Глава XI. Рассмотрение дел по спорам о компетенции

Статья 92. Право на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации

Комментируемая статья наделяет правом на обращение в КС РФ с ходатайством о разрешении спора о компетенции любой из органов государственной власти, указанных в ч. 3 ст. 125 Конституции РФ, а также Президента РФ в случае, предусмотренном ч. 1 ст. 85 Конституции РФ.

Поводом для рассмотрения в КС РФ спора о компетенции является обращение в форме ходатайства (см. комментарий к ст. 36 ).

Перечень субъектов споров о компетенции определяется путем отсылки к ч. 3 ст. 125 и ст. 85 Конституции РФ.

Однако правовое положение указанных органов государственной власти как сторон в спорах о компетенции не одинаково. В процедуре разрешения споров, предусмотренных ч. 3 ст.

125 Конституции РФ, разрешается спор, в котором два органа государственной власти оспаривают издание акта или совершение действия правового характера, и при этом каждый из органов преследует свой правовой интерес, связанный с разграничением компетенции.

Когда же Президент РФ обращается в КС РФ с ходатайством о разрешении спора в случае недостижения согласованного решения в рамках согласительных процедур, предусмотренных ч. 1 ст. 85 Конституции РФ, то он реализует лишь свой статус главы государства в защиту правовых интересов других органов государственной власти, поскольку его компетенция не ущемлена.

Но поскольку в ч. 1 ст. 85 прописаны несудебные согласительные процедуры, а в ч. 3 ст. 125 Конституции РФ — судебные согласительные процедуры, законодатель посчитал возможным в гл. XI комментируемого Закона определить порядок рассмотрения всех дел по спорам о компетенции, несмотря на то что правовые цели сторон заметно различаются.

Однако объединение в гл. XI Закона правил о рассмотрении споров со столь различными по правовым интересам сторонами имеет и отрицательные моменты, поскольку сложнее провести грань между абстрактным нормоконтролем и инцидентным (конкретным) нормоконтролем.

Фактически имеет место интерференция процедур, предусмотренных ч. 2 ст. 125 Конституции РФ и гл. IX и XI Закона.

В силу ч. 2 ст. 125 Конституции РФ и по правилам гл. IX Закона КС РФ может по запросу, например, Правительства РФ разрешить дело о соответствии Конституции РФ нормативного акта правительства республики в составе Российской Федерации.

По основаниям ч. 3 ст. 125 и по правилам гл. XI Закона может рассматриваться спор о компетенции между Правительством РФ и правительством республики.

В первой процедуре КС РФ осуществляет так называемый абстрактный контроль норм. Во второй — когда два органа государственной власти оспаривают наличие полномочий друг у друга, преследуя свой конкретный правовой интерес, Суд осуществляет конкретный (инцидентный) контроль норм.

Круг возможных инициаторов абстрактного нормоконтроля всегда четко определен и тем самым ограничен Конституцией, в то время как круг инициаторов споров о компетенции в силу п. 1 части первой ст. 93 комментируемого Закона — это все органы государственной власти, компетенция которых определяется Конституцией РФ.

Невозможность четко разграничить указанные процедуры проявилась при рассмотрении КС РФ в порядке абстрактного нормоконтроля дела о проверке конституционности Указа Президента РФ от 15 августа 1992 г. N 923 «Об организации управления электроэнергетическим комплексом Российской Федерации в условиях приватизации».

По мнению КС РФ, это дело являлось также делом по спору о компетенции, возникшему между государственными органами Иркутской области и Красноярского края, с одной стороны, и федеральными органами исполнительной власти — с другой, в связи с изданием названного Указа Президента РФ. Данный спор возник из конституционного права субъектов Федерации решать вопросы, отнесенные к сфере совместного ведения, сообща с федеральными органами.

Между процедурами рассмотрения КС РФ дел о соответствии Конституции РФ законов и иных нормативных актов (ч. 2 ст. 125), споров о компетенции (ч. 3 ст. 125), дел о толковании Конституции РФ (ч. 5 ст. 125) нет непреодолимых барьеров.

Глава XI. Рассмотрение дел по спорам о компетенции

Статья 125 Конституции РФ носит дискреционный характер, так как предоставляет различным конституционным органам государственной власти выбирать одну из процедур по своему усмотрению, руководствуясь соображениями политической целесообразности, для защиты основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, обеспечения верховенства Конституции РФ.

Вместе с тем определенная интерференция процедур не означает, что у каждой из них нет своего, только им присущего содержания. Процедуры разрешения различных дел, рассматриваемых КС РФ, отличаются в зависимости: 1) от участвующих в деле сторон; 2) предмета дела; 3) правовой цели в процессе; 4) пределов проверки.

Поэтому крайне важным является выяснение вопроса о том, какие органы государственной власти могут быть сторонами в делах по спорам о компетенции и совпадает ли этот перечень органов с тем, который содержится в ч. 2 ст. 125 Конституции РФ.

Первый вопрос, который возникает при этом, касается содержания понятия «федеральные органы государственной власти» (п. «а» ч. 3 ст. 125 Конституции РФ). Относятся ли к федеральным органам государственной власти, имеющим право на обращение в КС РФ с ходатайством о разрешении спора о компетенции, только те федеральные органы государственной власти, которые перечислены в ч. 1 ст.

11 Конституции РФ, т.е. Президент, Федеральное Собрание и Правительство, или же к ним можно отнести и такие федеральные органы государственной власти, как Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации, высшие суды, Администрация Президента РФ, Совет Безопасности РФ, Счетная палата РФ, Генеральный прокурор РФ, Центральный банк РФ (см. ст. ст.

102, 103, 126, 127 Конституции РФ)?

Перечень федеральных органов государственной власти, данный в ч. 1 ст. 11, является исчерпывающим. Что же касается таких органов, как Уполномоченный по правам человека, Счетная палата, Генеральная прокуратура, Центральный банк, а также различных федеральных министерств и ведомств, то их компетенция определяется Конституцией РФ и они, следовательно, пользуются правом на обращение в КС РФ.

Вряд ли возможно возникновение споров о компетенции в широких масштабах между Президентом РФ и Правительством РФ, так как в силу ч. 3 ст. 115 Конституции РФ постановления и распоряжения Правительства РФ в случае их противоречия Конституции РФ, федеральным законам и указам Президента могут быть отменены Президентом РФ.

По всей видимости, споры о компетенции между органами государства, компетенция которых не определена Конституцией, должны рассматриваться не в рамках конституционного судопроизводства, а в порядке подчиненности или в порядке административного судопроизводства.

Правом на обращение в КС РФ с ходатайствами к Президенту РФ, Федеральному Собранию РФ, Правительству РФ о разрешении споров о компетенции обладают высшие органы государственной власти субъектов РФ, образуемые в соответствии с ч. 2 ст. 11 Конституции РФ.

Как показывает складывающаяся практика, в различных субъектах Федерации образуемые ими высшие органы государственной власти, как законодательные, так и исполнительные, не имеют единого наименования и отличаются по своей структуре.

В соответствии со ст. 125 Конституции РФ законодательные органы субъектов РФ пользуются правом обращения в КС РФ как коллегиальные органы независимо от их наименования и структуры. Что касается органов исполнительной власти субъектов РФ, то их право на обращение в КС РФ определяется в зависимости от структуры построения и разграничения компетенции этих органов.

Особенно важное значение приобретут эти споры в сфере совместного законодательного ведения, так как Конституция не содержит четких критериев того, какими должны быть федеральные законы, принимаемые в сфере совместного ведения, должны ли они содержать только общие принципы правового регулирования, носить характер основ законодательства или же быть довольно детальными.

Разрешение такого рода споров о компетенции — это путь к становлению сбалансированного федерализма в России. При возникновении споров о компетенции в сфере законотворчества по ходатайствам органов государственной власти субъектов РФ необходимо определить, кто будет выступать стороной в таких спорах — Государственная Дума или Совет Федерации.

Видимо, на этот вопрос не может быть однозначного ответа.

Постановление Конституционного Суда РФ от 01.12.1999 N 17-П
"По спору о компетенции между Советом Федерации и Президентом Российской Федерации относительно принадлежности полномочия по изданию акта о временном отстранении Генерального прокурора Российской Федерации от должности в связи с возбуждением в отношении него уголовного дела"

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 1 декабря 1999 г. N 17-П

  • ПО СПОРУ О КОМПЕТЕНЦИИ МЕЖДУ
  • СОВЕТОМ ФЕДЕРАЦИИ И ПРЕЗИДЕНТОМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  • ОТНОСИТЕЛЬНО ПРИНАДЛЕЖНОСТИ ПОЛНОМОЧИЯ ПО ИЗДАНИЮ АКТА
  • О ВРЕМЕННОМ ОТСТРАНЕНИИ ГЕНЕРАЛЬНОГО ПРОКУРОРА
  • РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ ДОЛЖНОСТИ В СВЯЗИ
  • С ВОЗБУЖДЕНИЕМ В ОТНОШЕНИИ НЕГО
  • УГОЛОВНОГО ДЕЛА

Именем Российской Федерации

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя М.В. Баглая, судей Н.В. Витрука, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, В.Д. Зорькина, А.Л. Кононова, В.О. Лучина, Т.Г. Морщаковой, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.И. Тиунова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,

с участием представителей Совета Федерации — В.М. Платонова и Н.В. Федорова, а также полномочного представителя Президента Российской Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации М.А. Митюкова,

руководствуясь статьей 125 (пункт «а» части 3) Конституции Российской Федерации, подпунктом «а» пункта 2 части первой статьи 3, частью первой статьи 21, статьями 36, 74, 92, 93 и 94 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»,

рассмотрел в открытом заседании спор о компетенции между Советом Федерации и Президентом Российской Федерации относительно принадлежности полномочия по изданию акта о временном отстранении Генерального прокурора Российской Федерации от должности в связи с возбуждением в отношении него уголовного дела.

Поводом к рассмотрению дела явилось ходатайство Совета Федерации, полагающего, что издание Президентом Российской Федерации указа по данному вопросу нарушает установленное Конституцией Российской Федерации разграничение компетенции между Советом Федерации и Президентом Российской Федерации. Основанием к рассмотрению дела явилось обнаружившееся противоречие в позициях сторон о принадлежности соответствующего полномочия.

Читайте также:  Статья 332 АПК РФ. Ответственность за неисполнение судебного акта (действующая редакция)

Заслушав сообщение судьи — докладчика Т.Г. Морщаковой, объяснения представителей сторон, исследовав имеющиеся документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации

установил:

1. Указом Президента Российской Федерации от 2 апреля 1999 года N 415 Генеральный прокурор Российской Федерации был отстранен от должности на период расследования возбужденного в отношении него уголовного дела.

По мнению Совета Федерации, такое отстранение может иметь место только в порядке, установленном статьями 83 (пункт «е»), 102 (пункт «з» части 1) и 129 (часть 2) Конституции Российской Федерации для назначения на должность и освобождения от должности Генерального прокурора Российской Федерации, т.е. должно осуществляться Советом Федерации по представлению Президента Российской Федерации, и, следовательно, Президент Российской Федерации был не вправе издать названный Указ.

2.

Исходя из требований статей 92, 93 и 94 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», определяющих процедуру рассмотрения Конституционным Судом Российской Федерации споров о компетенции, предметом разрешаемого в данном деле спора является полномочие по изданию правового акта, которым Генеральный прокурор Российской Федерации отстраняется от должности только в связи с возбуждением в отношении него уголовного дела на время проводимого расследования. Вопрос о полномочиях по временному отстранению Генерального прокурора Российской Федерации от должности по каким-либо иным основаниям в данном деле не рассматривается.

3.

Согласно статье 129 Конституции Российской Федерации прокуратура Российской Федерации представляет собой единую централизованную систему с подчинением нижестоящих прокуроров вышестоящим и Генеральному прокурору Российской Федерации (часть 1); Генеральный прокурор Российской Федерации назначается на должность и освобождается от должности Советом Федерации по представлению Президента Российской Федерации (часть 2); прокуроры субъектов Российской Федерации назначаются Генеральным прокурором Российской Федерации по согласованию с ее субъектами (часть 3); иные прокуроры назначаются Генеральным прокурором Российской Федерации (часть 4); полномочия, организация и порядок деятельности прокуратуры Российской Федерации определяются федеральным законом (часть 5).

В соответствии со своим конституционным статусом, определенным приведенными положениями Конституции Российской Федерации и конкретизированным уголовно — процессуальным законом, Генеральный прокурор Российской Федерации в области уголовного преследования осуществляет руководство деятельностью прокуратуры Российской Федерации и иных органов предварительного следствия, являющейся составной частью уголовного судопроизводства; при этом он управомочен давать названным органам указания и принимать процессуальные решения по находящимся в их производстве уголовным делам. Именно поэтому Генеральный прокурор Российской Федерации в случае возбуждения в отношении него уголовного дела отстраняется от должности на время расследования, что и предусмотрено абзацем вторым пункта 1 статьи 42 и статьей 54 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации». Исходя из закрепленных в статье 129 Конституции Российской Федерации принципов организации прокуратуры Российской Федерации в их взаимосвязи с положениями статьи 19 Конституции Российской Федерации, Генеральный прокурор Российской Федерации в указанный период не вправе руководить единой централизованной системой, в рамках которой осуществляется расследование по его делу. Поэтому в такой ситуации Генеральному прокурору Российской Федерации самому следовало бы приостановить свои полномочия.

Отстранение Генерального прокурора Российской Федерации от должности на время расследования является обязательным последствием возбуждения в отношении него уголовного дела.

Однако в любом случае должен быть издан соответствующий акт об отстранении Генерального прокурора Российской Федерации от должности.

Необходимость принятия такого акта, имеющего обеспечительно — исполнительный характер, вытекает из требований Конституции Российской Федерации и закона и исключает проявление каких бы то ни было дискреционных полномочий.

В силу конституционного статуса Генерального прокурора Российской Федерации его отстранение от должности в связи с возбуждением в отношении него уголовного дела на время проводимого расследования должно составлять компетенцию иной, находящейся вне системы прокуратуры, государственно — властной инстанции федерального уровня, что следует из статей 11 (часть 1) и 129 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьей 71 (пункты «г», «о», «т»), относящей к ведению Российской Федерации формирование федеральных органов государственной власти, прокуратуру, а также федеральную государственную службу.

4.

Статьей 102 Конституции Российской Федерации в системном истолковании с ее статьями 94 и 95 (часть 1), определяющими конституционный статус Совета Федерации, к его компетенции как палаты парламента Российской Федерации непосредственно не отнесено отстранение Генерального прокурора Российской Федерации от должности в связи с возбуждением в отношении него уголовного дела. В Конституции Российской Федерации закрепляются полномочия Совета Федерации по назначению на должность и освобождению от должности Генерального прокурора Российской Федерации (статья 102) на основании соответствующего представления Президента Российской Федерации (статьи 83 и 129). Однако указанные полномочия Совета Федерации сами по себе не предопределяют его компетенцию по временному отстранению Генерального прокурора Российской Федерации от должности в связи с возбуждением в отношении него уголовного дела.

Глава XI. РАССМОТРЕНИЕ ДЕЛ ПО СПОРАМ О КОМПЕТЕНЦИИ

ВикиЧтение

Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» России Законодательство

  • Глава XI. РАССМОТРЕНИЕ ДЕЛ ПО СПОРАМ О КОМПЕТЕНЦИИ
  • Статья 92. Право на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации
  • Правом на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации с ходатайством о разрешении спора о компетенции обладает любой из участвующих в споре органов государственной власти, указанных в статье 125 (часть 3) Конституции Российской Федерации, а Президент Российской Федерации также в случае, предусмотренном статьей 85 (часть 1) Конституции Российской Федерации.

Глава VI. ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ РАССМОТРЕНИЕ ОБРАЩЕНИЙ Статья 40. Рассмотрение обращений Секретариатом Конституционного Суда Российской Федерации
Обращения, поступающие в Конституционный Суд Российской Федерации, подлежат обязательной регистрации.В случаях, если

Глава 25. РАССМОТРЕНИЕ ДЕЛ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ

Глава 25. РАССМОТРЕНИЕ ДЕЛ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ § 1. Рассмотрение дел о привлечении к административной ответственности Статья 202. Порядок рассмотрения дел о привлечении к административной ответственности
1. Дела о привлечении к административной

Глава 28. РАССМОТРЕНИЕ ДЕЛ О НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВЕ)

Глава 28. РАССМОТРЕНИЕ ДЕЛ О НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВЕ) Статья 223. Порядок рассмотрения дел о несостоятельности (банкротстве)
1. Дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным настоящим Кодексом, с

Глава 28.1. РАССМОТРЕНИЕ ДЕЛ ПО КОРПОРАТИВНЫМ СПОРАМ

Глава 28.1. РАССМОТРЕНИЕ ДЕЛ ПО КОРПОРАТИВНЫМ СПОРАМ Статья 225.1. Дела по корпоративным спорам
Арбитражные суды рассматривают дела по спорам, связанным с созданием юридического лица, управлением им или участием в юридическом лице, являющемся коммерческой организацией, а

Статья 225.8. Рассмотрение дел по спорам о возмещении убытков, причиненных юридическому лицу

Статья 225.8. Рассмотрение дел по спорам о возмещении убытков, причиненных юридическому лицу
1. В случаях, предусмотренных федеральным законом, участники юридического лица вправе обратиться в арбитражный суд с иском о возмещении убытков, причиненных этому юридическому

Статья 235. Рассмотрение заявления по вопросу компетенции третейского суда

Статья 235. Рассмотрение заявления по вопросу компетенции третейского суда
1. В случаях, предусмотренных международным договором Российской Федерации и федеральным законом, любая сторона третейского разбирательства может обратиться в арбитражный суд с заявлением об

Глава 9. Правила составления иска по спорам о наследстве

Глава 9. Правила составления иска по спорам о наследстве
Суд возбуждает гражданское дело по заявлению лица, обратившегося за защитой своих прав, свобод и законных интересов.Заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском

Статья 235. Рассмотрение заявления по вопросу компетенции третейского суда

Статья 235. Рассмотрение заявления по вопросу компетенции третейского суда
1. На разрешение третейского суда спор может быть передан при наличии между сторонами третейского соглашения, заключаемого в отношении всех или определенных споров, которые возникли или могут

48. Компетенции органов местного самоуправления

48. Компетенции органов местного самоуправления
В системе органов местного самоуправления по-особенному проявляется принцип разделения властей. Выделяют три основных субъекта управления в рамках системы органов местного самоуправления:1) представительный орган

Статья 235. Рассмотрение заявления по вопросу компетенции третейского суда

Статья 235.
Рассмотрение заявления по вопросу компетенции третейского суда
1. В случаях, предусмотренных международным договором Российской Федерации и федеральным законом, любая сторона третейского разбирательства может обратиться в арбитражный суд с заявлением об

Конституционный суд РФ – компетенции и компетентность

  • «…Кроме того, как вы знаете, мы ожидаем заключения Конституционного суда, в компетенции которого также трудно, а точнее невозможно усомниться».
  • Пресс-секретарь президента РФ
  • Дмитрий Песков
  • МОСКВА, 16 марта 2020г. — РИА Новости

Конституционный суд РФ – компетенции и компетентность

Так уж получилось, что вышеприведенная цитата дала почву для размышлений и всколыхнула мои личные воспоминания, впечатления и сомнения. И снова возник провокационный (хотя и риторический) вопрос: так ли уж невозможно сомневаться в компетентности судей Конституционного суда РФ?

Читайте также:  Статья 10. обеспечение прав детей на охрану здоровья

Попробуем для начала порассуждать чисто теоретически и определимся с базовой терминологией. Как известно, под компетенцией подразумевается некая область деятельности. В данном контексте это сфера полномочий и прав Конституционного суда РФ (КС).

Что касается компетентности, то этим понятием определяется способность людей решать определённый класс профессиональных задач, так как компетентность формируется на основе имеющихся знаний, а также интеллектуальных и профессиональных характеристиках человека.

Сфера деятельности КС определена Конституцией РФ (К РФ) и законом о КС, поэтому здесь все ясно. А вот что касается компетентности судей КС – здесь вопросов много, причем возникли они не в момент исторически значимого обсуждения поправок к Конституции, а много-много раньше…

К сожалению, уже тогда, в начале двухтысячных, некоторые из решений КС прошли относительно незаметно, не получив широкого общественного резонанса, вероятно, из-за специфики рассматриваемых вопросов и, тем не менее…

Приведу описание одного дела из области налогового права. Это случилось 2001 году. Суть судебного спора заключалась в правомерности применения закона, который увеличивал ставку налога, до даты его вступления в силу.

Казалось бы, заявленная проблема не таит никаких подводных камней.

Все заранее ясно и понятно: с точки зрения теории такое применение закона невозможно, поскольку противоречит Конституции и сути права, а вот в судебной практике, как выяснилось, такое вполне возможно…

1. «Дело о едином налоге на вмененный доход» и его предыстория

Многие помнят, что до введения в действие главы 26.3 Налогового кодекса РФ действовал федеральный закон от 31.07.1998 N 148-ФЗ «О едином налоге на вмененный доход для определенных видов деятельности».

В соответствии с нормами этого закона налог платился авансом.

Так, например, за первый квартал следующего года налогоплательщики были обязаны рассчитать налог до 10 декабря текущего года и заплатить до 25 декабря.

Пока закон был неизменным, проблемы отсутствовали. Но вот законодатели принимают закон об увеличении ставки налога. 1 декабря закон официально публикуется и вступает в силу с 1 января следующего года. В связи с этим, возникает вопрос: по какой ставке при данных обстоятельствах налогоплательщики должны 10 декабря исчислить и заплатить налог за первый квартал следующего года?

Ответ вроде бы очевиден. Любой закон, вносящий изменения в действующий закон, является по своей природе редакционным. Он не регулирует общественные отношения, а всего лишь вносит изменения в текст действующего закона, то есть, в момент его вступления в силу, происходит только замена текста в основном законе.

При расчете налога налогоплательщик обязан применять нормы действующего закона. Если 10 декабря налогоплательщик, взяв в руки текст закона, видит в нем «старые» ставки, то именно этими ставками он и должен руководствоваться.

Тем более, что распространение действия закона на правоотношения, возникшие до его введения в действие – есть придание обратной силы закону, что для законов, ухудшающих положение налогоплательщиков, прямо запрещено статьей 57 Конституции РФ.

Однако налоговая инспекция рассудила иначе – раз платите за первый квартал, то и ставка должна быть та, которая будет действовать в первом квартале. Аргумент о том, что закон до вступления в силу применяться не может, инспекцию не впечатлил.

И что интересно: позднее Арбитражный суд, а потом и ВАС РФ встали на сторону налоговиков, причём доводы налогоплательщика о том, что применять закон до даты его вступления в силу неправомерно и что Конституция РФ, и Налоговый кодекс РФ запрещают придавать обратную силу законам, ухудшающим положение налогоплательщиков, судьи всех инстанций дружно проигнорировали.

После того, как ВАС РФ отказался пересматривать решения нижестоящих судов, налогоплательщику пришлось обратиться в КС РФ. КС принял жалобу к рассмотрению и в Определении от 9 апреля 2001 г. N 82-О уделил ей пункт 5.

Как известно, в соответствии со статьей 74 закона о КС, КС «…принимает постановления и дает заключения только по предмету, указанному в обращении…».

Предметом жалобы был вопрос о соответствии статье 57 Конституции РФ правовых норм, обязывающих граждан применять закон, ухудшающий их положение как налогоплательщиков, до вступления этого закона в силу.

Однако из текста Определения следовало, что предметом жалобы является лишь принцип авансовой уплаты налога!

Не согласившись с таким искажением сути свой жалобы, налогоплательщик 21 ноября 2001 года обратился в КС с требованием разъяснить указанное Определение и ответить по существу поставленного в жалобе вопроса.

Однако каких-либо разъяснений получить ему так и не удалось.

Судьи КС попросту проигнорировали многократные попытки налогоплательщика получить положенные по закону разъяснения…  Не помогло даже письмо, направленное в июле 2002 года в адрес председателя КС с просьбой ускорить принятие судьями КС разъяснения.

Так и не дождавшись разъяснения от судей КС, налогоплательщик обратился в КС с новой жалобой, в которой потребовал принять решение по существу поставленного вопроса. В ответ КС принимает отказное определение со стандартной формулировкой – оспариваемый закон «фактически» (не юридически!) утратил силу до начала производства в КС РФ, а потому «его проверка невозможна в силу закона о КС».

Как известно, Конституция РФ дает гражданам право на проверку закона Конституционным судом на предмет его соответствия Конституции (часть 4 ст.

125 Конституции РФ «Конституционный Суд Российской Федерации по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан … проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, в порядке, установленном федеральным законом»).

Единственное условие – закон должен быть уже применен или подлежит применению против гражданина в каком-то конкретном деле. Этому праву корреспондирует обязанность КС провести такую проверку.

А закон о КС может регламентировать исключительно порядок, то есть правила рассмотрения дела судьями КС, но ни при каких обстоятельствах не может лишать граждан права, данного этой статьей Конституции!

Более того, ч.1 ст.47 Конституции гарантирует: «Никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом».

Право проверять законы на предмет соответствия Конституции дано только КС РФ. Следовательно, отказавшись рассматривать жалобу по существу, КС фактически лишил гражданина права, гарантированного ему ч.4 ст.125 Конституции! Лишил лишь на том основании, что закон «фактически» утратил силу.

Однако утрата силы законом не означает, что закон перестает применяться. В частности, законы, регулирующие налоговые отношения, будут применяться налоговыми органами и судами еще минимум три года после утраты законом силы, однако, по мнению судей КС проверить его на соответствие Конституции уже нельзя!

Конституция, имеющая высшую юридическую силу, говорит, что можно, а судьи КС утверждают, что нельзя, потому что закон (имеющий меньшую юридическую силу), по их мнению, лишил граждан этого права.

Какие выводы можно извлечь из этой истории? Их несколько:

1. Отказав гражданину в рассмотрении первой жалобы по сути сформулированного в ней вопроса и не приняв решение о пересмотре дел, в которых закон был применен до вступления в силу, судьи КС фактически признали, что такие законы и такое их применение соответствует Конституции.

2. Отказавшись принять вторую жалобу к рассмотрению, судьи КС лишили гражданина РФ конституционного права на рассмотрение его дела в том суде, к подсудности которого оно отнесено законом и, тем самым, нарушили ч.1 ст.47 Конституции РФ.

3. Проигнорировав требования о разъяснении своего решения, судьи КС фактически нарушили статью 33 Конституции РФ, в соответствии с которой граждане РФ имеют право обращаться в любые государственные органы, а органы, соответственно, обязаны дать ответ на обращение по существу поставленного в обращении вопроса.

Итак, можно ли утверждать, что в данном случае проявлена некомпетентность? Думаю, да.

  1. Более того, характер принятого судом решения в отношении одного налогоплательщика, прямо или косвенно, задел интересы всего сообщества предпринимателей.
  2. А что происходит, если такой подход к решению спорных вопросов реализуется в отношении государственных организаций?
  3. 2. Дело Руткинского лесничества и его предыстория

Руткинское лесничество очистило лес от деревьев, поваленных ураганом. Древесину продало, деньги поступили в Казначейство. Налоговая инспекция посчитала эти деньги доходом лесничества.

Лесничество возразило, указав, что лес является собственностью РФ, и деньги от его продажи также принадлежат РФ, а потому никаких налогов лесничество, как самостоятельное юридическое лицо, платить с этих средств не должно.

Дело дошло до суда. Арбитражный суд встал на сторону инспекции.

Лесничество обратилось в КС РФ с просьбой признать не соответствующими Конституции правовые нормы, которые обязывают налогоплательщика платить налоги со средств, на которые у него нет никаких вещных прав.

Определением от 1 ноября 2007 г.

N 719-О-О КС отказал в принятии ее к рассмотрению, указав, что законодатель вправе принимать такое регулирование, чтобы «…организации, обладающие правами юридического лица, признавались налогоплательщиками независимо от того, закреплено ли соответствующее имущество за этими организациями на праве хозяйственного ведения (оперативного управления) либо оно входит в состав казны».

Читайте также:  Статья 43. Приведение организационно-правовых форм коллегий адвокатов, образованных до вступления в силу настоящего Федерального закона, в соответствие с настоящим Федеральным законом

Однако Руткинское лесничество и не оспаривало факт того, что имеет статус налогоплательщика.

Предметом жалобы был вопрос о соответствии Конституции правовых норм, которые обязывают налогоплательщика платить налоги с денежных средств, принадлежащих другому субъекту! А КС заявляет, что разрешение поставленных в обращении вопросов «не входит в полномочия Конституционного Суда Российской Федерации».

Руткинское лесничество пишет о том, что все средства от продажи имущества РФ являются доходом РФ (доходом бюджета РФ), а КС РФ фактически подтверждает правомерность взыскания с этих средств налогов, включая налог на прибыль организаций.

А что такое налог в соответствии с Налоговым кодексом? Это «…индивидуально безвозмездный платеж, взимаемый с организаций и физических лиц в форме отчуждения принадлежащих им на праве собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления денежных средств…».

Иными словами – налог это всегда отчуждение имущества, принадлежащего налогоплательщику.

Что из этого следует? Здесь возможны только два варианта. Первый вариант – деньги от продажи имущества РФ стали собственностью лесничества, но тогда нарушаются нормы Гражданского кодекса РФ. Второй – деньги остались в собственности РФ, но тогда нарушается ст. 8 НК РФ.

Поскольку из данного Определения невозможно понять, что именно имел в виду КС РФ, Лесничество обратилось с запросом о разъяснении данного Определения и просьбой ответить с учетом предмета жалобы, но получил отказ (Определение от 19 февраля 2009 г. N 123-О-Р КС).

Что особенно важно во всей этой истории? И что, в первую очередь, бросается в глаза?

Лесничества являются государственными казенными предприятиями. Собственных доходов у них нет по определению. Чтобы заплатить начисленные недоимки, пени и штрафы в бюджет они должны вначале получить соответствующие деньги из… бюджета!

В связи с этим, стоит вспомнить, что Руткинское лесничество регулярно писало запросы в Минфин с просьбой выделить из бюджета деньги на уплату задолженности в бюджет. Минфин регулярно отвечал, что денег на эти цели нет.

Налоговая инспекция регулярно блокировала бюджетные счета лесничества и требовала погасить долг! Доходило до того, что в период лесных пожаров работники лесничества не могли заправить машины, чтобы выехать на тушение пожара, поскольку бюджетные счета лесничества были заблокированы…

Чем все закончилось? Через много-много лет мытарств долги лесничеств были списаны.

И не удивительно! Ведь государство, в лице лесничества, продавало своё имущество, и, по сути, само себе начислило налоги и штрафы, а потом само же отказалось их платить и само себя в конце концов и простило… И, в результате, бюджет получил ноль рублей, а если посчитать все косвенные расходы, то и немалые убытки.

А теперь вывод, который напрашивается сам собой: такой подход судей КС к решению правовых вопросов довел ситуацию до абсурда, а некомпетентность в этом контексте приобретает еще более серьезные масштабы. Ведь убытки нанесены уже не отдельному налогоплательщику, а государству в целом …

И что интересно: эти разные по содержанию и статуту дела объединяет одно – в каждом из них судьи КС исказили предмет обращения, что позволило им отказать заявителю в рассмотрении дела по существу поставленного вопроса. Тем самым судьи КС фактически нарушили ч.1 ст.47 и ч.4 ст.125 Конституции РФ.

https://www.youtube.com/watch?v=Cq7UsIKqF_0\u0026t=29s

А теперь вернемся к вопросу о способности решать профессиональные задачи. Когда судьи Конституционного суда РФ, главной задачей которых является защита Конституции, сами начинают нарушать ее положения, вывод об их некомпетентности напрашивается сам собой.

И в данном случае уже совершенно не важно, по какой причине они принимают такие решения, и какие задачи при этом решают – экономические, политические или иные.

Важно то, что в результате их действий нарушенные конституционные права граждан и организаций не были восстановлены, а Конституция России осталась без защиты…

В заключение хотелось бы задать еще один вопрос – так почему же судебная практика порой диаметрально расходится с теорией? В первом рассмотренном примере во всех судах всех инстанций, включая КС РФ, приняли участие 27 судей.

И что, все они не знают, что законы могут применяться только после вступления в силу? А если знают, то получается, что они принимают заведомо неправосудные судебные акты? По сути, мы имеем фактически полное отсутствие ответственности судей за свои ошибки.

За любые ошибки и за любые, даже незаконные действия. И судьи об этом знают. И пользуются этим.

В соответствии со статьей 3 Конституции РФ источником власти является народ. Надев мантию, судья осуществляет властные полномочия и выносит решения от имени государства, то есть от имени народа.

И у народа в любом случае должен быть эффективный и действенный механизм «удаления» из властных структур людей, которые не справляются или справляются плохо со своими обязанностями. На сегодня этот механизм отсутствует.

И это, похоже, главная проблема современной России…

Состав судей Конституционного суда РФ за прошедшее время почти не изменился, так стоит ли рассчитывать на изменение качества принимаемых решений?

С.В. Рыбаков, налоговый юрист, г. Йошкар-Ола.

PS

Законодательная, исполнительная власти — Порядок рассмотрения конституциционным судом РФ дел по спорам о компетенции

  • Порядок рассмотрения конституционным судом РФ дел по спорам о компетенции
  • Раскройте порядок рассмотрения Конституционным Судом РФ дел по спорам о компетенции.
  • В соответствии с Конституцией Российской Федерации и Федеральным Конституционным Законом «О конституционном суде» Конституционный Суд РФ в заседаниях палат разрешает споры о компетенции :

      • между федеральными органами государственной власти;
      • между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ;
      • между высшими государственными органами субъектов РФ.

    Принципами конституционного судоустройства являются: независимость, коллегиальность, гласность, устность разбирательства, язык конституционного судопроизводства — русский (участникам процесса, не владеющим русским языком, предоставляется право давать объяснения на другом языке и пользоваться услугами переводчика), непрерывность судебного заседания, состязательность и равноправие сторон.

    Правом на обращение в Конституционный Суд РФ с ходатайством о разрешении спора о компетенции обладает любой из участвующих в споре органов государственной власти, указанных в ст. 125 ч.3 Конституции РФ, а Президент РФ также в случае, предусмотренном ст. 85 ч. 1 Конституции РФ.

    Президент может использовать согласительные процедуры для разрешения разногласий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ, а также между органами государственной власти субъектов РФ. В случае недостижения согласованного решения он может передать разрешение спора на рассмотрение соответствующего суда.

    Ходатайство органа государственной власти допустимо, если :

      • оспариваемая компетенция определяется Конституцией РФ;
      • спор не касается вопроса о подведомственности дела судам или подсудности;
      • спор не был или не может быть разрешён иным способом;
      • заявитель считает издание акта или совершение действия правового характера либо уклонение от издания акта или совершения такого действия нарушением установленного Конституцией РФ разграничения компетенции между органами государственной власти;
      • заявитель ранее обращался к указанным в ст. 125 ч. 3 Конституции РФ органам государственной власти с письменным заявлением о нарушении ими определённой Конституцией РФ и договорами компетенции заявителя либо об уклонении этих органов от осуществления входящих в их компетенцию обязанностей;
      • в течении месяца со дня получения письменного заявления, органами государственной власти не были устранены указанные в нём нарушения;
      • в случае обращения соответствующего органа государственной власти к Президенту РФ с просьбой об использовании согласительных процедур, Президент РФ в течении месяца со дня обращения не использовал эти согласительные процедуры либо такие процедуры не привели к разрешению спора.

    Ходатайство Президента РФ, вынесенное в порядке применения ст. 85 ч. 1 Конституции РФ, допустимо, если :

      • Президент РФ использовал согласительные процедуры для разрешения разногласий между органами государственной власти;
      • разногласия между органами государственной власти являются подведомственным Конституционному Суду РФ спором о компетенции.
    1. Конституционный Суд РФ рассматривает споры о компетенции исключительно с точки зрения установленных Конституцией РФ разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную и разграничения компетенции между федеральными органами государственной власти, а также с точки зрения разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ, между высшими государственными органами субъектов РФ, установленного Конституцией РФ, Федеративным и иными договорами о разграничении предметов ведения и полномочий.
    2. Рассмотрение дела о соответствии нормативного акта, являющегося предметом спора о компетенции, Конституции РФ по содержанию норм, форме, порядку его подписания, принятия, опубликования или введения в действие возможно только на основании отдельного запроса и в соответствии с порядком рассмотрения дел о конституционности нормативных актов.
    3. Заседания палаты Конституционного Суда РФ созываются председательствующим в палате.
    4. В пленарных заседаниях Конституционного Суда РФ и заседаниях его палат применяется единый порядок рассмотрения вопросов, если иное не установлено Федеральным Конституционным Законом или Регламентом Конституционного Суда.

    Решение о назначении дел к слушанию в пленарном заседании или заседаниях палат принимается Конституционным Судом РФ в пленарном заседании не позднее чем через месяц после принятия обращений к рассмотрению. В решении указывается очерёдность слушания дел.

    Рассмотрение каждого дела образует предмет особого заседания. Конституционный Суд РФ может соединить в одном производстве дела по обращениям, касающиеся одного и того же предмета.

    Для подготовки дела к слушанию, составления проекта решения Конституционного Суда РФ, а также изложения материалов в заседании Конституционный Суд РФ назначает одного или нескольких судей-докладчиков.

    Требования Конституционного Суда РФ о предоставлении текстов нормативных и других правовых актов, документов, их копий, дел, сведений и других материалов; о заверении документов и текстов, нормативных актов; о проведении проверок, исследований, экспертиз; об установлении определённых обстоятельств, о привлечении специалистов; о даче разъяснений, консультаций и об изложении профессиональных мнений по рассматриваемым делам, обязательны для всех органов, организаций и лиц, которым они адресованы. Требования Конституционного Суда РФ должны быть рассмотрены и ответ по результатам их рассмотрения должен быть направлен в течении месяца со дня получения, если иной срок не указан Конституционным Судом РФ.

    Уведомление о заседании Конституционного Суда РФ направляются судьям и участникам процесса не позднее чем за 10 дней до начала заседания.

    Ссылка на основную публикацию