Глава XIII.1. Рассмотрение дел о возможности исполнения решений межгосударственного органа по защите прав и свобод человека

Статьи о ЕСПЧ

02 июня 2015

Глава XIII.1. Рассмотрение дел о возможности исполнения решений межгосударственного органа по защите прав и свобод человекаМаврин С.П. Решения Европейского суда по правам человека в правовой системе России // Журнал конституционного правосудия. 2015. N 6. С. 1 — 6.

Маврин Сергей Петрович, заместитель Председателя Конституционного Суда Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор.

Статья посвящена проблеме соотношения решений наднациональных судебных органов с решениями национальных российских судебных органов. Автор анализирует практику ряда европейских органов конституционного контроля, рассматривавших сходный вопрос, применительно к собственной национальной правовой системе.

Излагаются правовые позиции, выработанные Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 14 июля 2015 г.

N 21-П, в том числе в части применения механизма преодоления неконституционности истолкований положений Европейской конвенции решениями ЕСПЧ в части предлагаемых ими мер по устранению нарушений ЕКПЧ.

Ключевые слова: Конституционный Суд Российской Федерации, Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод, Европейский суд по правам человека.

The decisions of the European Court of Human Rights in the legal system of RussiaS.P. Mavrin

Mavrin Sergey Petrovich, Deputy President of the Constitutional Court of the Russian Federation, Honoured Scientist of the Russian Federation, Honoured Lawyer of the Russian Federation, Doctor of Law, Professor.

The article deals with the relation of supranational judicial decisions with the decisions of the Russian judiciary. The author analyzes the practices of a number of European constitutional control bodies which considered a similar notion in relation to their national legal systems.

The article discoveres the legal position, worked out by the Constitutional Court in its Judgment of July 14, 2015 N 21-P, including the use of the mechanism to overcome unconstitutional interpretations of the European Convention provisions in the decisions of the ECHR with regard to their proposed measures to eliminate violations of the ECHR.

Key words: Constitutional Court of the Russian Federation, European Convention for the Protection of Human Rights and Fundamental Freedoms, the European Court of Human Rights.

Общее напряжение, которое возникло в последнее время в международных отношениях вокруг России в связи с применением к ней разного рода организационных, политических и экономических санкций, к сожалению, было недавно дополнено и рядом негативных для нее юрисдикционных решений наднациональных судебных и квазисудебных органов. Естественным последствием такого рода решений стало оживление в нашей стране интереса самых различных персон, органов и организаций к проблеме соотношения данных решений с решениями национальных российских судебных органов, что, в частности, нашло свое отражение в поданном в июне 2015 г. в Конституционный Суд Российской Федерации запросе 93 депутатов Государственной Думы относительно соответствия Конституции Российской Федерации положений ст. 1 Федерального закона «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней», а также ряда положений процессуальных кодексов Российской Федерации, предусматривающих возможность пересмотра конкретных дел заявителей ввиду новых обстоятельств, в качестве каковых эти процессуальные нормы называют окончательные постановления Европейского суда по правам человека .———————————

Далее — ЕСПЧ.

В связи с этим следует заметить, что тот негативный фон, который сложился в международных отношениях применительно к Российской Федерации, вовсе не представляет собой обязательное условие для самой постановки данного вопроса, поскольку он в принципе не является чисто российским и не порожден, несмотря на то что может быть кому-то и хотелось бы такое предположить, исключительно желанием России достойно ответить на принятые в отношении ее негативные меры.В действительности же попытки постановки и решения данного вопроса неоднократно предпринимались в других странах уже неоднократно, причем в тот момент, когда они находились во вполне благоприятной для них международно-правовой среде. На этот счет можно привести ряд конкретных примеров, и первым среди них следует назвать вынесенное 14 октября 2004 г. решение Федерального конституционного суда Германии по делу Гергюлю (2 BvR 1481/04 (BVerfGE 111, 307)) .———————————

URL: htth://www.bundesverfassungsgericht.de/SharedDocs/Entscheidungen/DE/204/10/rs20041014_2bvr148104.html.

Вс обобщил международную практику по защите прав человека

Верховный Суд опубликовал Обзор практики межгосударственных органов по защите прав и основных свобод человека № 1 за 2018 г., в котором рассматривается практика ЕСПЧ и договорных органов ООН в сфере административно-правовых, гражданско-правовых и процессуальных отношений, а также в уголовно-правовой и процессуальной сфере.

Отмечается, что в целях эффективной защиты прав и свобод человека судам необходимо при рассмотрении административных, гражданских дел, дел по разрешению экономических споров, уголовных и иных дел учитывать правовые позиции, сформулированные межгосударственными органами по защите прав и свобод человека.

Обзор начинается с практики в области административно-правовых отношений, касающихся вопросов выдворения, по которым приведены позиции ЕСПЧ и Комитета ООН по правам человека.

В частности, Комитетом ООН рассматривался вопрос выдворения в страну, где гражданину в случае депортации угрожают пытки, – отмечается, что в случае высылки государство-участник нарушит ст. 6 и 7 Международного пакта о гражданских и политических правах.

Также ВС обратил внимание на Постановление ЕСПЧ «М.Ш.А. и другие против России», которым установлено нарушение ст.

3 Конвенции в связи с необеспечением надлежащих условий содержания заявителям в специальном учреждении временного содержания иностранных граждан и лиц без гражданства. Кроме того, в этом же деле было выявлено нарушение ст.

3 Конвенции в связи с необеспечением заявителям надлежащих условий содержания в учреждениях уголовно-исполнительной системы.

Кроме того, в обзоре приводится позиция Европейского Суда о чрезмерной длительности исполнения вступивших в законную силу судебных решений. Так, он указал на нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции и ст.

1 Протокола № 1 к Конвенции в связи с неисполнением или чрезмерно длительным исполнением вступивших в законную силу судебных решений по обязательствам имущественного и неимущественного характера государства и муниципальных образований в Постановлении «Артюшкова и другие против России».

В сфере гражданско-правовых отношений ВС привел соображения, правовые позиции, оценку и выводы Комитета ООН по экономическим, социальным и культурным правам. Указано, что если государство не приняло всех мер по предоставлению жилья выселенным арендаторам, то оно нарушило право на достаточное жилище, закрепленное в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах.

Также в качестве примера приведено Постановление ЕСПЧ «Багдонавичюс и другие против России», которым установлено нарушение ст.

8 Конвенции в связи с принятием судами по искам органов прокуратуры решений о сносе домов и выселении заявителей – членов шести цыганских семей без оценки пропорциональности такого вмешательства в их права в контексте возможных последствий исполнения соответствующих судебных решений.

Также в решении Суда указывается на то, что до принудительного исполнения этих решений органы власти не провели с заявителями надлежащих консультаций относительно возможности предоставления надлежащих вариантов размещения заявителей с учетом их потребностей и состава семей.

В разделе, посвященном гражданско-процессуальным отношениям, приведена позиция Комитета ООН по правам человека по жалобе, заявитель которой указывал, что рассмотрение его административного дела в суде проходило с нарушением п. 1 ст.

14 Международного пакта о гражданских и политических правах, так как судьи не были беспристрастными. Кроме того, ему было отказано в удовлетворении ходатайства об отводе судейского состава. Комитет согласился с мнением заявителя и признал нарушение п.

1 ст. 14 Пакта.

Пострадавшие от терактов имеют право на компенсацию не только от государстваЕвропейский Суд присудил 7000 евро пострадавшей от теракта в «Домодедово» в том числе в связи с тем, что не были удовлетворены ее гражданские иски к аэропорту

В разделе об уголовно-правовых и уголовно-процессуальных отношениях в первую очередь приведены позиции, касающиеся права на жизнь.

ВС обратил внимание на Постановление ЕСПЧ «Криволуцкая против России», о котором ранее писала «АГ»: заявительница, пострадавшая от теракта в «Домодедово», получила 7 тыс.

евро компенсации, в том числе в связи с тем, что не были удовлетворены ее гражданские иски к аэропорту.

Она указывала на нарушение ст. 2 Конвенции в связи с якобы имевшим место необеспечением надлежащей системы безопасности в международном аэропорту, что повлекло подрыв бомбы террористом-смертником и причинение заявительнице телесных повреждений. Кроме того, было установлено нарушение российскими властями процессуального аспекта ст.

2 Конвенции в связи с необеспечением эффективного расследования уголовного дела по факту предполагаемой халатности со стороны сотрудников службы безопасности аэропорта.

В дальнейшем из-за этого заявительница не могла указывать на расследования в районном суде при рассмотрении ее гражданского иска о компенсации причиненного вреда за счет руководства аэропорта.

Европейский Суд пришел к выводу, что «…в настоящем деле не была обеспечена достаточная и надлежащая защита интересов заявителя и не были обеспечены подотчетность следствия перед обществом и необходимый общественный контроль расследования и его результатов… Следовательно, было допущено нарушение ст. 2 Конвенции».

В разделе о запрете пыток в обзоре приводится пример Комитета ООН по правам человека. Заявительница указала, что наблюдала за мирным собранием, когда ее избили сотрудники милиции. Оно отметила, что расследование по факту жестокого обращения с ней было неэффективным, учитывая отсутствие оперативности и беспристрастности.

Кроме того, расследование не было направлено на установление виновных; ее ходатайства о допросе свидетелей и проведении процедуры опознания были отклонены, несмотря на заверения заявительницы в том, что она сможет опознать виновного. Комитет пришел к выводу о нарушении ст. 7, рассматриваемой отдельно и в сочетании с п. 3 ст.

2 Пакта.

Читайте также:  Статья 29. Размеры стипендии, выплачиваемой гражданам в период прохождения профессионального обучения и получения дополнительного профессионального образования по направлению органов службы занятости

Президиум ВС на 10 месяцев снизил срок осужденному на 21 год после решения ЕСПЧОдновременно с этим по одному из эпизодов дело направлено на новое рассмотрение с участием присяжных заседателей

В вопросах выдачи отмечается Постановление ЕСПЧ «Алланазарова против России», которым установлено нарушение ст. 3 Конвенции в связи с решением о выдаче заявительницы в Туркменистан, так как после возвращения в страну происхождения она могла подвергнуться пыткам, бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию.

В обзор включена и практика ЕСПЧ по вопросу о праве на свободу и личную неприкосновенность. В частности, говорится о Постановлении Европейского Суда «Сяркевич против России», которым отклонена жалоба заявителя на якобы имевшее место необоснованно длительное содержание под стражей в нарушение п. 3 ст. 5 Конвенции, о чем ранее писала «АГ».

В документе в раздел права на справедливое судебное разбирательство включена практика Комитета ООН по правам человека. Заявитель указывал, что его адвокату не были предоставлены копии некоторых процессуальных документов.

Кроме того, в некоторых слушаниях его защитник отсутствовал в связи с проблемами со здоровьем. Когда же был назначен новый адвокат, ему предоставили всего два дня для изучения материалов дела. В данном случае Комитет признал нарушение подп.

«b» п. 3 ст. 14 Пакта.

ЕСПЧ напомнил границы распространения адвокатской тайныЕвропейский Суд указал, что перехваченный в ходе ОРМ разговор подозреваемого с адвокатом не может использоваться в качестве доказательства по уголовному делу

В обзоре также приведено Постановление Европейского Суда «Заходякин и другие против России», которым признаны неприемлемыми и отклонены жалобы заявителей на нарушение подп. «с» п. 3 ст. 6 Конвенции в связи с необеспечением присутствия заявителей и (или) их представителей при рассмотрении их уголовных дел в судах кассационной инстанции. ЕСПЧ признал нарушение Конвенции.

Отмечается и практика Европейского Суда в отношении права на уважение частной и семейной жизни. В частности, указывается на Постановление «Зубков и другие против России», в котором установлено нарушение ст.

8 Конвенции в связи с проведением в отношении заявителей негласных оперативно-розыскных мероприятий (прослушивания телефонных переговоров, аудио- и видеонаблюдения).

ЕСПЧ также согласился с доводами жалобы и признал нарушение Конвенции.

Более детальное рассмотрение положений обзора Верховного Суда с участием экспертов будет опубликовано на сайте «АГ» в ближайшее время.

Права человека в связи с изменениями Конституции РФ: международное или национальное право?

Аннотация. В статье обсуждается вопрос о роли международно-правовых норм в системе российского права: насколько они значимы, в чем заключается их приоритетность. Автор рассматривает данную проблему в свете недавно предложенной поправки в Конституцию РФ о приоритете российского права над международным. Выявляется суть данной поправки, а также пробелы, которые нуждаются в проработке.

Ключевые слова: поправки в Конституцию РФ, суверенитет РФ, международные договоры, международное право, приоритет национального права, права и свободы человека и гражданина.

   В свете недавних событий – предложением Президента РФ внести ряд поправок в действующую Конституцию, одним из особо острых и актуальных стал вопрос о приоритете национального права над правом международным. Мнения по данному вопросу разделились: одни утверждают, что российское право будет полностью верховенствующим, отменив все нормы и соглашения международного характера, другие, напротив, не видят никакой критичности в этом изменении, поскольку никто ничего отменять не собирается, а поправки затронут лишь некоторые, не столь существенные аспекты: например, международные соглашения РФ, если они будут противоречить Конституции и т.п.   Но что же на самом деле принесет указанная поправка? Так как первоначально многие предположили, что изменения коснутся ст. 15 Конституции, то это вызвало бурю негодования, однако впоследствии было сделано уточнение: изменения будут внесены в ст. 79 Основного закона[1]. На первый взгляд, все вроде бы и так понятно, обсуждений быть не должно. Однако, мы считаем, что все же осталась неопределенность и непонимание: это обусловлено отчасти тем, что данная поправка не столь обсуждаема, как остальные, т.е. ей уделили меньше внимания.   Поскольку данная тема все же вызвала множество дискуссий, то она и будет являться предметом рассмотрения настоящей статьи, поговорим о ней подробно, разберемся в деталях.   Для того, чтобы увидеть наиболее полную и отчетливую картину всех изменений в российской правовой системе на уровне Основного закона, необходимо кратко осветить суть международного права, как части отечественной правовой системы, его источники и принципы, а также разобраться с понятием «приоритет».   В самом общем, наиболее простом понимании, приоритет норм международного права означает, что его нормы находятся над законодательством той или иной страны (на нашем примере – России), а применение таких норм является обязательным в тех случаях, когда возникают коллизии между нормами российского права и нормами, выработанными в праве международном.   Но почему же так важно для российской системы международное право? Откуда данный принцип приоритета появился в действующей Конституции 1993 года? Формирование существующей сегодня системы международного права началось после окончания Второй мировой войны, а его основные положения нашли свое отражение в Уставе Организации Объединенных Наций[2]. Данный Устав включает в себя общие принципы и цели международного права, которых должна придерживаться и наша страна, поскольку входит в ООН.

Не менее важным международным документом для России является также Всеобщая декларация прав человека и международные пакты: об экономических, социальных и культурных правах, и о гражданских и политических правах. Но данными документами российская правовая система не ограничивается, Россия также является участником огромного числа международных договоров, конвенций и соглашений.

   Статья 15 Конституции, о которой уже упоминалось выше, в ч. 4, устанавливает, что часть отечественной правовой системы – это как раз общепризнанные нормы и принципы международного права, а ч. 1 ст. 17 Конституции признает и гарантирует права и свободы человека и гражданина, в соответствии с общепризнанным принципам и нормами международного права и Конституцией[1]. Однако сам приоритет международного права закрепляется во все той же ч. 4 ст. 15, которая регламентирует необходимость применения правил международного договора, если они отличаются от положений отечественного законодательства.   Но вопрос заключается в том, абсолютен ли приоритет международного права в российской правовой системе? По данной позиции существует Постановление Конституционного Суда РФ[3], доказывающее, что верховенством обладает только Конституция. Данный документ содержит разъяснение смысла статей 15, 79 и 125 Основного закона[1], исходя из которого, Конституция устанавливает запрет на заключение РФ таких международных договоров, которые ей не соответствуют, равно, как и несоответствующие ей правила уже заключенных международных договоров России не могут быть применены. Это объясняется тем, что Конституция РФ имеет верховенство на всей ее территории.   На основании вышеизложенного, мы можем отметить, что приоритет существует, однако абсолютным он не является. Учитывая, что поправки не коснутся ч.4 ст.15 Основного закона[1], то полностью такой приоритет устранен не будет. Здесь, на наш взгляд, другая ситуация: Россией в случае коллизии с отечественными правовыми нормами, применяются только те международные договоры, которые она сама же и подписала. В этом, собственно, и заключается суть приоритета: то есть, российская правовая система в принципе не может применять какие-либо противоречивые договоры, так как все международные документы появляются в ней исключительно при волеизъявлении государства, которые могут быть выражены в форме ратификации, принятия, присоединения и утверждения.   Но проблема заключается не в том, что решения российских судов, которые применяются на территории РФ, вынесенные ранее, и используют нормы международного права в случае коллизий. Они никакой угрозы суверенитету РФ не представляют. Проблема очевидно, в том, что Россия не всегда может исполнять решения международных органов.   Но как быть, например, если решение, вынесенное по жалобе гражданина Международным Судом по правам человека, вдруг станет «необязательным» к исполнению на территории РФ? Означает ли это, что тем самым права российских граждан будут существенно ущемлены? Кроме того, назревает другая опасность – будет ли ущемлен российский суверенитет международными решениями?   Европейским Судом по правам человека только за прошедший 2019 год вынесено около 200 решений по жалобам, поступившим из России. И только в 5 из всех поступивших обращений отсутствовали какие-либо нарушения Европейской конвенции, тогда как в остальной части нарушения выявлены. Большую часть составили дела о защите права на свободу (90 дел), на втором месте – жалобы на справедливый судебный процесс (61 дело), на третьей позиции – жалобы на жестокое обращение и назначение унижающих человеческое достоинство наказаний (57 дел).  Но также россияне обращались по защите права на жизнь и права собственности[4].   Но самым громким делом, которое сам ЕСПЧ отметил за весь 2019 год, это решение, вынесенное по России (дело «З.A. и другие против России»)[4]. Вопрос заключался в том, является ли лишением свободы согласно смыслу статьи 5 Европейской конвенции [5] задержание иностранных граждан в транзитной зоне аэропорта?  По мнению Суда, такие действия как раз подпадают под лишение свободы (блокирование 4-х граждан, оказавшихся в России, в аэропорту сроком от 6 месяцев до полутора лет), согласно Европейской конвенции.   Что касается текущего года, то на его начало, от России в Европейский суд поступило четверть от общего числа жалоб (15 тысяч из 60-ти). Как это ни печально, но наша страна – лидер по жалобам в данный международный орган, среди других государств.   И здесь возникает закономерный вопрос: способна ли данная поправка повлиять на ситуацию, и каким образом? Самой поправкой запрет на обращение в международные органы не устанавливается, однако, будут ли наши граждане жаловаться меньше, и только потому, что их жалобы могут стать бесполезными, в связи с приоритетом российского права? Или же, наоборот, нововведения сделают отечественную правовую систему наиболее эффективной, что людям не придется идти «выше», так как в своем государстве проблема не была решена.   Детально углубившись в суть статьи 79 Конституции, мы можем оценить ее с позиции правоведов. Так, согласно данной статье, Россия вправе принимать участие в межгосударственных объединениях, передавая им часть собственных полномочий. Основанием для передачи части полномочий может выступать международный договор РФ. Но здесь имеется важная оговорка: такое участие возможно, при условии, что не будут ограничены права и свободы человека и гражданина, а также отсутствует противоречие основам конституционного строя.   Таким образом,  решения, принимаемые межгосударственными объединениями, обязательны к исполнению его всеми участниками. Иными словами, это также – «некий приоритет».     Условно можно выделить следующие виды приоритета:   — закрепленный в ч. 4 ст. 15 Конституции РФ. Данный вид приоритета затрагивает иерархию источников права, среди норм отечественного и международного законодательства;   — заключается в том, что решения, выносимые органами межгосударственных объединений, обязательны для исполнения. РФ здесь в лучшем случае может оказывать свое влияние на данные решения.   Полагаем, что изменения в ст. 79 Конституции предложены для защиты суверенитета РФ, поскольку решения, выносимые различными международными органами, которые противоречат Конституции, суверенитет как раз нарушают. Но вопрос опять же, в том, будет ли изначально Россия присоединяться (ратифицировать, утверждать и т.д.), такие международные договоры, которые противоречат Конституции изначально? Разумеется, нет, но тогда проблема остается на уровне уже заключенных международных договоров России, на основании которых выносятся решение международных объединений…   Но главной, по нашему мнению, проблемой абсолютно любого применения права – толкование, которое не всегда однозначно и подвержено регулярным изменениям по самым различным причинам – политического и конъюнктурного характера. Надо понимать, что международное право отличает его политизированность.   Но вышеуказанная проблема появилась не внезапно, и на данном этапе уже предпринимаются попытки к ее решению:   — Постановление КС РФ, упомянутое нами выше, вносит некоторую ясность: нормы международного договора, к которому присоединялась Россия, на момент присоединения соответствовали ее Конституции, но впоследствии путем толкования данный договор был конкретизирован, из-за чего его нормы стали противоречить основному закону РФ;   — ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации»[6] был дополнен ХIII.1 со статьей 104.4, согласно которой КС РФ принимает следующие виды решений в результате рассмотрения дела:   1) решение межгосударственного органа возможно исполнить полностью, либо в части (в той, в которой оно соответствует Конституции);   2) решение межгосударственного органа невозможно исполнить ни в целом, ни в какой-либо его части.   Однако, суть Постановления КС РФ в том, что его основной является толкование Конституции, а вот вышеупомянутый ФКЗ принят в дополнение указанного постановления. Но те нормы, которые предлагается в данный момент внести в качестве изменений, в то время отсутствовали. Таким образом, законодательство имеет пробел, который и должны устранить изменения ст. 79 Конституции РФ.   Итак, законопроект, представленный в Государственную Думу, содержит предложение по изменению ст. 79 Конституции, закрепляющие за РФ право на участие в межгосударственных объединениях с правом передачи им части своих полномочий. Такое участие осуществляется в соответствии с заключенными РФ международными договорами, но при условии, если не будут ограничены права и свободы человека и гражданина и не противоречит основам конституционного строя РФ.  Но те решения. Которые были приняты на основании международных договоров Российской Федерации, если их истолкование будет противоречить Конституции, применяться в РФ не будут.     Здесь можно отметить, что предложенные изменения не в полной мере смогут обеспечить суверенитет РФ. И этому есть две очевидные причины:    — решения, которые принимаются межгосударственными органами (главным образом, Европейским судом), могут противоречить не только Конституции РФ, но и другим ведущим нормативным актам, например, ФКЗ;    — в первоначальной редакции предложение об изменениях содержит термин «межгосударственные объединения», а в последующей редакции присутствует термин «межгосударственные органы». Это влечет ряд вопросов, например, о таком международном органе, как Международный уголовный суд. Здесь возникает двойственная ситуация: Россия  — более не участник Статута о Международном уголовном суде[8], однако данный орган может выносить решения, основываясь на уже заключенных международных договорах России (например, на основании Женевской конвенции о защите жертв войны от 1949 года). Если оба термина будут использоваться, при регулировании одного и того же вопроса, такое обстоятельство может стать проблемой.   Остается только надеяться на устранение существующих недоработок Комиссией по конституционным поправкам, и сама российская Конституция будет содержать однозначную и твердую позицию  в отношении государственного суверенитета и приоритета прав и свобод человека.   В заключение сделаем следующие выводы, на основании рассмотренного нами:   —  Предложенными изменениями приоритет международного права не будет исключен, однако он не будет являться абсолютным, и его действие будет распространяться только на случаи коллизий между российским и международным правом.   —  Поправки, в случае их надлежащей доработки, устранят «приоритет», который будет ограничивать суверенитет РФ в решениях межгосударственных органов в том их истолковании, которое противоречит Конституции РФ.

Читайте также:  Глава 25 АПК РФ. Рассмотрение дел об административных правонарушениях (действующая редакция)

Но пока что мы находимся в ситуации, когда существующие базовые основы Конституции не могут в полной мере обеспечить защиту наших прав, и часто возникает необходимость защищать те приоритеты, которые никогда не подвергались сомнению.

   Список литературы

Рассмотрение Конституционным Судом РФ дел о возможности исполнения решений международных органов по защите прав и свобод человека

  • Какие федеральные исполнительный власти? — Федеральные министерства Министерство внутренних дел Российской Федерации Министерство здравоохранения Российской Федерации Министерство иностранных дел Российской Федерации Министерство культуры Российской Федерации Министерство обороны Российской Федерации
  • какое министерство осуществляет защиту в еспч? Мид МИН ЮСТ
  • противоречит конституции,
  • Законодатель — исходя из требований Конституции РФ и с учетом правовых позиций Конституционного Суда РФ — вправе предусмотреть специальный механизм разрешения им вопроса о возможности или невозможности исполнить вынесенное по жалобе против России постановление Европейского Суда по правам человека, в том числе в части мер общего характера.
  • Согласно принятому закону, правом на обращение в Конституционный Суд РФ с запросом о разрешении вопроса о возможности исполнения решения межгосударственного органа по защите прав и свобод человека, компетенцией в сфере обеспечения деятельности по защите интересов РФ при рассмотрении в таком межгосударственном органе жалоб, поданных против РФ (далее — уполномоченный орган) (на основании заключения федеральных государственных органов, на которые возложена обязанность в пределах своей компетенции принимать меры по исполнению решений межгосударственного органа по защите прав и свобод человека), либо на основании собственного вывода о невозможности исполнения вынесенного по жалобе, поданной против РФ, решения (в случае, если уполномоченный орган сам является органом, на который возложена обязанность по исполнению решений межгосударственного органа).
  • Запрос является допустимым в случае, если заявитель считает, что исполнение решения межгосударственного органа невозможно, поскольку оно основано на положениях международного договора в истолковании, приводящем к их расхождению с Конституцией РФ.
  • Конституционный Суд РФ проверяет возможность исполнения в соответствии с Конституцией РФ решения межгосударственного органа в их истолковании межгосударственным органом с точки зрения основ конституционного строя РФ и установленного Конституцией РФ правового регулирования прав и свобод человека и гражданина.
  • По итогам рассмотрения дела Конституционный Суд РФ принимает постановление о возможности или невозможности исполнения в целом или в части в соответствии с Конституцией РФ решения межгосударственного органа.

Закон РФ о поправке к Конституции РФ от 14.03.2020 N 1-ФКЗ «О совершенствовании регулирования отдельных вопросов организации и функционирования публичной власти»: порядок принятия и вступления в силу.

Президентом РФ подписан закон о поправках в Конституцию РФ Законом закреплены в Конституции РФ, в частности, следующие положения: -Российская Федерация обеспечивает защиту своего суверенитета и территориальной целостности.

Действия (за исключением делимитации, демаркации, редемаркации государственной границы РФ с сопредельными государствами), направленные на отчуждение части территории РФ, а также призывы к таким действиям не допускаются;

-на территории РФ в соответствии с федеральным законом могут быть созданы федеральные территории. Организация публичной власти на федеральных территориях устанавливается федеральным законом;

Читайте также:  Статья 11. права пайщиков потребительского общества

-государственным языком Российской Федерации на всей ее территории является русский язык как язык государствообразующего народа, входящего в многонациональный союз равноправных народов Российской Федерации.

Республики вправе устанавливать свои государственные языки.

В органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях республик они употребляются наряду с государственным языком Российской Федерации;

  1. -Российская Федерация, объединенная тысячелетней историей, сохраняя память предков, передавших нам идеалы и веру в Бога.
  2. -Российская Федерация уважает труд граждан и обеспечивает защиту их прав. Государством гарантируется минимальный размер оплаты труда не менее величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации;
  3. -Генеральный прокурор РФ, его заместители назначаются на должность после консультаций с Советом Федерации и освобождаются от должности Президентом РФ. Прокуроры субъектов РФ, прокуроры военных и других специализированных прокуратур, приравненные к прокурорам субъектов РФ, назначаются на должность после консультаций с Советом Федерации и освобождаются от должности Президентом РФ;

36. Закон РФ о поправке к Конституции РФ от 14.03.2020 N 1-ФКЗ «О совершенствовании регулирования отдельных вопросов организации и функционирования публичной власти»: содержание конституционных изменений.

меняется ли функционал по новым поправкам? Да число судей было 19 станет 11

существенно меняют систему государственного управления путем перераспределения полномочий между разными органами власти

Статья 1 Федерального конституционного закона от 14.12.2015 N 7-ФКЗ "О внесении изменений в Федеральный конституционный закон "О Конституционном Суде Российской Федерации"

Внести в Федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 года N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» (Собрание законодательства Российской Федерации, 1994, N 13, ст. 1447; 2001, N 51, ст. 4824; 2004, N 24, ст. 2334; 2010, N 45, ст. 5742; 2014, N 11, ст. 1088; N 23, ст. 2922) следующие изменения:

  • 1) часть первую статьи 3 дополнить пунктом 3.2 следующего содержания:
  • «3.2) по запросам федерального органа исполнительной власти, наделенного компетенцией в сфере обеспечения деятельности по защите интересов Российской Федерации при рассмотрении в межгосударственном органе по защите прав и свобод человека жалоб, поданных против Российской Федерации на основании международного договора Российской Федерации, разрешает вопрос о возможности исполнения решения межгосударственного органа по защите прав и свобод человека;»;
  • 2) часть вторую статьи 36 изложить в следующей редакции:
  • «Основанием к рассмотрению дела является обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации закон, иной нормативный акт, договор между органами государственной власти, не вступивший в силу международный договор, или обнаружившаяся неопределенность в вопросе о возможности исполнения решения межгосударственного органа по защите прав и свобод человека, основанного на положениях соответствующего международного договора Российской Федерации в истолковании, предположительно приводящем к их расхождению с Конституцией Российской Федерации, или обнаружившееся противоречие в позициях сторон о принадлежности полномочия в спорах о компетенции, или обнаружившаяся неопределенность в понимании положений Конституции Российской Федерации, или выдвижение Государственной Думой обвинения Президента Российской Федерации в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления.»;
  • 3) часть первую статьи 47.1 изложить в следующей редакции:
  • «Конституционный Суд Российской Федерации может рассматривать и разрешать дела о соответствии Конституции Российской Федерации указанных в пункте 1 части первой статьи 3 настоящего Федерального конституционного закона нормативных правовых актов, проверять по жалобе на нарушение конституционных прав и свобод граждан конституционность закона, примененного в конкретном деле, проверять по запросу суда конституционность закона, подлежащего применению в конкретном деле, или по запросу федерального органа исполнительной власти, наделенного компетенцией в сфере обеспечения деятельности по защите интересов Российской Федерации при рассмотрении в межгосударственном органе по защите прав и свобод человека жалоб, поданных против Российской Федерации на основании международного договора Российской Федерации, разрешать вопрос о возможности исполнения решения межгосударственного органа по защите прав и свобод человека без проведения слушания, если придет к выводу о том, что вопрос может быть разрешен на основании содержащихся в ранее принятых постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации правовых позиций и проведение слушания не является необходимым для обеспечения прав стороны.»;
  • 4) часть вторую статьи 71 изложить в следующей редакции:

«Итоговое решение Конституционного Суда Российской Федерации по существу любого из вопросов, перечисленных в пунктах 1, 2, 3, 3.1, 3.2, 4 и 5.1 части первой статьи 3 настоящего Федерального конституционного закона, именуется постановлением. Постановления выносятся именем Российской Федерации.»;

5) раздел третий дополнить главой XIII.1 следующего содержания:

«Глава XIII.1. РАССМОТРЕНИЕ ДЕЛ О ВОЗМОЖНОСТИ

ИСПОЛНЕНИЯ РЕШЕНИЙ МЕЖГОСУДАРСТВЕННОГО ОРГАНА ПО ЗАЩИТЕ

ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА

Статья 104.1. Направление запроса в Конституционный Суд Российской Федерации

Федеральный орган исполнительной власти, наделенный компетенцией в сфере обеспечения деятельности по защите интересов Российской Федерации при рассмотрении в межгосударственном органе по защите прав и свобод человека жалоб, поданных против Российской Федерации на основании международного договора Российской Федерации, на основании заключения федеральных государственных органов, на которые возложена обязанность в пределах своей компетенции принимать меры по исполнению решений межгосударственного органа по защите прав и свобод человека, либо, если указанный федеральный орган исполнительной власти сам является органом, на который возложена такая обязанность, на основании собственного вывода о невозможности исполнения вынесенного по жалобе, поданной против Российской Федерации на основании международного договора Российской Федерации, решения межгосударственного органа по защите прав и свобод человека вследствие того, что в части, обязывающей Российскую Федерацию к принятию мер по его исполнению, данное решение основано на положениях международного договора Российской Федерации в истолковании, предположительно приводящем к их расхождению с Конституцией Российской Федерации, вправе обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о разрешении вопроса о возможности исполнения решения межгосударственного органа по защите прав и свобод человека.

К запросу прилагается текст соответствующего решения межгосударственного органа по защите прав и свобод человека.

Статья 104.2. Допустимость запроса

Запрос федерального органа исполнительной власти, наделенного компетенцией в сфере обеспечения деятельности по защите интересов Российской Федерации при рассмотрении в межгосударственном органе по защите прав и свобод человека жалоб, поданных против Российской Федерации на основании международного договора Российской Федерации, допустим, если заявитель считает, что исполнение решения межгосударственного органа по защите прав и свобод человека невозможно, поскольку оно основано на положениях международного договора Российской Федерации в истолковании, приводящем к их расхождению с Конституцией Российской Федерации.

Статья 104.3. Пределы проверки

Конституционный Суд Российской Федерации при разрешении вопроса о возможности исполнения решения межгосударственного органа по защите прав и свобод человека проверяет возможность исполнения в соответствии с Конституцией Российской Федерации решения межгосударственного органа по защите прав и свобод человека, принятого на основании положений международного договора Российской Федерации в их истолковании межгосударственным органом по защите прав и свобод человека, с точки зрения основ конституционного строя Российской Федерации и установленного Конституцией Российской Федерации правового регулирования прав и свобод человека и гражданина.

Статья 104.4. Итоговое решение по делу

  1. По итогам рассмотрения дела Конституционный Суд Российской Федерации принимает одно из следующих постановлений:
  2. 1) о возможности исполнения в целом или в части в соответствии с Конституцией Российской Федерации решения межгосударственного органа по защите прав и свобод человека, принятого на основании положений международного договора Российской Федерации в их истолковании межгосударственным органом по защите прав и свобод человека, в связи с которым был подан запрос в Конституционный Суд Российской Федерации;
  3. 2) о невозможности исполнения в целом или в части в соответствии с Конституцией Российской Федерации решения межгосударственного органа по защите прав и свобод человека, принятого на основании положений международного договора Российской Федерации в их истолковании межгосударственным органом по защите прав и свобод человека, в связи с которым был подан запрос в Конституционный Суд Российской Федерации.
  4. В случае, если Конституционный Суд Российской Федерации принимает постановление, предусмотренное пунктом 2 части первой настоящей статьи, какие-либо действия (акты), направленные на исполнение соответствующего решения межгосударственного органа по защите прав и свобод человека, в Российской Федерации не могут осуществляться (приниматься).»;
  5. 6) статью 105 дополнить частью второй следующего содержания:
  6. «Правом на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о толковании положений Конституции Российской Федерации в целях устранения неопределенности в их понимании с учетом выявившегося противоречия между положениями международного договора Российской Федерации в истолковании, данном межгосударственным органом по защите прав и свобод человека, и положениями Конституции Российской Федерации применительно к возможности исполнения решения соответствующего межгосударственного органа обладают Президент Российской Федерации и Правительство Российской Федерации.»;
  7. 7) статью 106 дополнить частью второй следующего содержания:

«Толкование положений Конституции Российской Федерации, устраняющее неопределенность в их понимании с учетом выявившегося противоречия между положениями международного договора Российской Федерации в истолковании, данном межгосударственным органом по защите прав и свобод человека, и положениями Конституции Российской Федерации в смысле невозможности исполнения соответствующего решения межгосударственного органа без нарушения этих положений Конституции Российской Федерации, означает, что какие-либо действия (акты), направленные на исполнение соответствующего решения межгосударственного органа, в Российской Федерации не могут осуществляться (приниматься).».

Ссылка на основную публикацию