Глава XXI. Применение нотариусом норм иностранного права. Международные договоры

  • Главная
  • «ОСНОВЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ О НОТАРИАТЕ» от 11.02.93 N 4462-I

Глава XXI. ПРИМЕНЕНИЕ НОТАРИУСОМ НОРМ ИНОСТРАННОГО ПРАВА. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ДОГОВОРЫ

СТАТЬЯ 104. Применение норм иностранного права

Нотариус в соответствии с законодательством Российской Федерации, международными договорами применяет нормы иностранного права.

Нотариус принимает документы, составленные в соответствии с требованиями международных договоров, а также совершает удостоверительные надписи в форме, предусмотренной законодательством других государств, если это не противоречит международным договорам Российской Федерации.

СТАТЬЯ 105.

Охрана наследственного имущества и выдача свидетельства о праве на наследство

Действия, связанные с охраной находящегося на территории Российской Федерации имущества, оставшегося после смерти иностранного гражданина, или имущества, причитающегося иностранному гражданину после смерти гражданина Российской Федерации, а также с выдачей свидетельства о праве на наследство в отношении такого имущества, осуществляются в соответствии с законодательством Российской Федерации.

СТАТЬЯ 106. Принятие нотариусом документов, составленных за границей

Документы, составленные за границей с участием должностных лиц компетентных органов других государств или от них исходящие, принимаются нотариусом при условии их легализации органом Министерства иностранных дел Российской Федерации.

Без легализации такие документы принимаются нотариусом в тех случаях, когда это предусмотрено законодательством Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации.

СТАТЬЯ 107. Взаимоотношения нотариуса с органами юстиции других государств

Порядок взаимоотношений нотариуса с органами юстиции других государств определяется законодательством Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации.

СТАТЬЯ 108. Обеспечение доказательств, требующихся для ведения дел в органах других государств

Нотариус обеспечивает доказательства, требующиеся для ведения дел в органах других государств.

СТАТЬЯ 109. Международный договор

  • Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила о нотариальных действиях, чем те, которые предусмотрены законодательными актами Российской Федерации, при совершении нотариальных действий применяются правила международного договора.
  • Если международный договор Российской Федерации относит к компетенции нотариуса совершение нотариального действия, не предусмотренного законодательством Российской Федерации, нотариус производит это нотариальное действие в порядке, устанавливаемом Министерством юстиции Российской Федерации.
  • Президент Российской Федерации Б.ЕЛЬЦИН
  • Москва, Дом Советов России
  • 11 февраля 1993 года,
  • N 4462-1
  • Главная
  • «ОСНОВЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ О НОТАРИАТЕ» от 11.02.93 N 4462-I

Применение российским нотариусом норм иностранного права и международных договоров

Главный принцип, которым руководствуется нотариус при применении норм иностранного права: иностранный закон не должен противоречить международным договорам РФ, иначе он не подлежит применению.

Осуществляя свои профессиональные функции в рамках бесспорной юрисдикции, нотариус может основывать свои выводы о правовой ситуации исключительно на бесспорных источниках информации, не вызывающих сомнений относительно их относимости, допустимости, достаточности и достоверности.

В этом смысле деятельность нотариуса по оценке материалов, представленных сторонами или собранных им лично, аналогична роли судьи в доказывании и подчинена тем же логическим и во многом процессуальным правилам. Второе предпочтительнее, так как позволяет повысить уровень бесспорности полученных документов, исключая из процесса сбора заинтересованных лиц.

Причем в отличие от судебных юрисдикций в нотариальном производстве преимущественно используются официальные документы, имеющие квалифицированную юридическую форму, составленные специально уполномоченными лицами при соблюдении особой, усложненной процедуры. В мировой юридической практике такие документы получили название аутентичные акты.

Для внутреннего оборота принципы оценки юридических документов едины и основываются на национальном законодательстве, определяющем требования к форме и содержанию актов определенного вида.

При этом использование в нотариальной процедуре документов, происходящих из иностранного государства, требует от нотариуса оценки соблюдения требований, предъявляемых к их оформлению для действия на территории РФ.

В отличие от российских документов, представляемых за рубежом, можно сказать, что здесь нотариус непосредственно сталкивается с легализацией или иными формальностями и необходимостью оценить их законность. В основном действия нотариуса при оценке иностранных документов включают следующее: 1) проверку соблюдения требований к оформлению иностранного документа для действия в Российской Федерации п 2) непосредственно оценку юридического действия иностранного документа при совершении нотариальных действий.

Таким образом, в качестве объекта нотариального действия нотариусом могут использоваться различные документы правового характера, подтверждение легитимности которых возможно в процессе нотариального производства и в отношении которых соблюдены требования к их форме.

На практике следует учитывать, что нотариус не может ставить под сомнение достоверность легализованных в установленном порядке иностранных официальных документов. Но это не исключает возможности сомнений в действительности самого акта легализации (апостиля).

Поэтому, сделав вывод о надлежащем оформлении иностранного документа для его действия на российской территории, нотариусу, по общему правилу, не следует тратить время на проверку соответствия его формы и содержания требованиям, предъявляемым соответствующим иностранным законодательством.

Наличие акта легализации (апостиля) компенсирует любые формальные и содержательные пороки иностранных документов.

Аналогично российским документам, предъявляемым за рубежом, существует три правовых режима признания юридической действительности иностранных актов на территории РФ, в том числе для нотариального производства. Речь идет:

  • — о консульской легализации;
  • — апостилировании;
  • — освобождении от формальностей.

Рассмотрим лишь общие особенности данных процедур в отношении иностранных документов, представляемых в России. Документы, происходящие из-за границы и предназначенные для использования в России, должны быть легализованы российским консулом на территории соответствующего иностранного государства.

При этом консул принимает к легализации документы и акты, удостоверенные властями консульского округа, или исходящие от этих властей образцы подписей и печатей должностных лиц, которые он имеет.

Таким образом, документ должен быть предварительно удостоверен компетентным органом иностранного государства и только затем передается на легализацию российскому консулу.

Кроме того, официальный документ иностранного происхождения может быть легализован в России консулом государства, где он был совершен. Такие документы также подлежат дополнительному удостоверению в Департаменте консульской службы МИД России.

Рассмотрим в качестве примера консульскую легализацию нотариального акта. Акт совершен нотариусом Монреаля (доверенность) и предназначен для действия в России, соответственно должен быть легализован российским консулом в Монреале. В случае если государство происхождения иностранного официального документа является участником Гаагской конвенции 1961 г.

, отменяющей требование легализации, то единственной формальностью, необходимой для признания его действительности, является проставление компетентными органами иностранного государства специального штампа — апостиля. Однако простого наличия апостиля на иностранном документе недостаточно для признания действительности последнего.

Необходимо, чтобы сам апостиль являлся действительным. Для этого нотариусу необходимо, во-первых, убедиться в соответствии формы и содержания апостиля требованиям, предъявляемым Гаагской конвенцией 1961 г., и, во-вторых, проверить компетенцию соответствующего лица (должностного лица) иностранного государства.

Если в отношении формы и содержания апостиля все более или менее понятно и нотариусу при их оценке следует напрямую руководствоваться текстом Конвенции и прилагаемым к ней образцом апостиля, то проверка полномочий органа или должностного лица иностранного государства на проставление апостиля на официальных документах определенного вида может вызвать практические затруднения.

Это связано с тем, что единственным достоверным источником информации о компетенции тех или иных органов или должностных лиц являются официальные заявления, которые делают государства при присоединении или ратификации Гаагской конвенции 1961 г., передаваемые затем на хранение официальному депозитарию — Министерству иностранных дел Нидерландов.

Несмотря на то что депозитарий направляет информацию о ратификациях всем странам — участницам Гаагской конвенции, в том числе Российской Федерации, тем не менее на сегодняшний день отсутствуют какие-либо официальные или частные публикации данных заявлений на русском языке.

Поэтому соответствующую информацию можно получить на официальном сайте Гаагской конференции по международному частному праву, содержащем официальные тексты всех Гаагских конвенций на английском и французском языках и актуальные сведения о ратификациях и сделанных при этом заявлениях.

На практике встречаются случаи нарушения установленной формы апостиля. Наиболее часто данная проблема возникает в отношении документов, происходящих из Израиля, США и других стран common law.

Представляется, что рациональный подход при разрешении этой проблемы должен иметь приоритет перед формально-юридическим. Так, ст. 4 Гаагской конвенции 1961 г.

является императивной нормой, и в принципе любые отступления от установленной формы апостиля формально ведут к выводу о невозможности принятия документа с «неисправным» апостилем. В то же время практика проставления апостиля в различных государствах расходится.

Поэтому нотариусу во избежание негативных последствий для сторон, представивших документ с апостилем, имеющим незначительные дефекты формы, полагаем, следует его принять при одновременном наличии следующих условий:

  • 1) в государстве происхождения документа существует устойчивая практика по проставлению апостиля в форме, имеющей отклонения но сравнению с требованиями Гаагской конвенции. Причем эти отклонения не должны касаться сведений, вносимых в апостиль (и. 1 — 10 образца, прилагаемого к Конвенции);
  • 2) существует взаимность, когда российские апостилированные документы беспрепятственно принимаются органами и должностными лицами государства происхождения документа. Если такая практика нотариусу неизвестна, то взаимность подразумевается.
Читайте также:  Статья 20. Переписка

Российским нотариусам необходимо учитывать, что не требуется легализация или проставление апостиля в отношении иностранных официальных документов, происходящих из государств, с которыми Российская Федерация заключила соответствующие двусторонние соглашения, или из стран — участниц Минской конвенции. Тем не менее такое освобождение не предоставляется автоматически и зависит, как правило, от природы документа. Поэтому необходимо в каждом случае использования иностранных документов в нотариальном производстве анализировать текст соответствующего международного соглашения Российской Федерации для определения, на какие именно юридические акты распространяется освобождение от легализации. При этом особое внимание следует уделять понятию официального документа, которое может толковаться неоднозначно в разных государствах и разными международными соглашениями.

Имеются определенные требования п к языку нотариальных актов. Тексты нотариальных актов и удостоверительных надписей совершаются российским нотариусом на русском языке или языке субъекта РФ.

Данное правило является императивным и не изменяется положением о возможности совершать удостоверительные надписи в форме, предусмотренной законодательством других государств (ст. 104 Основ нотариата).

Эта норма означает лишь использование надписей и указание реквизитов на документах согласно иностранному законодательству и не затрагивает обязательных для российского нотариального процесса требований о языке.

Как правило, обязательным этапом, обеспечивающим действие российских нотариальных актов за границей, является их перевод при легализации или апости- лировании. За исключением случаев, когда международный договор РФ допускает представление определенных документов в иностранном государстве непосредственно на русском языке.

Примечательно, что за рубежом существует обратная практика: немецкие, бельгийские, нидерландские, швейцарские нотариусы, английские солиситоры (solicitors) могут изготавливать нотариальные документы и совершать удостоверительные надписи на иных, чем национальный, языках.

Это ставит российский нотариат в более неудобное положение с точки зрения конкуренции. Естественно, это предполагает знание самим нотариусом соответствующего иностранного языка.

В сравнении с уже сложившейся нотариальной практикой вне Российской Федерации желательно законодательное закрепление возможности составления хотя бы некоторых договоров, удостоверяемых нотариусом, на двух языках — русском и иностранном.

При принятии официальных документов из ряда бывших республик СССР следует также учитывать возможность их составления в том числе на русском языке как втором государственном языке.

§ 2. Применение норм иностранного права. Международные договоры Республики Беларусь

§ 2. Применение норм иностранного права.

Международные договоры Республики Беларусь

В соответствии со ст.

102 Закона о нотариате нотариусы в случаях, предусмотренных законодательством Республики Беларусь, в том числе международными договорами Республики Беларусь, применяют нормы иностранного права.

Нотариусы принимают документы, составленные в соответствии с нормами иностранного права, а также совершают удостоверительные надписи по форме, предусмотренной иностранным правом, если это не противоречит суверенитету Республики Беларусь и не угрожает ее национальной безопасности, а также в иных случаях, предусмотренных законодательными актами Республики Беларусь.

При оформлении документов для действия за границей нотариусы должны иметь в виду, что в них применяется юридическая терминология, не принятая в нашем законодательстве, они могут иметь необычный заголовок (аффидевит – письменное торжественное заявление, принимаемое некоторыми иностранными судебными инстанциями как доказательство тех или иных фактов, сертификат, декларация, ретейнер – предварительное обязательство выплатить гонорар адвокату, полномочие).

Если по законодательству Республики Беларусь родственные отношения между гражданами могут быть подтверждены документами, выданными органами загса, то законодательство многих западных стран допускает подтверждение родственных отношений, а также фактов рождения и смерти путем свидетельских показаний, принимая с этой целью аффидевиты.

В этой связи нотариус в случае обращения к нему гражданина должен засвидетельствовать подпись на аффидевите. Приобщаемые к аффидевиту в подтверждение излагаемых фактов документы (письма, фотографии, квитанции и другие перечисленные в аффидевите документы) должны быть обязательно подшиты перед аффидевитом.

Согласно требованиям ряда стран наличие этих приложений оговаривается в удостоверительной надписи.

Статья 187 ГК Республики Беларусь определила, что срок действия доверенности не может превышать трех лет.

Законодательство некоторых государств допускает удостоверение доверенности без указания в ней срока, вплоть до ее отмены представляемым, или в ней указан срок действия любой продолжительности. Поэтому п. 2 ст.

187 ГК установил, что удостоверенная нотариусом доверенность, предназначенная для совершения действий за границей и не содержащая указания о сроке ее действия, сохраняет силу до ее отмены лицом, выдавшим доверенность.

Форма и срок действия доверенности в соответствии со ст. 1117 ГК определяются по праву страны, где выдана доверенность. Однако доверенность не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если последняя удовлетворяет требованиям права Республики Беларусь.

Документы, предназначенные для действия за границей, как правило, излагаются на языке, на котором ведется нотариальное делопроизводство. По просьбе гражданина может быть оформлен перевод документа на иностранный язык по правилам свидетельствования верности перевода документа с одного языка на другой.

Нотариус при удостоверении сделки от имени иностранного гражданина должен проверить личность обратившегося гражданина и его дееспособность.

Согласно ст. 1116 ГК форма сделки подчиняется праву места ее совершения. Однако сделка, совершенная за границей, не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования права Республики Беларусь.

  • Внешнеэкономическая сделка, хотя бы одним из участников которой является юридическое лицо Республики Беларусь или гражданин Республики Беларусь, совершается независимо от места заключения сделки в письменной форме.
  • Форма сделки в отношении недвижимого имущества подчиняется праву страны, где находится это имущество, а в отношении недвижимого имущества, которое зарегистрировано в Республике Беларусь, – праву Республики Беларусь.
  • При удостоверении сделки, участником которой является иностранный гражданин либо лицо без гражданства, в нотариально оформляемом документе должно быть указано, гражданином какого государства он является, либо указано, что он является лицом без гражданства.

В соответствии со ст.

1135 ГК способность лица к составлению и отмене завещания, а также форма завещания и акта его отмены определяются по праву страны, где наследодатель имел постоянное место жительства в момент составления акта, если наследодателем не избрано в завещании право страны, гражданином которой он является. Однако завещание или его отмена не могут быть признаны недействительными вследствие несоблюдения формы, если последняя удовлетворяет требованиям права места составления акта или требованиям права Республики Беларусь.

Иностранные граждане и лица без гражданства независимо от места их проживания могут наследовать после смерти гражданина Республики Беларусь или иностранного гражданина на тех же основаниях, что и граждане Республики Беларусь по закону или по завещанию. Иностранные граждане для получения свидетельства о праве на наследство должны представить те же документы, которые в таких случаях представляют граждане нашей республики.

На основании международных договоров свидетельство о праве на наследство на недвижимое имущество, находящееся на территории Республики Беларусь и принадлежащее на праве частной собственности иностранному гражданину, выдается в соответствии с актами законодательства Республики Беларусь. При открытии наследства вне Республики Беларусь свидетельство о праве на наследство выдается по месту нахождения недвижимого имущества и в соответствии с законодательством той страны, в которой оно находится.

Документы, составленные за пределами Республики Беларусь, нотариус принимает при условии их легализации, если иное не предусмотрено законодательством Республики Беларусь, в том числе международными договорами Республики Беларусь.

Легализация – это подтверждение соответствия оформления документов законодательству государства их происхождения. Она представляет собой засвидетельствование подлинности подписи должностного лица, подтверждение полномочий этого лица на право подписи и оттиска печати, которой скреплен этот документ[1].

Согласно Инструкции об организации работы по осуществлению консульской легализации официальных документов в Республике Беларусь и за пределами Республики Беларусь, утвержденной постановлением Министерства иностранных дел от 16 августа 2010 г. № 16[2], Легализация официальных документов в Республике Беларусь осуществляется главным консульским управлением, консульским пунктом Министерства иностранных дел Республики Беларусь.

  1. Главное консульское управление, консульский пункт Министерства иностранных дел Республики Беларусь легализуют оформленные в установленном порядке официальные документы:
  2. составленные на территории Республики Беларусь государственными органами и организациями;
  3. составленные дипломатическим представительством либо консульским учреждением иностранного государства, аккредитованным в Республике Беларусь либо аккредитованным в Республике Беларусь по совместительству;
  4. составленные на территории иностранного государства, в котором отсутствует дипломатическое представительство либо консульское учреждение Республики Беларусь (далее — загранучреждения Республики Беларусь).
  5. Главное консульское управление, консульский пункт Министерства иностранных дел Республики Беларусь легализуют официальные документы, составленные на территории Республики Беларусь, исходящие из:
  6. судов, государственного учреждения «Центр судебных экспертиз и криминалистики Министерства юстиции Республики Беларусь», Республиканского трудового арбитража, главных управлений юстиции областных, Минского городского исполнительных комитетов, ведомственных нотариальных архивов, а также от нотариусов и др.
Читайте также:  Статья 32.6. ограничение или приостановление действия лицензии

Официальные документы, исходящие из главных управлений юстиции областных, Минского городского исполнительных комитетов, ведомственных нотариальных архивов, а также от нотариусов должны быть предварительно засвидетельствованы соответственно в Министерстве юстиции Республики Беларусь. Официальные документы легализуются посредством проставления легализационной надписи.

Гаагская конвенция от 5 октября 1961 г.[3] отменяет требование легализации иностранных официальных документов для стран-участниц данной Конвенции.

Конвенция распространяется на официальные документы, которые были совершены на территории одного из договаривающихся государств и должны быть представлены на территорию другого договаривающегося государства.

1 октября 1992 года Республика Беларусь присоединилась к Гаагской конвенции, отменившей для стран-участниц Конвенции требования дипломатической или консульской легализации официальных документов, направляемых из одной страны в другую.

Единственной формальностью, которая может быть потребована для удостоверения подлинности подписи, качества, в котором выступало лицо, подписавшее документ, и, в надлежащем случае, подлинности печати или штампа, которыми скреплен этот документ, является проставление предусмотренного ст.

4 Конвенции апостиля компетентным органом государства, в котором этот документ был совершен.

Однако выполнение данной функции не может быть потребовано, если законы, правила или обычаи, действующие в государстве, в котором представлен документ, либо договоренность между двумя или несколькими договаривающимися государствами, отменяют или упрощают данную процедуру или освобождают документ от легализации.

Апостиль представляет собой штамп, образец которого установлен Гаагской конвенцией, он проставляется на самом документе или на отдельном листе, скрепляемом с документом.

Если международный договор Республики Беларусь относит к компетенции нотариуса совершение нотариального действия, не предусмотренного законодательством Республики Беларусь, нотариус совершает это нотариальное действие в порядке, установленном Министерством юстиции Республики Беларусь (ст. 106 Закона о нотариате).

[1] Гуринович, С. Свидетельствование подлинности подписи переводчиков на переводах документов, исходящих из иностранных государств / С. Гуринович // Право Беларуси. – 2003. – № 33. – С. 69–71.

[2] НРПА. – 2010. – № 212. – 8/22735.

[3] Вестник ВХС. – 1997. – № 5.

Выбор применимого права к договору без иностранного элемента (choice of law)

Существует практика заключения между российскими компаниями / физическими лицами договоров, в которых стороны договариваются о применении иностранного (например, английского) права.

При этом, в таких договорах может вовсе не быть иностранного элемента (договор между двумя гражданами России, исполнение которого имеет место только в российской юрисдикции). То, что стороны так делают, это не плохо и не хорошо, это просто факт.

Такая практика существует на сегодняшний день, и в обозримом будущем ничего не изменится. В некоторых случаях российским сторонам действительно более удобно английское право.

При этом, конечно, стороны также договариваются о том, что все их возможные споры будет разрешать либо арбитраж (LCIA), либо английский суд. Вместе с тем, оговорка о разрешении споров для целей настоящей заметки нам не интересна.

Интересен другой вопрос: является ли действительным с точки зрения российского правопорядка соглашение о выборе иностранного (английского) права в договоре между двумя российскими сторонами, в котором нет никакого иностранного элемента.

Существует два варианта ответа на этот вопрос.

Вариант № 1. Соглашение о выборе иностранного права в качестве применимого в договоре, в котором нет иностранного элемента, недействительно в силу следующих соображений.

(i) Формальный довод. Согласно ст.1210 ГК РФ стороны договора вправе выбрать любое право, которое будет применимо к их правам и обязанностям по договору. Однако ст. 1210 ГК РФ находится в разделе VI ГК РФ (Международное частное право), который, как можно сделать вывод из ст.

1186 ГК РФ, подлежит применению к гражданско-правовым отношениям, осложненным иностранным элементом. Следовательно, если гражданско-правовые отношения иностранным элементом не осложнены, то ст.

1210 ГК РФ не применима, и стороны не могут договориться о применении иностранного права.

(ii) Политико-правовой довод. Сравнительно недавно активно обсуждался вопрос «недобросовестной конкуренции юрисдикций».

Некоторые представители российской судебной системы, если я правильно понял озвученные доводы, хотели бы, чтобы «наши», «чисто российские» споры разрешались в российских судах и по российскому праву, а не уходили «на сторону».

С этой точки зрения, вполне в духе времени «запретить» российским компаниям и физическим лицами заключать между собой договоры по английскому праву.

До недавнего времени, опираясь, прежде всего, на формальный довод, я был убежден в правильности варианта № 1. Вместе с тем, недавно обсудив этот вопрос с коллегами из нескольких европейских юрисдикций, мне представляется более разумным и адекватным другой вариант ответа на вопрос о действительности соглашения о выборе применимого права в рассматриваемой ситуации.

Вариант № 2. Соглашение о выборе иностранного права в качестве применимого действительно независимо от того, есть ли в гражданском правоотношении иностранный элемент

Именно такой подход, как я понимаю, применим на уровне ЕС. Так, в ст.

3(3) Rome I Regulation читаем: ‘Where all other elements relevant to the situation at the time of the choice are located in a country other than the country whose law has been chosen, the choice of the parties shall not prejudice the application of provisions of the law of that other country which cannot be derogated from by agreement’.

Из указанного правила следует, что (i) соглашение о выборе иностранного права в договоре без иностранного элемента будет действительно; (ii) такой выбор не может отменять императивных норм (применение которых нельзя исключить соглашением сторон) той юрисдикции, к которой имеют отношение все элементы правоотношения (договора). На практике таких норм, применение которых нельзя исключить соглашением сторон, будет, как мне представляется, очень мало (вообще не будет в значительном количестве случаев).

Почему, на мой взгляд, следует признать действительными соглашения о выборе иностранного права в договоре между двумя российскими компаниями (физ. лицами):

(i) в большинстве случаев речь идет о частноправовых отношениях, в которых нет никакого публичного интереса. Если частные лица хотят заключить договор по английскому праву в России и здесь же его исполнить – не нужно им мешать. Это их частное дело;

(ii) подобного рода соглашения заключаются и будут заключаться независимо от того, будут ли российские суды признавать такие соглашения действительными. Запреты в этой сфере эффективными не будут.

В российский суд такие соглашения почти никогда не попадают, а арбитраж и иностранные суды чаще всего готовы предоставить защиту «свободному волеизъявлению сторон договора» в части выбора применимого права.

(iii) основной принцип российского договорного права – свобода договора. Учитывая это обстоятельство, следует признать за сторонами право договориться о применении английского права к их отношениям. Для формалистов, которые будут ссылаться на невозможность применения ст.

1210 ГК РФ, можно предложить следующее решение – таким соглашение стороны выберут не применимое право по смыслу ст.

1210 ГК РФ, а инкорпорируют в свой договор нормы английского права в качестве договорных условий, которые будут применяться в части, непротиворечащей императивным нормам ГК РФ, применение которых нельзя исключить соглашением сторон.

P.S. В недавно вышедшей книге Symeon C. Symeonides ‘Codifying Choice of Law Around the World: An International comparative analysis’ (Oxford University Press 2014) автор, рассуждая о принципе party autonomy в отношении выбора применимого права, указывает, что этот принцип знает определенные ограничения.

Наиболее часто встречающееся ограничение – это «международность» договора (‘internationality’ of the contract).

Последнее означает, что: ‘(1) party autonomy is allowed only in international or multistate contracts, namely contracts that have relevant contacts with more than one state; and (2) internationality cannot be created solely by the choice-of-law agreement’.

  • Вместе с тем, автор книги фактически выделяет два подхода к выбору иностранного права в договорах, не осложненных иностранным элементом:
  • (i) прямой запрет на выбор иностранного права (Украина, Вьетнам, Уругвай);
  • (ii) выбор иностранного права действителен, но применение императивных норм национального законодательства не может быть исключено соглашением сторон (Рим II, Албания, Болгария, Эстония, Германия, Южная Корея, Квебек, Сербия).

Российской право, по мнению автора указанной книги, придерживается второго подхода (со ссылкой на п. 5 ст. 1210 ГК РФ).

P.P.S. Приятно спустя 4 года после своего поста найти подтверждение позиции, в которую ты верил, в постановлении Пленума.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 09.07.2019 № 24 «О применении норм МЧП судами РФ» в пункте 31 прямо указал на то, что в силу пункта 5 стать 1210 ГК РФ стороны договора, в котором отсутствует иностранный элемент, могут выбрать в качестве применимого иностранное право и такой выбор будет действителен.

Читайте также:  Статья 36. действие законов и иных нормативных правовых актов

Вместе с тем такой выбор не будет затрагивать действие всех (любых) императивных норм права той страны, с которой связаны все касающиеся существа отношений сторон обстоятельства. При этом Пленум предлагает довольно либеральный подход к вопросу о том, есть ли в договоре иностранный элемент.

Так, иностранный элемент будет иметь место в следующих ситуациях:

(а) договор поручительства между двумя российскими организациями, если основное обязательство (исполнение которого обеспечивается) подчинено иностранному праву и основной должник – иностранная организация;

(б) договор субподряда на строительство объекта в России, если заказчиком по подчиненному иностранному праву договору субподряда выступает иностранная организация

Применение нотариусом норм международного права

  • Негосударственное  образовательное 
    частное учреждение высшего профессионального 
    образования
  • «САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ И ПРАВА»
  • НОВГОРОДСКИЙ ФИЛИАЛ
  • Юридический факультет
  • Специальность 030501 «Юриспруденция»
  • Контрольная работа
  • по дисциплине: Нотариат
  • на тему: «Применение нотариусом норм международного права»
Студент _5_курса  заочного  отделения ГРУППЫ № 7102
ФИО: Петров А.А.
«_____»______________________2012 года
Проверил  преподаватель ФИО
  1. Великий Новгород
  2. 2012год
  3. Содержание

Введение……………………………………………………………………………3

1Отношения связанные с международно-правовыми аспектами нотариальной деятельности ……………………………………………………………………………………………5

1.1Основы нотариальной деятельности в России и за рубежом …………………5

1.2Взаимосвязь нотариальной деятельности и международного частного права………………………………………………………………………………………..7

2Содержание действий нотариуса по применению норм международного права…..10

2.1Применение норм международного права нотариусом ………………………10

2.2Особенности совершения нотариальных действий в международном обороте.……………………………………………………………………………13

  • Заключение……………………………………………………………………….15
  • Список литературы………………………………………………………………17
  • Введение

С принятием 11 февраля 1993 г.

«Основ законодательства Российской Федерации 
о нотариате» связаны коренные изменения 
организационно-правовых основ нотариальной деятельности в России, к важнейшим 
из которых относится формирование частного, свободного нотариата, при 
сохранении нотариата государственного. Указанный процесс получил новый 
импульс в 1995 г., в связи с принятием 
Федеральной нотариальной палаты РФ в Международный союз Латинского нотариата, объединяющий в настоящее 
время свободный нотариат 60 стран1.

Еще одна тенденция современного развития нотариальной деятельности обусловлена 
повышением роли международного права 
и усилением взаимосвязи последнего с правом национальным. Следует заметить, что еще до принятия Конституции 
РФ 1993 г.

нотариусы в нашей стране были наделены правом применять международные 
договоры, содержащие правила о нотариальных действиях. С введением п.4 ст.

15 Конституции 
РФ положения, согласно которому общепризнанные нормы международного права и 
международные договоры РФ являются составной частью правовой системы 
страны, проблема применения нотариусами 
норм международного права обрела особую актуальность.

Следует также иметь 
в виду, что рост интеграционных процессов, развитие предпринимательства 
и выход российских фирм и индивидуальных предпринимателей на международный 
рынок, а также усиление миграции, обусловливают более частое, чем 
раньше обращение нотариусов к нормам международного частного права.

Важную роль в осуществлении 
нотариальных действий играют консульские 
учреждения. Должностные лица этих учреждений обладают, как правило, достаточно широкими правами в нотариальной сфере. Однако данная сторона консульской деятельности весьма слабо освещена в юридической литературе.

Несомненно, что вышеназванные 
тенденции развития нотариальной деятельности, обусловленные ее тесной взаимосвязью с международным правом, имеют 
важное теоретическое и практическое значение и требуют научного осмысления.

Между тем, вопросам нотариальной деятельности в правовой науке уделено явно недостаточное внимание.

В подавляющем большинстве монографий, учебников и научных статей, касающихся нотариальной деятельности, ее международно-правовым аспектам уделяется минимальное внимание, либо о них вообще не упоминается.

Между тем, теоретическая разработка международно-правовых аспектов нотариальной деятельности обусловлена реалиями современной жизни и потребностями подготовки квалифицированных нотариусов, имеющих навыки в области применения международного права.

  1. Цель настоящей контрольной работы состоит в том, чтобы дать комплексный правовой анализ применения нотариусом норм международного права.
  2. Для достижения поставленной цели необходимо решение следующих задач:
  3. 1. Основы нотариальной деятельности в России и за рубежом;
  4. 2. Взаимосвязь нотариальной деятельности и международного частного права;
  5. 3. Применение норм международного права нотариусом;

4. Особенности совершения нотариальных действий в международном обороте.

1Отношения связанные с международно-правовыми аспектами нотариальной деятельности

1.1Основы нотариальной деятельности в России и за рубежом

Нотариальная деятельность в Российской Федерации и за рубежом 
основывается на нашедших отражение 
в законодательных актах и 
правовой доктрине, принципах законности, соблюдения тайны совершения нотариальных действий, объективности, ответственности и доступности.

Нотариальная деятельность основана на принципах законности, профессиональной тайны, объективности, ответственности и доступности, правоохранительная, юрисдикционная, правоустановительная, удостоверительная деятельность уполномоченных государством органов и должностных лиц по удостоверению бесспорных прав и фактов, составлению и свидетельствованию документов и выполнению других нотариальных действий, направленных на защиту гражданских прав физических и юридических лиц и соблюдение государственных интересов2.

Правовое регулирование 
нотариальной деятельности в России и за рубежом характеризуется 
многообразием источников содержания норм, регулирующих возникающие в 
ходе ее осуществления отношения.

Превалирование того или иного источника в 
нотариальном законодательстве обусловлено 
различными факторами, в том числе, степенью влияния на право страны континентальной и англосаксонской 
правовых систем.

В Российской Федерации, как и в ряде стран континентальной 
Европы, основным источником правового 
регулирования нотариальной деятельности является специальный законодательный 
акт.

Отдельные вопросы, касающиеся нотариата, находят отражение в 
соответствующих отраслевых и межотраслевых 
законах, подзаконных нормативно-правовых актах и постановлениях высших судебных органов.

Федеративное устройство нашей 
страны, закрепленное в Конституции РФ, обусловливает возможность регулирования нотариальной деятельности субъектами Российской Федерации, что на практике проявилось в принятии законов о нотариате в целом ряде субъектов России. Представляется, что такого рода закон не должен противоречить федеральному нотариальному законодательству; наряду с гарантиями нотариальной деятельности в нем следует предусматривать положения о контроле за нотариальной деятельностью со стороны государства.

В правовом регулировании 
нотариальной деятельности в Российской Федерации и за рубежом важную роль играют нормы международного права. Приоритет действия международного договора Российской Федерации по отношению 
к ее законодательным актам, вытекающий из положения п.4 ст. 15 Конституции 
РФ, установлен ст. 109 Основ законодательства РФ о нотариате3.

1.2 Взаимосвязь нотариальной деятельности и международного частного права

Нотариальная деятельность никогда не была замкнутой в пределах какого-либо одного государства.

Многообразные, в том числе, торговые отношения 
между странами обусловили присутствие 
иностранного элемента в различных 
сферах общественной жизни; в свою очередь, права иностранных граждан и 
иностранных юридических лиц 
нередко нуждаются в нотариальной форме их обеспечения и защиты.

При этом соответствующие нотариальные действия в определенных случаях 
могут осуществлять консульские 
представители; нотариусы в ходе осуществления нотариального действия, осложненного иностранным элементом, применяют нормы международного частного и иностранного права. С учетом интеграционных процессов, важное значение имеет международное сотрудничество в области нотариата.

В юридической науке термин «применение права» рассматривается 
в широком и узком значениях. В первом случае имеют в виду общее 
понятие, охватывающее все способы осуществления права. Во втором — ему придается специальное значение, в соответствии с которым применение является властным осуществлением права в случае правонарушения или спора о праве4. 

Что касается применения указанных 
норм в нотариально деятельности, то следует признать, что эта проблема, несмотря на ее важное практическое значение, теоретически разработана весьма слабо.

В этой связи представляется целесообразным, используя опыт международно-правового 
и законодательного регулирования, а также отдельные доктринальные 
разработки, выявить и рассмотреть 
основные правила применения нотариусами 
норм международного и иностранного права и разработать на этой основе соответствующие практические предложения.

Поскольку основным источником правового регулирования нотариальной деятельности в нашей стране являются Основы законодательства РФ о нотариате, нам следует в первую очередь 
остановиться на соответствующих положениях названного закона. Согласно части 1 ст.

109 Основ, в том случае, если международным 
договором Российской Федерации 
установлены иные правила о нотариальных действиях, чем те, которые предусмотрены 
законодательными актами Российской Федерации, при совершении нотариальных действий применяются правила международного договора.

Из данной нормы, принятой в 
развитие п.4 ст.

15 Конституции РФ, следует, прежде всего, что нотариус при совершении нотариального действия, затрагивающего интересы иностранных граждан или организаций, должен выяснить, нет ли у Российской Федерации с соответствующим иностранным государством вступившего в законную силу международного договора, содержащего положения, касающегося деятельности нотариата5.

  • Заметим, что отдельные 
    положения, касающиеся нотариальной деятельности, содержатся в различных многосторонних и двусторонних международных соглашениях. В этой связи не совсем корректным выглядит утверждение о том, что 
    международные договоры, содержащие нормы, касающиеся нотариальных действий, бывают двух видов:
  • -двусторонние договоры 
    об оказании правовой помощи 
    по гражданским, семейным и 
    уголовным делам 
  • -консульские конвенции6.

 Наряду с этими видами 
международных договоров, важное 
значение для нотариальной деятельности 
имеют международные соглашения, касающиеся вопросов консульской 
легализации, устранения двойного 
налогообложения, вексельного права, 
морских перевозок и т.д.

  1. Следует заметить, что в 
    правоприменительной практике сложилось 
    деление международных договоров 
    на самоисполняющиеся и несамоисполняющиеся. Выделяют два условия отнесения 
    международного договора к самоисполняющимся:
  2. а) договор должным образом 
    заключен государством и сохраняет 
    для него обязательную силу;
  3. б) его постановления пригодны для прямого применения в системе 
    национального права7.

Как правило, суды и другие правоприменительные органы (к числу которых можно отнести нотариальные) применяют самоисполняющиеся международные договоры; для применения несамоисполняющегося договора требуется издание соответствующего внутригосударственного акта. Так, например,суды США могут объявить договор несамоисполняющимся и затем отказаться от его применения, либо рассматривать его нуждающимся в имплементации конгрессом.

 Международные договоры, заключенные Англией, подлежат 
трансформации в ее внутреннее 
право. Если договор самоисполняющийся, 
то он должен быть ратифицирован 
и опубликован в собрании законов. 
В остальных случаях, требуется 
издание трансформационных внутригосударственных 
правовых актов.

В законодательстве нашей 
страны также прослеживается деление 
международных договоров на два 
вышеназванных вида. В Гражданском 
кодексе РФ содержится следующее 
положение: международные договоры РФ применяются «непосредственно, кроме 
случаев, когда из международного договора следует, что для его применения требуется издание внутригосударственного акта» (ч. 2 ст. 7).

  • 2 Содержание действий нотариуса по применению норм международного права
  • 2.1 Применение норм международного права
  • При применении норм международного права нотариус должен помнить главное 
    правило: иностранный закон не должен противоречить международным договорам 
    РФ, иначе он не подлежит применению.
  • Документы, составленные за границей с участием должностных 
    лиц компетентных органов других государств или от них исходящие, принимаются нотариусом при условии 
    их легализации органом Министерства иностранных дел Российской Федерации.
  • Без легализации такие 
    документы принимаются нотариусом в тех случаях, когда это предусмотрено законодательством Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации8.
  • На практике нотариус, прежде чем совершить нотариальные действия (например, оформление документов для 
    действия за границей), должен ознакомиться с нормами международнонго права (это не значит, что он должен знать правовые нормы других государств).
Ссылка на основную публикацию