Статья 21. Начало арбитража

11 января 2021 в 11:44

Статья 21. Начало арбитража

Количество дел, рассматриваемых арбитражными судами, с каждым годом увеличивается, растет нагрузка на каждого судью.

При обычном рассмотрении дел судья должен принять дело к производству, провести предварительное и основные судебные заседания, выслушать стороны, при необходимости назначить экспертизы, опросить свидетелей, произвести другие процессуальные действия, подготовить мотивированное решение. С целью уменьшения на судей для некоторых несложных споров был введен упрощенный порядок рассмотрения споров (упрощенное производство в арбитражном суде).

Стороны с момента поступления иска), решение выносится только в резолютивной части.

Но это не значит, что стороны должны занимать пассивную позицию и просто ждать, когда примут судебного акта. Они вправе предоставлять свои доказательства, знакомиться с аргументами другой стороны на сайте суда. При этом, необходимо успеть предоставить все дополнения и возражения до вынесения судебного решения.

На какие иски распространяется порядок

Упрощенное производство в арбитражном суде применяется по следующим категориям дел:

об истребовании денежных средств в размере не более 800 000 рублей для организаций и 400 000 рублей для ИП (в эту сумму входят и основной долг, и проценты, и неустойка),

Ответчик оспаривал саму возможность рассмотрения иска о взыскании убытков в упрощенном порядке без согласия сторон, но так как цена иска была менее 200 000 рублей, кассационная инстанция решила, что суд правильно применил нормы процессуального права, и в этом случае спрашивать согласи сторон не требуется (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 23.09.2020 по делу N А40-336336/2019).

  • о привлечении компаний и индивидуальных предпринимателей к административной ответственности в виде предупреждения или штрафа до 100 000 рублей,
  • об оспаривании привлечения к административной ответственности в виде штрафа до 100 000 рублей или предупреждения),
  • о взыскании обязательных платежей и санкций в сумме до 200 000 рублей (налоги, взносы в Пенсионный фонд, Фонд социального страхования),
  • об истребовании денежных средств на основании документов, которые другой стороной признаются, но не исполняются независимо от суммы иска (кроме дел, относящихся к приказному производству),

Например, ВС РФ признал правомерным рассмотрение в порядке упрощенного производства требования о взыскании трех миллионов рублей основного долга и более трехсот тысяч рубле договорной неустойки, так как работы были принты ответчиком без возражений, а акты подписаны без замечаний (Определение Верховного Суда РФ от 01.11.2019 N 305-ЭС19-19260 по делу N А41-101407/2018).

по требованиям, основанным на совершенном нотариусом протесте векселя в неакцепте независимо от суммы (за исключением дел, относящихся к приказному производству),

другие дела по требованию сторон или по инициативе суда.

На какие дела не распространяется

Упрощенное производство в арбитражном суде не применяется в следующих случаях:

  • по взысканиям за счет бюджета,

Например, нельзя рассмотреть в упрощенном процессе иск о взыскании основного долга, пеней и штрафов с казенного учреждения по договору («Обзор судебной практики ВС РФ N 1 (2020),» утв. 10.06.2020)

  • об оспаривании действий судебных приставов,
  • по корпоративным и групповым спорам,

Понятие арбитража в трейдинге. Разновидности арбитражных сделок

Если между базовым активом (обычно это акции) и производным инструментом (обычно это фьючерсы) возникает по тем или иным причинам финансовая разница, то значение этой разницы можно получить в форме прибыли.

Предположим, что акция стоит 200 руб. за штуку, в лоте десять акций (соответственно, лот стоит 2 000 руб.). Если в это время фьючерс (допустим, на сто акций) имеет цену не 20 000 руб., а 21 000 руб.

, то трейдер может купить акции и, продав соответствующий фьючерс, заключить договор на продажу имеющихся у него акций по цене не 20 000 руб., а 21 000 руб., и тем самым получить прибыль в 1 000 руб., купив десять лотов акций и продав фьючерс.

В этом случае трейдер может заработать, не только дождавшись экспирации и осуществив сделку поставки по фьючерсу. Также возможна ситуация (и она будет более желаемой), что цены акции и фьючерса совпадут.

Возможна ситуация, что фьючерс не будет меняться в цене, а цена акции вырастет до 210 руб., т.е. трейдер продаст их более выгодно по сравнению с ценой приобретения, закроет сделку по фьючерсу его откупкой по аналогичной цене в 21 000 руб. и получит искомую прибыль в 1 000 руб. Если цена акций упадёт, например, до 190 руб. (т.е.

образуется незафиксированный убыток 1 000 руб. по акциям) и если фьючерс снизится до 19 000 руб., то шорт по фьючерсу принесёт 2 000 руб., что покроет убыток по акциям и принесёт прибыль в размере искомых 1 000 руб. на позицию, т.е. нужно чтобы цены совпали.

Если этого не произойдёт, то трейдер может вывести фьючерс в экспирацию и поставить акции по цене фьючерса — в этом случае ему придётся ждать даты экспирации фьючерса для заключения соответствующей сделки. Т.е. даже если спред начнёт расширяться по тем или иным причинам, т.е.

акция будет стоять на месте в цене, а фьючерс продолжит дорожать, то в экспирацию фьючерса будет заключена сделка по продаже акций по цене сделки с фьючерсом. Но до этого момента трейдер может испытывать влияние отрицательной вариационной маржи, однако сделка всё равно завершится по цене фьючерса и трейдер получит свою прибыль.

Таким образом, при совершении арбитражных сделок возникает вопрос времени до экспирации фьючерса, так как в этот период трейдер должен обладать акциями и держать соответствующие позиции по фьючерсам.

Несколько напоминающим классический является дивидендный арбитраж, суть которого заключается в том, что если по акциям предстоит выплата дивидендов, которые уже одобрены, а также уже назначена дата закрытия реестра на получение дивидендов, то возможна ситуация, когда цена акции будет равна цене фьючерса, что даст почву для арбитража. Дело в том, что риск по акции — это дивидендный гэп (с учётом режима Т+2), когда акция переходит через дату закрытия реестра на получение дивидендов и теряет на открытии торгов приблизительно размер дивидендов. Т.е. просто купив акцию, трейдер получит дивиденды, но имеет риск продать акцию, подешевевшую как раз на этот размер стоимости. Если же трейдер, купив акцию, продаст на неё соответствующий фьючерс, то у него будет контракт на отложенную продажу акции в дату экспирации (или ранее при достижении цены соответствующих значений).

По фьючерсам не выплачивают дивиденды, и зачастую их стоимость может быть уже занижена на размер дивидендов относительно цены акции.

Тогда не имеет смысла строить подобную арбитражную конструкцию, но можно посмотреть аналогичные фьючерсы более дальних дат экспирации в поиске нужной цены. Конструкцию можно держать до экспирации фьючерса, заключив соответствующую сделку продажи акций.

Но если фьючерс подешевеет, то шорт по нему принесёт прибыль, эквивалентную просадке от дивидендного гэпа, но дивиденды поступят на счёт, что и будет искомой прибылью.

Как правило, подобные конструкции хорошо строить перед выплатой промежуточных дивидендов (на основные дивиденды фьючерсы стоят дешевле, и продавать их может быть невыгодно).

Арбитражная оговорка должна толковаться в пользу исполнимости решения арбитража

Не так давно в одном из ведущих СМИ была опубликована новость о признании дефектной типовой арбитражной оговорки одного мирового арбитража.

Дело в том, что в сентябре прошлого года компания DMM обратилась в российский государственный суд с требованием о признании и исполнении решения Международной торговой палаты (ICC). Долг был взыскан с российской компании «Инжтрансстрой» пользу DMM.

Все три российские судебные инстанции отказались исполнить решение со ссылкой на отсутствие у ICC компетенции на рассмотрение спора ввиду дефекта арбитражной оговорки. Верховный Суд РФ согласился с позицией нижестоящих инстанций, отказав в передаче дела в Коллегию.

Президент Международного арбитражного суда при ICC Алексис Мур обратился к председателю Верховного Суда РФ с соответствующим письмом.

Безусловно, нельзя согласиться с позицией Верховного Суда РФ, полностью поддержавшего мнение судов нижестоящих инстанций о том, что арбитражная оговорка не отвечает принципам определенности и исполнимости1. Несмотря на то что формулировка арбитражной оговорки в данном споре незначительным образом отличается от рекомендованной ICC арбитражной оговорки2, это автоматически не лишает ее юридической силы.

Читайте также:  Статья 15. прием в члены кооператива

Во всем мире ежегодно исполняются сотни арбитражных решений, принятых на основании аналогичных оговорок. Нельзя обосновать названный подход и какими-либо соображениями, касающимися публичного порядка РФ.

Если были иные основания для того, чтобы согласиться с актами судов нижестоящих инстанций по существу, то не следовало при этом ссылаться на явно ошибочную и антиарбитражную позицию, изложенную в упомянутых актах.

Следует отметить, что аналогичная точка зрения уже единожды была выражена Высшим Арбитражным Судом РФ в Определении от 9 июля 2012 г. № ВАС-8147/12 по делам № А40-29251/11-68-256 и № А40-21119/11-68-183 в отношении арбитражной оговорки об урегулировании споров в соответствии с арбитражным регламентом, однако не ICC, а МКАС при ТПП РФ.

Коллегия судей пришла к выводу о наличии дефектов в арбитражной оговорке, указав на то, что из буквального толкования арбитражного соглашения не следует обоюдное согласие передать возникающие споры в МКАС при ТПП РФ.

ВАС РФ занял позицию, что в отсылка к Регламенту МКАС при ТПП РФ свидетельствует лишь об определении сторонами процедуры формирования арбитража, а не выбора арбитражного учреждения.

При этом в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 16 июля 2013 г. № 2572/13 по делу № А27-7409/2011 высказано иное мнение.

Несмотря на то что в арбитражной оговорке между сторонами были не вполне корректно указаны правила рассмотрения споров (Правила Примирения и Арбитража Международной Торгово-Промышленной палаты, а не Арбитражный регламент Международной торговой палаты), Президиум ВАС РФ указал на то, что включенное в договор арбитражное соглашение является стандартным и рекомендованным к использованию для передачи споров в арбитраж по правилам Арбитражного регламента Международной торговой палаты. Президиум ВАС РФ установил, что «ссылка на правила арбитража Международной торговой палаты с очевидностью свидетельствует о наличии согласия сторон на рассмотрение их спора международным коммерческим арбитражем в соответствии с Арбитражным регламентом Международной торговой палаты».

Примечательно, что в Определении ВС РФ от 12 июля 2017 г.

№ 307-ЭС17-640 по делу № А56-13914/2016, где стороны предусмотрели, что споры «подлежат разрешению третейским судом в соответствии с Правилами Арбитражного института Торговой палаты Стокгольма» (соглашение аналогично оговорке ICC), коллегия судей не усмотрела обстоятельств, свидетельствующих о том, что третейское соглашение недействительно, утратило силу или не может быть исполнено.

При этом судьи указали, что под исполнимостью третейского соглашения понимается то, что стороны определили конкретное место рассмотрения спора, то есть выбрали действующее арбитражное учреждение или определили процедуру формирования суда, а также то, что на момент возникновения спора арбитражное соглашение не утратило силу.

Более того, в деле № А83-2596/2012, где арбитражное соглашение предусматривало, что споры «подлежат окончательному урегулированию в соответствии с Арбитражным Регламентом Международной торговой палаты», судья Верховного Суда РФ согласилась с доводами нижестоящих судов3, указавших, что «в указанных сторонами в арбитражной оговорке правилах арбитража Международной торговой палаты (арбитражном регламенте) подробно урегулированы порядок формирования и функционирования арбитража и процедура разрешения спора в данном арбитражном органе. Такое условие является специфической особенностью упомянутого международного коммерческого арбитража, суть которой состоит в том, что правила арбитража содержат не только требование к процедуре разрешения спора, но и к формированию конкретного состава арбитража при наличии между сторонами арбитражного соглашения, содержащего указание на выбор арбитражного суда и правила арбитража Международной торговой палаты. При таких обстоятельствах ссылка на правила арбитража Международной торговой палаты с очевидностью свидетельствует о наличии согласия сторон на рассмотрение их спора международным коммерческим арбитражем в соответствии с Арбитражным регламентом Международной торговой палаты». Необходимо также отметить, что несмотря на наличие противоречивой практики в прошлом, с 1 сентября 2016 г. в ст. 7 Федерального закона от 29 декабря 2015 г. № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» и ст. 7 Закона РФ (в редакции Федерального закона от 29 декабря 2015 г. № 409-ФЗ) «О международном коммерческом арбитраже» установлен важнейший фундаментальный принцип, согласно которому все сомнения в действительности и исполнимости арбитражного соглашения должны толковаться в пользу его действительности и исполнимости.

К сожалению, подход судов, поддержанный Верховным Судом РФ, имеет крайне негативный эффект для российской юрисдикции с точки зрения развития арбитража и привлечения в российскую юрисдикцию споров, которые продолжают «утекать» за рубеж в более проарбитражные юрисдикции.

Ведь если такая позиция была применена к иностранной оговорке, то аналогичных радикальных подходов можно опасаться и в отношении российских арбитражных оговорок. Именно данной логикой будут руководствоваться участники гражданского оборота.

Остается лишь надеяться, что этот случай останется только явно ошибочной позицией по конкретному делу и не будет воспринят судебной практикой.

Что касается обращения Президента Международного арбитражного суда при ICC к Председателю Верховного Суда РФ, то его эффективность оценить довольно сложно.

В любом случае обратить внимание судов на ошибку стоит, и действия Президента Международного арбитражного суда, выступающего от имени арбитражного учреждения, задачей которого является обеспечение эффективности и исполнимости арбитражных решений, являются понятными и обоснованными.

Стоит подчеркнуть, что в целом с каждым годом арбитраж как способ альтернативного разрешения споров становится все более востребованным по всему миру. Усиливается конкуренция между юрисдикциями и одним из основных факторов в такой конкуренции является отношение судов к арбитражу.

В рамках реформы арбитража заметен явный рост интереса к арбитражу как российского, так и иностранного бизнеса. Наличие альтернативных способов разрешения споров – крайне важный фактор инвестиционной привлекательности.

Традиционно наибольшее количество российских споров за рубежом рассматриваются в рамках таких учреждений, как Лондонский международный арбитражный суд (LCIA), Арбитражный институт Торговой палаты Стокгольма (SCC) и, конечно, Международный арбитражный суд при ICC.

Согласно официальной статистике в 2017 г. в LCIA рассматривались 233 иска, по которым в качестве участников выступали лица из стран СНГ (10,4% от всех участников дел) и непосредственно из России (6,5%). В сравнении с 2016 г. указанные показатели увеличились на 1,5%.

Аналогичную ситуацию можно наблюдать в Стокгольмском арбитраже, где стороны из России участвовали в двадцати из двухсот дел, администрируемых учреждением в 2017 г.  В ICC в 2017 г. в качестве заявителей обратились 8 лиц из России, а в качестве ответчиков привлечены 10 лиц.

Кроме того, в последнее время наметилась тенденция передачи споров российскими компаниями, в особенности с государственным участием, в восточные арбитражные учреждения – Гонконгский международный арбитражный центр (HKIAC) и Сингапурский международный арбитражный центр (SIAC).

1 Определение ВС РФ от 26 сентября 2018 г. № 305-ЭС18- 11934 по делу № А40-176466/17.

Читайте также:  Статья 16. Организация санитарной (горно-санитарной) охраны природных лечебных ресурсов, лечебно-оздоровительных местностей и курортов

2 Стороны предусмотрели, что «любой не урегулированный мирным путем спор должен быть окончательно урегулирован в международном арбитраже. Если иное не согласовано сторонами, то спор должен быть окончательно урегулирован в соответствии с Правилами арбитража Международной торговой палаты».

3 Определение ВС РФ от 27 июня 2016 г. № 310-ЭС16-6467 по делу № А83-2596/2012.

Текст регламента

Российский арбитражный центр при Российском институте современного арбитража является постоянно действующим арбитражным учреждением.

Право на осуществление Российским арбитражным центром при Российском институте современного арбитража функций постоянно действующего арбитражного учреждения было предоставлено Институту современного арбитража Распоряжением Правительства Российской Федерации от 27.04.2017 №799-р.

  • Переименование Арбитражного центра при автономной некоммерческой организации «Институт современного арбитража» в Российский арбитражный центр при автономной некоммерческой организации «Российский институт современного арбитража» не влечет никаких изменений в порядок осуществления деятельности постоянно действующего арбитражного учреждения.
  • Арбитражные соглашения, которые предусматривают рассмотрение споров путем арбитража, администрируемого Арбитражным центром при автономной некоммерческой организации «Институт современного арбитража», являются действительными, исполнимыми и сохраняют силу.
  • Все споры, разногласия или претензии, вытекающие из договора, содержащего такое арбитражное соглашение, подлежат рассмотрению путем арбитража, администрируемого Российским арбитражным центром при автономной некоммерческой организации «Российский институт современного арбитража» в соответствии с настоящим Арбитражным регламентом.

ПРЕАМБУЛА

Арбитражный регламент (далее «Арбитражный регламент») регулирует арбитраж споров между сторонами, достигшими соглашения о передаче указанных споров в Российский арбитражный центр при автономной некоммерческой организации «Российский институт современного арбитража» (далее «РАЦ») в любой допустимой форме в соответствии с действующим законодательством (далее «Арбитражное соглашение»).

В случае заключения сторонами Арбитражного соглашения Арбитражный регламент становится его неотъемлемой частью.

Стороны вправе изменить положения Арбитражного регламента и согласовать другие условия арбитража, если иное не предусмотрено Арбитражным регламентом.

В случае противоречия условий Арбитражного соглашения положениям Арбитражного регламента, которые не могут быть изменены соглашением сторон, применяются положения Арбитражного регламента.

Условия, которые могут быть согласованы только прямым соглашением сторон, не могут быть включены в Арбитражный регламент. Условия, согласованные сторонами в прямом соглашении, имеют приоритет над положениями Арбитражного регламента.

Российский арбитражный центр вправе вносить изменения в Арбитражный регламент.

Если стороны не договорились о применении Арбитражного регламента в части Правил арбитража (Глав 1 – 9), действовавших на дату заключения Арбитражного соглашения, к арбитражу применяется Арбитражный регламент в редакции, действующей на момент начала арбитража.

Положения Арбитражного регламента подлежат толкованию в единстве, путем сопоставления с другими положениями Арбитражного регламента, а в случае возникновения неясности или отсутствия регулирования, исходя из целей и принципов арбитража с учетом общей воли сторон.

Арбитражный регламент состоит из Преамбулы, Правил арбитража и Приложений: Положения об арбитражных сборах и арбитражных расходах, Внутреннего регламента, Формы Порядка (графика) арбитражного разбирательства, Формы уведомления о начале арбитража Корпоративного спора и Формы заявления о присоединении к арбитражу Корпоративного спора.

ГЛАВА 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Статья 1. Российский арбитражный центр

  1. РАЦ является постоянно действующим арбитражным учреждением, осуществляющим деятельность по администрированию арбитража в соответствии с действующим законодательством РФ, Арбитражным регламентом и иными условиями арбитража, согласованными Сторонами арбитража.

ст. 21 Арбитражного Процессуального Кодекса РФ с ми

  • 1. Судья не может участвовать в рассмотрении дела и подлежит отводу, если он:
    1) при предыдущем рассмотрении данного дела участвовал в нем в качестве судьи и его повторное участие в рассмотрении дела в соответствии с требованиями настоящего Кодекса является недопустимым;
    2) при предыдущем рассмотрении данного дела участвовал в нем в качестве прокурора, помощника судьи, секретаря судебного заседания, представителя, эксперта, специалиста, переводчика или свидетеля;
    3) при предыдущем рассмотрении данного дела участвовал в нем в качестве судьи иностранного суда, третейского суда или арбитража;
    4) является родственником лица, участвующего в деле, или его представителя;
    5) лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе дела либо имеются иные обстоятельства, которые могут вызвать сомнение в его беспристрастности;
    6) находится или ранее находился в служебной или иной зависимости от лица, участвующего в деле, или его представителя;
  • 7) делал публичные заявления или давал оценку по существу рассматриваемого дела.

1.1. Наличие информации о поступившем в арбитражный суд внепроцессуальном обращении по делу, находящемуся в производстве судьи арбитражного суда, само по себе не может рассматриваться в качестве основания для отвода судьи арбитражного суда.

2. В состав арбитражного суда, рассматривающего дело, не могут входить лица, являющиеся родственниками.

3. По основаниям, предусмотренным частью 1 настоящей статьи, отводу подлежит также арбитражный заседатель .

Комментарий к статье 21 АПК РФ

Основания отвода, предусмотренные в ч. 1 ст. 21 АПК РФ, распространяются на весь состав суда, включая судей, действующих не на профессиональной основе, — арбитражных заседателей.

Если в отношении беспристрастности арбитражного заседателя имеются сомнения такого же рода, с какими законодатель связывает отвод профессионального судьи, он не может находиться в составе суда, рассматривающего соответствующее дело. При этом, по смыслу ст. ст.

21, 24 и 25 АПК РФ, арбитражный суд, разрешая вопрос о том, имеются ли в конкретном деле легитимные основания, позволяющие сомневаться в беспристрастности арбитражного заседателя, и принимая во внимание мнение лиц, заявивших отвод, исходит из того, что не само по себе мнение играет решающую роль, — решающим является то, могут ли возникшие опасения считаться объективно обоснованными.

См.: Постановление КС РФ от 25.03.2008 N 6-П «По делу о проверке конституционности части 3 статьи 21 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами закрытого акционерного общества «Товарищество застройщиков», открытого акционерного общества «Нижнекамскнефтехим» и открытого акционерного общества «ТНК-ВР Холдинг».

Другой комментарий к статье 21 Арбитражного Процессуального Кодекса РФ

1. Предусмотренное ч. 1 ст. 41 АПК право лиц, участвующих в деле, заявлять отводы является одним из способов реализации принципов правосудия, обеспечения законности, гарантией объективного и беспристрастного рассмотрения дел судом, созданным на основании закона.

Основанием для отвода судьи по п. 1 ч. 1 ст. 21 АПК является участие судьи при предыдущем рассмотрении данного дела в качестве судьи, в случаях, предусмотренных ст. 22 АПК.

Следует иметь в виду, что по действующему АПК при направлении дела на новое рассмотрение судья вправе повторно принимать участие в его рассмотрении, за исключением случаев, когда вышестоящей инстанцией при отмене судебного акта указано на необходимость рассмотрения дела в ином составе суда (п. 3 ч. 1 ст. 287, п. 2 ч. 1 ст. 305 АПК).

Препятствием к участию судьи в рассмотрении дела может явиться его деятельность, предшествующая назначению на должность судьи. Так, судья не может участвовать в рассмотрении дела и подлежит отводу, если он при предыдущем рассмотрении данного дела участвовал в нем в качестве прокурора, помощника судьи, секретаря судебного заседания, представителя, эксперта, переводчика.

  1. Судья также не может участвовать в рассмотрении дела, если он выступал свидетелем по рассматриваемому делу.
  2. Впервые в АПК в качестве основания для отвода судьи указано его участие при предыдущем рассмотрении дела в качестве судьи иностранного суда, третейского суда или арбитража.
  3. Основанием для отвода судьи является его родство с лицом, участвующим в деле, или его представителем.
  4. Следует отметить, что закон в данном случае не ограничивает число родственников только близкими родственниками, поэтому основанием для отвода может служить любая степень родства или свойства.
Читайте также:  Статья 27. Утратила силу. - Федеральный закон от 02.08.2019 N 288-ФЗ.

Состав лиц, участвующих в деле, определен ст.

40 АПК, согласно которой лицами, участвующими в деле, являются: стороны, заявители и заинтересованные лица — по делам особого производства, по делам о несостоятельности (банкротстве) и в иных случаях, предусмотренных АПК, третьи лица, прокурор, государственные органы, органы местного самоуправления, иные органы и организации, граждане, обратившиеся в арбитражный суд в случаях, предусмотренных АПК.

Представителем лица, участвующего в деле, в силу ст. 59 АПК может быть дееспособное лицо с надлежащим образом оформленными и подтвержденными полномочиями на ведение дела, за исключением лиц, названных в ст. 60 АПК.

Несомненно, сам факт родственной связи между судьей и лицами, указанными в п. 4 ч. 1 ст. 21 АПК, порождает сомнение в беспристрастности и непредвзятости судьи по отношению к рассматриваемому делу и является безусловным основанием к его отводу. При этом не имеет значения характер взаимоотношений, сложившихся между родственниками, отсутствие контактов между ними.

  • В отсутствие самоотвода судьи факт нахождения судьи в родственных отношениях с лицом, участвующим в деле, должно доказывать лицо, заявившее ходатайство об отводе судьи по указанному основанию.
  • Судья не может участвовать в рассмотрении дела и подлежит отводу, если он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе дела, либо имеются иные обстоятельства, вызывающие сомнение в его беспристрастности.
  • Личная прямая или косвенная заинтересованность предполагает желание или возможность судьи получить от результатов рассмотрения дела какую-либо выгоду для себя или удовлетворить свои интересы.
  • В законе отсутствует определение понятия «иные основания, вызывающие сомнения в беспристрастности судьи».

Вместе с тем общие критерии беспристрастности судьи сформулированы в ряде решений ЕСПЧ на основе толкования ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Во-первых, суд должен быть «субъективно беспристрастным», т.е.

ни один из его членов не может открыто проявлять пристрастие и личное предубеждение; при этом личная беспристрастность предполагается, пока не будет доказано иное. Во-вторых, суд должен быть «объективно беспристрастным», т.е. необходимы достаточные гарантии, исключающие какие-либо сомнения по этому поводу.

Данный критерий, в соответствии с которым решается вопрос, позволяют ли определенные факты, поддающиеся проверке, независимо от поведения судьи усомниться в его беспристрастности, учитывает внешние признаки: при принятии соответствующего решения мнение заинтересованных лиц принимается во внимание, но не играет решающей роли, — решающим является то, могут ли их опасения считаться объективно обоснованными. Всякий судья, в отношении беспристрастности которого имеются легитимные основания для сомнения, должен выйти из состава суда, рассматривающего дело.

Наличие обстоятельств, ставящих под сомнение беспристрастность судьи, а также его заинтересованность в исходе дела должны подтверждаться конкретными фактами и не могут строиться на предположениях.

В обоснование заявленных обстоятельств для отвода судьи должны быть представлены доказательства личных предубеждений или пристрастий судьи к одной из сторон по делу, например, наличие неприязненных или дружественных отношений.

Наиболее распространенным основанием, на которое ссылаются лица, участвующие в деле, в качестве обоснования необходимости отвода судьи, является предполагаемое заявителем нарушение судьей норм арбитражного процессуального права (отказ в удовлетворении ходатайств, принятие обеспечительных мер, приостановление производства по делу, наложение судебных штрафов, неоднократное отложение рассмотрения дела). Однако законные действия судьи в рамках судопроизводства по рассматриваемому делу основанием для отвода не являются.

Не является основанием для отвода судьи его участие в рассмотрении другого дела, с участием тех же лиц, независимо от результатов рассмотрения дела. Не может быть также отведен судья, если им принимались решения по аналогичным делам и высказывалась определенная правовая позиция при разрешении спора.

Основанием для отвода судьи является его нахождение на момент рассмотрения дела или ранее в служебной или иной зависимости от лица, участвующего в деле, или его представителя.

Что касается служебной зависимости, то речь идет о рассмотрении дел с участием председателя суда, его заместителей, председателей судебных коллегий, а также руководителей вышестоящего суда.

Иная зависимость возможна, например, в случае участия в судебном заседании лиц, от которых зависит получение судьей каких-либо материальных благ (квартиры), присвоения ученой степени, получения награды, повышения по службе.

При наличии указанных обстоятельств судья обязан заявить самоотвод. В случае заявления отвода кем-либо из лиц, участвующих в деле, обязанность доказывания зависимости судьи от лиц, участвующих в деле, возлагается на лицо, заявившее ходатайство об отводе.

Статья 21 содержит правило, в соответствии с которым судья не может участвовать в рассмотрении дела и подлежит отводу, если он делал публичные заявления или давал оценку по существу рассматриваемого дела.

Такая позиция законодателя представляется правильной и своевременной, поскольку в последнее время участились случаи воздействия на суд путем организации различных митингов, публикаций в печати, провоцирующих судью на ответные заявления.

Вместе с тем согласно п. 1 ст. 6 Кодекса судейской этики, утвержденного VI Всероссийским съездом судей 02.12.

2004, судья не вправе делать публичные заявления, комментировать судебные решения, выступать в прессе по существу дел, находящихся в производстве суда, до вступления в законную силу принятых по ним постановлений, следовательно, обязан воздерживаться от высказывания любых оценок и выводов по существу рассматриваемого дела.

Публичным заявлением следует считать выступление судьи перед какой-либо аудиторией, радио- и телевыступление, публикацию в средствах массовой информации.

При этом оценкой по существу спора не является оценка доказательств, сделанная судьей при рассмотрении другого дела.

2. Основанием для отвода и самоотвода судьи является родство судей арбитражного суда между собой. Согласно данному правилу при коллегиальном рассмотрении дела не могут входить в состав суда судьи, состоящие в родстве между собой.

Кроме того, с целью исключения сомнений в беспристрастности суда, судья, состоящий в родстве с судьей, рассматривавшим дела в какой-либо инстанции, не может принимать участие в рассмотрении этого дела в вышестоящей инстанции, и наоборот.

Степень родства или свойства в данном случае не имеет значения.

3. При коллегиальном рассмотрении дел с участием арбитражных заседателей последний, как и профессиональный судья, подлежит отводу по основаниям, предусмотренным ч. 1 ст. 21.

Следует отметить, что отвод может быть заявлен только составу суда, рассматривающему конкретное дело. Отвод, заявленный всему составу суда или судебному составу, судебной коллегии, а также лицам, рассматривающим заявление об отводе судьи, удовлетворению не подлежит, поскольку АПК не предусмотрен.

Ссылка на основную публикацию