Статья 13. Международное сотрудничество Российской Федерации в области генно-инженерной деятельности

С 1 марта 2021 года вступили в силу два приказа Минсельхоза России (№ 650, 655), которые определяют методику исследования генно-инженерно-модифицированных животных и генно-инженерно-модифицированных микроорганизмов, произведенных на территории страны.

Юлия Макеева

А с 1 сентября 2021 года предполагается, что начнет действовать еще один приказ Минсельхоза – № 716, который касается исследований генно-инженерно-модифицированных растений, выращиваемых в России, в том числе на предмет биобезопасности.

Приказы утверждают новые методики исследования, которые необходимы для регистрации модифицированных растений, животных и  микроорганизмов.

Эти методики разработаны к постановлению Правительства РФ № 839 «О государственной регистрации генно-инженерно-модифицированных организмов, предназначенных для выпуска в окружающую среду, а  также продукции, полученной с  применением таких организмов или содержащей такие организмы, включая указанную продукцию, ввозимую на территорию Российской Федерации».

Однако помимо внедрения методик исследований необходимо в целом менять федеральное законодательство в  отношении ГМО, а  также гармонизировать российские нормативы с международными. В 2023 году Россия планирует присоединиться к  Картахенскому протоколу по биобезопасности, регулирующему перемещение живых измененных организмов из одной страны в другую.

НОВЫЕ МЕТОДИКИ ПО ГМО

По приказу Минсельхоза аккредитованная испытательная лаборатория по результатам исследования модифицированного растения должна предоставить выводы о наличии или отсутствии негативного воздействия ГМ-культуры на окружающую среду. Если ГМ-растение соответствует показателям безопасности, заявителю выдадут соответствующее заключение.

В документах содержатся требования к проведению самих исследований и показатели безопасности. Например, токсикологические исследования генно-инженерно-модифицированных растений должны проводиться на двух поколениях крыс линии Wistar (одна из линий лабораторных крыс. – Прим. ред.) в течение 180 календарных дней.

В этот период следует брать анализы крови и  мочи животных, оценивать их общее состояние.

На 90-й и 180-й дни эксперимента (плановый забой 15 крыс на группу) должны выполняться макроскопические и микроскопические исследования, обзорные гистологические исследования, морфометрический анализ, определения массы внутренних органов, указано в документе.

Необходимо также провести испытание инвазивности модифицированного растения (его способности преодолевать защитные барьеры) на восьми опытных полях в течение трех вегетативных периодов.

Статья 13. Международное сотрудничество Российской Федерации в области генно-инженерной деятельности

ИЗМЕНЕНИЕ ЗАКОНА О ГМО

Помимо совершенствования контрольных механизмов необходима актуализация положений Федерального закона «О государственном регулировании в  области генно-инженерной деятельности», который был принят еще в 1996 году, отмечают эксперты.

«Не вызывает сомнений, что актуализация этого закона должна быть начата с  его понятийного аппарата, который нужно привести в  соответствие с  международным законодательством»,  – отметил зампредседателя Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и  природопользованию Сергей Белоусов на выездном совещании секции «Нормативно-правовое регулирование в  сфере обращения ГМО» экспертного совета при комитете. Встреча прошла на базе Всероссийского государственного Центра качества и  стандартизации лекарственных средств для животных и кормов (ФГБУ «ВГНКИ» Россельхознадзора) в начале 2021 года.

ВГНКИ – один из ведущих центров по выявлению ГМ-конструкций, где проводятся регулярные исследования на определение ГМО в пищевых продуктах и кормах для животных. Разработана собственная методическая база, восемь профильных методик и три ГОСТа по контролю за обращением ГМО.

«Нам необходимо четкое понятийное разделение генно-инженерной деятельности в открытых и закрытых биологических системах», – отметил директор ВГНКИ Леонид Киш.

Открытая система осуществления генно-инженерной деятельности предполагает контакт генно-инженерно-модифицированных организмов с населением и окружающей средой при их намеренном выпуске в окружающую среду, применении в  медицинских и алиментарных целях, экспорте и импорте, при передаче технологий.

В замкнутой же системе генетические модификации вносятся в  организм или генно-инженерно-модифицированные организмы, обрабатываются, культивируются, хранятся, используются, подвергаются транспортировке, уничтожению или захоронению. И это происходит в условиях физических, химических и биологических барьеров или их комбинаций, предотвращающих контакт генно-инженерно-модифицированных организмов с населением и окружающей средой.

Один из примеров открытой системы – выращивание ГМ-растений. Пример замкнутой системы – культивация ГМ-бактерий в закрытых биореакторах для получения ферментов.

«Любая ГМ-технология рассматривается, во-первых, как научная составляющая. И тут мы двумя руками за. Мы должны развивать это направление, Россия не должна отставать от мировой науки», – пояснила «Ветеринарии и жизни» Ирина Донник, вице-президент РАН, академик, сопредседатель экспертного совета Комитета СФ, руководитель секции.

Однако не стоит выпускать из поля зрения открытые системы. «Например, выращивание ГМ-культур без применения пестицидов сегодня затруднительно», – подчеркнул Леонид Киш. Он рассказал об исследовании модифицированного рапса в ВГНКИ.

«Мы пришли к однозначному выводу, что в ГМ-культурах фиксируется максимальное превышение допустимых норм глифосата и  глюфосината (гербициды, используемые для борьбы с  сорняками.  – Прим. ред.

), потому что ГМ-культуры без этого расти успешно, к сожалению, не могут», – добавил эксперт.

Статья 13. Международное сотрудничество Российской Федерации в области генно-инженерной деятельности

ЭФФЕКТ ГМО ДЛЯ АПК

Генетически модифицированные растения, в зависимости от произведенной модификации, устойчивы к  гербицидам, насекомым и заболеваниям. Например, ГМ-кукуруза и  соя могут быть устойчивы к глюфосинату аммония и глифосату, а ГМ-картофель не берет колорадский жук. Казалось бы, для сельского хозяйства сплошные плюсы.

Однако применение ГМО дает быстрый экономический эффект только в краткосрочной перспективе, пояснила «ВиЖ» Мария Гергель, замдиректора ФГБУ «ВГНКИ», руководитель Испытательного центра.

«Но в средней и длительной перспективе эффект может пропасть или стать отрицательным, так как широкое распространение мифов о полной безопасности технологий культивирования ГМО и связанных с  ними ядохимикатов приводит к массовым нарушениям технологии выращивания.

Например, может быть превышено в 10 раз количество применяемых гербицидов. Нарушаются правила севооборота, внесения удобрений и так далее, – пояснила Мария Гергель.

  – В  результате нарушений сорняки вырабатывают устойчивость к гербицидам, вредители преодолевают защитные барьеры растений, почва может потерять плодородные свойства, начинают накапливаться избыточные количества пестицидов».

«Это еще риск и  для окружающей среды  – может произойти переопыление (перенос пыльцы от цветка одного растения на цветок другого. – Прим. ред.). И еще.

 Выходит во внешнюю среду генно-модифицированное растение. Как оно себя поведет, мы не знаем: может быть, оно будет доминировать, а  окружающие виды не будут развиваться так, как положено в природе.

Вот это всех беспокоит», – добавила Ирина Донник.

В России с  2016 года Федеральным законом №  358 запрещен ввоз и  использование для посева семян ГМ-растений, а также, за исключением научно-исследовательских целей, запрещено выращивать ГМ-растения и разводить ГМ-животных.

Статья 13. Международное сотрудничество Российской Федерации в области генно-инженерной деятельности

МОНИТОРИНГ И КОНТРОЛЬ

Структурируя предложения по изменению законодательства в отношении ГМО при выращивании растений, эксперты Россельхознадзора выделяют три направления. Во-первых, необходимо закрепить полномочия по контролю генных модификаций в растениях в период их вегетации.

Во-вторых, разработать порядок уничтожения ГМ-посевов. В-третьих, запретить выпуск в обращение зерновой продукции, полученной из ГМ-растений, выращенных в России. Также необходимо совершенствовать контроль генных модификаций в готовой растительной продукции.

По мнению Леонида Киша, нужен активный мониторинг в сфере аграрного производства и незаконного использования ГМ-семенного и посадочного материала.

Несмотря на законодательный запрет, введенный в 2016 году, ГМ-растения в России выращиваются не только в научных целях. В 2020 году инспекторы Россельхознадзора пресекли выращивание ГМ-рапса в Нижегородской области и ГМ-сои в Волгоградской области.

В 2020 году с января по ноябрь эксперты ВГНКИ провели 6,7 тысячи исследований зерна, кормов и кормовых добавок. В  5,1%  пробы обнаружены ГМО, рассказала Мария Гергель. Из 1,2 тысячи образцов продукции, произведенной в России, ГМО были выявлены в 49 пробах.

КАРТАХЕНСКИЙ ПРОТОКОЛ

В 2023 году Россия распоряжением правительства №  1906-р планирует присоединиться к Картахенскому протоколу по биобезопасности к Конвенции о  биологическом разнообразии. Документ регламентирует трансграничное перемещение, транзит, обработку и использование всех живых измененных организмов.

Присоединение к  Картахенскому протоколу может дать России преимущество в виде повышения экспортного потенциала и обеспечения безопасности импортной сельхозпродукции. Однако для присоединения к международному документу России нужно гармонизировать законодательство с международными нормами, отмечают эксперты.

Определение ГМО в Картахенском протоколе шире, чем в Федеральном законе «О государственном регулировании в  области генно-инженерной деятельности» (№  86-ФЗ). В  международном протоколе уточняется принадлежность формально стерильных организмов.

Вместо ГМО в документе содержится понятие «живой измененный организм»  – любой живой организм, обладающий новой комбинацией генетического материала, полученной благодаря использованию современной биотехнологии.

«Живой организм» – это любое биологическое образование, способное к передаче или репликации генетического материала, включая стерильные организмы, вирусы и вироиды.

Чтобы гармонизировать российское законодательство с международным, целесообразно включить ГМО, полученные редактированием генома, в № 86-ФЗ и уточнить ряд определений, пояснила Мария Гергель.

Насколько опасны генная модификация и селекция для здоровья людей и животных

Алла Салькова

Статья 13. Международное сотрудничество Российской Федерации в области генно-инженерной деятельности

Одной из наиболее полных работ, посвященных воздействию ГМ-растений на организм животных, стал метаанализ 2014 года «Распространенность и влияние генетически модифицированных кормов на популяции домашнего скота (Prevalence and impacts of genetically engineered feedstuffs on livestock populations)», проведенный исследователями из Калифорнийского университета в Дейвисе. Авторы использовали данные с  1983 (еще до внедрения модифицированных сельскохозяйственных культур) до 2011 года, когда доля ГМ-растений в рационе скота и птиц в некоторых регионах достигала 90%.

В общей сложности в  выборку попало более 100 миллиардов животных, от цыплят и рыб до коров, питавшихся как немодифицированными растениями, так и ГМ-культурами. Ученые не заметили разницы в состоянии здоровья животных. Кроме того, следов ГМ-компонентов не наблюдалось в мясе, молоке и яйцах.

Однако, как обратили внимание «Ветеринарии и жизни» во Всероссийском государственном Центре качества и стандартизации лекарственных средств для животных и кормов (ФГБУ «ВГНКИ» Россельхознадзора), большая часть собранных для анализа исследований продолжалась менее 90 дней, в них не проводились испытания репродуктивной токсичности.

При этом длительность большинства известных исследований, продемонстрировавших негативные последствия кормления животных ГМО, составляла более трех месяцев, многие из них включали изучение негативного воздействия на репродуктивность.

По словам экспертов, некоторые государства, в  которых производится и  разрабатывается значительное количество ГМО, противодействуют проведению долгосрочных исследований.

«Однако в  большинстве стран, в том числе и в России, уже готовые ГМ-продукты подвергаются дополнительным проверкам по сравнению с традиционными, – рассказал «ВиЖ» кандидат биологических наук Александр Панчин, старший научный сотрудник Института проблем передачи информации имени А. А. Харкевича РАН, автор книги «Сумма биотехнологии», посвященной вопросам ГМО. – То есть такие продукты более проверенные, более изученные, чем продукты селекции. При этом риски от продуктов генной инженерии могут быть не выше, чем от продуктов, полученных методом селекции».

В 2016 году Национальная академия наук США опубликовала четырехсотстраничный отчет «Генетически модифицированные культуры: опыт и перспективы (Genetically engineered crops: experiences and prospects)», в котором ученые рассмотрели в том числе и влияние ГМО на человека.

На протяжении нескольких лет комитет из 50 специалистов изучал почти 900 научных статей о ГМО, опубликованных за последние 30 лет. Однако данных о вреде ГМО для здоровья человека в них нет. «Угроза для окружающей среды и здоровья людей может быть связана и  с антибиотиками, которые используют в животноводстве.

Опосредованным путем мы увеличиваем количество микроорганизмов, устойчивых к антибиотикам. Угроза связана и с обычными организмами, – отметил Александр Панчин. – Например, борщевик Сосновского, завезенный в наши широты, оказался очень способным к распространению и  вызывает массу проблем.

Что касается суперсорняков, то, если вы используете какое-то вещество, которое убивает сорняки, у  вас со временем появятся суперсорняки, так же, как если вы используете антибиотики, у  вас тоже появляются микроорганизмы, которые устойчивы к антибиотикам. Это закон эволюции.

Читайте также:  Законодательство в сфере информатизации - советы юриста

Поэтому нужно придумывать способы, как не создавать устойчивости. Например, чередовать эти средства, иметь запасные варианты».

В целом авторы отчета, выпущенного Национальной академией США в 2016 году, отмечают, что при любом изменении генома растений – хоть с помощью современной генетической модификации, хоть с помощью селекции, в которой, к слову, используются мутагенные вещества и радиация, – необходима тщательная оценка безопасности и эффективности того, что получится в результате. Поэтому регуляторные меры, по мнению отдельных экспертов, вероятно, стоит применять не к  технологии, а к конечному продукту. 

«И селекция, и  генная инженерия – это способы изменения генов, – говорит Александр Панчин. – Важны не способы, которыми мы изменяем гены, а тот продукт, что получается в итоге. И в этом смысле ГМО – это не биологический термин, а скорее юридический, потому что в каждом поколении всех живых организмов происходят мутации.

С точки зрения удобства выведения новых сортов генную инженерию и селекцию можно сравнить с помощью метафоры. Селекция – это кувалда, которой вы бьете по геному, и происходит очень много мутаций. Из них выбираются те, которые по случайному стечению обстоятельств подошли.

И при этом теряется куча других изменений, о которых никто даже не подозревает. Генная инженерия – это хирургический скальпель. Можно внести нужные изменения точечно. Поэтому для достижения некоторых результатов генная модификация удобнее.

Но при этом, если вы не знаете, как получить то или иное свойство, не знаете, какие гены за это отвечают, придется использовать селекцию».

Подпишитесь на нас в ЯНДЕКС.НОВОСТИ и в Telegram , чтобы читать новости сразу, как только они появляются на сайте.

Россия продолжает развивать международное сотрудничество в области генной инженерии и биотехнологий

Поделиться Статья 13. Международное сотрудничество Российской Федерации в области генно-инженерной деятельности

18-19 ноября 2020 г. состоялось заседание 26-ой сессии Совета управляющих Международного центра генной инженерии и биотехнологий (МЦГИБ), членом которого Российская Федерация является с 1993 года. Заседание состоялось в ставшем уже традиционным для сегодняшних международных мероприятий формате видеоконференции и собрало более 130 делегатов из 65 стран.

От российской стороны участие в мероприятии принял заместитель директора Департамента международного сотрудничества Минобрнауки России Виктор Смирнов, также являющийся Президентом Совета управляющих.

На заседании было объявлено о завершении процедуры присоединения к МЦГИБ Анголы после получения соответствующего подтверждения из штаб-квартиры ООН.

Основными темами обсуждения стали ключевые направления деятельности Центра – инициативы по исследованиям в области биотехнологий, противодействие распространению новой коронавирусной инфекции и укрепление сотрудничества в целях устойчивого развития.

Среди других рассмотренных вопросов – деятельность региональных исследовательских центров МЦГИБ в Китае, Кении, Молдове, Шри-Ланке, Панаме и офиса в Аргентине.

В соответствии с повесткой были представлены ежегодный Доклад о реализации программ Центра, проект Стратегического плана на 2020-2030 годы, а также Программа работы и бюджета на 2020 год.

Представители более чем 12 государств-наблюдателей из Африки, Азии, Ближнего Востока и Латинской Америки приняли участие в сессии, включая Джибути, Доминиканскую Республику и Руанду, находящихся в стадии присоединения к МЦГИБ. Кроме этого, присутствовали наблюдатели из 13 многосторонних организаций – партнеров Центра (Европейская комиссия, ФАО, МАГАТЭ, Всемирная академия наук, ЮНИДО, ВОИС и другие).

Следующее заседание Совета управляющих планируется провести очно 18-20 мая 2021 года в г. Триесте (Италия).

СПРАВОЧНО:

МЦГИБ является уникальной межправительственной организацией, включающей в себя 46 лабораторий, а также 3 филиала, расположенные в Триесте (Италия), Нью-Дели (Индия) и Кейптауне (ЮАР).

Организация играет ключевую роль в мире в области исследований и обучения в сфере биотехнологии, а также передачи технологий промышленности. Деятельность Центра направлена на достижение глобального устойчивого развития в рамках системы ООН. Руководство МЦГИБ осуществляет Совет управляющих.

Правовое регулирование генно-инженерной деятельности

Федеральный закон от 5 июля 1996 г.

№ 86-ФЗ «О государственном регулировании в области генно-инженерной деятельности» (далее – Федеральный закон № 86-ФЗ) регулирует отношения в сфере природопользования, охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности, возникающие при осуществлении генно-инженерной деятельности.

Порядок осуществления генно-инженерной деятельности и применения ее методов к человеку, тканям и клеткам в составе его организма, за исключением генодиагностики и генной терапии (генотерапии), не является предметом регулирования настоящего Федерального закона.

  • Согласно ст. 2 Федерального закона № 86-ФЗ:
  • генная инженерия — совокупность методов и технологий, в том числе технологий получения рекомбинантных рибонуклеиновых и дезоксирибонуклеиновых кислот, по выделению генов из организма, осуществлению манипуляций с генами и введению их в другие организмы;
  • генная терапия (генотерапия) — совокупность генно-инженерных (биотехнологических) и медицинских методов, направленных на внесение изменений в генетический аппарат соматических клеток человека в целях лечения заболеваний;
  1. генно-инженерная деятельность — деятельность, осуществляемая с использованием методов генной инженерии в целях создания генно-инженерно-модифицированных организмов;
  2. генодиагностика — совокупность методов по выявлению изменений в структуре генома;
  3. генно-инженерно-модифицированный организм — организм или несколько организмов, любое неклеточное, одноклеточное или многоклеточное образование, способные к воспроизводству или передаче наследственного генетического материала, отличные от природных организмов, полученные с применением методов генной инженерии и содержащие генно-инженерный материал, в том числе гены, их фрагменты или комбинации генов;
  4. выпуск генно-инженерно-модифицированных организмов в окружающую среду — действие или бездействие, в результате которых произошло внесение генно-инженерно-модифицированных организмов в окружающую среду (данное понятие не применяется к деятельности, связанной с изменением наследственного генетического материала человека посредством использования методов генной инженерии для целей генной терапии (генотерапии);
  5. защита биологическая — создание и использование в генной инженерии безопасной для человека и объектов окружающей среды комбинации биологического материала, свойства которого исключают нежелательное выживание генно-инженерно-модифицированных организмов в окружающей среде и (или) передачу им генетической информации;
  6. защита физическая — создание и использование специальных технических средств и приемов, предотвращающих выпуск генно-инженерно-модифицированных организмов в окружающую среду и (или) передачу ими генетической информации;
  • клинические испытания — проверка эффективности и безопасности генной терапии (генотерапии);
  • система замкнутая — система осуществления генно-инженерной деятельности, при которой генетические модификации вносятся в организм или генно-инженерно-модифицированные организмы, обрабатываются, культивируются, хранятся, используются, подвергаются транспортировке, уничтожению или захоронению в условиях существования физических, химических и биологических барьеров или их комбинаций, предотвращающих контакт генно-инженерно-модифицированных организмов с населением и окружающей средой;
  • система открытая — система осуществления генно-инженерной деятельности, предполагающая контакт генно-инженерно-модифицированных организмов с населением и окружающей средой при их намеренном выпуске в окружающую среду, применении в медицинских и алиментарных целях, экспорте и импорте, при передаче технологий;
  • трансгенные организмы — животные, растения, микроорганизмы, вирусы, генетическая программа которых изменена с использованием методов генной инженерии.

Статья 13. Международное сотрудничество Российской Федерации в области генно-инженерной деятельности

  1. Задачами государственного регулирования в области генно-инженерной деятельности являются:
  2. -установление основных направлений деятельности федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, юридических лиц и граждан (физических лиц) в области генно-инженерной деятельности;
  3. — установление основных положений правового регулирования отношений, возникающих в области генно-инженерной деятельности;
  4. — определение механизма, обеспечивающего безопасность граждан и окружающей среды в процессе осуществления генно-инженерной деятельности и использования ее результатов;
  5. — установление правовых основ международного сотрудничества Российской Федерации в области генно-инженерной деятельности;
  6. — создание условий для развития приоритетных направлений в области генно-инженерной деятельности.

Для реализации указанных задач принимаются федеральные и региональные программы в области развития генно-инженерной деятельности (ст. 4 Федерального закона № 86-ФЗ).

  • Основными направлениями государственного регулирования в области генно-инженерной деятельности являются:
  • — улучшение условий жизни человека и охрана его здоровья;
  • — охрана и восстановление окружающей среды, сохранение биологического разнообразия;
  • — повышение эффективности сельского хозяйства;
  • — повышение эффективности добывающей и перерабатывающей промышленности;

— обеспечение сохранения и улучшения кадрового состава, профессиональной подготовки специалистов в области генно-инженерной деятельности (ч. 1 ст. 5 Федерального закона № 86-ФЗ).

  1. Генно-инженерная деятельность должна основываться на следующих принципах:
  2. безопасности граждан (физических лиц) и окружающей среды;
  3. безопасности клинических испытаний методов генодиагностикиигенной терапии (генотерапии) на уровне соматических клеток;
  4. общедоступности сведений о безопасности генно-инженерной деятельности;
  5. обязательного подтверждения соответствия продукции, содержащей результаты генно-инженерной деятельности, с указанием полной информации о методах получения и свойствах данного продукта;

государственной регистрации генно-инженерно-модифицированных организмов, предназначенных для выпуска в окружающую среду, а также продукции, полученной с применением таких организмов или содержащей такие организмы (ч. 2 ст. 5 Федерального закона № 86-ФЗ).

Международное сотрудничество

Последнее обновление: май 2020 г.

В соответствии со статьей 2 Федерального закона от 17 января 1992 г.

№2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» Генеральная прокуратура Российской Федерации в пределах своей компетенции осуществляет прямые связи с соответствующими органами других государств и международными организациями, сотрудничает с ними, заключает соглашения по вопросам правовой помощи и борьбы с преступностью, участвует в разработке международных договоров Российской Федерации.

  • Сотрудничество с компетентными органами иностранных государств, а также с международными органами и организациями является одним из приоритетных направлений деятельности Генеральной прокуратуры Российской Федерации.
  • В частности, Генеральная прокуратура Российской Федерации принимает активное участие в мероприятиях, проводимых по линии Организации Объединенных Наций (ООН), Совета Европы, Содружества Независимых Государств (СНГ), Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), объединения Федеративной Республики Бразилии, Российской Федерации, Республики Индии, Китайской Народной Республики и Южно-Африканской Республики (БРИКС), а также международных неправительственных организаций (Международная ассоциация прокуроров).
  • Представители Генеральной прокуратуры Российской Федерации в составе российских делегаций принимают участие в работе сессий и / или рабочих групп органов и профильных структур:
  • — ООН (Комиссия по наркотическим средствам, Комиссия по предупреждению преступности и уголовному правосудию, конференция государств — участников Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности и Конвенции ООН против коррупции);
  • — Совета Европы (Европейский комитет по проблемам преступности и подчиненный ему Комитет экспертов по действию европейских конвенций о сотрудничестве по уголовным делам, Консультативный совет европейских прокуроров);
  • — БРИКС (антикоррупционная и антитеррористическая рабочие группы).
  • Успешно осуществляется международное сотрудничество Генеральной прокуратуры Российской Федерации на многосторонней основе в рамках Координационного совета генеральных прокуроров государств — участников СНГ (КСГП).
  • На базе Университета прокуратуры Российской Федерации (ранее — Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации) с 1995 года функционирует Научно-методический центр КСГП, которым обеспечена подготовка и направление в генеральные прокуратуры государств — участников СНГ методических пособий по борьбе с преступностью на территории СНГ.
  • Сотрудничество с компетентными органами иностранных государств осуществляется как в рамках участия в мероприятиях международного характера, так и в формате двустороннего взаимодействия.
  • В соответствии с международными договорами и российским законодательством Генеральная прокуратура Российской Федерации является компетентным органом по вопросам выдачи и оказания правовой помощи по уголовным делам, а также по вопросам принятия и передаче Российской Федерацией лиц, страдающих психическими расстройствами, в отношении которых имеется решение суда о применении принудительных мер медицинского характера.
  • Основными международными договорами для Российской Федерации в указанной области являются:
Читайте также:  Раздел II. Органы государственного регулирования вывоза и ввоза культурных ценностей и контроля за вывозом и ввозом культурных ценностей (статьи 12 - 16)

— Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности от 15 ноября 2000 г. и протоколы, её дополняющие: Протокол о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказании за неё от 15 ноября 2000 г., Протокол против незаконного ввоза мигрантов по суше, морю и воздуху от 15 ноября 2000 г.;

— Европейская конвенция о выдаче от 13 декабря 1957 г. и протоколы к ней: Дополнительный протокол от 15 октября 1975 г., Второй дополнительный протокол от 17 марта 1978 г. и Четвертый дополнительный протокол от 20 сентября 2012 г.;

— Европейская конвенция о взаимной правовой помощи по уголовным делам от 20 апреля 1959 г. и Дополнительный протокол к ней от 17 марта 1978 г.;

— Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г. с изменениями, внесенными Протоколом от 28 марта 1997 г.;

  1. — Конвенция о передаче лиц, страдающих психическими расстройствами, для проведения принудительного лечения от 28 марта 1997 г.
  2. Кроме того, российское законодательство предусматривает возможность международного сотрудничества в отсутствие международных договоров — на условиях взаимности.
  3. Генеральная прокуратура Российской Федерации имеет исключительные полномочия в сфере выдачи.

Не менее значительным является международное сотрудничество Генеральной прокуратуры Российской Федерации в сфере оказания правовой помощи по уголовным делам. Важнейшим направлением этой работы сегодня является сотрудничество с зарубежными коллегами в вопросах розыска, ареста, конфискации и возврата из-за рубежа имущества, добытого преступным путем.

Генеральная прокуратура Российской Федерации — субъект международного сотрудничества не только в области уголовного судопроизводства (правовой помощи в широком смысле), но и правоохранительного (полицейского) содействия и является компетентным органом по международным договорам и межправительственным соглашениям о сотрудничестве в борьбе с преступностью.

Кроме того, главой 29.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях Генеральная прокуратура Российской Федерации определена одним из компетентных органов по вопросам оказания правовой помощи по делам об административных правонарушениях.

В настоящее время Генеральной прокуратурой Российской Федерации заключено 90 соглашений и иных договоренностей о сотрудничестве с зарубежными партнерами из 72 государств.

Главное управление международно-правового сотрудничества, май 2020 г.

Международное сотрудничество

Cкачай приложение МЧС России Правительство Российской Федерации

Основными направлениями международной деятельности МЧС России являются развитие и осуществление сотрудничества с чрезвычайными ведомствами иностранных государств и профильными международными организациями, оказание помощи иностранным государствам в ликвидации чрезвычайных ситуаций, участие в международных гуманитарных проектах, программах и операциях, создание и укрепление имиджа МЧС России в мировом сообществе, обучение иностранных специалистов и подготовка подразделений российского национального корпуса чрезвычайного гуманитарного реагирования для участия в соответствующих операциях за рубежом.

В рамках международного сотрудничества действуют более 50 международных соглашений о взаимодействии и оказании помощи с зарубежными странами.

Установлены партнерские связи с учреждениями ООН: Управление по координации гуманитарных вопросов ООН (УКГВ), Управление по делам беженцев ООН (УВКБ), Всемирная продовольственная программа ООН (ВПП), Всемирная организация здравоохранения ООН (ВОЗ), с профильными международными организациями, такими как Международная организация гражданской обороны (МОГО), Международная ассоциация пожарных и спасательных служб (КТИФ), Международный комитет Красного Креста (МККК), Международная федерация обществ Красного Креста и Красного Полумесяца (МФОКК и КП) и др. Активно осуществляется сотрудничество в рамках региональных международных организаций: Содружество независимых государств (СНГ), Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), Совет Европы и Европейская комиссия, Ассоциация Бразилии, России, Индии, Китая и Южной Африки (БРИКС), Арктический совет, Совет Государств Балтийского моря (СГБМ), Совет Баренцева/Евроарктического региона (СБЕР), Организация черноморского экономического сотрудничества (ОЧЭС), Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество.

Сотрудники МЧС России в числе первых направляются в зарубежные страны для проведения сложнейших поисково-спасательных операций. МЧС России активно продолжает внедрение методологии Международной консультативной группы по вопросам поиска и спасения (далее — ИНСАРАГ) и Системы оценки и координации деятельности в чрезвычайных ситуациях ООН (ЮНДАК).

В 2011 году отряд Центроспас прошел аттестацию по методологии ИНСАРАГ и получил квалификацию поисково-спасательного отряда «тяжелого» класса, которую вновь подтвердил в 2016 году.

В 2016 году состоялась международная аттестация Сибирского регионального поисково-спасательного отряда МЧС России по методологии ИНСАРАГ по квалификации «среднего класса». В 2016 г.

аэромобильный госпиталь отряда Центроспас также был аттестован в соответствии со стандартами ВОЗ с присвоением 2-ой категории по классификации этой международной организации.

Данная классификационная категория присваивается медицинским бригадам, имеющим возможность автономно работать в зоне ЧС в течение двух недель, а также вести амбулаторный прием больных. Аэромобильный госпиталь отряда Центроспас был включен в Глобальный реестр чрезвычайных медицинских бригад.

Россия вошла в первую тройку стран, чрезвычайные медицинские бригады которых включены в этот Глобальный реестр. Международные аттестации отрядов МЧС России являются весомым вкладом в развитие российского национального корпуса чрезвычайного гуманитарного реагирования. В настоящее время производится подготовка к аттестации Дальневосточного регионального поисково-спасательного отряда по квалификации «среднего класса», а также переаттестаций отрядов Центроспас и СРПСО.

С 1993 года, когда началось взаимодействие МЧС России в области чрезвычайного гуманитарного реагирования, по настоящее время министерством на двусторонней основе проведено за рубежом более 450 операций чрезвычайной направленности.

Из них: 284 операции по доставке гуманитарных грузов более чем в восемьдесят стран мира; 21 операция по проведению аварийно-спасательных и поисковых работ, работ по разминированию территорий от взрывоопасных предметов; 9 операций по оказанию медицинской помощи пострадавшему населению с развертыванием аэромобильного госпиталя МЧС России; 17 операций по эвакуации российских граждан при угрозе их жизни; 13 операций по тушению природных пожаров; более 100 операций по санитарно-авиационной эвакуации тяжелобольных российских граждан из зарубежных государств. В целом география российской гуманитарной помощи охватывает около 140 государств, пострадавших от чрезвычайных ситуаций природного характера и военных конфликтов. По линии МЧС России оказывается гуманитарная помощь ряду зарубежных государств при реализации проектов и операций в рамках Концепции государственной политики Российской Федерации в сфере содействия международному развитию, утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 20 апреля 2014 г. № 259. Таким образом, через взносы Российской Федерации в фонды международных организаций проведено более 200 операций, в ходе которых оказана помощь более 50 странам.

Международное сотрудничество

  Основными направлениями работ в области международного сотрудничества являются:

  • участие и защита интересов России в деятельности международных (региональных) организаций по стандартизации, метрологии и сертификации;
  • обеспечение ведущей роли России в деятельности по межгосударственной стандартизации, метрологии и сертификации в рамках СНГ;
  • гармонизация национальных стандартов Российской Федерации, правил и процедур подтверждения соответствия продукции и услуг установленным требованиям с международно признанными стандартами, правилами и процедурами;
  • защита национальных интересов и обеспечение национальной безопасности;
  • повышение конкурентоспособности отечественной продукции, расширение экспорта продукции и услуг и объемов импортозамещения;
  • выполнение международных обязательств и повышение авторитета России на международной арене.

В соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 17 июня 2004 г. N 294 Федеральное агентство по техническому регулированию и метрологии не имеет представительств за рубежом.

Межгосударственный совет по стандартизации, метрологии и сертификации (далее-Совет) был создан в соответствии с межправительственным «Соглашением о проведении согласованной политики в области стандартизации, метрологии и сертификации» (13 марта 1992 г.).

 Совет во взаимодействии с Исполнительным комитетом Содружества Независимых Государств осуществляет координацию, вырабатывает и принимает решения по проведению согласованной политики в области гармонизации технических регламентов, стандартизации, метрологии и оценки (подтверждения) соответствия.

 В соответствии с резолюцией Совета Международной организации по стандартизации ИСО 40/1995 от 14 сентября 1995 года Совет является региональной организацией по стандартизации и в нормативной документации и во взаимоотношениях с международными, региональными и зарубежными организациями использует наименование, аббревиатуру и эмблему, принятые Советом, в соответствии с требованиями ИСО к региональным организациям по стандартизации. Совет состоит из полномочных представителей государств – участников Соглашения. Совет создает Бюро по стандартам для выполнения работ Совета по гармонизации технических регламентов, стандартизации, метрологии, оценке (подтверждению) соответствия и подготовки материалов для Исполнительного комитета СНГ. Местопребыванием Бюро по стандартам является город Минск, Республика Беларусь. Официальным языком Совета является русский язык. Членами Совета являются руководители соответствующих национальных органов государственной власти, уполномоченные на осуществление функций в сфере технического регулирования, стандартизации, метрологии, оценки (подтверждения) соответствия, которые от имени государств наделяются правом быть членами Совета и полномочиями, необходимыми для выполнения функций, возложенных на этот Совет. Если в государстве – участнике Соглашения действуют несколько органов управления в указанных сферах деятельности и их руководители наделены государством правом быть членами Совета, то они участвуют в его работе в пределах своих полномочий. Каждое государство – участник Соглашения имеет в Совете один голос. Совет проводит свои заседания по мере необходимости, но не реже двух раз в год. В заседаниях, кроме членов Совета, могут принимать участие и другие представители государств, представители ведущих отраслей промышленности государств – участников Соглашения без права решающего голоса. В состав делегаций государств – участников Соглашения может включаться необходимое количество советников и экспертов. В заседаниях Совета принимает участие представитель Исполнительного комитета СНГ с правом совещательного голоса. Председательство в Совете осуществляется поочередно каждым из государств – участников Соглашения в лице его представителей на основе принципа ротации на срок не более одного года. Председатель руководит заседаниями Совета и организует его работу в период между заседаниями. Предшествующий председатель Совета является его сопредседателем на каждый новый срок. Межгосударственный совет по стандартизации, метрологии и сертификации: 220013 г.Минск, ул. Мележа, 3, факс.:(+375 17)288-42-22; тел.:(+375 17)262-17-92, 

easc@easc.org.by

Последнее обновление: 28.04.2021 17:20

(PDF) Правовое регулирование генной инженерии в РФ

5

Правовое регулирование генной инженерии в РФ

Андреева Е. А., к. б. н.,

ст. преподаватель кафедры генетики и биотехнологии

СПбГУ (г. Санкт-Петербург)

Мыльников С. В., к. б. н.,

доцент кафедры генетики и биотехнологии

СПбГУ (г. Санкт-Петербург)

Тихонова С. В., д. филос. н.,

Читайте также:  Раздел VI. Международное сотрудничество

профессор кафедры социальных коммуникаций

СГУ им. Н. Г. Чернышевского (г. Саратов)

  • Судьба генной инженерии в последние годы всё больше зави
  • сит не от позиции научного сообщества, а от отношений общества
  • и государства, настаивающих на своем праве решать, нужны ли им
  • генно-модифицированные организмы и научные исследования в этой
  • области. Исторически основной областью применения методов ген
  • ной инженерии было сельское хозяйство. Россия весь постсоветский
  • период своей истории относится к странам компромисса в отношении
  • ГМО, однако признаком возможного перехода к концепции анти-ГМО
  • являются перманентные законодательные инициативы по ужесточению
  • действующей модели.
  • В настоящее время все общественные отношения, значимые для
  • государственного развития, получают теоретическую разработку по
  • литико-правового характера, хотя и с разным качеством. Иначе говоря,

формируется правовая политика в той или иной сфере, т. е. определяются

и уточняются цели, на которые направлено правовое регулирование.

Эти цели излагаются в специальных документах-доктринах (концеп

циях, стратегиях…) или в преамбулах нормативно-правовых актов.

Соответственно, у правовой политики может быть два уровня — док

тринальный и легальный.

Наукоёмкие (высокие) технологии, т.е. технологии, использующие

  1. передовые достижения науки, крайне важны для стратегического раз
  2. вития государства. К ним всё чаще причисляют так называемые конвер
  3. гентные технологии, к которым относят и биотехнологии, включая их
  • 6
  • подвид — генную инженерию. Впрочем, в нашей стране наибольшую
  • заинтересованность со стороны государства вызывают далеко не все
  • конвергентные технологии. Фаворитом традиционно выступают на
  • нотехнологии. Следует отметить, что в «Концепции долгосрочного
  • социально-экономического развития РФ на период до 2020 года»,
  • утверждённой распоряжением Правительства РФ № 1662-р от 17 но
  • ября 2008 г., при описании инновационных технологий, призванных
  • повысить конкурентоспособность отечественной экономики, термины
  • «нанотехнологии» и «биотехнологии» присутствуют, но термин «генная
  • инженерия» не применяется ни разу.
  • Важно отметить, что доктринальный уровень правовой политики

в нашей стране интенсивно развивается в XXI веке, т. е. большая часть

доктринальных документов принята в последние 15 лет, хотя первые

документы-доктрины появились в 90-х гг. XX века.

  1. Специализированного программного доктринального документа,
  2. декларирующего официальные взгляды на цели и задачи генной ин
  3. женерии, в России не существует. Более того, Россия — единствен
  4. ная крупная страна, не создавшая собственной единой программы
  5. развития биотехнологий. Тем не менее, вопросы генной инженерии
  6. затрагиваются в трёх доктринальных документах. Остановимся на
  7. них подробнее.
  8. 1. «Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до
  9. 2020 года», утверждённая Президентом РФ 12 мая 2009 г., с изменени

ями и дополнениями от 1 июля 2014 г., содержит ст. 50, связывающую

  • угрозы продовольственной безопасности в том числе с возможностями
  • «захвата национального зернового рынка иностранными компаниями,
  • бесконтрольного распространения пищевой продукции, полученной из
  • генетически модифицированных растений с использованием генетически
  • модифицированных микроорганизмов и микроорганизмов, имеющих
  • генетически модифицированные аналоги».
  • 2. «Основы государственной политики в области обеспечения хими
  • ческой и биологической безопасности Российской Федерации на период
  • до 2025 года и дальнейшую перспективу», утверждённые Президентом
  • РФ 1 ноября 2013 г., среди основных задач государственной политики
  • при осуществлении мониторинга химических и биологических рисков
  • отмечают «совершенствование методов оценки безопасности вновь соз

7

даваемых видов продукции, в том числе полученной с использованием

генно-модифицированных организмов» (п. «к» ст. 11); «анализ угрозы

применения против Российской Федерации в террористических цел ях .

генной инженерии» (п. «ц» ст. 11). Также в этом документе среди за

  1. дач по совершенствованию нормативного правового регулирования
  2. фигурирует «разработка правовых норм, обеспечивающих повышение
  3. эффективности государственного н адзо ра., а также ужесточение от

ветственности за . незаконный обор от. генно-модифицированных

организмов» (п. «м» ст. 12).

  • 3. Концепция развития системы здравоохранения в Российской
  • Федерации до 2020 г. среди условий для развития инновационной
  • деятельности в здравоохранении отмечает использование средств
  • генной терапии.
  • Таким образом, очевидно, что генная инженерия рассматривается
  • как благо только в контексте медицины (в сегодняшней интерпретации
  • она касается только человеческого организма), во всех остальных слу
  • чаях она рассматривается в негативном контексте как нечто, требующее

превенции. Фактически мы сталкиваемся с презумпцией вреда.

  1. Легальный уровень правовой политики в сфере генной инжене
  2. рии имеет более давнюю, нежели доктринальный уровень, историю
  3. и, соответственно, более либерален изначально. Его ядром является
  4. Федеральный закон от 5 июля 1996 г. № 86-ФЗ «О государственном
  5. регулировании в области генно-инженерной деятельности» (далее —
  6. Закон о генно-инженерной деятельности) с учётом последних изме
  7. нений, внесённых в 2011 г.
  8. Стоит отметить, что за последние пять лет законодатель неоднократ
  9. но пытался установить различные ограничения и принять охранитель
  10. ные меры в целях «недопущения экспансии продукции с содержанием
  11. генетически-модифицированных организмов, потенциально опасных
  12. для здоровья человека, безвредность которых не подтверждена на

укой» (Заключение Комитета по охране здоровья от 18.09.2014 «По

  • проекту Федерального закона N 537430-6 “О внесении изменений
  • в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопро
  • сам ограничения производства и оборота продукции с содержанием
  • генно-модифицированных (генно-инженерных, трансгенных) орга
  • низмов”»): от ограничения оборота пищевой продукции, содержащей
  1. 8
  2. генно-инженерно-модифицированные организмы, до полного запрета
  3. её продажи на территории РФ.
  4. Иначе говоря, на легальном уровне правовой политики в рассма
  5. триваемой сфере также очевидны попытки отказа от компромиссной
  6. модели. Данные обстоятельства и по сей день вызывают обеспокоен
  7. ность и тревогу у научного сообщества. Так, находившийся в 2015 году
  8. на рассмотрении в Государственной Думе РФ законопроект № 460557-6
  9. «О внесении изменений в Федеральный закон «О качестве и безопас
  10. ности пищевых продуктов» (Законопроект № 460557-6 «О внесении
  11. изменений в Федеральный закон “О качестве и безопасности пищевых
  12. продуктов” (по вопросу ограничения оборота пищевых продуктов,
  13. содержащих генно-модифицированные или генно-инженерные орга
  14. низмы») в случае его принятия Государственной Думой РФ и одобре
  15. ния в Совете Федерации с 1 января 2016 г. исключил бы из оборота
  16. пищевые продукты, содержащие генетически-модифицированные или
  17. генно-инженерные организмы.
  18. Однако попытки эти так и остаются попытками, поскольку иници
  19. ативы в итоге не находят поддержки законодателя, позиция которого
  20. продолжает оставаться компромиссной. В итоге нашумевший законопро
  21. ект № 460557-6 был отклонён Госдумой 9 июня 2015 г. Из заключения
  22. Комитета Госдумы РФ по охране здоровья (Заключение Комитета по
  23. охране здоровья по проекту федерального закона № 460557-6) следует,
  24. что причиной отказа от усиления ответственности в области генно
  25. инженерной деятельности стало то, что в настоящее время в России
  26. сформирована одна из самых строгих и эффективных систем оценки
  27. безопасности генно-инженерно-модифицированных организмов, вклю
  28. чающая в себя жёсткие процедуры их государственной регистрации
  29. и проведение хронического токсикологического эксперимента длитель
  30. ностью не менее 180 дней. Кроме того, Комитет по охране здоровья
  31. отмечает значительное снижение за последние 10 лет обнаруженных
  32. в продукции генетически-модифицированных организмов — менее 1 %.
  33. На основании аналогичных заключений ответственных комитетов
  34. за последние пять лет были отклонены и предыдущие законопроекты,
  35. касающиеся ограничений использования генно-инженерно-модифи
  36. цированных организмов в продуктах питания. Их анализ позволяет
  37. прийти к выводу, что внутри самой Государственной Думы до сих
  • 9
  • пор ведутся дискуссии по поводу модели политики в сфере генно
  • инженерной деятельности в пользу компромисса или отказа. Одни
  • инициируют введение каких-либо ограничений «до момента появления
  • научных исследований, достоверно подтверждающих отсутствие при
  • чинно-следственной связи между выпуском генно-инженерно-моди
  • фицированных организмов и их возможным негативным воздействием
  • на здоровье человека и окружающую среду» (Заключение Комитета

по охране здоровья от 18.09.2014 «По проекту Федерального закона

  1. N537430-6 “О внесении изменений в отдельные законодательные
  2. акты Российской Федерации по вопросам ограничения производства
  3. и оборота продукции с содержанием генетически-модифицированных
  4. (генно-инженерных, трансгенных) организмов”»), другие выступают
  5. против, поскольку в стране существует строгая система оценки и про
  6. верки безопасности генно-инженерно-модифицированных организмов.
  7. Скорее всего, тактика блокирования ужесточающих законопроектов
  8. свидетельствует о том, что компромиссная модель сохраняется, но это
  9. сохранение становится всё более условным.
  10. Необходимо учитывать, что ситуация осложняется геополитиче
  11. скими факторами. Результатом санкционного противостояния стал

Федеральный закон № 358-ФЗ от 3.07.2016 «О внесении изменений

  • в отдельные законодательные акты Российской Федерации в области
  • генно-инженерной деятельности», в соответствии с которым ст. 21
  • Федерального закона от 17 декабря 1997 г. № 149-ФЗ «О семеновод
  • стве» дополнена запретом ввоза на территорию РФ и посева семян
  • с изменённой с помощью генной инженерии генетической програм

мой; п. 1 ст. 50 Федерального закона от 10 января 2002 года К7-ФЗ

  1. «Об охране окружающей среды» — запретом на выращивание и раз
  2. ведение растений и животных, генетическая программа которых
  3. изменена с использованием методов генной инженерии и которые
  4. содержат генно-инженерный материал (эти действия в целях экспер
  5. тиз и научных исследований остались разрешенными). Изменения,
  6. коснувшиеся Федерального закона «О государственном регулирова
  7. нии в области генно-инженерной деятельности», связаны в основном
  8. с ужесточением процедур мониторинга и контроля над выпуском
  9. генно-инженерно-модифицированных организмов в окружающую
  10. среду; правом Правительства РФ устанавливать запрет на ввоз в страну
  • 10
  • генно-инженерно-модифицированных организмов, предназначенных
  • для выпуска в окружающую среду; а также установление ответствен
  • ности за нарушение законодательства Российской Федерации в области

генно-инженерной деятельности (в КоАП РФ также введена ст. 6.3.1.

  1. «Нарушение законодательства Российской Федерации в области ген
  2. но-инженерной деятельности», санкцией которой предусмотрен ад
  3. министративный штраф для должностных лиц в размере от десяти
  4. тысяч до пятидесяти тысяч рублей; для юридических лиц — от ста
  5. тысяч до пятисот тысяч рублей).
  6. Таким образом, существенное бремя усилий по сохранению ком
  7. промиссной модели не может не лечь на плечи отечественной науки.
  8. К сожалению, прямых механизмов общественных и научных экспертиз,

публичных слушаний и т.п. практика целеполагания отечественной

  • правовой политики не знает. Впрочем, в ситуации мифологизации
  • ГМ О-угрозы общественное мнение ещё более неблагоприятно для
  • науки, нежели позиция государства. Все эффективные национальные
  • системы биобезопасности построены на научной платформе и в соот
  • ветствии с ней. В нашей стране в сфере генной инженерии государство
  • и наука существуют в параллельных вселенных. Требуются экстренные
  • меры по пропаганде достижений отечественной науки в сфере генной
  • инженерии и разъяснению целей её применения.
Ссылка на основную публикацию