Статья 71 АПК РФ. Оценка доказательств (действующая редакция)

Статья 71. Оценка доказательств

1. Статья 71 АПК адресована к арбитражному суду в момент разрешения дела, о чем свидетельствует требование о всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Однако помимо суда лица, участвующие в деле, и их представители также оценивают собранные, а затем исследованные доказательства по делу.

Лица, участвующие в деле, оценивают относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности в соответствии со своей правовой позицией. Суд же должен оценивать доказательства начиная с момента подготовки дела (когда предлагает участвующим в деле лицам представить дополнительные доказательства) и заканчивая вынесением решения.

Оценка доказательств — это деятельность суда, а также участвующих в деле лиц, их представителей по исследованию представленных доказательств на предмет их относимости, допустимости, достоверности и достаточности на всех стадиях арбитражного процесса в целях вынесения законного и обоснованного судебного решения.

2.

 Рассматривая оценочную деятельность всех субъектов доказывания (суда, лиц, участвующих в деле, и их представителей), необходимо признать, что оценка доказательств в целом занимает в арбитражном процессе исключительно важное место. Это объясняется тем, что все без исключения субъекты доказывания анализируют материалы дела, воспринимают и обрабатывают в сознании доказательственную информацию.

Являясь в определенном смысле итогом работы с доказательствами, оценка позволяет ее субъекту выразить свое отношение к материалам дела и на этой основе принять правильное решение. Содержанием доказывания является логическая деятельность ее субъекта, а целью — установление истины.

3. Кроме того, не оспаривая главенствующей роли абстрактного мышления в содержании оценочной деятельности, в ней также «присутствуют» и эмоции. В соответствии со ст.

 71 АПК суд обязан оценивать доказательства по внутреннему убеждению, которое необходимо понимать как состояние психики индивида, характеризующееся уверенностью в обоснованности его позиции.

В частности, гарантией объективности внутреннего убеждения судьи будет являться принцип независимости судей, сама процедура оценки доказательств, т. е. независимо от постороннего влияния, исходя из совокупности имеющихся доказательств, каждое из которых не имеет заранее установленной силы, и т. д.

В доказывании всегда присутствует значительный познавательный компонент, хотя доказывание и не сводится только к познанию. Именно оценочная, т. е.

интеллектуальная, сторона доказывания и сближает его с познанием.

Познание же, осуществляемое человеческим сознанием, начинается с чувственного отражения и лишь затем доходит до логического уровня, причем эмоциональная окраска все равно сохраняется.

Как нельзя лучшим свидетельством присутствия эмоций в доказывании служит хотя бы тот факт, что именно неумение некоторых судей абстрагироваться от эмоциональной неприязни или симпатии к лицу, участвующему в деле, и объективно оценить его доводы порой становится причиной судебных ошибок.

Оценка доказательств происходит на протяжении всего судебного разбирательства и является составной частью доказывания. Судебное доказывание — единство двух видов деятельности: логической и процессуальной.

  • Таким образом, оценкой доказательств является:
  • 1) логико-эмоциональная по содержанию деятельность субъектов доказывания, выражающаяся в форме относительной характеристики доказательств, на основе которых принимаются процессуальные решения;
  • 2) составная часть процесса доказывания, входящая в него на всем протяжении работы с доказательствами.

4. Оценка доказательств осуществляется на разных стадиях арбитражного судопроизводства, в связи с чем она подразделяется на предварительную и окончательную.

Предварительная оценка доказательств заключается в оценке не совокупности всех имеющихся в деле доказательств, а только лишь конкретных доказательств на предмет их относимости, допустимости, достаточности.

Окончательная оценка доказательств заключается в оценке всей совокупности имеющихся в деле доказательств.

5. Доказательства оцениваются в полном объеме, всесторонне и беспристрастно. Требование полноты предполагает необходимость получения и исследования их в таком объеме, который является достаточным для истинного вывода.

Принципы всесторонности, объективности, непосредственности означают, что при принятии решения должны быть сопоставлены все исследованные доказательства, обосновывающие как требования истца (заявителя), так и ответчика.

6. При оценке доказательств суд должен оценивать только те, которые соответствуют требованиям относимости (ст. 67 АПК) и непосредственно им восприняты. Во время оценки доказательств должно проверяться соблюдение норм, регламентирующих процесс их получения и исследования.

Особое внимание суда должно уделяться устранению имеющихся противоречий между доказательствами.

Если устранить эти противоречия не представилось возможным, суд, признав во время совещания необходимым выяснить новые обстоятельства или исследовать новые доказательства, вправе вынести определение о возобновлении рассмотрения дела по существу (ст. 168 АПК).

7. Принцип непредустановленности судебных доказательств означает, что ни в законе, ни в каких-либо подзаконных актах не должны содержаться указания, предрешающие доказательственную силу и значение доказательства.

Кроме того, никакие органы и должностные лица не вправе давать суду указания о доказательственной силе и приоритете того или иного доказательства, в связи с чем доказательства должны оцениваться только по их свойствам.

Ни одно доказательство не имеет для арбитражного суда заранее установленной силы.

В частности, это правило крайне важно учитывать при оценке заключения экспертов, которые имеют одинаковую силу по сравнению с другими доказательствами.

Поэтому нельзя считать, что данный вид доказательств имеет какие-либо преимущества, и без должной оценки и учета всех доказательств в совокупности обосновывать им решение.

§ 4. Оценка доказательств

4.1. О существующих тенденциях в оценке доказательств

В соответствии со ст. 71АПК РФ арбитражный суд оценивает
доказательства по своему внутреннему
убеждению, основанному на всестороннем,
полном, объективном и непосредственном
исследовании имеющихся в деле
доказательств.

Президиум ВАС РФ в Постановленииот 24 марта 2009 года N 14786/08 указал,
что оценка судом доказательств по своему
внутреннему убеждению не означает
допустимости их необоснованной оценки,
при которой содержательно тождественные
обстоятельства получают диаметрально
противоположное толкование, без указания
каких-либо причин этого. Такая оценка
доказательств не может быть признана
объективной.

Приводимая позиция ВАС РФ стала примером
единообразного применения и толкования
ч. 1
ст. 71
АПК РФ для нижестоящих
судов. На нее опираются все нижестоящие
суды, в том числе суды кассационной
инстанции при отмене судебных актов,
которые зачастую полностью цитируют
позицию ВАС РФ, указывая на ее принадлежность
последнему.

В частности, ФАС ЗСО округа в постановленииот 24 января 2011 года по делу
N А70-3185/2010, следуя имеющейся правовой
позиции ВАС РФ, полностью заимствовал
ее, указав в тексте, что «данная
правовая позиция согласуется с позицией
Высшего Арбитражного Суда Российской
Федерации, изложенной впостановленииот 24.03.2009 N 14786/08″.

В соответствии с ч. 2
ст.

Читайте также:  Статья 1. Право на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации

 71АПК РФ арбитражный
суд оценивает относимость, допустимость,
достоверность каждого доказательства
в отдельности, а также достаточность и
взаимную связь доказательств в их
совокупности.

Примеров судебной практики,
связанной с применением этой нормы,
очень много. Эти примеры свидетельствуют
в том числе о том, что нижестоящие суды
повсеместно допускают ее нарушение.

Так, например, ФАС ВСО в постановленииот 6 мая 2005 года по делу N А58-1863/03,
отменяя судебные акты первой и
апелляционной инстанций в связи с
нарушением положенийч. 2
ст.

 71АПК РФ, указал, что
«гарантийное письмо имеется в деле
в виде незаверенной копии, поэтому
данное доказательство не может считаться
допустимым (ч. 1
ст.

 68АПК РФ) имеющиеся
в деле доказательства не были оценены
судами первой и апелляционной инстанций
в их взаимной связи и совокупности».

Доказательство признается арбитражным
судом достоверным, если в результате
его проверки и исследования выясняется,
что содержащиеся в нем сведения
соответствуют действительности.

Кроме того, каждое доказательство
подлежит оценке арбитражным судом
наряду с другими доказательствами.

В соответствии с ч. 5
ст. 71
АПК РФ никакие
доказательства не имеют для арбитражного
суда заранее установленной силы.

В качестве примера практического
применения ч. 5
ст. 71
АПК РФ можно
привестипостановлениеФАС СКО от 6 мая 2009 года по делу
N А53-2622/2007.

Суд кассационной инстанции,
сославшись на недопустимость придания
одному из доказательств заранее
установленной силы, указал, что нижестоящие
суды в нарушение ч. 5 ст.

 71 АПК РФ
положили в основу судебных актов по
данному делу только экспертное заключение.

В соответствии с ч. 6
ст.

 71АПК РФ арбитражный
суд не может считать доказанным факт,
подтверждаемый только копией документа
или иного письменного доказательства,
если утрачен или не передан в суд оригинал
документа, а копии этого документа,
представленные лицами, участвующими в
деле, не тождественны между собой и
невозможно установить подлинное
содержание первоисточника с помощью
других доказательств.

По одному из дел суд кассационной
инстанции указал, что в отсутствие
оригинала подписанного сторонами
договора возмездного оказания услуг
нижестоящие суды, руководствуясь
положениями ч. 6
ст. 71
АПК РФ, правомерно
признали копию договора от 30.06.2008 N 48/08
недопустимым доказательством по
делу.*(62)

Необходимо обратить внимание и на то,
что действующий АПК РФ в ч. 3
ст.

 15АПК РФ наряду с
законностью и обоснованностью закрепил
в качестве обязательного общее требование
мотивированности всех судебных актов
арбитражного суда, придав тем самым
данному требованию концептуальное
значение.

Специальные нормы АПК РФ,
посвященные оценке доказательств (ч. 7
ст. 71
АПК РФ) и содержанию
решения арбитражного суда (ч. 4
ст. 170
АПК РФ), также
предписывают арбитражному суду
обязательную мотивировку соответствующих
выводов по делу.

В соответствии с ч. 7
ст. 71
АПК РФ результаты
оценки доказательств суд отражает в
судебном акте, содержащем мотивы принятия
или отказа в принятии доказательств,
представленных лицами, участвующими в
деле, в обоснование своих требований и
возражений.

Так, например, ФАС ЗСО в постановленииот 12 сентября 2007 года по делу
N Ф04-5779/2007(37501-А03-15) указал, что «в
нарушениест. 71,п. 2
ч. 4 ст.

 170АПК РФ в
мотивировочной части решения не изложены
мотивы, по которым суд отверг представленные
налоговым органом доказательства о
нарушении обществом требованийподпункта
«а» пункта 1 статьи 17
Федерального закона N 129-ФЗ о
достоверности содержащихся в заявлении
сведений, отклонил доводы инспекции,
приведенные в обоснование своих
требований и возражений».

В рамках другого дела суд кассационной
инстанции пришел к выводу, что «в
судебном решении отсутствуют мотивы,
по которым суд пришел к выводу о том,
что представленные заявителем письменные
документы не отвечают признакам
доказательств, предусмотренных в статье
64
Арбитражного процессуального
кодекса Российской Федерации».*(63)

В целом же оценка доказательств судом
по праву является одним из самых спорных
моментом при обжаловании судебных
актов.

Сам законодатель создал почву для такого
явления, так как ст. 270АПК РФ, устанавливающая основания для
изменения или отмены решения суда первой
инстанции судом апелляционной инстанции,
ист.

 288АПК РФ, устанавливающая основания для
отмены судебных актов судом кассационной
инстанции, прямо предусматривают
возможность оспаривания судебных актов
в связи с нарушением положений АПК РФ
о доказывании, оценке доказательств
судом и несоответствии выводов суда
имеющимся в деле доказательствам.

  • Об этом свидетельствуют и официальные
    статистические данные ВАС РФ.
  • В частности, ВАС РФ приводит следующие
    сведения о результатах рассмотрения
    дел в судах апелляционной и кассационной
    инстанций в 2010 году*(64):
  • — отменено, изменено судебных актов в
    апелляционной инстанции (количество
    дел) — 35 564, из которых 7 312 (20,6%) в
    связи с неполным выяснением или
    недоказанностью обстоятельств, имеющих
    значение для дела, 6 106 (17,2%) в связи с
    нарушением норм процессуального
    права;*(65)
  • — отменено, изменено судебных актов в
    кассационной инстанции (количество
    дел) — 16 230, из которых 5 086 (31,2%) в
    связи несоответствием выводов суда
    фактическим обстоятельствам дела, 4 882
    (30,1%) в связи с нарушением или неправильным
    применением норм процессуального
    права.*(66)

Так, например, ФАС ВСО, отменяя судебные
акты нижестоящих инстанций и направляя
дело на новое рассмотрение, указал, что
при новом рассмотрении дела суду следует
полно и всесторонне исследовать и
оценить представленные сторонами
доказательства с соблюдением требований
ст. 71АПК РФ на предмет их относимости,
допустимости, достоверности каждого в
отдельности и взаимной связи их в
совокупности; результаты оценки отразить
в судебном акте в соответствии сост. 170АПК РФ.*(67)

В целом же вопрос оценки доказательств
является достаточно дискуссионным. В
частности, дискуссионным является
вопрос о том, возможна ли оценка
доказательств еще на стадии подготовки
дела.

С.В. Курылев отмечает, что выявить
необходимые доказательства или, иначе
говоря, определить относимость и полноту
представленных доказательств, раскрыть
необходимые для установления истины
доказательства без исследования и
оценки представленных доказательств
невозможно.

С другой стороны, чрезмерное
расширение исследования и оценки
доказательств в подготовительной стадии
может привести к тому, что у судьи уже
на этой стадии сложится стойкое убеждение
о том, как должно быть разрешено дело в
будущем судебном заседании, т.е.

предубеждение, которое может повлиять
на правильность разрешения дела.*(68)

С таким доводом вряд ли можно согласиться,
так как убеждение судьи может меняться
на протяжении всего разбирательства,
ничего не препятствует ему в этом, к
тому же закон не обязывает судью
арбитражного суда процессуально
закреплять свою оценку доказательств
на стадии подготовки дела, вся оценка,
в конечном счете, отражается только в
решении суда или ином судебном акте,
которым дело разрешается по существу.

Ситуация, надо сказать, прямо противоположная
той, что существует в США, где вопрос о
допустимости и относимости доказательств
решается судьей еще на стадии раскрытия
доказательств в рамках досудебной
конференции.

Российские судьи находятся в более
выгодном положении, так как неверная
оценка доказательств на стадии подготовки
дела незаметна для участников арбитражного
процесса и может быть устранена на любом
этапе разбирательства. Причина, как уже
было отмечено выше, заключается в
отсутствии обязанности суда осуществлять
предварительное процессуальное
закрепление такой оценки и информировать
стороны по делу о таковой.

Важное место в судебной практике занимает
оценка доказательств на предмет их
относимости и допустимости. Это две
основополагающие категории, которыми
руководствуется суд при оценке
доказательств.

Именно эти две категории могут оказать
решающее влияние на исход дела.
Существующий подход судов в этом не
заставляет усомниться ни на минуту.

Так, например, по одному из дел суд
кассационной инстанции поддержал суд
апелляционной инстанции, указав на
устные договоренности о продлении срока
действия договора как на недопустимые
доказательства.*(69)

По другому делу суд кассационной
инстанции поддержал выводы нижестоящих
судов о неотносимости доказательств,
об истребовании которых заявило лицо,
участвующее в деле, указав со ссылкой
на ст.

 67АПК РФ, что «судами обоснованно
отклонены ходатайства об истребовании
доказательств по договорам поставки
(купли-продажи) между должником и его
контрагентами и о приобщении к материалам
дела договоров и товарных накладных
кредитора с третьими лицами, поскольку
названные документы не отвечают
требованиям относимости доказательств
по рассматриваемому спору».*(70)

ВС: Указание кассацией на отсутствие оценки доказательств не является основанием для обжалования судебного акта

Верховный Суд опубликовал Определение от 26 августа № 307-ЭС20-1730, в котором отметил, что кассация вправе учитывать доводы, которые не приняли во внимание нижестоящие инстанции.

МИФНС № 7 по Калининградской области (далее – инспекция № 7) в адрес ООО «Итар» выставила требования № 1010 об уплате недоимки по акцизам на алкогольную продукцию с долей этилового спирта свыше 9% на сумму 310 млн руб. и № 1011 об уплате недоимки в размере 61 млн руб. по акцизам на спирт этиловый из пищевого сырья.

  • В связи с неисполнением обязанности по уплате инспекция вынесла решения № 1154 и № 1155 о взыскании задолженности за счет денежных средств на счетах налогоплательщика в банках, а также электронных денежных средств.
  • Управление ФНС по Калининградской области, рассмотрев апелляционную жалобу налогоплательщика, оставило решения инспекции без изменения.
  • Посчитав свои права нарушенными, общество обратилось в Арбитражный суд Калининградской области с заявлением о признании решений налоговой инспекции о взыскании налога, сбора, страховых взносов, пеней, штрафа, процентов за счет денежных средств на счетах налогоплательщика в банках, а также электронных денежных средств незаконными и их отмене.

Также общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании Межрайонной инспекции ФНС № 9 (далее – инспекция № 9) по г. Калининграду утратившей возможность взыскания недоимки по акцизам, пеням и штрафам, указанным в требовании от 10 апреля 2017 г. № 63380, в связи с истечением срока взыскания (дело № А21-4089/2019).

Определением АС Калининградской области по ходатайству инспекции № 9 дела были объединены в одно производство.

Суд, частично удовлетворяя требования, пришел к выводу, что взыскиваемые по оспариваемым решениям суммы акцизов не соответствовали действительной обязанности налогоплательщика перед бюджетом.

Кроме того, арбитражный суд признал, что на момент бесспорного взыскания ранее приостановленных к взысканию сумм акцизов инспекция № 9 пропустила установленные налоговым законодательством сроки.

Таким образом, суд признал недействительными решение № 1154 в полном объеме; решение № 1155 – в части взыскания 52 млн руб. налогов. В остальной части в удовлетворении требований отказал. Также были признаны безнадежными к взысканию задолженность по акцизам на спирт этиловый из пищевого сырья в сумме почти 44 млн руб. и пени на сумму порядка 4 тыс. руб.

; по акцизам на алкогольную продукцию с долей этилового спирта свыше 9% – в сумме почти 274 млн руб. и пени около 444 тыс. руб., а также денежные взыскания за нарушение законодательства о налогах и сборах в сумме 400 руб. в связи с утратой инспекцией № 9 возможности принудительного взыскания указанной задолженности в связи с истечением сроков.

Апелляция оставила решение первой инстанции в силе.

Кассация, в свою очередь, указала, что, удовлетворяя требования общества о признании решений налогового органа недействительными и определяя действительную налоговую обязанность налогоплательщика, суды освободили заявителя от доказывания факта исполнения налоговых обязательств и не учли непредставление доказательств, подтверждающих выполнение налоговой обязанности в размере, превышающем его действительные обязательства. При этом судами в отсутствие указания мотивов не приняты во внимание признание обществом задолженности по акцизам и ее размер, отраженные в акте совместной сверки расчетов, проведенной между сторонами по инициативе суда.

Кассация отметила, что в отсутствие должного обоснования суды не приняли в качестве доказательств по делу и не оценили представленные инспекцией № 7 данные ЕГАИС, решения по камеральным налоговым проверкам налоговых деклараций по акцизу и сами декларации. Кроме того, суды обеих инстанций в нарушение положений ст. 71, 168 и 170 АПК РФ не дали правовой оценки доводам инспекции № 9 о наличии признаков злоупотребления правом со стороны общества при подаче уточненной налоговой декларации за октябрь 2014 г.

Как указывала инспекция № 9, обществом с 2013 г. представлялись налоговые декларации по акцизам с начислениями по одним налоговым периодам с одновременным представлением деклараций за предшествующие периоды с уменьшением налоговых обязательств за счет как обнуления налоговой базы при неизменности данных ЕГАИС, так и отражения налоговых вычетов по использованному сырью.

По мнению налогового органа, посредством таких действий налогоплательщик формировал искусственную «переплату», получая федеральные специальные марки для маркировки алкогольной продукции (которые выдаются только при отсутствии задолженности), и затруднял применение мер принудительного взыскания. Всего налогоплательщиком было представлено более 450 налоговых деклараций по 84 налоговым периодам 2012–2018 гг., из которых более 350 – уточненные.

В итоге кассационный суд отменил акты нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию. Посчитав, что кассация превысила свои полномочия, общество обратилось в Верховный Суд.

Определением судьи Верховного Суда Татьяны Завьяловой в передаче жалобы общества в Судебную коллегию по экономическим спорам было отказано. Заместитель председателя ВС, председатель Судебной коллегии по экономическим спорам Олег Свириденко отменил определение и передал кассационную жалобу на рассмотрение коллегии.

Рассмотрев материалы дела, Верховный Суд отметил, что доводы кассации и приведенные доказательства имели значение для правильного разрешения спора и подлежали правовой оценке наряду с другими доказательствами, представленными в материалы дела. Из последних следует, что указанные в них доводы неоднократно заявлялись налоговым органом при рассмотрении спора в первой и апелляционной инстанциях, но оценки со стороны судов не получили.

Судебная коллегия ВС посчитала, что допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм процессуального права, на которые обоснованно указала кассация, существенны, они повлияли на законность судебного решения и лишили заинтересованное лицо возможности реализации прав, гарантированных АПК РФ, в том числе права на справедливое судебное разбирательство на основе принципа состязательности и равноправия сторон (ст. 8 и 9). «В связи с этим суд кассационной инстанции пришел к правильному выводу о наличии предусмотренных законом оснований для отмены принятых по делу судебных актов», – подчеркивается в определении.

При этом, заметил ВС, суд округа действовал в пределах полномочий, предусмотренных п. 3 ч. 1 ст.

287 АПК, согласно которому арбитражный суд кассационной инстанции вправе отменить или изменить решение первой инстанции и (или) постановление апелляционной инстанции полностью или в части и направить дело на новое рассмотрение в соответствующий арбитражный суд, решение (постановление) которого отменено или изменено, если этим судом нарушены нормы процессуального права, являющиеся в соответствии с ч. 4 ст. 288 Кодекса основанием для отмены принятого им акта, или если выводы, содержащиеся в обжалуемых документах, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела или имеющимся в нем доказательствам.

«В то же время с соблюдением положений ч. 2 ст.

287 АПК РФ суд округа не устанавливал и не считал доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении либо были отвергнуты судами первой и апелляционной инстанций, не предрешал вопросы о достоверности или недостоверности доказательств, преимуществе одних доказательств перед другими, о том, какая норма материального права должна быть применена и какое решение должно быть принято при новом рассмотрении дела», – подчеркивается в документе.

Таким образом, заключил Суд, оставляя жалобу без удовлетворения, довод заявителя о том, что кассация превысила свои полномочия, основан на неправильном толковании норм процессуального права.

В комментарии «АГ» адвокат, партнер КА г. Москвы № 5 Вячеслав Голенев заметил, что Судебная коллегия по экономическим спорам затронула немаловажный вопрос о пределах проверки судебной акта «первой кассацией».

По его мнению, дело также примечательно тем, что определение об отказе в передаче кассационной жалобы было отменено зампредом ВС Олегом Свириденко, который ушел в отставку.

ВС разъяснил правила рассмотрения арбитражных дел в кассацииСоответствующее постановление принято в режиме веб-конференции с несущественными изменениями

Вячеслав Голенев добавил, что выводы Верховного Суда верны по существу и мотивировка соответствуют последним разъяснениям о суде кассационной инстанции.

«Однако не могу не отметить, что столь редкое “сохранение в силе” Судебной коллегией по экономическим спорам судебного акта нижестоящей инстанции проявилось в деле налогоплательщика против государства.

На мой взгляд, ВС в данном случае решил не вмешиваться в ход процесса по делу, хотя по фабуле имелась “почва” для разработки качественной правовой позиции», – резюмировал он.

Адвокат, партнер юридической компании Tenzor Consulting Антон Макейчук также обратил внимание, что данная правовая позиция стала следствием отмены Олегом Свириденко определения об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в заседании Коллегии по экономическим спорам. «Следует отметить, что указанным правом, предусмотренным ч. 8 ст. 291.6 АПК, зампред ВС пользовался в последние несколько месяцев особенно часто, но в большинстве случаев Экономколлегия оставляла обжалуемые акты без изменения», – заметил он.

Антон Макейчук добавил, что и в определении Татьяны Завьяловой, и в определении Судебной коллегии по экономическим спорам отмечается, что кассационная инстанция не вышла за пределы полномочий, предусмотренных ст. 286, 287 АПК.

«Исходя из содержания определения, прослеживается, что суды первой и апелляционной инстанций не учли ряд доводов налогового органа, что является нарушением п. 2 ч. 4 ст.

170 АПК, согласно которому в решении суда должны быть указаны мотивы, по которым суд отверг те или иные доказательства, принял или отклонил приведенные в обоснование своих требований и возражений доводы лиц, участвующих в деле.

Более того, ВС учел, что кассационная инстанция решение не принимала решение по существу спора – при новом рассмотрении спора в первой инстанции лица, участвующие в деле, вправе приводить свои доводы по всем возникающим в ходе рассмотрения вопросам, представлять соответствующие доказательства и иным образом обосновывать свою позицию», – подчеркнул адвокат.

Ссылка на основную публикацию