Статья 33. Исправление и толкование решения. Дополнительное решение

    Наш адвокат по гражданским делам поможет в вопросе вынесения судом дополнительного решения: профессионально, на выгодно согласованных условиях и в срок. Звоните уже сегодня!!!

ПОЛЕЗНО: если решение суда Вас не устроило, смотрите ВИДЕО по теме обжалования решения суда и задавайте вопрос адвокату в х ролика

Основания для вынесения дополнительного решения

   Всегда судебный процесс заканчивается принятием решения по делу. Решение судей нельзя отменить или изменить в случае несогласия с решением, его можно только обжаловать, либо написать заявлении об исправлении ошибок в решении (это в том, случае, если допущены грамматические и арифметические ошибки), а также потребовать вынести дополнительное решение.

   Основания предусмотрены в гражданском процессуальном законодательстве. Дополнительное решение можно вынести по инициативе суда или по инициативе лиц, принимавших участие в рассмотрении дела.

Основаниями для вынесения дополнительного решения являются:

  1. Требования, которые были изложены в исковом заявлении и по которым стороны   представляли доказательства, в обоснование своей позиции не были вынесены судом в решении;
  2. Суд не указал обстоятельства, которые он установил в резолютивной части решения (то есть действия ответчика он не установил), 
  3. Не разрешён вопрос о судебных расходах (например, оплата услуг представителя, переводчика).

   Если суд нарушил вышеуказанные требования, то нужно написать заявление.

   В дополнительном решении, которое выносит суд, он не вправе излагать новые вопросы, которые не были отражены в предыдущем решении либо как-то менять решение.  Дополнительное решение выносится для того, чтобы изложить части решения, которые были не понятными, в более подробной форме, чтобы решение не вызывало трудностей в восприятии.

Как составить заявление о вынесении дополнительного решения?

   Заявление о дополнительном решении подаётся до вступления в законную силу решения суда. Исходя из обстоятельств, указанных в законе, можно вынести дополнительное решение по делу.

   В заявлении, нужно указать следующее:

  • когда и каким судом было принято решение (указать дату вынесения решения), также указать номер дела;
  • указать причины, которые вы считаете противоречат закону, либо, суд что-то не указал в решении;
  • ваши требования (соответственно просите вынести дополнительное решение).

   В качестве приложения нужно приложить копии заявления по числу лиц, указанных в деле.

   Заявление принимается судом после рассмотрения вопроса в судебном заседании и рассматривается в течение 5 (Пяти) рабочих дней.

По рассмотрению заявления назначается судебное заседание о чём суд извещает сторон, но может рассмотреть его и в отсутствии сторон, если они не посчитают нужным явиться на рассмотрение вопроса.

про санкции за неисполнение решения суда по ссылке на нашем сайте.

Отказ в вынесении дополнительного решения

   При принятии заявления на рассмотрение по делу, суд может отказать. Отказ суда в принятии должен быть мотивированным и обоснованным, например, когда заявление противоречит основаниям принятия, в ином случае, лицо может подать частную жалобу на определение об отказе в принятии.

   На основании судебной практики и постановления, что в случае, если суд отказал, лицо может заново обратиться в суд с теми же требованиями и на общих основаниях.

Срок вынесения дополнительного решения

Статья 33. Исправление и толкование решения. Дополнительное решение

   Дополнительное решение вступает в силу по истечению одного месяца со дня его принятия. В течение этого месяца решение может быть обжаловано вместе с основным либо отдельно от него, в случае несогласия с судом.

: заявление об изменении способа исполнения решения суда и решение иной проблемы с помощью нашего адвоката по гражданским делам — начните решать свой вопрос уже сегодня!!!

Образец заявления о вынесении дополнительного решения по гражданскому делу

Мировому судье судебного участка № 3

Октябрьского района г. Екатеринбурга.

  • ИСТЕЦ:
  • К.
  • ОТВЕТЧИК:
  • К.

Заявление

о вынесении дополнительного решения о взыскании судебных расходов

   13 октября 2010 г. Вами по моему иску с требованиями:

  • изменить размер алиментов, взыскиваемых с меня в пользу К. на содержание несовершеннолетнего сына в твердой денежной сумме в размере 3 500 руб.,
  • взыскивать с меня в пользу в пользу К. на содержание несовершеннолетнего сына алименты ежемесячно в размере ¼ заработка и (или) иного дохода.

   Было вынесено решение, в резолютивной части которого не указано, что суд решил взыскать с ответчика судебные расходы в размере 3 500 рублей, хотя мотивировочная часть содержит сведения об этом.

   В соответствии со ст. 201 ГПК РФ: «суд, принявший решение по делу, может по своей инициативе или по заявлению лиц, участвующих в деле, принять дополнительное решение суда в случае, если:

  • по какому-либо требованию, по которому лица, участвующие в деле, представляли доказательства и давали объяснения, не было принято решение суда;
  • суд, разрешив вопрос о праве, не указал размер присужденной суммы, имущество, подлежащее передаче, или действия, которые обязан совершить ответчик;
  • судом не разрешен вопрос о судебных расходах».

ПОЛЕЗНО: смотрите видео и узнаете, почему любой образец иска, жалобы или претензии лучше корректировать с нашим адвокатом, пишите вопрос в х ролика

  В п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. N 23 «О судебном решении» разъяснено, что исходя из требований ст. 201 ГПК РФ вопрос о принятии дополнительного решения может быть поставлен лишь до вступления в законную силу решения суда по данному делу и такое решение вправе вынести только тот состав суда, которым было принято решение по этому делу.

   На основании изложенного и руководствуясь ст. 201 ГПК РФ

ПРОШУ:

  • принять дополнительное решение суда с разрешением вопроса о судебных расходах.

Дата, подпись

Статья 33. Исправление и толкование решения. Дополнительное решение

Автор статьи:

© адвокат, управляющий партнер АБ «Кацайлиди и партнеры»

А.В. Кацайлиди

  1. Отзыв по гражданским делам
  2. Отзыв по банкротству физических лиц
  3. Отзыв по сопровождению бизнеса

г. Екатеринбург, пер. Отдельный, 5

  • остановка транспорта Гагарина
  • Трамвай: А, 8, 13, 15, 23
  • Автобус: 61, 25, 18, 14, 15
  • Маршрутное такси: 70, 77, 04, 67

Исправление, толкование и дополнение арбитражного решения

1. Любая из сторон, уведомив другую сторону, может в разумный срок по получении арбитражного решения просить состав арбитража исправить допущенные в решении ошибки в подсчетах, описки или опечатки либо иные ошибки аналогичного характера. Состав арбитража, если он сочтет просьбу оправданной, должен в течение тридцати дней по ее получении внести соответствующие исправления.

Такие исправления могут также быть внесены составом арбитража по собственной инициативе в течение тридцати дней, считая с даты направления сторонам арбитражного решения. 2.

При наличии договоренности между сторонами любая из них, уведомив другую сторону, может в течение тридцати дней по получении арбитражного решения просить состав арбитража дать толкование какого-либо конкретного пункта или части решения. Состав арбитража, если он сочтет просьбу оправданной, должен в течение тридцати дней по ее получении дать необходимое толкование. 3.

Любая из сторон, уведомив другую сторону, может в течение тридцати дней по получении арбитражного решения просить состав арбитража вынести дополнительное решение в отношении требований, которые были надлежащим образом заявлены в ходе арбитражного разбирательства, однако не были отражены в решении.

Состав арбитража, если он сочтет просьбу оправданной, должен в течение шестидесяти дней по ее получении вынести дополнительное арбитражное решение. 4. Президиум МКАС в случае необходимости может продлить сроки, указанные в абзаце 2 пункта 1, абзаце 2 пункта 2 и абзаце 2 пункта 3 настоящего параграфа.

5. Постановления об исправлении и толковании решения, а также дополнительное решение являются составной частью арбитражного решения, и к ним применяются соответствующие положения § 39 настоящего Регламента.

47. Оспаривание международного арбитражного решения по россий­скому законодательству.

Российская Федерация является участником Нью-Йоркской конвенции 1958 г. «О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений». Кроме того, 7 июля 1993 г.

в РФ был принят Закон «О международном коммерческом арбитраже», основанный на одноименном Типовом законе ЮНСИТРАЛ.

По указанным причинам арбитражные решения, вынесенные МКАС при ТПП РФ, не могут быть пересмотрены по существу государственными судами Российской Федерации, и могут оспариваться в российских судах только по основаниям, предусмотренным для этого ст.

34 указанного Закона, совпадающими с аналогичными основаниями, предусмотренными ст. 34 Типового закона ЮНСИТРАЛ. Такие основания связаны с возможными недостатками арбитражного соглашения и процедуры арбитражного разбирательства, и не допускают вмешательства государственного суда в спор, разрешенный арбитрами.

С 1 сентября 2002 г. в соответствии с действующим Арбитражным процессуальным кодексом РФ оспаривание решений МКАС при ТПП РФ осуществляется в Арбитражном суде г. Москвы в срок, не превышающий трех месяцев с момента получения стороной арбитражного решения.

Определения этого суда по данной категории дел обжалованию в апелляционном порядке не подлежат, и могут быть обжалованы в кассационном порядке в Федеральный арбитражный суд Московского округа.

В настоящее время обе указанные судебные инстанции накопили большой опыт по рассмотрению заявлений об оспаривании решений МКАС при ТПП РФ, и неизменно указывают в своих определениях и постановлениях, что в их компетенцию не входит пересмотр арбитражного решения, вынесенного МКАС при ТПП РФ, по существу.

Читайте также:  Статья 38. трудовые отношения и дисциплина работников, деятельность которых связана с использованием атомной энергии

Лицо, подающее заявление об отмене решения МКАС при ТПП РФ, должно обязательно указать основания, по которым оно оспаривает такое решение, причем исчерпывающий перечень таких оснований приведен в ст. 233 АПК РФ.

Если оно таких оснований не укажет, или укажет в своем заявлении доводы, кажущиеся ему убедительными, но не предусмотренные ст. 233 АПК (например, неверное определение арбитрами норм материального права, подлежавшего применению, допущенная ими ошибка при расчете убытков, и т.п.

), то в соответствии с частью 4 ст. 231 АПК РФ такое заявление остается без движения или возвращается заявителю.

Статья 33. Исправление и толкование решения. Дополнительное решение

Лицо, подающее заявление об отмене решения международного арбитража, должно в соответствии с пунктом 5 части 3 ст. 231 АПК РФ уведомить об этом другую сторону третейского разбирательства.

В соответствии с частью 2 ст. 230 АПК РФ, заявления об отмене международных арбитражных решений могут быть поданы только лицами, участвующими в третейском разбирательстве, т.е. ни акционеры такого лица, ни прокурор, ни общественные организации или государственные органы не вправе оспаривать решение третейского суда, вынесенное на территории РФ.

Большая часть арбитражных решений, вынесенных МКАС при ТПП РФ, исполняется добровольно, так как по указанным выше причинам возможности стороны, проигравшей арбитраж, добиться отмены его решения или воспрепятствовать принудительному исполнению такого решения весьма ограничены. Если арбитражное решение все же добровольно не исполнено, сторона, в чью пользу оно вынесено, имеет право прибегнуть к помощи государственных судов по его принудительному приведению в исполнение.

Приведение в исполнение арбитражного решения, вынесенного МКАС при ТПП РФ, осуществляется за рубежом в соответствии с нормами Нью-Йоркской конвенции, а в России – в соответствии с нормами §2 главы 30 АПК РФгосударственным арбитражным судом субъекта Российской Федерации по месту нахождения или месту жительства должника либо, если место нахождения или место жительства неизвестно, по месту нахождения имущества должника — стороны третейского разбирательства (см. ч.3 ст. 236 АПК РФ). При этом на территории РФ решается вопрос только о выдаче исполнительного листа на решение МКАС при ТПП РФ, процедура его признания не осуществляется.

К процедуре выдачи исполнительного листа на принудительное исполнение решения МКАС при ТПП РФ Нью-Йоркская конвенция непосредственно неприменима, однако к ней применимы нормы составленных на ее основе статей 35 и 36 Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже», которые являются едиными и для приведения в исполнение иностранных арбитражных решений, и для приведения в исполнение международных арбитражных решений, вынесенных на территории РФ, в том числе — решений МКАС при ТПП РФ. Именно исходя из этого международного стандарта и сформулированы соответствующие правила российского законодательства, включенные в §2 главы 30 АПК РФ. Более того, ч. 4 ст. 239 АПК РФпрямо закрепляет, что государственный арбитражный суд может отказать в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения международного коммерческого арбитража (то есть, в частности, МКАС при ТПП РФ) только по основаниям, предусмотренным международным договором Российской Федерации и федеральным законом о международном коммерческом арбитраже, то есть по основаниям, исчерпывающим образом перечисленным в ст. 36 Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже». При этом важно, что на основания для отказа в приведении в исполнение арбитражного решения, связанные с недостатками арбитражного соглашения и арбитражного разбирательства, должна ссылаться только сама сторона, возражающая против принудительного исполнения, исследовать их по собственной инициативе государственный арбитражный суд не имеет права. Разумеется, то, каким образом сформулированы соответствующие основания в ст. 36 Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже», исключает возможность пересмотра решения, вынесенного МКАС при ТПП РФ, по существу, в процессе его принудительного исполнения.

Исправляя опечатку в решении, суды по сути вынесли новый судебный акт

Общество обратилось в арбитражный суд с требованием об обязании У. в течение 10 дней с даты принятия решения суда по делу передать документы и имущество, указанные в исковом заявлении.

Также Общество просило на случай неисполнения У. судебного акта в течение 10 дней со дня вступления его в законную силу о присуждении денежной суммы в размере 10 тыс.

рублей за каждый день просрочки до даты фактического исполнения решения суда.

Суд частично удовлетворил требования Общества, указав в решении, что У. должен передать документы и имущество, а на случай несвоевременного исполнения судебного акта с него будет взыскана судебная неустойка в твердой денежной сумме в размере 10 тыс. руб., начисляемая по истечении месяца с даты вступления решения суда в законную силу.

После этого Общество обратилось в суд первой инстанции с заявлением об исправлении технической опечатки в резолютивной части решения, указав, что судебная неустойка подлежит начислению за каждый день просрочки исполнения решения суда в связи с тем, что при разрешении данного вопроса суд удовлетворил требования истца в данной части в полном объеме.

Арбитражный суд, руководствуясь положениями ч. 3 ст.

179 АПК РФ, внес указанные изменения, пояснив, что при принятии решения в части требования о взыскании судебной неустойки суд согласился с истцом по порядку определения ее размера и исчисления, откорректировав лишь начало срока, с которого она подлежит исчислению.

Суды апелляционной и кассационной инстанций оставили это решение без изменения, сославшись на то, что при принятии определения об исправлении опечатки суд первой инстанции не нарушил нормы процессуального права, а содержание решения осталось неизменным.

Не согласившись с этим, У. обратился в Верховный Суд, указав, что обжалуемое определение не может быть расценено в качестве судебного акта об исправлении опечатки, принятого в порядке, предусмотренном ст. 179 АПК, поскольку в результате его принятия изменилось существо решения суда.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ, рассмотрев дело № А60-28575/2016, вынесла определение об удовлетворении кассационной жалобы и отмене актов нижестоящих судов.

Верховный Суд напомнил о принципах справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения, сославшись на Постановление Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. № 7.

Также ВС отметил, что судом первой инстанции было принято решение при необходимости взыскать неустойку в твердой сумме и Обществом это решение в апелляционном и кассационном порядке не обжаловалось, следовательно, он согласился с решением суда в части определения неустойки на случай неисполнения судебного акта.

Комментируя решение Верховного Суда, адвокат КА «Комаев и партнеры» Валерия Аршинова напомнила, что возможность внесения изменений в принятый судебный акт при условии, что содержание судебного акта останется неизменным, предусмотрена положениями процессуального законодательства и направлена, в первую очередь, на исполнение удовлетворенных судом требований заявителя. Эксперт пояснила, что суды допускают ошибки в именах, фамилиях, расчетах довольно часто, и связано это с загруженностью суда, человеческим фактором и, по большей части, однотипностью рассматриваемых судами дел. «Задача адвоката состоит в том, чтобы внимательно изучать тексты судебных решений и отслеживать возможные ошибки», – заключила она.

Эксперт отметила, что в практике также возникают ситуации, когда вместо исправления неверных, по мнению заявителя, фрагментов текста судебного акта он просит дополнить его новыми выводами, тем самым также изменяя содержание принятого решения – примерно это и произошло в рассматриваемом деле.

«Арбитражный суд по существу вынес новое решение, что, конечно же, недопустимо.

Однако изначальное заявление об исправлении ошибки было, на мой взгляд, не совсем верным шагом со стороны Общества, поскольку оно должно было подавать апелляционную жалобу, обосновывая несогласие с размером неустойки, а не просить суд об исправлении опечаток», – прокомментировала Валерия Аршинова.

Адвокат АБ «ФОРТиС» Самарской области Андрей Носов проанализировал судебный акт и сообщил, что он не вносит каких-либо дополнительных тенденций в трактовку положений ст.

179 АПК РФ, касающихся разъяснения решения суда, исправления описок, опечаток и арифметических ошибок: «Общее правило остается неизменным – такое допускается лишь без изменения содержания решения суда, вынесенного по существу спора».

Эксперт напомнил, что с соответствующим заявлением вправе обратиться лица, участвующие в деле, судебный пристав-исполнитель, другие органы, исполняющие решение суда. По результатам рассмотрения заявления суд выносит определение в 10-дневный срок со дня поступления заявления в суд, которое может быть обжаловано.

Кроме того, исправить описки, опечатки и арифметические ошибки суд может и по собственной инициативе.

А в том случае, когда под видом исправления арифметической ошибки или описки суд фактически изменяет содержание решения суда, такое определение подлежит отмене как вынесенное с существенным нарушением норм процессуального права.

Читайте также:  Конкурсное производство при банкротстве юридического лица - советы юриста

«В рассматриваемом случае весьма странным представляется тот факт, что окончательную точку в данном вопросе пришлось ставить Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда, ведь норма ст. 179 АПК РФ обладает всеми признаками правовой определенности и не позволяет толковать ее расширительно», – подытожил эксперт.

Спор о толковании ― это не способ исправления ошибок при заключении договора (на примере дела, рассмотренного ВС РФ, в котором буквально было истолковано несуществующее условие)

Применение ст. 431 ГК РФ сопряжено со множеством практических нюансов. В частности, в спорах о толковании условий договора крайне важна аргументация.

  Поскольку спор о толковании  не должен превращаться в способ исправить  собственные ошибки, допущенные  при заключении договора по неосмотрительности или незнанию, или иные упущения либо потерю интереса  к  договору на  согласованных условиях.

В частности, суд может отклониться от буквального текста условия договора только в случае, если оно действительно неясно (допустимы два и более равнозначных значения либо невозможно в целом выявить содержание). Причем неясность условия должна быть  как сама по себе, так и сохраняться в результате  сопоставления с другими условиями и смыслом договора (абз. 1 ст. 431 ГК РФ). 

Крайне важно при этом видеть «границы» условия, учитывая, что оно может содержаться в нескольких предложениях, пунктах, статьях договора.  Понимание, в чем именно заключается  потенциально спорное условие, позволяет предотвратить возникновение ложного спора о толковании.

  • Неясность того самого условия, которое является предметом потенциального спора,  должна быть надлежащим образом раскрыта и прокомментирована в мотивировочной части решения суда с учетом позиций, представленных сторонами.
  • Значимость необходимых и достаточных пояснений состоит в том, что в противном случае  возникает  риск   произвольного перехода в процессе спора к
  • (а) поиску  действительной общей воли сторон, отличной от текста договора,  применительно к условию, которого нет, и/или
  • (б) поиску действительной общей воли сторон,  которой, скорее всего, на самом деле  и не было.  

Обусловлено это тем, что граница между ясностью и неясностью условий  договора условна.

Однако констатация неясности не может быть сугубо следствием субъективного восприятия условия по принципу: «я думаю, что это условие ограничено данной частью фразы, и мне она неясна».

Суду, как представляется,  предстоит в случае спора ретроспективно смотреть на спорное условие с позиции того, как именно стороны понимали  или могли понимать его в процессе заключения договора, какой смысл вкладывали.

Иными словами, правило абз. 1 ст. 431 ГК РФ о  приоритете буквального текста  приобретает особый смысл, если смотреть на него в контексте  соотношения воли и волеизъявления.

  Пока не доказано иное, следует считать, что воля сторон  (чего на самом деле хотели) и форма выражения этой воли (волеизъявление= текст) совпадают, а следовательно, стороны договорились ровно о том,  о чем они договорились.   То есть буквальный текст и есть действительная общая воля сторон.

  Поэтому такой текст необходимо не толковать = интерпретировать, а толковать = читать, не привнося дополнительного содержания и смысла.   Образно говоря,  быть в состоянии дзен и просто наблюдать.  Как бы это ни было сложно, учитывая, что восприятие любого договора  — это деятельность интеллектуальная и творческая.  

Подход, основный на презумпции того, что буквальный текст содержит волеизъявление, совпадающее с волей, вряд ли идеален.  Однако при прочих равных он позволяет 

  1. правильно устанавливать «границы»  спорного условия, а не подменять/ограничивать его отдельными фразами, выхваченными из контекста, и
  2. взвешенно  оценивать договор, учитывая важность баланса между
  • уважением  свободы воли сторон и связанности последствиями выбора, что предполагает последовательность, приверженность последствиям того, на что согласились, 
  • условностью границ между ясным и неясным, что обусловлено не только особенностями языка, но и многими другими факторами, в том числе знанием и опытом любого, кто  воспринимает содержание договора,
  • необходимостью выявления общей действительной воли сторон для раскрытия существа обязательства только  тогда, когда действительно есть дефект в выражении воли, и в результате такого дефекта искажается восприятие намерения сторон.

Поэтому, как представляется, т.н. иные  соответствующие обстоятельства, о которых говорится в абз. 2 ст.

431 ГК РФ (предшествующие договору переговоры сторон, переписка, практика, установившаяся во взаимных отношениях сторон,  последующее поведение, обычаи и т.п.

), значимы не только  для целей самого восполнительного толкования, то есть интерпретации неясного текста.  Они не менее важны для оценки того, действительно ли текст является неясным (абз. 1 ст. 431 ГК РФ).  

В таком выводе нет противоречия. 

Для целей абз. 1 ст. 431 ГК РФ иные обстоятельства должны оцениваться для ответа на вопрос «в чем состоит спорное условие, и действительно ли его содержание неясно?».

Для  целей абз. 2 ст. 431 ГК РФ иные обстоятельства должны оцениваться для ответа на вопрос «какова действительная общая воля сторон в случае ее противоречия/ расхождения с буквальным текстом?». 

Отдельно стоит заметить, что  перечень обстоятельств, подлежащих учету,  открыт, а их восприятие в принципе невозможно без пояснений сторон. Такие пояснения важны для того, чтобы  видеть «границы» спорного условия , а не только какую-нибудь его часть, выхваченную из контекста, и  видеть в каждом абстрактном обстоятельстве ретроспективно конкретные факты конкретного дела.

На мой взгляд, хорошей иллюстрацией сказанного является дело, приведенное в п. 6  «Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 3 (2019)»,  утв. Президиумом Верховного Суда РФ 27.11.2019.  

На примере этого дела видно, как в результате игнорирования контекста положений договора и обусловленных этим «содержательных границ» спорного условия можно легко заменить волю сторон своим представлением о договоре и  прийти к выводу о совершенно ином содержательном наполнении обязательства, чем то, которое следует из буквального текста и обусловлено намерениями сторон. 

Суть дела:

  • Между  Ф. (покупатель, истец) и Ч.( продавец, ответчик) был заключен договор продажи швейного ателье и оборудования  за 2 млн. рублей.  
  • Переданное оборудование стоило 73 000 рублей (согласно отчету об оценке, представленному в рамках спора). 
  • Ателье находилось в арендованном помещении, в связи с чем по условиям договора требовалось, чтобы покупатель ателье и оборудования оформил на себя аренду помещения.
  • Впоследствии покупатель обратился в суд с иском к продавцу,  требуя признать договор недействительным и ссылаясь на недобросовестное поведение продавца,  завышенную цену оборудования.

Первая инстанция и апелляция: суды пришли к выводу о том, что

  • «Из буквального толкования условий договора с учетом буквального значения слов и выражений «переходит от продавца к покупателю», «передача прав на ателье», «право собственности на ателье», «ответчик обязуется передать истцу ателье» следует, что предметом договора являлась передача права собственности от продавца Ч. к покупателю Ф. не только на оборудование, но и на помещение, расположенное в торговом центре.
  • Ответчик не мог не знать, что передать в собственность арендуемое помещение невозможно.  Это подтверждает наличие в действиях продавца  умысла сообщить истцу недостоверную информацию об условиях сделки с целью ее заключения, что соответствует определению обмана применительно к положениям ст. 179 ГК РФ… со стороны ответчика имело место недобросовестное поведение при заключении договора купли-продажи, а потому с учетом установленных судом фактических обстоятельств имелись основания для признания указанного договора недействительным по основаниям, предусмотренным ст. 10 и п. 2 ст. 168 ГК РФ».

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ  признала выводы судебных инстанций ошибочными, в том числе,  по следующим основаниям:

  • Процитировав ст. 431 ГК РФ,  ВС РФ указал на, что  «содержание договора определяется в соответствии с его общепринятой трактовкой и пониманием его условий сторонами. Если положения договора могут иметь несколько значений либо не позволяют достоверно установить значение отдельных положений, суды обязаны выявить действительную и реальную волю сторон. Основным способом ее установления являются показания сторон или их представителей по условиям договора и обстоятельствам дела. Суд обязан учитывать в совокупности все собранные по делу доказательства с целью выявления действительной воли сторон и исключения каких-либо сомнений в ее достоверности.
  • Исходя из буквального содержания договора его предметом является набор оборудования, именуемого также «ателье», на что в своих объяснениях в суде указывала сама истец. В самом тексте договора отсутствует указание о переходе права собственности на нежилое помещение площадью 6 кв. м, расположенное в торговом центре.
  • Напротив, из содержания договора явно следует, что помещение продавцом арендуется до 1 февраля 2017 г., помещение будет находиться у покупателя в субаренде, после чего покупатель самостоятельно заключит договор аренды с собственником помещения.
  • Обо всех обстоятельствах, связанных с правами на помещение и с необходимостью заключить договор аренды, Ф. (покупатель) могла и должна была знать, поскольку это прямо указано в заключенном сторонами договоре.
  • Доводы о завышенной цене сами по себе не являются основанием для вывода о недобросовестности продавца, об обмане или злоупотреблении, поскольку покупатель была надлежаще осведомлена о том, что именно покупает и за какую цену. Кроме того, предметом договора являлись не отдельные предметы оборудования, а их комплект.
  • Выводов о том, что в последующем незаключении договора аренды между Ф. (покупателем) и собственником помещения (обществом) виновна Ч.  (продавец) судебные постановления не содержат.
  • Общество (врендодатель) в своих объяснениях указало на то, что договор не был заключен ввиду отсутствия инициативы со стороны Ф. (покупателя).
  • Ценность объекта купли-продажи, по указанию  ответчика, заключается именно в продаже уже готового бизнеса — ателье с функциональным оборудованием, накопленной клиентской базой, которая позволяет осуществлять предпринимательскую деятельность по пошиву, ремонту одежды под заказ. При этом оборудование передается в арендованном помещении, деятельность ателье разрекламирована предыдущим собственником оборудования и имела спрос. На таких условиях истец согласилась заключить договор купли-продажи оборудования по указанной в нем цене, а не по цене отдельно взятых предметов.
Читайте также:  Статья 9. гарантии независимости судьи

Из приведенного дела видно, как суды первой и апелляционной  инстанций заменили буквальный текст условия (о передаче ателье как предмета купли-продажи) своим представлением о том, о чем стороны договорились («передача ателье означает передачу права собственности на помещение»),  а после этого «додуманное» условие истолковали буквально, опираясь на положения абз. 1 ст. 431 ГК РФ.  В итоге была допущена логическая подмена,  которая  лишила смысла  ссылку на необходимость буквального восприятия текста и привела к необоснованному вмешательству  судов нижестоящих инстанций в существо отношений сторон.

В этом смысле  значимость пояснений сторон относительно договора  сложно переоценить, поскольку именно пояснения сторон позволяют сконцентрироваться на обстоятельствах конкретного дела и том самом  спорном условии, которое предстоит оценить на предмет ясности/неясности буквального текста.

Статья 201. Дополнительное решение суда

Статья 201. Дополнительное решение суда

  • 1. Суд, принявший решение по делу, может по своей инициативе или по заявлению лиц, участвующих в деле, принять дополнительное решение суда в случае, если:
  • 1) по какому-либо требованию, по которому лица, участвующие в деле, представляли доказательства и давали объяснения, не было принято решение суда;
  • 2) суд, разрешив вопрос о праве, не указал размер присужденной суммы, имущество, подлежащее передаче, или действия, которые обязан совершить ответчик;
  • 3) судом не разрешен вопрос о судебных расходах.

2. Вопрос о принятии дополнительного решения суда может быть поставлен до вступления в законную силу решения суда.

Дополнительное решение принимается судом после рассмотрения указанного вопроса в судебном заседании и может быть обжаловано.

Лица, участвующие в деле, извещаются о времени и месте судебного заседания, однако их неявка не является препятствием к рассмотрению и разрешению вопроса о принятии дополнительного решения суда.

3. На определение суда об отказе в принятии дополнительного решения суда может быть подана частная жалоба.

Определение Конституционного Суда РФ от 25.05.2017 N 1002-О
«Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Смирновой Анны Алексеевны на нарушение ее конституционных прав частями третьей и четвертой статьи 74 и статьей 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»

Определением от 29 сентября 2016 года N 1890-О Конституционный Суд Российской Федерации отказал в принятии к рассмотрению жалобы А.А. Смирновой на нарушение ее конституционных прав частью первой статьи 201 и пунктом 3 части первой статьи 391.

4 ГПК Российской Федерации.

В ответ на свою повторную жалобу заявительница была уведомлена со ссылкой на положения оспариваемых законоположений Секретариатом Конституционного Суда Российской Федерации о том, что решения Конституционного Суда Российской Федерации окончательны и не подлежат обжалованию, а при их принятии Конституционный Суд Российской Федерации не связан основаниями и доводами, изложенными в обращении.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18.04.2017 N 10
«О некоторых вопросах применения судами положений Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации об упрощенном производстве»

Если вопрос о судебных расходах не разрешен, но требование о взыскании судебных расходов заявлялось и в суд представлялись обосновывающие его доказательства, то суд вправе принять дополнительное решение в порядке, предусмотренном статьей 201 ГПК РФ, статьей 178 АПК РФ без проведения судебного заседания и без извещения лиц, участвующих в деле.

Определение Конституционного Суда РФ от 28.02.2017 N 430-О
«Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Почегаева Владимира Петровича на нарушение его конституционных прав рядом положений Гражданского кодекса Российской Федерации, Гражданского процессуального кодекса и Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации»

  1. статьи 201, регламентирующей основания и порядок принятия судом дополнительного решения;
  2. статьи 202, определяющей порядок разъяснения решения суда;
  3. статьи 328, закрепляющей полномочия суда апелляционной инстанции, во взаимосвязи с пунктом 6 части второй статьи 329, согласно которому в апелляционном определении должны быть указаны мотивы, по которым суд пришел к своим выводам, и ссылка на законы, которыми суд руководствовался;

Определение Конституционного Суда РФ от 28.02.2017 N 10-ПРП
О прекращении переписки с гражданкой Смирновой Анной Алексеевной по вопросу о нарушении ее прав частью первой статьи 201 и пунктом 3 части первой статьи 391.4 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Конституционный Суд Российской Федерации Определением от 29 сентября 2016 года N 1890-О отказал гражданке А.А.

Смирновой в принятии к рассмотрению жалобы на нарушение ее конституционных прав частью первой статьи 201 и пунктом 3 части первой статьи 391.

4 ГПК Российской Федерации, поскольку она не отвечала требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

Определение Конституционного Суда РФ от 26.01.2017 N 130-О
«Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Марьина Владимира Васильевича на нарушение его конституционных прав рядом положений Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации»

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин В.В. Марьин оспаривает конституционность статей 201 «Дополнительное решение суда», 379.

1 «Возвращение кассационных жалобы, представления без рассмотрения по существу», 381 «Рассмотрение кассационных жалобы, представления» и 383 «Определение судьи об отказе в передаче кассационных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции» ГПК Российской Федерации.

Определение Конституционного Суда РФ от 20.12.2016 N 2666-О-Р
«Об отказе в принятии к рассмотрению ходатайства гражданки Смирновой Анны Алексеевны о разъяснении определения Конституционного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2016 года N 1890-О»

1. Конституционный Суд Российской Федерации Определением от 29 сентября 2016 года N 1890-О отказал в принятии к рассмотрению жалобы гражданки А.А.

Смирновой на нарушение ее конституционных прав частью первой статьи 201 и пунктом 3 части первой статьи 391.

4 ГПК Российской Федерации, поскольку она не отвечала требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

Определение Конституционного Суда РФ от 25.10.

2016 N 2339-О
«Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб гражданки Смирновой Анны Алексеевны на нарушение ее конституционных прав рядом норм Жилищного кодекса Российской Федерации, Гражданского кодекса Российской Федерации, Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации и Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации»

пункты 1 и 2 части 5 статьи 20 «Государственный жилищный надзор, муниципальный жилищный контроль и общественный жилищный контроль», часть 6 статьи 46 «Решения общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме», часть 1.

1 статьи 146 «Порядок организации и проведения общего собрания членов товарищества собственников жилья» Жилищного кодекса Российской Федерации; главу 28 «Заключение договора» ГК Российской Федерации; части первую и вторую статьи 159 «Меры, применяемые к нарушителям порядка в судебном заседании», пункт 1 части первой статьи 201 «Дополнительное решение суда», часть первую статьи 202 «Разъяснение решения суда», часть третью статьи 333 «Порядок подачи и рассмотрения частной жалобы, представления прокурора» ГПК Российской Федерации;

Определение Конституционного Суда РФ от 29.09.2016 N 2127-О
«Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Марьина Владимира Васильевича на нарушение его конституционных прав рядом положений Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации»

  • статьи 201, устанавливающей порядок вынесения дополнительного решения суда;
  • статьи 377, устанавливающей порядок подачи кассационных жалобы, представления;
  • статьи 379.1, устанавливающей порядок возвращения кассационных жалобы, представления без рассмотрения по существу;

Определение Конституционного Суда РФ от 29.09.2016 N 1890-О
«Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Смирновой Анны Алексеевны на нарушение ее конституционных прав частью первой статьи 201 и пунктом 3 части первой статьи 391.4 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации»

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка А.А. Смирнова оспаривает конституционность части первой статьи 201 «Дополнительное решение суда» и пункта 3 части первой статьи 391.4 «Возвращение надзорных жалобы, представления без рассмотрения по существу» ГПК Российской Федерации.

Ссылка на основную публикацию