имеют членов семьи (супруга, супругу), детей (в том числе усыновленных), родителей (в том числе приемных) – граждан РФ либо иностранных граждан или лиц без гражданства, постоянно проживающих на территории РФ, и при этом отсутствуют нарушения ими законодательства РФ о предупреждении распространения ВИЧ-инфекции.

Ссылка на основную публикацию