Статья 8. Федеральная космическая программа России

Статья 8. Федеральная космическая программа России

Тринадцать лет подряд Россия лидировала по количеству космических запусков. Но в 2016 году нас обогнали США и — впервые — Китай. В 2017 году одна частная компания SpaceX имеет шансы обогнать Россию по количеству запусков. Наше лидерство по этому параметру было предметом гордости, и его потеря стала поводом для расстройства. Насколько оно обосновано?

Статья 8. Федеральная космическая программа РоссииКоличество пусков по странам с 2004 года

Большое количество российских запусков в последние годы имеет сразу несколько причин. Во-первых, развертывались прикладные спутниковые группировки — ГЛОНАСС для навигации, «Экспресс», «Ямал» для связи, «Ресурс» для дистанционного зондирования Земли, военные спутники. Во-вторых, активно запускались иностранные космические аппараты по коммерческим контрактам.

Когда в 90-х годах российские ракеты-носители вышли на мировой рынок, они оказались дешевыми и были очень востребованы.

Специально созданная компания ILS предлагала выгодные цены на «Протоны», и с 1996 года было произведено уже 98 пусков на самую коммерчески востребованную геостационарную орбиту. В-третьих, по пилотируемой программе каждый год стартует 4 «Союза» с космонавтами и 4–5 грузовых «Прогрессов», это уже как минимум 8 пусков в год.

Сейчас ГЛОНАСС развернута и требует меньшего количества запусков для поддержания группировки. С коммерческими контрактами ситуация ухудшилась: на рынок пусковых услуг пришла частная компания SpaceX, составив конкуренцию ценам ILS.

В 2016 году авария «Протона» не привела к потере полезной нагрузки, спутник был успешно выведен на целевую орбиту, но расследование происшествия наложилось на обнаружение неправильного припоя в двигателях, и в результате «Протон» не летал почти год.

Даже в пилотируемой программе убрали один грузовой «Прогресс», из-за чего пришлось сократить российский экипаж МКС с 3 человек до 2.

Статья 8. Федеральная космическая программа России

Парадоксально, но сокращение пусков является следствием и одной хорошей причины. В 80-е годы СССР производил в районе сотни пусков в год, но его связные спутники «Стрела» могли работать на орбите только полгода, а разведывательные «Зениты» — всего две недели.

Когда срок активного существования спутников настолько мал, он сводит на нет эффект от большого количества запусков. Сейчас наши спутники стали работать на орбите гораздо дольше, поэтому и запускать новые на замену нужно реже.

Также параллельно идет процесс замены ракет-носителей. Старые «Космос» и «Циклон» уже не летают, конверсионные «Днепры» тоже постепенно заканчивают свою карьеру. И если новый легкий «Союз-2.1в», впервые полетевший в конце 2013 года, в июне 2017 стартовал уже в третий раз, то у «Ангары» дела идут менее успешно.

После двух испытательных пусков в 2014 году она до сих пор не начала летать с настоящими спутниками. Дело не только в устранении неизбежных замечаний после первых — пусть и успешных — пусков. Центр имени Хруничева, на котором производится «Ангара», переносит производство ракет в Омск и сокращает площади в Москве на 80 %.

На фоне этих пертурбаций задержка с серийным производством, увы, закономерна.

Статья 8. Федеральная космическая программа России

Аварийность

Распространено мнение, что наши ракеты постоянно падают. Но статистика это не подтверждает. Если посмотреть относительную аварийность (количество аварий, разделенное на количество ракет), то видно, что показатели российской космонавтики находятся на сравнимом с другими странами уровне.

Статья 8. Федеральная космическая программа РоссииОтносительная аварийность ведущих космических держав с 2004 года, потеря полезной нагрузки 1 балл, авария без потери полезной нагрузки — 0,5 балла

Кроме Европейского космического агентства, отличающегося почти нулевой аварийностью (причем единственное происшествие в 2014 году связано с нештатной работой российского блока «Фрегат» — спутники были выведены на нерасчетную орбиту, но успешно эксплуатируются), Россия, США и Китай показывают примерно одинаковую аварийность.

Почему же миф о постоянно падающих наших ракетах так живуч?

Во-первых, работа СМИ построена так, что успешный запуск проходит с минимальным освещением, а вот авария обращает на себя гораздо больше внимания.

Во-вторых, космонавтика воспринимается как составная часть престижа страны, поэтому есть силы, которые всячески подхватывают новости об авариях, чтобы использовать их для доказательства того, что «в стране все плохо». Существует целый список мемов, который регулярно достается по любому поводу и лично у меня уже в зубах навяз.

В-третьих, сама психология человека тяготеет к черно-белому мышлению, а для рационального анализа требуются интеллектуальные усилия. Ну и в-четвертых, несмотря на действительно хорошие усилия Роскосмоса по пиару, многое можно было бы сделать лучше.

Статья 8. Федеральная космическая программа России

Пиар

Можно услышать мнение, что дела у Роскосмоса идут хорошо, но он не умеет пиариться. Это не совсем верно — пиар-активность Роскосмоса довольно заметна.

У агентства есть активно ведущиеся страницы в социальных сетях. Космонавты участвуют в эфирах, ведут свои страницы, и, например, в Instagram фотографии с орбиты весьма популярны.

В 2016 году большие усилия были затрачены на слоган «Подними голову!».

Много хороших слов можно сказать о ТВ Роскосмоса. Они выпускают на YouTube две еженедельные передачи (до недавнего времени одна выходила на «России 24»), делают хорошие фильмы. Благодаря им мы можем подробно узнать о том, как тренируются космонавты.

Также они создали хорошую видеоэнциклопедию «Космонавты» и сумели выпустить очень симпатичные ролики по астрономии «а что, если бы».

В то же время возникает ощущение, что работе не хватает ресурсов и системности. Например, старт пилотируемого корабля — важное и волнующее событие. Но нет его равномерного и заметного освещения. Иногда выделяется больше ресурсов, пуск комментируют и пытаются обратить на него больше общественного внимания. Но временами, наоборот, качество работы проседает.

Когда 28 июля стартовал пилотируемый «Союз», Северо-Западная Федерация космонавтики (энтузиасты-популяризаторы, не входящие в структуру Роскосмоса) организовала показ пуска на фестивале «Старкон». Но конкретно в этот раз качество трансляции было одним из худших за несколько последних лет, и это смазало старания людей.

Увы, но за равномерно качественным освещением пуска приходится идти на NASA TV.

К сожалению, не заметно, чтобы на пиар выделялись серьезные ресурсы. Доходит до смешного — больше пятидесяти лет ракеты семейства «Р-7» летали без бортовых камер. Европейское космическое агентство в 2014 году на свои деньги купило пару комплектов камер, поставило их на приобретенные российские ракеты и получило шикарную картинку разделения боковых блоков первой ступени.

Роскосмос один раз поставил камеры на ракету, стартовавшую с космодрома «Восточный» в 2016 году, и все. И это при том, что кадры с ракеты в реальном времени показывают не только блестяще владеющая пиаром SpaceX, но даже Китайское космическое агентство.

Ну и, наконец, в чем-то с пиаром Роскосмосу банально не повезло. Самый зоркий телескоп, «Спектр-Р», который видит в тысячу раз лучше «Хаббла», работает в радиодиапазоне, и его результаты выглядят абсолютно не зрелищно при всей научной уникальности.

Статья 8. Федеральная космическая программа РоссииИзображение галактики OJ287

Хорошо и плохо

Космическая отрасль любой страны имеет свои сильные и слабые стороны — кто-то достиг многого в одном, у кого-то преимущества в другом, и у всех свои проблемы.

Сильные стороны:

  1. Российская космонавтика имеет развитую прикладную составляющую. Одна из двух глобальных навигационных систем, геостационарные и низкоорбитальные системы связи, метеорологические спутники и спутники дистанционного зондирования Земли, группировки военных спутников — все это у нас есть. По количеству работающих спутников Россия занимает третье место после США и Китая.
  2. Однозначно сильной стороной является пилотируемая космонавтика. Корабль «Союз» — надежный и эффективный, и даже после начала полетов американских пилотируемых кораблей будет неплохо смотреться на их фоне. Он может быть не особо комфортным, но без проблем проработает до появления нового корабля «Федерация». Огромное количество знаний и технологий наработано по орбитальным станциям и долговременному пребыванию человека в космосе.
  3. Сохраняется первенство в отдельных направлениях. Например, у нас лучшие кислородно-керосиновые двигатели для ракет и отличные электрореактивные (ионные, плазменные) двигатели для спутников. Ракеты-носители «Протон» и «Союз» имеют огромную наработанную статистику эксплуатации, при этом постоянно модернизируются.
  4. Разрабатываются потенциально прорывные технологии — ядерный буксир, детонационные двигатели, гиперзвуковые технологии (пока что для военного применения, в будущем могут использоваться для космоса), метановые двигатели.

Статья 8. Федеральная космическая программа России

Слабые стороны:

  1. Нет собственных научных аппаратов за пределами земной орбиты. Да, они не могут пока принести прямую прибыль, но это интересные научные данные и много пиара. Частично эта проблема компенсируется участием в совместных проектах, когда наши приборы стоят на аппаратах других космических агентств — детекторы нейтронов на орбитах Луны и Марса, а также на «Кьюриосити» — наши. Проект «Экзомарс» является совместным с Европейским космическим агентством.
  2. Есть провалы в некоторых технологических направлениях. Несмотря на то что мы умеем производить кислородно-водородные двигатели, они до сих пор не переходят из лабораторий на серийные ракеты. А эти двигатели очень выгодны на верхних ступенях. Есть проблемы с элементной базой для космических аппаратов.
  3. Из лидера по выгодности коммерческих запусков наша космонавтика перешла в состав соревнующихся. Сейчас разрабатывается модификация «Протона» — «Протон Средний», который должен будет повысить конкурентоспособность на рынке пусковых услуг. Теоретически экономически эффективной должна была стать «Ангара», но без регулярных пусков нельзя сказать, оправдаются ли эти расчеты.
  4. Нет четкого видения плана развития космонавтики на несколько лет вперед. Внезапные новости о том, что, например, на «Восточном» не будет пилотируемой «Ангары», а космонавтов будет возить с Байконура еще не спроектированная до конца ракета «Союз-5» (она же «Феникс»/«Сункар») заставляют ожидать новых внезапных изменений.

Космонавтика России, увы, не находится «впереди планеты всей» — есть области, где нас обгоняют. В то же время и хоронить ее категорически не верно — работа идет активно и достаточно неплохо. В ближайшие годы Россия даже при инерционном движении останется в списке ведущих космических государств (США, Россия, Китай) и агентств (Европейское космическое агентство, 22 страны).

Федеральные космические программы

Статья 8. Федеральная космическая программа России Статья 8. Федеральная космическая программа России Статья 8. Федеральная космическая программа России
  Руководителями работ по разработке проекта первой долгосрочной Федеральной космической программы России на период до 2000 г. (ФКП-2000) были генеральный директор Российского космического агентства Ю.Н.Коптев и директор ЦНИИмаш академик РАН В.Ф.Уткин. Головной организацией-разработчиком проекта ФКП-2000 был определён ЦНИИмаш, в котором ведущими исполнителями были В.П.Сенкевич, В.И.Лукьященко, В.С.Иревлин, Н.Ф.Моисеев и др. Проект ФКП-2000 был одобрен и принят к реализации постановлением Совета Министров – Правительства Российской Федерации от 11 декабря 1992 г. №1282 «О государственной поддержке и обеспечении космической деятельности Российской Федерации».

Результаты выполнения ФКП-2000

  1. Создание ряда новых космических систем и комплексов («Метеор-3М», «Океан-О», «Надежда-М», «Электро», «Ямал-100» и др.), ракет-носителей («Протон-М», «Днепр»), объектов космической инфраструктуры и других космических средств.
  2. Сохранение космической отрасли в условиях перехода к рыночной экономике, предотвращение массового банкротства предприятий ракетно-космической промышленности.
  Продолжением работ по ФКП-2000 стала разработка ЦНИИмаш проекта Федеральной космической программы России на 2001 – 2005 гг. (ФКП-2005). Решением Правительства Российской Федерации от 30 марта 2000 г. №288 проект ФПК-2005 был утверждён.

Результаты выполнения ФКП-2005

  1. Стабилизация экономического положения предприятий и организаций ракетно-космической промышленности.
  2. Создание новых космических аппаратов: «Экспресс-АМ», «Гонец-М», «Ямал-200», «Ресурс-ДК», «Фотон-М» и других космических средств.
  Решением Правительства Российской Федерации (протокол заседания от 03.04.2003 г., №11) были определены основные разработчики проекта «Федеральной космической программы России на 2006 – 2015 годы» в составе 11 министерств, ведомств и научно-исследовательских организаций РКП. ЦНИИмаш – головная организация по разработке проекта ФКП-2015 в целом. Постановлением Правительства Российской Федерации от 22 октября 2005 г. №635 «Программа…» была утверждена. В рамках ФКП-2015 созданы космические комплексы «Спектр-Р», «Коронас-Фотон», «Электро-Л», «Канопус-В», разгонный блок «Фрегат-СБ» и другие космические средства.
  Разработка проекта Федеральной космической программы России на 2016-2025 годы (ФКП-2025) проводилась во исполнение поручения Правительства Российской Федерации от 5 апреля 2010 г. № СН-П7-2125 с участием 20 министерств, ведомств и научно-исследовательских организаций РКП. ЦНИИмаш – головная организация по разработке проекта ФКП-2025 в целом. Постановлением Правительства Российской Федерации от 23.03.2016 №230 ФПК-2025 была утверждена. К 2025 г. в рамках ФКП-2025 планируется создать новые космические комплексы «Обзор-О», «Ресурс-ПМ», «Смотр», «Обзор-Р», «Экспресс-РВ», «Экспресс-АМУ» и другие космические средства, провести лётные испытания РН «Ангара А5-В», РН «Союз-2» этапов 1а и 1б, ППТК-НП (в околоземном пространстве).
Читайте также:  Статья 22. Ограничения в пересылке по сети почтовой связи предметов и веществ

Космическая программа России: скромнее, ниже и проще — BBC News Русская служба

  • Павел Аксенов
  • Русская служба Би-би-си

Статья 8. Федеральная космическая программа РоссииПодпись к фото,

Байконур будет оставаться главным космодромом для пилотируемых программ

Новая российская Федеральная космическая программа будет дешевле и скромнее предыдущей, заявил глава Роскосмоса Игорь Комаров. Проект ФКП России на 2016-2025 годы был представлен в среду в Москве.

«За последний год стоимость проектов ФКП подверглась серьезным изменениям, если учесть сложившиеся экономические условия, изменение курса валют и изменение уровня инфляции. ФКП должна была составить 2,85 триллиона рублей, мы понимали, что это была бы серьезная нагрузка на бюджет. Сейчас нам удалось уложиться в 2,004 триллиона рублей [38,5 млрд долларов]», — заявил Комаров.

Глава Роскосмоса сказал, что главными приоритетами для космонавтики остаются формирование и поддержание орбитальной группировки космических аппаратов, фундаментальные исследования в области космического пространства и дальнего космоса, а также пилотируемые полеты. Однако дорогостоящих крупных экспедиций Россия организовывать пока не будет.

«Мы хотели бы реализовывать более амбициозный вариант программы, который бы активно и агрессивно решал задачи по освоению дальнего космоса, Марса, программ астероидных и других. Но мы исходили из реального состояния тех средств, которые могут быть реально выделены на реализацию программы», — сказал он.

Эксперты считают логичным шагом подобную оптимизацию программы, однако сомневаются в целесообразности некоторых компонентов, таких, как, например, создание национальной орбитальной станции. Это не исключил глава Роскосмоса.

Между тем как считает эксперт в области космоса Вадим Лукашевич, России в нынешних условиях нужно было наоборот ставить перед собой амбициозные задачи в космосе — с тем, чтобы их выполнение оказало благотворное влияние на всю отрасль.

Комаров рассказал, что проект Федеральной космической программы России на 2016-2025 годы предусматривает отказ от ряда научных программ, но в него заложено финансирование работ, целью которых является пилотируемая экспедиция к Луне с возможной высадкой.

Предусмотрено в ней и финансирование создания ракеты-носителя среднего класса и ракеты-носителя тяжелого класса с повышенной грузоподъемностью.

Комаров объяснил, что ракета (речь идет об «Ангаре-А5В» грузоподъемностью до 37,5 тонн на опорную орбиту) просто необходима России, поскольку иначе в перспективе Роскосмос будет вытолкнут конкурентами из целого сегмента космических пусков.

Эта ракета станет новой рабочей лошадкой Роскосмоса. «До 2030 года все полезные нагрузки будут выводиться в космос с помощью тяжелых ракет-носителей «Ангара-А5В», — сказал Комаров.

От ракеты-носителя сверхтяжелого класса было решено отказаться.

В руководстве Роскосмоса в разработке сверхтяжелого носителя наподобие советских Н-1 или «Энергии» смысла не видят, поскольку такая ракета стоила бы слишком дорого, а задачи, которые ставятся перед ней, можно решить при помощи серии пусков и сборкой того же межпланетного корабля на орбите.

Кроме того, Россия к 2025 году должна начать летные испытания перспективного пилотируемого корабля для полетов к Луне.

Как пояснил Комаров, если бы была поставлена политическая задача совершить экспедицию к Луне, то Россия смогла бы совершить это в короткие сроки, но теперь Роскосмос планирует отодвинуть эту задачу на конец следующего десятилетия, чтобы сделать это менее затратным образом.

Глава Научно-технического совета Роскосмоса Юрий Коптев считает, что космическая отрасль должна быть ближе к практическим, насущным интересам экономики и простых людей.

«Мне не понятен интерес исключительно к вопросам, когда мы полетим на Луну и когда мы сделаем сверхтяжелый носитель», — сказал он.

«Мы находимся в той ситуации, когда наша орбитальная группировка, отвечающая за социально-экономическое развитие, научное развитие системы двойного назначения, находится не в самом лучшем состоянии. Мы уже не говорим о соревновательном элементе с США, орбитальная группировка которых составляет более четырехсот аппаратов», — сказал Коптев.

Коптев сказал, что в настоящее время в строительстве группировки спутников ориентироваться Россия будет скорее на Китай, у которого такая группировка больше на пять аппаратов и составляет 139 спутников.

Согласно проекту ФКП, российская группировка должна в результате вырасти до 181 спутника.

Спутников связи станет больше в два раза, дистанционного зондирования Земли — в 2,3 раза, число научных аппаратов вырастет втрое.

Как объяснил эксперт, главный редактор журнала «Новости космонавтики» Игорь Маринин, в новом проекте ФКП удалось не отказаться ни от одной действующей программы, пересмотрев лишь их объем и сроки реализации.

«Те, которые были профинансированы на 70 и более процентов, их это вообще не коснулось. Остальные программы немножко растянули во времени […] Все программы немного, процентов на 10-15 увеличились в сроках реализации», — сказал он.

Но главной экономией, по словам Маринина, станет отказ от планов запуска пилотируемого космического корабля «Союз» со строящегося космодрома «Восточный».

Пусковые площадки для ракет-носителей «Союз» существуют на космодроме Байконур, срок аренды которого у Казахстана истекает в 2050 году.

На «Восточном», по словам Маринина, будет создаваться инфраструктура для «Ангары» и перспективного носителя среднего класса.

Как полагает эксперт в области космоса Вадим Лукашевич, на самом деле России нужен большой и амбициозный космический проект, и начинать надо со сверхтяжелой ракеты.

По его словам, программа строительства сверхтяжелой ракеты, которую не одобряет Юрий Коптев, может потянуть за собой и остальные программы, он станет своего рода локомотивом всей космической отрасли.

«Если мы идем по пути отказа от амбициозных целей, то мы фактически консервируем наше нынешнее состояние. Американцы строят сверхтяжелую ракету, китайцы строят супертяжелую ракету. Начинают с двигателей, а потом создадут все остальное…», — сказал он в интервью Би-би-си.

Аргументы противников сверхтяжелой ракеты заключаются еще и в том, что все элементы такого носителя, включая и полезную нагрузку, были бы и сверхгабаритными. Для подготовки такого старта необходимо было бы создавать на космодроме отдельный гигантский монтажный комплекс, фактически — космический сборочный завод.

Между тем корабли для той же лунной экспедиции можно собирать на орбите, доставляя их туда в несколько этапов — пусками тяжелой ракеты «Ангара».

Но Вадим Лукашевич считает, что для космической отрасли было бы полезно попытаться совершить некий рывок, вместо того, чтобы пытаться удержаться на позициях полувековой давности.

«Если мы говорим, что это «Восточный», значит там нужно строить завод. Или перепрофилировать мощности в Комсомольске-на Амуре. А мы же, как решил Королев в 1957 году располагать производственные мощности в одном месте, а космодром в другом, так мы и возим по железной дороге. И этот габарит железнодорожный диктует нам диаметр блока первой ступени», — сказал он.

Россия собирается продолжать работу на Международной космической станции до 2024 года, заявил Комаров. То есть МКС останется в строю в течение всего срока действия российской космической программы.

Читайте также:  Статья 242.2 БК РФ. Исполнение судебных актов по искам к Российской Федерации, субъекту Российской Федерации, муниципальному образованию о возмещении вреда, причиненного гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, и о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок (действующая редакция)

Что произойдет после этого, однозначно и точно сказать он не смог: «Конкретные решения по срокам и задачам будут приниматься позднее».

В Роскосмосе существуют планы по созданию орбитальной станции на основе модулей российского сегмента — тех, которые к 2024 году будут пристыкованы к МКС, сказал Комаров. Однако ее окончательная структура не определена, как не определено участие в ней иностранных партнеров.

О возможности создания национальной орбитальной станции заявил в середине апреля президент Владимир Путин. Во время прямой линии он сказал, что такая станция появится после 2023 года.

Юрий Коптев сказал, что возможность сохранения российского сегмента МКС в виде отдельной станции позволит «купировать политические риски».

«Если форс-мажор какой-то, очередные политические демарши, у нас есть возможность после 2019 года сохранить скелет, основу, фундамент подобного рода станции», — сказал он, добавив, что развивать ее можно будет с иностранными партнерами — «БРИКС или другими».

Проект создания национальной станции открыто критикуют эксперты.

Член-корреспондент Российской академии космонавтики Юрий Караш в интервью «Голосу Америки» сказал: «Ее [национальной станции] главной задачей будет показать, что Россия все еще космическая держава.

Правда, при этом сотрудники госпропаганды РФ вынуждены будут все время доказывать, что российский орбитальный комплекс лучше или, по крайней мере, не хуже китайского, который в начале 2020-х годов будет развернут в околоземном пространстве».

Эксперт Вадим Лукашевич также считает проект по созданию станции имиджевым и даже с этой точки зрения бесполезным на фоне других космических программ.

«Ну будет у нас эта станция. Американцы полетят, допустим, к астероиду, в 30 году — на Марс. Дальше — к 25 году Китай построит орбитальный комплекс, сопоставимый с «Миром». А у нас будет своя маленькая посещаемая станция», — сказал он.

Документы Статистика по документам и выполнению поручений

21 сентября 2017 07:00

Постановление от 19 сентября 2017 года.

Программа направлена на реализацию государственной политики в области космической деятельности путём создания на территории России полнофункциональной наземной космической инфраструктуры для обеспечения пусков всех типов отечественных и перспективных ракет-носителей и запусков космических аппаратов в интересах социально-экономического развития, научных исследований, обеспечения обороны и безопасности государства, реализации международных и коммерческих проектов.

Справка

Внесено
Минэкономразвития России.

Основами
государственной политики Российской Федерации в области космической
деятельности на период до 2030 года и дальнейшую перспективу (утверждены
Президентом России 19 апреля 2013 года) определены главные цели и приоритеты в
этой сфере.

К ним, в частности, относятся обеспечение гарантированного доступа
России в космос со своей территории, содействие экономическому развитию страны
путём формирования и
поддержания необходимого состава орбитальных группировок космических аппаратов,
средств выведения и объектов наземной космической инфраструктуры,
обеспечивающих предоставление в требуемом объёме и надлежащего качества услуг в интересах
социально-экономического развития, сохранение ведущей позиции России в
осуществлении пилотируемых полётов.
Для этого, в частности, необходимо наращивание пусковых мощностей космодромов
Плесецк и «Восточный» путём создания новых и модернизации
эксплуатируемых объектов наземной космической инфраструктуры.

  • Подписанным
    постановлением утверждена федеральная целевая программа «Развитие космодромов
    на период 2017–2025 годов в обеспечение космической деятельности Российской
    Федерации» (далее – Программа).
  • Программа
    направлена на реализацию государственной политики в области космической
    деятельности путём создания на территории России полнофункциональной наземной
    космической инфраструктуры для обеспечения пусков всех типов отечественных и
    перспективных ракет-носителей и запусков космических аппаратов в интересах
    социально-экономического развития, научных исследований, обеспечения обороны и
    безопасности государства, реализации международных и коммерческих проектов.
  • В
    рамках Программы, в частности, планируется:
  • создать
    научно-технический задел для перспективных космических комплексов и систем, в
    том числе провести работы по проектированию объектов наземной космической
    инфраструктуры создаваемых космических ракетных комплексов среднего и сверхтяжёлого классов, пилотируемого
    транспортного корабля нового поколения, технического комплекса подготовки
    космических аппаратов на основе транспортно-энергетических модулей;
  • создать
    на космодроме «Восточный» космический ракетный комплекс тяжёлого класса для
    выведения автоматических космических аппаратов, в том числе двойного
    назначения;
  • реконструировать
    эксплуатируемые и создать новые технические комплексы и объекты инфраструктуры
    космодрома Плесецк;
  • построить
    объекты жилищного фонда с соответствующей социальной и коммунальной
    инфраструктурой в городах Циолковском (Амурская область) и Мирном
    (Архангельская область).

Государственным
заказчиком – координатором Программы определена госкорпорация «Роскосмос»,
государственными заказчиками Программы – госкорпорация «Роскосмос», Минстрой,
Минобороны и ФМБА России.

Документ
рассмотрен и одобрен на заседании Правительства
Российской Федерации 13 сентября 2017 года.

Подробнее о программе «СФЕРА» от Роскосмос

Недавно увидел новость с заголовком «Роскосмос хочет 1,5 трлн. на создание через 10 лет аналога американской Starlink — в 2 раза дороже, чем у SpaceX».

Но так ли на самом деле? Какие функции будут у новой группировки спутников? Является ли она более дорогим аналогом Starlink?

История проекта

Огромная часть  территории РФ находится вне зоны действия вышек сотовых операторов и сетей провайдеров широкополосного доступа в Интернет. А значит услуги, ставшие в городах обыденными, за пределами областных центров могут быть недоступны.

Как сделать, чтобы сигнал, связывающий человека с внешним миром, доходил до всех уголков страны и каждого пользователя в отдельности? Как решить проблему цифрового неравенства, чтобы житель, например, Крайнего Севера имел возможность пользоваться пакетом современных коммуникационных услуг? Как оперативно получать спутниковые снимки любой точки страны и мира для решения самых разнообразных задач? Как реализовать возможности искусственного интеллекта не в отдельно взятом мегаполисе, а по всей стране?

Идея объединить в единую программу разнородные услуги, в основе которых лежат возможности космической связи, дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ) и навигации, была высказана группой российских специалистов несколько лет назад.  При этом анализ мирового опыта привел к выводу, что идти по стопам конкурентов нет резона, нужны свежие подходы и предложения.

«Команда включала в себя генеральных конструкторов космической техники, представителей операторов связи, навигации и дистанционного зондирования Земли, а также сотрудников различных заинтересованных ведомств, — вспоминает директор Департамента перспективных программ и проекта „Сфера“ Госкорпорации „Роскосмос“ Сергей Прохоров. — По сути, это была инициатива группы профессионалов. Мы собирались несколько раз в неделю, а бывало, и каждый день. На этом начальном этапе участники делились информацией: кто чем занимается, какие разработки и системы существуют, кто какие перспективы видит».

Отцом-основателем программы «Сфера» можно назвать первого заместителя генерального директора по развитию орбитальной группировки и перспективным проектам Госкорпорации «Роскосмос» Юрия Урличича (является первым генеральным конструктором глобальной навигационной спутниковой системы ГЛОНАСС, в 2014–2018 гг. был заместителем руководителя Аналитического центра при Правительстве РФ).

В составе собранной команды оказались не только видные представители отрасли, но и потенциальные потребители новых космических услуг из крупных структур, таких как Газпром и Росатом.

И это закономерно: поскольку «Сфера» интегрируется едва ли не во все значимые хозяйственные процессы в стране, важно было знать, что о новых возможностях думают крупные пользователи. С их участием на начальном этапе и прописывали требования к телекоммуникационным и геоинформационным сервисам.

Концепция строилась на основе предложений, анализа российского и международного рынков, спроса потребителей и другой информации.

Разработчики считают: от того, в каком виде «Сфера» будет реализована, во многом зависит, по какому пути пойдет не только российская космонавтика, но и вся экономика.

Программа позволит нашей стране выйти на передовые позиции в мире в области связи, навигации, метеорологии, спутникового Интернета, телерадиовещания, дистанционного зондирования и новых услуг, связанных с позиционированием и передачей данных, например, с помощью интернета вещей, а также обеспечить востребованность новых ракет-носителей на внутреннем рынке пусковых услуг.

«Говоря простыми словами: мы создаем новые космические аппараты с различным функционалом, но при этом задаем требования по унификации приборов, систем, платформ космических аппаратов, — объясняет Сергей Прохоров.

— Кроме того, формируются единые требования к наземному абонентскому оборудованию, которое позволит конечному потребителю пользоваться не одной выборочной услугой, а целым пакетом интегрированных сервисов.

Наши операторы благодаря „Сфере“ смогут их предоставлять».

Функционал системы

По своему наполнению и функционалу «Сфера» превосходит все космические системы, ранее создававшиеся в нашей стране. Впервые в истории российской, а может быть, и мировой космонавтики появится возможность соединить воедино услуги связи, передачи данных, навигации и дистанционного зондирования Земли, сделать за счет синергии эти сервисы доступными всем.

Читайте также:  Статья 5. Международные договоры Российской Федерации в правовой системе Российской Федерации

Место России в космической гонке — выше Индии, но ниже США и Китая

Инженер-конструктор Александр Хохлов — об успехах и провалах «Роскосмоса»

О том, кто отобрал у СССР титул космического чемпиона, почему Россия никак не может вернуться на вершину пьедестала, в чем главные провалы «Роскосмоса» за последние годы, а в чем он не так уж и плох — в интервью «Реальному времени» рассказал Александр Хохлов, инженер-конструктор космического приборостроения, популяризатор космонавтики.

Какие провалы «Роскосмоса» за последние годы вы особенно можете выделить?

— Из заметных трудно идущих проектов у госкорпорации можно отметить три: семейство ракет-носителей «Ангара», создание нового пилотируемого корабля ПТК НП «Орел» (ранее он назывался «Федерация») и межпланетные миссии.

По соглашению с правительством Казахстана, в 2025 году завершается эксплуатация российских тяжелых ракет «Протон-М» на Байконуре (по причине использования в ракетах высокотоксичного топлива).

Им на смену должна прийти ракета «Ангара А5» — причем запускать ее собираются уже из России, с космодромов Плесецк и Восточный.

Но единственный испытательный космический старт «Ангары А5» состоялся в 2014 году, а следующий вот уже несколько лет подряд переносится на будущее.

Например, очередной старт с космодрома Плесецк должен был быть в 2020 году, но ушел на конец 2021 года. Сложностей с этой ракетой хватает. Уже сейчас понятно, что она не может конкурировать на международном рынке запусков из-за высокой стоимости. Затянулась и передача ее производства с московского ракетного завода Центра им. Хруничева в Омск.

У пилотируемого корабля «Орел» долгая история — начиная с 2009 года.

Но если примерно за тот же срок в США создали целых три новых пилотируемых корабля («Crew Dragon», «Starliner» и «Orion»), а Китай построил свой корабль, не получивший пока названия, то у РКК «Энергия» пока в производстве только макеты для испытаний.

Самое печальное с новым российским кораблем «Орел» — непонимание его дальнейшей судьбы, целевого назначения. Когда Дмитрий Рогозин говорит, что «Орел» будет летать к Луне, он стыдливо умалчивает, что лунная программа в России до сих пор еще не принята.

И пару слов скажу о межпланетных миссиях. С конца 80-х годов у России не было ни одной самостоятельной научной автоматической межпланетной миссии. Запущенные две станции к Марсу бесславно погибли на околоземной орбите («Марс-96» и «Фобос-Грунт»), остальные миссии отменили или постоянно переносят на потом.

wikipedia.org У пилотируемого корабля «Орел» долгая история — начиная с 2009 года. Но если примерно за тот же срок в США создали целых три новых пилотируемых корабля, а Китай построил свой корабль, не получивший пока названия, то у РКК «Энергия» пока в производстве только макеты для испытаний

— «Роскосмос» критикуют за то, что за его пятилетнюю жизнь не было открыто никаких новых научно-исследовательских программ и пилотируемых проектов и что он не смотрит в будущее. Это так на самом деле?

— Дело в том, что горизонт планирования космической программы в России — 10 лет. Сейчас действует Федеральная космическая программа 2016—2025. Поэтому «Роскосмос» выполняет утвержденные до этого правительством планы и готовит программы на следующее десятилетие.

Но сейчас Дмитрий Рогозин собирается вместо ФКП и ряда других отдельных целевых программ внести в правительство новую Единую космическую программу. Это позволит сместить горизонт планирования прямо сейчас и снять с себя ответственность за выполнение ФКП 2016—2025.

По содержанию Единой космической программы мы и поймем, что же нового предложит «Роскосмос» на следующее десятилетие (и что из этого ему утвердит правительство).

«Новые проекты ракет устарели еще до начала серьезной разработки»

— «Роскосмос» получился таким бесконечно увеличивающимся мегарегулятором, который сам себе заказывает, сам делает и оборонку, и частные заказы. Он вроде государственное предприятие с плановой экономикой, но в то же время от него требуют прибыли и возвращения госкредитов. Вы считаете, что такая модель эффективна для развития космической отрасли?

— Идея госкорпорации по космической деятельности возникла в период востребованности изделий и услуг на Западе. Но потом, во-первых, наступила эпоха санкций, а во-вторых, в США создали свою технику вместо той, что ранее заказывали в России.

Это касается и двигателей РД-180 и доставки астронавтов на Международную космическую станцию. А ракеты Falcon-9 компании SpaceX лишили заказчиков Центр им. Хруничева на запуски коммерческих спутников.

Так что если модель и могла бы быть эффективной когда-то, то сейчас уже об этом говорить не приходится.

— Мы сильно опаздываем по сравнению с остальным миром?

— Мы даже по сравнению с самими собой сильно опаздываем. Проект ракеты «Ангара А5» и новые проекты ракет «Союз-5» и «Союз-6» устарели еще до начала серьезной разработки. Мировые технологии космического ракетостроения ушли далеко вперед, а ракеты «Союз-5» и «Союз-6» создаются на основе лучшей советской ракеты среднего класса «Зенит». Но создана она была еще в прошлом веке!

wikipedia.org Мы даже по сравнению с самими собой сильно опаздываем. Проект ракеты «Ангара А5» и новые проекты ракет «Союз-5» и «Союз-6» устарели еще до начала серьезной разработки

— Насколько я знаю, успешный запуск орбитального телескопа «Спектр-РГ» и его работа в космосе — большой успех для «Роскосмоса». Почему же такое прохладное отношение к этому проекту?

— Российский проект орбитального телескопа «Спектр-РГ» (с германским участием) действительно очень важен для науки.

Недавно он завершил первый полный обзор неба в рентгеновском диапазоне, и в июльском номере журнал «Русский космос» (издается «Роскосмосом») можно прочитать о полученных результатах.

Я думаю, нельзя говорить о прохладном отношении — проблема скорее заключается в законодательной плоскости.

По существующему закону о госкорпорации «Роскосмос», у нее ограничены возможности, ей не так просто выделять деньги на популяризацию результатов космической деятельности.

На Западе в контракты на создание и эксплуатацию космической техники по гражданским программам обязательно входит строка о разработке наглядных материалов, ведения просветительской деятельности. А в России этого нет.

Несмотря на то, что в российском парламенте космонавты — одна из самых распространенных профессий депутатов, внимания к космонавтике явно не хватает.

— А успехи у «Роскосмоса» есть? Хоть что-то хорошее с ним происходит?

— В пилотируемой космонавтике Россия сохраняет ведущую роль, пусть это и касается эксплуатации давно разработанной техники.

Однако же пилотируемые корабли «Союз» и грузовые «Прогресс» справляются с обеспечением Международной космической станции.

И Россия фактически спасла этот международный проект, когда сначала случилась катастрофа шаттла «Колумбия», а потом космическая программа шаттлов была завершена. С 2011 года по 2020 только «Роскосмос» доставлял международные экипажи на МКС.

«У Индии есть марсианская и лунная программа, в которой она уже опередила Россию»

— Кто, на ваш взгляд, первый в космической гонке на сегодняшний день?

— Однозначно США — первые в космической гонке. У NASA и Пентагона очень большие космические бюджеты, а это важный показатель. С другой стороны, денег у NASA все-таки не хватает для организации пилотируемой экспедиции на Марс, поэтому пока приоритет вновь у лунных программ. В США утверждена программа «Артемида» по возвращению людей на Луну в 2024 году.

На втором месте — Китай со своей амбициозной космической программой. Но, несмотря на все амбиции и адскую трудоспособность, китайцам еще многое нужно сделать, чтобы приблизиться к возможностям США.

wikipedia.org В пилотируемой космонавтике Россия сохраняет ведущую роль, пусть это и касается эксплуатации давно разработанной техники. Однако же пилотируемые корабли «Союз» и грузовые «Прогресс» справляются с обеспечением Международной космической станции

— Уже даже ОАЭ активно развивает свою космическую программу. Скоро ЕС, России, Китаю и США придется потесниться? Где еще сейчас разрабатываются перспективные космические программы?

— В первую очередь я хочу отметить Индию. Там готовится пилотируемая программа, их собственный космический корабль. Их первые космонавты сейчас проходят по контракту подготовку в российском Центре подготовки космонавтов им. Ю.А. Гагарина.

У Индии есть марсианская и лунная программа, в которой она уже опередила Россию. В 2019 году индийцы пытались мягко посадить модуль на Луну — правда, он разбился при жесткой посадке. Но он туда хотя бы долетел.

И сейчас они готовят вторую лунную миссию.

Общество

Ссылка на основную публикацию