Статья 91. Итоговое решение по делу

Задержание лиц, подозреваемых в совершении преступлений, является неотъемлемой частью многих уголовных судопроизводственных процессов. Подобное действие строго регламентировано действующим уголовно-правовым законодательством. В частности, основания для задержания описаны в ст 91 УПК РФ.

Рассматриваемая статья состоит из двух частей:

  • в первой части перечислены основания, которые позволяют дознанию и следствию осуществлять задержание подозреваемого самостоятельно;
  • во второй части также приведены основания, дающие право задержать подозреваемого, но при этом они имеют существенные отличия с точки зрения юридической силы и последствий для задержанного.

Обе части комментируемой статьи содержат в себе основания задержания подозреваемого. Если задержание было выполнено на основании 1 части, то в большинстве случаев подозреваемый спустя время получает иной процессуальный статус – обвиняемый, и дожидается суда в СИЗО. В случае с ч. 2 ст. 91 зачастую наблюдается иная ситуация.

Основные положения ст. 91

Дознаватели и следователи имеют право производить задержание подозреваемого в уголовном процессе, если он совершил преступление, в качестве наказания за которое предусмотрено лишение свободы.

Основания для этого таковы:

  • подозреваемый застигнут в момент совершения преступления или сразу же после этого;
  • очевидцы или потерпевший указали на лицо, которое совершило противоправные действия;
  • на подозреваемом, его одежде или прочих вещах обнаружены следы совершения преступления.

Подозреваемый может быть задержан и на других основаниях. При этом важно, чтобы помимо оснований имело место обоснованное подозрение в совершении лицом преступления.

Ко второй группе оснований нужно отнести:

  • попытку скрыться от представителей правоохранительных органов;
  • отсутствие у лица постоянного места жительства;
  • неизвестность для правоохранителей личности подозреваемого.

Задержание подозреваемого осуществляется и по решению суда. Соответствующее ходатайство может быть подано следователем с согласия начальника следственного органа или дознавателем с согласия прокурора.

Как осуществляется задержание подозреваемого?

Порядок задержания подозреваемого выглядит следующим образом:

  1. Возбуждение уголовного дела по факту совершения преступления. Если уголовное дело не возбуждено, то даже при наличии веских основания задержание считается незаконным. По несуществующему уголовному делу подозреваемого быть не может. На практике задержание случается чуть раньше возбуждения уголовного дела. Подобное актуально, когда лицо застигнуто в момент совершения преступления или сразу же после него.
  2. Срок исчисления ограничения свободы начинается с момента устного объяснения сотрудника полиции. Лицу объясняется в совершении какого преступления он подозревается. С этого момента лицу рекомендуется подчиниться указаниям полицейских. В противном случае могут быть применены спецсредства и физическая сила.
  3. Доставление в отдел полиции. Если такового не имеется поблизости, то подозреваемый доставляется в ближайший опорный пункт.
  4. Составление протокола о задержании. Подозреваемый имеет право вносить в него любые замечания. Если гражданин не согласен с ограничением своей свободы или имеет претензии к действиям сотрудников полиции, то он имеет право указать это в протоколе.
  5. Личный обыск подозреваемого с изъятием всех запрещенных или опасных для окружающих вещей.
  6. Допрос. Он выполняется не позже 24-х часов с момента задержания. Перед проведением этого процессуального действия задержанный имеет право проконсультироваться с защитником.
  7. Помещение в изолятор временного содержания сроком не более чем на 48 часов. Дальнейшее содержание под стражей возможно лишь при наличии соответствующего решения суда.

Статья 91. Итоговое решение по делу

Если задержание выполнено с нарушениями положений 91 статьи УПК, то подозреваемый подлежит незамедлительному освобождению.

Толкование КС – повод к пересмотру дела

Статья 91. Итоговое решение по делу

В Госдуму поступил законопроект [1], направленный на изменение положений Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации». (Legal.Report рассказывал об этом в материале Путин предложил придать толкованиям КС силу закона). Проект касается типов  решений КС и их юридических последствий. С законодательной инициативой выступил президент РФ. Поддержан законопроект и самим Конституционным судом.

Третий путь

Предыдущие поправки, вносившиеся в данный ФКЗ, юристы встречали неоднозначно[2]. Однако идея нынешнего законопроекта вряд ли станет поводом для критики.

Она заключается главным образом в легализации практики вынесения КС так называемых постановлений о выявлении конституционно-правового смысла оспариваемых нормативных правовых актов и определении прав и обязанностей, возникающих у субъектов права после их вынесения.

Как говорится в пояснительной записке, «предлагается новый вид постановления, принимаемого… по итогам рассмотрения дела о проверке конституционности нормативного акта органа государственной власти или договора между органами государственной власти, – постановление о признании нормативного акта или договора либо отдельных их положений соответствующими Конституции Российской Федерации в истолковании, данном Конституционным Судом». (Что, по сути, и есть выявление судом конституционно-правового смысла проверяемого им положения.) Это будет отражено, в частности, в статье 87 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Между тем рассматриваемый тип судебных актов отнюдь не является новым. Роль законопроекта в этом смысле правильнее было бы определить как законодательное закрепление давно сложившегося положения вещей.

Изначально ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» предоставлял суду две возможности: признать проверяемый нормативный правовой акт соответствующим либо не соответствующим Конституции. Практика нашла третий путь.

В изобретенном КС варианте ответа на вопрос заявителя оспоренный нормативный правовой акт Конституции соответствует, но «с учетом выявленного судьями конституционно-правового смысла»[3].

Так, постановлением от 23.03.1999 № 5-П о порядке обжалования действий и решений органа дознания, следователя и прокурора суд признал действовавшую на тот момент статью 133 УПК РСФСР «не противоречащей Конституции Российской Федерации, поскольку ее положения сами по себе не предполагают произвольного и неограниченного продления срока предварительного расследования».

Далее было сказано: «Соответствующее конституционное истолкование данной нормы, по смыслу статей 46 и 52 Конституции Российской Федерации и согласно пункту 1 резолютивной части настоящего постановления, во всяком случае должно обеспечиваться судами путем проверки по жалобам граждан законности и обоснованности постановлений о продлении срока предварительного расследования» (пункт 2 резолютивной части).

В дальнейшем число решений Конституционного суда с подобными резолюциями возрастало, их доля в общей массе постановлений становилась все более внушительной. Для иллюстрации: в 2015 году суд принял 33 постановления по делам нормоконтроля, и в 16 из них содержится именно такой вывод.

Данная практика продолжается и поныне. Примером может служить постановление от 29.03.2016 № 8-П по вопросу о возможности выведения за штат и последующего увольнения сотрудника Федеральной службы исполнения наказаний, в котором суд решил признать регулирующий этот предмет пункт «а» части 1 статьи 16.

1 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации «не противоречащим Конституции Российской Федерации, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования он не предполагает возможность произвольного зачисления в распоряжение учреждения или органа уголовно-исполнительной системы в связи с выведением за штат при сокращении численности или штата сотрудников данного учреждения или органа (его структурных подразделений) и последующего увольнения по сокращению штатов тех лиц, должности которых в рамках соответствующих организационно-штатных мероприятий не подлежат сокращению» (пункт 1 резолютивной части).

Проблемы правоприменения

Вопрос о том, зачем вообще потребовалась такая конструкция, как постановление о выявлении конституционно-правового смысла оспариваемого нормативного правового акта, заслуживает отдельного внимания[4]. Однако сейчас необходимо сказать о другом: последующая реализация таких постановлений «хромала» сильнее всего.

Не зря в одном из информационно-аналитических отчетов об исполнении решений Конституционного суда говорится: «решения, в которых нормативные положения оспоренных норм были признаны соответствующими Конституции Российской Федерации в выявленном конституционно-правовом смысле, зачастую воспринимаются правоприменительными органами как свидетельствующие об отсутствии проблемы (правоприменительной или законодательной). На практике в этих ситуациях правоприменительные органы отказывались пересматривать дела заявителей, даже если на это прямо было указано в мотивировочной части решения Конституционного суда. Отказы мотивировались тем обстоятельством, что в действующем процессуальном законодательстве основанием для пересмотра по новым (вновь открывшимся) обстоятельством является решение Конституционного суда о признании норм не соответствующими Конституции Российской Федерации»[5].

На этом фоне высвечивается еще одна роль законопроекта: способствовать изменению в лучшую сторону ситуации с исполнением решений КС России правоприменительными органами. Что, к слову, прямо декларирует пояснительная записка.

Для этого в части 5 статьи 79 «Юридическая сила решения» ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» предлагается закрепить, что с момента вступления в силу постановления суда о признании нормативного правового акта соответствующим Конституции в данном судом истолковании не допускается применение либо реализация его каким-либо иным способом в истолковании, расходящемся с тем, что дано судом. Суды общей юрисдикции, арбитражные суды не вправе применять его положения в истолковании, расходящемся с тем, что содержится в постановлении Конституционного суда. В статье 100 «Итоговое решение по делу», регламентирующей юридические последствия судебного акта органа конституционного контроля, принятого по итогам рассмотрения жалобы на нарушение конституционных прав и свобод граждан, планируется указать, что дело заявителя «подлежит пересмотру компетентным органом в обычном порядке» и в случае выявления судом конституционно-правового смысла оспоренного положения нормативного правового акта.

Читайте также:  Статья 49 АПК РФ. Изменение основания или предмета иска, изменение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска, мировое соглашение (действующая редакция)

Нужны изменения в кодексы

Надо напомнить, что это уже не первая попытка урегулировать юридические последствия решений КС рассматриваемого типа.

В 2010 году в ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» было отражено, что «позиция Конституционного Суда относительно того, соответствует ли Конституции смысл нормативного правового акта или его отдельного положения, придаваемый им правоприменительной практикой, выраженная в постановлении Конституционного Суда… подлежит учету правоприменительными органами с момента вступления в силу соответствующего постановления Конституционного Суда» (часть 5 статьи 79 в действующей редакции)[6].

Как показывает практика, такой законодательной формулы для надлежащей реализации постановления КС о выявлении конституционно-правового смысла проверяемого положения нормативного правового акта оказалось недостаточно. Дело в ее неопределенности. В частности, А. М.

Кальяк, анализируя смысл приведенного в части 5 статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» термина «учет», пришел к выводу, что упомянутая там правовая позиция КС вполне может восприниматься не как обязательная для правоприменительных органов, а как имеющая лишь рекомендательное значение[7].

Законопроект нацелен на установление более однозначного и категоричного правила.

Немаловажно добавить, что для того чтобы идея законопроекта заработала, нужны изменения в процессуальные кодексы,. Как минимум в те их части, которые регулируют пересмотр судебных актов по новым обстоятельствам (пункт 3 части 4 статьи 392 ГПК России, пункт 3 части 3 статьи 311 АПК России, пункт 1 части 4 статьи 413 УПК России, пункт 3 части 1 статьи 350 КАС России).

В них следует отразить, что решение Конституционного суда может являться новым обстоятельством не только когда в нем констатируется несоответствие Конституции положений, примененных в конкретном деле, но и если оно содержит иное их конституционно-правовое истолкование[8]. О том, что это необходимо, говорится в сопроводительных документах к законопроекту.

Остается сожалеть, что это не было сделано одномоментно.

В заключение хотелось бы отметить, что принятие законопроекта не гарантирует решения проблем в области исполнения судебных актов Конституционного суда, которых он касается. Будущее покажет, готовы ли к изменениям правоприменители.

Кроме того, за рамками законопроекта остаются другие актуальные вопросы: статус определений Конституционного суда с позитивным содержанием, правила пересмотра в судах дел тех, кто не был заявителем в конституционном судопроизводстве, варианты реагирования правоприменителей на положения нормативных правовых актов, аналогичных объявленным неконституционными либо истолкованным Конституционным судом. Тем не менее появление законопроекта можно приветствовать хотя бы потому, что он делает понятными юридические последствия широко распространенных постановлений Конституционного суда о выявлении конституционно-правового смысла нормативных правовых актов.

Статья 91. Основания задержания подозреваемого

Статья 91. Основания задержания подозреваемого

  • 1. Орган дознания, дознаватель, следователь вправе задержать лицо по подозрению в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы, при наличии одного из следующих оснований:
  • 1) когда это лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения;
  • 2) когда потерпевшие или очевидцы укажут на данное лицо как на совершившее преступление;
  • 3) когда на этом лице или его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления.

2.

При наличии иных данных, дающих основание подозревать лицо в совершении преступления, оно может быть задержано, если это лицо пыталось скрыться, либо не имеет постоянного места жительства, либо не установлена его личность, либо если следователем с согласия руководителя следственного органа или дознавателем с согласия прокурора в суд направлено ходатайство об избрании в отношении указанного лица меры пресечения в виде заключения под стражу.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 31.05.2017 N 94П17
Требование: О возобновлении производства по делу ввиду новых обстоятельств.

Решение: Требование удовлетворено, поскольку Европейский Суд, установив нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с чрезмерной продолжительностью содержания заявителя под стражей, сослался на прецедентную практику по другим делам, по которым были установлены факты аналогичных нарушений в связи с тем, что суды продлевали срок содержания заявителей под стражей, опираясь в основном на тяжесть обвинения, не приводя конкретных фактов, имеющих отношение к делу, не оценив личной ситуации каждого и не рассмотрев возможности применения альтернативных мер пресечения.

30 июля 2014 года Усубян был задержан в порядке ст. ст. 91, 92 УПК РФ по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 31.05.2017 N 91П17
Требование: О возобновлении производства по делу ввиду новых обстоятельств.

Решение: Требование удовлетворено, поскольку Европейским Судом установлено нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с тем, что срок содержания заявителя под стражей продлевался по основаниям, которые не могут считаться достаточными для обоснования столь длительного лишения его свободы.

Рудаков О.Н., судимый по приговору Ленинского районного суда г. Пензы от 19 марта 2001 г. по ч. 1 ст. 111 УК РФ к 5 годам лишения свободы, освобожден 19 августа 2002 г. условно-досрочно на 1 год 6 месяцев 13 дней, был задержан 24 июня 2009 г. в соответствии со ст. ст. 91 и 92 УПК РФ по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 31.05.2017 N 90П17
Требование: О возобновлении производства по делу ввиду новых обстоятельств.

Решение: Требование удовлетворено, поскольку Европейским Судом установлено нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с тем, что срок содержания заявителя под стражей продлевался по основаниям, которые не могут считаться достаточными для обоснования столь длительного лишения его свободы.

Евстратов С.А., был задержан 23 декабря 2008 г. в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 91 УПК РФ по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 162 УК РФ.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 31.05.2017 N 101П17
Требование: О возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств.

Читайте также:  Статья 104. Пределы проверки и варианты итоговых решений

Решение: Требование удовлетворено, поскольку Европейский Суд по правам человека констатировал нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с чрезмерно длительным содержанием заявителя под стражей, что является основанием для возобновления производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств.

Сморчков А.В. был задержан 10 апреля 2008 г. в соответствии со ст. ст. 91 и 92 УПК РФ по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 186 УК РФ.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 17.05.2017 N 35П17
Требование: О возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств.
Решение: Требование удовлетворено, поскольку Европейским Судом по правам человека установлено нарушение п. 3 ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод при решении вопроса о продлении срока содержания обвиняемого под стражей.

ДАНИЛЕНКО С.В., 15 ноября 2012 года был задержан в порядке ст. ст. 91, 92 УПК РФ по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159 УК РФ.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 17.05.2017 N 87П17
Требование: О возобновлении производства по делу ввиду новых обстоятельств.

Решение: Требование удовлетворено, поскольку Европейским Судом установлено нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с тем, что срок содержания заявителя под стражей продлевался по основаниям, которые не могут считаться достаточными для обоснования столь длительного лишения его свободы.

Зябкин В.Л. судимый: 26 декабря 2005 г. по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ к 2 годам лишения свободы с лишением права занимать должности в правоохранительных органах и заниматься правоохранительной деятельностью сроком на 3 года; 25 мая 2006 г. по ч. 1 ст. 228.

1 УК РФ (3 преступления) к 3 годам 1 месяцу лишения свободы, с применением ч. 5 ст. 69 УК РФ — к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден на основании постановления суда от 7 апреля 2009 г. условно-досрочно на 2 месяца 19 дней, был задержан 11 октября 2009 г. в соответствии со ст. ст.

91 и 92 УПК РФ по подозрению в совершении преступления, предусмотренного п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 17.05.2017 N 82П17
Требование: О возобновлении производства по делу ввиду новых обстоятельств.

Решение: Требование удовлетворено, поскольку Европейским Судом установлено нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с тем, что срок содержания заявителя под стражей продлевался по основаниям, которые не могут считаться достаточными для обоснования столь длительного лишения его свободы.

Бражников С.А. был задержан 28 августа 2007 г. в соответствии со ст. ст. 91 и 92 УПК РФ по подозрению в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 4 ст. 290 УК РФ.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 17.05.2017 N 76П17
Требование: О возобновлении производства по делу ввиду новых обстоятельств.

Решение: Требование удовлетворено, поскольку Европейским Судом установлено нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с тем, что власти продлевали срок содержания заявителя под стражей по основаниям, которые не могут считаться достаточными для обоснования длительного лишения его свободы.

Нагучев Р.С. был задержан 28 июня 2011 г. в соответствии со ст. ст. 91 и 92 УПК РФ по подозрению в совершении преступления, предусмотренного п. п. «а», «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 17.05.2017 N 63П17
Требование: О возобновлении производства по делу ввиду новых обстоятельств.

Решение: Требование удовлетворено, поскольку Европейским Судом установлено нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с тем, что власти продлевали срок содержания заявителя под стражей до вынесения приговора по основаниям, которые не могут считаться достаточными для обоснования длительного лишения свободы, а также нарушение подпункта «c» пункта 1 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод при принятии судебного решения, что также повлекло за собой незаконное содержание заявителя под стражей.

НЕКРАСОВ С.А., был задержан 23 ноября 2004 года в порядке ст. ст. 91, 92 УПК РФ по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 126, ч. 1 ст. 161 УК РФ.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 17.05.2017 N 60П17
Требование: О возобновлении производства по делу ввиду новых обстоятельств.

Решение: Требование удовлетворено, поскольку Европейским Судом установлено нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с тем, что национальные суды продлевали срок содержания заявителя под стражей, ссылаясь, главным образом, на тяжесть обвинения и используя стереотипную формулировку без учета конкретной ситуации или альтернативных мер пресечения, то есть по основаниям, которые не могут считаться достаточными для обоснования длительного лишения свободы.

Мохаммед Махмуд, 28 мая 2012 года был задержан в порядке ст. ст. 91, 92 УПК РФ по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 291 УК РФ.

5. Итоговое решение и его юридические последствия

  • Согласно статье 87 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федераций» по итогам рассмотрения дела о проверке конституционности нормативного акта органа государственной власти или договора между ними Конституционный Суд Российской Федерации принимает одно из следующих решений:
  • 1) о признании нормативного акта или договора либо отдельных их положений соответствующими Конституции Российской Федерации;
  • 2) о признании нормативного акта или договора либо отдельных их положений не соответствующими Конституции Российской Федерации.
  • Итоговое решение по данной категории дел именуется постановлением и выносится именем Российской Федерации

(независимо от того, принято оно пленумом Конституционного Суда или его палатой). Оно излагается в письменной форме в виде отдельного документа и должно обязательно содержать мотивировку, т. е. конституционно-правовое обоснование вынесенного решения. В мотивировочную часть могут включаться концептуальные положения, которые имеют нормативно-правовое значение. К примеру, постановлением Конституционного Суда от 31 июля 1995 года по «чеченскому делу» на основе толкования содержания статьи 80 (часть 2) и ряда других статей Конституции Российской Федерации признан институт так называемых «скрытых (подразумеваемых)» полномочий Президента Российской Федерации как главы государства'.

Признание нормативного акта или договора либо отдельных их положений соответствующими Конституции Российской Федерации подтверждает их действие, обязательность и исключает повторную их проверку на конституционность.

В том случае, если конституционность акта подтверждена Конституционным Судом вопреки официально принятому решению федеральных органов государственной власти, высших органов государственной власти субъектов Российской Федерации или их должностных лиц об отказе применять и исполнять его как не соответствующий Конституции Российской Федерации, такое официально принятое решение утрачивает силу. При этом не требуется отмена такого официального решения принявшим его органом или должностным лицом. Оно утрачивает силу в результате самого факта принятия Конституционным Судом соответствующего постановления.

Если нормативный акт или договор либо отдельные их положения признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации, то согласно статье 125 (часть 6) Конституции и части третьей статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» они утрачивают силу.

Согласно части второй статьи 87 Закона признание нормативного акта или договора либо отдельных их положений не соответствующими Конституции Российской Федерации является основанием отмены в установленном порядке положений других 'Нормативных актов, основанных на нормативном акте или договоре, признанном неконституционным, либо воспроизводящих его или содержащих такие же положения, какие были предметом обращения. В силу этого законодательные и другие органы

' По данному вопросу ряд судей не согласились с большинством Конституционного Суда и заявили по делу особые мнения (См.: Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 1995. № 5. С. 10, 25–26, 46-47, 59–60).

Читайте также:  Глава VI. Права и обязанности граждан и общественных объединений в области обеспечения радиационной безопасности

государственной власти обязаны отменить акты или отдельные их положения, воспроизводящие или содержащие положения, которые были признаны неконституционными. Положения неконституционных нормативных актов и договоров не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами.

Правоприменительные акты, включая решения судов и иных органов, основанные на нормативных актах или договорах либо их отдельных положениях, признанных неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены в установленных федеральным законом случаях (часть третья статьи 79 Закона). Юридическая сила постановления Конституционного Суда Российской Федерации о признании акта неконституционным не может быть преодолена повторным принятием этого же акта (часть вторая статьи 79 Закона), так как постановления Конституционного Суда разделяют судьбу Конституции.

Итоговое решение Конституционного Суда Российской Федерации по рассмотрению жалобы на нарушение конституционных прав и свобод граждан | Студент-Сервис

В соответствии со ст. 100 Закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» по итогам рассмотрения жалобы на нарушение законом конституционных прав и свобод граждан Конституционный Суд Российской Федерации принимает одно из следующих постановлений:

  • о признании закона либо отдельных его положений соответствующими Конституции Российской Федерации;
  • о признании закона либо отдельных его положений не соответствующими Конституции Российской Федерации;
  • о признании оспариваемых заявителем положений нормативного правового акта аналогичными нормам, ранее признанным не соответствующими Конституции Российской Федерации постановлением Конституционного Суда Российской Федерации, сохраняющим силу, и поэтому также не соответствующими Конституции Российской Федерации либо о констатации факта, что примененная в конкретном деле норма ранее признана неконституционной постановлением Конституционного Суда Российской Федерации, сохраняющим силу.

Логическим завершением рассмотрения дела является принятие Конституционным Судом Российской Федерации решения по существу поставленного перед ним вопроса, которое имеет итоговый характер, выносится именем Российской Федерации и оформляется в виде отдельного письменного документа – постановления.

Признание нормативного акта конституционным (т. е. соответствующим Конституции Российской Федерации) означает, что такой акт сохраняет свое действие и является общеобязательным для всех субъектов права, должен применяться судами, другими правоприменительными органами и должностными лицами.

Признание нормативного акта неконституционным (т. е.

не соответствующим Конституции Российской Федерации) означает, что такой акт утрачивает юридическую силу, а правоприменительные решения, включая решения судов и иных органов, основанные на актах или их отдельных положениях, признанных неконституционными, в силу ч. 3 ст. 79 Закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены в установленных федеральным законом случаях.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 11 апреля 2000 г.

№ 6-П, утрата законом юридической силы возможна лишь в результате признания его неконституционным; такое решение, вынесенное в порядке конституционного судопроизводства, действует непосредственно, и потому отмена не соответствующего Конституции РФ закона органом, его принявшим, не требуется, так как этот закон считается отмененным, т. е. недействительным, с момента оглашения постановления Суда.

Вместе с тем установление Конституционным Судом Российской Федерации противоречия (несоответствия) нормативного акта Конституции Российской Федерации имеет общеобязательный нормативный характер, т. е.

является основанием для отмены в установленном порядке других нормативных актов либо договоров, основанных на признанных неконституционными полностью или частично нормативном акте или договоре либо воспроизводящих их или содержащих такие же положения, какие были признаны неконституционными.

Положения таких нормативных актов либо договоров, которые направлены на организацию исполнения акта, признанного неконституционным, или являются аналогичными ему по своему содержанию, не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами. По существу, это означает, что ничтожной считается признанная неконституционной норма права (совокупность норм права), где бы она ни закреплялась, и все обеспечивающие ее реализацию нормативные и правоприменительные акты.

Не нашли что искали?

Преподаватели спешат на помощь

По общему правилу, установленному ст. 79 Закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», решения Конституционного Суда Российской Федерации не имеют обратной силы. Из этого правила данный Закон закрепляет одно исключение. В соответствии с ч. 2 ст. 100 Закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» дело во всяком случае подлежит пересмотру компетентным органом в обычном порядке.

Эта привилегия для заявителя основана на принципе, сформулированном в ст. 18 Конституции Российской Федерации: «Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием».

Данное регулирование направлено на поощрение правовой активности граждан, способствующей устранению из действующего законодательства неконституционных норм, и, следовательно, на защиту от нарушений прав и свобод других лиц. Разрешение конкретного дела заявителя, в связи с обращением которого принято постановление, должно быть осуществлено способом, который обеспечил бы восстановление его нарушенных конституционных прав.

Признание Судом не соответствующим Конституции Российской Федерации закона, примененного судом в конкретном деле, в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 392 ГПК РФ2, п. 6 ст.

311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации3 является одним из оснований пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам, а в соответствии с требованиями п. 2 ч. 2 и п. 1 ч. 4 ст.

413 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации4 является одним из оснований возобновления производства по уголовному делу по новым обстоятельствам.
В качестве итогового решения по делу могут приниматься и определения. В своем определении от 4 декабря 2007 г.

№ 953-О-О Конституционный Суд Российской Федерации указал на то, что не только его постановления, но и определения могут содержать вывод о несоответствии оспариваемых законоположений Конституции Российской Федерации, и в таких случаях наступают аналогичные юридические последствия:

  • соответствующие положения утрачивают силу, не подлежат применению судами, другими органами и должностными лицами;
  • решения судов и иных органов (вступившие в законную силу и не исполненные или частично исполненные либо не вступившие в законную силу), основанные на акте, неконституционность которого подтверждена определением, должны быть пересмотрены в установленных федеральным законом случаях.

Это означает, что на заявителей-граждан и их объединения, по обращениям которых Конституционным Судом Российской Федерации приняты такого рода определения, должно распространяться действие ч. 3 ст.

100 Закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Иное приводило бы к нарушению принципов равенства и правовой справедливости, на которых основано осуществление прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации.

Решения Конституционного Суда Российской Федерации обязательны для исполнения на всей территории Российской Федерации для всех органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений.

Ссылка на основную публикацию