Статья 42. Признание не действующими и не подлежащими применению на территории Российской Федерации отдельных законодательных актов Союза ССР

Статья 42. Признание не действующими и не подлежащими применению на территории Российской Федерации отдельных законодательных актов Союза ССР

Действующее процессуальное законодательство, базирующееся на конституционных принципах верховенства закона, равенства, судебной защиты прав и свобод, предусматривает такой самостоятельный вид деятельности судебных органов, как контроль за законностью актов органов власти. Наличие данной судебной функции позволяет заинтересованным лицам обратиться в суд с требованием о признании нормативно-правового акта недействующим.

Оценка законности нормативно-правового акта представляет собой нетривиальную процедуру, требующую высокого уровня юридической квалификации и подготовки. Данный тезис наглядно демонстрирует судебная практика.

Несмотря на значительное количество вынесенных решений по спорам о признании нормативно-правовых актов недействующими по мотиву неопределенности их положений, на сегодняшний день невозможно констатировать наличие единообразного подхода к оценке правовых актов.

В каких случаях суды считают формулировки неопределенными и допускающими множественность толкования? Рассуждения по данному вопросу, проиллюстрированные примерами судебной практики, — в обзоре юристов группы по разрешению споров компании Deloitte Legal.

Особенность проверки законности как предмета судебной деятельности связана с вмешательством судебной власти в компетенцию законодательных и исполнительных органов. Именно поэтому основания для признания незаконности нормативно-правовых актов строго ограничены и включают в себя:

  • нарушение порядка принятия НПА (в том числе порядка опубликования);
  • противоречие нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу;
  • нарушение оспариваемым нормативным правовым актом компетенции другого органа власти;
  • неопределенность содержания.

Из всех указанных вариантов особое внимание на себя обращает неопределенность содержания нормативного акта.

Оценка ясности и определенности нормативного текста – наиболее нетривиальная задача, представляющая собой интеллектуальную деятельность, направленную на выявление смысла положений нормативно-правового акта посредством использования различных способов толкования (телеологического, филологического, систематического, логического, исторического и др.).

Необходимость соответствия нормативного текста указанным требованиям неоднократно подчеркивал Конституционный Суд Российской Федерации (далее – КС РФ), придавший данным критериям общеправовое значение[1].

Европейский Суд по правам человека указывает на необходимость ясности нормативных источников и их точности до той степени, чтобы позволить лицу вести себя соответствующим образом[2].

Верховный Суд Российской Федерации (далее – ВС РФ) в принятом 25 декабря 2018 года Постановлении Пленума № 50 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами» (далее – ПП ВС № 50) также предписывает решать вопрос об определенности нормативного акта в процессе проверки его содержания. Последствием оценки нормативного акта как неоднозначного является признание его недействующим полностью или в части с указанием мотивов принятого решения (п. 35).

Таким образом, требование тождественного понимания текста нормативно-правовых источников исходит как от правотворческих органов (в нормах закона), так и от правоприменительных (в постановлениях КС РФ, решениях ЕСПЧ, постановлениях Пленума ВС РФ, решениях по конкретным делам).

Необходимость соблюдения требований ясности и определенности обусловлена в том числе утилитарными соображениями противодействия коррупции.

Действующее законодательство  прямо относит к коррупциогенным факторам нормы, устанавливающие для правоприменителя необоснованную широту дискреционных полномочий, отсутствие или неполноту административных процедур, а также юридико-лингвистическую неопределенность[3].

  • Сложность процедуры оценки законности нормативно-правовых актов наглядно демонстрирует судебная практика, в которой на сегодняшний день выделяется самостоятельная категория споров, связанных с признанием нормативно-правовых актов недействующими по мотиву неопределенности их положений.
  • В рассматриваемой разновидности споров выделяются несколько групп оснований для квалификации нормативного акта как неясного и неопределенного.
  • 1. Нарушение системности законодательства
  • Дело о максимальном годовом доходе
  • Определение ВС РФ от 23 июля 2014 года № 1-АПГ14-11
  • Архангельское областное собрание приняло закон, по которому в случае превышения годового дохода индивидуального предпринимателя, применяющего патентную систему налогообложения, над установленным в этом законе максимальным размером налоговая база признается равной установленному законом максимальному размеру потенциально возможного к получению предпринимателем годового дохода.

Заявительница, оказывавшая услуги по присмотру и уходу за детьми и больными на основе патента, потребовала признать указанное правило регионального закона недействующим, ссылаясь на его противоречие гл. 26.5 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – НК РФ).

Использованный в НК РФ термин «потенциально возможный к получению годовой доход», не совпадал с определением «годовой доход», содержавшимся в оспариваемой норме.

Суд пришел к выводу о противоречии нормы регионального законодательства положениям НК РФ, мотивировав его тем, что использование в тексте оспариваемой нормы понятия «годовой доход» вместо содержащегося в ст. 346.

47 НК РФ понятия «потенциально возможный к получению годовой доход» дает правоприменителю основания для применения этой нормы к более широкому кругу отношений вопреки воле законодателя и не обеспечивает ее единообразного толкования.

  1. 2. Неопределенность формулировок
  2. Неопределенность требований к конкурсу
  3. Определение ВС РФ от 27 марта 2019 года № 67-АПА19-1

Административный истец оспаривал положения правил проведения конкурса на право заключения договора на установку и эксплуатацию рекламной конструкции с использованием имущества, находящегося в муниципальной собственности.

Неясность и двусмысленность формулировок, по мнению заявителя, была связана с отсутствием указания на конкретные критерии архитектурно-художественного оформления места размещения рекламной конструкции и праздничного оформления.

  • Удовлетворяя требования заявителя, ВС РФ указал, что отсутствие конкретных параметров архитектурно-художественного оформления места размещения рекламной конструкции и праздничного оформления допускает необоснованно широкие пределы дискреции конкурсной комиссии при принятии решения по результатам конкурса.
  • Сложные формулы и коэффициенты расчета
  • Определение ВС от 29 мая 2019 года № 8-АПА19-5

Акционерное общество «Русские краски» оспаривало принятые региональным правительством Порядок взимания платы за сверхнормативный сброс сточных вод и Порядок корректировки размера платы за сверхнормативный залповый сброс загрязняющих веществ.

Формулы и применяемые в этих документах коэффициенты носили сложный и запутанный характер, в связи с чем хозяйствующие субъекты не могли точно рассчитать сумму, подлежащую уплате. Кроме того, заявитель отмечал, что оспариваемые документы не соответствуют вышестоящему акту – постановлению Правительства Российской Федерации от 31 декабря 1995 г.

№ 1310 «О взимании платы за сброс сточных вод и загрязняющих веществ в системы канализации населенных пунктов».

  1. Признавая недействующим отдельные положения постановления Правительства Ярославской области, ВС РФ подчеркнул, что «механизм действия закона должен быть понятен субъектам соответствующих правоотношений прежде всего из содержания конкретного нормативного положения».
  2. 3. Неопределенность содержания
  3. Несоблюдение требования формальной определенности
  4. Определение ВС РФ от 19 марта 2014 года № 46-АПГ14-1

В данном решении Верховный Суд РФ пришел к выводу, что отдельное положение постановления правительства Самарской области не соответствует требованиям формальной определенности, поскольку оно не позволяет определить, в каких случаях при рассмотрении заявления о предоставлении земельного участка проводится его осмотр (во всех или выборочно), каковы критерии выбора для осмотра участка, каков порядок проведения такого осмотра уполномоченным органом. Также установлены такие цели осмотра, как «установление фактического использования испрашиваемого земельного участка», не предусмотренные земельным законодательством в качестве условий их предоставления гражданам. На этих основаниях оспариваемое положение было признано недействующим.

  • Проблемы в процедуре оспаривания
  • Детальный анализ решений судов позволяет почувствовать некоторые отрицательные моменты в текущем состоянии процедуры оспаривания нормативных актов.
  • 1. Отсутствие алгоритма оценки
  • Актуальная судебная практика обнаруживает проблему отсутствия четкого и последовательного алгоритма оценки законности, что может являться причиной принятия судами диаметрально противоположных решений при наличии одних и тех же либо схожих посылок.
  • Например, Конституционный суд Республики Карелия в постановлении от 17 декабря 2008 года, оценивая Методику определения размера арендной платы за муниципальное имущество, указал, что использованное в ней словосочетание «как правило»[4] влечет возможность неоднозначного толкования этого пункта и допускает неопределенность в правовом регулировании.
Читайте также:  Глава V. Защита и сохранение морской среды

Однако иную оценку тому же выражению дал ВС РФ в решении от 27 июля 2011 года по делу № ВКГПИ11-50, анализируя формулировки, содержащиеся в порядке и условиях профессиональной переподготовки по одной из гражданских специальностей военнослужащих – граждан РФ по контракту.

Использованная в указанном акте фраза «военнослужащие проходят профессиональную переподготовку, как правило, с таким расчетом, чтобы она заканчивалась до дня исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части», по мнению суда, направлена на детализацию установленного для военнослужащих права, а потому является допустимой юридической техникой, не создающей неопределенность.

  1. 2. Сложности применения филологического (грамматического) толкования
  2. Отдельные затруднения испытывают суды, прибегая к филологическому (грамматическому) способу толкования нормативных актов.
  3. Решение Хабаровского краевого суда от 3 июня 2014 г. по делу № 3-32/2014

Признано неопределенным использование терминов «на переправах и наплавных мостах» в Правилах охраны жизни людей на водных объектах Хабаровского края.

Данные термины с позиции суда являются общими понятиями, под которые подпадает множество объектов, а в Правилах, в свою очередь, не раскрывается их содержание и не описывается, что они означают «для целей настоящего нормативного правового акта».

Статья 109. Признание не действующими на территории Российской Федерации отдельных законодательных актов Союза ССР

Принимая нормативный правовой акт, законодатель стремится урегулировать ту или иную сферу общественных отношений, создать справедливые и понятные всем участникам отношений правила поведения. Нормы права могут как создавать новые общественные отношения, так и закреплять уже существующие.

Появление нового закона в сфере образования направлено на решение двух задач. Во-первых, реформировать систему образования, установив новые правовые институты. Во-вторых, упорядочить правовое регулирование образовательных отношений, проведя систематизацию законодательства.

И в первом, и во втором случае для успешного решения поставленных задач вместе с принятием нового закона необходимо «расчистить» законодательный массив, отменив те нормативные акты, которые уже фактически перестали действовать.

В теории права можно встретить несколько способов прекращение действия нормативного правового акта:

  • прямая отмена нормативного правового акта;
  • фактическая отмена одного нормативного правого акта другим нормативным правовым актом, принятым по тому же предмету правового регулирования;
  • истечение срока, на который был издан нормативно-правовой акт, если этот срок был установлен;
  • исчезновение общественных отношений, на урегулирование которых был направлен нормативный правовой акт[1].

В данном случае происходит смешение двух понятий: прекращение действия нормативного правового акта и прекращение действия нормы права. Нормативный правовой акт может прекратить свое действие, только по двум основаниям: или принята норма об его отмене, или истек срок, на который он был принят.

В остальных случаях акт будет продолжать действовать, не имея при этом никаких юридических последствий. Действие формально неотмененных, однако фактически не регулирующих общественные отношения актов создает трудности для правоприменителя при выборе нужной нормы права.

В идеальной ситуации нормативный правовой акт, который перестал фактически регулировать общественные отношения, должен быть отменен формально.

Отмена нормативных правовых актов может быть оформлена тремя различными способами. Во-первых, с принятием закона может быть принят закон о его введении в действие, где будут содержаться нормы об отмене ранее действовавших актов. Такая практика характерна при принятии кодексов[2].

Во-вторых, могут приниматься специальные акты, содержанием которых является только отмена нормативных правовых актов. На современном этапе нормотворчества такие акты принимаются достаточно редко и в основном на подзаконном уровне[3]. Законодатель стремится своевременно отменять «устаревшие» акты.

Наиболее эффективно это получается делать третьим из возможных способов – включением специальных норм об отмене ранее действовавших норм в текст акта, содержащего новые правила поведения. По такому пути и пошел законодатель при принятии федерального закона «Об образовании в Российской Федерации».

Комментируемые статьи, отменяют действия ранее принятых актов.

Отмена нормативных правовых актов в сфере образования преследует несколько задач, важнейшей из которых является систематизация законодательства в сфере образования для удобства его использования правоприменителями. Несмотря на то, что новый закон не получил название кодекса, он является базовым законом, регулирующим отношения в сфере образования.

Нормы, регулирующие отношения в сфере образования и содержащиеся в других федеральных законах и иных нормативных правовых актах Российской Федерации, должны соответствовать данному закону (п. 4 ст. 4 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации»).

В данном случае отмена ранее принятых нормативных правовых актов не означает кардинальной реформы системы образования. Многие нормы, содержавшиеся в отмененных законах, воспроизводятся в новом законе. Отмена же актов необходима для устранения коллизии и упрощения работы с данными нормами, так как они содержатся в одном акте.

Еще одна задача при отмене актов – исключить правовые нормы, регулирующие общественные отношения, которые фактически перестали существовать.

Так, например, в Постановлении Верховного Совета СССР от 12 апреля 1984 года № 13-11 «Об Основных направлениях реформы общеобразовательной и профессиональной школы» содержится положение об основах идейно-политического воспитания: «В идейно-политическом воспитании во главу угла надо поставить формирование сознательного гражданина, с прочными коммунистическими убеждениями. На это должны работать все элементы учебно-воспитательного процесса, вся общественная жизнь школы. Воспитывать молодежь на идеях марксизма-ленинизма, на примерах жизни и деятельности К. Маркса, Ф. Энгельса, В.И. Ленина, историческом опыте КПСС»[4]. Несомненно, в современных общественно-политических реалиях данная норма морально устарела.

Обе комментируемые статьи содержат перечни актов, действие которых отменяется на территории Российской Федерации. Необходимость двух статей, посвященных данному вопросу, обусловлена различием правовой природы актов в них содержащихся. Статья 109 признает акты не действующими на территории Российской Федерации.

В данной статье содержатся акты, изданные от имени СССР. Статья 110 признает утратившими силу актов РСФСР и Российской Федерации.

Разница между актами, отмененными на территории Российской Федерации, и актами, утратившими силу, заключается в особенностях юридической техники, а также действии актов во времени и пространстве.

СССР прекратило свое существование, а Российская Федерация является правопреемником СССР на международной арене. Однако в вопросе действия нормативных правовых актов СССР вопрос решается иначе.

Для того чтобы дать ответ на вопрос о действии нормативных правовых актов, принятых в советский период, необходимо рассмотреть раздел 2 и ч. 3 ст.

15 Конституции РФ, в соответствии с которыми законы и другие правовые акты, действовавшие на территории Российской Федерации до вступления в силу Конституции РФ, применяются в части, ей не противоречащей.

При этом применяться может только тот акт, который был официально опубликован. Таким образом, если акт издан в советский период и не противоречит Конституции РФ, был официально опубликован, то данный акт признается действующим на территории Российской Федерации.

В состав СССР к моменту его распада входило 15 союзных республик, в их числе и Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика. Акты, принимаемые на общесоюзном уровне, то есть на уровне СССР, действовали на территории всего Советского Союза, в том числе и на территории РСФСР.

После распада СССР в конституциях многих вновь образованных государств закреплялось переходное положение о продолжении действия актов СССР.

На современном этапе отменить действие акта СССР Российская Федерация не может, так как эти акты могут продолжать действовать на территории государств, входивших ранее в СССР. Такая отмена значила бы вмешательство в суверенитет других государств.

Именно по этой причине в отношении любых актов, принятых от имени СССР, Российская Федерация может лишь приостановить их действие на своей территории. В отношении же актов РСФСР Российская Федерация полномочна принять решение об их отмене.

Читайте также:  Глава x.2. управляющая компания фонда консолидации банковского сектора

Вызывает интерес правовая природа утративших силу актов. По общему правилу акты отменяются актами равной юридической силы. Так законы отменяются законами, акты правительства – актами правительства и т.д.

Однако в перечне актов, не действующих на территории Российской Федерации и подлежащих отмене, помимо собственно законов содержатся и иные акты: указы Президиума Верховного Совета СССР, постановления Верховного Совета, постановления Президиума Верховного Совета СССР.

Правовая природа таких актов требует отдельного пояснения. Трудность в их определении или даже перечислении заключается в том, что нельзя определить исчерпывающий перечень вопросов, которые могли быть решаемы Верховным Советом.

Как высший государственный орган СССР он мог принять к рассмотрению любой вопрос государственной жизни, отнесенной к общесоюзной компетенции. В форме постановлений, как правило, принимались распорядительные акты.

Например, об утверждении персонального состава органов власти, прямо подотчетных Верховному Совету (Президиум, Совет Министров, Верховный Суд, Генеральный прокурор), об утверждении государственного бюджета и об одобрении политики советского правительства по основным направлениям внутренней и внешней политики государства. С точки зрения юридической силы, перечисленные постановления в системе источников советского права были выше, чем акты всех других органов государственной власти союза и республик.

Неоднозначные по своей юридической природе правовые акты Президиума Верховного Совета СССР являются следствием неясности в определении положения данного органа власти в системе государственного управления[5]. Среди форм правовых актов Президиума Верховного Совета можно выделить указы и постановления.

Постановления Президиума представляли собой акты внутриорганизационного характера, регламентирующие деятельность самого Президиума и его аппарата.

Со временем в процессе реализации своих функций перед Президиумом возникла необходимость использовать формы постановления для принятия актов, сфера регулирования которых выходила за рамки организации работы Президиума.

Наиболее часто такая форма использовалась при оформлении совместных решений Президиума и иных государственных или партийных органов. В форме постановлений принимались также и акты официального толкования, так называемые интерпретационные акты.

Другой формой актов, издаваемых Президиумом Верховного Совета СССР, являлись указы. Указы, в свою очередь, подразделялись на два вида: нормативные и распорядительного характера. Первые подлежали утверждению Верховным Советом[6].

Таким образом, утратившими юридическую силу были признаны не только нормативные, но и распорядительные и интерпретационные акты.

[1] Лазарев В. В., Липень С. В. Теория государства и права. М.: Спарк, 1998.

[2] См.: Федеральный закон от 30 ноября 1994 года № 52-ФЗ «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 1994. № 32. Ст.

3302; Федеральный закон от 13 июня 1996 года № 64-ФЗ «О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 1996. № 25. Ст.

2955; Федеральный закон от 18 декабря 2001 года № 177-ФЗ «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 2001. № 52 (1 ч.). Ст. 4924 и др.

[3] См: Постановление Правительства РФ от 28 марта 2012 года № 245 «О признании не действующими на территории Российской Федерации отдельных нормативных правовых актов (положений нормативных правовых актов) СССР и о признании утратившими силу отдельных нормативных правовых актов (положений нормативных правовых актов) РСФСР»// Собрание законодательства РФ.

2012. № 15. Ст. 1777; Постановление Правительства РФ от 26 июня 2015 года № 634 «О признании утратившими силу отдельных нормативных правовых актов РСФСР и признании не действующими на территории Российской Федерации отдельных нормативных правовых актов (положений нормативных правовых актов) СССР» // Собрание законодательства РФ. 2015. № 27. Ст. 4069 и др.

[4] Ведомости Верховного Совета СССР. 1984. № 16. Ст. 237.

[5] Кравцов Б. П. Верховный Совет СССР. М., 1954; Беспалый И. Т. Президиум Верховного Совета союзной республики. М., 1959; Кутафин О. Е.

Взаимоотношения постоянных комиссий палат Верховного Совета СССР и Советом Министров СССР // Советское государство и право. 1966. № 4; Кузнецов И. Н.

Компетенция Президиума Верховного Совета СССР и правовые проблемы ее регламентации // Ученые записки ВНИИСЗ. Вып. 8.

[6] Мицкевич А.В. Акты высших органов советского государства. М., 1967. С.111

Гинзбург Юрий Владимирович, старший научный сотрудник Федерального центра образовательного законодательства.

О правопреемстве, передаче полномочий или собственности между ссср, рсфср и российской федерацией

Существует ли СССР в правовом поле? Является ли Конституция (Основной Закон) СССР от 7 октября 1977 г., а также законы и другие нормативные правовые акты СССР действующими?

В результате подписания 8 декабря 1991 г. Российской Советской Федеративной Социалистической Республикой (после переименования – Российской Федерацией), Республикой Беларусь и Украиной Соглашения о создании Содружества Независимых Государств от 8 декабря 1991 г.

, которое было ратифицировано Постановлением Верховного Совета РСФСР от 12 декабря 1991 г. № 2014-1, а также Протокола к Соглашению от 21 декабря 1991 г.

, которым остальные республики бывшего СССР присоединились к нему, СССР был признан прекратившим свое существование и, следовательно, отсутствует как субъект правоотношений.

При этом, несмотря на то, что Конституция (Основной Закон) СССР от 7 октября 1977 г. не была признана утратившей силу, де-факто она не может рассматриваться в качестве действующего нормативного правового акта ввиду прекращения существования регулируемого ею субъекта правоотношений – СССР.

Вместе с тем необходимо отметить, что в соответствии с частью 2 раздела второго «Заключительные и переходные положения» Конституции Российской Федерации законы и другие правовые акты, действовавшие на территории Российской Федерации до вступления в силу Конституции Российской Федерации (в том числе нормативные правовые акты СССР и РСФСР), применяются в части, не противоречащей Конституции Российской Федерации.

Кроме того, обращаем внимание, что согласно позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 29 июня 2004 г.

№ 13-П, в отношении актов одинаковой юридической силы применяется правило «lex posterior derogat priori» («последующий закон отменяет предыдущие»), означающее, что даже если в последующем законе отсутствует специальное предписание об отмене ранее принятых законоположений, в случае коллизии между ними действует последующий закон.

Является ли Российская Федерация правопреемником СССР?

Под правопреемством в международном праве понимается переход прав и обязанностей от одного субъекта международного права к другому (континуитет).

Континуитет означает автоматическое сохранение в силе международных обязательств (так называемое продолжательство). При этом речь идет не о континуитете международной правосубъектности, а о континуитете обязательств, который в доктрине международного права называют автоматическим правопреемством.

Выдвинутая Российской Федерацией концепция государства-продолжателя, полностью принимающего на себя обязательства Союза Советских Социалистических Республик, была поддержана решением Совета глав государств Содружества Независимых Государств от 21 декабря 1991 г. В названном решении другие правопреемники СССР поддержали Российскую Федерацию в том, чтобы она «продолжала членство СССР в Организации Объединенных Наций, включая постоянное членство в Совете Безопасности и других международных организациях».

Переход в ООН места СССР к Российской Федерации не потребовал никаких официальных решений Генеральной Ассамблеи или Совета Безопасности. Генеральный секретарь ООН исходил из того, что обращение к нему Президента Российской Федерации от 24 декабря 1991 г.

о продолжении Россией членства в ООН и других международных организациях системы ООН носит уведомительный характер. О согласии с этим сообщили постоянные члены Совета Безопасности и ряд других стран.

Читайте также:  Статья 59.3. порядок применения взысканий за коррупционные правонарушения

Этот подход не встретил никаких препятствий в других международных организациях.

Континуитет в отношении членства в ООН и других международных организациях означал и продолжение участия Российской Федерации в Уставе ООН, являющемся международным договором, и в договорных актах, на основе которых функционируют другие международные организации, включая специализированные учреждения ООН.

Статус государства-продолжателя нашел отражение и в иных международно-правовых актах. Так, в преамбуле Договора между Россией и Францией от 7 февраля 1992 г. констатировалось, что Российская Федерация является государством-продолжателем СССР.

В Совместной декларации Российской Федерации и Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии от 30 января 1992 г.

предусмотрено, что «Российская Федерация продолжает в полном объеме международные права и обязательства, которыми ранее обладал Советский Союз».

В пункте 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2003 г.

№ 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» разъяснено, что действующие международные договоры, заключенные СССР, являются частью правовой системы Российской Федерации. В отношении данных договоров Российская Федерация продолжает осуществлять международные права и обязательства СССР в качестве государства –продолжателя Союза ССР».

Безусловно, по ряду параметров Российская Федерация нетождественна Советскому Союзу, но именно на ней лежит бремя континуитета, под которым понимается продолжение Россией осуществления предусмотренных в международных договорах прав и обязательств СССР.

Какая существует правовая связь между РСФСР и Российской Федерацией? Есть ли какие-либо договоры, акты или иные документы о правопреемстве, передаче полномочий или собственности между РСФСР и Российской Федерацией?

Государство Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика (РСФСР) было переименовано в Российскую Федерацию (Россию) Законом РСФСР от 25 декабря 1991 г.

№ 2094-1 «Об изменении наименования государства Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика», в соответствии с которым Верховный Совет РСФСР постановил, что наименованию Российская Федерация надлежит употребляться в официальных актах и других документах, в текстовом оформлении государственных символов, а также в названиях государственных органов, их печатях, штампах и бланках.

Кроме того, указанным Законом РСФСР предусматривалось внесение на утверждение Съезда народных депутатов РСФСР проекта Закона РСФСР «Об изменениях Конституции (Основного Закона) Российской Советской Федеративной Социалистической Республики и Декларации о государственном суверенитете Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

в связи с изменением наименования государства Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика».

В этой связи Законом Российской Федерации от 21 апреля 1992 г.

№ 2708-1 «Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) Российской Советской Федеративной Социалистической Республики» в Конституцию (Основной Закон) Российской Советской Федеративной Социалистической Республики от 12 апреля 1978 г.

были внесены изменения, в соответствии с которыми в названии Конституции и преамбуле слова «Российской Советской Федеративной Социалистической Республики» и «РСФСР» были заменены словами «Российской Федерации – России». Аналогичные изменения были внесены также по тексту Конституции.

Таким образом, Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика и Российская Федерация являются одним и тем же субъектом правоотношений, в связи с чем каких-либо договоров (в том числе «подтверждающих передачу собственности» или «о передаче полномочий») между РСФСР с одной стороны и Российской Федерацией с другой стороны существовать не может.

Прокомментируйте постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 15 марта 1996 г.

№ 156-II ГД «Об углублении интеграции народов, объединявшихся в Союз ССР, и отмене Постановления Верховного Совета РСФСР от 12 декабря 1991 года «О денонсации Договора об образовании СССР», № 157-II ГД «О юридической силе для Российской Федерации – России результатов референдума СССР 17 марта 1991 г.

по вопросу о сохранении Союза ССР», от 10 апреля 1996 г. № 225-II ГД «Об обращении Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «К членам Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации», заключение Конституционного Суда Российской Федерации от 21 сентября 1993 г.

№ 3-2 «О соответствии Конституции Российской Федерации действий и решений Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина, связанных с его Указом от 21 сентября 1993 года «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации» и Обращением к гражданам России 21 сентября 1993 года».

В соответствии со статьей 10 Конституции Российской Федерации государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. При этом органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны.

Учитывая изложенное, отмечаем, что Министерство юстиции Российской Федерации, являясь федеральным органом исполнительной власти, не уполномочено давать оценку деятельности иных органов государственной власти, не подведомственных Минюсту России, в частности осуществляющих функции законодательной (представительной) и судебной власти, в связи с чем для разъяснения данных вопросов рекомендуем обращаться в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации и Конституционный Суд Российской Федерации.

Предоставьте копию постановления Верховного Совета РСФСР, вводящего в действие Закон РСФСР от 25 декабря 1991 г. № 2094-1 «Об изменении наименования государства Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика

Согласно статье 3 Закона РСФСР от 13 июля 1990 г.

№ 89-I «О порядке опубликования и вступления в силу законов РСФСР и других актов, принятых Съездом народных депутатов РСФСР, Верховным Советом РСФСР и их органами» законы РСФСР, другие акты Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР нормативного характера вступают в силу на всей территории РСФСР одновременно по истечении десяти дней со дня их официального опубликования. Указанные в данной статье сроки вступления актов в силу не применяются в тех случаях, когда Съездом народных депутатов РСФСР или Верховным Советом РСФСР при принятии акта установлен другой срок введения его в действие.

В пункте 5 Закона РСФСР от 25 декабря 1991 г. № 2094-I «Об изменении наименования государства Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика» указано, что упомянутый Закон вступает в силу со дня его принятия.

Отмечаем, что текст Закона РСФСР от 25 декабря 1991 г. № 2094-I «Об изменении наименования государства Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика» размещен на «Официальном интернет-портале правовой информации» в сети «Интернет» (www.prаvo.gov.ru), официально опубликован в Ведомостях СНД и ВС РСФСР 9 января 1992 г., № 2, ст. 62.

Кроме того, согласно статьям 107, 109 Конституции (Основного Закона) Российской Советской Федеративной Социалистической Республики от 12 апреля 1978 г. Верховный Совет РСФСР являлся постоянно действующим законодательным распорядительным и контрольным органом государственной власти РСФСР, уполномоченным принимать законы РСФСР и постановления.

При этом отмечаем, что как законы, так и постановления, принимаемые Верховным Советом РСФСР, по своему существу являлись формой волеизъявления народных депутатов РСФСР.

Таким образом, использование в тексте Закона РСФСР от 25 декабря 1991 г.

№ 2094-I «Об изменении наименования государства Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика» фразы «Верховный Совет РСФСР постановляет» свидетельствовало о факте волеизъявления народных депутатов РСФСР в отношении решения о переименовании РСФСР и не требовало дополнительного принятия какого-либо постановления.

Также отмечаем, что согласно имеющейся информации, поступившей из Федеральной службы охраны Российской Федерации и Научного центра правовой информации при Министерстве юстиции Российской Федерации, сведений о наличии постановления Верховного Совета РСФСР, вводящего в действие Закон РСФСР от 25 декабря 1991 г. № 2094-I «Об изменении наименования государства Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика», не имеется.

Ссылка на основную публикацию